авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Марина, Ирина Евгеньевна Психологическое сопровождение личности, ...»

-- [ Страница 2 ] --

Самоубийства среди детей дошкольного и младшего школьного возраста ранее встречались редко. Однако социально-экономическая или нравственная дестабилизация и деградация общества, резкое повышение ритма жизни, повышение психоэмоциональных нагрузок привели к тому, что суицид резко «помолодел». Второй пик самоубийств появляется в период полового созревания. Этому способствует общая эмоциональная нестабильность подростков, острое чувство одиночества, неполноценности [143].

Частота самоубийств среди молодежи очень велика. Кроме того, судебные эксперты полагают, что за множеством случаев так называемой «смерти вследствие несчастного случая» (в результате автомобильных аварий, употребления токсических препаратов или использования огнестрельного оружия) в действительности скрываются суициды.

Нет какой-то причины, из-за которой подросток лишает себя жизни, но ведущим фактором подростковых суицидов является преобладание чувств безнадежности и беспомощности. В такой критический период проблемы кажутся непреодолимыми, в будущем не предвидится ни их разрешения, ни каких бы то ни было благоприятных перемен. Суицидальная молодежь редко хочет умереть;

она просто желает уйти от обстоятельств, которые считает невыносимыми. Попытка самоубийства - это крик о помощи, обусловленный желанием привлечь внимание к своей беде или вызвать сочувствие у окружающих.

Австрийский суицидолог Э.Рингель пишет, что начало суицидальных действий - самоубийств и покушений на самоубийство - приходится на детство и отрочество, потому что этот возраст очень чувствителен к психотравмируюш;

им факторам или ударам. Этих ударов может накопиться так много, что у подростка начнёт складываться пресуицидальный синдром, выраженный в неспособности противостоять жизненным трудностям, в увеличении агрессивности, в бегстве от реальности в мир фантазии [127, С.13].

Всякий юный человек, если у него развиты ум и чувства, в период взросления неминуемо становится философом. В результате чего, сочетание юношеской склонности к аффектации и принятие скоропалительных решений может привести к экзистенциональному взрыву.

Для того, чтобы сорокадевятилетний мужчина наложил на себя руки, у него должна быть какая-то основательная причина: крах семьи или карьеры, банкротство, утрата близкого человека. В семьдесят — немощь, физические страдания и одиночество. Но в восемнадцать убивают себя с невероятным легкомыслием, часто вовсе без каких-либо внятных причин.

Юношеский максимализм, экстремизм, а более всего то, что ещё не выработалась привычка жить, - вот главные причины раннего суицида. Ещё одна причина, по которой смерть в раннем возрасте так легка, состоит в том, что юный человек, всё существо которого наполнено набирающей силу жизнью, на самом деле не верит в свою смертность. Многим из них хочется не умереть, а поиграть в смерть. Охотнее всего они поприсутствовали бы на собственных похоронах, послушали, как обсуждают их отчаянный поступок окружающие, а потом воскресли бы и вернулись к жизни [162, с.311-314].

Зрелость считается временем достижений, когда не возникает значимых проблем, связанных с развитием личности, а достигает всестороннего развития личности, ее совершенства, полной экономической и психофизической независимости. Но существуют нарушения ритма жизни и в зрелости, обусловливающие повышение частоты суицидов.

Самым частым психическим заболеванием в зрелости является депрессия. Мужчины и женщины остро осознают в это время происходящие с ними телесные изменения, чувствуют себя непривлекательными, нежеланными и бесполезными. Вместе с телесными изменениями происходят и психологические перемены. Чувство разочарования, постигающее человека, может относиться не только к семейной жизни, но и к профессиональной карьере. Если надежды и цели почему-то не реализовались, то теперь происходит осознание того, что они к тому же уже и не достижимы.

Пожилые люди осознают старение (гистологические и соматические симптомы), регрессивные сдвиги: становятся невосприимчивыми к новому, сужается круг интересов;

недостатки и особенности характера приобретают утрированный вид;

быстро устают, медленно двигаются;

ослабевает память физические и интеллектуальные способности начинают идти под уклон. Так же добавляются личные потери. Ощущается не только недостаток денег, но и самооценки, и удовлетворения от жизни.

Пожилые люди пребывают в маргинальной зоне общественного внимания. Однако к старости можно относиться и иначе. Это важный этап жизни, когда человек состоялся, то есть человек, осуществившийся целиком.

Очевидно, именно поэтому старики меньше боятся, а то и вовсе не боятся смерти. По сегодня старость не в моде.

Уровень суицидов среди стареющих людей выше, чем в любом другом возрасте. Какой бы тревожной не казалась статистика, истинная частота суицидов в этом возрасте значительно выше. Пожилые люди легко маскируют свои суицидальные намерения тем, что могут буквально заморить себя голодом, передозировать, перепутать или не принять вовремя медикаменты [160, с.45-46].

Религиозная принадлежность. Исследователи, изучавшие связь между религией и суицидом, считают, что обстоятельства места и времени играют зачастую более важную роль, независимо от веры человека. Однако по имеющимся в литературе данным лица из католических и мусульманских семей совершают самоубийства реже, чем представители других религий и конфессий и значительно меньше, чем люди, не придерживающиеся никаких религиозных взглядов.

Имевшиеся ранее попытки самоубийства. Угрозы и попытки самоубийства обычно бывают повторными. Нередко повторяются попытки, совершённые в состоянии аффекта. Чаще предпринимают повторные попытки те, которые действительно пытались покончить с собой, чем лица, симулировавшие самоубийство для того, чтобы привлечь чьё-то внимание или добиться иных выгод. Поэтому повторные попытки чаще заканчиваются смертью [143, с.26-27].

