авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Душкина, Майя Рашидовна 1. Взаимосв язь структуры Я-концепции ребенка и специфики внутрисемейнык отношений 1.1. ...»

-- [ Страница 5 ] --

Таким образом, к концу дошкольного детства, как мы убедились, практиче­ ски у всех детей (90%) складывается достаточно логичная, внутренне непротиво­ речивая на этом этапе гендерная схема (Д.Мартин) [61], как мысленная репрезен­ тация некого класса событий, знаний и убеждений. Мы полагаем, что именно полнота, объемность и универсальность этой схемы, включающей представления о себе и других, детях и взрослых, как представителях определенных полов, и мо­ гут и должны являться основаниями для оценки уровня полового самосознания ребенка. Полоролевое поведение же ребенка, является производным от его пред­ ставлений о поле, воплощенных как в общей гендерной схеме, так и в отдельных гендерных сценариях, которые, впрочем, как оказалось, могут быть и андрогинны ми, т. е. включающими в себя атрибуты, соответствующие противоположным по­ люсам традиционной шкалы фемининности-маскулинности, поэтому степень по­ ловой типизации поведения дошкольника нельзя назвать устойчивой. Образ бу­ дущего Я, напротив, максимально насыщен традиционно полоспецифическими качествами и минимально морально-нравственными характеристиками, причем девочки наделяют себя и нравственными и традиционно полотипическими черта­ ми. У некоторой части девочек - 10%, этот образ наделен характеристиками вновь сформированного социокультурного стереотипа женственности: «Буду красивой, заботливой и деловой», «Буду умной и элегантной», - именно их воспитатели и родители характеризуют как наиболее развитых социально и интеллектуально. По результатам нашего эксперимента они относятся к группе с высокими показателя­ ми уровней всех видов самоидентичности: половой - 7-10(70-100%гаах), возрас­ тной 5(100%тах), социальной 6-7(85-100%тах). - «Буду сильной и гордой», «Должна машину водить», «Должна все знать и учиться хорошо», «Долж:ен подметать, пылесосить» - у (10%) детей высокомаскулинных (8-9 б.) мам, в этих случаях, как мы полагаем, нельзя говорить о недостаточно высоком уровне поло ролевой самоидентичности. Речь здесь идет скорее о присвоении модифицирован­ ных конструктов «маскулинности-фемининности», транслируемых родителями, выбравшими в вопросах полового воспитания стратегию диктата, а не попусти­ тельства. Вследствие этого, нам представляется целесообразным в дальнейшем определять уровень сформированности полового самосознания или полоролевой идентичности, как элемента Я-концепции дошкольника, на основании ее пред­ ставленности в сознании ребенка в виде целостной гендерной схемы (Д.Мартин) [61]. Мы делали это с помощью созданногонами детского полоролевого опросни­ ка, а также проективного рисуночного теста КРС.

Таким образом, как мы видим, общество в целом, посредством действия сво­ их социокультурных институтов и влияния больших и малых социальных групп активно программирует тендерное развитие личности ребенка. Вначале - на ме­ ханическое соблюдение традиций и ритуалов, путем пассивного присвоения внешней атрибутики своего биологического пола, использования специфических гендерных аксессуаров, с последующим его осознанием, а затем и на исполнение функций представителя своего пола в соответствующей его возрасту игровой и, отчасти, трудовой деятельности. В результате именно игра, этот единственный доступный ребенку-дошкольнику способ самостоятельной деятельности, форми­ руя его способность регулировать собственное поведение, в том числе тендерное, приобретает высочайшую ценность для его эффективного психического развития, и своевременного осознания им себя, как представителя определенного пола как биологического, так и психологического. Только в процессе самостоятельной сю жетно-ролевой игры, как ведущей деятельности, дошкольник полностью осознает свою половую принадлежность и идентифицируется с родителем своего пола. То­ гда же, параллельно и одновременно, осваиваются им область социального про­ странства, как представления о правах и обязанностях, вменяемых и делегируе­ мых обществом своему члену, принадлежащему к определенному полу и катего­ рия психологического времени, как предвидения своего будущего в качестве мужчины или женщины.

Однако именно здесь родителей и воспитателей и поджидает противоречие, вызванное несоответствием разных тендерных моделей поведения, задаваемых ребенку. Оно становится очевидным, как только мы пытаемся проследить меха­ низмы создания ребенком индивидуальных тендерных схем. Каковы же эти моде­ ли в современном обществе? Изучая влияние социума в лице значимых взрослых на процесс развития полового самосознания дошкольника, мы обнаружили две основополагающих на сегодняшний день. С одной стороны - это традиционные, исторически сложившиеся стереотипы пола, транслируемые ребенку обществом через доступные ему средства массовой культуры и информации, предлагающие в качестве образца для подражания кинематографических и литературных персона­ жей. С другой - современные представления о модифицированных социокуль­ турных конструктах «женское-мужское», демонстрируемые своим поведением теми взросльали, по отношению к которым справедлива концепция гетерогенно­ сти пола, его континуальности и психологической андрогинии. Иллюстрацией описанного противоречия может служить диссонанс между двумя антагонистиче­ скими схемами, предъявляемыми ребенку современной действительностью. Одна, наблюдаемая многими детьми в родительской семье, - демонстрирует им прояв­ ление возросшей социальной активности женщин, зачастую более профессио нально, материально и личностно успешных, нежели их мужья и, в силу этого, становящихся основным гарантом финансовой стабильности и семейного благо­ получия, при пассивной позиции последних. Другая, практикуемая в детском уч­ реждении, заведомо более консервативном общественном институте, нежели се­ мья, - предлагает традиционное, исторически сложившееся распределение ролей в игровой деятельности мальчиков и девочек на базе бытовых и литературно сказочных сюжетов, а ведь именно игра является ведущей деятельностью дошко­ льника, в процессе которой закрепляются усвоенные им представления.

В педагогической психологии неоднократно проанализированы мотивы, цели и способы условно «свободной» детской игры, транслируемые ребенку обществом через значимых взрослых, как родителей, так и воспитателей, и разработаны ре­ комендации по формированию сюжетосложения, развитию умения брать и разыг­ рывать различные игровые роли. Однако здесь надо заметить, что целенаправ­ ленное формирование разнообразных игровых действий, т.е. способов игры, когда взрослый не только создает условия для игры, но и пытается руководить ею, толь­ ко поначалу служит нормообразующим фактором. В дальнейшем это сужает по­ ле реализации ребенком своих игровых планов и творческих замыслов, стереоти пизируя его представления, в частности, о тендерных различиях и сводя их к свойственным личности воспитателя. При этом, как правило, не учитываются со­ временные социокультурные тенденции, источником и составной частью которых являются, в частности, психологическая андрогиния и гетерогенность пола (К.Юнг, О.Вейнингер, С.Бем, Г.Аммон, А.Клизовский, В.Е.Каган и др.) [12421,132,42,39,38]. Так, например, на занятиях по развитию речи в старших группах детских дошкольных учреждений предлагаются в качестве наглядного материала карточки, на которых изображены представители обоих полов, зани­ мающихся традиционно полоспецифической деятельностью и профессий полоти пизированных стереотипно, где женщина выступает в ролях: швеи, доярки, про­ давца, учительницы, библиотекаря, а мужчина - строителя, водителя, почтальона, фотографа, художника. Дети андрогинных матерей из нашей выборки комменти­ ровали эти стереотипные сюжеты следующим образом: «А моя мама не шьет, за­ то она фотографирует», «А у нас мама водит машину, а не папа», «А мама сама дома ремонт делала».

Таким образом, вся совокупность знаний и представлений о половых разли­ чиях, полученная ребенком на протяжении дошкольного возраста, состоит из ши­ рокого спектра разнообразных представлений дошкольников обо всех атрибутах пола, включая гендерные особенности психофизического облика, как основы те­ лесной и возрастной идентичности и полоролевого поведения личности, как фун­ дамента социальной идентичности. В то же время, как мы убедились, используя метод наблюдения и опроса-беседы с родителями и воспитателями, разнообразные гендерные сценарии, являющиеся частными случаями общей гендерной схемы дошкольника, касаются в основном его игровой деятельности. Ведь именно она является единственной и ведущей сферой его деятельности, в которой только они и могут быть реализованы в этом возрасте, - понятно, что ни в творческой, ни в познавательной областях сделать это невозможно, или весьма затруднительно.

Трудовая деятельность в этом возрасте в основном также не полотипизирована (93%), о чем свидетельствуют, в частности, помимо наблюдения и опроса, и дан­ ные психосемантического эксперимента по исследованию образа Я дошкольника - модифицированного теста «Кто ты?» «Давай познакомимся!». Так, отвечая на вопрос о своих правах и обязанностях, и мальчики и девочки, как правило, гово­ рили об элементарной помощи матери по дому, естественно, неполоспецифиче ской: «подметать пол», «убирать за собой постель», «собачку кормить», «цветы поливать» - долг и, также находящейся вне системы тендерных стереотипов, возможности: «телевизор смотреть», «в компьютерные игры играть», «гулять» право. Только 7% девочек заявили в контексте половозрастных перспектив об обя­ занности «вкусно готовить», «всех кормить», показатели маскулинности мам низкий (26.) и средний (56.), зато дочери высокомаскулинных мам (5-86.) заявляли о необходимости «быть умной», «все знать», «все уметь», а сыновья (66.) «подметать, пылесосить».

