авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Орлов, Валерий Васильевич Проблемы освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних ...»

-- [ Страница 3 ] --

- деяние перестало быть общественно опасным вследствие изменения обстановки.

Основанием для освобождения от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки, являлось то, что:

- лицо впервые совершило преступление;

- совершенное им деяние относится к преступлениям небольшой или средней тяжести.

Под «изменением обстановки, вследствие которого совершенное деяние перестало быть общественно опасным», следует понимать такие существенные изменения в политической, экономической, социальной или духовной жизни общества, происшедшие независимо от воли и желания виновного, вследствие которых не только конкретное преступление, но и другие ему подобные деяния перестали быть обшественно опасными. Как справедливо отмечает С.Г. Келина, «изменением обстановки в данном случае могут признаваться такие перемены объективного характера, вследствие которых ранее совершенное преступление в новых объективных условиях утрачивает общественно опасный характер».' Обычно к таким изменениям правоприменительная практика относит отмену чрезвычайного или военного положения;

карточной системы приобретения продовольствия и товаров;

отмену запрета на вырубку леса и т.д.

Под «изменением обстановки, вследствие которого лицо, совершившее преступление, перестало быть общественно опасным», необходимо понимать изменения, происшедшие во внешних, объективных условиях. Однако в отличие от изменений обстановки, влекущих отпадение общественной опасности совершенного деяния, в рассматриваемом случае изменения касаются только той обстановки, которая окружала данное виновное лицо до совершения им преступления. Эти изменения обстановки не связаны с изменением условий, которые окружают других жителей этой же местности или других работников этого же предприятия или учреждения. Такое изменение объективных условий может произойти по воле лица, совершившего преступление, когда, например, он, желая порвать с преступной средой, устраивается на работу, ложится на лечение от алкоголизма или наркомании и, что наиболее важно для несовершеннолетнего, идет учиться в школу или поступает на учебу в другое учебное заведение.

Вместе с тем изменение обстановки может произойти и независимо от воли и желания виновного лица. Таким примером по отношению к несовершеннолетнему, совершившему преступление, является, например, решение родителей переехать к другому месту жительства с тем, чтобы вырвать своего ребенка из преступной среды.

Таким образом, изменения в жизни виновного должны носить объективный характер и непременно устранять те наиболее существенные ' Келина С.Г, Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М., 1974. С. 94.

причины и условия, которые способствовали совершению преступления именно этим лицом.

Необходимо также сказать, что при определенных условиях освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки выступает в качестве пооп];

рительной нормы. Норма будет поош,рительной при условии, если лицо, совершившее деяние, содержаш;

ее признаки преступления, изменяет свое поведение, перестает общаться с лицами, которые отрицательно на него влияли, поступает на работу или учебу, решает сам пройти курс лечения, то есть действия лица свидетельствуют о его положительном посткриминальном поведении, которое заслуживает вознаграждения в виде освобождения от уголовной ответственности. Следовательно, в ст. 77 УК поощрение выступало в качестве факультативного условия освобождения от уголовной ответственности.

В связи с изложенным, а также в связи с тем, что Модельный Уголовный кодекс для государств-участников СНГ также предусматривает подобный вид освобождения, а, кроме того, он существует в уголовном законодательстве большинства государств СНГ, необходимо ввести ст. УК РФ.

Нри этом ее следует изложить в следующей редакции: «Лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления, освобождается от уголовной ответственности, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными».

Ноэтому, данный вид освобождения можно распространить в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за любое по тяжести преступное деяние, при условии, что вследствие изменения обстановки само лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными.

Хотелось бы также остановиться на определенных изменениях в ст.

90 УК РФ, хотя вопроса освобождения от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия мы коснемся в § 2 настоящей главы. Здесь следует отметить тот факт, что теперь освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, может быть применено не только, когда несовершеннолетний совершил преступление впервые, но и при условии, когда несовершеннолетний уже освобождался от ответственности и вновь совершает преступление. Это положение весьма спорно и малоэффективно как с точки зрения его положительного влияния на несовершеннолетнего, к которому этот вид освобождения будет применяться, так и с точки зрения его использования правоприменителями. Как показало изучение уголовных дел, по которым несовершеннолетние освобождались от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, в г.

Липецке и Липецкой области за весь период введения указанного положения ни один несовершеннолетний не был освобожден от уголовной ответственности при повторном совершении им преступления небольшой или средней тяжести.

Кроме того, усложненный порядок применения ст. 90 УК РФ остался без изменения, что позволяет данной норме оставаться малоэффективной и редко применяемой, о чем свидетельствуют статистические данные (приложение 2).

В рамках проблем законодательного уровня необходимо отметить, что концепция освобождения от уголовной ответственности, которая существует в Российском Уголовном праве, безоговорочно необходима с точки зрения уголовной политики для современного развитого правового порядка. Тот факт, что в России на современном этапе вместе с классической системой реакции государства на преступление, где основными элементами выступают уголовное преследование и наказание, развиваются и иные формы реакции, в частности на преступления небольшой и средней тяжести, представляется довольно важным, так как при другом подходе Россия отстала бы в своем правовом развитии от передовых держав на многие годы. Необходимость такой уголовно политической концепции достаточно обширна в Российской правовой литературе.' Данная концепция на современном этапе находится в очевидном противоречии с таким конституционным принципом, как презумпция невиновности. То обстоятельство, что такой институт материального права, как «освобождение от уголовной ответственности» и институт процессуального права «прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, находятся в противоречии с указанным принципом, подтверждается той критикой, которая имела место со стороны представителей уголовно-процессуальной науки, которые либо как A.M. Ларин высказывались об их упразднении, либо как И.Л.

Петрухин настаивали на введении «судебного разбирательства по уголовным делам, подлежащим прекращению по нереабилитирующим основаниям с признанием лица виновным в совершении преступления, но с освобождением его от уголовной ответственности или уголовного наказания».'^ Обе эти точки зрения ведут к отказу от института освобождения от уголовной ответственности, который фактически будет заменен институтом освобождения от наказания. Их существенным недостатком является то, что существование в российском праве института освобождения от уголовной ответственности столь же необходимо и неизбежно, как и существование презумпции невиновности.

' См. Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс. Баку, 1992;

Кобзарь И.А.

Социальная и криминологическая обусловленность уголовной ответственности несовершеннолетних (теория и практика). М., 1998;

Лесниевски-Костарева Т.А.

Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 1998.

См. Ларин A.M. Презумпция невиновности и прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям//Суд и применение закона. М., 1982. С. ^ См. Петрухин И.Л. Презумнция невиновности - конституционный принцип советского уголовного процесса//Советское государство и право. 1978. №. 12. С. Итак, проблема существует и требует определенного решения. Одна из теорий такого решения носит процессуальный характер и не затрагивает основ материального уголовного права. Так, Левинова Т.А. делает попытку разграничить два вида презумпции невиновности: общегражданскую, которая закреплена в ст. 49 Конституции РФ, и процессуальную, включающую вопросы о бремени доказывания, о толковании неустранимых сомнений виновности лица в его пользу и о том, что недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности.' Значит, при освобождении от уголовной ответственности и нрекращении дела по нереабилитирующим основаниям общегражданская презумпция невиновности остается незыблемой, но «прекращает свое действие»

процессуальная презумпция невиновности - лицо более «не считается невиновным», а становится «вероятно виновным», нри этом «факт совершения лицом преступления установлен и сомнений не вызывает».

Предлагается различать «признание лица виновным по приговору суда и установление виновности при прекращении уголовного дела».^ В результате институт освобождения от уголовной ответственности полностью соответствует ст. 49 Конституции РФ, так как процессуально не невиновный человек (одновременно вероятно виновный) общеграждански совершенно невиновен в совершении преступления. Данная идея выдвинута с такой благой целью, как объяснение процессуальной природы института освобождения от уголовной ответственности.