3. Клинические факторы суицидального поведения личности.

Психические расстройства. Для ответа на вопрос «в ясном ли сознании самоубийцы отказываются от жизни?», следует сразу отметить, что критерий «нормальности» не определён ни в психологии, ни в психиатрии.

Статистически нет сомнений, что значительное число самоубийц происходит из группы лиц, страдающих душевными заболеваниями или расстройствами.

Депрессия занимает среди них первое место. В основе депрессивной личности лежит страх. В современном мире человек чаще всего испытывает так называемую депрессивную опустощённость.

Так называемые психические травмы имеют значение в феномене самоубийства, но это значение заключается не в абсолютных ценностях, так как на один и тот же вид травмы многие не реагируют самоубийством. Их значение проявляется в том случае, если они упадут на плодотворную почву, которой является диспозиция — готовность к суицидальной реакции.

Диспозиция к суицидальной реакции имеет два источника — генетическую готовность к душевным расстройствам или заболеваниям (циклотимная депрессия или шизофрения), которые часто сопровождают суицидальное поведение, и неблагоприятные условия, которые в критический период развития нарушают гармоничное формирование личности. Диспозиция не означает ничего, кроме большей вероятности того, что жизнь закончится самоубийством [122, с. 63-65].

Таким образом, достаточно велика частота суицидов среди людей, страдающих депрессией (особенно при выраженной тревожности и ангедонии), психозами (особенно сопровождающиеся чувством ужаса, подозрительностью, бредом преследования или псевдогаллюцинациями в виде приказывающих или угрожающих «голосов»), шизофренией и маниакально-депрессивным психозом.

Состояние здоровья. Риск самоубийств повышен в период после перенесённых операций. Риск также повышается при наличии у человека постоянных болей, хронических, неизлечимых или приводящих к социальной изоляции заболеваний. Страх, испытываемый современным человеком перед болезнью, это не просто боязнь боли и смерти — это ещё и (а у человека с развитым чувством достоинства даже в первую очередь) страх перед унижением и прижизненной потерей своего «я».

Современная психиатрия различает несколько стадий душевного состояния человека, который неизлечимо болен: от отрицания идеи о смертельности болезни, через гнев на несправедливость судьбы, торговлю с судьбой и подавленность к принятию своей участи и проистекающей отсюда умиротворённости. Самоубийством чаще всего кончают на последней стадии, когда надежды уже нет, а страх кончины и предсмертных страданий ещё не прёодолён. Давно известно, что ожидание боли - физической или душевной - во сто крат хуже самой боли. И ещё на предпоследней, депрессивной стадии умирания больному делается невыносимо страшно оттого, что он перестаёт быть собой [162, с.363-364].

В биологических исследованиях обнаружено несколько генов, мутации которых могут вести к увеличению риска самоубийства. Из-за этих мутаций нарушается способность нервных клеток адсорбировать нейромедиатор серотонин, который управляет человеческими эмоциями.

Вследствие этого возникают тревога, раздражительность, немотивированные страхи и прочие депрессивные реакции, характерные для суицидального поведения [67].

Таким образом, современные медики, микробиологи, химики органики, а также психиатры-практики искали в человеческом организме "вещественное" подтверждение скрытой предрасположенности к самоубийству, что повлияло на обнаружение специфики влияния на мозг человека понижения уровня содержания в нем серотонина в качестве своего рода "предсказателя" суицидального поведения. Однако сами исследователи (например, ведущий специалист в этой области, профессор психиатрии Колумбийского университета Дж.Манна) были вынуждены констатировать, что на протяжении всей человеческой эволюции уровень серотонина поражает своими стабильными показателями. Понижение уровня его содержания в клетках мозга недостаточно для научного предсказания суицида, так же как и использование этого вещества в клинических целях по меньшей мере проблематично, ведь "успеха" добиваются, как правило, по мнению ученого, те самоубийцы, которые "заботливо планируют" самонасилие, а не импульсивно действующие личности с разбалансированной нервной системой. Поэтому серотонин может выступить в качестве "фактора риска", но не в состоянии кардинальным образом повлиять на раскрытие "печальных секретов" данного явления.

Алкоголизм и наркомания. Паряду с подавленностью и агрессивностью зависимость составляет третий аспект триады экзистенциональной пустоты. К.Меннингер в 1938 г. выдвинул гипотезу, что алкоголизм аутодеструктивен и тем самым представляет акт самоубийства, или же, алкоголизм - некий вид хронического самоубийства. Спиртные напитки, таким образом, становятся средством самоубийства. Суицидальные алкоголики в значительном числе случаев - депрессивные особы, совершают ошибку, желая алкоголем убить депрессию [122, с. 62].

Алкоголизм и наркомания - явления одного ряда, однако последнее несравненно детальнее. Суицидальная опасность наркомании заключается в прогрессирующем распаде личности, в непредсказуемости галлюцинаций (примеры, когда выбрасываются из окон, вообразив, что могут летать), в сильных приступах депрессии. Бывает трудно провести черту между смертью из-за случайного превышения дозы и намеренным самоубийством.

Наркомания больше всех прочих вредных пристрастий близка к понятию «медленного суицида» [162, с.376].

Время года. Частота самоубийств нередко зависит от временных циклов. Чем холоднее и сумрачнее за окном, тем чаще лезут в голову мысли о тщетности земной суеты, о безнадёжности собственного будущего. К осени такие раздумья просыпаются всё более и более, а зимой душевный разлад достигает пика. Весна также не приносит облегчения, поскольку ликование природы лишь усиливает подавленность и чувство одиночества.

Больше всего самоубийств регистрируются весной, когда человеческие несчастия контрастируют с цветением окружающей природы.