Как было доказано многочисленными исследованиями, тендерный сценарий, единожды сформировавшись, оказывает в дальнейшем постоянное влияние на процессы восприятия, интерпретации и сохранения всякой новой информации, то же касается и индивидуальной гендерной схемы в целом (Д.Картер-Г.Леви, Л.Либен-М.Сигнорелла) [61,149]. Здесь следует отметить еще одну особенность полоролевого самосознания дошкольника - разрыв между поведенческими уста новками и их представленностью в сознании ребенка, степенью осознанности, ко­ торый мы наблюдали у 6% детей из выборки, имеющих низкий уровень полового самоосознания и, соответственно, половой идентичности, несмотря на вьфажен ность стереотипных поведенческих характеристик пола. В частности, у мальчиков - традиционных проявлений мужественности (активности, агрессивности, ини­ циативности, энергичности, самостоятельности и т.д.), как психосоматически обусловленных свидетельств протекания половой идентификации. На наш взглад, это еще раз доказывает несводимость целостной тендерной схемы до локального поведенческого тендерного сценария, продиктованного, в основном, психофизи­ ческими характеристиками субъекта и, соответственно, невозможность определе­ ния уровня сформированности полового самосознания только через его поведен­ ческие корреляты у ребенка-дошкольника.

Наряду с этим, ментальные тендерные схемы имеют строгие поведенческие корреляты: так, половая типизация сюжетно-ролевых игр дошкольников (наблю­ дение), начавших употреблять в своей речи обозначения пола раньше своих свер­ стников (беседа с родителями и воспитателями), значительно более выражена, что согласуется с данными (Б.Фагот) [142]. В нашем экспериментальном исследова­ нии мы имели возможность наблюдать этот феномен, обнаружив тенденцию к по­ ложительной корреляции между зфовнем сформированности полового самосозна­ ния старших дошкольников и соответствием социокультурным стереотипам их полоролевого поведения в игровой деятельности. Так, например, дети с высокой степенью сформированности концепции пола, диагностированной в психосеман­ тическом исследовании образа Я, бьши склонны к исполнению в сюжетной игре традиционных, исторически закрепившихся ролей, характерных для представите­ лей своего пола, что подтверждает положения когнитивно-структуралистской теории Л.Колберга [148] о том, что полоролевое поведение ребенка определяет прежде всего его представленность в сознании. Здесь, однако, следует оговорить­ ся, что при оценке и интерпретации поведенческих коррелятов тендерных сцена­ риев необходимо принимать во внимание возможность проявления томбойизма, т. е. мальчишеского поведения у девочек (6% выборки), подвергавшихся действию маскулинизирующих веществ в пренатальньгй период (Дж.Мани) [152], отдиффе ренцировать который от ментальных причин маскулинизации не представляется возможным в рамках нашего исследования.

Именно исходя из этих соображений, представляется совершенно необходи­ мой продуманная и обоснованная психологопедагогическая тактика полового вос­ питания детей в дошкольных учреждениях. Как мы обнаружили при изучении влияния внутрисемейных отношений, в частности, полоролевой адекватности ро­ дителей, на зфовень становления полового самосознания ребенка, семья демонст­ рирует ребенку лишь некоторый более или менее полный набор тендерных сцена­ риев, способствующих полоролевой идентификации.

Осмысливание же этих пас­ сивно воспроизводимых ребенком в его сюжетно-игровой деятельности сценариев и осознание своей половой диспозиции происходят в дальнейшем в процессе его половой социализации, как части общей социализации под воздействием социо­ культурных стереотипов общественного сознания. Процесс этот протекает при непосредственном участии сверстников и воспитателей, как представителей новой социальной группы, более широкой, нежели первичная малая группа современной нуклеарной семьи, и, вследствие этого, способной предложить диверсифициро­ ванный сюжетно-ролевой репертуар. Формирование же половой идентичности и создание целостной тендерной схемы у дошкольника возможно только при усло­ вии проведения осмысленной и последовательной воспитательной политики в об­ ласти полового просвещения. Основным инструментом ее в рамках детского уч­ реждения могли бы стать полуструктурированные беседы-интервью с детьми и прописанные сценарии сюжетно-ролевых игр, способствующие интенсификации процессов половой самокатегоризации и типизации дошкольников, но уже с уче­ том современных социокультурных тенденций.

Как мы убедились в процессе проведения гендерной части нашего исследо­ вания, даже в московских детских дошкольных учреждениях в педагогической среде отсутствует понимание путей и методов влияния на становление полового самосознания детей, в то время как именно старший дошкольный возраст является сензитивным периодом для его формирования. Результаты диагностики нами уровня сформированности полового самосознания ребенка-дошкольника, как эле­ мента его образа Я, продемонстрировали очень большой разброс показателей, Wn = 0,1 - 1,0 б., т.е. от 10 до 100% от max показателя, даже в пределах достаточно однородной по всем параметрам выборки воспитанников одного московского детского сада. Это факт, свидетельствующий, по нашим данным, прежде всего о преобладающей роли семьи, как первичной социальной группы в становлении концепции пола ребенка, и обнаруживающий отсутствие сколько-нибудь внятной воспитательной тактики ДОУ в этом вопросе. Сравнение же с данными, получен­ ными при анализе литературных источников, в частности, при исследовании кон­ тингента ДОУ в Пермской области, выявило еще более выразительную картину несформированности основных конструктов «женского-мужского» у старших до­ школьников. Таким образом, как нам представляется, определение подходов к половому воспитанию дошкольника через воздействие на становление его полово­ го самосознания является насущной задачей педагогической психологии, решение которой могло бы способствовать становлению личности ребенка, как представи­ теля своего пола, формированию его адекватной Я-концепции, в том числе, кон­ цепции пола и, в дальнейшем, облегчить адаптацию детей к школьной жизни и, в целом, к реалиям современного постиндустриального общества.

В целом, факторы, влияюпще на полоролевое развитие ребенка, генетиче­ ски детерминированы, с одной стороны, и определяются культурно обусловлен­ ной когнитивной, мотивационнои и поведенческой половой социализацией, как частью общего процесса социализации, с другой. Они действуют параллельно и одновременно, поэтому так же комплексно их следует рассматривать в контексте психологического исследования процесса развития самосознания личности, что согласуется с мнениями Т.И.Юферевой, И.С.Кона, Т.А.Репиной [125,38,88]. При этом следует отметить, что прямого наследования признаков такой, например, ха­ рактеристики полового самосознания, как маскулинность-фемининность не суще­ ствует, так, психогенетические исследования близнецовым методом по соответст­ вующей шкале MMPI показали отсутствие генетических влияний на ее межинди­ видуальную вариативность (Ф.Фогель, А.Мотульски) [109].

Итак, на основании вышеизложенного, мы полагаем, что социокультурная ситуация становления полового самосознания порождает дилемму предопределен­ ности и свободы полоролевой идентификации ребенка и ставит перед родителями и обществом вопросы о том, что именно, когда, каким образом и в какой форме должно быть передано ребенку и воспринято им в ходе половой социализации, во первых. А также, кто и в какой степеьш будет определять ответы на эти вопросы, родители, или социум, в лице педагогов, во-вторых. Подводя промежуточные итоги, попробуем представить здесь наглядно постадийную совокупность процес­ сов развития полового самосознания старшего дошкольника. Как мы полагаем, становление полоролевой идентичности ребенка в дошкольном возрасте может быть достаточно четко и полно представлено разработанной нами:

Схема Х° Развитие полоролевого самосознания ребенка-дошкольника Половая роль Полоролевые стереотипы: г -г общественного сознани^!^! соииализаиия \ типизация ''\ самокатегоризация Родители i \ ^М идентификацш идентичность Биологический пол ребенка ^: Психологический пол ^ Отношение родителей к ребенку, производное от общения в родительско супружеской паре, подтверждает большую рациональность, заданность родитель­ ских отношений в сравнении с супружескими, ясно увиденную нами в процессе экспериментального исследования. Причем, условия актуализации родительских отношений отчетливо ситуативны, а супружеских — непрерывны;

целенаправлен­ ность первых конкретна и телеологична, а вторых - абстрактна и самоценна. Од­ нако наиболее важным в контексте стоявших перед нами задач являлось вьфажен ное различие между достаточно спонтанными, динамичными и иррациональными супружескими отношениями и обусловленными культурно-историческими нор­ мами и традициями родительскими и родительско-детскими отношениями.

Итак, мы теоретически выяснили, что супружеские отношения оказьгвают це­ ленаправленное воздействие на формирование полоролевого самосознания. На практике доказательством этого тезиса является неоднородность показателей супружеских отношений по разным шкалам: 1. Интимно-сексуальная, шах 9 Wn = 0/1 - 7/8, т.е. от О до 89%;

2. Личностная идентификация, max 9 - Wn (ж/м) = 5/4 - 9/9, т.е. от 56 до 100%;

3. Родительско-воспитательная, max 18 - Wn (ж/м) = 10/10 - 18/18, т.е. от 56 до 100%;

4. Социальная активность, max 18 - Wn (ж/м) = 8/9 - 17/18, т.е. от 44 до100%;

5. Внешняя привлекательность, max 18 - Wn (ж/м) = 8 / 1 1 - 18/17, т.е. от 44 до 100%.

При достаточной унифицированности родительско-детских показателей среди испытуемых нашей выборки выявлен следующий диапазон изменчивости исследуемых характеристик родительского отношения. 1 Когнитивный блок обна­ ружил - Wn = 2,5 -4,5;

2. Эмоциональный блок- дал результат - Wn = 2,7 - 4,9;

3.Поведенческий блок - показал - Wn = 2,7 - 4,5. Понятно, что первые - супруже­ ские, будучи эволюционно более ранними в рамках семьи и конституционно бо­ лее лабильными, нежели родительские, в большей степени подвержены влиянию модифицирующихся стереотипов маскулинности-фемининности, что и обуслови­ ло значительно больший разброс их показателей. С целью получения объектив­ ных данных об изменении конструктов «женского» и «мужского», представлен­ ных в сознании родительской пары, для последующей оценки влияния их на ус­ пешность полоролевой идентификации ребенка, мы и предприняли исследование иерархии семейных ценностей и полоролевой адекватности родителей ребенка.

