авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Ситковский, Илья Викторович 1. Уголовная ответственность юридический лиц 1.1. Российская государственная Библиотека ...»

-- [ Страница 4 ] --

В данной конструкции, очевидно, допущено некоторое смешение понятий. В традиционном понимании под основанием все-таки рассматривают соверше­ ние деяния, содержащего все признаки состава преступления, а под условиями -признаки характеризующие субъект (вменяемость, возраст для физических лиц). Данным проектом фактически не рассматривается основание уголовной ответственности юридических лиц, но раскрывается ряд условий таковой. То есть преступная деятельность юридического лица, как самостоятельного субъ­ екта по данной статье не является основанием ответственности юридических лиц. Более того, статья 106 по мысли авторов описывает основания ответствен­ I »

ности, а статья 21 отсылает к ней, как к норме, определяющей условия этой от­ ветственности.

Кроме того, по сути условие, предложенное подпунктом "в" статьи противопоставляет деяние, совершенное в интересах юридического лица, дея нию, санкционируемому органом юридического лица. Действительно, можно совершить деяние в интересах юридического лица и без одобрения его орга 1 00 f на, но это деяние может явиться следствием воли не юридического лица (его уполномоченных представителей), и в связи с этим не ясен смысл, используе­ мого разделительного союза "либо". Данная формулировка является по нашему мнению слишком широкой. Нельзя применять к любому субъекту нормы об ответственности, лишь на том основании, что без его ведома некоторое третье лицо действовало в его интересах с нарушением закона.

В этой связи нельзя не обратиться к первому на территории бывшего СССР реализованному введению уголовной ответственности юридических лиц - к реформе уголовного законодательства Молдовы. Новый Уголовный Кодекс Республики Молдова № 985-XV от 18.04.2002'^^ в статье 21 "Субъект преступ­ ления" практически полностью воспроизводит все вышеуказанные положения Проекта УК РФ 1994 г. Но при этом законодатель Молдовы закрепил доста­ точность даже одного любого из указанных в Проекте УК РФ 1994 условий уголовной ответственности юридических лиц. Более того, к уголовной ответст­ венности привлекается только юридическое лицо, осуществляющее предпри­ нимательскую деятельность. Данное уточнение представляется необоснован­ ным, так как, многие преступления, за которые предусмотрена уголовная от­ ветственность юридических лиц в Молдове, могут быть совершены вне всякой связи с предпринимательской деятельностью такого лица (например, экологи­ ческие преступления, компьютерные и т.д.). Данный УК Молдовы также пол­ ностью обошел молчанием проблему вины юридического лица.

' " Например, работник банка самостоятельно без ведома работодателя перераспределял средства на счетах кли­ ентов в пользу банка, надеясь получить годовую премию вследствие увеличения прибыли. Такими работниками также могут совершаться никем несанкционированные действия по устранению преступными способами иму­ щества общеизвестных конкурентов юридического лица, его руководителей, умалению их деловой репутации и т.д. Органы юридического лица-"выгодоприобретателя" от таких преступлений могут даже не догадываться о существовании такого "доброжелателя" и преступных последствий его деяний.

"* См. Мониторул Офичиал ал Р. Молдова № 128-129 от 13.09.2002.

Таким образом, при определении содержания основания и условий ответст­ венности нового субъекта необходимо руководствоваться существующей тер­ минологической базой. В этой связи под основанием уголовной ответственно­ сти юридических лиц следует понимать совершение юридическим лицом дея­ ния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного оп­ ределенной статьей Уголовного Кодекса РФ при соблюдении общих и специ­ альных условищ предусмотренных Уголовным Кодексом. Общие условия опре­ деляют признаки юридического лица, характеризующие его в качестве субъек­ та ответственности. Специальные условия определяют форму ответственности (самостоятельная или дополнительная по отношению к физическому лицу) применимую в конкретной ситуации. Эти модели условий такой уголовной от­ ветственности будут рассмотрены подробно несколько ниже. Поэтому норма­ тивное закрепление оснований уголовной ответственности должно учесть оба варианта специальных условий.

Для этого необходимо ввести в Общую часть УК для ряда составов экономи­ ческих (ст. 171, 172-174, 176-178, 180, 185, 193, 194, 195-197, 199 УК), экологи­ ческих преступлений, некоторых преступлений против общественной безопас­ ности, преступлений против мира и безопасности человечества, составов ос­ корбления, клеветы и других'^', специальную оговорку о том, что в рамках со­ ставов данных статей возможно привлечение к ответственности юридических лиц. Настоящий перечень может быть расширен законодателем по мере про ' " Например, новый Уголовный Кодекс Республики Молдова № 985-XV от 18.04.2002, введший уголовную ответственность юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, предусмотрел сле­ дующий перечень преступлений за совершение которых юридическое лицо может быть наказано: распростра­ нение эпидемических заболеваний;

производство (фальсификация), транспортировка, хранение или реализа­ ция продуктов (товаров), опасных для жизни или здоровья потребителей;

незаконный оборот наркотических, психотропных веществ или прекурсоров;

незаконное назначение наркотических или психотропных препаратов;

разрушение или порча памятников истории и культуры;

все экологические преступления и преступления в сфе­ ре информатики, все экономические преступления, за исключением: понуждение к заключению сделки или к отказу от ее заключения;

умышленная несостоятельность;

фиктивная несостоятельность;

реализация недобро­ качественных или не соответствующих стандартам товаров;

обман заказчиков;

получение незаконного возна­ граждения за выполнение работ, связанных с обслуживанием населения;

нарушение правил эксплуатации, ремонта и реконструкции квартир в многоквартирном доме.

хождения институтом уголовной ответственности юридических лиц адаптаци­ онного периода.

Предлагается следующее нормативное решение этой проблемы:

Статья 28.1. Основание уголовной ответственности юридических лиц.

1. Основанием дополнительной (по отношению к физическому лицу) уго­ ловной ответственности юридических лиц является совершение деяния, со­ держащего все признаки состава преступления, предусмотренных статьями 129, 130, 136, 137, 143, 145-147, 171-197, 199, 200, 216, 217, 219, 236. ч. ст.237, 238, 242, 243, 246-262, 272-274, 353-358 настоящего Кодекса при со­ блюдении условий уголовной ответственности, содерж:ащихся в ст. 28.2. и п.

"а " ч. 1 статьи 28.3. настоящего Кодекса.

2. Основанием самостоятельной уголовной ответственности юридических лиц является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступ­ ления, предусмотренных статьями 143, 146, 147, 171, 173, 176, 178, 180, 182, ч. 3u4 ст. 183, 185, 185.1, 194-197, 199, 200, 236, ч.2 и 3 ст.238, 246-262 на­ стоящего Кодекса при соблюдении условий уголовной ответственности, со­ держащихся в ст. 28.2. и п. "б" ч. 1 статьи 28.3 настоящего Кодекса.

Более сложной и не менее важной проблемой привлечения юридических лиц к уголовной ответственности является определение условий такого привлече­ ния.

Под условиями уголовной ответственности юридических лиц понимается совокупность признаков, характеризующих деятельность юридического лица, как преступную и наказуемую в рамках уголовного кодекса. К условиям при­ влечения юридического лица, в отличие от условий привлечения физических лиц, относятся не только признаки, характеризующие специфику субъекта (для физического лица - вменяемость и возраст). К ним относятся также признаки, определяющие специфику рассматриваемых в настоящей работе конструкций # * ответственности юридического лица (в зависимости от формы взаимосвязи данной ответственности с ответственностью физических лиц).

Прежде всего, необходимо определить общие условия привлечения к уго­ ловной ответственности для юридических лиц по условной аналогии с физиче­ скими лицами.

На основе выводов первой главы настоящей работы юридическими лицами, подлежащими уголовной ответственности, следует признать организации, от­ вечающие признакам юридического лица, предусмотренным российским граж­ данским законодательством и зарегистрированные в установленном законом порядке.

Однако следует оговориться, что введение уголовной ответственности для государственных органов и органов местного самоуправления нецелесооб­ разно, во всяком случае пока'^^. Тем не менее, может возникнуть ряд вопросов.

Например, можно ли будет привлекать к уголовной ответственности Централь­ ный Банк РФ, государственные внебюджетные фонды (Пенсионный Фонд, Фонд социального страхования. Фонд обязательного медицинского страхова­ ния), воинские части и т.д.? Представляется, что не ко всем указанным субъек­ там можно применять общие условия предлагаемой уголовной ответственно­ сти юридических лиц. Следует указать, что юридические лица, осуществляю­ щие отдельные государственные полномочия, даже прямо не названные власт­ ными, тоже не должны нести уголовной ответственности. Это, например, упо­ мянутый в Конституции РФ Банк России, или Фонд Социального Страхования РФ (он единственный из государственных внебюджетных фондов наделен пра­ вами налоговых органов по сбору и контролю обязательных взносов, правом осуществлять налоговые проверки и т.д.). Центральная избирательная комис 192 Т-* Возможно, следует лишь исключить применение к ним таких видов уголовного наказания, как ликвидация и конфискация имущества, оставив для них штрафы, запрет заниматься каким-либо видом деятельности и т.д.

