авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Швец, Евгений Николаевич Совокупность преступлений: понятие, виды, наказуемость ...»

-- [ Страница 3 ] --

Иной характер связи наблюдается при реальной совокупности второго из названных A.M. Яковлевым вида. Они не связаны между собой единством мес та и времени и одно из них не является условием, способом или средством со вершения другого. Этот вид совокупности на практике встречается гораздо чаще. К примеру, лицо совершает хулиганство, а спустя некоторое время кражу или причинение вреда здоровью. Сложностей при квалификации соде янного в таких случаях практически не возникает.

' Архив Федерального суда Куйбышевского района Санкт-Петербурга. 2002.

Дело№ 1-349.

^ Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 6. С. 13.

Выше уже в вкратце говорилось о точке зрения по поводу деления сово купности на виды А.С. Никофорова. Не придавая самостоятельного значения делению совокупности на реальную и идеальную и считая, что «критерием де ления совокупности на виды с точки зрения их юридической характеристики служит не форма совокупности, а проявление в ней общественной опасности виновного^ он, исходя из этого, выделял два основных вида совокупности.

Нервый вид составляют преступления, которые связаны между собой стойко стью проявившихся в них отрицательных свойств личности виновного.

Второй вид - преступления, не имеющее внутренней связи, они совер шенно разнородны по характеру этих отрицательных свойств личности винов ного, которые получили в них объективное выражение.

В свою очередь первый основной вид совокупности он подразделяет на две специальные разновидности. Первая из них характеризуется тем, что одно преступление является формой, средством, способом или последствием друго го преступления и в целом они составляют единую цепь преступного поведе ния. Вторая же разновидность охватывает случаи, когда преступления не свя заны между собой как преступная форма, хотя между ними существует опре деленная внутренняя связь, т.к. они в своей совокупности представляют собой объективное выражение стойкости тех или иных конкретных отрицательных свойств личности виновного.

Второй основной вид совокупности, по мнению А.С. Никифорова, отли чается тем, что составляющие ее преступления не свидетельствуют о стойкости тех или иных отрицательных свойств личности виновного.

Совокупность преступлений, объединенных в единую цепь преступного поведения, считает этот автор, является более опасной по сравнению с сово купностью второго вида не за счет причиненного вреда, а за счет большего по вышения проявившейся в ней общественной опасности личности. Объем при чиненного конкретного вреда может быть одинаков и в том, и в другом случае.

^ Никифоров А.С. Указ. соч. С. 12.

Однако объединение преступлений в единую цепь преступного поведения сви детельствует об особой злостности преступника, о предельно высокой степени стойкости отрицательных черт его личности\ Анализируя данную точку зрения, следует отметить, что при оценке со деянного в случае совокупности, автор превалир5лющее значение придает ха рактеристике не самих деяний, а личности виновного, что вряд ли можно при знать правильным. Кроме того, с точки зрения практической значимости для уголовно-правовой оценки, для решения вопроса о том, следует ли содеянное рассматривать как единое сложное преступление или совокупность, такое де ление мало что дает. Оно может иметь определенное значение, например, при решении вопроса о назначении наказания, о конкретных мерах исправительно трудового воздействия во время его отбывания и т.д.

Поскольку же совокупность преступлений - это уголовно-правовой ин ститут, ее деление на виды в первую очередь должно преследовать цель реше ния проблемы квалификации преступлений, отграничение совокупности от единых сложных преступлений.

Этому требованию отвечает, по нашему мнению классификация реаль ной совокупности, предлагаемой В.П. Малковым.

Он различает пять случаев реальной совокупности..,, ' 1. Случай реальной совокупности, в которой одно преступление служит условием совершения другого или создает необходимые для него предпосыл ки. Например, некто А., намереваясь совершить убийство Б., приобретает для этого пистолет. В действиях А., налицо реальная совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, ст. 105 и 222 УК РФ.

Основанием для раздельной квалификации преступлений, составляющих совокупность этого вида, является то, что каждое из них посягает на самостоя тельный объект и не является составной частью другого деяния.

Никифоров А.С. Указ. соч. С. 16 и ел.

2. Реальная совокупность, при которой одно преступление выступает в качестве способа или средства совершения другого. Таковы, например, случаи изготовления поддельных документов с целью совершения в последуюш;

ем мошеннических действий.

Здесь следует оговориться, что в тех случаях, когда совершение дейст вий, выступаюпдих в качестве средства или способа совершения преступления, охватываются признаками другого деяния, то содеянное рассматривается как единое составное преступление. Примером этому может служить разбой. При менение насилия, опасного для жизни или здоровья содержит признаки пре ступления против личности, однако, выступая в качестве способа завладения чужим имуществом (разбоя), оно охватывается составом последнего и само стоятельной квалификации не требует.

Конкретным примером этого вида совокупности может служить дело Бу гаева, осужденного Окружным военным судом Приволжского военного округа по совокупности нескольких статей УК, в т.ч. и по ст. 206 и 205 УК РФ. Дезер тировав из воинской части и похитив при этом автомат и гранату, Бугаев за хватил в качестве заложников пассажиров автобуса, требуя предоставить ему самолет для вылета за границу, и угрожая в сл5^ае отказа ему в этом взорвать автобус.

Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в кассационном порядке, исключила из обвинения ст. 205 УК, указав, что высказывание угрозы взрыва преследовало цель добиться выполнения требования о предоставлении самолета, поэтому эти действия охватываются составом захвата заложника, и дополнительной квалификации по ст. 205 УК не требуется'.

3. Реальная совокупность, в которой одно преступление является спосо бом или средством сокрытия другого, либо способом (средством) уклонения от ответственности за него.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 1. С. 12.

Таковы, например, случаи нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК) и оставление места дорожно транспортного происшествия (ст. 265 УК);

совершения кражи (ст. 158 УК) и причинения тяжкого вреда здоровью владельцу похип];

енного имущества, за ставшего вора на месте преступления и пытавшегося задержать его (ст. 111 УК) и т.п.

Преступные действия, являюп];

иеся способом или средством сокрытия другого преступления или уклонения от ответственности за его совершение, всегда квалифицируются самостоятельно по совокупности с предшествуюп];

им преступлением^.

4. Реальная совокупность, в которой одно преступление, не являясь условием, способом или средством совершения либо сокрытия другого, в то же время характеризуются единством места или времени их совершения.

Воронов, находясь на свадьбе у своего знакомого, увидев, что присутст вовавшая там же К., находившаяся в нетрезвом состоянии, вышла из дома в сад и там уснула на траве, изнасиловал ее, а затем похитил из кармана ее одежды ' В.П. Малков, указывает на это общее правило, в то же время называет и исключения из него. Такими исключениями, но его мнению, являются;

дача заведомо ложных показаний обвиняемым в нределах сведений, касающихся его личности и престунной деятельности;

либо частью более тяжкого преступления (недонесение укрывателем о совершенном пре ступлении) (Малков В.П. Указ. соч. С. 211-212). С этим высказыванием ученого трудно со гласиться. Уголовной ответственности за дачу ложных показаний обвиняемые не подлежат (и не подлежали но УК I960.) Что касается второго названного В.П. Малковым случая, то здесь следует сказать, что укрыватель - это лицо, соверщивщее престунление и с точки зре ния уголовного нроцесса он либо подозреваемый, либо обвиняемый, либо, наконец, подсу димый. Поэтому говорить об ответственности за недонесение о нрестунлении, которое он сам совершил, не приходится. Впрочем, в связи с исключением в новом УК ответственности за недонесение о нрестунлении, дискуссия по данному вопросу утратила смысл.

800 руб. Действия Воронова правильно были квалифицированы по совокупно сти ч. 1 ст. 131 и ч. 1 ст. 158УКРФ\ 5. Случай реальной совокупности характеризующиеся только однород ностью мотивов совершенных преступлений. На практике эти случаи не вызы вают трудностей при их квалификации, поскольку совершаются, как это очевидно, разновременно.

По вопросу деления совокупности на виды в литературе высказаны и иные точки зрения.

Так, М.Н. Становский предлагает деление совокупности на виды на ос нове трех критериев: характера преступного поведения, формы вины и времени осуждения. На основе первого критерия он выделяет реальную и идеальную совокупность;

на основе второго - совокупность умышленных преступлений, совокупность неосторожных преступлений и смешанную совокупность. Но времени осуждения совокупность, по мнению этого автора, может быть при одновременном осуждении за все входящие в совокупность преступления и при разновременном осуждении^. В последнем случае имеется в виду ситуа ция, когда после вынесения приговора за одно или несколько преступлений оказывается, что осужденный виновен в совершении и других деяний совер шенных до вынесения приговора.