Как мы убедились в ходе нашего исследования, в старшем дошкольном воз­ расте половое самосознание детей в основном либо еще недостаточно дифферен­ цировано, либо стихийно воспроизводит стереотипы противопоставления и про­ тивостояния полов (см. выше). Мы наблюдаем возрастную тенденцию половой сегрегации, как когнитивной, так и поведенческой, развивается дихотомия пред­ ставлений о «мужском» и «женском», которая выражается в возникновении новых личностных гендерных ценностей («хорошая девочка - красивая, стройная, гор дая, - мальчик - сильный, защищает, умный», «настоящий мужчина - сильный, ум­ ный, - женщина - красивая, добрая»).

4.4. Взаимосвязь специфики полоролевого самосознания родителей и ребенка.

Между тем, существующая социокультурная ситуация с характерной для нее ценностно-нормативной и полоролевой неопределенностью, а также невоз­ можностью очерчивания жестких поведенческих стандартов вследствие возник­ новения все новых моделей дифференциации половых ролей, ставит родителей перед альтернативой диктата или попустительства в этом вопросе. Выбор между ними определяется, в свою очередь, сознательно - путем рефлексии родителей на тему поиска оптимальных путей интеграции полового самосознания ребенка в парадигму общественного полового сознания, характеризующегося изменением присущего ему ранее дихотомического видения - либо стихийно, под влиянием присвоения ребенком историко-культурных стереотипов. Таким образом, в неко­ торых случаях, возникает несоответствие между стихийно возникшей вследствие присвоения традиционных социокультурных стереотипов дихотомией в сознании ребенка и эмпирическими фактами, наблюдаемыми ребенком в семье родителей и порождающими и подтверждающими идеи психологической андрогинии, гетеро­ генности пола, континуальности, и т.д.

Надо, однако, заметить, что идея психологической андрогинии, наряду с по­ ложением о гетерогенности пола (от Платона до В.Е.Кагана), как нормой развития личности, будучи, безусловно, значимой и плодотворной, воспринимается консер­ вативным и инерционным общественным сознанием достаточно неоднозначно.

Несмотря на все более широкую ее представленность в парадигме общественной культуры - так, например, культовый современный автор, Пауло Коэльо [48], чьи философские притчи отличаются глубоким психологизмом, камертоном одного из своих романов делает женскую сущность божественной природы, «женский лик Бога», - она не получила еще повсеместного распространения. Между тем, в силу неоспоримости ее биогенетических предпосылок, а также своей психосоци­ альной актуальности и универсальности, в особенности, в условиях изменивших­ ся социально-экономических реалий, именно она, как нам кажется, становится тем фактором, который мог бы демократизировать и гармонизировать институт со­ временного брака, выведя его из затянувшегося кризиса.

Достаточно сказать, что полученные в нашем исследовании полоролевого самосознания родителей результаты свидетельствуют о том, что в нашей выборке практически не были представлены абсолютно маскулинные или фемининные личности. В то же время, индивидов со средними показателями титульной маску линности-фемининности (27+52)=79%, их мы можем отнести к андрогинизирую щимся, с высоким показателями (10+12)=22%, - это явно андрогинные личности, и, наконец с низкими - (63+12)=75%, - традиционалисты. Таким образом, хотя женщины, в основном, располагаются ближе к фемининному полюсу шкалы, т.е.

преобладают средне- и высокофемининные женщины, а мужчины - соответствен­ но, дислоцируются в основном на маскулинном полюсе, т.е. преобладают средне и высокомаскулинные мужчины, однако количество андрогинных индивидов со ставляет практически десятую часть выборки по полу, а движущихся в этом на­ правлении - от четверти до половины ее. Хорошо иллюстрирует это явление Диаграмма № Распределение уровней титульной маскулинностич|)еиининности среди мужчин и женщин в семьях испытуемых о m^fMj^^m^m^ -6* ^ i высокий 2 -*0 о. « низкий 10 20 30 40 50 60 70 80 90 1(М) Пжен С муж П Состав групп Таким образом, порожденные узким анатомо-физиологическим подходом психологические конструкты «мужского» и «женского» в социуме и культуре, в настоящее время во многом изжившие себя, остаются при этом некой норматив­ ной базой обыденного общественного сознания. Они и определяют рассогласо­ ванность установочных систем самосознания наиболее прогрессивной и динамич­ ной части общества и консервативно-традиционалистской его части и закладыва­ ют основу конфликта, прежде всего, на уровне малой социальной группы - семьи, причем мужчины в данном случае привержены более традиционной системе цен­ ностей, нежели женщины. Проиллюстрируем это результатами эксперименталь­ ного исследования иерархии семейных ценностей. Нами было вьщелено 3 группы брачных пар: 1) с высоким уровнем согласованности иерархии семейных ценно­ стей (0-3) - 60%, 2) со средним (4-7) - 28% и 3) с низким (8-11) - 12%. По резуль­ татам исследования уровня маскулинности-фемининности были выделены три группы испытуемых - членов супружеских пар - женщины, как и ожидалось, в основном располагаются ближе к фемининному полюсу шкалы, т.е. преобладают низкомаскулинные и высокофемининные женщины: с низкими показателями (1 3) составляют большинство в 63%, со средними показателями (5-6) значительно меньше - 27%, с высокими показателями (8-9) меньше всего - 10%. Мужчины соответственно, дислоцируются в основном на маскулинном полюсе, хотя и не так близко к нему, как предполагалось: со средними показателями (5-6) составляют большинство в 52%, с высокими показателями (8-9) несколько меньше - 36%, с низкими показателями (2-3) меньше всего - 12%.

В процессе экспериментального исследования нами было установлено, что степень рассогласованности семейных ценностей мужа и жены коррелирует с со­ отношением таких характеристик их полоролевого самосознания, как маскулин­ ность, что является, на наш взгляд доказательством тезиса об опережении темпов изменения социокультурных конструктов женского-мужского в женском созна­ нии в сравнении с мужским. Так, соотношение уровней маскулинности женщин и мужчин из брачных пар оказалось следующим — в основном женщины уступают мужчинам по уровню маскулинности на 20-40%, однако, есть две крайние груп­ пы, члены одной из которых, низкофемининные женщины, практически равны по уровню маскулинности, или даже женщины превосходят мужчин, а другой - вы сокофемининны, и имеют значительно более низкий уровень, чем мужчины, ус­ тупая им на 50-80%. Т.е., 60% выборки составляют супружеские пары со средним для выборки соотношением уровней маскулинности матери и отца от 0,6 до 0,8;

20% приходится на пары, чье соотношение уровней маскулинности характеризу­ ется высокими показателями, расположенными в интервале от 0,9 до 1,4 и 20%, соответственно - на пары, чье соотношение уровней маскулинности характеризу­ ется низкими показателями, расположенными в интервале от 0,5 до 0,2. Таким об­ разом, можно говорить, о том, что в исследуемой выборке преобладают средне- и высокомаскулинные мужчины и высокофемининные женщины, а типичное соот­ ношение уровней маскулинности-фемининности женщин и мужчин, или матерей и отцов в брачной паре равняется 0,6-0,8.

Представляемая нами далее диаграмма № 9, иллюстрируя вышеизложенное, наглядно демонстрирует наличие связи между соотношением маскулинностей же­ ны и мужа в брачной паре, как характеристиками их полового самосознания и степенью согласованности их иерархий семейных ценностей или полоролевых се­ мейных установок, г = 0,56, при этом от маскулинности матери согласованность не зависит, г = 0,26.

Диаграмма № Разница в соотношении уровней маскулинности и иерархий семейных ценностей супругов в брачной паре • согласованность семейных ценностей • соотхошение маскулинностей о Брачные пары Такая ситуация, транслируясь из поколения в поколение, на наш взгляд, неминуемо приведет к тому, что противоречие между экспектациями и требова­ ниями социума с одной стороны и системой ролевых ожиданий-притязаний внут­ ри семьи, как первичной социальной группы, с другой стороны, будет и дальше усугубляться, приводя к социальной и психологической дезадаптации всех членов семьи, как субъектов внутри- и внесемейных отношений, и оказывая негативное влияние на формирование самосознания, в том числе, полового, ребенка, как субъекта детско-родительских отношений. Как справедливо отмечали В.А.Петровский и О.В.Прозументик [76,77,79], любая концепция пола активна, и общество, не пытаясь модифицировать традиционное биологически комплимен­ тарное понимание «мужского» и «женского», редуцирует тем самым половое са­ мосознание. В том числе это влияет и на развивающееся самосознание ребенка, сводя его до устаревших стереотипов массового сознания, предъявляемых его членам в виде неких образцов маскулинности - фемининности и навязываемых подрастающему поколению посредством предписаний и требований. В связи с этим, нам представляется весьма своевременным и необходимым попытаться ус­ тановить и проанализировать влияние таких особенностей полоролевого самосоз­ нания родителей, в качестве субъектов супружеских и родительско-детских отно­ шений, как степени их маскулинности - фемининности и полоролевой адекватно­ сти, на формирование стрзпауры самосознания ребенка, в частности, его полового самосознания, как наиболее универсально интегрированного элемента Я концепции в данном возрасте.