Г. В. Тарасова предлагает расширить предусмотренную ст. Конституции формулировку презумпции невиновности, включив в нее «постулат об установлении вины не только приговором суда, но и решением органа дознания, следователя, прокурора, суда о прекращении ' См. Левинова Т.А. Средства законодательной техники в сфере регулирования прекращения уголовных дел// Вонросы юридической техники в уголовном и уголовно ироцессуальном законодательстве. Ярославль, 1997. С. 166- ^ См. Левинова Т.А. Средства законодательной техники в сфере регулирования прекращения уголовных дел// Вопросы юридической техники в уголовном и уголовно процессуальном законодательстве. С. 169-171.

уголовного дела по нереабилитирующему основанию».' Другими словами, автор предлагает превратить принцип презумпции невиновности из правового принципа в правовую норму, которая содержит определенный ряд исключений.

Н.В. Васильев пытается решить проблему с «филологических»

позиций. Он считает, что во Всеобщей декларации прав и свобод человека и в Международном пакте о гражданских и политических правах говорится не о том, что обвиняемый «считается» невиновным, а о том, что он «имеет право» считаться невиновным. Эта «ключевая», по его мнению, фраза приводит к тому, что «презумпция невиновности переходит в разряд права конкретного субъекта, которым последний может воспользоваться, а может и не воспользоваться. Если лицо решает им воспользоваться, то у всех возникает обязанность придерживаться указанной презумпции». В этом, по мнению автора, состоит «приоритет диспозитивного начала».^ Но следует признать, что данная теория строится на не совсем точном переводе Пакта о гражданских и политических правах, в оригинале которого словосочетание «имеет право считаться невиновным» отсутствует.

Свое решение проблемы предлагает Л.В. Головко. Он говорит, что мы не можем утверждать о существовании деяния, о том, что оно содержит все признаки состава преступления, о вине лица в его совершении и т.д.

Покуда процесс не завершен (имея в виду разрешение дела по существу), материальное право, в том числе вопрос об уголовной ответственности, остается объективно неопределенным. Отсюда следует, что юридически невозможно освободить кого-либо от того, что еще не определено и не установлено. Здесь-то и лежит, на наш взгляд, основной порок нынешней конструкции освобождения от уголовной ответственности.

Тарасова Г.В. Гарантии законности и обоснованности прекращения уголовных дел органами дознания и предварительного следствия: Автореф. Дис....канд. юрид. наук.

Воронеж, 2001. С. 12.

См. Васильев Н.В. Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям на стадии предварительного расследования. Автореф. дис...канд. юрид, наук. М., 2002.

С16.

Впрочем, если отдавать себе отчет в процессуальных аспектах состояния материального права на разных этапах движения производства по делу, то указанный порок преодолевается без особых затруднений. До того как лицо будет признано виновным приговором суда, его нельзя освободить от «вынесения отрицательной оценки его поведения в форме обвинительного приговора», но нет никаких процессуальных препятствий для того, чтобы освободить данное лицо от рассмотрения вопроса о возможности отрицательной оценки его поведения в форме обвинительного приговора. Иными словами, лицо в данном случае освобождается не от уголовной ответственности в материально-правовом смысле, а от уголовного преследования в смысле процессуальном, так как уголовное преследование, составляюш,ее стержень уголовного процесса, вовсе не обязательно должно завершиться постановлением обвинительного приговора. Вопросы материального уголовного права, не будучи разрешены судом по конкретному уголовному делу, остаются открытыми, так как государство в лице своих компетентных органов сознательно и правомерно отказывается при определенных условиях от принадлежаш,его ему права совершать дальнейшие процессуальные действия (предъявление обвинения, составление обвинительного заключения или акта, передача дела в суд, поддержание обвинения в суде и др.), направленные на их постановку перед судом. В числе таких вопросов открытым остается и вопрос о виновности соответствуюш,его лица в совершении деяния, содержаш:его все признаки преступления, т.е. согласно ст. 8 УК РФ об основаниях уголовной ответственности этого лица. Но поскольку у следователя, прокурора и т.д. есть все процессуальные основания для осуществления его уголовного преследования (начиная с достаточной совокупности доказательств и заканчивая внутренним убеждением в его виновности по смыслу ст. 17 УПК РФ), то такое лицо вполне корректно именовать не «лицом, совершившим преступление», как это делает современный «уголовно-правовой законодатель», а лицом, подлежащим уголовному преследованию. Разница очевидна, так как лицо, подлежаш,ее уголовному преследованию, совсем не обязательно становится лицом, совершившим преступление и подлежап],им уголовной ответственности, иначе потерял бы смысл, скажем, институт оправдательного приговора.' В целом данная точка зрения возможно и снимает напряженность в данном вопросе, однако необходимо заметить, что уголовному преследованию лицо будет подвергнуто в том случае, если оно совершит деяние, содержащие признаки состава преступления, то есть процесс возникает по поводу применения норм материального права, а не наоборот.

Поэтому при освобождении от уголовной ответственности необходимо говорить о лице, совершившем деяние, содержащие признаки преступления. То есть в данном случае речь идет не о деянии, которое оценено судом в обвинительном приговоре как преступление, а о деянии, которое с учетом всех признаков может быть подвергнуто данной оценке со стороны суда.

Указанная проблема касается в целом института освобождения от уголовной ответственности. Освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних является лишь ее частью. Вместе с тем институт освобождения от уголовной ответственности весьма важен для несовершеннолетних совершивших преступление.

С учетом современных взглядов на уголовно-правововую доктрину в области защиты прав несовершеннолетних и прежде всего в международном праве, следует признать, что в отношении несовершеннолетних во главу угла ставится принцип воспитуемости, а не наказуемости. Все чаще приходится признавать, что карательная доктрина в области уголовной ответственности несовершеннолетних себя исчерпала.

Кроме того, государство, стремясь наказать (покарать) преступника, часто забывает о потерпевшем. Оно должно не только защищать его от противоправных посягательств, но и восстановить его нарушенное право, принять меры к возмещению причиненного ущерба.

' Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб., 2002. С. 326-328.

Необходимо признать, что «карательное» правосудие не решает возникшего конфликта в полном объеме, не снимает напряженности. На выходе системы уголовного правосудия жертва часто удовлетворения не получает. В частности, если жертву в результате преступления покалечили, то ее здоровье не восстановится, да и материальный уш,ерб потерпевшему не всегда возмещается. Часто жертвами преступлений совершаемых несовершеннолетними, являются их сверстники. Нриведем примеры из исследований зарубежных и российских криминологов. Так, Г. Й. Шнайдер отмечает, что 64 % людей, оказавшихся в детстве или юности жертвами преступлений, во взрослом возрасте становятся преступниками, из тех же, кого подобная участь в детстве и юности миновала, - только 22%.' Но сведениям Г.А. Алиева и Н.Х. Сафиуллина, это соответственно 70% и 19%.^ Но данным С.Н. Абальцева, среди насильственных преступлений этот процент еще значительнее - 75% людей, которые подверглись насилию в несовершеннолетнем возрасте, в возрасте старше 18 лет сами применяют насилие, из тех же, кто не испытал насилие, - лишь 16%.^ Несовершеннолетний, который лишается свободы, попадает в жесткие условия. В любом случае, это не те условия, которые приспособили бы его к жизни в нормальном обществе, и само общество не застраховано оттого, что не будет совершено повторное преступление.

Ноэтому социологи говорят о том, что «карательное» правосудие не дает положительного результата. Следует согласиться с высказыванием Э.Л.

Мировского о том, что « поиск причины преступности несовершеннолетних приводит к заключению, что в системе криминологической детерминации особую роль играют отношения «преступник-жертва» или связь «виновный-потерпевший».'' Отсюда ' Шнайдер Г. Й. Криминология. Перевод с нем. М., 1994. С. 18.

^ Алиев Г.А., Сафиуллин Н.Х. Умышленные убийства, их особенности, классификация и предупреждение. М., 1996. С. 18.

Абальцев С.Н. Проблемы криминального насилия (защита граждан от преступных посягательств). Коломна, 2002. С. 198.

Мировский Э.Л. Несовершеннолетние преступники и потерпевшие// Криминологический журнал. 2003. №. 2(5).

рождаются идеи о замене кары государства за нарушение уголовного запрета мерами восстановительного правосудия.

