авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Нестеров, Евгений Александрович Злоупотребление должностными полномочиями ...»

-- [ Страница 2 ] --

Попытка отграничить непосредственный объект каждого должностного преступления от их родового объекта неизбежно ведет к надуманным схоластическим конструкциям, не имеющим никакой практической ценности... это и дает основания для вывода о тождестве родового объекта группы должностных преступлений и непосредственных объектов каждого из входящих в эту группу посягательств».^ Эта точка зрения была подвергнута справедливой критике А.Е.

Светловым и Б.С. Никифоровым, указывавших, что каждое должностное преступление представляет собой нарушение одного из конкретных условий правильной работы государственного аппарата.^ Непосредственным объектом долж:ностного преступления, по мнению Никифорова, являются «конкретные условия правильной работы государственного аппарата».^ Под непосредственным объектом должностных преступлений Б.В. Здравомыслов понимал «конкретные общественные отношения, составляющие содержание нормальной работы отдельного звена государственного или общественного аппарата либо отдельных организаций, учреждений или предприятий»'^.

' См.: Сахаров А.Б. Ответственность за должностные преступления по советскому уголовному праву. М., 1956. с.35-38;

Кучерявый Н.П. Ответственность за взяточничество. М. 1957 с.

59-62;

Гельфанд И. А. Хозяйственные и должностные преступления в сельском хозяйстве. Киев, 1970. с.

38-39.

^ См.: Никифоров Б.С. Объект преступления. М., 1960. с. 190;

Светлов А.Я. Ответственность за должностные преступления. Киев. Наукова думка. 1978 с. 33.

^ Никифоров Б.С. Объект преступления. М., 1960. с. '' См.: Здравомыслов Б.В. Должностные преступления (понятие и квалификация). М., 1979 с. 13;

Ефимов М.А. Вопросы квалификации должностных преступлений по Уголовному кодексу БССР. Минск, 1967 с. 4.

Общественные отношения - это связи между людьми, устанавливающиеся в процессе их совместной деятельности.^ Они характеризуются наличием следующих трех составных частей:

- участников или субъектов общественных отношений;

- связей между субъектами, характеризующимися определенными субъективными нравами и обязанностями;

- объектов отношений - тех общественных благ, вокруг которых возникают эти отношения.

Такими непосредственными общественными отношениями выстунают общественные отнощения, связанные с деятельностью соответствующего органа аппарата государственной и муниципальной власти, в лице государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, аппарата управления в ВС и других войсках РФ, осуществляемые в интересах службы. Интересы службы в этих органах и учреждениях выражены в соблюдении законности и выполнении определенных функций. Данные общественные отношения возникают между государством, с одной стороны, и другими лицами (гражданами, общественными организациями, юридическими лицами) с другой, а также между различными органами государственного управления.

В данные правоотношения вступают от имени государства должностные лица, реализующие властные полномочия, предоставленные государством.

Высказывается мнение, что в качестве непосредственного объекта посягательства, предусмотренного ст. 285 УК РФ, следует считать авторитет общественного и государственного аппарата.

' См.: Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. / Под ред. В.М.

Корельского и В.Д. Перевалова. - М.: НОРМА-Инфра,1998. С. 338.

в. и. Динека полагает, что авторитет, или престиж власти, не может быть объектом превышения власти, поскольку это моральная категория.' Пленум Верховного Суда СССР предлагал считать авторитет объектом посягательства и рассматривать покушение на авторитет власти как последствие должностного злоупотребления.^ Еп];

е В.Н. Ширяев верно отмечал, что «каждое должностное преступление находит своеобразное отражение в обш;

ественном правосознании. Разрушительное действие его, помимо непосредственных результатов в сфере интересов государственных, обпдественных и частных, болезненно сказывается на чувстве законности народных масс...

Должностное преступление, умаляя доверие к ним и к их деятельности (органов власти), способно поколебать уважение к самому закону, веру в его силу и нерушимость».'^ Авторитет является оценочной социально-психологической категорией, выражаюш;

ей отношение конкретного индивида или обш;

ества в целом к деятельности какого-либо органа или к государственной власти в целом.

Авторитет (или его отсутствие) государственной власти или государственного органа ~ это наличие доверия (или недоверия) к ней, позитивное или негативное (субъективное) отношение граждан и обш;

ества к этой власти или ее органу. Причем авторитет власти может быть «подорван»

не только противоправным поведением должностного лица или органа, но даже и законной деятельностью этого должностного лица или органа.

Авторитет (как и его отсутствие) государственного аппарата, - это ' См.: Динека В.И. Уголовная ответственность за превышение власти или служебных нолномочий сотрудников органов внутренних дел: Дис....канд. юрид. наук. М., 1992. С. 42;

он же: Ответственность за должностные преступления по уголовному праву России (уголовно-правовой и криминологический аспект): Дис.... докт. юрид. наук. М., 2000. с. 182.

^ Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990 № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий,, халатности и должностном подлоге».

• Ширяев В.Н. Взяточничество в связи с обшим учением о дол?кностных преступлениях. - Ярославль, 1916.

' С. 2-3.

характеристика качества государственного управления и его оценка индивидуальным и общественным сознанием. Отсюда, являясь элементом общественного сознания, правосознание отражает - и порождает! - вполне определенное общественное отношение - отношение населения к государству, его представителям, их деятельности: поддержку этой деятельности, безразличное к ней отношение, или прямое противодействие ей. Причем, даже пассивное отношение к деятельности власти - это тоже противодействие ей, что также ведет к негативным для всего общества и государства социальным, экономическим и политическим последствиям.

Такого рода отношение может выливаться (и выливается) в весьма ощутимые материальные отношения - недоверие к финансовой, политике государства, к национальной банковской системе, может привести и приводит к осязаемым, порой катастрофическим финансовым потерям государства, а значит и общества. Отсюда и берет свое начало понятие «подрыв авторитета государства» как одно из последствий должностных преступлений.

Авторитет государственной власти - категория далеко не виртуальная, сугубо нравственная, как часто принято считать. Такое отношение к категории авторитета - заблуждение, причем - опасное. Текущие события нашей российской жизни убедительно показывают, что авторитет государства ~ феномен равнозначный, равноценный закону, самому праву.

Реалии российской действительности наглядно демонстрируют, что «авторитет государства» - понятие, связанное с правом, воздействующее на него. Потому, прежде всего, что при отсутствии авторитета государственной власти право перестает работать, превращается в фикцию, в тексты, которые никому не нужны, и ничего не значат как регуляторы общественной жизни, что крайне опасно.

Можно утверждать, что авторитет государства - необходимое условие приведения закона в действие. Нет авторитета у власти - закон в обществе не работает. Более наглядной демонстрации справедливости сказанного, чем 90 e годы прошлого века в России, особенно их первой половины - трудно найти в современной мировой истории. Право, закон в тот период были замеш;

ены спонтанно сложившимися социальными механизмами - силовым решением возникавших конфликтов и проблем (да и сегодня во многом тоже), - бандитскими и «ментовскими» «крышами», а также «финансовым» взятками. Бизнес в стране регулировался не нормативно-правовыми актами, а уголовными «понятиями». И чтобы вернуть жизнь общества под сень права и закона - необходимо прежде всего восстановить авторитет государства. Без решения этой проблемы - никаких других проблем в России решить не удастся.

В силу сказанного, авторитет государственной власти, по нашему мнению, должен включаться в объект должностных преступлений.

В пользу нашей точки зрения говорят и данные проведенного нами опроса сотрудников МВД, суда и прокуратуры\ На вопрос: «Считаете ли Вы тождественными понятия "использование служебного положения" (существовавшее в УК РСФСР 1960г. - ст. 170, 171) и "использование служебных полномочий" (признак состава, преступления, сформулированного в статьях 285, 286 УК РФ 1996г.)?» - 57 % опрошенных (55 чел.) ответили, что «новая редакция статей исключает ответственность за использование должностным лицом авторитета занимаемой должности» Это верно в том смысле, что использование должностного положения, о котором говорилось в нормах предыдущего УК, включало в себя как использование должностных полномочий, так и использование должностного авторитета. Ныне действующая норма (ст.

285 УК) говорит об использовании только должностных полномочий. Но такое использование вопреки интересам службы подрывает авторитет власти.

Злоупотребление должностными полномочиями является одним из распространенных составов среди должностных преступлений, нередко оно См.: Приложение.

совершается в совокупности с другими составами.