Итак, неоспоримым представляется тот факт, что стереотипы ортодоксаль­ ного общественного сознания, будучи внедренными в малую социальную группу современной нуклеарной семьи, порождают рассогласованность иерархий семей­ ных ценностей супругов (см. выше), чьи темпы личностного развития и психоло­ гической адаптации к стремительно изменяющимся социокультурным обстоятель­ ствам не всегда совпадают, что неминуемо приводит к снижению степени роле­ вой адекватности супругов.

Диапазон изменчивости суммарных показателей се мейно-ролевой неадекватности супругов Wn = 1 - 14, причем у женщин он со­ ставляет Wn = О - 9, а у мужчин Wn = 0-7 (по модулю). Если же мы рассмотрим полученные результаты с учетом знака, т.е. будем принимать во внимание не только недостаточность, но и избыточность ролевых притязаний одного из супру­ гов по отношению к ролевым ожиданиям в отношении него другого супруга, кар­ тина получится еще убедительней: \Уж= от -9 до +6, WM= ОТ - 7 до +6, т.е. разброс характеристик увеличится с 9 до 15 у жен, и с 7 до 13 у мужей, что делает картину взаимного несоответствия ожиданий-притязаний мужа и жены еще более яркой и наглядной.

В любом случае, полоролевая семейная неадекватность возникает вследствие несоответствия взаимных ожиданий и притязаний мужа и жены, как субъектов самосознания и отношений, прежде всего по параметрам социальной активности, и потенциальной угрозе возникновения на этой почве конфликтов, опасных для гармоничного развития личности ребенка (см. выше). Причины для их возникно­ вения всегда имеют место в любом типе семей, что обусловлено объективными и индивидуальными различиями сзшругов, при этом часто забывают, что межлично­ стные конфликты могут иметь не только деструктивные, но и конструктивные функции, а значит, выступать, как факторы позитивной эволюции семьи. Ричард Бах [8], один из наиболее рейтинговых представителей философского направле­ ния в современной психологической прозе писал по этому поводу так: «Брак - не состязание, где каждый должен проявить максимум своих возможностей, а со­ трудничество, построенное на наших различиях... Мы похожи только в том, что оба считаем, что в нашем браке есть некоторые безусловные ценности и приори­ теты... Во всем остальном, в большей или меньшей степени, мы различны» («Бег­ ство от безопасности», стр.199). Конструктивность межличностных конфликтов в достаточно стабильных семьях, имеющих общий позитивный фон супружеских взаимоотношений, состоит в обнаружении самого факта и определении сущности различий в потребностях, установках, целях, намерениях и т. д. Преодоление же конфликта, как мы убедились, способствует продуктивному согласованию пози­ ций супругов, повышающему их адаптацию к браку, оптимизации внутрисемей­ ных коммуникаций и совместной деятельности, прежде всего, в вопросах воспи­ тания детей. Таким образом, согласование родительских позиций, служит вьфа жением преодоления родителями потенциально конфликтной ситуации, являю­ щейся неизбежным следствием различий их ценностей, установок и поведенче­ ских стилей. Именно это мы и имели возможность наблюдать в процессе нашего исследования, когда степень совпадения всех характеристик родительского отно­ шения в одной брачной паре была значительно больше согласованности иерархии семейных ценностей и полоролевой семейной адекватности супругов (см. выше).

Далее мы иллюстрируем разную степень выраженности уровня согласован­ ности семейных ценностей супругов и совпадения родительско-детских отноше­ ний матерей и отцов в брачных парах.

Диаграмма № Согласованность семейных ценностей и род1гтельского отношения в брачных парах Семьи Согласование родительских позиций, таким образом, становится залогом позитивной личностной динамики ребенка, в том числе развития процесса его са­ мосознания. Свободные и ответственные действия супругов в этом направлении, преобразующие разъединяющий потенциал объективных различий между ними, как личностями и представителями разных полов в осмысленное субъективное пе­ реживание ценности этих различий являются залогом эффективного развития системы семейных и родительско-детских отношений и успешного формирования адекватной Я-концепции ребенка. Таким образом, современный брак, основанный.

прежде всего, на личностной совместимости супругов, в ситуации рассогласова­ ния рангов семейных ценностей потенциально конфликтогенен. Однако, в ос­ тающейся во многом традиционной российской семье преобладает детоцентрист ский подход, когда благополучие ребенка в основном воспринимается обоими родителями, как приоритетная ценность, большая, нежели их собственное благо­ получие в супружестве (но не в социуме), и это заставляет членов брачной пары стремиться к согласованию родительско-воспитательных позиций, стиля роди­ тельского поведения, родительско-детских отношений и взаимодействий.

Следующая диаграмма иллюстрирует наличие связи между соотношением маскулинностей матери и отца и согласованностью семейных ценностей, и отсут­ ствие ее с совпадением родительского отношения в супружеской паре.

Диаграмма № Согласованность семейных ценностей и совпадение родительского отношения в зависимости от соотношения маскулинности супругов.

согласованность сем.ценн. '^^'^{р^^совпадение родит.отношен.

• соотношение маскулинностей Мы имели возможность убедиться в этом, проведя сравнительный анализ данньпс, полученньпс из анкеты родительско-детских отношений и взаимодействий и опросника иерархии семейных ценностей. Тогда практически все брачные пары, вне зависимости от личностных особенностей, степени согласованности семейно ролевых установок и супружеской адекватности, продемонстрировали очень вы­ сокий уровень родительской компетентности по всем составляющим: когнитив­ ной, аффективной и поведенческой и значительно большую степень совпаденР1Я родительских установок, нежели супружеских (см. выше). Примененные нами проективные методики подтвердили этот вывод, - так, по критериям идентифика ции матери с ребенком 60% матерей, вне зависимости от пола ребенка имели вы­ сокие показатели, 40% - средние, в то время как в этом же тесте уже уровни общей полоролевой идентичности, как матери, так и ребенка распределяются следующим образом: высокий - 40%, средний - 30%, низкий - 30%.

Итак, стремление к обсуждению проблем в брачной паре, возникающих в супружеской жизни, и динамизащ1я отношений супругов, являющаяся результа­ том их последовательных «субъектных шагов» и фундаментом «субъектогенеза индивида» (В.А. Петровский) [76], выступают как условия прогресса всех семей­ ных подсистем - от супружеских до родительско-детских и успешного личност­ ного развития всех членов семьи. Здесь надо отметить, что этот прогрессивный тип реагирования на объективно обусловленную конфликтную ситуащш), вызван­ ную имманентным несходством ролевых установок, не вполне типичен для Рос­ сии. В стране с традиционно невысоким уровнем психологических отношений, преобладающим в массе экстрапунитивным типом реакции на фрустрирующие обстоятельства и стремлением индивида к делегированию другим лицам ответст­ венности за свое поведение и благополучие, далеко не все семьи и их члены его практикуют, что и приводит к дестабилизации семейной ситуации. Именно по­ этому, как нам кажется, относящиеся к прогрессивному типу, функциональные семьи, наиболее чутко и адекватно реагирующие на изменившиеся социокультур­ ные обстоятельства, в которых наблюдается тенденция к модификации иерархии семейных ценностей супругов, создают оптимальную обстановку для успешного личностного развития ребенка, которая и предопределяет высокий темп развития его самосознания. Эта модификация выступает как следствие развивающейся, пусть и неодинаковыми темпами, психологической андрогинии мужа и жены, предполагающей более высокий по сравнению с традиционным для российского общества, уровень, с одной стороны - активности и ответственности, а с другой - толерантности и демократичности личности во всех ее проявлениях, причем именно последние два качества конструктивизируют потенциальный межлично­ стный конфликт. Далее наглядно показано наличие выраженной связи соотноше­ ния маскулинностей жены и мужа и рассогласованности их семейных ценностей.

Диаграмма № Взаимосвязь соотношения маскулинностей и иерархии сеыейных ценностей матери и отца ребенка Семьи •согласованность семейных ценностей 'соотношение маскулинностей' Если принять тезис о том, что мужское и женское начала отнюдь не про­ тивоположны друг другу, а едины и являют собой два полюса одного и того же элемента, к которым индивидуумы лишь приближаются, располагаясь по всей длине оси между ними, то представители нашей выборки, демонстрирующие наи­ более высокие уровни качеств и свойств, традиционно приписываемых противо­ положному полу, на самом деле представляют наиболее прогрессивный психоло­ гический тип — андрогинный. Самые современные и динамичные супружеские па­ ры родителей из исследуемого контингента с рассогласованной иерархией семей­ ных ценностей, и невысоким уровнем семейной ролевой адекватности сохраняют, однако, баланс интересов, поддерживая семейную систему в динамическом рав­ новесии, и подтверждают, что мужественность и женственность существуют только как некая абстрактная идея. Типичных ролей мужчин и женщин в принци­ пе не может быть, как не может существовать в реальности идеально соответст­ вующих конструктам «маскулинности» и «фемининности» индивидов, а личность в рамках семьи и семья, как система, целостны лишь тогда, когда мужское и жен­ ское начало в них комплиментарно дополняют друг друга, не будучи антагони­ стичными. Многочисленные исследования выявили, что психологическое бла­ гополучие индивида не зависит напрямую от уровня его титульной маскулинности или фемининности, напротив, к примеру, чем более женственна женщина, тем выше ее тревожность и ниже - самоуважение. Наша работа вновь подтвердила провозглашаемый теорией психологической андрогинии тезис о том, что успеш­ ность социальной адаптации личности тем больше, чем она андрогиннее, проде­ монстрировав, в частности, что мужчршы и женщины, как члены супружеской па­ ры, более эффективны в роли родителей, будучи андрогинными личностями. И критерием этой эффективности является уровень развития самосознания у их де­ тей, а доказательством - то, что он более высокий, нежели у остальных членов детской выборки. А это значит, что выше уровень адаптации и успешность роди­ телей в качестве членов первичной малой социальной фуппы - семьи.