Тусклые краски зимы, в какой-то мере, гармонируют с душевной подавленностью, но между мрачными переживаниями «Я» и яркими днями весны возникает явный контраст. Резкое несоответствие весеннего радующегося мира и отчаянного состояния души может провоцировать самоубийства. Таким образом, риск всплеска суицидальных настроений бывает в мае, июне, а также - с утра до полудня и от часа до трех, то есть в разгар окружающей жизни и движения.

Несмотря на то, что весной и летом количество самоубийств больше, чем зимой, суициды учащаются во время новогодних праздников.

Опечаленные распавшимися семьями, смертями, непереносимым одиночеством, социальными или экономическими неудачами люди обнаруживают, что «счастливый сезон» не приносит ожидаемой радости. В отчаянии они могут решить покончить с собой. Когда дни короткие, ночи длинные, а погода холодная, частота госпитализации больных с депрессией повышается и растет число самоубийств [160 с.48-53].

Количество самоубийств возрастает во вторник и снижается в среду четверг. Конец недели (нятница - воскресенье) «суицидоопасен» для мужчин и «благополучен» для женщин. Интересно, что в распределении суицидальных актов по числам месяца, пики активности женщин запаздывают на 1-2 дня по сравнению с пиками мужчин (4-6, 15-17, 22- числа). А в интервалах между 7-14 и 20-24 числами наблюдается обратное соотношение самоубийств мужчин и женщин [93, с.35].

Знание различных факторов, способствующих самоубийству, может быть полезно для оценки суицидального риска человека. Трудно диагностировать суицидента, но не трудно и усомниться в нём. Выделяют следующие группы риска:

- алкоголизм и токсикомания («хроническое самоубийство»);

- психосоматические болезни (вытеснение жизненных трудностей);

- пренебрежение советом о лечении определённых болезней;

- разные виды самоповреждений;

- дорожно-транспортные происшествия, особенно в состоянии алкогольного опьянения;

- азартные игры;

- отдельные виды делинквентного поведения (подверженность опасным ситуациям и вызов обществу для того, чтобы оно приняло репрессивные меры);

- проституция;

- чрезмерно рискованное самопожертвование;

- виды спорта, связанные с повышенным риском для жизни (парашютный, альпинизм);

- лица преклонного и старческого возраста, особенно больные и одинокие;

- преследуемые независимо от причин преследования;

- беженцы;

- мигранты;

- преступники;

- брачные и любовные конфликты;

- социальная бедность, особенно у лиц, которые попали в такую ситуацию после быстрого финансового краха, безработицы;

- подростково-юношеский возраст;

- лица, которые уже совершали попытки покончить с собой;

- лица, с тяжкими увечьями после дорожно-транспортных происшествий, которые ош;

ущают телесные повреждения как невыносимый уш;

ерб собственной личности и собственным возможностям [122, с.87].

Люди могут попасть в группу риска, но это ещё не означает их склонность к суициду. Тем не менее, с особой бдительностью следует принимать во внимание сочетание опасных сигналов, особенно если они сохраняются в течение определённого времени.

Так, помимо факторов, оказывающих влияние на уровень самоубийств в обществе, можно выделить антисуицидальные факторы, которые выражаются в таких проявлениях, как, например, эмоциональная привязанность к близким, чувство долга, в частности, в сфере родительских обязанностей, фиксация на состоянии собственного здоровья, значительная зависимость от общественного мнения и желание избежать осуждения со стороны окружающих, представления о греховности и позорности самоубийства, о неиспользованных возможностях, наличие жизненных планов и замыслов, наличие устойчивых эстетических критериев в мышлении.

Самоубийство - это результат воздействия на человека многих патогенных факторов. Влияние социальных (экономические условия, эпоха, военное или мирное время, род занятия, семейное положение и круг общения, городская или сельская местность), индивидуальных (пол, возраст, религиозная принадлежность, имеющиеся ранее попытки самоубийства), клинических (психические расстройства, состояние здоровья, алкоголизм и наркомания) факторов на человека является движущей силы, определяющей характер или отдельные черты суицидального поведения личности.

Необходимо иметь в виду, что те, у кого есть даже несколько факторов риска самоубийства, далеко не всегда его совершают, и наоборот, самоубийство могут совершить люди, не имеющие к нему, казалось бы, никаких предпосылок, поэтому предсказать самоубийство сложно. Но суицидальная личность, имея свою модель поведения, характеризуется определёнными критериями, по которым её можно определить и распознать, что мы и рассмотрим в следующем параграфе.

1.3 Разработка психологического сопровоиедения личности, склоииой к суицидальиым формам иоведеиия Общественность обеспокоена нарастающим количеством самоубийств, совершаемых людьми различных возрастов и социальных слоев. Поэтому актуальным является вопрос о том, что же представляет собой личность, склонная к суицидальным формам поведения, какова её психология и как должна строиться работа с данной личностью.

Основываясь на предыдущих параграфах, где мы выявили, что входит в понятие «суицидальные формы поведения», рассмотрели виды суицидального поведения, выделили из факторов данного поведения группы суицидального риска, считаем необходимым преступить к разработке психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения.

Психологическое сопровождение личности, склонной к суицидальным формам поведения, представляет собой систему работы с данной личностью, включающей три основных компонента:

1. Содержательный компонент отражает сущность проводимой работы с личностью, склонной к суицидальным формам поведения.

2. Операционально-деятельностный компонент отражает в первую очередь те условия, которые позволяют реализовать на практике данную систему психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения.

3. Оценочно-регулятивный компонент позволяет выявить результативность реализации психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения.

Остановимся на каждом в отдельности.