Анализ состава преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ, необходимо приводит к рассмотрению непосредственного объекта злоупотребления должностными полномочиями. Каждое преступление посягает на конкретный объект, вопрос о котором стоит в центре всей теории уголовного права и имеет, как уже говорилось, большое теоретическое и практическое значение.

Правильная деятельность государственной власти и муниципальной службы определяется соответствующими нормативными актами, развитой системой законодательства. Она охватывает важнейшие моменты, определяющие формирование, деятельность и основные нринципы работы государственных органов и органов местного самоуправления.

Отсюда следует, что непосредственным объектом посягательства при злоупотреблении должностными полномочиями выступают общественные отношения, обеспечивающие правильную, регламентированную Конституцией РФ, законами и иными нормативно-правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, а также государственных и муниципальных учреждений, органов управления войсками и воинскими формированиями.

Злоупотребление должностными полномочиями имеет дополнительный факультативный непосредственный объект преступного посягательства, на что указывал Б.В. Здравомыслов, считавший блага личности в должностном злоупотреблении факультативным объектом.

Факультативность этого объекта преступного посягателъства состоит в том, что преступным посягательством может причиняться вред не только интересам государства, но и правам и законным интересам граждан или организаций. Это могут быть конституционные права и свободы человека и гражданина, имущественные, экономические интересы гражданина и ' См.: Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. Понятие и квалификация. - М.: «Юридическая литература», 1975. с. 11-13.

организаций. К объекту должностного злоупотребления относится и правильная деятельность органов управления войсками и воинскими формированиями, а также интересы службы в этих органах и учреждениях.

Преступлениями против военной службы признаются согласно ст. УК РФ преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужап];

ими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов. Порядок прохождения военной службы определяется Конституцией РФ, законами РФ «О воинской обязанности и военной службе», «Об обороне», уставами службы и отдаваемыми на их основе приказами должностных лиц органов управления Вооруженными Силами Российской Федерации, войсками и воинскими формированиями.

Преступления против военной службы УК выделяет в самостоятельный род преступлений, посягающих на общественные отношения в сфере военной службы - самостоятельный вид общественных отношений, своими специфическими особенностями отличающийся от общественных отношений в сфере реализации государственной власти, интересов государственной и муниципальной службы в гражданской сфере.

Лицо, совершая преступления против военной службы, посягает на конкретные отношения, являющиеся непосредственным объектом каждого преступного посягательства. В зависимости от конкретных отношений, являющихся непосредственным объектом каждого вида преступного посягательства, преступления против военной службы делятся на преступления против порядка:

- подчиненности и воинских уставных взаимоотношений;

- пребывания на военной службе — уклонения от нее;

- несения специальных видов военной службы;

- сбережения военного имущества;

- правил безопасности при использовании военно-технических средств.

Должностные лица Вооруженных Сил РФ, совершающие злоупотребления своими служебными полномочиями, совершают противоправные посягательства на порядок прохождения именно военной службы.

Родовым объектом воинских преступлений является именно порядок прохождения военной службы, основанный на положениях Конституции РФ, Федерального закона РФ от 28 марта 1998 год «О воинской обязанности и военной службе» и Федерального закона РФ от 31 мая 1996 года «Об обороне», уставами ВС РФ и иными нормативно-правовыми актами, регулируюш;

ими отношения в сфере обороны и военного строительства в РФ, в том числе отдаваемыми на их основе приказами командиров и начальников, и призванными обеспечить постоянную боеготовность Вооруженных Сил.

Федеральный закон РФ от 28 марта 1998 года «О воинской обязанности и военной службе» прямо говорит о том, что Военная служба является особым видом федеральной государственной службы, исполняемой гражданами в ВС РФ и других войсках и воинских формированиях РФ, а также в определенных законом федеральных органах (круг их ограничен) и специальных формированиях, создаваемых на военное время. Федеральный закон от 27 мая 2003 г. «О системе государственной службы Российской Федерации» также выделяет военную службу как самостоятельный вид.

Совершенное военнослужащим злоупотребление должностными полномочиями посягает в первую очередь на порядок прохождения военной службы и вредит интересам военной службы.

По пути отнесения состава злоупотребления должностными полномочиями, совершенного военнослужащими, к преступлениям против ' Ткачевский Ю.М. Курс уголовного права. Т. 5. Особенная часть. Под ред. Г.Н. Борзенкова, B.C.

Комиссарова. М. 2002 с. 281.

" Российская газета. 2003. 31 мая.

военной службы, пошли ряд стран ближнего зарубежья. Так, например, в УК Азербайджанской республики,' УК Республики Казахстан,^ УК Республики Беларусь^ и др.

В действующем УК РФ должностные преступления военнослужапдих отнесены к разряду преступлений против государственной службы.

Представляется, однако, необходимым включить их в главу 33 УК, предусматривающей ответственность за воинские преступления.

Прежний уголовный кодекс - УК РСФСР 1960 года - злоупотребление властью, превышение власти и халатное отношение к службе, совершенное начальником или должностным лицом Вооруженных Сил, относил к воинским преступлениям. Очевидно, что преступления, совершаемые по службе военнослужащими, будь то злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий или халатность (а также другие преступления по службе) есть преступления, посягающие на порядок прохождения военной службы. Поэтому представляется неверным отнесение данных преступлений к преступлениям, посягающим на государственную власть, интересы государственной службы в главу УК вместе с такими же преступлениями в гражданской сфере.

Пасилие по отношению к начальнику и к равному по служебному статусу оправданно признается воинским преступлением, а противоправные действия начальников над подчиненными почему-то исключаются из таковых. Использование труда подчиненных, хищения военного имущества, халатное отношение к службе есть те деяния, которые, прежде всего, направлены против порядка прохождения военной службы, как особого вида федеральной государственной службы, подрывают воинскую дисциплину.

' Ст. 341 Уголовный кодекс Азербайджанской республики, утвержденный Законом АР от 30.12.1999. изд.

«Юрид. центр Пресс», СПб, 200I.e. 343.

^ Ст. 380 Уголовного кодекса Республики Казахстан от 16.07.1997 с изм. и дон., изд. «Юрид. центр Пресс», СПб, 2001.С.380-381.

^ Ст. 455 Уголовного кодекса Республики Беларусь, от 02.06,1999 Палатой представителей, одобренный 24.06.1999 Советом Республики, изд. «Юрид. центр Пресс», СПб, 2001. с. 459-460.

Включение должностных преступлений не в главу 30, а в другие главы УК, например, в главу 19 - Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина, в главу 22 - Преступления с сфере экономической деятельности, в главу 31 - Преступления против правосудия и в др., как уже отмечалось в главе 1 настоящей работы, как раз вызвано тем, что основным объектом их преступного посягательства являются те общественные отнощения, на защиту которых направлены нормы указанных глав.

Этот же самый аргумент должен действовать и в пользу изложения воинских должностных преступлений в главе 33 УК. Поэтому свое место в главе УК РФ, предусматривающей ответственность за воинское преступление, должны найти и такие составы как злоупотребление властью, превышение власти, а также халатное отношение к службе, совершаемые военнослужащими должностными лицами. Об этом говорят и военные юристы. Папример, судья 4-го окружного военного суда А. Ищенко, указывающий, что «исключение (впервые со времен дореволюционной России) из уголовного закона специальных норм о воинских должностных преступлениях не может быть признано • обоснованцым.. Воинские должностные лица наделены более широкими, чем в остальных сферах, обязанностями и специфическими полномочиями по обеспечению военной безопасности государства и управлению войсками, включая право применять оружие в отношении подчиненных. Следовательно, по сравнению с остальными эти лица должны нести повышенную ответственность за должностные преступления». ^ А это возможно путем установления ответственности военных должностных лиц в соответствующей главе УК РФ, предусматривающей ответственность за преступления против военной службы.

В данном случае, однако, необходимо остановиться на следующем. В ' Ищенко А.. Справедлив ли уголовный закон к военнослужащим? // Российская юстиция. 2001 г. №8.

соответствии со ст. 12 Федерального закона РФ «Об обороне»

комплектование Вооруженных Сил Российской Федерации осуществляется как из военнослужащих, правовой статус которых определен Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе», так и из гражданского персонала. Их правовой статус при этом, должностные полномочия существенно отличаются. Порядок прохождения военной службы определяется законом «О воинской обязанности и военной службе».

Положением о порядке прохождения военной службы, воинскими уставами.