Диаграмма № Взаимосвязь соотношения маскулинностей матери и отца с полоролевой идентификацией ребенка соотношение маскулинностей маггери и отца •полоролевая идентификация ребенка Семьи Представленная выше диаграмма №13 свидетельствует об имеющейся взаи­ мосвязи соотношения маскулинностей матери и отца, как характеристик их поло­ вого самосознания и полоролевой идентичности с половой идентификацией и уровнем полоролевой идентичности ребенка, как составляющей его полового са­ мосознания.

Развивая теорию психологической андрогинии и обогащая ее новыми факта­ ми, наше теоретико-экспериметальное исследование выявило более высокий уро­ вень становления самосознания личности ребенка и сформированности его Я концепции в семьях, где родители отличаются более высоким уровнем андрогин ности, в частности, показатели маскулинности матерей выше среднего, г = 0,68. В частности, половое самосознание, как часть самосознания развивающейся лично­ сти ребенка-дошкольника и концепция пола, как элемент ее формирующейся Я концепции, имеют тем более высокий уровень становления, чем ниже степень со­ гласованности иерархии семейных ценностей его родителей, как супругов г = 0,54.

Несогласованность же эта как раз и инспирируется, на наш взгляд, несовпадением темпов психологической адаптации и перестройки сознания, в частности, его ген дерных схем, мужчин и женщин, как членов брачной пары. Можно говорить о том, что в исследуемой выборке преобладают средне- и высокомаскулинные муж­ чины и высокофемининные женщины, а типичное соотношение уровней маску линности-фемининности женщин и мужчин, или матерей и отцов в брачной паре равняется 0,6-0,8. Фактически, мы имеем дело с андрогинизащ1ей и тех и других, причем женская развивается более высокими темпами. В современной нуклеарной семье это вьфажается в том, что мужчины чаще склонны ориентироваться на тра­ диционные гендерные стереотипы, в особенности, в части соответствия их ожида­ ний в отношении семейных ролевых установок жен. Вследствие этого их концеп Щ1я пола статична и консервативна, в то время как более быстрая и адекватная ре­ акция женщин на социокультурные изменения, модифицируя их самосознание и его поведенческие корреляты, позволяет им усовершенствовать свои гендерные схемы. Это и приводит к тому, что возникает противоречие между исторически сложившейся, стабильной мужской тендерной схемой, и адаптированной к со­ временным условиям, обновленной женской и рассогласованность их взаимных полоролевых притязаний и ожиданий. Причем, по нашим наблюдениям, диссо­ нанс коренится, в основном, в несоответствии мужских ролевых ожиданий по от­ ношению к жене и собственных женских ролевых притязаний, при этом послед­ ние, зачастую, значительно превышают первые в 60% пар (от -1 до -7), сами же мужчины в своих ролевых притязаниях не готовы соответствовать ожиданиям женщин в 56% (от 1 до 6). Соответственно только 36% жен уступают в своих при­ тязаниях (от 1 до 6), и лишь 32% мужей превосходят ожидания (от -1 до -7). Та­ ким образом, истоки ускоренной маскулинизации, или андрогинизации женщин в сравнении с мужчинами, следует, по всей видимости, искать в неспособности мужчин соответствовать предъявляемым к ним социумом и женщинами требова­ ниям в части таких атрибутов маскулинности, как активность, ответственность, энергичность, сила, результативность и необходимостью для женщин включать компенсаторные механизмы, маскулинизируясь самим.

Таким образом, нам удалось показать, что мужчины и женщины, как субъекты родительско-детских отношений, тем более эффективны в качестве воспитателей, чем дальше они располагаются, как субъекты самосознания, на шкале маскулин ности-фемининности от крайних значений. То есть, андрогиния, будучи идеей цельности человеческой личности, становится основой продуктивной деятельно­ сти (общения, воспитания, обучения) и психологического благополучия членов семьи, как супружеско-родительской пары и субъектов межличностных отноше­ ний. Представленная здесь диафамма наглядно демонстрирует наличие выра женной прямой положительной связи между соотношением маскулинностей или андрогинностью родителей в брачной паре, как характеристиками их самосозна­ ния, производной от него согласованностью их семейных ценностей и уровнем формирования полоролевой идентичности ребенка, как центральным на этапе старшего дошкольного возраста элементом Я-концепции.

Диаграмма№ Взаимосвязь соотношения маскулинностей и иерархии семейных -О—соотношение ценностей матери и отца с полоролевой идентичностью ребенка маскулинност ей родителей * согласованно стъ семейных ценностей роителей •полоролевая идентичность ребенка Семьи Здесь следует непременно уточнить, что характерной особенностью нашей достаточно однородной выборки являлась принадлежность членов семейных пар к среднему классу (в российском понимании). По следующим основаниям: 1) вы­ сокий образовательный уровень - 80% родителей с высшим образованием;

2) дос­ таточно высокий уровень материального благополучия - 82% семей с размерами среднемесячного дохода на 1-го члена семьи выше среднего (300$);

3) образ жизни и система ценностей, типичная для представителя страты - а) ориентация на карьерный и профессиональный рост, как минимум одного из родителей, б) обеспечение достойного образования и воспитания для ребенка, в) постоянное по­ вышение уровня культуры и общей осведомленности, как родителей, так и ребен­ ка, г) соответствие стандартам среднего класса в проведении досуга, отношении к своему здоровью, организации быта, разделении обязанностей и т.д.

Именно поэтому, как мы полагаем, бьши получены показатели характери­ стик общего родительского отношения, свидетельствующие о достаточно высо­ ком уровне психолого-педагогической культуры родителей исследуемой выборки.

Они и не позволили установить вьфаженной связи между составляющими роди­ тельского отношения и таким аспектом личностного развития дошкольника, как развитие его самосознания, которое, как мы знаем, является когнитивно аффективной структурой, в то время как давшие наибольший разброс - 44% (про­ тив 26 и 32%), показатели аффективных элементов родительского отношения, не­ сомненно, оказьшают влияние прежде всего на уровень эмоционального благопо­ лучия ребенка - как элемент его аффективной сферы, исследование которой, тем не менее, не входило в нашу задачу.

4,5. Статистическая обработка и корреляционный анализ эксперименталь­ ных данных.

Все вышеизложенное подтверждает математическая обработка и анализ данных, полученных нами в экспериментальном исследовании иерархии семей­ ных ценностей, полоролевых и родительских установок супругов и их ролевой адекватности в рамках семьи. Результаты исследования свидетельствуют о том, что уровень становления самосознания, самоидентичности и сформированность Я-концепции ребенка-дошкольника тем выше, чем выраженнее маскулинность его матери, как проявление психологической андрогинии, производное от нее соот­ ношение уровней маскулинности матери и отца в супружеской паре, и связанное с ней непосредственно несовпадение систем семейно-ролевых установок родите­ лей, как супругов, в частности, степени согласованности семейных ценностей и семейно-ролевой адекватности матери и отца.

Итак, существует достоверная корреляция между уровнем сформированно сти Я-концепции ребенка-дошкольника, определяемым через уровень достижения им половой, возрастной и социальной идентичности, как результатов протекаю­ щих процессов половой, возрастной и социальной идентификации и спецификой внутрисемейных отношений его родителей, как субъектов отношений и самосоз­ нания.

Таким образом, нами экспериментально доказано, что:

I. Уровень развития половой самоидентичности ребенка связан с:

1) уровнем становления его возрастной само идентичности г = 0,65 при р = 0, (направление связи: положительная, сила связи: средняя, значимость связи: высо­ кая значимая корреляция) 2) уровнем становления его социальной самоидентичности г = 0,84 при р = 0, (направление связи: положительная, сила связи: сильная, значимость связи: высо­ кая значимая корреляция) причем, показатели уровня половой идентичности, полученные с помощью вер­ бальной и проективной методик имеют высокодостоверную корреляцию, г — 0, при р = 0,01, (направление связи: положительная, сила связи: сильная, значимость связи: высокая значимая корреляция), что свидетельствует об адекватности обеих методик целям исследования - диагностике уровня сформированности этого ком­ понента Я-концепции.

П. Уровень развития структур самосознания ребенка и, прежде всего, его половой, а также, возрастной и социальной самоидентичности связан с такими характери­ стиками самосознания родителей и внутрисемейных отношений, как:

1) уровнень маскулинности-фемининности матери, г = 0,68 при р = 0,01 (направ­ ление связи: положительная, сила связи: средняя, значимость связи: значимая корреляция) 2) соотношение уровней маскулинности-фемининности матери и отца, г = 0, при р = 0,01 (направление связи: положительная, сила связи: средняя, значимость связи: значимая корреляция) 3) общий уровень семейной ролевой неадекватности матери и отца г = 0,65 при р = 0,01 (направление связи: положительная, сила связи: средняя, значимость связи:

высокая значимая корреляция) 4) степень рассогласованности семейных ценностей, родителей, как супругов, г = О, 54 - для половой идентичности, г = 0,50 - для возрастной и г = 0,55 - для соци­ альной, при р = 0,01 (направление связи: положительная, сила связи: средняя, значимость связи: высокая значимая корреляция) Т.е. подтвердились четыре направленные, альтернативные нулевым, статисти­ ческие гипотезы нашего исследования (На), предполагавшие наличие значимых связей между вышеобозначенными признаками.

• что касается уровня маскулинности отца, то подтвердилась нулевая нена­ правленная статистическая гипотеза нашего исследования (Но), согласно которой связь между ним и уровнем самоидентичности ребенка, в том числе половой, от сутствует - г = 0,26, т.е. корреляция не достигает уровня статистической значимо­ сти: г эмп. г крит., если г крит. = 0,36 при р=0,05 и г крит. = 0,47 при р= 0,01.