I. Содержательный компонент психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, рассматривается, исходя из особенностей модели поведения данной личности, которая включает в себя 4 компонента:

1) суицидально-когнитивный;

2) суицидально-эмотивный;

3) суицидально-аксиологический;

4) суицидально-деятельностный.

Рассмотрим каждый из них.

1) Говоря о суицидально-когнитивном компоненте суицидальной личности, самоубийство совершается в минуты, когда человек теряет надежду. Психология суицида - это прежде всего психология безнадёжности.

Безнадёжность, в свою очередь, - страшное сужение сознания, угасание для человека всего богатства мира. Он ни в чём не видит никакого смысла, а потому ничего не видит притягательного в этой жизни. Самоубийство является попыткой «уйти от всего», представляет собой окончательное бегство.

В каждом самоубийстве присутствует некоторая доля безумия, то есть возникает некоторый разлад между мыслями и чувствами. В современной психиатрии это состояние обозначается термином «алекситимия» и предполагает сочетание сознательного и явного душевного страдания, проявляюш;

егося в печали, тоске, отчаянии или унынии и невозможности связать его с соответствующими мыслями. Человека это приводит к нарушению способности опознавать свои эмоциональные переживания.

чётко определять их или отличать в них более тонкие оттенки значений, а также описывать свои чувства другим людям. Именно таким образом проявляется патологическое расщепление мыслей и чувств. Оно порождает иллюзию контроля над поведением, но в нём же берёт начало безумие. При естественном фоне настроения мы переживаем мысли и чувства вместе, как единый элемент сознания. У субъекта с суицидальными тенденциями заряженные смертью мысли потому и представляются исключительно опасными, что не уравновешиваются достаточным количеством положительных эмоций.

И всё же существует единственный характерный для суицидального состояния души признак, аспект психологической жизни и поведения, практически не поддающийся диссимуляции, то есть который почти никогда не удаётся скрыть. Он называется констрикцией, при котором внимание концентрируется как бы в одном узком «тунннеле» [168, с.181]. Данный термин был введён Э.Шнейдманом и в переводе может быть передан как «сужение сознания» и оказывается, в основном, психологическим феноменом. Его основными характеристиками по Г.Груле, являются внезапность, кратковременность, сужение объёма и перерыв потока сознания на определённом круге восприятий и расстройство связи с постоянным потоком переживаний.

Самоубийство включает как душевное смятение, так и идею смерти в качестве единственной формы выхода из сложившейся ситуации. В то же время здравый смысл противостоит совершению необратимого акта самоубийства в период преходящего душевного смятения [122, с.307].

Самоубийца - всегда эгоцентрик, для него нет ни мира, ни других людей, а только он сам. Для него нет и тех людей, из-за которых он хочет покончить с собой. Если человеку удастся выйти из этой ситуации, стремление к самоубийству может пройти [20, с.7].

Когнитивные характеристики поведения — логические стили индивида, неотделимые от психодинамических констелляций, являются интегральной частью суицидального сценария. В свою очередь, психодинамика, бессознательные аспекты душевной деятельности играют ведущую роль в феномене самоубийства, более того их можно считать центральными [168, с.27].

Поэтому работу с лицами, имеющими какие-либо суицидальные формы поведения необходимо простраивать, исходя из особенностей изменённой когнитивной сферы. Это означает, что суицидально когнитивный компонент нужно перевести в когнитивный, вернув сознание и когнитивную сферу в состояние, соответств5аощее несуицидальным формам поведения.

2) Если рассматривать суицидально-эмотивный компонент личности, склонной к суицидальным формам поведения, даже не опираясь на выдающихся теоретиков, не брать во внимание факторы, влияющие на самоубийство, можно принять за аксиому, что все 100 % лиц, совершивших самоубийство, испытывали те или иные душевные страдания. Именно поэтому оптимальным путём к пониманию самоубийства является исследование человеческих чувств.

Страдание самоубийцы прежде всего состоит в психической боли, над которой утрачен контроль. Под «болью» подразумевается не столько само наличие душевной боли, сколько нежелание конкретного человека её выносить. Чтобы понять самоубийство, необходимо понять страдание и душевную боль, а также неодинаковые пороги их переносимости. Каждый, совершающий самоубийство, чувствует, что суицид является единственным оставшимся выбором [120, с. 135].

Э.Шнейдман описывает невыносимую психическую боль (или душевную боль) как метаболь, боль от ощущения боли, и подчёркивает её непереносимый, нестерпимый для человека характер [168, с. 124]. Боль можно считать квинтэссенцией самоубийства [168, с.266]. Но на основании многочисленных клинических исследований и по утверждению К.Меннингера, некоторые люди способны «пережить» любые обстоятельства, какими бы ужасными они не представлялись [91].

Во многих случаях самоубийство совершается в состоянии угнетающего аффекта, развивающегося по разным поводам, индивидуально различным. Аффект, тем более при достижении степени патологического, обычно сопутствуется негативно окрашенными мыслями вплоть до идеи о самоубийстве, которая развивается здесь наподобие навязчивой идеи, приводящей к осуществлению самоубийства, особенно при доступности сопутствующих средств.

При этом внешний повод, приводящий к самоубийству, может быть до чрезвычайности незначителен, ибо все зависит от развивающегося аффекта угнетающего характера, вызванного данным поводом и влекущем за собою появление мрачной мысли о самоубийстве наподобие мимолетной навязчивой идеи [23, с.26О]. Таким образом, суицидное поведение является следствием различных, обычно наслаивающихся друг на друга обстоятельств.

Изрядная часть нашего поведения связана с реализацией фундаментальных биологических потребностей. Когда человек совершает самоубийство, он тем самым старается прекратить душевную боль, порождаемую фрустрацией психологических потребностей, жизненно важных для этого человека [168, с. 142].