Правовое положение должностных лиц государственной гражданской службы определяется Конституцией РФ, Федеральным законом «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27.05.2003^ в редакции Федерального закона от 11.11.2003 № 141-ФЗ, должностных лиц военной службы - упомянутым законом и приказами Министра обороны РФ и иными нормативно-правовыми актами, регламентирующими деятельность гражданского персонала воинских частей, учебных, военно-учебных заведений, предприятий и организаций Министерства обороны Российской Федерации.

В Приказе Министра обороны Российской Федерации № 130 от 8 марта 1993 г., и в приказе № 295 от 8 июня 1993 года «О дополнительных мерах по повышению укомплектованности личным составом Вооруженных Сил Российской Федерации» содержится полный перечень гражданского персонала воинских частей, учебных, военно-учебных заведений, предприятий и организаций Министерства обороны Российской Федерации.^ Гражданский персонал согласно приказу МО РФ №130 делится на:

' См.: СЗ РФ, 2003, № 54, ст. 3405.

^ Приказ Министра обороны Российской Федерации №130 от 08.03.1993 (с учетом изменений и дополнений), «О введении новых условий оплаты труда гражданского персонала воинских частей, учреждений, военно-учебных заведений, предприятий и организаций Министерства обороны Российской Федерации, находящихся на сметно-бюджетном финансировании, на основе Единой тарифной сетки». М.

Редакционно-издательский, центр Генерального штаба ВС РФ. Управление труда и заработной платы гралсданского персонала Вооруленных Сил Российской Федерации и Приказ Министра обороны Российской Федерации № 295 от 08.06.1993 «О дополнительных мерах по повышению укомплектованности личным составом Вооруженных Сил Российской Федерации»// Центральная типография МО РФ.

рабочих;

высококвалифицированных рабочих;

руководителей, специалистов;

технических исполнителей, гражданский персонал военно-учебных заведений, гражданский персонал высших военно-учебных заведений и образовательных учреждений, гражданский персонал научно исследовательских учреждений МО РФ, гражданский персонал военно медицинских учреждений, гражданский персонал организаций, учреждений и предприятий культуры МО РФ, гражданский персонал редакций журналов и газет МО РФ, гражданский персонал спортивных организаций и работников физической культуры и спорта воинских частей, и члены экипажей морских (рейдовых) и речных судов обеспечения, гражданский персонал береговых организаций, вспомогательного флота, гидрографической службы и унравления поисковых и аварийно спасательных работ Военно-Морского Флота.

В соответствии с вышеуказанным Приказом МО РФ к должностям руководителей относятся: начальники: заводов, электростанций, электрохозяйства, пожарно-химической станции, АТС предприятий тепловой и электрической энергий, организаций связи;

начальники баз и складов (содержащиеся на самостоятельном штате);

начальники (директора) хлебозаводов, хлебопекарен, дорожно-ремонтных участков, лесхозов;

начальники электрических сетей;

начальники мастерской: по ремонту имущества, мастерской культурно-просветительского учреждения;

главные инженеры: домоуправления, жилищно-эксплутационной конторы, жилищно коммунального отдела, заводов, автотранспортных предприятий;

организаций связи, хлебопекарен, комбинатов бытового обслуживания, фабрик-прачечных, банно-прачечных комбинатов, начальники производств, технические руководители производств хлебозаводов, хлебопекарен;

главные механики, энергетики хлебозаводов и пекарен, заведующие доком (докмейстер), заведующие производством комбината бытового обслуживания, фабрики прачечной, банно-прачечного комбината;

начальники отделов: конструкторского технологического, проектного, экспериментального, технического контроля и др. отделов;

начальники финансового отдела, отделения, главные бухгалтеры, начальники финансово хозяйственного отделения, начальники смены организации связи;

начальники отделов вычислительного центра;

начальник смены ЭВМ;

заведующие:

общежитием, лабораторией (ветеринарно-санитарной экспертизы), ветеринарного пункта, аптеки, ветеринарной аптеки, питомника животных, редакционно-издательским отделом, редакционно-корректорским бюро, полиграфическим бюро;

начальники отделов подписки журналов и газет, и др.

Итак, из приведенного выборочного перечня и перечня, содержащегося в Приказе Министра Обороны РФ, видно, что руководящие работники гражданского персонала в Вооруженных Силах РФ осуществляют свою деятельность, не связанную с управлением войсками и воинскими формированиями Российской Федерации, поэтому преступления, совершаемые ими, не посягают на установленный порядок прохождения военной службы и, следовательно, не могут быть отнесены к воинским преступлениям.

В обоснование этой позиции можно сослаться также и на пункт Приказа Министра обороны РФ J 2 295, устанавливающий, что на отдельные, N строго определенные должности в войсках и воинских формированиях, военно-учебных заведениях, предприятиях и учреждениях министерства обороны, могут назначаться гражданские лица при условии, что в их подчинении нет военнослужащих.

Поэтому в отдельных статьях УК, указав их в главе 33 УК - воинские преступления - нужно сформулировать самостоятельные составы преступлений — злоупотребление служебными полномочиями, превышение служебных полномочий, халатность, совершаемые должностными лицами военнослужащими.

Анкетный опрос сотрудников МВД, прокуратуры и суда' показал, что ' См.: Приложение.

большинство опрошенных - 61 % (58 чел.) считают необходимым выделить в самостоятельные составы преступлений злоупотребление служебными полномочиями, превышение служебных полномочий, халатность, совершаемые должностными лицами - военнослужап];

ими, с помещением их в гл. 33 УК.

Диспозиции этих статей можно сформулировать так же, как они сформулированы в ч. 1 ст. 285 УК в предлагаемой нами редакции (см.

положения, выносимые на зап];

иту), ст.ст. 286, 293 УК, за исключением субъекта. В качестве субъекта в них указать должностное лицо военнослужаш;

ий в Вооруженных силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, Понятие же должностного лица - военнослужаш;

его остается такое, как оно законодательно определяется в п.1 примечания к ст.285 УК.

В п. 1 примечания к ст. 285 УК слова «в статьях настояш;

ей главы заменить словами «в статьях настоящего кодекса», ибо понятие должностного лица, изложенное в данной норме, распространяется на все статьи УК, в которых говорится о должностном лице как субъекте преступления (например, в ст.ст. 140, 149, 169 и др.) или как о потерпевшем (ст. 320 УК).

Анализ объекта преступного посягательства злоуп:отребления должностными полномочиями показывает следующее.

1. Непосредственным объектом посягательства при злоупотреблении должностными полномочиями будут общественные отношения, обеспечивающие правильную, регламентированную Конституцией РФ, законами и иными нормативно-правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, а также государственных и муниципальных учреждений, органов управления войсками и воинскими формированиями.

2. Авторитет (его отсутствие) государственной власти в целом и ее органов способен влиять на характер общественных отношений и в этом смысле создавать их, а значит, может рассматриваться как объект посягательства в должностных преступлениях.

3. В УК РФ необходимо вернуть ранее действовавшие положения ст.ст. 260 и 260.1 УК РСФСР 1960 года, где злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, халатность, совершенные военнослужаш;

ими должностными лицами, относились к воинским преступлениям.

Включить в главу 33 УК РФ как преступления против военной службы составы, предусматриваюш;

ие ответственность военных должностных лиц за злоупотребление, превышение должностных полномочий, халатность.

§ 2. Характеристика объективиой стороиы злоуиотреблеиия должностными нолномочиями Закон определяет злоупотребление должностными полномочиями как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло суш;

ественное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов обпдества или государства.

В названии ст. 285 УК говорится о злоупотреблении должностными полномочиями, а в ее диспозиции о злоупотреблении должностного лица служебными полномочиями.

В принципе, и в названии и в диспозиции речь идет об одном и том же.

Но, тем не менее, представляется, что это терминологическое различие нужно устранить и заменить в диспозиции слова «служебными полномочиями» на слова «должностными полномочиями». Последнее понятие более точное, поскольку служебные полномочия - понятие более широкое. Ими могут быть и не должностные полномочия.

Объективная сторона злоупотребления должностными полномочиями характеризуется деянием - в виде использования должностным лицом своих должностных полномочий вопреки интересам службы, общественно опасными последствиями в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства и причинно-следственной связью между ними.

УК РФ принципиально изменил содерж;

ание объективной стороны данного преступления и стал характеризовать его как использование должностным лицом своих служебных полномочий, т.е. тех полномочий, которые возложены на это лицо.

Определяя, таким образом, объективную сторону злоупотребления должностными полномочиями, законодатель, казалось бы, снял проблему, возникшую по вопросу о том, как понимать использование служебного положения. У криминалистов, однако, и сейчас нет единства в ее понимании.