• то же можно сказать и о родительском отношении: подтвердилась нулевая ненаправленная статистическая гипотеза нашего исследования (Но), согласно ко­ торой связь между ним и уровнем самоидентичности ребенка, в том числе поло­ вой, отсутствует - г = 0,11, т.е. корреляция не достигает уровня статистической значимости: г эмп. г крит., если г крит. = 0,49 при р=0,05 и г крит. = 0,51 при р= 0,01.


Ш. В то же время степень рассогласованности семейных ценностей супругов в брачной паре достоверно связана с соотношением маскулинности жены и мужа г = 0,52 при р = 0,01 (направление связи: отрицательная, сила связи: средняя, значи­ мость связи: значимая корреляция), • степень согласованности семейных ценностей супругов в брачной паре не связана с уровнем маскулинности-фемининности жены, г = 0,26, т.е. корреляция не достигает уровня статистической значимости: г эмп. г крит., если г крит. = 0,36 при р=0,05 и г крит. = 0,47 при р= 0,01.

• но при этом степень согласованности семейных ценностей супругов в брач­ ной паре не связана с совпадением родительских отношений г = - 0,12, т.е. корре­ ляция не достигает уровня статистической значимости: г эмп. г крит., если г крит. = 0,49 при р=0,05 и г крит. = 0,51 при р= 0,01.

• индивидуальная ролевая адекватность супругов не связана с их маскулин­ ностью мужа - г эмп.=0,32, жены - г эмп.=0,28, суммарная ролевая адекватность партнеров не связана с соотношением их маскулинностей - г эмп.=0,01.

• совпадение характеристик родительского отношения, в свою очередь, не связано с соотношением маскулинностей жены и мужа г = 0,04, т.е. корреляция не достигает уровня статистической значимости: г эмп. г крит., если г крит. = 0, ч.'• при р=0,05 и г Крит. = 0,51 при р= 0,01.

Для проверки согласованности изменений разных признаков у одного и того же испытуемого и совпадения индивидуальных ранговых показателей у двух от­ дельных испытуемых мы использовали коэффициент ранговой корреляции. Обра­ ботка данных производилась с применением метода ранговой корреляции (по Си­ доренко Е.В.) [98]. Коэффициент ранговой корреляции Спирмана бьш выбран, как критерий оценки, исходя из его: а) универсальности, б) простоты, в) возможностей в решении задач сравнения индивидуальных и групповых иерархий признаков.

Использовались две системы классификации корреляционных связей по их силе:

общая (по Ивантер Э.В., Коросову А.В.) [98] и частная (по Сидоренко Е.В.). Кри­ тические значения выборочного коэффициента корреляции рангов определялись из таблицы (по Урбаху В.Ю.) [98].

Итак, на основании вышеизложенного, мы полагаем возможным говорить здесь о влиянии специфики внутрисемейных отношений на становление Я концепции в целом, т. к. из результатов нашего эксперимента следует, что в сен зитивный для становления полового самосознания личности период старшего до гшсольного детства, уровень развития структуры эволюционирующего Я ребенка может быть наиболее точно определен и оценен через степень сформированности полоролевых предпочтений и диспозиций ребенка. Мы считаем, что становление Я-концепции ребенка в старшем дошкольном возрасте может и должно рассмат­ риваться, прежде всего, как развитие самосознания личности определенного пола в критический период формирования ее полоролевой идентичности и создания персональной гендерной схемы. Именно полоролевая идентификация, как способ достижения половой идентичности, является наиболее динамично протекающим процессом в период старшего дошкольного детства, будучи очевидно связанной с возрастной, физической и социальной идентификациями и интегрируя их в одно целое, имеющее целью создание совокупности самоидентичностей личности. Та­ ким образом, по нашим представлениям, уровень развития полового самосознания у старших дошкольников может служить одним из основных критериев определе­ ния стадии развития процесса самосознания и установления общего уровня сфор­ мированности Я-концепции старшего дошкольника. В свою очередь, как нами доказано, стадия развития полового самосознания и уровень сформированности Я-концепции ребенка значимо связан со следующими факторами: особенностями личностей родителей, в частности, уровнем их маскулинности-фемининности, или, скорее, андрогинности матери - положительно;

и спецификой внутрисемей­ ных взаимоотношений, в частности, согласованностью иерархий семейных цен­ ностей родителей, как супругов и полоролевой семейной адекватностью мужа и жены - отрицательно.

В процессе исследования и последующего сравнения с результатами других авторов, нами также были получены данные, хгфактеризующие процесс развития самосознания в дошкольном детстве. Нами были выявлены, в частности, следую­ щие, могущие быть условно отнесенными к культуроспецифическим или субкуль­ турным особенностям формирования отдельных компонентов образа Я ребенка дошкольника. Это более высокий уровень: а) общей самооценки и б) показателей половозрастной идентификации в московской группе детей, по сравнению с перм­ ской. Объясняется это, по всей видимости, тем, что отличия в уровне образова­ ния, общей информированности и психологической грамотности родителей при­ водит к тому, что в родительско-детском взаимодействии жители мегаполиса и малого города реализуют разные паттерны. Социокультурный контекст столично­ го города диктует следование более прогрессивным моделям отношений и взаи­ модействия взрослый-ребенок, нежели провинциального. Родители московской выборки имеют высокую самооценку (данные по шкалам Т.В.Дембо С.Я.Рубинштейн), осуществляют взвешенную воспитательную тактику (данные опросника родительского отношения), демонстрируя более высокий уровень без­ условного принятия (данные по Т.В.Дембо-С.Я.Рубинштейн и рисуночному тесту «Я и мой ребенок»), транслируя детям более эффективные установки на результат (сравнительные данные методики «Лесенка» В.Г.Щур). Тем самым они повышают самооценку и уровень притязаний ребенка, обозначая зону ближайшего развития, жизненные перспективы и создавая позитивный настрой на будущее.

Заключение В результате проведенного теоретического исследования выявлено, что на различных этапах онтогенеза личности ребенка центральным является одно из направлений развития процесса самосознания, а ведущим становится соответст­ вующий компонент Я-концепции, который и будет системообразующим, интег­ рируя все остальные ее структурные элементы. В сензитивные периоды развития стадия процесса самосознания и уровень становления Я-концепции могут быть определены и оценены через степень сформированности ведущего на данном эта­ пе элемента Я-концепции. В определенные возрастные периоды возникают новые интегративные направления развития процесса самосознания ребенка. В старшем дошкольном детстве ими являются полоролевое - (половое + социальное) и поло­ возрастное - (половое + возрастное) самосознание.

Центральным направлением движения процесса самосознания личности в период старшего дошкольного детства является развитие полового самосознания, а интегрирующим и системообразующим компонентом Я-концепции дошкольни­ ка - активно формирующаяся в это время концепция пола. Период старшего до­ школьного детства - сензитивный для становления полового самосознания лично­ сти, ее гендерной схемы и концепции пола, поскольку именно этот компонент Я концепции является в данное время наиболее динамично развивающимся. Он де­ монстрирует самый широкий диапазон изменчивости в силу таких особенностей периода, как смена курса развития с индивидуализации на социализацию лично­ сти, расширение рамок социальной группы с семьи до детского учреждения и увеличение числа образцов для внутригрупповой идентификации от родителей до сверстников.

Уровень становления Я-концепции ребенка в старшем дошкольном возрас­ те может быть определен через степень сформированности его гендерной схемы.

Т.е. - стадия развития полового самосознания у старших дошкольников и дости­ жения ими полоролевой самоидентичности является критерием установления ста­ дии развития процесса самосознания и общего уровня сформированности Я концепции. Динамика развития процесса самосознания старшего дошкольника зависят от специфики не только родительско-детских, но и супружеских отноше­ ний в семье и соотношения характеристик самосознания личностей родителей.

Особенности формирования Я-концепции ребенка старшего дошкольного возрас­ та зависит от родителей, как субъектов супружеских и родительско-детских от­ ношений в первичной малой социальной группе нуклеарной семьи. Субъектность родителей, проявляющаяся в их взаимоотношениях в браке, влияет на развитие личности ребенка. Полоролевая адекватность муж:чины и женщины, производная от соотношения иерархий их семейных ценностей в качестве субъектов супруже­ ских отношений в брачной паре, оказывает выраж:енное воздействие на динамику процесса развития самосознания дошкольника. В частности, на уровень сформи­ рованности полового самосознания ребенка, как субъекта самосознания и детско родительских отношений.

Развитие процесса самосознания ребенка зависит от специфики самосозна­ ния и ето поведенческих коррелятов родителей, как субъектов самосознания, становящихся также субъектами формирования самосознания ребенка. Степень маскулинности-фемининности родителей, как совокупности их психосоматиче­ ских и поведенческих свойств, характеризующих их половое самосознание и по лоролевую идентичность детерминирует формирование концепции пола ребенка как части его Я-концепции. Основными факторами влияния при этом становятся:

маскулинность матери, или ее андрогинность и соотношение уровней маскулин­ ности, или андротинности родителей. Процессы психологической андрогиниза ции, как установочной, так и поведенческой, активно и последовательно развива­ ются в социуме, непосредственно отражаясь в семье, как малой социальной группе, и влияют на полоролевое самосознание ее членов, диверсифицируя от­ дельные тендерные сценарии в брачной паре, модифицируя целостные тендерные схемы ее членов и оказывая влияние на внутрисемейные отношения, как супру­ жеские, так и родительско-детские. Проявление феномена психологической анд­ рогинии, выражающееся в изменении психологических конструктов окенского» и «мужского» и нарушении традиционного соотношения маскулиннных и феми­ нинных психических свойств и их поведенческих коррелятов у представителей соответствующих полов, приводит к рассогласованности иерархий семейных цен­ ностей супругов и изменению степени ролевой адекватности членов супружеской пары. Оно определяется несоответствием уровней взаимных ожиданий - притя­ заний брачных партнеров, как завышенных, так и заниженных, становясь потен­ циально конфликтогенным фактором и, вследствие этого, небезразличным для личностного развития ребенка.