Смотрите подробнее в соответствующем параграфе настоящей работы. Следует оговориться, что в некоторых странах исключений для указанных особых юридических лиц вообще не предусмотрено, например, в Дании в сия Российской Федерации, избирательные комиссии субъектов Российской Федерации, избирательные комиссии муниципальных образований, территори­ альные комиссии (следует учесть, что участковые комиссии не являются юри­ дическими лицами).

Вместе с тем, финансово-промышленные группы, простые товарищества, паевые инвестиционные фонды, как не обладающие правами юридического лица, не могут быть привлечены к уголовной ответственности.

Нормативное решение указанной проблемы может выглядеть следующим образом:

Статья 28.2. Общие условия уголовной ответственности юридических лиц 1. Юридическими лицами, подлеж:ащими уголовной ответственности, признаются организации, отвечающие признакам юридического лица, предусмотренным граж:данским законодательством и зарегистрированные в установленном законом порядке, за исключением государственных органов, органов местного самоуправления, а такж:е юридических лиц, осуществляющих возложенные на них законом отдельные государственные полномочия (Банк России, Фонд социального страхования России, Торгово промышленная палата Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, избирательные комиссии субъектов Российской Федерации, избирательные комиссии муниципальных образований, территориальные избирательные комиссии).

Обращает на себя внимание и трудность при возможном привлечении к уголовной ответственности иностранных юридических лиц. К середине года в Российской Федерации было более 3,1 млн. зарегистрированных юриди­ ческих лиц (более 1,3 млн. из них не сдают необходимую отчетность и счита­ ются не действующими), при этом иностранных юридических лиц в России за­ регистрировано более 20 тысяч. Представляется, что в решении вопросов о соответствии с положениями главы 5 УК Дании к уголовной ответственности (правда, в виде штрафа) могут том, является ли конкретно иностранное лицо юридическим, каковы его пол­ номочные представители и других, поможет новая третья часть Гражданского Кодекса РФ, посвященная в том числе вопросам международного частного права. Таким образом, проблема идентификации и деликтоспособности ино­ странных юридических лиц в принципе разрешима (возникнет скорее проблема исполнения приговоров в отношении таких лиц).

Еще одной весьма важной и трудноразрешимой проблемой является учет в уголовном законодательстве еще одного феноменального свойства юридиче­ ского лица - возможности трансформации в виде соответствующей реоргани­ зации (путем слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразова­ ния), а также протяженности во времени и формализованности "смерти" юри­ дического лица (его ликвидации). Проблемой это является по нескольким при­ чинам.

Во-первых, ликвидация юридического лица, проведенная добровольно в промежутке после совершения (начала совершения) преступления до привле­ чения к уголовной ответственности, приводит к исчезновению деликтоспособ ного субъекта и к законной смене собственника всего его имущества (оно соот­ ветствующим образом распределяется между кредиторами). В данном случае отсутствует даже гражданское правопреемство. Юридическое лицо перестает существовать как в реальности, так и в отражении этого существования с точки зрения государства (исключение из государственного реестра).

Во-вторых, реорганизация тоже может явиться эффективным способом ухо­ да от уголовной ответственности, причем с сохранением всего или большей части имущества, деловой репутации и т.д. Это может произойти, так как при некоторых видах реорганизации образуется новое или новые юридические ли­ ца, с новым наименованием, датой и номером государственной регистрации, зачастую с новыми органами управления. КоАП РФ предлагает следующий быть привлечены любые юридические лица, в том числе муниципалитеты и органы государственной власти.

подход: ответственность несет правопреемник (интересно, что законодатель распространил гражданское правопреемство на новый институт правопреемст­ ва в административной ответственности), а при таких сложных случаях, как разделение и выделение, к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается то юридическое лицо, к ко­ торому согласно разделительному балансу перешли права и обязанности по за­ ключенным сделкам или имуществу, в связи с которыми было совершено ад­ министративное правонарушение. Такой подход в целом представляется пра­ вильным. Однако неизбежно возникнет проблема с преступлениями, которые может совершить юридическое лицо без какой-либо связи с имуществом или сделками. Это, например, некоторые экологические преступления, нарушения правил охраны труда, клевета, оскорбление и т.д. А если в результате преступ­ ления были получены денежные средства, которые были а) потом потрачены на заработную плату, дивиденды и иные не инвестиционные нужды или, что более очевидно, б) "слились" с денежными средствами на расчетном счету ор­ ганизации и обезличились - это уникальное свойство всех безналичных денег (такая же ситуация с родовыми вещами - зерном, топливом и т.д.). Как опреде­ лить в этих и аналогичных случаях, кому именно из образовавшихся юридиче­ ских лиц перешли права и обязанности, связанные именно с этими и не какими другими сделками и имуществом? Представляется использовать разработки специалистов в области административного права, однако, добавив в качестве альтернативы дополнительный критерий. На первый взгляд, этим критерием может выступать величина переданного имущества. То есть, если невозможно установить, кому перешли права и обязанности по сделкам и имуществу, отве­ чает то юридическое лицо, чьи активы больше согласно разделительному ба­ лансу. Но данный подход встретит обоснованные возражения в дискриминации лиц по имущественному положению. Поэтому именно в такой непростой си­ туации представляется неизбежным привлекать к уголовной ответственности всех правопреемников юридического лица. Вина, степень и характер выгоды от совершенного преступления, иные факторы позволят суду соответствующим образом дифференцировать наказание для этих юридических лиц. В заверше­ нии этого вопроса обязательно нужно упомянуть о необходимости закрепления в уголовно-процессуальном законодательстве нормы о возможном судебном запрете реорганизации и (или) ликвидации на период следствия в отношении подозреваемого (обвиняемого) юридического лица.

Представляется наиболее правильным следующее нормативное закрепление решения этой проблемы:

Статья 28.2. Общие условия уголовной ответственности юридических лиц.

...2. При слиянии нескольких юридических лиц к уголовной ответственности за совершение преступления привлекается вновь возникшее юридическое лицо.

При присоединении юридического лица к другому юридическому лиг^у к уголовной ответственности за совершение преступления привлекается присоединившее юридическое лицо. При разделении юридического лица или при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц, к уголовной ответственности за совершение преступления привлекается то юридическое лицо, к которому, согласно разделительному балансу, перегили права и обязанности по заключенным сделкам или имуществу, в связи с которыми было совершено преступление, а если такое лицо невозможно установить, то ответственность несут все указанные реорганизованные юридические лица. При преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида к уголовной ответственности за совершение преступления привлекается вновь возникшее юридическое лицо. В случаях, указанных в настоящей статье, уголовная ответственность за совершение преступления наступает независимо от того, было ли известно привлекаемому к уголовной ответственности юридическому лицу о факте преступления до завершения реорганизации.

Представляется, что с учетом аналогичных положений КоАП РФ к общим условиям уголовной ответственности юридических лиц следует отнести и не обязательность одновременного привлечения к уголовной ответственности за одно преступление физического и юридического лиц:

Статья 28.2. Условия уголовной ответственности юридических лиц.

...3. Привлечение юридического лица к уголовной ответственности не осво боэюдает от уголовной ответственности за данное преступление виновное физическое лицо, равно как и привлечение к уголовной ответственности физи­ ческого лица не освобождает от уголовной ответственности за данное пре­ ступление юридическое лицо.

В литературе по этой проблеме отсутствует четко выработанная позиция.

С.Г. Келина, в частности, указывает, что "любое наказание (штраф, ликвидация и т.д.), примененное к юридическому лицу, не исключает наказание главы фирмы, давшего указание о продаже, скажем, испорченных рыбных консервов, в результате чего получили отравление многие покупатели" ^^^. Поэтому в УК, по ее мнению, должна быть обязательно сделана оговорка следующего харак­ тера: "В случаях, предусмотренных законом, субъектами уголовной ответст­ венности, наряду с физическими лицами, являются юридические лица". Часть ст. 106 Проекта УК предусматривает следующую формулировку: "Уголовная ответственность юридических лиц не исключает ответственность физического лица за совершение преступления". Аналогичные определения данного соот­ ношения можно встретить и у других авторов.

Представляется, что подобные формулировки слишком абстрактны и не рас­ крывают сущности соотношения ответственности юридических и физических лиц, что в свою очередь не позволяет определить условия, когда юридическое лицо может нести самостоятельную ответственность, а когда факультативную.