Норядок назначения наказания в таких случаях, как известно, регулиру ется ч. 5 ст. 69 УК РФ. Следует сказать, что мнение о наличии такого вида со вокупности, т.е. выделяемого в зависимости от времени осуждения за входя щие в нее преступления высказывалось в уголовно-правовой литературе и ра нее. И оно встретило возражения со стороны В.П. Малкова. Но его мнению, ч. 3 ст. 40 УК РСФСР (она аналогична ч. 5 ст. 69 УК РФ) «предусматривает не особый вид совокупности преступлений в собственном смысле этого слова, а регламентирует порядок назначения наказания при всех разновидностях мно ' Архив Санкт-Петербургского городского Суда. 2000. Дело № 1-1533.

^ Становский М.Н. Указ. соч. С. 14.

жественности преступлений, когда после вынесения приговора обнаруживает ся, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу»\ Это суждение вряд ли признать обоснованным. Положение, предусмот ренное в ч. 5 ст. 69 УК РФ никаким образом не свидетельствует о том, что речь идет об исключении из обп];

его правила о совокупности преступлений, закреп ленного в ст. 17 УК. Здесь также речь идет о совершении лицом нескольких самостоятельных преступлений, причем все они совершены до его осуждения, т.е. о совокупности преступлений. Данное положение носит, если так можно выразиться, «технический» характер, уточняя установленный в ч. 1-4 ст. 69 УК порядок назначения наказания применительно к особым случаям совершения нескольких преступлений, являюпдимся разновидностью совокупности.

Возврап1;

аясь к предложенному М.Н. Становским делению совокупности на виды, отметим, что выделение их в зависимости от формы вины мало что дает в плане познания суш;

ности рассматриваемого понятия. Деление же на идеальную и реальную совокупность представляется наиболее важным в плане характеристики ее как одного из проявлений множественности преступлений, о чем достаточно подробно говорилось выше.

В литературе высказано правильное, на наш взгляд, мнение о том, что реальная совокупность может свидетельствовать о большей обп],ественной опасности личности по сравнению с идеальной, поскольку в этом случае речь идет о продолж:ении преступной деятельности. Так, Н.А. Стручков писал, что «установление в каждом конкретном случае наличия идеальной или реальной совокупности преступлений помогает глубже разобраться в характере совер шенного лицом деяния... установить степень общественной опасности лично сти преступника»^.

Малков В.П. Указ. соч. С. 48.

^ Стручков Н.А. Указ. соч. С. 23.

Аналогичное мнение высказывает и В.Н. Кудрявцев^ На повышенную общественную опасность реальной совокупности указывает и В.П. Малков.

«Общественная опасность виновного при прочих равных условиях, - пишет он, - как правило, ниже в случаях идеальной совокупности, чем при реальной. В большинстве своем случаи реальной совокупности являются свидетельством наличия у виновного устойчивых антиобщественных взглядов и привычек, для устранения которых требуются более строгие меры воздействия»^.

В связи с этими обстоятельствами при квалификации случаев наличия в действиях лица признаков нескольких преступлений необходимо выяснять ка кой из видов совокупности они составляют - идеальную или реальную.

§ 4. Конкуренция уголовно-правовых норм Часть 3 ст. 17 УК устанавливает положение о том, что в случаях, когда преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специ альной норме.

Это положение по существу определяет правила квалификации преступ лений при так называемой конкуренции уголовно-правовых норм, хотя данный термин в законодательстве не используется. В литературе же он достаточно широко употребляется в работах многих ученых-криминалистов, в той или иной мере касавшихся этой проблемы.

Авторы по-разному определяют рассматриваемое понятие. Так, В.Н. Кудрявцев, внесший наибольший вклад в разработку проблемы конкурен ции уголовно-правовых норм, понимает под ней случаи, когда «совершено од но преступление (в отличие от совокупности, неоднократности и рецидива).

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации иреступлений. М., 1999. С. 254.

Малков В.П. Указ. соч. С. 239.

которое, однако, одновременно содержит в себе признаки двух (или более) уголовно-правовых норм» ^ А.А. Герцензон определял конкуренцию как «наличие двух или несколь ких уголовных законов, в разной мере предусматривающих наказуемость дан ного деяния»^. По мнению Б.А. Куринова, «под конкуренцией уголовно правовых норм подразумеваются те случаи, когда одно преступное деяние од новременно охватывается несколькими статьями Особенной части УК...»'^.

В данных определениях, несмотря на некоторые терминолог^ические рас хождения, отражается одна и та же сущность рассматриваемого понятия, а именно, при конкуренции имеет место одно преступное деяние, которое охва тывается признаками каждой из двух (или более) норм Особенной части УК.

Вопрос о конкуренции уголовно-правовых норм имеет самое непосред ственное отнощение к проблеме совокупности преступлений, и назначение приведенного выше положения ч. 3 ст. 17 УК состоит по существу в указании на различие данных понятий, которое, уточним еще раз, заключается в том, что при совокупности речь идет о нескольких преступлениях, а при конкуренции об одном. Данный вопрос является частью одной из важнейших проблем уго ловного права - квалификации преступлений, заключающейся в конечном сче те в выборе той или иной статьи УК при уголовно-правовой оценке содеянно го. «Правильное применение закона при конкуренции уголовно-правовых норм, - пишет В.Н. Кудрявцев, - имеет существенное значение. При конкурен ции необходимо избрать одну из нескольких статей УК, под которые подпадает совершенное преступление. Ошибочное решение этого вопроса чревато теми же последствиями, что и вообще неправильная квалификация: либо будет не оправданно применен более мягкий закон и преступник не понесет должного ^ Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 210;

он же. Теорети ческие основы квалификации преступлений. М., 1963. С. 243.

^ Герцензон А.А. Квалификация преступлений. М., 1947. С. 21.

^ Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1976. С. 174.

наказания, либо суд вынесет излишне суровый приговор, в силу своей неспра ведливости лишенный также и воспитательного воздействия»'.

Как отмечается в литературе, конкурировать могут лишь те нормы, кото рые направлены на регулирование одного и того же вопроса, и эти нормы на ходятся в глубокой взаимозависимости, заключающейся в том, что в случае отмены одна из конкурирующих норм подлежащий урегулированию случай мог бы быть разрешен на основании другой нормы, конкурирующей с отме ненной^.

Общая же черта конкурирующих норм состоит в том, что они предусмат ривают признаки одного и того же нреступления.

В литературе называются различные виды конкуренции. В.Н. Кудрявцев рассматривает три вида конкуренции, различающиеся между собой но особен ностям разрешения при квалификации преступлений: конкуренция общей и специальной норм;

конкуренция специальных норм;

конкуренции части и це лoгo^ В.П. Малков же называет шесть разновидностей конкуренции: 1) конку ренция общей и специальной норм;

2) конкуренция специальных норм;

3) кон куренция норм союзного и республиканского значения;

4) конкуренция норм различных союзных республик;

5) конкуренция норм национального уголовно го законодательства с нормами уголовного законодательства иностранных го сударству;

6) конкуренция норм национального уголовного законодательства с нормами международного права'*.

По мнению Б.А. Куринова в конкуренции уголовно-нравовых норм наи более четко выделяются два вида: 1) конкуренция общей и специальной норм и 2) конкуренция специальных норм. Такая классификация, отмечает он, по су ^ Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 219.

Малков В.П. Совокупность преступлений. С. 180-181. На данное обстоятельство указывает и Б.Н. Куринов. Указ. соч. С. 174-175.

^ Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. ^ Малков В.Н. Совокуппость преступлений. С. 182.

ществу охватывает и все другие разновидности конкуренции. Что же касается других, названных В.П. Малковым разновидностей, то они, как пишет Б.А. Ку ринов, относятся к проблеме действия уголовного закона в пространстве\ Это замечание, по нашему мнению, является справедливым. Добавим к тому же, что говорить о таких видах как конкуренция норм союзного и республиканско го значения и конкуренции норм различных союзных республик в силу извест ных обстоятельств отпала необходимость.

В ч. 3 ст. 17 закреплено правило разрешения конкуренции первого из на званных выше видов - конкуренции общей и специальной норм. Приступая к ее характеристике, следует, прежде всего, отметить, что, как указывалось вы ше, здесь конкурирующие нормы, предусматривая признаки одних и тех же преступлений, совпадают. По это совпадение является частичным, ибо при полном совпадении вообще не возникал бы вопрос об их различии. Как указы вает В.П. Кудрявцев, конкурирз^ющие нормы при этом частичном совпадении все же различаются как по объему, так и по содержанию^. Для рассматривае мого вида конкуренции характерно различие, главным образом, по объему.

Одна из них предусматривает, как правило, более широкий круг деяний, а вто рая - специально выделенные частные случаи, входящие в этот широкий круг.

Поэтому первая из данных конкурирующих норм выступает в качестве общей нормы, рассчитанной на широкий круг деяния, признаки которых описаны в ней, а вторая - специальной, рассчитанной лишь на отдельные случаи из этого круга. При этом в последней конкретизируются признаки состава, обрисован ного в общей норме. Причем эта конкретизация может касаться признаков лю бого из элементов состава.