При выявлении, какие из психологических потребностей чаще всего имеют непосредственное отношение к суициду, выяснилось, что самоубийство связано не столько с конкретным содержанием той или иной потребности, сколько с интенсивностью фрустрации любой потребности, которая для функционирования данной личности является основной. И практически всегда речь идёт не об одной потребности [168, с. 193].

Самоубийство почти никогда не бывает результатом какой-либо одной причины, а в громадном большинстве случаев - целой совокупности действовавших в разное время причин, среди которых даже трудно бывает определить, какая из них имела более важное значение.

В истории, начиная со второй половины девятнадцатого века, предпринимались попытки, как и в настоящее время, объяснить самоубийства и их причины. Сторонники итальянца Ч.Ломброзо пытались сделать это с антропологических позиций, утверждая, что у самоубийц имеются характерные особенности строения черепа, оказывающие воздействие на мозг. Французский социолог Э.Дюркгейм развивал социологическую концепцию самоубийства,, связывая его с процессом дезинтеграции социальных институтов. Русский исследователь этой проблемы Г.Гордон защищал психологическое направление, считая, что причины самоубийств - в настроениях и переживаниях субъекта, а не во внешних обстоятельствах. Определенное распространение получили взгляды, отождествляющие самоубийства с психической болезнью. Но необоснованность отнесения самоубийств только к сфере психиатрии доказана последующими исследованиями. А.Амбрумовой была выдвинута концепция самоубийства, как социально-психологической дезадаптации личности, в условиях микросоциального конфликта. Дальнейшее изучение самоубийств показало полную адекватность данной концепции по отношению ко всем категориям суицидентов: душевнобольным, но вменяемым;

лицам с пограничными расстройствами;

практически здоровым людям [129, С.284].

Причины самоубийств - общие для отклоняющегося поведения.

Внешние и внутренние условия облегчают возникновение суицидального поведения, но не предопределяют его. Анализируя чувства, стоящие за суицидальными действиями, выделяют четыре основные причины самоубийства:

1. Изоляция (чувство, что тебя никто не понимает, тобой никто не интересуется);

2. Беспомощность (ощущение, что ты не можешь контролировать жизнь, всё зависит не от тебя);

3. Безнадёжность (когда будущее не предвещает ничего хорошего);

4. Чувство собственной незначимости (уязвлённое чувство собственного достоинства, низкая самооценка, переживание некомпетентности, стыд за себя)[59,сЛ54].

Причины, основания и поводы самоубийства видимы, но они представляют лишь искривлённую тень истинных мотивов [122, с.46].

Действительными причинами, «запускающими» суицид, являются внутренние мотивы. В различных ситуациях могут действовать разные мотивы суицидального поведения: протест;

месть;

призыв (внимание помощи);

избежание (наказания, страдания);

самонаказание;

отказ (от существования) [59, с. 153].

Мотивы могут быть разнообразными. Число индивидуальных мотивов не ограничено, потому что всякому неудовлетворенному желанию человека, всякому стремлению, встретившему существенное препятствие, может служить эпилогом самоубийство.

Официальные издания различных стран дают разные классификации мотивов самоубийства;

статистики, занимавшиеся разработкой мотивов, классифицировали их тоже каждый по-своему. Но, в основном, выделяют следующие моменты:

1) депрессия;

2) расстройства мышления;

3) материальные невзгоды;

4) утомление жизнью;

5) горе и обиды;

6) физические страдания;

7) стыд и страх наказания;

8) любовь;

9) злоупотребление токсическими или наркотическими веществами, алкоголем;

10) нарушение социальных связей или социальной адаптации;

11) идея принесения себя в жертву;

12) психотические состояния.

Преобладание определённого мотива выражено в той мере, в какой он выбран, представлен в «лесе» состояний, в данный момент составляющих «Я», и насколько он вытекает из характера человека [59;

122, с.42].

Повинуясь подсознательному импульсу, человек пытается оправдать свой поступок очевидными причинами. В данном случае подсознательные предпосылки самоубийства намного важнее, чем анализ внешних, очевидных факторов.

Учитывая данные характеристики эмоциональной сферы личности, склонной к суицидальным формам поведения, становится очевидным, что психологическое сопровождение данной личности должно включать в себя те средства работы, которые будут воздействовать на суицидально эмотивный компонент, изменяя его до снижения суицидальности в нём.

3) Рассмотрение суицидально-аксиологического компонента даёт возможность разрешить некоторые сложные вопросы, относящиеся к «проблеме ценности».

Каждый человек может задать себе извечный вопрос «ради чего я живу?» и попытаться прорваться через завесу мотивировок к истинным мотивам своего поведения. Отвечая на подобные вопросы, человек каждый раз решает особую задачу, «задачу на смысл», результатом которой является осознание личностного смысла, подлинного «значения для меня», тех или иных целей и обстоятельств жизненного пути [142].

Смысл жизни отражает жизненную концепцию человека, осознанный и обобщённый принцип его жизни, его жизненную цель. С одной стороны, смысл жизни выражает притязания личности, её стремления, потребности, с другой (и это очень важно) - является подтверждением её реальных достижений, реальной способности выражать себя в формах жизни. Поэтому смысл жизни - это не только будущее, не только перспектива, но и мера достигнутого человеком, оценка достигнутого своими силами по существенным для личности критериям. У некоторых в течение жизни наблюдается значительное снижение жизненных ценностей и смысла жизни.

Важнейшим «подкреплением» смысла жизни являются либо полученные «блага», либо общее чувство удовлетворённости человека тем, как он строит свою жизнь [4, с.74-75].