На основании созданных нами в результате системного анализа теоре­ тических и теоретико-экспериментального конструктов и детализированных гра­ фических схем структуры самосознания, как процесса самопознания и самоосоз­ нания личности человека, с продуктом в виде интегральной системы - Я концепции, бьш разработан комплекс методик для выявления и описания уровня сформированности структур Я-концепции, как показателя актуальной стадии раз­ вития процесса самосознания в старшем дошкольном возрасте. Для этого бьши отобраны и модифицированы применительно к старшему дошкольному возрасту методики диагностики личностного развития ребенка:

1) разработано полуструктурированное интервью-беседа изучения полового само­ сознания и предложен способ оценки и интерпретации дант.1х на основе моди­ фицированных опросников Н.В.Плисенко, Р.Слэби-К.Фрэй;

2) разработаны под­ ходы и процедура, выработан метод оценки, обработки, интерпретации и пред­ ставления данных для вербальной диагностической методики на основе теста М.Куна-Т.Макпартлэнда;

3) создан опросник, разработаны подходы и процедура, выработан метод оценки, обработки, интерпретации и представления данных для психосемантическго эксперимента по исследованию структуры Я-концепции старшего дошкольника;

4) расширены интерпретации проективных рисуночных методик Г.Г.Филипповой и Р.Ф.Беляуекайте, в части изучения и оценки полоро левой внутрисемейной и личностной идентификации матери и ребенка, предло­ жены показатели оценки, показана эффективность и значимость данных методик.

Причем разработанные вербальная и проективная методики диагностики полового самосознания ребенка дали показатели, коррелирующие с г = 0,90.

На базе сконструированной путем использования целостного подхода с при­ менением многоаспектного анализа, комплексную блок-схему, позволяющую создать теоретизацию, отображающую влияние межличностных отношений в нуклеарной семье, в процессе общения, как деятельности, на специфику станов­ ления процесса самосознания ребенка и формирование его Я-концепции.

В целом в работе было доказано, что становление Я-концепции в старшем до­ школьном возрасте должно рассматриваться, как развитие самосознания лично­ сти определенного пола в критический период формирования ее полоролевой идентичности. Выявлено, что в сензитивный для становления полового самосоз­ нания личности период старшего дошкольного детства, уровень развития структу­ ры Я-концепции ребенка может быть наиболее точно определен и оценен через степень сформированности его полоролевых предпочтений и диспозиций. Про­ слежено, что именно полоролевая идентификация, как способ достижения поло­ вой идентичности, является наиболее динамично протекающим процессом, буду­ чи связана с возрастной (г = 0,65), физической и социальной (г = 0,84) идентифи­ кациями и интегрируя их в одно целое - совокупность самоидентичностей лично сти старшего дошкольника. Сделан вывод о том, что уровень развития полового самосознания у старших дошкольников может служить основным критерием оп­ ределения стадии развития процесса самосознания и установления общего уровня сформированности Я-концепции старшего дошкольника.

Бьша показана приоритетная роль внутрисемейных отношений в формирова­ нии Я-концепции ребенка старшего дошкольного возраста, в частности, такого ее системообразующего в этот период элемента, как формирующаяся концепция по­ ла. Обнаружено в процессе эксперимента по изучению полоролевого самосозна­ ния родителей, что реально существующее явление психологической андрогинии в контексте системы семьи приводит к изменению соотношеггия полоролевых ус­ тановок членов брачной пары, рассогласованности иерархий их семейных ценно­ стей (г = 0,52) и нарушению их полоролевой адекватности, модифицируя гендер ные сценарии родителей в сторону их большей андрогинизации. Причем значи­ мыми являются не сами уровни андрогинности жены или мужа, как характери­ стики полоролевой идентичности, а их соотношение в брачной паре. Выявлено, что опосредуемые через родительско-детские отношения изменения культурно исторических стереотипов с созданием обновленных социокультурных конст­ руктов «маскулинности» и «фемининности», представленных в разной степени в индивидуальном сознании и поведении каждого из членов семьи, оказывают влияние на формирование не только тендерной схемы ребенка, но и его Я концепции в целом (г = 0,64 - 0,68).

Таким образом, полученные нами результаты расширяют научные представ­ ления о факторах, обусловливающих становление Я-концепции, как продукта процесса самосознания и, в частности, полового самосознания ребенка и основ его концепции пола в старшем дошкольном возрасте. Кроме того, созданные и моди­ фицированные методики и данные, полученные в ходе настоящего исследования, могут быть использованы в педагогической психологии для решения проблем пе­ дагогики пола, в практической психологии при работе с детьми и их родителями на этапе подготовки к школьной жизни, а также в психотерапии для диагностики и коррекции внутрисемейных: супружеских и родительско-детских отношений.

Мы собираемся также стандартизировать разработанные вербальные и проектив­ ные методики диагностики полоролевого самосознания ребенка и продолжить ра боту над созданием методики, позволяющей корректно и адекватно оценивать уровень андрогинности взрослого и специфику его гендерной схемы, а также фор­ мирование в онтогенезе этих особенностей.

Представленное исследование, конечно, не может охватить всего круга про­ блем, возникающих в связи с задачей определения содержания и сущности про­ цесса не только самосознания в целом, но и полового самосознания ребенка и от­ дельных его составляющих, таких как половая идентификация, идентичность, со­ циализация, типизация и категоризация. Однако мы положили начало новому на­ правлению в их изучении, проследив действие факторов, влияющих на становле­ ние этого центрального, по нашему убеждению, на данном возрастном этапе ком­ понента Я-концепции. Мы создали теоретико-экспериментальные конструкты и предложили структурные схемы, отражающие, по нашему мнению, сущность про­ исходящих процессов.

Итак, выявленные в результате исследований статистически достоверные корреляции обнаруживают существование целого комплекса зависимостей между становлением основных структур Я-концепции ребенка-дошкольника и психоло­ гическими характеристиками супружеско-родительской и родительско-детской подсистем в системе семьи. Данный факт однозначно указьгеает на то, что именно мир близких взрослых - родителей и является определяющей формой становле­ ния внутреннего мира ребенка, всех аспектов процесса его самосознания и, одно­ временно, фактором опосредствования влияния стереотипов общественного соз­ нания на развитие личности ребенка. Сейчас мы находимся в начале пути изуче­ ния механизмов и факторов этого интересного, сложного и важного процесса.

Перспектива дальнейшего исследования природы, сущности, факторов влияния и механизмов становления полового самосознания, как центрального интегрирую­ щего компонента Я-концепции личности ребенка, характеризующего уровень ее формирования на исходе сензитивного периода дошкольного детства, представ­ ляется нам в виде следуюпщх нескольких направлений: первое - предполагает бо­ лее подробное изучение особенностей формирования элементов полоролевого са­ мосознания, как системообразующей структуры, во взаимосвязи с другими ком­ понентами Я-концепции ребенка;

второе - определяет механизмы и способы пе­ редачи и восприятия полоролевых установок и возникновения тендерных сцена риев и схем в ходе общей социализации ребенка, а также модификации их у взрослого;

третье - выясняет и уточняет роль родителей в процессе полоролевой идентификации и самокатегоризации ребенка, с одной стороны как субъектов са­ мосознания и отношения, с другой — как объектов, опосредующих социокультур­ ные влияния;

четвертое - прописьшает форму участия институтов общества, в том числе, образовательных, в интериоризации ребенком конструктов «мужского»

и «женского» и последующей маскулинизации-феминизации, либо андрогиниза ции его психики и поведения;

пятое - применяет адекватную методологию, спо­ собствующую преодолению биполярности подхода к половой типизации, и разра­ батывает валидные методики измерения у детей и взрослых уровня маскулинно сти-фемининности-андрогинности, обладающие как ретестовой надежностью, так и внутренней согласованностью.

Выводы В результате проведенного теоретико-экспериментального исследования вы­ явлено.

1. Я-концепция ребенка как системное интегративное образование имеет иерархи­ ческую пятикомпонентную структуру. На различных этапах онтогенеза лично­ сти центральным является одно из направлений развития прогресса самосознания, а ведущим становится соответствующий компонент Я-концепции, который и бу­ дет системообразующим, интегрируя все остальные ее структурные элементы. В сензитивные периоды развития стадия процесса самосознания и уровень станов­ ления Я-концепции могут быть определены и оценены через степень сформиро ванности ведущего на данном этапе элемента Я-концепции.

2. Центральным направлением движения процесса самосознания личности в пе­ риод старшего дошкольного детства является развитие полоролевого самосозна­ ния, а интегрирующим и системообразующим компонентом Я-концепции ребенка - активно формирующаяся в это время концепция пола. Этот период - сензитив ный для становления полоролевого самосознания личности, ее гендерной схемы и концепции пола, поскольку именно этот элемент Я-концепции является в данное время наиболее динамично развивающимся и оказывающим влияние на содержа­ ние и уровень развития остальных компонентов Я-концепции. Уровень становле ния Я-концепции старшего дошкольника может быть определен через степень сформированности его гендерной схемы.