Таким образом, специальная норма, обладая всеми чертами (признаками) общей нормы, в то же время содержит в себе и свои специфические черты, бла годаря которым она и выделяется из общей нормы.

' Куринов Б.А. Указ. соч. С. 175.

^ Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации црестуцлений. С. 244-245.

Положение о том, что при конкуренции обш;

ей и специальной норм при менению подлеж:ит последняя, несмотря на отсутствии законодательного по ложения на этот счет в ранее действовавшем УК, являлось практически обпде признанным в теории уголовного права и в правоприменительной практике. «В его основе, - отмечает В.П. Малков, - лежит то соображение, что путем изда ния специальной нормы законодатель недвусмысленно подчеркивает большую или меньшую обш;

ественную опасность соответствуюш;

ей категории преступ ных действий по сравнению с другими разновидностями таких действий, также охватываемых нормой обп];

его характера^.

Теперь же данное положение нашло свое закрепление в законе. Приме нение его, как показывает практика, связано с определенными трудностями, при этом нередко встречаются ошибки в квалификации. Примером тому может служить дело Березанских и Снегирева, осужденных Кемеровским обл. судом по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 и ч. 2 ст. 302 УК РФ. Они были признаны виновными в том, что как лица, производяп];

ие дознание, принуждали свидетелей и подоз реваемых к даче показаний с применением насилия. Кроме того, являясь долж ностными лицами, они превысили свои должностные полномочия тем, что с применением насилия и специальных средств принуждали свидетелей и подоз реваемых к даче показаний. Суд усмотрел, таким образом, в действиях подсу димых совокупность названных преступлений.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в кассацион ном порядке, изменила приговор в части осуждения Березанских и Снегирева по ст. 286 УК, исключив ее из обвинения. При этом Судебная коллегия, со славшись на ч. 3 ст. 17 УК правильно, указала, что в случаях, когда совершено преступление, предусмотренное общей и специальной нормами, уголовная от ветственность наступает по специальной норме. В данном случае такой нормой является ст. 302 УК РФ^ ' Малков В.П. Указ. соч. С. 182.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 7. С. 15.

Следует отметить, что эта же судебная инстанция, приняла прямо проти воположное, неверное, на наш взгляд, решение при рассмотрении аналогично го по своему суп];

еству уголовного дела Кугут, осужденного Калининградским областным судом по ч. 1 ст. 285 и п. «б» ч. 4 ст. 290 УК РФ. Как указывалось в приговоре, Кугут, работая в должности старшего инспектора Мамоновского таможенного поста Калининградской области, из корыстных побуждений зло употреблял своим служебным положением, что выразилось в неоднократном получении им взяток.

Рассматривая дело по кассационной жалобе осужденного и его адвоката.

Судебная коллегия отклонила жалобу, признав квалификацию содеянного пра вильной. В определении указывается, что «доводы осужденного и его адвоката об излишней квалификации содеянного по ч. 1 ст. 285 УК необоснованны, т.к.

получение взятки и связанные с ними деяния, образуюш;

ие самостоятельный состав преступления, в данном случае это злоупотребление должностными полномочиями, квалифицируется по совокупности преступлений\ Такое решение, как уже отмечено, представляется неверным, поскольку ст. 290 УК, предусматриваюп];

ая ответственность за получение взятки, является специальной по отношению к ст. 285 - злоупотребление должностными пол номочиями, поэтому в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК применяться должна толь ко первая из них.

Отмечая, что в этом и подобных случаях общая и специальная норма не могут образовывать совокупности, не могут, так сказать, «слагаться», пред ставляется вполне уместным привести слова А.Н. Трайнина, который писал, что «состав родовой и состав специальный, складываться не могут;

не могут образовывать сумму два слагаемых, из которых одно-родовое понятие, другое - видовое»^.

^ Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. J a 1. С. 5-6.

V ^ Трайнин А.Н. Состав преступления по советскому уголовному праву. М., 1951.

С. 266.

В российском уголовном законодательстве к чнслу общих норм относят ся, нрежде всего, нормы, нредусматривающие ответственность за некоторые должностные, как они традиционно ранее именовались, престунления. Точнее, те из них, которые, будучи направленными против правильной деятельности государственного аппарата, совершаются определенной категорией работников этого аппарата - должностными лицами. Это злоупотребление должностными полномочиями, превышение долж:ностных полномочий и халатность.

Эти деяния могут совершаться во всех сферах деятельности государст венного аппарата, однако наряду с ними законодатель предусмотрел деяния, которые совершаются работниками специфических сфер деятельности госу дарственного аппарата, либо же характеризуются специфическим характером самих действий (бездействия) виновных. Нормы, предусматриваюш;

ие ответст венность за такого рода деяния, и выступают в качестве специальных по отно шению к упомянутым выше обидим нормам.

Значительная группа специальных норм помеп];

ена в главе 31 УК - «пре ступления против правосудия». Это - привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности;

незаконное освобождение от уголовной ответст венности;

незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей;

принуждение к даче показаний (ст. 299-302 УК);

вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305). Кроме этих составов, по справедливому мнению исследователей, к числу специаль ных могут быть отнесены также нарушение правил охраны труда (ст. 143);

увольнение беременной женш;

ины (ст. 145 УК);

нарушение правил безопасно сти на объектах атомной энергетики (ст. 215 УК), то же при проведении гор ных, строительных или иных работ (ст. 216), и на взрывоопасных объектах (ст. 217), нарушение правил пожарной безопасности (ст. 219), ряд экологиче ских преступлений (ст. 246-252, 254-255, 257, 259)\ Говоря о соотношении общих и специальных норм, В.Н. Кудрявцев от мечает, что «зачастую специальная норма приобретает дополнительные при знаки, характеризующие данный вид преступления гораздо полнее, чем общая норма, так что этот новый состав весьма существенно выходит за ее пределы.

При этом специальная норма выступает как комплексное образование и уже может быть отграничена от прежней нормы по ряду признаков как смежная с ней». Сопоставляя, в частности, норму о злоупотреблении должностными полномочиями и нормы об ответственности за преступления против правосу дия, совершаемые работниками этой сферы, автор далее пишет, что последние «полнее, богаче отражают характер соответствующих преступлений, чем ста тья о злоупотреблении служебным положением, например, при привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности страдают не только инте ресы государства в сфере правосудия, но и интересы личности, ослабляется ав торитет и значение закона, общественная безопасность подвергается угрозе со стороны действительных преступников, оставшихся безнаказанными^.

Наличие в уголовном законодательстве специальных норм является за кономерным результатом его совершенствования и оно отвечает интересам правоприменительной практики. В целом более удобной с точки зрения про стоты своего применения является общая норма. Однако это обстоятельство не исключает необходимость установления специальных норм, регламентирую щих ответственность за более конкретные формы преступного поведения по сравнению с теми, которые определены в общей норме. Это способствует бо ' Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации иреступлений. С. 220;

Тарасова Е.В.

Квалификация преступлений совершаемых должиостными лицами путем использоваиия своего служебного положения: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. СПб., 1999. С. 21-22.

^ Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 218.

^ Там же С. 219.

лее лучшему пониманию и восприятию уголовно-правовых законоположений рядовыми гражданами, усиливает их профилактическое значение.

Установленный в ч. 3 ст. 17 УК принцип распространяется и па преступ ления, квалифицируемые по различным частям одной и той же части статьи УК, одна из которых предусматривает ответственность за простой состав, а вторая - состав при наличии отягчающих обстоятельств. Как отмечает А.С. Никифоров, «при уголовно-правовой оценке действий, квалифицирующих то или иное преступление, речь со существу идет о специальной разновидности конкуренции составов.

Разница между общим понятием конкуренции составов и специальной разновидностью этого понятия заключается в следующем. В первом случае конкурируют две нормы, из которых одна предусматривает частный, специ альный случай преступления, предусмотренного общей нормой. Во втором же случае речь идет о конкуренции между нормами, предусматривающими раз личные преступления и конкурирующими между собой в силу того, что при определенных условиях одно преступление отягчается (квалифицируется) по следствиями, причиненными теми действиями, которые сами по себе образуют состав другого преступления ^ В данном случае часть статьи, предусматривающая ответственность за квалифицированный состав выступает в качестве специальной нормы по от ношению к норме об ответственности за простой состав и, следовательно, при квалификации должна применяться первая нз них. «Всякий квалифицирован ный состав, - пишет по этому поводу А.Н. Кудрявцев, - имеет «приоритет» пе ред основным видом»^.

В заключении данного раздела работы представляется необходимым ос тановиться на вопросе о соотношении конкуренции и коллизии норм-понятий, часто встречающемся в уголовно-правовой литературе н в источниках по об ' Никифоров А.С. Совокупность преступлений. М., 1965, С. 67.

^ Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. С. 221.

щей теории права и государства. Коллизия норм, как и их конкуренция, также предполагает наличие в законодательстве двух или более норм, но-разному ре гулирующих одно и то же фактическое отношение. И в этом плане сопостав ляемые понятия сходны между собой. Это сходство дает основание некоторым исследователям говорить об их тождественности. Так, например, З.А. Незна мова пищет, что «конкуренция и коллизия по сути дела тождественны. Это разные термины, обозначающие одну и туже правовую проблему - проблему выбора нормы из числа нескольких, регулирующих одно и то же фактическое отношение. В равной степени можно говорить как о конкуренции (соперниче стве) коллизирующих норм, так и о коллизии (конфликте) конкурирующих норм\ Другие авторы рассматривают конкуренцию как частный случай колли зии. в.п. Малков, напротив, считает коллизию частным случаем конкуренции.

«Вопрос о преимуществе какой-то из норм права, находящихся в коллизии, пишет он - является центральным в теории коллизии законов. Решение же о преимуществе какой-то из норм, противоречащих друг другу, есть не что иное, как преодоление конкуренции нескольких норм права. Таким образом, колли зия может быть охарактеризована, как частный случай конкуренции норм пра ва»^ Данную точку зрения разделяет и С.Ф. Сауляк, считающий, что понятие конкуренции шире, чем понятие коллизии, поскольку как в условиях возник новения уголовно-правового отношения все коллизирз-тощие нормы конкури руют между собой, в то время как при конкуренции никакой коллизии может не быть"^.

Нам представляется более обоснованной точка зрения по этому вопросу, высказанная В.Н. Кудрявцевым, который считает, что конкуренция и коллизия ' Незнамова З.А. Коллизия в уголовном праве. Екатеринбург, 1994. С. 33.

^ Власенко Н.А. Коллизионные нормы в советском праве. Иркутск, 1984. С. 23.

^ Малков В.П. Указ. соч. С. 179.

^ Сауляк С.Ф. Проблема конкуренции уголовно-правовых норм: Дис.... канд. юрид.

наук. М., 1996. С. 87.

- Э О различные понятия, которые нельзя смешивать. Коллизию, пишет он, мо Т гут составлять нормы, противоречаш;

ие одна другой, тогда как при конкурен ции нормы только различаются между собой. Эту же мысль высказывает и И.Б. Агаев, отмечающий, что понятие конкуренции и коллизии различны в си лу того, что в первом случае нормы выступают в форме различия, а во втором - в форме противоречия^ В.Н. Кудрявцев указывает еш;

е па одно обстоятельство, свидетельствую ш;

ее о том, что конкуренция и коллизия норм - это различные понятия. «Кол лизия двух или более норм, - пишет автор, - существует независимо от того, имеются ли конкретные факты, подпадающие под эти нормы. Коллизия - это несогласованность между нормами по их содержанию, и она существует неза висимо от того, имеются ли уголовные дела, в которых следовало бы приме нить эти нормы. О конкуренции же норм речь идет в конкретных случаях при менения закона, когда выясняется, что в совершенном деянии имеются призна ки двух или нескольких норм, поэтому при конкуренции уголовно-правовых норм нельзя ставить вопрос абстрактно: какая из двух норм всегда подлежит применению? Вопрос следует формулировать иначе: под какую норму подпа дает данное преступление? Какая из норм подлежит применению в данном случае? Вопросы конкуренции, следовательно, могут решаться по-разному в зависимости от различий в фактических обстоятельствах дела^.

' Агаев И.Б. Указ. соч. С. 155.

Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 1999. С 214-215.

ГЛАВА III.

НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ НО СОВОКУННОСТН НРЕСТУНЛЕННЙ § 1. Общие начала назначения наказания и особенности их применения при осуждении по совокупности преступлений Назначения наказания по совокупности преступлений - это частный слу чай назначения наказания вообще как одного из наиболее существенных уго ловно-правовых последствий совершенного преступления. Поэтому правила назначения наказания по совокупности преступлений не могут не основывать ся на тех принципиальных положениях, которыми должен руководствоваться суд, при определении меры наказания лицу, признанному виновным в совер шении преступного деяния^.

Эти принципиальные положения определены в самом уголовном законе, и они именуются общими началами назначения наказания. «Общие начала на значения наказания, - пишет В.П. Малков - это сформулированные в дейст вующем уголовном законодательстве основные отправные положения которы ми обязан руководствоваться суд при назначении наказания в каждом конкрет ном случае». М.И. Бажанов определяет это понятие как «установленные уго ловным законом критерии, которыми должен руководствоваться суд при на значении наказания по каждому конкретному делу»^.

^ «Назначение наказания но совокунности, будучи частным случаем назначения нака зания вообще, - пишет А.С. Горелик, - должно соответствовать общим началам, «которые при осуждении за несколько престзшлений действз^от либо непосредственно, либо в транс формированном виде.» (А.С. Горелик. Назначение наказания по совокупности. Красноярск, 1975. С. 10).

^ Малков В.Н. Указ. соч. С. 222-223.

^ Бажанов М.И. Указ. соч. С. 23-24.

В уголовно-правовой литературе, помимо общих начал назначения нака зания, называются также и принципы назначения наказания, что, по мнению некоторых исследователей, не одно и то же. Так, М.И. Бажанов пип1ет, что отождествление принципов назначения наказания с общими началами... пред ставляется неверным, поскольку они (принципы) находят свое конкретное во площение во многих нормах Общей части уголовного законодательства, а не только в общих началах назначения наказания. «Следовательно, - заключает он, - принципы и общие начала назначения наказания - это самостоятельные категории уголовного права, находящиеся в определенном соотношении между собой и требуют самостоятельного рассмотрения»\ По его мнению, к принци пам назначения наказания относятся: а) законность наказания;

б) обоснован ность и обязательность его мотивировки в приговоре;

в) его определенность в приговоре суда;

г) гуманность;

д) индивидуализация;

е) справедливость^.

Когда речь идет о назначении наказания по совокупности преступлений, то под принципами обычно понимаются установленные в законе (ст. 69 УК РФ) правила определения окончательного наказания, заключающееся в погло щении менее тяжкого наказания более тяжким либо в частичном или полном сложении. А.С. Горелик считает не совсем верным именовать это принципами.

«Не возражая против терминов «принцип поглощения» и «принципа сложения», поскольку они являются общеупотребительными в литературе и судебной практике, пишет он, - отметим, что по существу речь идет не о прин ципах, а о конкретных правилах определения размера окончательного наказа ния по совокупности»^.

Говоря о принципах, реализация которых при решении вопросов, связан ных с назначением наказания по совокупности, отличается определенной спе ' Бажанов М.И. Указ. соч. С И.

^ Там же. С. 14.

^ Горелик А.С. Уголовно-правовые проблемы паказания по совокупностн преступле ний и приговоров: Автореф. дис.... д-раюрид. наук. Томск, 1991. С. 4.

цификой по сравнению с осуждением за одно нреступление. А.С. Горелик в числе таковых называет принципы индивидуализации, неотвратимости, гума низма и справедливости^.

Принцип индивидуализации, по его мнению, заключается в том, что «при решении ряда уголовно-правовых вопросов учитываются особенности лично сти преступника - как те, которые проявились в содеянном, так и характери зующие социальный статус или поведение человека, не связанные с соверше нием преступления. Индивидуализация наказания означает, что его вид и раз мер должны соответствовать характеру и степени опасности преступления, личности виновного и обстоятельствам, смягчающим и отягчающим ответст венность»^.

Принцип неотвратимости ответственности понимается названным авто ром в том смысле, что наказание должно обязательно назначаться в тех случа ях, когда это предусмотрено законом. При назначении окончательного наказа ния по совокупности идея неотвратимости влияет на выбор метода объедине ния наказаний^.

Принцип гуманизма, как отмечает А.С. Горелик, означает признание ценности человека как личности. Конкретным выражением степени гуманизма при осуждении по совокупности является установление максимальных преде лов сложения наказаний"^.

Паконец, раскрывая содержание принципа справедливости, он пишет, что этот принцип представляет собой категорию морально-правового сознания, включающую требования соответствия между поведением и его последствия ми, деянием и воздаянием, преступлением и наказанием. Применительно к ' Горелик А.С. Уголовно-правовые проблемы наказаппя по совокупности преступле ний и приговоров: Автореф. дис.... д-раюрид. наук. С. 14-15.

• Там же.

^ ^ Там же. С. 17.

' ж е. С. 18.

проблеме назначения наказания по совокупности преступлений реализация этого принципа заключается в воздействии на соотношение между максималь ными пределами сложения наказаний и санкциями за повторные преступления, на правилах исчисления наказания, назначенного по совокупности, определе ния минимальных сроков освобождения от него и другие вопросы'.

Приведенные высказывания А.С. Горелика вызывают у нас возражения.