Поэтому данный вопрос стоит осветить более подробно.

Рассмотрев общие условия и основания уголовной ответственности юриди­ ческих лиц, для полноты картины требуется решить вопрос - каким образом сочетать ответственность юридических и физических лиц (руководителей, уполномоченных представителей)? И какие условия могут быть условиями са­ мостоятельной (независимой от физического лица) ответственности юридиче­ ских лиц?

Таким образом, в дополнение к общим условиям уголовной ответственности юридических лиц следует ввести и условия специальные.

Специальные условия уголовной ответственности юридических лиц призва­ ны отграничить случаи факультативной ответственности юридических лиц от случаев самостоятельной ответственности.

Основными критериями, которые могут лечь в основу дифференциации, по нашему мнению, являются:

1) наличие или отсутствие состава преступления в деятельности физических лиц, осуществляющего от имени и в интересах юридического лица управленче­ скую деятельность;

2) наличие или отсутствие причинно-следственной связи между управленче­ ской деятельностью физического лица (указанной в первом пункте) и преступ­ ными последствиями;

3) наличие вреда или угрозы его причинения в деятельности юридического лица.

4) осуществление предпринимательской деятельности.

Представляется, что для решения вопроса об уголовной ответственности юридических лиц с учетом специфики правовой конструкции данного субъекта необходимо выделять две группы специальных условий:

1) условия, при которых юридическое лицо может нести ответственность в уголовном праве в качестве дополнительного субъекта (по отношению к физи­ ческим лицам - "управленцам").

"^ См. Келина С.Г. Ответственность юридических лиц в проекте нового УК РФ // Уголовное право.

Сборник статей. М. 1994 г. С. 2) условия, при которых юридическое лицо несет ответственность самостоя­ тельно.

Такое разделение специальных условий необходимо, так как в силу различ­ ных обстоятельств (например, из-за такого феноменального свойства юридиче­ ского лица как уникальная сложность структуры управления и процесса произ­ водства товаров, услуг) при фактическом значительном ущербе от деятельно­ сти юридического лица не возможно установить конкретных уполномоченных представителей, принявших преступное управленческое решение.

Первый вариант специальных условий - ответственность юридического лица дополнительна. Здесь преступная деятельность организации базируется на единоличном решении руководителя или уполномоченного представителя юри­ дического лица, единогласном решении коллегиального органа управления, то есть физическое лицо или лица "индивидуально определены".

Собственно говоря, ответственность юридических лиц может рассматри­ ваться как дополнительная во всех случаях, когда Особенная часть УК признает ответственность руководителя за деятельность юридического лица - именно юридическое лицо наносит вред обществу и извлекает из этого пользу, а управ­ ленческая деятельность органов осуществляется в интересах организации.

Случаи, когда пользу (в широком смысле слова) от преступных деяний с* управленцев извлекает исключительно или преимущественно юридическое ли­ цо не так уж редки. Руководитель может умышленно идти на нарушение автор­ ских, изобретательских прав, незаконное получение кредита, неуплату налогов и т.д., заведомо зная, что ему лично это не принесет сколько-нибудь значимых выгод (например, даже прибавки к заработной плате или повышения по службе и т.д.).

Так, очевидным является необходимость такой ответственности в случаях незаконного осуществления предпринимательской или банковской деятельно­ сти (ст. 171, 172 УК РФ). Нарушение условий легитимации указанной деятель­ ности в результате преступного управленческого решения создает последствия для юридического лица в целом (в виде незаконной прибыли от сделок, осуще­ ствленных без лицензии или с нарушением условий лицензирования;

ухода от соответствующих налогов и сборов в случае осуществления указанной дея­ тельности без регистрации;

ущерба интересам граждан, общества, государства и т.д.), а не для конкретного руководителя, которого мы в рамках уголовного права можем наказать за неправомерную управленческую деятельность.

Похожая картина складывается и в отношении преступлений против правил кредитных отношений (ст. 176,177 УК РФ). Оба состава (и получение руково­ дителем организации кредита (либо льготных условий кредитования) путем предоставления кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном поло­ жении организации;

и злостное уклонение данного руководителя от погашения кредиторской задолженности) предполагают незаконное получение юридиче­ ским лицом финансовых льгот вследствие неправомерной деятельности руко­ водящего органа. В итоге получается, что мы можем возложить ответствен­ ность на индивида, который создал условия для извлечения коллективным субъектом незаконных выгод и преимуществ, а наказать основного "выгодо­ приобретателя" нельзя - он не является субъектом. Индивидуальная ответст­ венность не адекватна содержанию указанной преступной деятельности и здесь (и во всех аналогичных случаях) необходимо решить вопрос о формах привле­ чения коллективных субъектов.

В этих случаях уголовную ответственность юридических лиц мы рассматри­ ваем в качестве дополнительной. А ее основанием (как указывалось выше) предлагаем считать наличие состава преступления вследствие управленческой деятельности руководителя юридического лица, его должностных лиц или уполномоченных представителей юридического лица.

Второй вариант - юридическое лицо несет самостоятельную ответствен­ ность, когда установлен факт причинения значительного вреда охраняемым уголовным законом интересам личности, общества, государства в результате деятельности юридического лица при отсутствии вины конкретных физических ^ лиц, а так же в случае, если такое виновное физическое лицо идентифицирова­ но и привлекается к ответственности в смежных отраслях права. Здесь, по­ скольку невозможно установить виновное преступное поведение конкретных физических лиц, появляется коллективная безответственность. А значит можно говорить о необходимости оценивать деятельность юридического лица по вредным последствиям для общества. Но при этом подход к определению вины юридического лица будет такой же как в первом варианте (об этом подробнее в соответствующем параграфе настоящей работы), так как основание уголовной ответственности, в том числе понятие вины юридических лиц должно быть единым для обеих моделей условий уголовной ответственности указанных субъектов.

Примером необходимости данной формы ответственности может являться ситуация с принятием преступного управленческого решения коллективным органом в форме тайного голосования. Данная форма ответственности является исключительной, так как на практике фактически все существенные решения, определяющие содержание деятельности организации, относятся к компетен­ ции единоличных исполнительных органов юридического лица. Однако дейст­ вующее гражданское законодательство предусматривает отдельные случаи, ко­ гда текущее руководство может осуществляться коллегиальным органом, при­ чем не только коллегиальным исполнительным. Например, Федеральный закон "Об акционерных обществах" 1995 г. в статьях, определяющих компетенцию общего собрания акционеров и совета директоров, установил исключительные полномочия указанных коллегиальных органов на совершение сделок, предме­ том которых является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50% и свыше 50% балансовой стоимости активов общества. Аналогичные полномо­ чия в соответствии с Федеральным законом "Об обществах с ограниченной от­ ветственностью" имеются у общего собрания участников такового общества.

Кроме того, учредительными документами компетенция коллегиальных орга­ нов может быть значительно расширена.

^ В связи с этим отдельные составы Особенной части действующего УК при наличии всех признаков состава, за исключением субъекта, могут повиснуть в воздухе.

Например, ст. 178 УК предусматривает ответственность за ограничение кон­ куренции путем раздела рынка, ограничения доступа на рынок, устранения с него других субъектов экономической деятельности. Субъектом данного пре­ ступления могут выступать физические лица, которые на основании закона или в соответствии с должностным, служебным положением могут совершать дей­ ствия, образующие объективную сторону. Но принимать от имени хозяйст­ вующего субъекта соответствующее управленческое решение может и коллеги­ альный орган. В результате вполне реально возникновение ситуации, когда со­ вет директоров или общее собрание, в рамках своей уставной компетенции со­ вершает крупную сделку, последствием которой является установление гос­ подства на рынке определенного субъекта (доля которого превышает 35% то­ варов) и устранение или подчинение конкурентов. В итоге деятельность кол­ лективного руководящего органа содержит все объективные признаки состава, но так как за коллегиальное решение невозможно привлечь конкретное лицо, возникает коллективная безответственность.

Более того, возможны и такие ситуации, когда совокупность действий или бездействий (например, работников юридического лица), являющихся не пре­ ступлениями, а административными правонарушениями, дисциплинарными проступками и т.д., приводит к тяжелейшим для личности, общества, государ­ ства последствиям. Сумма деяний людского субстрата юридического лица пре­ вращается в единую, воспринимаемую всеми третьими лицами как индивиду­ ально-определенную, деятельность именно юридического лица, а не рабочих какого-либо цеха, отдела и т.д. Одно из положительных для рынка свойств юридического лица - объединять в своей деятельности деятельность огромного количества физических лиц (от миллионов рядовых сотрудников до сотен управленцев высшего звена) становится преградой для предполагаемого обяза '4' тельного выяснения, кто из уполномоченных представителей принял преступ­ ное управленческое решение.