Если преступление - это причинение вреда или угроза его причинения, то что такое правосудие? Если преступление наносит вред, то правосудие должно ставить себе целью восстановление справедливости, добрых отношений. Поэтому определять правосудие нужно не как возмездие, а как восстановление. Если преступление - зло, то правосудие должно служить его искоренению и способствовать исцелению потерпевшего. Действия по восстановлению, а не дополнительный вред, смогут создать необходимый противовес вреду, нанесенному преступлением. Нельзя, конечно, гарантировать полное восстановление, но восстановительное правосудие должно поставить себе целью создание условий, в которых этот процесс мог бы начаться.

В настояш,ее время в России развивается восстановительное правосудие, которое направлено на примирение жертвы преступления и лица, совершившего преступление. Основой для восстановительного правосудия является институт освобождения от уголовной ответственности.

Восстановительное правосудие направлено не только на примирение жертвы и преступника, оно преследует цели восстановления нарушенного права потерпевшего, возмеш,ения ему уш,ерба, оказание психологической помош,и по поводу совершенного в отношении него преступления. При этом лицо, совершившее преступление, принимает все необходимые меры по возмеш,ению ущерба, заглаживанию причиненного вреда.

В самом общем виде речь идет о попытках снятия или хотя бы смягчения уголовно-правового конфликта мерами, не связанными с уголовной карой, но направленными на достижение компромисса между потерпевшим и лицом, совершившим преступное деяние. Речь идет о предотвращении, смягчении вредных последствий преступного деяния и стремлении восстановить в определенной мере состояние «до преступления». Это важно как для потерпевшего, так и для несовершеннолетнего, совершившего преступление. В восстановительном правосудии в полной мере реализуется цель правосудия в отношении несовершеннолетних, предусмотренная Пекинскими правилами, а именно то, что «следует уделять достаточное внимание осуш,ествлению позитивных мер, предполагающих полную мобилизацию всех возможных ресурсов, включая семью, добровольцев и другие группы общества, а также школы и другие общественные институты, с целью содействия благополучию подростка, с тем чтобы сократить необходимость вмешательства со стороны закона, и эффективного, справедливого и гуманного обращения с подростком, находящимся в конфликте с законом».

Общественные организации, способствующие восстановительному правосудию, в настоящее время созданы и действуют в ряде регионов России, в частности в Москве и Московской области, а также в Ростовской, Новгородской, Саратовской и Тюменской областях. Они имеют определенный положительный опыт и достигают успеха в воспитательном воздействии на несовершеннолетних, которые освобождаются от уголовной ответственности. Деятельность указанных организаций во многом способствует снижению преступности среди несовершеннолетних, воспитанию и социализации несовершеннолетних, совершивших преступление, оказанию психологической помощи и возмещению вреда потерпевшим.

Важен здесь и институт патроната. Он может выступать значимым дополнением восстановительного правосудия. Патронат был достаточно распространен в России до революции 1917 года. Он осуществлялся сетью различных благотворительных обществ, учреждений, организаций над младенцами, увечными, душевнобольными и другими социально незащищенными лицами. Следует отметить, что существовавший специальный патронат состоял в оказании помощи освобожденным из мест заключения с целью приспособления их к жизни на свободе. В современных условиях патронат должен распространяться и на тех несовершеннолетних, которые освобождаются от уголовной ответственности.

В частности, несовершеннолетние, освобожденные от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, могут привлекаться для работы в сфере малого бизнеса.

Высочайшая культура обслуживания клиентов на предприятиях малого бизнеса, нетерпимость к нарушителям «кодекса чести» предприятия, безусловное исполнение формулы «клиент всегда прав», несомненно, играют важную роль в развитии и становлении личности в таком возрасте.

По оценкам специалистов и данным Российской франчайзинговой ассоциации, действует более 200 фирм, работаюш,их по договорам коммерческой концессии.' Сведений о том, сколько занято несовершеннолетних в этой сфере бизнеса, сегодня нет. Однако, если судить по показаниям других стран, таких как США и Канада, и учитывая, что основная доля компаний, работающих по договору коммерческой концессии в России принадлежит американцам, легко предположить, что, к примеру, в период летних каникул 2005 года от «улицы», от совершения правонарушений можно уберечь около 4 тысяч детей.

Рассматривая вопрос взаимосвязи коммерческой концессии с патронатом над несовершеннолетними, освобожденными от уголовной ответственности, можно признать, что такая связь существует и выражается в предоставлении рабочих мест пользователями несовершеннолетним во время школьных каникул. Другая сторона — это практическое приобщение детей к бизнесу, именно к бизнесу в лучшем его понимании.

Как показывают исследования Комитета по малому бизнесу палаты представителей Конгресса США, в 1988 году коммерческая концессия (франчайзинг) давала более трети объема розничной торговли страны.^ В ' См. Практикум по франчайзингу для российских преднринимателей / Под ред. С.А.

Силинга. СПб., 1997. С.5.

• Franchising in the U.S. / /Economy: prospects and problems. Commiltee on small business, ^ nouse of representatives. Washinqton, 1990, P. 13-14.

этот период в США насчитывалось 3000 компаний, которые работали по договорам коммерческой концессии примерно в 45 отраслях экономики, объединяли 416 878 «единиц» пользователей, привлекали во время каникул в сферу обслуживания до 70 тысяч несовершеннолетних.' За пределами США коммерческая концессия получила наибольшее распространение в Канаде: в 1986 году в этой стране насчитывалось 1440 компаний, работавших по данной технологии (из них американских), объединивших более 60 000 пользователей.^ В России идет увеличение специализированных компаний лизингового обслуживания и коммерческой концессии, а следовательно, появляются новые возможности привлечения в их работу несовершеннолетних и развития института патроната.

Предполагается, что несовершеннолетний, освобожденный от уголовной ответственности, должен трудиться рядом с попечителем.

Попечитель должен обладать высокими нравственными качествами. Задача попечителя должна состоять в том, чтобы воздействовать на несовершеннолетнего, охранять его интересы, быть посредником между ним и руководителями того места, где они трудятся. Важно чтобы одному попечителю было вверено как можно меньше питомцев, а лучше один, с тем, чтобы попечитель имел реальную возможность для правильной организации воспитательной работы и надзора.

В этой связи необходимо внести в часть 2 ст. 90 УК РФ изменения, касающиеся применения в качестве принудительной меры воспитательного воздействия патроната, дополнив ее пунктом д «осуществление патроната».

Пеобходимо сказать о таком виде освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего, как освобождение в связи с отставанием в психическом развитии. Уголовное преследование в отношении такого несовершеннолетнего в соответствии с ч.З ст. 20 УК РФ ' Franchisingoportunilies handbook. Department of Commerce. Washinqton, 1988., p.l 11;

Franchising in the U.S. / /Economy: prospects and problems, P. 14.

^ Franchising in the U.S. / /Economy: prospects and problems, P. 14.

и П.2 ч. 2 ст. 24 УПК РФ прекращается по основаниям, указанным в ч. 3 ст.

27 УПК РФ как в отношении лица, не достигшего к моменту совершения общественно опасного деяния возраста, по достижению которого согласно закону возможна уголовная ответственность. Такой несовершеннолетний полностью освобождается от уголовного преследования, и уголовный закон не определяет никаких мер воздействия на такое лицо, что представляется крайне неверным.

Вместе с тем, учитывая тот факт, что отставание в психическом развитии несовершеннолетнего наиболее схоже с понятием невменяемости, то решение о прекращении дела за отсутствием в деянии несовершеннолетнего признаков состава преступления в данном случае должно выноситься прокурором, следователем, дознавателем с согласия прокурора или судом, который должен выносить определение о применении к указанному лицу мер воспитательного воздействия, а возможно, и мер медицинского характера или оказания помощи психолога.

Уже само рассмотрение дела в суде будет оказывать значительное воспитательное воздействие на несовершеннолетнего, совершившего общественно опасное действие. К этим лицам можно применить меры воспитательного воздействия, которые предусмотрены ст.9О УК РФ:

— предупреждение;

— передача под надзор родителей или лиц их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

— возложение обязанности загладить причиненный вред;

— ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

К ним возможно применение предлагаемого нами патроната.

Кроме того, постановление органа предварительного расследования, определение суда о применении мер воспитательного воздействия будет обязательным для исполнения специализированным государственным органом, родителями или лицами их заменяющими.