Прежде всего, следует заметить, что отдельные принципы по существу дубли руют друг друга. Это относится, в частности, к принципам индивидуализации и справедливости.

Принцип индивидуализации наказания в его общепринятом понимании означает требование соответствия наказания как характеру и степени общест венной опасности содеянного, так и, в особенности, личности виновного.

Принцип справедливости, как он определен в уголовном законе (ст. 6 УК ГУ РФ) означает то же самое.

Трудно согласиться и с отнесением к числу принципов назначения нака зания по совокупности преступлений принцип неотвратимости наказания. Он является по существу общим положением уголовного права, заключающимся в том, что любое преступление должно влечь за собой наказание.

Вообще идея выделения принципов назначения наказания, в том числе и по совокупности преступлений, и их противопоставление общим началам на значения наказания представляется искусственной. Попытки определить само понятие принципов назначения наказания и обозначить их круг вряд ли можно ' Горелик А.С. Уголовно-правовые проблемы наказания по совокупности преступле ний и приговоров: Автореф. дис.... д-раюрид. наук. С. 18-19.

^ По поводу принципа индивидуализации П.П. Осипов писал, что, по существу его содержание сводится к воспроизведению общих начал назначения наказаний и что в такой интерпритации сам термин «индивидуализация» не имеет самостоятельной смысловой на грузки» (Осипов П.П.. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций. Л., 1976. С. 101). Справедливость же также является, согласно ст. 60 УК РФ, одним из требований общих начал назначения наказания.

Признать удачными, имея в виду почти полную идентичность предлагаемых определений этого понятия с понятием общих начал назначения наказания.

Так, например, М.И. Бажанов под принципами назначения наказания по нимает «те исходные, наиболее важные положения, закрепленные в нормах уголовного законодательства, которые определяют всю деятельность судов по применению наказания к лицам, виновным в совершении преступления» ^ Од нако же и общие начала также представляют собой исходные и наиболее важ ные положения, закрепленные в уголовном законе, которые определяют дея тельность суда, связанную с назначением наказания за совершенные преступ ления.

Определяя круг этих исходных положений, которые отдельные авторы представляют как принципы назначения наказания, они по существу говорят либо об общих принципах уголовного права, называя разное их количество, либо о положениях, составляющих общие начала назначения наказания.

Так, Я.М. Брайнин к принципам назначения наказания относит закон ность, гуманизм, демократизм, правосознание, индивидуализацию наказания^.

Н.А. Беляев в качестве таковых называет законность, гуманизм и индивидуали зацию наказания^. Но, как известно, эти положения составляют общие принци пы уголовного права.

Таким образом, идея о принципах назначения наказания, в том числе и по совокупности преступлений, представляется неплодотворной ни в теорети ческом, ни в практическом плане. С таким же успехом можно было бы гово рить, например, о принципах назначения наказания при соучастии в преступ лении либо о принципах освобождения от наказания и т.п. При таком подходе утрачивается значение самого понятия принципов, поскольку они сводятся к ' Бажанов М.И. Указ. соч. С. 53.

^ Брайнин Я.М. Принципы применения наказания в советском уголовном праве // На учные записки Киевского университета. 1953. Вып. 1. С. 51.

^ Курс советского уголовного права. Часть Общая. Д., 1970. Т. 2. С. 321.

элементарным правилам применения тех или иных норм уголовного права. Не случайно поэтому В.П. Малков, внесший наиболее значительный вклад в раз работку проблемы множественности преступлений, говоря о принципах назна чения наказания по совокупности преступлений, считает таковыми принципы поглощения и полного или частичного сложения. При этом он отмечает, что «общие начала назначения наказания не следует смешивать с принципами уго ловного права, выражением которых они являются^ А положения, которые на званы выше авторы, рассматривают как принципы, он считает требованиями статьи Особенной части УК, предусматривающей ответственность за совер шенное преступление.

Статья 60 УК РФ, закрепляющая общие начала назначения наказания, содержит следующие требования:

1) назначения наказания в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части Уголовного Кодекса;

2) 5Д1ета положений Общей части;

3) применения более строгого наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания, а также в случае совокуп ности преступлений и совокупности приговоров;

4) учета при назначении наказания характера и степени общественной опасности совершенного преступления;

5) учета при назначении наказания личности виновного;

6) учета при назначении наказания смягчающих и отягчающих обстоя тельств;

7) учета при назначении наказания его влияния на исправление осужден ного и условия жизни его семьи.

Рассмотрим, как действует каждое из этих требований применительно к назначению наказания по совокупности преступлений. Важнейший из них за Малков В.П. Указ. соч. С. 223.

ключается в том, чтобы назначенное наказание находилось в пределах санкции статьи, предусматривающей ответственность за совершенное преступление.

Согласно ч. 2 ст. 60 УК более строгое наказание, чем предусмотрено со ответствующими статьями Особенной части за совершенное преступление, может быть назначено по совокупности преступлений и по совокупности при говоров. Одновременно в этой же норме установлено, что судом может быть назначено и более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части. Такое решение может быть принято при наличии ис ключительных обстоятельств. Такие обстоятельства, как указано в ст. 64 УК, могут быть связаны с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления, а также заключаться в активном содействии участника группового преступления в раскрытии этого преступления. При этом исключительными могут быть признаны как отдель ные смягчающие обстоятельства, так и их совокупность.

Особое значение закон придает таким смягчающим обстоятельствам, как явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобли чению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого преступным путем, а также оказание медицинской или иной помощи потер певшему непосредственно после совершения преступления, добровольное воз мещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в резуль тате совершения преступления и иные действия, направленные на заглажива ние вреда, причиненного потерпевшему (п. «и» ч. 2 ст. 61 УК).

При наличии указанных смягчающих обстоятельств и при отсутствии отягчающих, согласно ст. 62 УК, срок и размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида нака зания, предусмотренного Особенной частью УК. Разъясняя смысл этого поло жения закона. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 11.06.99 г. «О практике назначения судами уголовного наказания», указал, что при установ лении данных обстоятельств, суд вправе с учетом конкретных обстоятельств по дела и личности виновного назначить более мягкое наказание, чем предусмот рено за совершение преступления \ Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено соответствую щей статьей Особенной части УК, может заключаться в применении к винов ному наказания ниже низшего предела этой статьи, либо в неприменении до полнительного наказания, предусмотренного в качестве обязательного.

Итак, определяющим в выборе вида и размера наказания виновному при вынесении приговора являются пределы санкции статьи Особенной части, пре дусматривающей ответственность за совершенное преступление. Из этого вы текает, что непременным условием и гарантией, соблюдения рассматриваемого требования общих начал назначения наказания является правильная квалифи кация содеянного.

Применительно к назначению наказания по совокупности преступлений это означает, что в действии (бездействии) лица содержатся признаки не одно го, а нескольких преступлений. Кроме того, правильная квалификация отдель ных входящих в совокупность преступлений влияет на окончательное наказа ние, поскольку его размер, согласно ст. 69 УК РФ, в случае, если речь идет о сложении наказаний, зависит от того, к какой категории они относятся.

Важное значение имеет требование об учете положений Общей части Уголовного кодекса. Содержащиеся в ней нормы предусматривают принципи альные положения, относящиеся как к преступлению и ответственности за не го, так и к назначению наказания, его видам, порядку его назначения наказания и освобождения от него. Соблюдение этого требования означает, что суд в ка честве предпосылки применения наказания обязан установить:

- что совершенное деяние является преступлением, т.е. что в действиях лица имеются признаки конкретного состава преступления (ст. 8, 14 УК);

— что в деле отсутствуют обстоятельства исключающие ответственность лица - не вменяемость (ст. 21 УК), добровольный отказ от преступления (ст. 31 УК), а ' Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 9. С. 3.

Ill также обстоятельства, исключающие преступность деяния - необходимая обо рона, крайняя необходимость и др. (ст. 37-42 УК);

- было ли преступление доведено до конца или же оно представляло со бой приготовление к преступлению или покушение на него (ст. 29-30 УК);

- совершено ли преступление в соучастии и каковы характер и степень участия в нем каждого из соучастников (ст.ст. 32-34 УК);

- при выборе вида наказания руководствоваться системой наказаний и учитывать характер назначаемого наказания, условия его применения, сроки и т.д.;

- учитывать требования других норм Обш;

ей части УК о применении на казания, в частности, о зачете времени предварительного заключения и др.

Поскольку речь идет о назначении наказания по совокупности преступ лений, суд обязан учитывать, в особенности, те полож:ения Общей части, кото рые непосредственно регулируют вопросы, касающиеся данного института.

Это относится в первую очередь к ст. 17 УК, закрепляющей само понятие со вокупности преступлений. Она может иметь место только при наличии указан ных в этой норме признаков, рассмотренных выше. Кроме того, суд обязан учитывать специальные правила назначения наказаний по совокупности пре ступлений, установленных в ст. 69 УК РФ.