Например, работники юридического лица могут совершить несколько адми­ нистративных правонарушений по статье 14.7. КоАП РФ "Обман потребите­ лей", а юридическое лицо можно привлечь к уголовной ответственности, так как такой обман совершен в целом юридическим лицом, например, в крупном размере (статья 200 УК РФ "Обман потребителя"). Или, например, организация при осуществлении своей деятельности в области производства и оборота эти­ лового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции нарушает условия лицензирования, чем причинило крупный ущерб, но установить конкретных физических лиц, виновных в таком нарушении не удалось. Руководство компа­ нии не смогло проконтролировать надлежащим образом деятельность своего нового филиала или вследствие такого нарушения погибли вероятные винов­ ники такового и т.д.

Выходом из этой ситуации может стать только привлечение к ответственно­ сти юридического лица в целом.

При этом указанная более строгая самостоятельная ответственность предпо­ лагается нами только в материальных составах, т.е. по факту объективного на­ личия значительного вреда, а также только для субъектов осуществляющих предпринимательскую деятельность.

Таким образом, необходимо закрепление еще одного варианта основания уголовной ответственности юридических лиц - причинение значительного вре­ да охраняемым уголовным законом интересам личности, общества, государства в результате его предпринимательской деятельности. Уточнение о том, что та­ кой ущерб причинен именно в результате предпринимательской деятельности, а не какой-либо иной, представляется необходимым. Ведь такой более строгий подход к уголовной ответственности (по объективным причинам не обязатель­ но может быть выявлен конкретный преступник-"управленец") является ис ключительным и требует следующих трех особенностей, закрепляемых в Уго­ ловном Кодексе:

1. Строгой последовательности вариантов определения применимости ва­ риантов специальных условий уголовной ответственности (сначала проверяет­ ся первый — ответственность юридического лица наряду с физическим лицом, и, лишь, после этого можно применить возможность самостоятельной уголов­ ной ответственности юридических лиц);

2. Применимости модели самостоятельной уголовной ответственности, не зависящей от установления и привлечения к уголовной ответственности только в материальных уголовных составах, требующих причинение соответствующе­ го ущерба;

3. Более узкого перечня составов преступлений, при этом связанных с предпринимательской деятельностью юридического лица.

В этой связи необходимо еще раз вернуться к определению перечня преступ­ лений, за совершение которых возможно привлечение юридических лиц к са­ мостоятельной уголовной ответственности. Как уже указывалось выше, пред­ ставляется, что это могут быть следующие уголовные составы (всего лишь из предлагаемых выше 73): 143, 146, 147, 171, 173, 176, 178, 180, 182, ч. 3 и ст. 183, 185, 185.1, 194-197, 199, 200, 236, ч.2 и 3 ст.238, 246-262 статьи УК РФ.

Это находит свое отражение в статье, посвященной основанию уголовной от­ ветственности юридических лиц.

Итак, предлагается следующее нормативное закрепление специальных усло­ вий уголовной ответственности юридических лиц:

Статья 28.3. Специальные условия уголовной ответственности юридиче­ ских лиц.

1. Юридическое лицо подлежит уголовной ответственности при условии а) совершения его органом или его должностным лицом или уполномочен­ ным представителем, выполняющим в интересах юридического лица и от его Ф имени организационно-распорядительные гиги административно хозяйственные функции, преступного деяния, или б) причинения значительного вреда охраняемым уголовным законом интере­ сам личности, общества, государства в результате предпринимательской деятельности такого юридического лица.

2. В случае, указанном в пункте "а " части первой настоящей статьи, юри­ дическое лицо несет уголовную ответственность, наряду с физическими ли­ цами.

В случае, указанном в пункте "б" части первой настоящей статьи, юриди­ щ ческое лицо несет уголовную ответственность самостоятельно.

3. Если виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное на­ стоящим Кодексом под угрозой наказания, совергиено при одновременном вы­ полнении условий, указанных в пунктах "а" и "б" части первой настоящей статьи, то специальные условия уголовной ответственности юридического лица определяются согласно пункту "а " части первой настоящей статьи.

При этом уголовное преследование возможно как путем привлечения к уго­ ловной ответственности юридического лица в целом, так и путем привлечения к уголовной ответственности конкретных физических лиц в случае, если вы­ полнение последними управленческих функций привело к тому, что деятель­ ность юридического лица нанесла значительный ущерб охраняемым законом общественным интересам.

Специальные условия уголовной ответственности юридических лиц, ука­ занные в п. "а" части первой предлагаемой статьи распространяются как на формальные, так и на материальные составы преступлений, указанных в пред­ лагаемой статье об основании уголовной ответственности юридических лиц. П.

"б" части первой распространяется лишь на соответствующие материальные составы., связанные, в той или иной степени, с предпринимательской деятель­ ностью юридического лица.

С учетом всего изложенного, представляется необходимым ввести в УК но­ вую главу, определяющую основания и условия уголовной ответственности юридических лиц и включающую следующие статьи (статья, посвященная вине юридических лиц, сформулирована в соответствующем параграфе настоящей работы):

Глава 5.1. Уголовная ответственность юридических лиц.

Статья 28.1. Основание уголовной ответственности юридических лиц.

1. Основанием дополнительной (по отношению к физическому лицу) уголов­ ной ответственности юридических лиц является совершение деяния, содер эюащего все признаки состава преступления, предусмотренных статьями 129, 130, 136, 137, 143, 145-147, 171-197, 199, 200, 216, 217, 219, 236, ч.1 ст.237, 238, 242, 243, 246-262, 272-274, 353-358 настоящего Кодекса при соблюдении условий уголовной ответственности, содержащихся в ст. 28.2. и п. "а" ч. статьи 28.3. настоящего Кодекса.

2. Основанием самостоятельной уголовной ответственности юридических лиц является совершение деяния, содерлсащего все признаки состава преступ­ ления, предусмотренных статьями 143, 146, 147, 171, 173, 176, 178, 180, 182, ч. 3u4 ст. 183, 185, 185.1, 194-197, 199, 200, 236, ч.2 и 3 ст.238, 246-262 на­ стоящего Кодекса при соблюдении условий уголовной ответственности, со­ держащихся в ст. 28.2. и п. "б" ч. 1 статьи 28.3 настоящего Кодекса.

Статья 28.2. Общие условия уголовной ответственности юридических лиц.

1. Юридическими лицами, подлеж:ащими уголовной ответственности, признаются организации, отвечающие признакам юридического лица, предусмотренным гражданским законодательством и зарегистрированные в установленном законом порядке, за исключением государственных органов, органов местного самоуправления, а такж:е юридических лиц, осуществляющих возлож:енные на них законом отдельные государственные полномочия (Банк России, Фонд социального страхования России, Торгово промышленная палата Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, избирательные комиссии субъектов Российской Федерации, избирательные комиссии муниципальных образований, территориальные избирательные комиссии).

2. При слиянии нескольких юридических лиц к уголовной ответственности за совершение преступления привлекается вновь возникшее юридическое лицо.

При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к уголовной ответственности за совершение преступления привлекается присоединившее юридическое лицо. При разделении юридического лица или при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к уголовной ответственности за совершение преступления привлекается то юридическое лицо, к которому согласно разделительному балансу перешли права и обязанности по заключенным сделкам или имуществу, в связи с которыми было совершено преступление, а если такое лицо невозмоэюно установить, то ответственность несут все указанные реорганизованные юридические лица. При преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида к уголовной ответственности за совершение преступления привлекается вновь возникшее юридическое лицо. В случаях, указанных в настоящей статье, уголовная ответственность за совершение преступления наступает независимо от того, было ли известно привлекаемому к уголовной ответственности юридическому лицу о факте преступления до завершения реорганизации.

3. Привлечение юридического лица к уголовной ответственности не осво­ бождает от уголовной ответственности за данное преступление виновное физическое лицо, равно как и привлечение к уголовной ответственности физи­ ческого лица не освобождает от уголовной ответственности за данное пре­ ступление юридическое лицо.

Статья 28.3. Специальные условия уголовной ответственности юридиче­ ских лиц.

1. Юридическое лицо подлежит уголовной ответственности при условии а) совершения его органом или его должностным лицом или уполномочен­ ным представителем, выполняющим в интересах юридического лица и от его имени организационно-распорядительные или административно хозяйственные функции, преступного деяния, или б) причинения значительного вреда охраняемым уголовным законом интере­ сам личности, общества, государства в результате предпринимательской деятельности такого юридического лица.

2. В случае, указанном в пункте "а " части первой настоящей статьи, юри­ дическое лицо несет уголовную ответственность, наряду с физическими ли­ цами.