Категория жизненного смысла — одна из наиболее общих интегральных характеристик жизнепонимания и жизнеощущения личности на индивидуально-психологическом уровне. В обыденных нормальных условиях проблема жизненного смысла не встает, перекрываясь обычно интересами бытия и его запросами. При этом, как правило, имеется негативное отношение к смерти, неприятие ее, отнесение ее в разряд трагических свершений. Смысл жизни представляет большое содержательное разнообразие, индивидуализированное в сознании конкретных лиц с широким диапазоном оценок жизненного смысла;

соответственно личностной оптимистической или пессимистической установки. Обычно события и ситуации, заставляющие человека пересматривать свое отношение к прошлому и настоящему, совпадают с понятием психологического кризиса, характеризующегося блокадой жизненных целей. Для истинного суицида характерно не только выраженное негативное отношение к жизни, но, как ни парадоксально, и своеобразное позитивное ценностное отношение к смерти. [15, с. 15-18] Психология самоубийства не знает выхода, для неё всё теряет ценность. Как отмечает Н.Бердяев, «самоубийца ни в чём не видит никакого смысла, а потому и ничего не видит притягательного в своей жизни. Он перестаёт видеть смысл жизни всего мира, всё окрашивается для него в тёмный цвет безнадёжной бессмыслицы, всё осмысленное вытесняется» [20, С.8].

Таким образом, в работе с лицами, склонными к суицидальным формам поведения, важно искать и восстанавливать изменённые, а возможно, и вовсе утерянные ценности жизни и ценность жизни как таковой.

4) Раскрывая суицидально-деятельностный компонент личности, склонной к суицидальным формам поведения, необходимо отметить, что открытие предвестников суицида явилось реальной возможностью предотвращения самоубийства. Предвестники представляют собой доступные для наблюдения явления, предваряющие (и, в каком-то смысле, предсказывающие) приближение и возможность совершения самоубийства.

Существует два типа предвестников: вербальные и поведенческие. В общем смысле, вербальными предвестниками самоубийства являются любые высказывания человека, которые можно трактовать как прощание, если он косвенно, в виде намёков, а иногда и прямо говорит о том, что его в недалёком будущем не станет. Часто вербальные предвестники бывают замаскированы, зашифрованы или обладают скрытым смыслом. Нередко наблюдается и противоположное явления: некоторые люди, совершающие самоубийство способны диссимулировать, скрывать свои истинные намерения и не представляют никаких признаков своих летальных устремлений. Общим эмпирическим правилом является следующее: если в каких-либо высказываниях человека звучит что-то непонятное или имеющее скрытый подтекст, касающийся вопросов жизни и смерти, то лучшей реакцией станет выясняющий вопрос - что он конкретно подразумевал под своим замечанием.

К предвестникам самоубийства, проявляющихся в особенностях поведения, относятся такие очевидные для суицидального контекста занятия, как неожиданное приведение в порядок своих дел, различных бумаг и документов, решение записать завещание, и, особенно, дарение или возврат владельцам ценных вещей безо всяких объяснений.

Существуют два вида данных: проспективные и ретроспективные.

Проспективные предвестники включают в себя высказывания о возможном самоубийстве, предшествующие покушения на свою жизнь, саморазрушающие формы поведения, виды деятельности, ведущие к смерти, состояния безнадёжности, глубокой подавленности, стрессовой ситуации, вызывающие смятение чувств и страдания, обращения в службу неотложной телефонной помощи.

Ретроспективные предвестники представлены способом психологической аутопсии, разработанным Э.Шнейдманом. Применение данного способа способствует установлению истинной причины смерти, в данном случае, при помощи выяснения намерений суицидентов на основании бесед специалистов со всеми близкими жертве людьми, анализа предсмертных записок. Проводится в тех случаях, когда возникают сомнения в истинной причине смерти. При этом принимается во внимание ряд факторов, имеющих отношение к самоубийству.

Научные исследования показали, что в итоге проведения психологической аутопсии около 90 % самоубийств демонстрировали словесные или поведенческие предвестники самоубийства в течение последней недели жизни. Таким образом, оказалось, что предвестники сопровождают абсолютное большинство самоубийств.

Возникает дилемма: большинство суицидентов предупреждают о своём намерении, а большинство людей, так и не предпринимают его. Оба утверждения истинны. Просто они отражают два различных подхода к анализу данных, представляющих проспективную (взгляд вперёд) и ретроспективную (взгляд назад) точки зрения.

Другая оставшаяся открытой проблема такова: если около 90% людей, намеревающихся покончить с собой, проявляют характерные предвестники, то остаются ещё 10 % людей, способных скрывать или маскировать вынашиваемые втайне намерения, находясь на грани самоубийства. А поскольку люди, сознательно или нет, способны успешно диссимулировать, то ни одна программа превенции самоубийства не может быть эффективна на 100 % [168, с.172-180].

Объявлению о самоубийстве предшествует рождение идеи самоубийства. С этого момента до фиксации такой идеи совершается процесс её созревания. Когда идея созрела, тогда близок момент её реализации.

Объявление о самоубийстве - попытка изменить жизнь самого человека и поведение людей из его окружения.

Давний миф о том, что «те, кто говорят о самоубийстве, никогда не совершают его», как доказано, является опасным и ошибочным. Наоборот, многие люди, которые кончают с собой, говорят об этом, раскрывая свои намерения. Вначале угроза может быть бессознательным призывом о помощи, защите и вмешательстве. Когда человек говорит о своих «мыслях», это знак, что он совсем не так уверен, как может показаться, что смерть — единственный способ сказать то, что он хочет. Позднее, если не находится никого, действительно заинтересованного помочь, человек может наметить время и выбрать способ самоубийства.