Некоторые ученые считают, что злоупотребление должностными полномочиям и использование должностного положения это тождественные понятия, одинаковые по объему и содержанию. Высказывается мнение, что использование служебных полномочий возможно как при совершении деяния в рамках служебной компетенции, т.е. в сфере своих полномочий, так и с использованием авторитета должности, служебных связей, которые возникли благодаря занимаемой должности.' Должностные лица, злоупотребляя своим положением, нарушают интересы граждан, организаций и государства не только в рамках службы, но и используют свое положение и связи, выходящие за пределы службы. На такой позиции стоит, подчас, и судебная практика, допуская ошибки, о чем свидетельствует следующий пример.

Сотрудник региональной службы налоговой полиции О. обвинялся органами предварительного следствия в том, что он, являясь должностным лицом, из корыстных побуждений, действуя вопреки интересам службы и используя свое служебное положение, добился производства бесплатного ремонта своего поврежденного автомобиля. Он обратился к своему знакомому ' Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под. общ. ред. СИ. Никулина. - М.: «Менеджер»;

«Юрайт», 2001. с.913.

Васильеву, работавшему на станции техобслуживания клуба детского творчества, с просьбой покрасить его автомобиль и пояснил, что цена за работу для него не имеет значения, так как платить будет лицо, виновное в аварии.

Васильев и Кучеревенко согласились на ремонт за 1800 руб., не считая расходов на материалы. О. передал Васильеву 600 руб. для приобретения материалов. После выполнения работ Васильев предложил О. оплатить работу. Тот попросил составить наряд-заказ, в котором указать большую сумму, чем требовалось за ремонт, объясняя, что этот документ он предъявит в суд, где находится его исковое заявление к лицу, виновному в аварии.

Получив отказ, О. передал Васильеву 900 руб., обещая остальные деньги передать позже, но этого не сделал, а заявил директору клуба Хворову, что Васильев и Кучеревенко работу выполнили некачественно, взяли с него большую сумму денег и за это должны быть уволены с работы. При этом О.

поставил перед Васильевым и Кучеревенко условие: чтобы сохранить работу, Васильев и Кучеревенко должны передать ему 3 тыс. долларов США.

Районный суд оправдал О. в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, сославшись на диспозицию ст. 285 УК РФ и, исходя из обстоятельств дела, признал, что согласно заказ-наряду О. вступил в гражданско-правовые отношения со станцией технического обслуживания клуба детского творчества, которые должны регулироваться нормами Гражданского кодекса РФ.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела для дополнительного расследования, поскольку в действиях О. имеется состав преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 и ч. 1 ст. 163 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения, а протест прокурора — без удовлетворения, указав, что ст. 285 УК РФ предусматривает ответственность за злоупотребление именно должностными полномочиями, а не за злоупотребление служебным положением, которое занимает должностное лицо. Поэтому при решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях должностного лица состава данного преступления необходимо устанавливать круг и характер его служебных прав и обязанностей, закрепленных в законодательных и иных нормативных правовых актах, в уставах, положениях и т.д.' о Доводы прокурора о том, что в действиях О. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст. 163 УК РФ, нельзя было признать обоснованными, поскольку требования О. касались качества выполненных работ, т.е. относились к тем же гражданско-правовым отношениям.

Следовательно, не установив злоупотреблений О. должностными полномочиями, а, имея лишь факт конфликта по поводу качества ремонта автомобиля, принадлелсащего О. как работнику налоговой полиции, суд правильно оправдал его за отсутствием состава преступления. Такие примеры не единичны.

Анализ объективной стороны рассматриваемого преступления показывает, что речь идет о действиях, совершенных О. в силу использования не служебных полномочий, а использования «должностным лицом своего служебного положения, которое, как отмечала В.Е. Мельникова в период действия предыдущего УК, предполагает использование тех прав и полномочий, которыми должностное лицо наделено, занимая должность либо осуществляя определенную служебную деятельность. Другими словами, речь идет о социально-правовом статусе должностного лица, под которым надо понимать совокупность прав и обязанностей, образующих служебную компетенцию виновного, а также ее социальное значение, под которым понимается служебный авторитет должностного лица, престиж государственного органа, в котором данное лицо осуществляет свою деятельность, наличие служебных связей и возможностей, возникающих благодаря занимаемой должности, возможность оказания влияния на Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000, №8.

деятельность других лиц».^ Законодательная формулировка должностного злоупотребления, существовавшая в УК РСФСР 1960 года, допускала возможность таких действий и трактовала их как злоупотребление должностным положением.

При определении компетенции должностного лица в таком составе как халатность УК РСФСР исходил исключительно из прав и обязанностей должностного лица.

Уточним, что согласно, в частности, постановлению Пленума ВС РФ, под должностным положением следует понимать значимость и авторитет занимаемой должности, нахождение в подчинении иных должностных лиц, в отношении которых осуш;

ествляется руководство со стороны взяткополучателя? Видно, однако, из приведенного определения, что оно носит частный характер (дано только применительно к получению взятки) и является не совсем полным.

Далее, должностное положение лица - это место должности в системе управления, должностное положение представляет собой совокупность прав и обязанностей лица, которыми оно наделено в связи с осуш;

ествлением им своих функций, т.е. его полномочий при решении конкретного, вопроса, а также возможности влиять на принятие решений другими лицами, не находящимися у него в подчинении.

Заметим, что законодательной трактовки понятия «служебные полномочия должностного лица» не существует, не дает такого определения и Пленум ВС РФ.

Полномочия должностного лица - это совокупность прав и обязанностей, которыми наделено должностное лицо при осуществлении ими функций представителя власти либо выполнении организационно распорядительных и административно-хозяйственных функций в ' В.Е. Мельникова. Должностные преступления. Вопросы уголовно-правовой квалификации.

-М. ВЮЗИ. 1985.С.15.

^ Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 № б «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» п. 4.

государственных или муниципальных учреждениях, в воинских структурах.

Под обязанностями должностного лица следует понимать установленные Конституцией РФ, федеральными законами, законами субъектов федерации, уставами муниципальных образований, а также иными нормативно-правовыми актами обязанности должностного лица при осуществлении им властных, организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций.

Под должностными правами лица понимаются установленные Конституцией РФ, федеральными законами и законами субъектов федераций, уставами муниципальных образований, а таюке иными нормативно правовыми актами права лица при осуществлении им властных, организационно-раснорядительных и административно-хозяйственных функций. Права и обязанности должностного лица можно условно разделить на общие и непосредственные. Общие обязанности или права - это те обязанности и права, которыми наделено любое должностное лицо независимо от осуществляемых им функций. Непосредственные обязанности и права должностного лица - это обязанности и права, возложенные на конкретное должностное лицо или группу лиц для осуществления им властных, организационно-распорядительных или административно хозяйственных функций.

Для нравильной квалификации действий субъекта при злоупотреблении должностными полномочиями необходимо установить, что субъект пребывает на службе и исполняет свои служебные обязанности, и после этого определить - какими правами он наделен в силу занимаемой должности.

Па практике большую сложность представляет установление границ служебньк полномочий должностного лица. В.И. Динека, например, считает, что полномочия должностного лица устанавливаются только законом.^ А.Я.

Светлов утверждает, что следует установить, какие нормативные акты или ' Динека В.И. Уголовная ответственность за превышение власти или служебных полномочий сотрудников органов внутренних дел: Дисс.... к.ю.н. М., 1992. с. 57.

ведомственные инструкции определяют компетенцию должностного лица и уже их необходимо сопоставить с совершенным деянием/ Последняя точка зрения представляется предпочтительной, она отвечает современному законодательству и сложившейся практике. В законодательстве нередки ситуации, когда права и обязанности указываются не только в законе, но и в подзаконных актах, ведомственных инструкциях, приказах и т.п.

Например, законодательство РФ о таможенном деле согласно ст. Таможенного кодекса РФ (ТК РФ) включает наряду с самим Кодексом Закон РФ «О таможенном тарифе», иные акты законодательства РФ, принятые в соответствии с ТК РФ. Согласно ст. 11 ТК РФ Государственный таможенный комитет РФ в пределах своей компетенции издает нормативные акты по таможенному делу, обязательные для исполнения всеми таможенными органами РФ. Эти нормативные акты регулируют порядок перемеш,ения товара через таможенную границу РФ, порядок его оформления, определяют круг должностных лиц и их полномочия по оформлению и контролю за перемещением товара и т.д.^ Аналогичная ситуация складывается и в других правоприменительных и правоохранительных органах.