В случае, указанном в пункте "б" части первой настоящей статьи, юриди­ ческое лицо несет уголовную ответственность самостоятельно.

3. Если виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное на­ стоящим Кодексом под угрозой наказания, совершено при одновременном вы­ полнении условий, указанных в пунктах "а" и "б" части первой настоящей статьи, то специальные условия уголовной ответственности юридического лица определяются согласно пункту "а " части первой настоящей статьи.

§ 3. Проблема вины юридического лица.

Принцип вины, закрепленный в ст. 5 УК РФ, является одним из важней­ ших «первоначал» правового регулирования уголовной ответственности. По мнению ряда ученых, реформа уголовного законодательства, обусловленная предлагаемым введением уголовной ответственности юридических лиц, пере­ черкнет этот принцип и приведет к коренному внутреннему противоречию норм этой отрасли права. Поэтому, прежде чем перейти к анализу сложности определения вины юридических лиц в уголовном праве, необходимо ответить на вопросы, — является ли вина необходимым основанием юридической (соот­ ветственно и уголовной) ответственности, а также применима ли правовая ка­ тегория вины к деятельности юридических лиц.

Если отрицательно ответить на первый вопрос, то никакой проблемы с включением юридических лиц в уголовно-правовую сферу ответственности не будет. Для физических лиц принцип вины в таком случае был бы сохранен, а на юридические лица он бы в виде исключения не распространялся. Если же ответить на этот вопрос положительно, то нужно уяснить, предусматривает ли законодатель применение к юридическим лицам категории вины. При этом не менее важно выяснить наличие возможности корректировки этой правовой ка­ тегории специально для юридических лиц.

Представляется, что искать ответы на эти концептуальные вопросы необ­ ходимо, прежде всего, в основном законе нашей страны — Конституции РФ 1993 года. В этой связи следует несколько подробнее остановиться на право­ вых позициях Конституционного Суда Российской Федерации по поводу зна­ чения вины при привлечении к юридической ответственности. Обратиться при этом придется к актам данного судебного органа по делам, связанным прежде всего с проблемами административной и гражданско-правовой ответственно­ сти.

Во-первых, согласно мнению Конституционного Суда РФ, привлечение к любой юридической ответственности при отсутствии вины нарушает принци­ пы дифференциации, справедливости и соразмерности наказания. Правовая по­ зиция Конституционного Суда РФ об учете вины нарушителя, как составном элементе принципов дифференциации, справедливости и соразмерности нака­ »

зания, была неоднократно сформулирована в его актах. Так, указывалось, что I санкции штрафного характера должны отвечать вытекаюш;

им из Конституции РФ требованиям справедливости и соразмерности, а, в свою очередь, принцип соразмерности предполагает установление публично-правовой ответственно сти лишь за виновное деяние и дифференциацию степени вины правонаруши­ теля в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба и иных существенных обстоятельств. При этом Конституционный Суд РФ прямо говорит, что "указанные принципы привлечения к ответственности в равной мере относятся к физическим и юридическим лицам"'^'*.

Во-вторых, привлечение к ответственности при отсутствии вины, на взгляд Конституционного Суда РФ, исключается. Рассматривая конституцион­ ность законов в рамках налогового, валютного и административного законода­ тельств. Конституционный Суд РФ безусловно исключил возможность привле­ чения к ответственности нарушителя при отсутствии его вины'^^. Более того, как это будет подробнее рассмотрено ниже. Конституционный Суд РФ считает, что без вины невозможно привлечение к ответственности за любой из видов правонарушения, тем более за уголовное преступление, В П.7 Постановления Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. N 13 П "По делу о проверке конституционности положений подпункта 7 пункта статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона "Об ис­ полнительном производстве" в связи с запросами Арбитражного суда Воро­ нежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой откры­ того акционерного общества "Разрез "Изыхский" говорится: "Устанавливая ме "* См. Постановление Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 г. № 11-П "По делу о проверке конституци­ онности отдельных положений Закона РСФСР "О Государственной налоговой службе РСФСР" и Законов Рос­ сийской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" и "О федеральных органах нало­ говой полиции";

См. также Определение КС РФ от 14 декабря 2000 г. № 244-0 "По жалобам граждан А.И. Ко сика и Т.Ш. Кенчхадзе на нарушение их конституционных прав положениями абзаца шестого статьи 6 и абзаца второго части первой статьи 7 Закона Российской Федерации "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением".

" ' См. Постановление Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г. № 20-П по делу о проверке конститу­ ционности пункте 2 и 3 части первой ст.11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 г. "О федеральных органах налоговой полиции";

Постановление Конституционного Суда РФ от 12 мая 1998 г. № 14-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений абзаца шестого статьи 6 и абзаца второго части первой ста­ тьи 7 Закона Российской Федерации от 18 июня 1993 года "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" в связи с запросом Дмитровского районного суда Московской области и жалобами фаждан";

Определение Конституционного Суда РФ от 4 марта 1999 г. № 50-О "По жалобе закрытого акционерного общества "Производственно-коммерческая компания "Пирамида" на нарушение кон­ ституционных прав и свобод пунктом 4 статьи 14 Закона Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле".

ры взыскания штрафного характера, законодатель с учетом особенностей предмета регулирования может предусматривать различные формы вины и распределение бремени ее доказывания. При этом он должен соблюдать выте­ кающие из Конституции Российской Федерации общие принципы юридиче­ ской ответственности, которые, по существу, относятся к основам правопоряд­ ка и оказывают непосредственное влияние на конституционно-правовой статус физических и юридических лиц в Российской Федерации. По смыслу статей 49, 50, 52 - 54 и 64 Конституции Российской Федерации, наличие вины как эле­ мента субъективной стороны состава правонарушения - один из принципов юридической ответственности".

В этой связи особого внимания заслуживает оспаривание в Конституцион­ ном Суде РФ конституционности некоторых положений Таможенного кодекса РФ, согласно которым юридические лица могут быть привлечены к ответст­ венности за нарушение таможенных правил, за исключением случаев, когда правонарущение произошло вследствие действия непреодолимой cилы'^^. Зая­ вители полагали, что неконституционны нормы Таможенного кодекса РФ, ко­ торые 1. признают нарушением таможенных правил противоправное действие или бездействие, не определяя его как виновное;

2. относят к обстоятельствам, исключающим производство по делу о нару­ шении таможенных правил организацией или индивидуальным предпринима­ телем, лишь случаи, когда правонарушение произошло вследствие действия непреодолимой силы;

"* См. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. N 7-П "По делу о проверке конституци­ онности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами открытых акционерных обществ "АвтоВАЗ" и "Комбинат "Североникель", обществ с офаниченной ответственностью "Верность", "Вита-Плюс" и "Невско Балтийская транспортная компания", товарищества с ограниченной ответственностью "Совместное российско южноафриканское предприятие "Эконт" и гражданина А.Д.Чулкова". Следует подчеркнуть, что в настоящее время данные нормы не действуют в связи с вступлением в силу 1 июля 2002 года нового КоАП РФ.

3. устанавливают, что при производстве по делу о нарушении таможенных правил организацией подлежит доказыванию сам факт совершения правона­ рушения, при том что применительно к физическому лицу и должностному ли­ цу необходимо устанавливать и их виновность.

По мнению заявителей, эти положения, допуская возможность ответст­ венности юридического лица за сам факт нарушения таможенных правил, без­ относительно к наличию его вины, нарушают тем самым закрепленные Кон­ ституцией РФ принципы справедливости (статьи 1 и 7), равенства физических и юридических лиц (статья 19, часть 1), соразмерности ответственности (статья 55, часть 3), презумпции невиновности (статья 49), а также право частной соб­ ственности (статьи 8 и 35) и право на осуществление предпринимательской деятельности (статья 34).

Оценка конституционности оспариваемых норм потребовала в данном деле от Конституционного суда РФ выявления их конституционно-правового смыс­ ла на основании вытекающих из Конституции РФ общих принципов юридиче­ ской ответственности, которые по своему существу относятся к основам пра­ вопорядка и оказывают непосредственное влияние на конституционно правовой статус физических и юридических лиц в Российской Федерации (ста­ тьи 49, 50, 54 и 64). В частности, как следует из статьи 54 (часть 2) Конститу­ ции Российской Федерации, юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями. Конституционный Суд РФ указал, что наличие состава правонарушения является, таким образом, необходимым основанием для всех видов юридической ответственности, при этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушения должны согласовываться с конституци­ онными принципами демократического правового государства.

На обоснованный взгляд Конституционного Суда РФ, к основаниям от­ ветственности, исходя из общего понятия состава правонарушения, отно сится и вина, если в самом законе прямо и недвусмысленно не установлено иное, что соответствует правовой позиции Конституционного Суда РФ, выра­ женной в постановлении от 25 января 2001 года по делу о проверке конститу ционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса РФ. От­ сутствие вины при нарушении таможенных правил является, таким образом, одним из обстоятельств, исключающих производство по делу о данном нару­ шении, поскольку свидетельствует об отсутствии самого состава таможенного правонарушения.