«По многим регионам страны в последние годы констатируется более интенсивный рост преступности среди несовершеннолетних с аномалиями психики, опережавшей по темпам почти в четыре раза рост преступности несовершеннолетних в целом, В настояш;

ее время примерно каждый седьмой-десятый подросток, совершающий преступление, имеет достаточно выраженные отклонения в нервно-психическом состоянии.

Однако подавляющую часть среди них составляют лица не с тяжелыми и стойкими заболеваниями, а с психопатическими чертами личности и остаточными явлениями после перенесенных родовых и иных травм.

Важно и то, что психопатические черты преступников в подавляющем большинстве своем не связаны с отягощенной наследственностью. Они в 80-85% случаев приобретены ими вследствие неблагоприятных условий жизни и воспитания, что в значительной мере более объективно и последовательно объясняет повышенную их распространенность у преступников по сравнению с подростками, правонарушений не совершающих».' В связи с изложенным необходимо предположить, что законодателю необходимо закрепить в уголовном законе также комплекс мер медицинского характера, а возможно, меры оказания помощи психолога несовершеннолетним с отставанием в психическом развитии, которые совершили уголовно наказуемые деяния. Это особенно важно в связи с тем, что каждый второй несовершеннолетний преступник уже имел до вступления в возраст уголовной ответственности «опыт» совершения действий, объективная сторона которых содержит признаки преступления;

только зарегистрированные случаи составляют 60-80 тысяч в год.^ Указанные меры уголовно-правового воздействия могут и должны при их введении законодателем в значительной мере повлиять на снижение преступности среди несовершеннолетних, улучшить социальный климат в обществе.

' криминология: Учебник/ Под ред. В. П. Кудрявцева, В. Е. Эминова. - М., 1997. С. 290.

^ Преступность несовершеннолетних в России: Статистический сборник (1993-1997 гг.) М., 1998. С. 3.

Наряду с проблемами законодательного уровня существуют проблемы, связанные с применением в отношении несовершеннолетних института освобождения от уголовной ответственности.

Проблемы борьбы с преступностью несовершеннолетних всегда обладали остротой и актуальностью.

Количественные показатели преступности несовершеннолетних в России претерпевали изменения в связи с направлениями уголовной политики и карательной практики, осуш,ествляемой государством.

С. С. Босхолов отмечает: «Для современного обш;

ественного сознания словосочетание «борьба с преступностью» является привычным, правильно описываюш;

им соответствуюш,ую сферу государственной деятельности.... Слово «борьба» практически во всех словарных источниках толкуется как схватка, сражение, поединок, главной целью которых является подавление, искоренение, уничтожение чего-нибудь или кого-нибудь. Борьба предполагает непримиримое противостояние вступивших в нее сторон с конечной целью победы, для достижения которой могут быть использованы любые средства».' Таким средством для Российского государства длительное время была карательная уголовная политика, которая предполагала использование жестких по содержанию мер наказаний. Это сполна проявляется в тех мерах уголовной ответственности, которые применяются к несовершеннолетним.

Обращаясь к особенностям уголовной ответственности несовершеннолетних, необходимо отметить, что в отношении несовершеннолетних, впервые совершивших преступление небольшой или средней тяжести, установлена возможность освобождения от уголовной ответственности или прекращения уголовного преследования с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК РФ, ст. 427, 431 УПК РФ). Данный вид освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних распространяется на большое * Босхолов С.С. Основы уголовной политики: конституционный, криминологический, уголовно-правовой и информационный аспекты. М., 1999. С. 38-39.

количество несовершеннолетних, совершивших преступное деяние. Важно отметить, что в соответствии со ст. 430 УПК РФ суд при постановлении приговора несовершеннолетнему обязан обсудить вопросы об условном осуждении, о назначении наказания, не связанного с лишением свободы, а также об освобождении от наказания в случаях, когда его исправление может быть достигнуто иными способами (ст. 92 УК РФ). Поэтому при назначении наказания несовершеннолетнему помимо общих начал суд руководствуется специальными нормами, которые обязывают правоприменителя учитывать особенности личности несовершеннолетнего, обусловленные его возрастом и условиями жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц (ст. 89 УК РФ). Важно подчеркнуть, что Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 14 февраля 2000 г.

ориентирует судей на ограничение применения репрессивных санкций в отношении несовершеннолетних. В п. 12 Постановления говорится о том, что судам необходимо более тщательно изучать возможности применения предусмотренных статьями 75 - 77 УК РФ оснований к освобождению несовершеннолетних от уголовной ответственности. В п. 13 указывается на то, что суды не должны допускать случаев применения уголовного наказания к несовершеннолетним, впервые совершившим преступления, не представляющие большой общественной опасности, если их исправление и перевоспитание может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ст.

90 УК РФ. В п. 15 отмечается, что при решении вопроса о возможности применить принудительную меру воспитательного воздействия необходимо учитывать, что, если в результате рассмотрения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, суд придет к выводу, что его исправление возможно путем применения мер воспитательного воздействия, то уголовное дело по указанным основаниям может быть прекращено и принято решение о применении в отношении несовершеннолетнего этих мер.

Из изложенного видно, что для вывода о возможности исправления несовершеннолетнего с освобождением его от уголовной ответственности у суда должны быть веские основания, так как указанные возможности для несовершеннолетнего сделаны в системе уголовного правосудия, которое традиционно имеет карательную направленность, а не заботится о ресоциализации и благонолучии несовершеннолетнего подсудимого. Это является одной из причин, что на практике суды редко применяют в отношении подсудимых несовершеннолетних различные виды освобождения от уголовной ответственности. В частности, 63,3% судей из числа опрошенных считают, что несовершеннолетний, вина которого в совершении преступления доказана в суде, не может быть освобожден от уголовной ответственности на основании ст. 75, 76 или 90 УК РФ, 26,7% допускают возможность освобождения от уголовной ответственности в исключительных случаях, а 10 % согласны с тем, что в ходе судебного разбирательства необходимо решать вопрос о возможности применения к несовершеннолетнему подсудимому одного из видов освобождения от уголовной ответственности. Также необходимо отметить тот факт, что хотя Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 14 февраля 2000 г.

ориентирует судей на ограничение применения репрессивных санкций в отношении несовершеннолетних, однако в протоколах судебных заседаний из числа изученных дел вопрос о применении к несовершеннолетнему различных видов освобождения от уголовной ответственности не нашел своего отражения в 86 % уголовных дел.

Следовательно, в судебной практике не всегда в должной мере уделяется внимание возможностям освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних, а суд не всегда видит необходимости заш,иты интересов потерпевшего и 93,3 % опрошенных судей считают, что интересы потерпевших полностью защишены, кроме того, 80 % не видят необходимости проведения примирительных процедур между потерпевшим и несовершеннолетним, совершившим преступное деяние и освобожденным от уголовной ответственности. При этом судьи забывают о той травме, которая причинена психике потерпевшего.

Данная проблема должна решаться путем целенаправленной деятельности по убеждению правоприменителей в том, что применение освобождения от уголовной ответственности с использованием примирительных процедур ведет не просто к освобождению от уголовной ответственности несовершеннолетнего и способствует его исправлению и перевоспитанию, но и направлено на восстановление нарушенного права потерпевшего, возмещение уш;

ерба в полном объеме, а также лечение травмы, причиненной его психике. Пеобходимо согласиться с высказыванием Ховарда Зера о том, что «за последние несколько лет некоторую популярность обрели программы по возмеш;

ению ущерба и помощи пострадавшим. Им и следовало бы быть популярными. И тем не менее, мы не можем ждать от них сколь-нибудь серьезных и долговременных результатов до тех пор, пока не будет переосмыслено наше понимание преступления: пока пострадавший не будет считаться неотъемлемым элементом в определении преступления, он так и останется скорее пешкой, чем фигурой в судебном процессе».' Пеобходимо отметить также, что не только суды часто не придают значения такому институту, как освобождение от уголовной ответственности, но и органы предварительного следствия и прокуратуры редко используют его в своей практике (приложение 2). Как свидетельствуют результаты опроса, 74, 2 % опрошенных считают, что слабое использование института освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних связано с опасением правоприменителя, что лицо, освобожденное от ответственности, вновь совершит преступление, 15 % - связывают это с отсутствием действенного механизма и системы мер воздействия на 'Ховард Зер. Восстановительное правосудие: новый взгляд на нрестунление и наказание. М., 2002. С. несовершеннолетнего, освобождаемого от уголовной ответственности, и 10,8 % - указывают на показатели направления уголовных дел в суд с обвинительным заключением.