Так, рассмотрев содержательный компонент психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, исходя из модели суицидального поведения личности, приходим к выводу, что выбираемые средства должны быть направлены на каждый компонент данной модели, учитывая их характерологические особенности.

П. Рассмотрение операционально-деятельностного компонента строится на условиях реализации психологического сопровождения, исходя из компонентов предложенной нами модели личности, склонной к суицидальным формам поведения.

С позиции суицидально-когнитивного компонента, работа должна простраиваться, исходя из целеполаганий, то есть быть направленной на изменение суицидальных целей личности прежде всего посредством диспутов. Диспут (от латинского disputo - рассуждаю, спорю), публичный спор на определённую тему, в данном случае по проблеме суицида [30, С.361]. Таким образом, в открытое обсуждение феномена самоубийства необходимо вложить стратегию выработки устойчивой позиции непринятия для себя форм суицидальной активности. Групповая дискуссия как спор и обсуждение спорного вопроса, может происходить в различных формах:

1. Ролевая дискуссия. Проведение дискуссий в форме игры.

2. Дискуссия со скрытыми ролями. Цель заключается в том, чтобы расширить репертуар не просто знаемых, но и реально освоенных ролей, которые может принимать участник дискуссии сознательно для более продуктивного поиска выхода из ситуации спора.

3. Дискуссия как анализ конкретных ситуаций. Стимулирует обращение к опыту других, стремление к приобретению теоретических знаний для получения ответов на обсуждаемые вопросы [104, с. 432-438].

Необходимым условием при работе с суицидально-когнитивным компонентом модели личности, склонной к суицидальным формам поведения, является не только групповой, но и личностный аспект.

Сведения о распространенности самоубийств раньше были полностью закрыты для гласности, как, впрочем, и моральная статистика в целом. Закрытой стала, естественно, и информация о подобных исследованиях. Сегодня мы имеем возможность обсуждать в открытой печати показатели распространенности самоубийств в нашей стране, проследить некоторую динамику этого явления.

Несмотря на то, что запрет с открытого обсуждения и публикации моральной статистики, в том числе уровня самоубийств, снят, обш,ество после стольких лет молчания не готово к обсуждению этой проблемы. Но особенность менталитета — «не принято говорить вслух о самоубийстве», сложившаяся в силу определённых исторических предпосылок, в корне противоречит условиям, необходимым для профилактики суицида, в которой так нуждается российское обш;

ество. Не удивительно, что рядовые граждане порой и не догадываются о реальной обстановке, сложившейся за последние несколько лет, и о которой так красноречиво свидетельствуют статистические данные.

Соответственно для упорядочения влияния внешних факторов на когнитивную сферу личности и создания целенаправленной работы с познавательными процессами человека в целях минимизации случаев суицида, возникает необходимость создания определенного «набора правил, позволяющих механически решать любую конкретную задачу из класса однотипных» [136, С.36], то есть алгоритма.

Когнитивный алгоритм анализа суицидально-ориентированной информации, при создании которого мы опирались на работы В.С.Нургалеева [98] и Е.С.Дегтярёва [50J, целесообразно обеспечивать в три этапа, на каждом из которых реализовывается один из структурных компонентов указанного алгоритма, а именно: ориентационный (первый этап), констатирующий (второй этап) и резюмирующий (третий этап). Таким образом, использование когнитивного алгоритма анализа суицидально ориентированной информации будет являться первым условием психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения.

В суицидально-эмотивном и суицидально-аксиологическом компонентах, в свою очередь, требуется нивелирование суицидальных эмоций и ценностей посредством очных либо заочных индивидуальных консультаций. Так, формирование несуицидальных способов разрешения внутреннего конфликта в процессе индивидуальных консультаций будет являться вторым условием психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения.

Самое важное во всех разнообразных подходах в теории и практике консультирования - это индивидуальная и культурная эмпатия, наблюдательность психолога, его оценка личности и социальной среды, применение методов позитивного роста и развития.

Цель психологического консультирования - культурно-продуктивная личность, обладающая чувством перспективы, действующая осознанно.

способная разрабатывать различные стратегии поведения и способная анализировать ситуацию с различных точек зрения.

Главная задача психолога-консультанта состоит в том, чтобы определить для нормального психически здорового клиента условия для создания им осознанных, не шаблонных способов действия, которые позволили бы ему действовать в соответствии с возможностями культуры [3, сЛ68].

Консультирование — это в известном смысле упрош,ение поведения клиента по заданной логике, это структурирование его внутреннего мира.

Оно не будет эффективно без эмоциональной включённости человека в рассказ о себе. Эмоциональная включённость в ситуации консультирования определяет процесс структурирования [3, с.205].

Так, служба телефона экстренной психологической помоши представляет своего рода индивидуальную консультацию заочного типа и создана с целью снижения психологического дискомфорта, уровня агрессии людей, включая аутоагрессию и суицид, с целью формирования психологической культуры и укрепления психического здоровья, создания атмосферы психологической заш;

иш;

ённости населения.

К особенностям предоставления психологической помоши по телефону можно отнести доступность, анонимность, бесплатность, что делает данный вид помош;

и особенно необходимым в условиях отсутствия у населения устойчивых традиций обращения к психологам для решения проблем. Среди других особенностей телефонной коммуникации специалисты отмечают следующее: пространственные и временные особенности;

возможность прервать контакт;

«эффект ограниченной коммуникации»;

«эффект доверительности». Принципы работников служб «не судить, не критиковать, не удивляться», а помочь абоненту самостоятельно прийти к правильному решению через работу с эмоциями и ценностями.

Как в очном, так и в заочном консультировании применяются определённые техники, включающие в себя следующие процедуры:

1. Установление правильных отношений. Основа этого этапа формирование соответствующих установок в отношении клиента:

уважительность, вера в возможности и способности человека, активное слушание, проявление искреннего интереса, поддержка и подбадривание.