Конституционный Суд РФ считает, что иная трактовка состава админист­ ративного (в данном случае таможенного) правонарушения как основания от­ ветственности противоречила бы и природе правосудия: суд, обеспечивающий в связи с привлечением к ответственности за нарушение таможенных правил защиту прав и свобод физических и юридических лиц посредством судопроиз­ водства, основанного на состязательности и равноправии сторон (статья Конституции РФ), не может ограничиваться формальной констатацией лишь факта нарушения таможенных правил, не выявляя иные связанные с ним об­ стоятельства, в том числе наличие или отсутствие вины соответствующих субъектов, в какой бы форме она ни проявлялась и как бы ни было распределе­ но бремя ее доказывания.

В указанном постановлении Конституционного Суда РФ подчеркнуто, что применительно к сфере уголовной ответственности Конституция РФ закрепля­ ет в статье 49 презумпцию невиновности, то есть возлагает обязанность по до­ казыванию вины в совершении противоправного деяния на соответствующие государственные органы. Но в процессе правового регулирования других видов "^ См. Постановление Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. № 1-П "По делу о проверке конституци­ онности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.О. Богданова, А.Б. Зернова, СИ. Кальянова и Н.В. Труханова". В данном Постановлении, в частно­ сти, указано, что наличие вины - общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех от­ раслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, то есть закреплено непосредственно.

юридической ответственности законодатель вправе решать вопрос о распре­ делении бремени доказывания вины иным образом, учитывая при этом особен­ ности соответствующих отношений и их субъектов (в частности, предпри­ ятий, учреждений, организаций и лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица), а также требования неот­ вратимости ответственности и интересы защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и свобод других лиц, обеспечения обо­ роны страны и безопасности государства (статья 15, часть 2;

статья 55, часть 3, Конституции РФ). Таким образом. Конституционный Суд РФ считает, что в уголовном праве бремя доказывания распределять невозможно. Это тоже очень важный теоретический вывод, влияющий на разрешение проблемы юридиче­ ской ответственности юридических лиц.

Итак, в любых, кроме уголовной, видах ответственности, решая вопрос о распределении бремени доказывания вины, законодатель вправе, если конкрет­ ный состав правонарушения не требует иного, освободить от него органы госу­ дарственной власти при обеспечении возможности для самих субъектов право­ нарушений, в том числе юридических лиц, подтверждать свою невиновность.

При этом юридические лица не могут быть лишены возможности доказать, что нарушение законодательства вызвано чрезвычайными, объективно не предот­ вратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми для данных субъектов препятствиями, находящимися вне их контроля, при том, что они действовали с той степенью заботливости и осмотрительности, какая требовалась в целях надлежащего исполнения, например, таможенных обязанностей, и что с их стороны к этому были приняты все меры.

На взгляд Конституционного Суда РФ, оспариваемые положения Тамо­ женного кодекса РФ, касающиеся оснований и условий применения ответст­ венности за таможенные правонарушения, относятся только к предприятиям, учреждениям, организациям, а также физическим лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и не распространяются на иных физических лиц. Как особо указал Конституцион­ ный Суд РФ, это не является нарушением принципа равенства всех перед за­ коном (статья 19, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации), который гарантирует одинаковые права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, и не исключает возмоэюность установления различных усло­ вий привлечения к ответственности для различных категорий субъектов пра­ ва (в данном случае - юридических лиц и лиц, занимающихся предпринима­ тельской деятельностью без образования юридического лица, с одной стороны, и физических лиц, с другой). Такие различия, однако, не могут быть произ­ ^А} вольными, они должны основываться на объективных характеристиках соот­ ветствующих категорий субъектов.

Таким образом, основываясь на актах Конституционного Суда РФ, мож­ но сделать ряд принципиальных выводов, касающихся вины и ее роли в при­ влечении к ответственности юридических лиц:

/. Вина является безусловно необходимым основанием привлечения правонарушителя к любой юридической ответственности^^^, в том числе уголовной.

2. Законодатель может распределять бремя доказывания вины, за исключением регулирования уголовно-правовых отношений, где бремя доказывания лежит исключительно на компетентных госу­ дарственных органах. Это своеобразное процессуальное основание ответственности. Конституционно закрепленная презумпция не­ виновности в совершении преступления не ставится под сомнение.

"* При этом, однако, законодатель - в целях обеспечения общеправового принципа справедливости и достиже­ ния баланса конституционно защищаемых ценностей и целей - вправе установить в порядке исключения, как это сделано, например, применительно к случаям незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного ареста, возмещение государством вреда гражданину и независимо от вины долж­ ностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (пункт 1 статьи 1070 ПС Рос­ сийской Федерации).

3. к юридическим лицам допустимо и необходимо применять кате­ горию вины в целях привлечения их к юридической ответственно­ сти за правонарушения.

4. Возможно и необходимо устанавливать объективно обоснованные различные условия привлечения к юридической ответственности различных категорий субъектов права. То есть, виновность физи­ ческих и юридических лиц в совершении даже одного видового пра­ вонарушения может определяться по-разному и иметь различные г^ сущностные свойства.

Теперь, получив ответ на концептуальные вопросы и установив все же не­ обходимость установления вины юридического лица в совершении любого правонарушения, в том числе уголовного, а также возможность корректировки понятия вины для юридических лиц как особого субъекта права, можно про­ вести анализ учета законодателем вышеуказанных выводов, а также рассмот '* реть доктринальные предложения российских и зарубежных ученых по этому поводу.

Еще раз подчеркнем - вина юридического лица обоснованно включена за­ конодателем в качестве необходимого условия привлечения к юридической от­ ветственности. Это является реальным фактом, как бы ни трактовали некото ^ рые ученые вину и ни давали бы ей различные определения. В противном слу­ чае юридическое лицо было бы совершенно неделиктоспособным субъектом, что явилось бы абсурдом в современном обществе. Но каковы признаки вины юридических лиц? Является ли устоявшееся определение вины единственным и всеобъемлющим для всех субъектов либо, как и многие правовые понятия, * правовая (а не этическая, философская и т.д.) сущность вины трансформирует « ся под влиянием различных отраслей права, специфики субъектов к которым • эта категория применяется. Следует отметить, что, например, в гражданском праве признаки виновности лица одни, в публично-правовых отраслях - другие и т.д.

Таким образом, следующим перед исследователем встает вопрос: отлична ли вина физических лиц от вины юридических лиц? Если такого отличия нет то и рассматриваемой правовой проблемы нет, и все решается имеющимся уго­ ловно-правовым инструментарием. Если же таковое наличествует, то проблема уголовной ответственности юридических лиц является скорее проблемой юри дико-технической. Соединение в Уголовном Кодексе РФ сложно согласуемой терминологии применительно к юридическим лицам действительно вызовет трудности у законодателя, но, тем не менее, это реальная и выполнимая задача.

Подавляющее большинство ученых сходятся во мнении, что категория вины физических лиц к юридическим лицам неприменима. Это обосновывается дов­ леющей в научной среде подробно разработанной теорией психологического понимания вины физического лица.

Например, попытка П.П. Иванцова, как противника наличия вины у юриди­ ческих лиц, обосновать невозможность виновности юридических лиц психоло­ гическим механизмом волевого противоправного деяния выглядит следующим образом: "...преступление, так же как и любое другое поведение лица, невоз­ можно без совокупности интеллектуального и волевого элементов человече­ ской психики. В преступлении с необходимостью должно присутствовать соз­ нание, иначе оно, как и всякое другое поведение, потеряет свой смысл и пре­ вратится просто в телодвижение, порождающее лишь хаос, а также воля, пред­ ставляющая собой способность человека, проявляющаяся в самодетерминации и саморегуляции им своей деятельности", "...вина... выражается в совокупно­ сти определенных психических процессов, происходящих в центральной нерв­ ной системе человека. В этом заключается главное противоречие идеи признать за юридическим лицом статус субъекта преступления, способного виновно со­ вершить общественно опасное, противоправное деяние".'^^ ' " См. Иванцов П.П. Проблема ответственности юридических лиц в российском уголовном праве. Дисс,... кан­ дидата юридических наук СПб., 2000, С.129-130.;


аналогичной точки зрения придерживаются многие ученые, например, Л.Д. Ермакова, Л.К. Савюк и т.д. (См. Уголовное право России. Общая часть: учебник / Отв. ред.