Исходя из изложенного, следует отметить, что проблема слабого применения института освобождения прежде всего связана с опасением лиц, принимающих решение об освобождении несовершеннолетнего, что последний вновь совершит преступление. Правоприменитель также считает, что механизм и система мер воздействия на несовершеннолетнего недостаточно эффективны. Эти убеждения правоприменителя в неэффективности института освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних находятся в противоречии с теми статистическими данными, которые приведены в начале параграфа. Здесь в первом случае необходима эффективная пропаганда среди правоприменителей взглядов восстановительной юстиции, а во втором совершенствование законодательной базы в данном направлении.

§2. Освобождение от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, как особая мера воздействия на несовершеннолетннх Из всех видов освобождения от уголовной ответственности освобождение с нрименением мер воспитательного воздействия специальный вид освобождения, который может быть применен в отношении только несовершеннолетнего, и лишь в исключительных случаях в отношении лиц в возрасте от восемнадцати до двадцати лет.

Данное освобождение возможно, если несовершеннолетний, совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть исправлен без применения осуждения и наказания. Возможность освобождения от уголовной ответственности была предусмотрена еш:е в первые годы суш;

ествования Советского государства. Институт принудительных мер воспитательного воздействия был уже известен УК РСФСР 1922, 1926 гг. (в УК РСФСР 1960 г - мер воспитательного характера). Вместе с тем в УК РФ 1996 г впервые столь детально было прописано место этих мер в системе уголовно-правового воздействия на несовершеннолетних преступников, пределы и порядок их применения.

Данное направление оправдано и подтверждено практикой борьбы с преступностью несовершеннолетних на протяжении длительного периода времени.

Исследования криминологов, психологов, педагогов свидетельствуют, что преступность несовершеннолетних, ее причины и характер во многом связаны с их возрастными особенностями. Сознание, а вместе с тем понимание интересов общества и его требований, воля и психика несовершеннолетнего еш;

е не сформировались, и они не всегда в полной мере могут оценивать свои действия и их последствия в соответствии с конкретной ситуацией. Повышенная эмоциональность, неуравновешенность характера, желание самоутвердиться и склонность к подражанию - все это, по мнению психологов, приводит несовершеннолетних на нуть нреступления. В силу этого необходимо согласиться с мнением В.В. Скибицкого о том, что «преступления несовершеннолетних, даже отнесенные к категории тяжких, не всегда представляют большую обшественную опасность».' В связи с этим в Постановлении № 7 Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 года «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних отмечается: «При решении вопроса о назначении наказания несовершеннолетним суду следует обсуждать прежде всего возможность применения наказания, не связанного с лишением свободы, имея ввиду не только требования, изложенные в статье 60 УК РФ (характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности, обстоятельства, смягчаюш,ие и отягчающие наказание), но и условия, предусмотренные статьей 89 УК РФ (условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития, иные особенности личности, влияние старших по возрасту лиц). Суд вправе принять решение о назначении несовершеннолетнему наказания в виде лишения свободы лишь тогда, когда исправление его невозможно без изоляции от общества, обязательно мотивировав в приговоре принятое решение».

Несмотря на то, что в данном постановлении указано, что суды должны не допускать случаев применения уголовного наказания к несовершеннолетним, впервые совершившим преступления, которые не представляют большой обшественной опасности, если их исправление и перевоспитание может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ст. 90 УК РФ, освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности применяется редко. Об этом свидетельствует статистика освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних в г.

Липецке и Липецкой области (приложение 2).

' Скибицкий В.В. Освобождение от уголовной ответственности и отбывания наказания.

Киев, 1987.С. 84-85.

Освобождение с применением принудительных мер воспитательного воздействия является специальным видом освобождения, применяемого к несовершеннолетним или к лицам до двадцати лет. Поэтому возраст лица, совершившего преступление, является предпосылкой данного вида освобождения от уголовной ответственности.

Пеобходимо отметить, что освобождение с применением принудительных мер воспитательного воздействия осуш,ествляется только судом, хотя вынести постановление о прекраш;

ении уголовного преследования и представить в суд ходатайство о применении принудительной меры воспитательного воздействия, в соответствие с ч. ст. 427 УПК РФ может прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора.

Положение, когда лицо, производяш,ее предварительное расследование, установив наличие необходимых оснований и условий освобождения от уголовной ответственности и вынеся постановление, направляет дело для получения сначала согласия прокурора, а затем прокурор направляет дело в суд, с одной стороны, усложняет процесс, а с другой стороны, входит в противоречие с правилом 11.1 Минимальных стандартных правил ООП, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, которое говорит о том, что следует по возможности не прибегать к официальному разбору дела компетентным органом власти (судом). Кроме того, в ходе опроса, проведенного среди работников правоохранительных органов, 81,6 % высказались за возможность вынесения постановления прокурором, следователем, дознавателем с согласия прокурора, без последующего направления материалов дела в суд.

Представляется возможным изменить содержание ст.427 УПК РФ и изложить ее в следующей редакции:

1. Если в ходе предварительного расследования уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний обвиняемый совершил это преступное деяние и его по исправление может быть достигнуто без применения наказания, то прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования и о применении к несовершеннолетнему одной или нескольких мер воспитательного воздействия, предусмотренных частью второй статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, при этом прокурор направляет копию постановления специализированному учреждению, которое будет осуществлять контроль за исполнением требований, предусмотренных принудительной мерой воспитательного воздействия.

2. Суд, получив дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, вправе прекратить его по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, и применить к несовершеннолетнему обвиняемому принудительную меру воспитательного воздействия.

3. Суд в постановлении о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия вправе возложить на специализированное учреждение для несовершеннолетних контроль за исполнением требований, предусмотренных принудительной мерой воспитательного воздействия.

4. В случае систематического неисполнения несовершеннолетним этих требований суд по ходатайству специализированного учреждения для несовершеннолетних отменяет постановление о прекращении уголовного преследования и применении принудительной меры воспитательного воздействия и направляет материалы уголовного дела прокурору.

Дальнейшее производство по уголовному делу продолжается в порядке, установленном частью второй настоящего Кодекса.

5. Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, не допускается, если несовершеннолетний или его законный представитель против этого возражают.

Ill Как представляется, данное изменение будет способствовать более эффективному и более действенному применению данного вида освобождения от уголовной ответственности.

В случае совершения преступления небольшой или средней тяжести должен быть решен вопрос о возможности исправления несовершеннолетнего без изоляции от обш;

ества путем освобождения его от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия. При этом должны учитываться признаки, в известной степени относяш,иеся к деянию, но главным образом следует учитывать признаки, характеризующие личность несовершеннолетнего, степень его запущенности, его ближайшее окружение, микросреду, в которой он находился и будет находиться. Внимание, прежде всего, должно быть сосредоточено на том, исправим ли несовершеннолетний без привлечения его к уголовной ответственности.

Как уже отмечалось, условием освобождения от уголовной ответственности является возможность исправления несовершеннолетнего, совершившего преступное деяние, за которое он «заслуживает» наказание.

Показателями возможности такого исправления являются определенные фактические условия. Среди них необходимо выделить комплекс обстоятельств, определяющих возможность применения данного вида освобождения от уголовной ответственности. К их числу относятся признаки, характеризующие как деяние, так и личность несовершеннолетнего.

Следовательно, для применения освобождения от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия требуется совокупность двух предпосылок: объективной (обстоятельства дела) и субъективной (характеристика личности виновного). К числу объективных обстоятельств относится уровень, то есть характер и степень общественной опасности соверщенного преступления. ОН может быть достаточно высоким, и несовершеннолетний осуждается к лишению свободы, но не настолько существенным, чтобы задачи общего и снециального предупреждения требовали немедленной изоляции его от общества. Уровень общественной опасности совершенного деяния должен быть зафиксирован в материалах уголовного дела. К субъективным обстоятельствам относится характеристика личности виновного.