Следующим требованием, предусматриваемым общими началами назна чения наказания является требование об учете характера и степени обществен ной опасности совершенного преступления.


Относительно сущности этого понятия в уголовно-правовой литературе высказаны различные точки зрения. Так, Ю.А. Демидов считает, что общест венная опасность, будучи объективной категорией, не зависит от решения за конодателя и суда, оценивающего общественную опасность конкретного пре ступления\ А.А. Пионтковский, напротив, полагает, что общественная опас ность определяется прежде всего самим законодателем в соответствии с опас Демидов А.Ю. Социальная ценность и оценка в уголовном нраве. М., 1975. С. 66.

Н С Ь этого деяния для системы социалистических общественных отношений О ТЮ и она находит свое выражение в характере карательной санкции уголовного закона'.

Последняя точка зрения представляется нам более предпочтительной.

В.Н. Кудрявцев справедливо замечает, что в основе признания того или иного деяния преступным лежат его социальные свойства. Ими, пишет он, являются такие свойства, как распространенность, повторяемость, типичность, которые лежат в основе признания этого деяния общественно опасным и, следователь но, противоправным^.

В зависимости от этих свойств законодатель и оценивает общественную опасность соответствующих деяний.

Такой подход четко прослеживается в законодательной практике. При мером этому может служить Федеральный закон «О внесении изменений и до полнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федера ции об административных правонарушениях» от 27.09.02 г. Этим законом, в частности, внесены изменения с санкции частей первой и второй ст. 158 УК РФ с целью их смягчения. Так, в ч. 1 этой статьи размер наказания в виде лишения свободы снижен с 3-х до 2-х лет лишения свободы, что повлекло перевод пре ступления, предусмотренного данной нормой, из категории преступлений средней тяжести в категорию преступлений небольшой тяжести. Санкция же обновленной ч. 2 ст. 158 УК понижена с 6 до 5 лет лишения свободы, что также повлекло изменение категории предусмотренного ею деяния: из разряда тяж ких оно перешло в разряд преступлений средней тяжести.

М. Михайловский, один из авторов этих новаций, говоря об их основа нии, пишет, что необходимость снижения санкций «вытекает из анализа судеб ной статистики, показывающей, что наказания в виде лишения свободы на срок Курс советского уголовного права. М., 1970. Т. 2. С. 131.

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 240.

от 2-х до 3-х лет назначаются менее чем 12% осужденных к реальному отбы тию за данный вид преступления. Кроме того, удельный вес таких краж со ставляет менее 16% от направленных в суд дел о кражах»'.

В уголовно-правовой литературе под общественной опасностью престу пления обычно понимается фактическое причинение и или создание угрозы причинения вреда тем или иным общественным отношениям^. Объективными свойствами общественной опасности являются ее характер и степень. Характер общественной опасности преступления определяется прежде всего его принад лежностью к тому или иному роду преступлений. Иначе говоря, он зависит в первую очередь от объекта посягательства, а также от некоторых других об стоятельств. Пленум Верховного Суда РФ в упомянутом выше постановлении от 11.06.99 г. указал, что «характер общественной опасности преступления за висит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесе ния Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступлений»^.

Характер общественной опасности показывает ее со стороны направлен ности деяния по определенную сферу общественной жизни, т.е. в известной степени односторонне. Другие стороны общественной опасности выясняются при анализе ее степени.

Характер и степень общественной опасности тесно связаны между собой, хотя они относительно самостоятельны. На степень общественной опасности влияют такие обстоятельства как способ совершения преступления, размер ^ Михайловский М. За мелкую кражу меньше // Российская газета. 2002. 5 ноября.

^ Уголовный кодекс Российской Федерации: Комментарий / Под ред. В.И. Радченко и А.С. Михлина. М., 2000. С. 24.

^ Здесь следует указать на некоторую некорректность формулировки: отнесение нре стунления к той или иной категории является не оценкой общественной онасности, а след ствием такой оценки.

вреда или тяжесть наступивших последствий, степень осуществления преступ ного намерения, роль лица при совершении преступления в соучастии.

При оценке характера и степени обп];

ественной опасности совокупности преступлений возникает несколько вопросов. Одним из них является вопрос о том, следует ли давать такую оценку каждому из преступлений в отдельности или же она рассматривается с учетом всех преступлений, составляюш;

их сово купность. Правильный, на наш взгляд, ответ на данный вопрос дает A.M. Яковлев. «Своей основной цели - учета общественной опасности лица и деяния... система наказания может достигнуть цели только тогда, когда каждое отдельное преступление будет рассматриваться как составная часть целого и, в свою очередь, когда вся совокупность преступлений будет рассматриваться как состоящая из самостоятельных предусмотренных в законе преступлений»'.

Рассмотрение совокупности как целого, состоящего из отдельных само стоятельных преступлений позволяет дать точную юридическую характери стику, квалифицировать каждое из них, назначить наказание соответственно их тяжести.

В свою очередь, рассмотрение отдельных преступлений как составляю щих целое, т.е. как совокупность, позволяет учесть при назначении наказания за каждое преступление вытекаюшую из факта наличия совокупности повы шенную общественную опасность лица и деяния в данном случае.

Эта позиция нашла свое отражение и в постановлении Пленума Верхов ного Суда РФ от 11.06.99 г. « При решении вопроса о назначении наказания по совокупности преступлений;

- говорится в п. 14 этого постановления, должны учитываться как характер и степень общественной опасности каждого из пре ступлений;

личность виновного и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, так и повышенная опасность всех совершенных лицом преступлений в их совокупности»'^.

' Яковлев A.M. Указ. соч. С. 94-95.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 9 С. 5.

Формальным показателем характера и степени общественной опасности является размер санкции статьи, предусматривающей ответственность за со вершенные преступления. Этот показатель, как известно, является критерием отнесения деяния к той или иной категории. Последняя же обуславливает кон кретные правила определения окончательного наказания по совокупности пре ступлений, о чем будет сказано далее.

Наряду с з^етом характера и степени общественной опасности самого преступления, общие начала назначения наказания указывают также на необ ходимость учета личности виновного.

Факт соверщения преступления - один из важнейших факторов, который определяет социально-психологический «портрет» личности, придает ей свой ство общественной опасности.

Степень общественной опасности лица, совершившего несколько пре ступлений, как правило выше, чем лица, совершившего какое-либо одно из них. «Без сомнения, лицо, которое два, три раза или более нарушило закон, при прочих равных условиях является более общественно опасным, чем лицо, на рушившее закон единожды», - пишет В.Д. Филимонов\ Повышенная степень общественной опасности лица, виновного в совершении нескольких преступ лений обусловлена тем, что повторение преступления свидетельствует о боль шей степени преступной наклонности лица или о разнообразии таких наклон ностей, в связи с чем требуется более строгое наказание как для исправления этого лица, так и для достижения целей общего и частного предупреждения.

Наконец, еще одним требованием общих начал является требование уче та обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, перечень которых примерный в отношении смягчающих обстоятельств и исчерпывающий в от ношении отягчающих - содержится соответственно в ст. 61 и 63 УК РФ. В принципе эти обстоятельства при назначении наказания по совокупности пре ' Филимонов В.Д. Обществеиная опасность личности преступника. Омск, 1975.

С. 49.

ступлений учитываются так же, как и при иазначении наказания за единичное нрестунление.

Следует также сказать, что Пленум Верховного суда в постановлении от 11.06.99 г. специально отметил в числе смягчающих обстоятельств такое об стоятельство, как явка с повинной. Говоря о его значении при назначении на казания по совокупности совершенных преступлений, Пленум указал, что явка с повинной должна учитываться при назначении наказания за преступление, в связи с которым она осуществлена.

Как нам представляется, при совокупности преступлений и другие об стоятельства, - и отягчающие и смягчающие также должны учитываться при назначении наказания за те конкретные преступления при совершении которых они имели место.

Требования общих начал назначения наказания преследуют цель макси мальной индивидуализации наказания. Следует отметить, что в целом при на значении наказания по совокупности преступлений возможности его индиви дуализации более широкие по сравнению с назначением наказания за одно преступление. Это связано с тем, что объектом судебной оценки является не одно, а несколько преступлений. Поэтому процесс индивидуализации осущест вляется как бы двумя этапами: при назначении наказания за каждое преступле ние и при определении окончательного наказания. Следовательно, суд имеет возможность, избрав наказание за отдельное преступление в рамках санкции статьи, предусматривающей ответственность за него, дополнительно индиви дуализировать его уже в рамках пределов, установленных ст. 69 УК РФ § 2. Принципы назначения наказаний за совокупность преступлений Истории уголовного права известны несколько систем назначения нака зания по совокупности преступлений.