В административном праве аналогичных взглядов придерживается, напри­ мер, В.Д. Сорокин, считающий, что нет никаких оснований для признания юридических лиц субъектами административной ответственности, поскольку при этом "совершенно игнорируется один из коренных принципов админист­ ративной ответственности как юридической категории - принцип вины". Раз­ вивая свою мысль, автор отмечает: "Наличие вины - обязательный признак ад­ министративного правонарушения, отсутствие вины исключает признание дея­ ния административным правонарушением, в том числе при его формальной противоправности" и делает категоричный вывод о том, что три вида юридиче­ ской ответственности - уголовная, административная и дисциплинарная - на­ ступают исключительно за виновные деяния. Соответственно вины у юридиче­ ских лиц быть не может, а субъектом уголовной ответственности они быть не могут.

На все это можно возразить — как это вытекает из Конституции РФ, вина это необходимое условие привлечения к юридической ответственности, а то, что юридические лица несут таковую, давно уже является рационально объясни­ мым правовым явлением, при этом, несомненно, они несут ее виновно. А это значит, что замеченное многими учеными противоречие снимается обновлен­ ным, приспособленным, трансформированным понятием вины юридических лиц. Не признавать же сам факт правового закрепления наличия вины юриди­ ческих лиц, как было показано выше, в корне не правильно.

Для того чтобы обосновать вывод о различии содержания вины физиче­ ских лиц и юридических лиц приведем некоторые аргументы правоведов в пользу данной позиции:

"Дискуссионность такой правовой категории, как ответственность юриди­ ческого лица, вытекает из сущности юридического лица как правовой фикции, Д.Ю.Н. Б.В. Здравомыслов. - М.: Юристь, 1996.- С.204.;

Новое Уголовное право России. Общая часть. Учебное пособие. - М.: Зерцало, ТЕИС, 1996. - С. 47.

# что проявляется, в частности, в отсутствии у него рассудка и психического от­ ношения к совершаемым им деяниям. Следовательно, является невозможным использование в отношении юридического лица классического понимания ви­ ны (субъективной стороны состава правонарушения), как психического отно­ шения лица к совершаемому им противоправному деянию, имеющего интел­ лектуальный и волевой моменты. Указанное классическое понимание вины применимо только к физическим лицам"^^'. При этом данный автор допускает "неклассическое" понимание вины юридических лиц, поскольку исключение вины в деятельности организаций не соответствует сложившейся действитель­ ности;

"Однако необходимо учесть, что понятия вины физических и юридических лиц неизбежно будут различаться. Это не может не вызвать определенные трудности в конструировании ответственности юридических лиц"^^^.

"...организации представляют собой коллективные образования со сложной и разветвленной системой связей внутри их, определение суш,ности вины орга­ низаций (в сравнении с виной отдельных лиц) представляет известную слож ность"^^^. В этой связи следует учесть, что трудности в определении вины юри­ дических лиц не означают принципиальной невозможности и нецелесообраз­ ности формулирования таковой;

"...хотя существует одно понятие вины, вина организации всегда отличается от вины отдельного гражданина. Это отличие вытекает из природы организа­ ции. Вина одного ее члена может быть ликвидирована действиями других... и организация дела, и само его выполнение, и плохой контроль, непредусмотри * См. Сорокин В.Д. О целостности института административной ответственности // Правоведение. 1999. № 1.

С.49-50.

^'" См. Черкаев Д.И. Административная ответственность юридических лиц // Законодательство, № 11,2001 г.

^"^ См. Колесниченко Ю.Ю. Административная ответственность юридических лиц. Дисс... кандидата юридиче­ ских наук. М., 1999, С. 38., Аналогичной точки зрения придерживаются и иные ученые(См. Павлов В.Г. Теоре­ тические и методологические проблемы исследования субъекта преступления// Правоведение, №2, 1999;

Амо­ сов С.С. Актуальные проблемы механизма гражданско-правовой ответственности юридических лиц. Дисс....

кандидата юридических наук Иркутск, 2001, С. 13).

тельность, повлекшие срыв договора, — все входит в вину юридического лица.

Возможность ссылки на "не мог", "не знал" в отношении организации чрезвы­ чайно сужается"^^'*. Возможное слияние, суммирование, "переплетение" вины многих людей в вину одного субъекта - юридического лица стало одной из причин закрепления в гражданском и административном праве иного понима­ ния вины организаций;

"...сущность вины физических и юридических лиц различна... психологи­ ческое понимание вины не в полной мере соответствует сегодняшним реалиям административно-правовых отношений и поэтому должно быть пересмотре но"^°^. Обоснованный эволюционный ревизионизм научных взглядов специа­ листов в административном праве закончился легальным формулированием совершенно иного содержания вины физических и юридических лиц. Сопро­ тивление же, оказываемое введению уголовной ответственности юридических лиц рядом специалистов в уголовном праве, в первую очередь основано на догме невозможности вины у этих субъектов права. Но и законодатель, и су­ дебная власть страны, ученые различных отраслей права постепенно пришли к осознанию юридического сосуществования вины физических и юридических лиц в совершении правонарушений.

Таким образом, понятие виновности юридического лица доллсно быть сформулировано в праве, и, в частности, в уголовном праве, иначе, чем вина физического лица.

Чем вызвано и каково отличие вины физического и юридического лица, ка­ ковы составляющие вины юридического лица в совершении правонарушения, в ^"^ См. Дымченко В.Я., Административная ответственность организаций. Дисс.... кандидата юридических наук, Пермь, 1981, С. 62.

^°* См. Самощенко И.О., Братусь СИ. Общая теория советского права, М., 1966. С. 405.

^"^ См. Иванов Л. Административная ответственность юридических лиц // Закон, 1998. Л°9. С. 89;

практически аналогичной точки зрения придерживается А. Е. Абрамов. См. Абрамов А.Е. Административная ответствен­ ность юридических лиц за правонарушения в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции // "Законодательство" № 12. декабрь 2001 г.

«' том числе преступления и граничащего с ним административного правонару­ шения?

Для ответа на эти вопросы необходимо обратиться к российскому законо­ дательству, актам Конституционного Суда РФ, к исследованиям проблемы от­ ветственности юридических лиц в уголовном и административном^"^ праве России, а также к научным взглядам исследователей проблемы феномена юри­ дических лиц в гражданском, хозяйственном, трудовом праве.

Как правило, вина юридических лиц определяется либо в субъективном ас­ пекте (через вину физических лиц - работников, полномочных представителей и т.д.), либо в объективном аспекте (без использования конструкции вины представителей юридического лица).

Интересно, что Конституционный Суд РФ первоначально определил вину юридических лиц в совершении административного правонарушения в субъек­ тивном аспекте. Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, из­ ложенной в п. 4 мотивировочной части определения от 14 декабря 2000 г. № 244-0, вина организации при нарушении законодательства о контрольно кассовых машинах проявляется в виновном действии (бездействии) соответ­ ствующих лиц, действующих от имени организации, и заключается в необес­ печении выполнения правил физическими лицами (конкретными работниками), действующими от имени организации. Но обращает на себя внимание упот­ ребление в данном случае слова "необеспечение". Это никакого отношения к психическому отношению кого-либо к деянию не имеет.

См. Дымченко В.Я., Административная ответственность организаций, Дисс.... кандидата юридических на­ ук, Пермь, 1981;

Дымченко В.И., Административная ответственность юридических лиц. Владивосток, 1994;

Петров М.П., Административная ответственность организаций (юридических лиц). Саратов, 1998;

Новоселов В.И., Административная ответственность юридических лиц // Сов. юстиция, №23.1981;

Минашкин А.В., Про­ блемы административной ответственности юридических лиц // Журнал российского права, 1998, № 7, Овчарова Е.В. Материально-правовые проблемы административной ответственности юридических лиц // Государство и право, 1998, №7 и т.д.

См. Определение Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. Ха 244-0 "По жалобам граждан А.И.

Косика и Т.Ш. Кенчхадзе на нарушение их конституционных прав положениями абзаца шестого статьи б и аб­ заца второго части первой статьи 7 Закона Российской Федерации "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением".

Однако в уже рассматриваемом выше Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. № 7-П, Конституционный Суд РФ установил оп­ ределение вины юридического лица через доказательство от противного - через доказывание невиновности лица, нарушившего таможенные правила. О неви­ новности лица, совершившего противоправное деяние, свидетельствует сово­ купность двух фактов:

1) нарушение таможенных правил со стороны юридического лица было вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми для этого лица препятствиями, находящимися вне его контроля;

2) лицо, нарушившее таможенные правила, действовало с той степенью за­ ботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежаще­ го исполнения таможенных обязанностей, и со стороны юридического лица к этому были приняты все меры.

Таким образом, Конституционный Суд РФ допускает вину юридического лица при нарушении таможенных правил в объективном аспекте (без исполь­ зования конструкции вины представителей этой организации).