Наличие лишь одной из указанных предпосылок не может являться поводом освобождения от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Правильному применению данного вида освобождения от уголовной ответственности способствует изучение и оценка личности несовершеннолетнего. Данные, характеризующие его личность, которые не проявились в деянии, необходимо получить, из показаний свидетелей, представителей учебных заведений, трудового коллектива и законных представителей, из письменных доказательств, разновидностью которых являются справки комиссии по делам несовершеннолетних и подразделения по делам несовершеннолетних органов внутренних дел, а также различные характеристики (производственные, учебные, бытовые и психофизические).


Произвольного, неаргументированного освобождения от уголовной ответственности не должно быть. Освобождение от уголовной ответственности говорит о том, что подросток нуждается в исправлении.

Прогноз поведения личности должен основываться на глубоком и всестороннем ее изучении. И если хорошо известны данные о личности виновного, об обстоятельствах совершенного им преступления, его причинах и условиях, то с достаточно высокой степенью вероятности можно предвидеть его последующее поведение.

Вместе с тем бывают случаи освобождения от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия без достаточной мотивировки. Так, в 2001 году несовершеннолетний Г. несмотря на отрицательную характеристику был освобожден от уголовной ответственности за кражу с передачей под надзор родителей, однако после постановки на учет в подразделении по делам несовершеннолетних по вызовам в инспекцию не являлся, 3 марта 2002 вновь совершил кражу. За это 29 мая 2002 г. был осужден Левобережным районным судом г. Липецка.

В то же время суды не всегда обсуждают вопрос о возможности освобождения от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Так, суд, признавая несовершеннолетнего Д. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч.З, ст. 158 ч.1 УК РФ, и назначая ему условно наказание в виде двух лет лишения свободы с иснытательным сроком на два года, не обсуждал в соответствии с п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» вопрос о применении к Д.

указанного вида освобождения от уголовной ответственности.

Таким образом, для применения данного вида освобождения от уголовной ответственности необходимо уяснить объективные и субъективные предпосылки, позволяюш,ие это освобождение применять.

Объективными предпосылками освобождения от уголовной ответственности с нрименением принудительных мер воспитательного воздействия являются обстоятельства дела, свидетельствующие о степени обш;

ественной опасности совершенного преступления. Следует отметить, что основанием для применения освобождения от уголовной ответственности здесь является совершение нрестунления небольшой или средней тяжести. В то же время «необходимо с особой осторожностью подходить к освобождению от уголовной ответственности с нрименением принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним, совершившим преступления, повлекшие тяжкие последствия, ранее освобождавшимся от уголовной ответственности. Представляется возможным применять освобождение от уголовной ответственности к тем См. Архив Левобережного суда г. Липецка. Уголовное дело № 1-167/2.

См. Архив Левобережного суда г. Липецка. Уголовное дело Ш 1-89/ несовершеннолетним, которые совершили грабеж без применения физического насилия, при условии возмеш,ения причиненного ущерба и последуюш,его проведения процедур восстановительного правосудия.

Данный вид освобождения можно распространить на несовершеннолетних, совершивших тяжкие преступления без применения насилия, в частности это должно касаться ч.З ст. 158 УК РФ. Однако такое освобождение должно применяться к несовершеннолетним, совершившим преступление впервые и возместившим полностью причиненный ущерб.

Возможность освобождения от уголовной ответственности за данный вид преступлений поддерживают 60,8 % опрошенных сотрудников правоохранительных органов.

В связи с этим предлагается изложить ч. 1 ст. 90 УК РФ в следующей редакции:

1. Несовершеннолетний, совершивший деяние, содержащее признаки преступления небольшой или средней тяжести, или впервые совершивший деяние, содержащее признаки тяжкого преступления без применения насилия и возместивший или иным образом загладивший причиненный ущерб, может быть освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия.

Требование, позволяющее применять освобождение от уголовной ответственности, сводится к возрасту лица, совершившего преступление.

Освобождение с применением принудительных мер воспитательного воздействия может быть применено к лицам, которые на момент совершения преступления не достигли 18 лет. Применение данного вида освобождения возможно к лицам в возрасте от восемнадцати до двадцати лет (ст. 96 УК РФ). Однако такое решение может быть принято только судом. Кроме того, применение к таким лицам принудительных мер воспитательного воздействия (кроме предупреждения и возложения обязанности загладить причиненный вред), как правило, невозможно или нецелесообразно.

Под субъективными предпосылками применения отсрочки исполнения приговора следует понимать совокупность требований, которым должна удовлетворять личность несовершеннолетнего, его психическое отношение к деянию после его совершения, то есть весь комплекс субъективных признаков, на основании учета которых можно прийти к выводу о возможности его исправления без осуждения и наказания.

В п. 13 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 14 февраля 2000 г. говориться: «Суды не должны допускать случаев применения уголовного наказания к несовершеннолетним, впервые совершившим преступления, не представляющие большой обш,ественной опасности, если их исправление и перевоспитание может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных статьей 90 УК РФ».

При исследовании дела необходимо выяснить обстоятельства, характеризуюш,ие личность виновного на момент расследования и рассмотрения дела в суде, а также за прошлый период его жизни:

отношение к учебе, труду, к товарищам, поведение в быту и т. д. Этим же целям служат сведения подразделений и комиссий по делам несовершеннолетних, показания свидетелей, педагогов и воспитателей, представителей общественности, которые знают подростка и могут подробно и всесторонне его охарактеризовать.

Среди обстоятельств, которые учитываются при освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, необходимо указать на предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления, добровольное возмещение нанесенного ущерба или устранение причиненного вреда.

Вместе с тем, применяя освобождение, необходимо учитывать, что сам по себе факт возмещения вреда не всегда свидетельствует о незначительной общественной опасности личности несовершеннолетнего преступника, поскольку, как правило, возмещение производится родителями несовершеннолетнего или лицами их заменяющими. В этом случае следует выяснить, мог ли сам несовершеннолетний возместить ущерб или устранить причиненный вред. И если он осознал противоправность своего поведения и реально стремился устранить вредные последствия своих действий, то это свидетельствует о начале его исправления и перевоспитания. Следовательно, его общественная опасность в значительной мере снижается. В таких случаях подростки действуют непосредственно и искренне, движимые скорее не расчетом, а представлением о справедливости, о необходимости загладить причиненный вред, что, безусловно, учитывается при вынесении решения об освобождении от уголовной ответственности.

Однако нельзя истолковывать обстоятельства, влекущие освобождение от ответственности, в противоположном смысле и расценивать их отсутствие как моменты, отягчающие ответственность.

Судебная практика стремится полнее учитывать эти обстоятельства и выбрала определенные формулы, отражающие оценки суда. Например, в приговорах указывается: «ущерб полностью возмещен», «в основном возмещен», «приняты меры к возмещению ущерба».' Тем самым отражается отношение несовершеннолетнего к нредотвращению последствий совершенного им преступления или устранению причиненного вреда, и данный подход следует считать верным.

Другой важный фактор освобождения от ответственности совершение преступления вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств.

Стечение тяжелых личных или семейных обстоятельств может быть учтено не только в том случае, когда это обстоятельство явилось непосредственной причиной или условием совершения преступления, но и во всех случаях совершения преступления несовершеннолетними.

' См. Архив Советского районного суда г. Липецка. Уголовные дела № 11-5/97,11-1/98, 1-214/02.

Сиротство, например, зачастую не является причиной совершения преступления, но это обстоятельство учитывается при освобождении от уголовной ответственности. Пьянство родителей, их недостойное поведение в семье, ненормальные условия воспитания, тяжелое заболевание кого-либо из родителей, связанные с этим материальные затруднения оказывают влияние на неокрепшую психику подростка, снижают его сопротивляемость преступному влиянию. Подростку, попавшему в сложную ситуацию, бывает трудно определить правильную линию поведения, и это не может не учитываться при освобождении от уголовной ответственности.

В качестве фактора освобождения несовершеннолетнего от ответственности следует назвать совершение преступления вследствие случайного стечения обстоятельств, если это преступление небольшой или средней тяжести.