Следует отметить, что в 70-75% случаях в обвинительных заключениях и приговорах помимо нарушения норм Конституции РФ, Федеральных законов следственные органы и суды указывают таюке на нарушение ведомственных нормативных актов - инструкций, распоряжений, указаний, приказов и т.п.

Иллюстрацией здесь может служить следуюш;

ий пример. По постановлению следователя Останкинской межрайонной прокуратуры г.

Москвы в помепдении автосервиса 0 0 0 «Алан-АП», сотрудниками 12 отдела ' Светлов А.Я. Ответственность за должностные престунления Киев, 1978.С. 38.

" Таможенный кодекс Российской Федерации с постатейными материалами/Под общ. ред. А.Н.

Козырина. - М.: Спарк, 2001. с.34-35.

МУР ГУВД г. Москвы был проведен обыск, в ходе которого изъяты учредительные и бухгалтерские документы ООО «Алан-АП», не имеющие отношения к уголовному делу, в рамках которого производился обыск.

В отношении сотрудников 12 отдела МУР было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ и направлено для дальнейшего расследования в прокуратуру С АО г. Москвы.

Как было установлено в ходе следствия, нарушений УПК РСФСР и ведомственных нормативных актов по изъятию и хранению веп];

ественных доказательств в ходе проведения обыска не было. Получив документы, следователь их незамедлительно вернул учредителям ООО «Алан-АП». Было выявлено нарушение налогового законодательства и материалы, свидетельствующие об этом, направлены в территориальный орган ГНИ.

Нарушений Инструкции «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами»' со стороны оперативных работников и следователя не было, как было указано в постановлении о прекращении уголовного дела. Оперативные сотрудники уголовного розыска в ходе проведения обыска не нарушили своих служебных полномочий, документы были изъяты строго в соответствии с законом и описаны подробно в протоколе следственного действия.^ Для отграничения злоупотребления должностными полномочиями (ст.

285 УК РФ) от превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ) или других общеуголовных преступлений необходимо определение границ полномочий должностного лица. Судебно-следственная практика показывает, что служебные полномочия должностного лица определяются не только законами, как уже говорилось, но и иными нормативно-правовыми актами.

Сами же служебные полномочия должностного лица реализуются по ' Инструкция «о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами» (утв.

Генеральной прокуратурой СССР, МВД СССР, Минюстом СССР, Верховным Судом СССР, КГБ СССР октября 1989 г. N 34/15) (с изменениями от 9 ноября 1999 г.).

^ Архив Прокуратуры САО города Москвы.

разному - как в активной, так и в пассивной форме, т.е. действием или бездействием, которые в данном случае будут внешним проявлением использования должностным лицом своих служебных полномочий.

Преступление совершается в пассивной форме, т.е. бездействия тогда, когда лицо сознательно не исполняет предоставленные ему права или обязанности. «Должностное действие (бездействие) это всегда функция в определенной системе, которую выполняет должностное лицо, введенное в эту систему определенным нормативным актом и определяюп];

ее круг его служебных полномочий. Отсутствие нормативного акта, регулируюш;

его его служебные функции, исключает его действие, а особенно бездействие из данной системы обш;

ественных отношений».^ Как указывал Пленум Верховного Суда СССР, «долж:ностным злоупотреблением могут быть признаны такие действия должностного лица, которые вытекали из его служебньк полномочий и были связаны с осуш;

ествлением прав и обязанностей, которым это лицо наделено в силу занимаемой должности».^ «Преступное бездействие может выражаться лишь в нарушении специально установленного порядка поведения. Источниками нарушенной обязанности при этом могут быть различные правовые нормы».^ Как противоправное общественно опасное поведение бездействие, также как и действие, способно оказывать воздействие на объект посягательства.

Обязанность совершения определенных действий должностного лица может вытекать из законов и иных нормативно-правовых актов, а также из характера профессии и занимаемой должности (доляшостных инструкций, приказов, распоряжений и т.д.). Помимо обязанности должностного лица на совершение определенных действий у должностного лица долл:на быть возможность осуществить действие надлежащим образом. Возможность эта ' Лысов М.Д. Ответственность должностных лиц по советскому уголовному праву. Казань. 1977.

^ Постановление Пленума Верховного Суда СССР J^24 от 30.03.1990, БВС СССР, №3, с. 90.

' Тер-Акопов А.А. Определение сущности бездействия. // Советское государство и право. 1976, № 12. С. 73 74.

выступает объективно-субъективным критерием поведения должностного лица.

Критерий возможности совершения определенных действий с субъективной стороны предполагает наличие опыта, определенных знаний, квалификации и т.п. у должностного лица.

Объективный же критерий рассматриваемой возможности представляет собой совокупность внешних признаков, точнее сказать, предпосылок для совершения действия, входяш;

его в полномочия должностного лица.

В аспекте объективной стороны злоупотребление должностными полномочиями возможно в определенных формах, количество которых весьма обширно в силу того, что сферой управления государственными органами охватывается большая сфера жизни общества.

Злоупотребление должностными полномочиями предполагает также действие или бездействие должностного лица, соотносимое с его служебными полномочиями, а не с его положением. Действия или бездействия совершаются по службе и в связи с исполнением служебных полномочий. На практике, однако, встречаются очень суш,ественные ошибки.

Так, Московским городским судом за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 285 и п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ, был осужден Шайкин С.Г., прокурор г. Ивантеевка Московской области. Согласно приговору, Шайкин был признан виновным в том, что он помимо получения взятки, использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы из корыстной и иной личной заинтересованности, что повлекло суш;

ественное нарушение охраняемых законом интересов государства, в том числе тяжкие последствия.

Некий Кострикин организовал по заказам клиентов приобретение и доставку в Россию из-за границы иностранных автомобилей и обратился к Татлину, который, в свою очередь, попросил Шайкина организовать таможенное оформление 7 автомобилей. Тот согласился за вознаграждение в размере 5 тыс. долларов США за каждый автомобиль. Таможенное оформление этих машин не производилось. Кострикин, так же как и Шайкин, не зная, что машины сокрыты от таможенного контроля, реализовал их.

Также Кострикин приобрел в Германии с целью дальнейшей реализации две дорогостоящие автомашины, за помощью в таможенном оформлении которых он обратился к Татлину, а тот к Шайкину, который согласился организовать оформление за 10 000 долларов США. Позже Шайкин узнал, что оформить автомашины за указанную сумму невозможно. После этого неустановленными лицами были сфальсифицированы документы с целью снижения таможенных платежей до 10 000 долларов США. Оформление автомашин должно было производиться в ЗАО «Консто», куда Шайкин и Татлин по договоренности передали денежные средства. Шайкин при этом передал большую сумму денег, чем Кострикин, однако на последующие просьбы Шайкина к Кострикину о возврате денег, тот отвечал отказом.

Впоследствии, Шайкин получил информацию, что первые 7 автомашин поставлены на учет без уплаты таможенных платежей. Как указано в приговоре суда, Шайкин стал использовать свои служебные полномочия прокурора..., совершил в пользу взяткодателя действия, входящие в его служебные полномочия, и которым он в силу своего служебного положения мог поспособствовать, а именно: получил подлинники и копии товаросопроводительных документов на автомашины, сообщил в прокуратуру Московской области сведения о таможенных нарушениях, в результате чего было подготовлено на прокурорском бланке письмо о том, что в ходе проверки установлены нарушения, указанные выше, в связи с чем МТУ предлагалось принять решение о возбуждении уголовного дела по ч. 3 ст. УК РФ (письмо прокурором области подписано не было).

Шайкин ознакомил Кострикина с содержанием письма и, после получения от него 102 тысяч долларов США образовавшегося долга, уничтожил письмо. Указанные действия, согласно приговору суда, повлекли существенные нарушения охраняемых законом интересов государства и тяжкие последствия в виде подрыва авторитета правоохранительных органов и недополучения таможенных платежей.

Признав требования Шайкина о погашении долга законными, Судебная коллегия ВС приговор в части осуждения Шайкина по ст. 290 ч. 4 п. «г»

отменила с прекращением дела в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, указав также, что действия Шайкина ошибочно квалифицированы по ч. 3 ст. 285 УК РФ. Шайкин занялся несвойственной прокурору деятельностью (помош;

ь в освобождении автомобилей от таможенных платежей), «не используя при этом свои служебные полномочия», поэтому причинение государству ущерба в особо крупном размере не находится в причииной связи со злоупотреблением Шайкиным должностными полномочиями и не может быть вменено ему в качестве квалифицирующего признака - наступление тяжких последствий. Факт дискредитации правоохранительных органов также не может быть отнесен к тяжким последствиям.