Необходимо отметить также, что, хотя Налоговый кодекс РФ (п. 4 ст. 110) определяет вину юридического лица через субъективный подход, правоприме­ нительная практика арбитражных судов толкует вину юридического лица через подход объективный. Это следует из разъяснения подп, 1 п. 1 ст. 111 1Ж РФ, приводимого председателем судебного состава Федерального арбитражного суда Московского округа Э.Н, Нагорной: ",,.законодатель, называя вину орга­ низации одним из условий привлечения ее к ответственности, установил в ка­ честве вины не психическое отношение ее работников к совершению правона­ рушения, а то обстоятельство, что нарушение произошло из-за неправомерных действий самой организации"^^*. При этом Э.Н. Нагорная приводит соответст­ вующие примеры из судебной практики.

Рассмотренная выше правовая позиция Конституционного Суда Россий­ ской Федерации по вопросу виновной ответственности юридических лиц была полностью учтена законодателем, в частности, в административном праве.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее КОАЛ РФ) от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (с изменениями от 25 апреля 2002 г.) в ст. 2.1 "Административное правонарушение" указывает, что одним из признаков административного правонарушения является его виновность, а в П.2 устанавливает особое правило определения содержания вины юридическо­ го лица: юридическое лицо признается виновным в совершении администра­ тивного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась воз­ можность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена ад­ министративная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Прошедшая реформа административного законодательства унифицировала понятие виновности для юридических лиц, и победил в данном случае объек­ тивный подход. Тем самым в родственной уголовному праву отрасли права разрешен многолетний теоретический спор, произошла унификация подхода законодателя к этому неоднозначному термину. Это качественно новое, отлич­ ное от применяемого в Налоговом Кодексе РФ, понятие виновности юридиче­ ских лиц может быть воспринято и уголовным законодательством.

Представляется полностью соответствующей Конституции РФ и ст. 1.5, КОЛИ РФ, раскрывающая презумпцию невиновности лиц, привлекаемых к ад­ министративной ответственности. Бремя доказывания в административном праве в настоящий момент, так же как и в уголовном праве, не распределяется, См. Нагорная Э.Н. Спорные вопросы привлечения к налоговой ответственности // Арбитражная практика.

при этом усиливается сходство, а в некоторых случаях и тождественность принципов правового регулирования привлечения правонарушителей к админи­ стративной и уголовной ответственности.

Данные обстоятельства являются доказательствами объективной необхо­ димости использования уголовным и административным правом единой тер­ минологии, взаимного влияния прогрессивных решений проблем правового ре­ гулирования репрессивной ответственности в российском праве.

Тем не менее, необходимо вернуться к анализу признаков вины юридиче­ ского лица, ведь, возможно, в уголовном праве целесообразнее будет ввести определение вины через вину физических лиц, опосредовать ее таковой.

Единства в понимании вины юридических лиц не было и нет. Одни авторы считают, что вина юридического лица проявляется в вине его органов, членов коллектива, должностных лиц^^^;

другие полагают, что вина есть коллективное, общее психическое отношение ;

третьи, что она вообш[е существует как не­ поддающаяся восприятию категория, которая может существовать в объектив­ но выраженных материальных последствиях противоправного поведения кол лективного образования.

Некоторыми учеными, специалистами по хозяйственному, гражданскому праву, вопрос об ответственности юридических лиц решался только на основе объективных факторов, без учета субъективных. Объективный масштаб оценки означает оценку поведения лица с точки зрения его соответствия требованиям законодательства. Объективный подход к вине имеет атрибут подмены психи­ ческого отношения лица к содеянному, как формы выражения вины, оценкой поведения лица. Сам факт несоблюдения требований закона рассматривается 2001.N2.C.26.

^'^ См. Петров И,Н. Ответственность хозорганов за нарушение обязательств. М., 1974.

^'^ См. Матвеев Г.К. Психологический аспект вины советских юридических лиц // Советское государство и пра­ во, 1978. № 8. С, 41.;

Рабинович Ф.Л. Формы вины предприятия и договорная ответственность // Советское го­ сударство и право. 1970. № 3. С. 82;

Ойгензихт В.А. Воля и вина в гражданском праве // Советское государство вправо. 1982. №4. С. 53.

как виновность. При объективном критерии особенно заметно отождествление вины и противоправности. Учитывая специфику такого субъекта правоотноше­ ний, как юридическое лицо, его вина всегда рассматривалась как принятие ли­ бо непринятие всех необходимых и возможных мер для предотвращения нару­ шения либо для смягчения его неблагоприятных последствий. Иными словами, фактически исследовался вопрос о наличии либо отсутствии (в изложенной выше трактовке) степени вины. Степень вины, по сути, связывалась со степе­ нью активности юридического лица в принятии мер по предотвращению нару­ шения.

Близкой к теории объективного аспекта вины является теория субъектив­ ного вменения. При таком подходе также характерно рассмотрение нарушения закона как виновность, с той лишь разницей, что критерием для определения масштаба деятельности лица служит анализ возможностей конкретного субъек­ та в данной ситуации. При таком «своеобразном объективном вменении» ана лизируются средние способности среднего человека. Так или иначе, согласно такой позиции выяснению подлежит не само психическое состояние правона­ рушителя, а соответствие его поведения предъявляемым требованиям. Приме­ нительно к определению вины юридических лиц данная позиция сводится к ус­ тановлению того, могла ли организация при нормальных, допускаемых зако­ ном условиях, обеспечить исполнение обязательства и входило ли предупреж Oil дение и устранение причин нарушения в ее обязанности, компетенцию.

Как видим, отождествление вины и противоправности, характерное для гражданского (хозяйственного), а теперь и административного права, понима­ ние виновности юридического лица только как неправомерного действия или бездействия уже не есть собственно вина как продукт психической деятельно ^" См. Путинский Б.И, Применение принципа вины при регулировании хозяйственной деятельности // Совет­ ское государство и право. 1979. № 10. С.67.

^'^ См. Колесниченко Ю.Ю. Административная ответственность юридических лиц. Дисс... кандидата юридиче­ ских наук. М., 1999. С. 70.

сти. Действительно, выяснение сущности вины по отношению к юридическому лицу через такие понятия, как умысел или неосторожность, является беспер­ спективным и беспредметным. На практике проблема вины означает исследо­ вание причин тех или иных сознательных действий субъекта. По отношению же к юридическому лицу такой признак, как сознание, не применим. Поэтому оценивать деятельность юридического лица с точки зрения умысла или неосто­ рожности в административном и уголовном праве не представляется возмож­ ным. "Не отрицая понятия объективной вины, которое используется граждан­ ским правом в отношении юридических лиц, юридическое лицо, как абстракт­ ный и достаточно условный субъект права, не может сознательно относиться к содеянному. У юридического лица не может быть какого-либо умысла...".^''* Вина юридического лица, как субъективное явление, анализировалась не­ которыми авторами, в основном цивилистами, посредством попытки решить вопрос о виновности юридического лица через освеш,ение вины физических лиц, связанных с данным юридическим лицом трудовыми отношениями. В це­ лом этой категорией авторов вина юридического лица, как субъективное осно­ вание для ответственности, рассматривалась в виде психического отношения работников организации к совершенным ими противоправным действиям.

Так, ученый-цивилист Б.С. Антимонов полагает, что "вина юридического лица всегда вина людей и ничем иным быть не может", "вина организации — вина тех людей (органов, членов или работников) соответствуюш[ей организа­ ции, которые, осуществляя стоящие перед организацией задачи, ведут себя не правомерно". Аналогичным образом раскрывал сущность вины Ф.Л. Рабино­ вич, считавший, что "вина организации — вина тех людей (органов, членов или ^'^ См. Пугинский Б.И., Применение принципа вины при регулировании хозяйственной деятельности // Сов. гос во и право. 1979. № 10. С. 66.

^'* См. Максимов В.И., Административный штраф. Дисс.... кандидата юридических наук. Саратов. 1996. С. 72.

^'* См. Антимонов Б.С., Основания договорной ответственности социалистических организаций. М.,1962. С. 76 77.

, Щ работников организации), которые, действуя в целях осуществления стоящих перед организацией задач, ведут себя неправомерно"^^^.

В.И. Дымченко, исследовавший проблему ответственности юридических лиц, считал, что вина организации — вина коллектива, а не индивида..., вина организации не может быть сведена к вине отдельных лиц, она имеет свое соб­ ственное специфическое содержание".^'^ Аналогичной позиции придерживает­ ся Н.С. Малеин, рассматривающий юридическое лицо как единый коллектив работников, и "вина коллектива — вина людей, членов коллектива"^ ^*. Прин X ципа коллективной ответственности придерживается также и Г.К. Матвеев:



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.