Характеризуя данный фактор, необходимо различать случайное преступление и случайного несовершеннолетнего, совершившего преступное деяние. Разграничивая «случайное преступление» и «преступление, совершенное случайным преступником», Ю.В. Голик отмечает: «Это различные, частично пересекаюш;

иеся понятия. Так, случайное преступление, под которым в самом общем виде мы понимаем преступление, совершенное при случайном стечении обстоятельств, может совершить и случайный, и неслучайный преступник, так как от случайного стечения обстоятельств, одним из возможных результатов которого может стать преступление, никто не застрахован».' Если рассматривать случайный характер преступления по отношению к личности преступника, то в нашем случае будет интересовать поведение лица, не имеющего в своем сознании устойчивых антиобщественных наклонностей. Преступления, совершенные ими, как правило, не есть закономерное продолжение всей предшествующей жизни, они есть проявившаяся во вне случайность, так как находятся в ' Голик Ю.В. Случайный преступник. Томск, 1984. С.26-27.


противоречии с общей направленностью личности самих преступников. В таком случае совершение преступления может быть в основном связано с внутренними, личностными свойствами субъекта (вспыльчивость, неуравновещенность, быстрая утомляемость и пр.). Совершение преступления может быть также в основном связано с внешними ситуационными факторами (неожиданное изменение обстановки, преступное нападение и др.).' Следовательно, совершение преступления несовершеннолетним, не имеющим в своем сознании устойчивых и развитых негативных социально-психологических качеств, должно выступать фактором освобождения от уголовной ответственности.

С указанным фактором связано такое обстоятельство, как совершение преступления под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего. Суды, органы предварительного расследования не проходят мимо подобных ситуаций. В их документах учитываются «вина потерпевшего», «неправильное поведение потерпевшего», «противоправное поведение потерпевшего». С этим можно согласиться, так как иногда действия потерпевшего нарушают нормальное психическое состояние подростков, что может на определенное время ослабить самоконтроль и правильную оценку своей реакции. Поступки потерпевшего, противоречащие общепринятым нормам поведения, вызвавшие сильное душевное волнение подростка и в какой либо мере спровоцировавшие совершение преступления, должны, на наш взгляд, всегда являться одной из предпосылок для освобождения от ответственности несовершеннолетнего.

Однако, освобождая от уголовной ответственности несовершеннолетних, суды порой прибегают к формулировкам, из которых не видно, в чем конкретно заключалась неправомерность поведения потерпевшего, поэтому решение суда оказывается неконтролируемым. Суд должен аргументировать отрицательную оценку потерпевшего и его ' Голик Ю.В. Случайный преступник. С. 31-32.

ностунков, чтобы вывод об освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетнего логически вытекал из установленных обстоятельств как очевидный результат применения закона.

Назовем три основных обстоятельства освобождения от уголовной ответственности. Обстоятельствами освобождения от уголовной ответственности могут быть названы чистосердечное раскаяние, явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления. Здесь перечислены близкие по форме, но самостоятельные по содержанию основания, каждое из которых может быть учтено при освобождении от уголовной ответственности. Так, чистосердечное раскаяние несовершеннолетнего, совершившего преступление, выражает его отношение к содеянному, явка с повинной означает готовность понести наказание, а активное способствование раскрытию преступления свидетельствует о желании виновного помочь установлению истины.

Наличие всех перечисленных обстоятельств наиболее полно свидетельствует о том, что несовершеннолетний заслуживает освобождения от ответственности. Однако это вовсе не означает, что для освобождения от уголовной ответственности по ст. 90 УК РФ обязательно требуется наличие всех трех факторов возможно учитывать любое из них.

Следует отметить, что среди обстоятельств, влияюш,их на освобождение от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, можно назвать и ряд других. Наиболее важным среди них являются: положительная характеристика (с места работы, учебы, по месту жительства) несовершеннолетнего, состояние здоровья, тот факт, что несовершеннолетний занимался общественно полезной деятельностью, ранее ни в чем предосудительном замечен не был и другие. Дать перечень всех обстоятельств, при которых несовершеннолетнему может быть оказано доверие, невозможно. В каждом конкретном случае их определяет суд.

Оценке подлежит также поведение несовершеннолетнего и после совершения преступления, особенно в тех случаях, когда он не сразу был установлен как лицо, совершившее преступное деяние. Отрицательное поведение после совершения преступления свидетельствует об устойчивых его антиобщественных установках и является основанием для осуждения и назначения наказания, и напротив, положительное поведение может свидетельствовать о возможности его исправления и является одним из обстоятельств освобождения от ответственности.

Особое внимание должно уделяться письменной характеристике несовершеннолетнего: с места работы, учебы, жительства, а также психофизической. К сожалению, характеристики бывают поверхностны и не в полном объеме раскрывают личность несовершеннолетнего.

Психофизическая характеристика личности несовершеннолетнего учитывается как при избрании меры наказания, так и при освобождении от ответственности.

На необходимость учета психических недостатков несовершеннолетнего, совершившего преступление, обраш,ено внимание в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».

Следует учитывать, что согласно части 3 ст. 20 УК, если несовершеннолетний достиг возраста, с которого он может быть привлечен к уголовной ответственности, но имеет несвязанное с психическим расстройством отставание в психическом развитии, ограничиваюш,ее его способность осознавать фактический характер и обш,ественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить им, он не подлежит уголовной ответственности.

При наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, в силу ст. 195 и 196 УПК РФ назначается судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии.

Указанные вопросы могут быть поставлены на разрешение эксперта психолога, при этом в обязательном порядке должен быть поставлен вопрос о степени умственной отсталости несовершеннолетнего, интеллектуальное развитие которого соответствует его возрасту.

Представляется возможным освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетнего, если он в силу психического расстройства не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Всестороннее, глубокое и верное отражение в них сведений о виновном является важным условием справедливого и объективного решения вопроса об освобождении от уголовной ответственности либо о наказании. Следует признать, что порой характеристики, составляются формально и поверхностно. Нигде не определен круг лиц, которые должны писать характеристику. На практике их составляют мастера, бригадиры, работники отдела кадров, руководители предприятий, организаций и учреждений, директора школ, техникумов, колледжей, профессионально технических училиш,, классные руководители. Думается, что характеристика по месту работы должна составляться в отделе кадров на основании сведений, полученных от лиц непосредственно знаюш;

их подростка по работе или учебе (бригадиров, мастеров). По месту учебы характеристику должен составлять классный руководитель и подписывать ее вместе с директором учебного заведения. Любая характеристика должна заверяться печатью.

К сожалению, на практике бывают случаи, когда одно и то же ответственное лицо дает несовершеннолетнему разные характеристики: по запросу следственных органов - крайне отрицательную, а по просьбе родителей - положительную. Порой лица, подписавшие характеристику, совсем не знают подростка, которого характеризуют. Таким образом, они подписывают характеристики либо не читая их, либо соглашаются с текстом, хотя он не соответствует действительности. Нередко, представленная характеристика составляется под впечатлением события преступления и в ней, несмотря на обилие отрицательных высказываний, зачастую отсутствует подлинная информация о подростке.

С целью получения данных о том, как готовятся характеристики, какие в них отражаются сведения и- как эти сведения используются судом, были проанализированы имевшиеся в уголовных делах архивов судов г.

Липецка и архива информационного центра УВД Липецкой области характеристики несовершеннолетних правонарушителей. Поскольку большинство привлеченных являлись учащимися различных учебных заведений, в делах преобладали учебные характеристики. Кроме того, данные характеристики содержали наибольший объем информации о несовершеннолетнем. Думается, что наряду с тем вниманием, которое уделяется при изучении личности несовершеннолетнего его участию в производстве и учебе, нельзя умалять значение его бытовой и общественно-политической жизни. Для решения вопроса об освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетнего существенны сведения как о его повседневном поведении в быту, так и о его общественной работе. Поэтому необходимо приобщать к материалам дела не только учебные и производственные характеристики, но и характеристики с места жительства, а возможно и из общественных организаций или клубов по интересам, спортивных секций.