При таких обстоятельствах СК ВС РФ, указав, что Шайкин не исполнял свои служебные полномочия, тем не менее, переквалифицировала действия Шайкина на ч.2 ст. 285 УК РФ.' По поводу этого судебного решения возникает вопрос, почему суд не признал использованием служебных полномочий то, что Шайкин заглушил вопрос о возбуждении уголовного дела, не дав «ход» письму и вернув Кострикину копии и подлинники документов. Суд сделал неправильный, на нащ взгляд, вывод — несмотря на то, что не было, по мнению суда, использования служебных полномочий, Шайкин был осужден по ч. 2 ст. УК. Фактически использование служебных полномочий Шайкиным имело место и в конечном итоге действия его квалифицированы правильно.


Таким образом, для злоупотребления должностными полномочиями необходимо, чтобы действие или бездействие должностного лица соотносились со служебными полномочиями должностного лица, т.е.

' Архив Московского городского суда. Дело № 2-60 за 2000 г.

вытекали из них.

Другим признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ, указан признак, характеризующий преступные действия (бездействия) должностного лица как совершаемые «вопреки интересам службы».

Следствие и судебные органы обязаны указать - в чем именно нарушены интересы службы. Однако судебная практика по уголовным делам показывает, что данный признак раскрывается лишь в незначительном количестве уголовных дел, связанных в основном со злоупотреблениями должностными полномочиями сотрудников органов внутренних дел. В приговорах просто указывается, что действия должностного лица, использовавшего свои служебные полномочия, совершены вопреки интересам службы, хотя в чем конкретно заключаются интересы службы, и что им противоречит - не раскрывается.

При отсутствии признака «вопреки интересам службы», в формуле обвинения остается «использование, должностным лицом своих служебных полномочий, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности...», предусмотренное ст. 285 УК РФ. Данный признак является обязательным и относится к числу законодательно закрепленных в диспозиции уголовно-правовой нормы.

Эту точку зрения разделяют В.В. Здравомыслов, В.Ф. Кириченко и другие авторы.' В.И. Мельникова также считает, что действия вопреки интересам службы, это действия, которые не вызываются служебной необходимостью, осуш;

ествляются не на основе и не во исполнение законов и других нормативных актов.'^ По мнению Б.В. Волженкина, «деяние, совершенное вопреки интересам службы, - это деяние, не вызываемое ' Кириченко В.Ф. Должностные преступления: Дисс....докт. юрид. наук. - М.,1965. с. 149;

Здравомыслов В.В. Должностные преступления. Понятие и квалификация. - М.: Юрид. лит., 1975. с. 17.

^ Мельникова В.Е. Должностные преступления. Вопросы уголовно-правовой квалификации.

-М., 1985. с. 17-19.

служебной необходимостью».^ Указание на действия, которые вызываются или не вызываются служебной необходимостью, в данном случае частично оправданно, но неопределенно. Так, П.С. Янн приводит пример с начальником следственного отдела, который полученный от обвиняемого залог вместо направления его в депозит суда, как того требует УПК, использовал на ремонт здания отдела.

Начальник следственного отдела был осужден по ст. 285 УК РФ.^ П.С. Яни утверждает, что указание в законе на использование полномочий вопреки интересам службы означает, что деяние лица должно противоречить законным интересам службы. Законность интересов государственной и муниципальной службы здесь презюмируется.^ Б.В. Здравомыслов проводит мысль, что «деяние совершается вопреки интересам службы, когда оно нарушает правильную деятельность того звена государственного аппарата, в котором работает должностное лицо, препятствует осуш;

ествлению стоящих перед ним и аппаратом в целом задач, выполняется не на основе и не во исполнение законов и других нормативных актов, а в противоречии с ними, а также когда оно (деяние) объективно противоречит как обидим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату в целом, так и задачам, которые выполняют отдельные звенья».'^ Так, судом были признаны действия как противоречащие интересам службы в следующем случае. Согласно приговору суда. А., Б. и С. были признаны виновными в совершении злоупотребления должностными полномочиями.

А., начальник ГНИ по Ульяновской обл., по сговору с начальником ГНИ по Радищевскому району Б., договорились приобрести на средства налоговой ' Волженкин Б.В. Служебные преступления. - М.: Юристь, 2000. с. 143.

" Яни П.С. Взяточничество и должностное злоупотребление: уголовная ответственность.

- М.: ЗАО «Бизнес-школа «Интел-Синтез», 2002. с. 80-81.

" Там же.

* ^ Здравомьгслов В.В. Должностные преступления. Понятие и квалификация. - М.: Юрид. лит., 1975. с. 65 и с. 18.

инспекции пасеку. С целью сокрытия факта незаконного использования денежных средств налоговой инспекции для приобретения пасеки Б. по совету главного бухгалтера ГНИ по Ульяновской области С. подготовил письмо на имя А. с просьбой выделить для ГНИ, якобы для оказания финансовой помощи, денежные средства в размере 22 млн. руб., что и было сделано С, которая, зная о том, что деньги предназначены для незаконного приобретения пасеки, осуществила перечисления.

После поступления денег Б. приобрел имущество для пасеки. В соответствии с заключенным с пасечником Т. договором на обслуживание пасеки, Б. выплатил ему зарплату.

С целью сокрытия незаконных действий, Б. дал указание бухгалтеру В.

не включать в основные средства ГНИ приобретенную пасеку и не оприходовать полученную с нее продукцию.

Позже Б. вновь подготовил письмо на имя А. с просьбой выделить для ГНИ по Радищевскому району денежные средства для оказания финансовой помощи, которые фактически пошли на развитие приобретенной пасеки.

Часть полученного с пасеки меда была безвозмездно переданы руководящим работникам Госналогинспекции по Ульяновской области, в том числе и А. с С.^ Действия должностного лица могут быть вызваны и служебной необходимостью, но, совершая такие действия, лицо, используя свои должностные полномочия, помимо удовлетворения интересов службы, извлекает из действия, помимо выгоды для государства, имущественную выгоду и для себя лично или своих близких, что противоречит интересам службы.

Разумеется, желание субъекта и его действия поступиться интересами службы с целью предотвращения вреда более значительного, чем причиненный вред, когда это нельзя было сделать другими средствами, не ' Официальный сайт Верховного Суда РФ в сети Интернет www.supcourt.ru будет рассматриваться как преступление.' Можно различать также интересы службы, связанные со службой во всех органах государственной власти и в органах местного самоуправления, и частные или отраслевые интересы, связанные со службой в конкретных органах.

Отчетливо понимая значение деятельности государственных служащих в обеспечении правопорядка в России, Президент Российской Федерации издал Указ «Об утверждении обш;

их принципов служебного поведения государственных служащих» от 12 августа 2002 г..№ ^д,5^, включающий приложение названных принципов. В утвержденных этим Указом прилагаемых к нему общих принципах служебного поведения государственных служ:ащих сконцентрированы и сформулированы указанные принципы, представляющие собой согласно ст. 1 приложения «основы поведения государственных служащих, которыми им надлелсит руководствоваться при исполнении должностных (служебных) обязанностей».

В ст. 2 приложения предусмотрены шестнадцать таких общих принципов, подлежащих соблюдению любым государственным служащим, а в его ст. 3 — еще два дополнительных принципа, положенных в основу деятельности государственного служащего, наделенного организационно распорядительными полномочиями по отношению к другим государственным служащим. В числе принципов, к соблюдению которых призывается любой государственный служащий, такие, как исполнение «должностных (служебных) обязанностей добросовестно, на высоком профессиональном ' Под интересами службы следует понимать те задачи, которые ставятся перед органом, должностным лицом которого является субъект данного преступления. П. 6 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (с изменениями от 10 февраля 2000 г.) указывает, что судам следует иметь в виду, что в случаях, когда действия должностного лица, связанные с нарушением своих служебных полномочий, были совершены в целях предупреждения вредных последствий, более значительных, чем фактически причиненный вред, когда этого нельзя было сделать другими средствами, такие действия в соответствии с законодательством о крайней необходимости не могут быть признаны преступными, ^ См.: Российская газета, 2002, 15 августа.