Первая из них в римском праве выражалась формулой роспа mayor absor bet minoren, что означает назначение виновному одного наказания, наиболее тяжкого из числа предусмотренных за совершенные престунления. Такая сис тема, построенная, по образному выражению А.В. Лохвицкого', по принципу «семь бед - один ответ», имела тот недостаток, что виновный несет ответст венность по существу только за одно преступление. Тем не менее, она приме нялась во многих государствах, в т.ч., например, во Франции, вплоть до приня тия здесь в 1992 г. нового Уголовного кодекса.

Другая система строится по правилу: сколько преступлений, столько и наказаний, т.е. по правилу полного и абсолютного сложения наказаний, назна ченных за каждое совершенное преступление. Эта система проводилась, в ча стности в Баварском уголовном уложении 1813 г. В настоящее время она про является в уголовном законодательстве большинства штатов США. Ни Феде ральные законы, ни законы отдельных штатов этой страны при этом не уста навливают общих предельных сроков лишения свободы, что позволяет судам приговаривать виновных к непомерным срокам этого вида наказания - до 200-300 и более лет. Например, в 1992 г. в штате Висконсия 34-х летний се рийный убийца Дж. Дамер был приговорен к 16 пожизненным срокам тюрем ного заключения^.

Издержки этой системы назначения наказания очевидны: она полностью игнорирует его цели и по существу является легализацией пожизненного за ключения, если даже таковое не предусмотрено в законодательстве. Кроме то го, при такой системе возникают практические трудности в случаях, когда осужденному назначаются разнородные наказания, которые не могут суммиро ваться, например, смертная казнь и лишение свободы.

Лохвицкий А.В. Курс русского уголовного ирава. СПб., 1871. С. 192.

^ Уголовное право зарубежных государств. Общая часть / Под ред. И.Д. Козочкина.

М., 2003. С. 230.

Недостатки этих двух систем, обусловили появление новых, смешанных систем назначения наказания двоякого типа, которые стали предусматривать частичное, а не абсолютное применения принципа поглош;

ения, а также прин ципа сложения наказаний с установлением при этом предела окончательного наказания.

Такой порядок назначения наказания в настояп];

ее время предусмотрен в уголовном законодательстве многих государств мира. Так, согласно ст. 132-2 УК Франции 1992 г., совокупность преступных деяний имеет место при совершении нового преступления до того, как лицу был вынесен оконча тельный приговор, вступивший в законную силу. В случаях, когда такие дея ния рассматриваются в рамках одного процесса, суд может назначить к испол нению каждое из предусмотренных видов наказаний за отдельное преступле ние. Если предусмотрено несколько наказаний одного и того же вида, назнача ется одно в пределах законного максимума (ст. 132-2). Для лишения свободы законный максимум составляет 30 лет (абз. 3 ст. 132-5).

Наказания же, назначенные за несколько преступных деяний, рассмот ренных в рамках раздельных судебных процессов, исполняются самостоятель но. Полное или частичное сложение наказаний одного и того же вида может быть предпринято более поздним решением суда (ст. 132-4).

Уголовное законодательство Японии также признает идею совокупности преступлений (хэйгодзай). Согласно ст. 14 УК в слз^ае, если из совокупных преступлений два или более наказываются лишением свободы с принудитель ным трудом или без него, максимальный срок исчисляется путем прибавления к максимальному сроку наказания за наиболее тяжкое преступление половины этого срока, однако максимум назначенного наказания этого вида не должен превышать 20 лет.

Согласно УК Италии, при назначении наказания в виде лишения свободы по совокупности преступлений его общий срок не должен превышать более чем в 5 раз наиболее тяжкое из наказаний, назначенных за отдельные преступ ления.

Сочетание принципов поглощения и сложения при назначении наказания по совокупности преступлений предусматривалось и русским законодательст вом, хотя, как отмечает Ю.А. Красиков, и в Уложении 1845 г. и более поздних законах царской России (от 10 марта 1857 г. и от 3 февраля 1892 г.) в большей степени проявляется все же принцин поглощения наказаний'.

Касаясь уголовного законодательства советского периода времени, сле дует прежде всего сказать, что по УК РСФСР 1922 г., устанавливавшему, как уже было отмечено, раздельно понятия идеальной и реальной совокупности, предусматривался различный порядок назначения наказания в том и другом случае. Ст. 29 УК, регламентировавшая порядок назначения наказания в случае идеальной совокупности, устанавливала, что суд определял общее наказание по статье, предусматривающей наибольшую наказуемость. Здесь, таким обра зом, речь шла по существу о применении принципа поглощения.

Назначение наказания при реальной совокупности отличалось тем, что в этом случае суд, приговорив «виновного к тягчайшему из всех назначенных наказаний», мог повысить его «до высшего предела наказания, установленного статьей, по которой наказание было определено». В принципе же и в этом слу чае, речь по существу шла о принципе поглощения хотя, исходя из смысла за кона, суд и обязан был первоначально определить наказание за каждое престу пление отдельно.

Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г., сохраняя деление совокупности на идеальную и реальную, вообще такого требования не содержали. Принятые же на их основе Уголовные кодексы союзных республик (1926-1935 гг.) данный вопрос рещали по разному. Однако в целом, как отмечал Н.А. Стручков, несмотря на различие ' Уголовное право России: Учебник для вузов в 2-х томах. Общая часть / Под ред.

А.Н. Игнатова н Ю.А. Красикова. М., 2000. Т. 1. С. 452.

формулировок, в законодательстве того времени закреплялась система погло щения наказаний\ Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. в ст. 35 указывали на возможность сочетания систем поглощения и ог раниченного сложения наказаний. Уголовные кодексы союзных республик и, в частности, ст. 40 УК РСФСР текстуально воспроизводили положения назван ной статьи Основ уголовного законодательства СССР.

В названных нормах как на обязательное требование указывалось на не обходимость назначения наказания за каждое входящее в совокупность пре ступление отдельно. При назначении окончательного наказания суд по своему усмотрению мог применить как принцип поглощения, так и принцип полного или частичного сложения наказаний. При этом его пределом выступал макси мум санкции статьи, предусматривающей наиболее строгое наказание.

Уголовный кодекс РФ 1996 г. в целом воспринял эту систему назначения наказания, однако существенно ее модернизировал.

Рассмотрим основные положения действующего закона, регламенти рующего порядок назначения наказания по совокупности преступлений (ст. УК РФ).

В первой части этой статьи указывается, прежде всего, на то, что при со вокупности наказание назначается за каждое преступление отдельно. Это по ложение, по существу, как бы определяет первую стадию назначения наказа ния, заключающуюся в оценке степени общественной опасности деяния и лич ности обвиняемого применительно к каждому конкретному преступлению. Суд должен учитывать характер и степень его общественной опасности, личность виновного, его роль в случае, если преступление было совершено в соучастии и т.п., обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

И.Б. Агаев необходимость назначения наказания за каждое преступление отдельно справедливо усматривает в том, что это «способствует достижению ' Стручков Н.А. Указ. соч. С. 58.

целей исправления, перевоспитания виновного, реализации задач общего и специального предупреждения преступлений, создает предпосылки для инди видуализации наказаний в соответствии с характером и степенью обществен ной опасности совершенного преступления. Признание судом каждого деяния порицаемым и осуждаемым убеждает в неотвратимости ответственности, спра ведливости и индивидуальном подходе при назначении наказания» \ Следует иметь в виду и то обстоятельство, что при раздельном назначе нии наказания за каждое преступление обеспечивается решение многих задач, связанных с пересмотром приговоров вышестоящими инстанциями, примене нием актов амнистии и помилования, а также применением условно досрочного освобождения от наказания.

Назначив наказание за каждое преступление отдельно, суд обязан опре делить окончательное наказание. Как уже отмечено, суд при этом может при менить принцип полного или частичного сложения. В отличии от ранее дейст вовавшей ст. 40 УК РСФСР 1960 г., предоставлявшей суду право применять по своему собственному усмотрению тот или иной принцип в каждом отдельном случае, ст. 69 УК РФ дифференцирует решение этого вопроса в зависимости от тяжести (категории) входящих в совокупность преступлений. Хотя следует заметить, что эта дифференциация весьма относительна.

Так, ч. 2 ст. 69 УК в ред. Федерального закона от 08.12.03 г. устанавлива ет: «если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступ лениями небольшой или средней тяжести, то окончательное наказание назна чается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения наказаний».

Согласно же ч. 3 этой статьи в той же редакции в случаях, когда хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний.

^ Агаев И.Б. Указ. соч. С. 176.

Таким образом, в ситуации указанной в ч. 2 ст. 69 УК РФ, суд при назна чении наказания может применить любой из принципов определения оконча тельного наказания по совокупности: принцип поглощения, принцип частично го сложения или принцип полного сложения наказаний. Во втором же случае при наличии в совокупности хотя бы одного тяжкого или особо тяжкого пре ступления - применение принципа поглош;

ения не допускается. Окончательное наказание может назначаться лишь путем частичного или полного сложения. В этом, собственно, и состоит дифференциация в применении принципов назна чения наказания по совокупности.