Многие обстоятельства, изложенные в характеристиках, не всегда подвергаются необходимой проверке. И если недостатки содержания самих характеристик выступают первой недоработкой, то пассивность суда - второй. Не располагая достаточными данными, подтверждающими или опровергающими сведения, содержащиеся в характеристике, суды нередко умалчивают о них. В результате умаляется значение важного источника сведений о личности несовершеннолетнего.

При совершении тяжких и особо тяжких преступлений общественная опасность личности несовершеннолетнего и содеянного им бывает так велика, что при всех положительных характеристиках наказание должно быть строгим. Но и при этих условиях суд обязан изучить и отразить данные несовершеннолетнего в приговоре. Общественная опасность лица не существует независимо от степени общественной опасности преступления. Поэтому, как бы положительно ни характеризовался несовершеннолетний, он не может быть освобожден от ответственности, если им совершено преступление, представляющее повышенную общественную опасность.

В соответствии с ч. 3 ст. 90 УК РФ срок применения таких принудительных мер воспитательного воздействия, как передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа, а также ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего, устанавливается продолжительностью от одного месяца до двух лет при совершении преступления небольшой тяжести и от шести месяцев до трех лет - при совершении преступления средней тяжести.

Правильное установление срока применения принудительных мер воспитательного воздействия имеет важное значение. Решая этот вопрос, судам надлежит учитывать возраст несовершеннолетнего, данные, характеризующие его личность, иные обстоятельства с тем, чтобы установленный срок был достаточным для исправления.

Период, на который устанавливается принудительная мера воспитательного воздействия, - это по существу испытательный срок, в течение которого за несовершеннолетним должен осуществляться усиленный контроль как со стороны родителей или лиц, их заменяющих, так и со стороны государства и общественности, а сам он своим поведением должен подтвердить то, что исправился. Освобождение от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия без установления срока их применения в случаях, предусмотренных пунктами «б» и «г» части второй ст. 90 УК РФ, лишается всякого смысла, и само понятие указанных мер будет носить неопределенный характер. Постановление суда, в котором не установлен срок применения мер, предусмотренных пунктами «б» и «г» части второй СТ.90 УК РФ, подлежит отмене. Важность установления срока, на который применяется принудительная мера воспитательного воздействия, заключается и в том, что только в течение этого времени суд имеет право в случае систематического неисполнения указанных мер отменить их и направить материалы для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности, Анализ изученных дел, по которым несовершеннолетние передавались под надзор родителей или лиц, их заменяюш,их, либо специализированного государственного органа, а также по которым применялось ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего, показывает, что за совершение преступлений небольшой тяжести срок их применения устанавливался на три месяца (23 %), на шесть месяцев (24%), на один год (37%), на два года (16%). За совершение преступлений средней тяжести на шесть месяцев (21%), на один год (46%), на два года (24%), на три года (19 % ). Важно отметить, что за совершение преступлений небольшой тяжести срок применения один месяц не устанавливался. Думается, что такая практика является правильной. Срок применения принудительных мер должен устанавливаться в целях реального влияния на перевоспитание несовершеннолетнего.

Поэтому с учетом практики и целей исправления несовершеннолетнего правонарушителя, а также с учетом тех предложений, которые вносились в ходе работы, предлагаем изложить ч.З ст. 90 УК РФ в следующей редакции:

3. Несовершеннолетнему может быть назначено одновременно несколько принудительных мер воспитательного воздействия. Срок применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных пунктами «б», «г» и «д» части второй настоящей статьи, устанавливается продолжительностью от трех месяцев до двух лет при совершении преступления небольшой тяжести и от шести месяцев до трех лет — при совершении преступления средней тяжести. Действие принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных пунктом «б», прекрап],ается при достижении лицом, совершившим преступное деяние, восемнадцати лет.

Подводя итог, необходимо подчеркнуть, что в основу определения продолжительности срока применения принудительной меры воспитательного воздействия должны быть положены доводы о том, в течение какого времени необходимо осуществлять контроль над несовершеннолетним, чтобы он твердо встал на путь исправления. Эти выводы должны основываться на двух факторах: тяжести совершенного преступления и данных о личности несовершеннолетнего, которые определяют пеобходимость более или менее продолжительного контроля его поведения со стороны подразделения по делам несовершеннолетних органов внутренних дел и комиссии по делам несовершеннолетних.

Продолжительность применения принудительных мер зависит от личности несовершеннолетнего и от тяжести совершенного преступного деяния. Чем больше усилий необходимо применить для исправления несовершеннолетнего, тем более продолжительна должна быть принудительная мера. Более низкий предел применения указанных мер может устанавливаться, когда совершено преступление не представляющее большой общественной опасности или средней тяжести и когда оно совершено случайно. Кроме того, необходимо принимать во внимание обстановку, в которой будет протекать срок применения указанных мер, возможность влияния на несовершеннолетнего окружающих и семьи.

Комплексный учет объективных и субъективных данных, характеризующих со всей полнотой общественную опасность деяния и личность несовершеннолетнего, - главное и решающее условие правильного применения принудительных мер воспитательного воздействия.

ГЛАВА III. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА СТРАН СНГ ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ Реформирование уголовного законодательства как одна из проблем появляется в повестке дня республик бывшего Советского Союза в связи с его распадом, обретением ими независимости, избранием большинством из них курса построения демократического, правового, светского государства и гражданского обш;

ества, переходом к рыночным отношениям с социально ориентированной экономикой, признанием приоритетными обш;

епризнанных международным сообществом прав и свобод личпости.

Одним из первых шагов на пути реформирования уголовного законодательства Союза Независимых Государств стало принятие февраля 1996 года на седьмом пленарном заседании Международной Ассамблеи государств-участников СНГ Модельного Уголовного кодекса как рекомендательного законодательного акта для СНГ.

В указанном акте уделяется значительное внимание уголовной ответственности и освобождению от нее несовершеннолетних. Так, в соответствии с ч.1 ст.22 уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее шестнадцати лет ко времени совершения преступления, а в соответствии с ч.2 ст.22 лица, которым до совершения преступления исполнилось четырнадцать лет, подлежат ответственности за 14 видов преступлений. Важно отметить, это все умышленные противоправные деяния.

В кодексе также указано, что несовершеннолетний не подлежит уголовной ответственности, если он достиг возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии был неспособен в полной мере осознавать характер и значение своих действий либо руководить ими (ч. 4 ст. 22).

В Модельном УК уголовной ответственности и наказанию несовершеннолетних посвящен раздел V «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних». В соответствии со ст.

88 главы 14 указанного раздела, отмечено, что в исключительных случаях, с учетом характера совершенного деяния и особенностей личности, суд может применить положение настояш,его раздела к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, кроме помещения их в специальное воспитательное и лечебно-воспитательное учреждение несовершеннолетних. То есть Модельный УК распространяет на лиц в возрасте с восемнадцати до двадцати лет не только действие норм, которые предусматривают освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности, как, к примеру, в УК РФ, но и норм, предусматривающих возможность назначения наказания в отношении несовершеннолетних, что представляется наиболее верным и во многом связано с уровнем психического развития личности.

В статье 98 главы 16 «Освобождение от уголовной ответственности и наказания» раскрывается содержание освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Несовершеннолетний, впервые совершивший преступление небольшой тяжести, может быть освобожден судом от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия.

Несовершеннолетнему судом могут быть назначены следующие принудительные меры воспитательного воздействия:

а) предупреждение;

б) передача под надзор родителей, лиц, их заменяющих, или социального органа по делам несовершеннолетних;

в) возложение обязанности загладить причиненный вред;

г) установление особых требований к поведению.

Несовершеннолетнему может быть назначено одновременно несколько принудительных мер воспитательного воздействия.

В случае систематического уклонения несовершеннолетнего от принудительной меры воспитательного воздействия она, по представлению специального органа по делам несовершеннолетних, отменяется, и материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности.

Кроме того, в главе 11 «Освобождение от уголовной ответственности» предусмотрены следуюш,ие виды освобождения от уголовной ответственности: в связи с деятельным раскаянием (статья 74), в связи с примирением с потерпевшим (статья 75), в связи с изменением обстановки (ст. 76), в связи с истечением срока давности (статья 77).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.