уровне в целях обеспечения эффективной работы государственного органа»;

необходимость признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина в качестве основного смысла и содержания как своей служебной деятельности, так и деятельности органов государственной власти;

осуществление деятельности «в рамках установленной законами и подзаконными нормативными правовыми актами компетенции государственного органа»;

недопущение «предпочтения каким-либо профессиональным или социальным группам и организациям» и сохранение и обеспечение собственной независимости «от влияния со стороны граждан, профессиональных или социальных групп и организаций»;

исключение действий, связанных «с влиянием каких-либо профессиональных или социальных групп и организаций»;

исключение действий, связанных «с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению должностных (служебных) обязанностей»;

соблюдение установленных законом ограничений для государственных служащих, и ряд других. Очерченные и другие общие принципы служебного поведения государственных служащих, определенные в приложении к названному Указу, выражают политическую волю государства, суть которой в достижении коренного усовершенствования деятельности государственных служащих с целью укрепления правопорядка, органов власти и управления, доверия к ним со стороны граждан и организаций, воспитания государственных служащих в духе соблюдения законности, нравственных и этических норм поведения. Эти принципы носят в основном ориентирующий, направляющий, рекомендательный характер.


Большинство из них основано на нравственных и этических нормах. В то же время обязанность соблюдения некоторых принципов закреплена в правовых, нормах, например, обязанность соблюдения установленных законом ограничений для государственных служащих закреплена в ст. Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации от 31 июля 1995 г. № 119-ФЗ, где эти ограничения регламентированы, а нарушение отдельных нринцинов запрещено уголовным законом нод угрозой наказания, то есть признано преступлением, к примеру, нарушение при определенных условиях принципа осуш;

ествления служебной деятельности в рамках установленной законами и подзаконными нормативными правовыми актами компетенции государственного органа.

Последнее порождает, в частности, проблему соотношения обш;

их принципов служебного поведения государственных служаш;

их с нормами уголовного права и обеспечения соблюдения этих принципов уголовным законом.

В соответствии с положениями Федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации» основными принципами построения и функционирования системы государственной службы являются:

федерализм, обеспечиваюш;

ий единство системы государственной службы и соблюдение конституционного разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации (далее - государственные органы);

- законность;

- приоритет прав и свобод человека и гражданина, их непосредственное действие, обязательность их признания, соблюдения и заш;

иты;

- равный доступ граждан к государственной службе;

- единство правовых и организационных основ государственной службы, предполагаюш;

ее законодательное закрепление единого подхода к организации государственной службы;

- взаимосвязь государственной службы и муниципальной службы;

- открытость государственной службы и ее доступность обш;

ественному контролю, объективное информирование общества о деятельности государственных служащих;

- профессионализм и компетентность государственных служащих;

- защита государственных служащих от ненравомерного вмешательства в их нрофессиональную служебную деятельность как - государственных органов и должностных лиц, так и физических и юридических лиц.

Реализация принципов построения и функционирования системы государственной службы обеспечивается федеральными законами о видах государственной службы. Указанными федеральными законами могут быть предусмотрены также другие принципы построения и функционирования видов государственной службы, учитывающие их особенности.

Непосредственные интересы службы в конкретных органах государственной власти сформулированы в законах о службе в этих органах.

Так, Законом РФ «О милиции» перед милицией ставятся следующие задачи:

- обеспечение безопасности личности;

- предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений;

- выявление и раскрытие преступлений;

- охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности;

- защита частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности и т.д.' Задачи любого конкретного органа государственной власти отражают интересы службы этого органа. Заметим, однако, что под «интересами службы» следует понимать не только интересы данного конкретного органа, где состоит на службе должностное лицо, но и связанные с органом интересы других учреждений, а также интересы государственной власти в целом, государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Таким образом, под интересами службы в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции» (с последующими измеиениями).

учреждениях следует понимать точное соблюдение должностными лицами, государственными служащими, а также служащими органов местного самоуправления Конституции Российской Федерации, Федеральных законов, законодательства РФ о государственной и муниципальной службе и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также конституции, уставов, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Преступные последствия - это вред, который причинен преступными действиями. Состав преступления, предусмотренный ст. 285 УК РФ, сконструирован как материальный и требует для его окончания наступления определенных уголовным законом последствий.

Диспозиция ст. 285 УК РФ показывает, что законодательная формулировка последствий носит сугубо оценочный характер.

Причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства является обязательным элементом объективной стороны таких преступлений, как должностное злоупотребление, превышение должностных полномочий.

В главе 1 данной работы было внесено и мотивировано нредложение заменить в ст. 285 и ст. 286 УК слова «законным правам и интересам граждан или организаций словами «законным нравам и интересам физических или юридических лиц, иных объединений».

При отсутствии вредных носледствий в виде существенного вреда охраняемым законным интересам нельзя говорить о наличии состава преступления.

Начальник района высоковольтных сетей К. был осужден за злоупотребление служебным положением. Согласно приговору Кингисепского районного суда Эстонской СССР вина К. состояла в том, что он фиктивно оформил для выполнения строительных работ совместителей, незаконно начислив им заработную плату, которую фактически получили другие лица. К., хотя и нарушил финансовую дисциплину, однако начисленные деньги выплачены постоянным рабочим за фактически выполненную работу. Верховный Суд Эстонской ССР прекратил дело за отсутствием состава преступления.

Военным судом Кемеровского гарнизона начальник отдела горвоенкомата капитан Демчук был осужден по п. «в» ч. 4 ст. ст.29О, и ч.1 ст.

285, УК РФ.

Он был признан виновным в получении взятки с ее вымогательством, а также злоупотреблении должностными полномочиями, совершенном из корыстной заинтересованности и повлекшем существенное нарушение прав и законных интересов гражданина. К Демчуку обратился гражданин Заяц с просьбой внести за вознаграждение в его военный билет подложную подпись о прохождении военной службы. Заяц передал Демчуку в виде задатка часть денег. Через какое-то время Демчук потребовал от Зайца передать ему оставшуюся сумму, однако последний ответил отказом из-за отсутствия средств. Демчук высказал угрозу о создании для Зайца неблагоприятных обстоятельств. Заяц обратился в правоохранительные органы, по согласованию с которыми передал Демчуку помеченные деньги.

Военный суд Сибирского военного округа, рассмотрев дело в кассационном порядке, пришел к выводу, что суд первой инстанции ошибочно усмотрел в действиях Демчука вымогательство взятки и злоупотребление должностными полномочиями.

Заяц по своей инициативе передал Демчуку часть оговоренной суммы и последний, действуя в пределах договоренности, стал требовать от него лишь оставшуюся часть денег, что суд первой инстанции ошибочно расценил как вымогательство взятки.

В соответствии с законом объективная сторона злоупотребления должностными полномочиями включает в себя, помимо выполнения должностным лицом действий вопреки интересам службы, наступление вредных последствий в виде существенного нарушений прав и законных интересов граждан или организаций, а также обш,ества и государства.

Действиями Демчука права и законные интересы Зайца нарушены не были.

Суд отменил приговор в отношении Демчука в части его осуждения по Ч.1 ст. 285 УК РФ и содеянное им в части получения взятки переквалифицировал с п. «в» ч. 4 ст.29О УК РФ, на часть 2 этой статьи.' По делам о злоупотреблении должностными полномочиями часто отмечается в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, что недостаточное внимание уделяется вопросам, связанным с установлением вредных последствий, когда они не имеют материального выражения.

В рассмотренном нами деле суд оставил без ответа вопрос о том, были ли суш;

ественно нарушены охраняемые законом интересы обш;

ества и государства путем внесения заведомо ложной записи в военный билет. А такое нарушение было - Заяц, не пройдя в определенном законом порядке военную службу, получил ложную запись о ее прохождении - в нарушение закона. Суд же не выяснил всю полноту последствий, указанных в ст. 285 - и отменил приговор в отношении Демчука в части его осуждения но ч.1 ст. УК РФ, что является ошибкой суда, по нашему мнению.

Суды часто ограничиваются только выяснением обстоятельств, касаюп];

ихся материального ущерба. В 80% случаев зафиксировано, что преступлением причинен только материальный вред, хотя по ряду дел последствием преступных действий явилось причинение не только имуп];

ественного, но и иного вреда.

В этой связи Пленум ВС СССР разъяснил, что вред, как последствие должностного преступления, может выражаться не только в причинении материального уш;

ерба, но и в нанесении иного вреда:

- нарушении конституционных прав и свобод граждан;

- подрыве авторитета органов власти, государственных и обп];

ественных организаций;

' Обзор судебной работы военных судов гарнизонов и объединений за I полугодие 1999 г.

^ Пост. ПВС СССР от 30.03.90 года N 3, БВС СССР, 90, № 3.