3. Особенности формг^ования центрального в старшем дошкольном детстве ком­ понента Я-концепции ребенка - концепции пола зависят от родителей как субъ­ ектов супружеских отношений в первичной малой социальной группе нуклеар ной семьи. Полоролевая адекватность мужчины и женщины, производная от со­ отношения их семейных ценностей в качестве субъектов супружеских отношений в брачной паре, оказывает вьфаженное воздействие на процесс развития полоро левого самосознания дошкольника.

4. Специфика/7азв«/иг/я процесса самосознания старшего дошкольника зависит от специфики самосознания личностей родителей как субъектов самосознания, в ча­ стности, от их полового самосознания и полоролевых установок. Степень маску линности-фемининности родителей, характеризующая их половое самосознание, имеет влияние на становление Я-концепции старшего дошкольника, в том числе, его концепции пола и гендерной схемы. Причем, по всей видимости, решающими факторами влияния являются: а) маскулинность матери, которую можно тракто­ вать скорее как ее андрогинность, и б) соотношение уровней маскулинности, или андрогинности родителей, как супругов.

5. В стабильной функциональной семье, имеющей общий позитивный фон супру­ жеских и родительских отношений, преодоление имеющего конструктивный ха­ рактер межличностного конфликта, вызванного изменением полоролевого само­ сознания супругов и несовпадением их динамических полоролевых установок, способствует продуктивному согласованию позиций членов брачной пары. В свою очередь, оно помогает оптимизации параметров совместной родительско воспитательной деятельности, что приводит к интенсификации процесса самосоз­ нания, определяемого по системообразующему компоненту - полоролевому само­ сознанию и динамизации становления Я-концепции ребенка.

Список литературы:

1. Абраменкова ВВ. Генезис отношений ребенка в социальной психологии детства.

Автореферат дисс. докт. психол.наук. -М., 2000.

2. Абрамова Г.С. Графика в психологическом консультировании. -М., 2001.

3. Авдеева Н.Н., Елагина М.Г., Мещерякова СЮ. Развитие личности на ран­ них этапах детства//Сб. Психология личности. -СПб., 2000. С.213-222.

4. Алешина Ю.Е., Волович А.С. Проблема усвоения ролей мужчин и женщин// Вопросы психологии. 1991. №4. С.74-82.

5. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. -М., 1977.

6. Архиреева ТВ. Самосознание и Я-концепция ребенка. -В.Н., 2002.

7. Асмолов А.Г. Движущие силы и условия развития личности// Сб. Психоло­ гия личности. -СПб., 2000. С.222-230.

8. Бах Р. Бегство от безопасности, -М., 2003.

9. Бауэр Т. Психическое развитие младенца. -М., 1979.

Ю.Белопольская Н.Л. Половозрастная идентификация. -М., 1995.

11. Беляускайте Р.Ф. Рисунчатые пробы как средство диагностики развития личности ребенкаУ/Детский практический психолог. -М., 1994, №1. С.30-31.

12. Бердяев Н.А. Царство духа и царство кесаря. -М., 1995.

13. Берне. Р. Развитие Я-концепции и воспитание. -М., 1986.

14.Беттельгейм Б. Любим ли я. -СПб., 1998.

15.Бодалев А.А., Столин В.В. и др. Семья в психологической консультации. М.,1989.

16.Бодалев А.А., Столин ВВ. Общая психодиагностика. -СПб., 2000.

17.Божович Л.И. Проблемы формирования личности. -М.,1995.

18.Бурлакова Н.С., Олешкевич В.И. К проблеме понимания проективности детского рассказа в контексте изучения динамики и структуры самосозна­ ния ребенка. Журнал практического психолога. №5-6.1999. С. 168-189.

19.Бюлер К. Духовное развитие ребенка. -М., 1924.

20. Варга А.Я. Структура и типы родительского отношения. Автореферат дисс.канд.психол.наук.-М.,1987.

21.ВейнингерО. Пол и характер. -М.,1997.

22. Винникотт Д. В. Разговор с родителями. -М., 1995.

23.Винникотт Д.В. Маленькие дети и их матери. -М., 1998.

24. Витакер К. Символическая экспериментальная семейная терапия: модель и методология//Сб. Эволюция психотерапии в 4-х тт., т.1. -М., 1998.

25. Волков Б.С., Волкова Н.В. Детская психология. -М., 2002.

26. Выготский Л.С. Вопросы детской психологии. -СПб., 1999.

27. Выготский Л.С. Лекции по психологии. -СПб.,1999.

28.Геодакян В.А. Теории дифференциации полов в проблемах человека// Чело­ век в системе наук. -М., 1987. С.171-189.

29. Давьщов В.В. Теория развивающего обучения. -М., 1997.

30. Данилюк СБ. Особенности половой идентификации в структуре самосоз­ нания дошкольника, воспитывающегося в условиях детского дома. Дисс.

канд. психол. наук. -М., 1993.

31. Душкина М.Р. О выборе адекватной методики диагностики полоролевого самосознания у старших дошкольников при гендерных исследовани ях//Сборник научных трудов. Современное образование: актуальные вопро­ сы.-М., 2002. С.40-49.

32. Джемс У. Психология. -М., 1991.

33. Захарова Е.И., Бурменская Г.В. и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. -М.,2002.С.262-287.

34. Запорожец А.В. Принцип развития в психологии. -М., 1978.

35. Захаров А.И. Предупреждение отклонений в поведении ребенка. -СПб., 2000.

36. Ильченко Л.В. Развитие психологического пола ребенка дошкольника (4- лет). Авторефератдисс. канд. психол. Наук- Р-н-Д. 1995.

37. Ильина И.Ю. Аффективное поведение и его коррекция в младшем дошко­ льном возрасте. Дисс.канд.психол.наук. -М.1996.

38. Исаев Д.Н. Каган В.Е.Половое воспитание и психогигиена пола у детей. Л.,1990.

39. Каган В.Е. Воспитателю о сексологии. -М., 1991.

40.Коломинский Я.Л., Мелтсас М.Х. Полоролевое развитие ребенка в дошко­ льном возрасте. Генетические проблемы соиальной психологии, под ред.

Я.Л.Коломинского, М.И.Лисиной. -Мн.,1985. с.176-192.

41.Кирпатовский И.Д., Голубева И.В. Патология и коррекция пола. -М., 1992.

42.ЬСлизовский А. Мужчина и женщина. -Мн., 1996.

43.Ковалев Г.А., Радзиховский Л.А.Общество и проблемы интериоризации// Вопросы психологии, 1985..№1.

44.Колесов Д.В. Пол и секс в современном обществе.-М., 1999.

45.Колясникова М.В. Психологическое строение пола как характеристика лич­ ности. Автореферат дисс. канд.пихол.наук. -М., 1999.

46. Кон И.С. В поисках себя.- М., 1983.

47.Кошелева А.Д. Взаимодействие взрослые - ребенок и функциональная роль эмоциональных процессов в онтогенезе//Межвузовский сборник научных трудов. -Пермь, 1993.

48. Коэльо П. На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала. -М., 2003.

49. Кучерова ЕВ. Проблема развития самосознания в дошкольном возрасте// Сб. научных трудов. Особенности обучения и воспитания детей дошколь­ ного возраста. -М., 1987. С. 112-117.

50. Краткий психологический словарь, под ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского. -Р.н.Д., 1999.

51.Лангмейер И., Матейчик 3. Психическая депривация в детском возрасте. Прага, 1984.

52. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. -М. 1972.

53. Леонтьев АН. Деятельность, сознание, личность, -М.,1975.

54. Лисина М.И., Сильвестру А.И. Психология самопознания у дошкольников. Кишенев, 1983.

55. Лисина МИ. Проблемы онтогенеза общения. М., 1986.

56. Лисина МИ. Общение, личность и психика ребенка.-М.-В., 1997.

57. Личко А.Е. Подростковая психиатрия. -Л., 1979.

58.Лобза О.В. Роль близких взрослых в становлении эмоционального миро­ ощущения ребенка. Дисс.канд.психол.н.-М., 2000.

59. Ломова М.В.Соотношение Я и имени человека в развитии самосознания.

Дисс.канд.психол.наук.-М., 2002.

60. Лосев А.Ф. Дерзание духа. -М., 1988.

61. Мартин Д., Психологические эксперименты - идея, интерпретация, тонко­ сти воплощения.- СПб., 2002.

62. Марцинковская Т.Д. Детская практическая психология.- М., 2000.

63. Маховер К. Проективный рисунок человека. -М., 2000.

64. Менегетти А. Психология жизни.- СПб., 1992.

65. Миллер С. Психология развития - методы исследования- С-Пб., 2002.

66. Морева Г.И. Самооценка как фактор регуляции морального поведения дошкольника. Автореферат дисс.канд.психол.наук.- М.,1985.

67. Мураками X. Хроники заводной птицы. -М., 2002.

68. Мухина ВС. Психология детства и отрочества- М., 1998.

69. Непомнящая Н.И. Становление личности ребенка 6-7 лет. -М., 1992.

70. Обухова Л.Ф. Детская возрастная психология. -М.,1999.

71. Одаренные дети. Сб. под ред. Г.В.Бурменской. -М.,1991.

72. Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека.-М., 2002.

73. Перегуда В.И. Особенности самоконтроля у гиперактивных детей старшего дошкольного возраста. Дисс. канд.психол.наук.- М.,1994.

74. Петровский А.В. Психология развивающейся личности. -М., 1987.

75. Петровский А.В. Ярошевский М. Г. Психология. -М., 2000.

76. Петровский В.А.Субъектность: новая парадигма в образовании// Психологическая наука и образование. 1996,.№3.С. 100-109.

77.Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъектности- Р.на Д.Л996.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.