Сущность принципа поглощения менее строгого наказания более стро гим заключается в том, что в конечном счете окончательное наказание уста навливается равным наиболее строгому из наказаний, назначенных за отдель ные преступления.

Применение принципа поглощения наказаний состоит в том, что самое строгое наказание, назначенное за любое из входящих в совокупность деяний, поглощает все остальные наказания. При этом окончательное наказание не мо жет быть меньше наиболее строгого наказания, назначенного за отдельное пре ступление.

Это относится к случаям, когда назначаются как однородные, так и раз нородные наказания. В первом случае менее строгим будет такое наказание, которое менее длительно по сроку либо меньше по размеру. В случае же на значения наказаний разнородных, менее строгим считается то, которое распо ложено выше в их перечне, установленным в ст. 44 УК РФ Как показывает практика, в отдельных случаях суды назначают за вхо дящие в совокупность преступления одинаковые наказания, а окончательное определяется по принципу поглощения. Федеральным Судом Куйбышевского р-на Санкт-Петербурга Егоров был осужден за кражу по ч. 1 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы и к такой же мере наказания за умышленное уничтожение чужого имущества по ч. 1 ст. 167 УК РФ Окончательное наказа ние суд определил в виде лишения свободы сроком два года'.

В.П. Малков считает такую практику неправильной, не согласующейся с законом, поскольку последний указывает именно на поглощение менее строго го наказания более строгим. В данном же случае речь идет о равных наказани ях. с этим мнением ученого следует согласиться.

Принцип сложения наказаний, как отмечается в литературе, является бо лее целесообразным, поскольку он убедительнее свидетельствует о том, что виновный понес наказание за каждое из совершенных им преступлений, что в назначении наказания действительно реализуется принцип его неотвратимости.

Согласно ч. 2 ст. 69 УК РФ принцип сложения наказаний, как уже отме чено, может применяться альтернативно с принципом поглощения. Что же ка сается ч. 3 этой статьи, то она устанавливает применение только принципа сложения. Повторим еще раз, что здесь имеется в виду совокупность, которую составляют преступления, хотя бы одно из которых является тяжким или особо тяжким.

Частичное сложение наказаний означает присоединение к более строго му наказанию части более мягкого наказания. Полное же сложение означает суммирование в полном объеме наказаний, назначенных за каждое из входя щих в совокупность преступлений.

Как уже отмечено, ранее действовавшее уголовное законодательство ог раничивало срок или размер окончательного наказания при применении прин Архив Федерального Суда Куйбышевского р-на Санкт-Петербурга. 2003. Дело № 1-413.

^ Рассматривая такую ситуацию, А.С. Горелик пишет, что поскольку в данном случае нельзя говорить о сложении, следует считать, что применяется ноглош;

ение. С целью устра нения возможности произвольного толкования этого вопроса, он предлагал изменить ст. Основ...., сохранив в ней указание на поглош;

ение в обп^ем виде и исключив слова «менее строгого наказания более строгим» От этого смысл ее не изменится, но она будет охваты вать и рассматриваемый случай, считает автор. (Горелик А.С. Указ. соч. С. 40).

ципа сложения верхним пределом санкции статьи, предусматривающей ответ ственность за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Следует ска зать, что это положение закона вызывало критику со стороны многих ученых криминалистов. Одним из поводов для критики служило, в частности, то об стоятельство, что в случаях, когда за наиболее тяжкое преступление назнача лось максимальное наказание, то суд вообш;

е не мог прибегнуть к сложению наказаний несмотря на то, что другие преступления были также достаточно тяжкими. Вполне очевидно, что в таких случаях назначенное наказание не мог ло соответствовать тяжести всех совершенных преступлений.

В этой связи в литературе высказывались предложения о повышении пределов сложения наказания. По мнению некоторых ученых, этот предел сле довало повысить до максимальных сроков, установленных для данного вида наказания, как и в случае назначения наказания по совокупности приговоров.

Наиболее радикальным в этом плане было предложение А.С. Никифорова, ко торый писал, что «суду должно быть предоставлено право при назначении окончательной меры наказания выходить в необходимых случаях не только за пределы санкции, установленной за наиболее тяжкое из совершенных преступ лений, но и за пределы максимального срока, установленного в кодексе для данного вида наказания. Применительно к последнему случаю обязательно нужно установить предел превышения максимального срока, указанного в 06 ш;

ей части для наказания данного вида, так как в противном случае открылась бы возможность для назначения бессрочных наказаний, что противоречило бы основным принципам советского уголовного права»'.

Это предложение, правда, в несколько измененном виде, как известно, было воспринято в новом, ныне действуюш;

ем уголовном законодательстве.

Согласно ч. 2 ст. 69 УК РФ, окончательное наказание не может превышать бо лее чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотрен ного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Часть 3 этой статьи ^ Никифоров А.С. Указ. соч. С. 125.

уточняет данное ноложение нрименительно к назначению наказания в виде лишения свободы. В ней указывается, что окончательное наказание в виде ли шения свободы также не может превышать более чем на ноловину максималь ный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из преступлений.

Здесь следует заметить, что в первоначальной редакции данной нормы (ч. 2 ст. 69 УК) указывалось только на 25 летний срок лишения свободы как на максимальный при осуждении к этому виду наказания, и не определялось об ш;

ее правило в виде возможности полуторакратного превышения максимально го срока лишения свободы, установленного за совершение наиболее тяжкого преступления. Такое правило было установлено Федеральным законом от 08.12.03 г., которым одновременно из ч. 2 ст. 69 УК исключено указание на 25-летний срок лишения свободы как на максимально возможный при осужде нии к этому виду наказания.

Означает ли это, что с принятием нового закона наказания по совокупно сти преступлений, может превышать 25 лет лишения свободы? Ответ на дан ный вопрос, по нашему мнению, должен быть отрицательным. Часть 4 ст. УК, определяющая этот срок как максимальный при осуждении по совокупно сти преступлений, остается в силе. Указанная норма носит более обш;

ий харак тер по сравнению с ч. 2 ст. 69 УК, которая определяет лишь порядок примене ния этого обш;

его положения в случаях назначения наказания по совокупности преступлений.

В связи с установлением в новом законе других максимальных пределов наказания возникает вопрос о его обратной силе. А.С. Горелик справедливо замечает, что «на размер максимального предела распространяются правила, устанавливаюп1;

ие действие уголовного закона во времени. Поэтому, если к моменту осуждения максимальная санкция за наиболее тяжкое преступление была снижена по сравнению с законом, действовавшим в период его соверше ния, то при сложении следует исходить из санкции, установленной новым за коном, так как он имеет обратную силу»'.

Напротив, повышение максимальной санкции означает, что новый закон является более строгим и, следовательно, обратной силы иметь не может. Это положение, закрепленное в ст. 10 УК РФ, распространяется и на порядок на значения наказания в той мере, насколько он связан с ухудшением (или улуч шением) положения лица, признанного виновным в совершении преступления, как об этом говорится в названной норме.

Закон от 8.12.03 г., как уже отмечено, повышает максимальный предел наказания, назначаемого по совокупности преступлений, и поэтому он обрат ной силы не имеет^.

Согласно ст. 88 УК РФ максимальный срок лишения свободы для несо вершеннолетних установлен в 10 лет. В связи с этим при назначении наказания лицу, совершившему преступление в несовершеннолетнем возрасте, по сово купности преступлений окончательное наказание не может превышать десяти лет лишения свободы.

В случае же совершения лицом нескольких преступлений, одни из кото рых были совершены в несовершеннолетнем возрасте, а другие - по достиже нии 18 лет, суд при назначении наказания по совокупности преступлений обя зан вначале назначить наказание за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет, с учетом требований ст. 88 УК РФ, а затем за преступления, совершен ные после достижения совершеннолетия, а окончательное наказание - по пра вилам ст. 69 УК РФ ' Горелик А.С. Указ. соч. С. 54.

^ Здесь следует заметить, что в определеииой части этот закон можно рассматривать и как более мягкий. Речь идет о том, что ои устанавливает возможность нрименения прин цина поглощения наказаний в случае, если в совокунность входят преступления не только небольшой, как было ранее, но и средней тяжести. Однако более существенным в смысле определения строгости нового закона следует считать то обстоятельство, что он повыщает предел максимального наказания.

В период действия предшествующего уголовного закоподательства спорным в теории уголовного права и правоприменительной практики являлся вопрос о сложении разнородных наказаний, поскольку УК РСФСР 1960 г. этот вопрос не регламентировал. О сложении разнородных наказаний говорилось в ст. 41 этого закона, определявшей порядок назначения наказания по совокуп ности приговоров. Некоторые авторы полагали, что положение, содержап];



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.