- создании помех и сбоев в их работе;

- нарушении общественного порядка;

- сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений и т.д.' Суды, решая вопрос о признании вреда существенным, должны учитывать степень тяжести отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу предприятия, организации, учреждения, характер и размер понесенного ими материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного вреда и т.н.

Изучение нами ряда уголовных дел показывает, что имущественный вред причиняется в 86% уголовных дел, из которых в 48% случаев вред наносится государству, в 33% организациям и в 19% гражданам. В остальных случаях злоупотреблений причиненный вред носит неимущественный характер. Вред этот весьма разнообразен - начиная от нарушенного порядка выдачи необходимых разрешительных документов и заканчивая нарушением законных интересов общества и государства, заключающихся в. эффективной борьбе с преступностью и ее предотвращении.

К тому же, как показывает изученная судебная практика, вопрос о существенности вреда, причиненного злоупотреблением должностными полномочиями, в рамках судебного разбирательства рассматривается очень редко, так как он решается в процессе предварительного расследования.

Например, было выявлено существенное нарушение прав и законных интересов граждан в следующем деле. Военной прокуратурой Рязанского гарнизона в Рязанский военный суд было направлено уголовное дело по обвинению полковника Филина, являвщегося начальником Главного управления по делам ГО и ЧС Рязанской области, а также его заместителя по работе с территориями Воронина.

В обвинительном заключении было указано, что они совершили П.9 Пост. ПВС СССР от 30.03.90 года N 3, БВС СССР, 90, № 3.

злоупотребление должностными полномочиями, издав приказ о распределении жилых помепдений для себя и своего заместителя, строяш;

ихся для военнослужащих МЧС в городе Рязани, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, служащих МЧС, нуждающихся в улучшении жилищных условий, а также в причинении материального ущерба государству в размере более 1 млн. рублей.' В литературе дискутируется вопрос о «существенном нарушении...», имеющем место при должностных преступлениях - до сих пор нет единого понимания того, что надо подразумевать под существенностью вреда.

Неудовлетворительность конструкции данной статьи характерна и для многих других статей уголовного кодекса, в частности такой, как ст. 286 и др.

Судебно-следственная практика показывает, что вред от злоупотреблений должностными полномочиями проявляется в разнообразных формах и видах. В.И. Соловьев, например,' ^различает вред не только имущественный или физический, но и моральный.^ Он предлагает имущественный вред привязать к определенной, выраженной в денежной форме, сумме.

Существенный вред может быть выражен в:

причинении материального ущерба государству в целом, организациям и гражданам;

- нарушении охраняемых законом конституционных (политических, трудовых, жилищных) или иных прав и интересов граждан;

создании обстановки, угрожающей осуществлению функций деятельности государственной власти и органов местного самоуправления, а также государственных и муниципальных учреждений.

Неоднозначно решается вопрос о минимальном размере причиненного ' По информации сайта www.nadzor.ru ^ Соловьев В. Что понимать под существенным вредом.//Советская юстиция. -1970. №9 с. 14;

Ларьков А.

Определение существенного вреда по делам о должностных преступлениях//Советская юстиция. 1976 № с. 18;

Лысов М.Д. Ответственность должностных лиц по советскому праву. Казань: Изд. Казанского ГУ, 1972 г. с. 115-116.

государству материального ущерба, необходимого для признания вреда существенным по делам о злоупотреблении должностными полномочиями.

В этой связи А. Орлов и О. Соя-Серко предлагали учитывать при существенности вреда в каждом конкретном случае факторы и обстоятельства, относящиеся к объекту и предмету преступления, например:

уникальность утраченных ценностей, значимость нарушенных интересов, длительность или систематичность нарушений.' Можно согласиться со А. Я. Светловым, что «понятие «существенного вреда» имеет разное содержание в зависимости от характера должностного преступления и должно оцениваться в каждом конкретном случае».^ Под существенным нарущением прав и законных интересов граждан следует понимать те конкретные права, которыми наделены граждане.

Нематериальный вред заключается в нарушении и ущемлении неимущественных прав граждан.

Преступные последствия в отнощении граждан можно разделить на нарушение:

- конституционных прав и свобод гражданина;

- прав, предоставляемых законодательными актами;

- прав, предоставляемых иными актами.

Следствие, выдвигая обвинение, а суд при вынесении приговора должны указывать, какие конкретно права граждан нарушены, в чем именно произошло нарушение, каким именно нормативным актом они предусмотрены и, какой вред причинен потерпевшему.

Так, участковый инспектор милиции Майоров В.А. по указанию руководителя ОВД для принятия решения в порядке ст. 109 УПК РСФСР по телефонограмме, поступившей из ГКБ J » 20 по факту госпитализации N Вьюркова В.Н., избитого неизвестными лицами, приступил к проверке ' Орлов А. и Соя-Серко О. Судебная практика рассмотрения дел о должностных злоупотреблениях должна быть единой// Советская юстиция. 1971. №19. - с. 4-6.

^ Светлов А.Я. Борьба с должностными злоупотреблениями. К.: Наукова думка. 1970. с. 55.

сообш;

ения о совершенном нрестунлении.

В ходе нроведения проверки Майоров с целью сокрытия факта избиения Вьюркова неизвестными лицами, действуя вопреки интересам службы и служебного долга, для улучшения показателей своей работы и работы ОВД, использовал свои служебные нолномочия. Он, в нарушение соответствуюш;

их Инструкции МВД России, из личной заинтересованности, внес в бланк объяснения от имени Вьюркова заведомо ложные сведения о его отказе давать показания и приобш;

ил к материалам проверки не соответствуюш;

ее заявление, выполненное им от имени Вьюркова В.Н., с просьбой о прекрапдении проверки. На основании указанных документов Майоров вынес заведомо подложное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, скрыв тем самым преступление от учета, вследствие чего суш;

ественно нарушил нрава и законные интересы Вьюркова на защиту государственными органами власти от преступных и иных противоправных посягательств.

Предварительным следствием действия Майорова квалифицированы по ч. 1 ст. 285 и ст. 292 УК РФ как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, совершенное из иной личной заинтересованности и повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, а также как служебный подлог.^ Является признаком объективной стороны существенное нарушение прав и законных интересов организаций, указывающий на то, что вред действиями должностного лица может наноситься не только той организации, в которой должностное лицо исполняет свои функциональные обязанности, но и другим организациям, в отношении которых должностное лицо обладает властными, организационно-распорядительными. или административно хозяйственными функциями. Существенное нарушение охраняемых законом ' Архив Тимирязевской межрайонной прокуратуры г. Москвы за 2001 год.

интересов общества и государства чаще всего встречается тогда, когда должностное лицо снособствует совершению нреступлений, укрывает их.

Вред государственным и общественным интересам может быть нанесен, например, когда вследствие злоупотребления должностными полномочиями создаются условия для использования бюджетных средств в личных целях, незаконно и необоснованно выносятся решения о предоставлении различных льгот в налогообложении, незаконно предоставляются квоты на вывоз сырьевых ресурсов, а также в действиях, ограничивающих конкуренцию, либо способствующих установлению доминирующего положения на рынке одного из субъектов хозяйственной деятельности.

Названные действия характерны для правоотношений в сфере хозяйственно-предпринимательской деятельности. Последствия будут определяться, в данном случае, размерами вреда, выраженного в материальном объеме. Существенность вреда определяется суммами неполученных поступлений в бюджет, суммами присвоенных должностным лицом денежных средств.

Вред также может выражаться применительно к нарушению интересов государства и общества:

- в незаконных привлечениях граждан к уголовной ответственности;

- в необоснованных применениях мер пресечения;

- в действиях направленных на ущемление прав задержанных и обвиняемых;

- в покровительстве преступным группировкам и т.д.

Существенность нарушения охраняемых законом интересов общества и государства заключается также в создании помех и сбоев в работе государственных и муниципальных органов и учреж:дений.

Заметим, что, рассматривая вред, тем более вред от злоупотребления должностными полномочиями, необходимо иметь в виду, что существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства отражает степень отрицательного воздействия субъекта на правоохраняемые блага и законные интересы, т.е. указанные в конкретных нормах нрава. Должностное лицо, используя свои служебные полномочия вопреки интересам службы, нарушает именно требования конкретных норм, а не права вообще. Следовательно, говоря о последствиях общественно опасного посягательства, необходимо указать на нормативно-правовые акты, которые предоставляют эти права, иначе могут возникнуть сомнения в их наличии.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.