2. Анализ и проработка личностной динамики. Главное на этом этапе - добиться понимания, осознания специфики жизни клиента. Важное место уделяется опросу о целях жизни.

3. Подбадривание. На этом этапе работы основная функция признание личного мужества клиента, его духовных сил и главное — наличие свободы выбора в поступках на основе приобретённого самопознания.

4. Поощрение развития самопонимания (инсайта). Задача психолога создание условий для инсайта (озарения) путём сочетания психологической поддержки и конфронтации, а также соответствующих интерпретаций с тем, чтобы высветить для клиента его неосознаваемые цели, ложные ценности, стиль жизни. Реальное самопонимание — вот смысл этого этапа.

5. Помощь в переориентации. Эта заключительная стадия работы известна также под названием «Воплощение инсайта в действии», способствует изменению прежних целей и принятию новых решений [101, с.42-45].

Значение суицидально-деятельностного компонента заключается в «переключении» личности, а именно снижение суицидальной активности посредством проведения психологических тренингов, которые являются своего рода групповой консультацией.

Личностью, склонной к суицидальным формам поведения, может быть любой психически здоровый человек, не имеющий суицидального поведения, но у которого присутствуют тревожные показатели (такие, например, как повышенный уровень личностной тревожности, агрессивности — то, что может привести к саморазрушающему поведению) в силу действующих факторов. В связи с этим тренинговые группы играют важную профилактическую и коррекционную роль в снижении данных показателей, а закрепление несуицидальных форм поведения в процессе тренинговых занятий представляет собой третье условие психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения.

Тренинг привлекает не только диагностическими, обучающими, развивающими, профилактическими и коррекционными возможностями, но также и разнообразием методических приёмов. В работе тренинговой группы всегда присутствуют два плана, две стороны: содержательная (соответствует основной содержательной цели тренинга) и личностная (групповая атмосфера, на фоне которой разворачиваются события содержательного плана, а также состояние каждого участника) [115].

Содержательные аспекты психологических тренингов мы простраивали, опираясь на схему, разработанную И.В.Вачковым [36, с.91].

(Рис. 2) Первый блок посвящен осознанию участниками некоторых своих личностных особенностей и оптимизации отношения к себе, к своей личности. Он содержит упражнения, ориентированные на то, чтобы сфокусировать внимание участников тренинга на собственной личности, на своих переживаниях, мыслях, привычных способах поведения, на своих представлениях о самом себе.

Второй блок направлен на осознание участниками себя в системе межличностного общения и оптимизацию межличностных отношений с окружающими. Особое внимание уделяется развитию психологических возможностей личности, ее социально-перцептивных и коммуникативных способностей, осознанию привычных способов общения, анализу ошибок в межличностном взаимодействии.

Третий блок ориентирован на осознание участниками себя в социальной системе, оптимизацию отнощений к этой системе. На этом этапе основной упор делается на закрепление новых поведенческих паттернов.

отработку умений самоанализа, а также способы высвобождения творческого потенциала.

СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЕ БЛОКИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ТРЕНИНГА Блок, ориентированный Блок, Блок, ориентированный ориентированный па на общение на деятельность личностную сферу КОМПЛЕКСНОЕ ОСОЗНАНИЕ СЕБЯ Рисунок 2 - Основные блоки психологического тренинга Мы остановились на групповых социально-психологических тренингах, опираясь на мнение А.А.Александрова, К.Рудестама [104, с. 368 371], и, обобщив, выделили цели тренинговых групп:

- формирование целостной картины восприятия мира;

- понимание уникальности человека;

- осознание себя как личности и возможности личностного роста;

- познание собственных сильных и слабых сторон во взаимодействии с другими людьми;

- формирование навыков эффективного общения, рефлексии и обратной связи;

- исследование психологических проблем участников группы и оказание помощи в их решении;

- улучшение субъективного самочувствия и укрепление психического здоровья;

- изучение психологических закономерностей, механизмов и эффективных способов межличностного взаимодействия для создания основы более эффективного и гармоничного общения с людьми;

- развитие самопознания и самоисследование участников для коррекции или предупреждения эмоциональных нарушений на основе внутренних и поведенческих изменений;

- содействие процессу личностного развития, реализации творческого потенциала, достижению оптимального уровня жизнедеятельности и ошущения счастья и успеха.

Организация психологических тренингов должна строиться, исходя из следующих условий:

-количественный состав группы до 15 человек;

-тренинг проводится в специализированном помещении для устранения возможных помех;

-по необходимости занятия в тренинговых группах проводятся параллельно с погружением в теоретические аспекты и проведением тестов по конкретным направлениям.

Принципы, лежащие в основе программы психологических тренингов:

1) ненасильственность общения;

2) положительный характер обратной связи;

3) неконкурентный характер отношений;

4) минимизация лабилизации и её опосредованность;

5) дистанцированность и идентификация;

6) включённость.

Для того, чтобы освоение активной жизненной позиции личностью с определёнными тенденциями к саморазрушению происходило не на словах, а практически, что в итоге приводит к улучшению состояния, необходимо строить групповые консультации - психологические тренинги, исходя из следующих целей и задач:

1. Коррекция отношения к «Я»:

- достижение способности к объективной самооценке, к осознанию и устранению проявлений психологической защиты;


реставрация, коррекция подавленной или искажённой системы эмоционального выражения себя, а с этим и укрепление адаптивности;

- достижение самостоятельности, антиконформности, антивнушаемости, способности отвечать за собственное поведение;

- реабилитация «Я» в собственных глазах, достижение уверенности в себе и реставрация чувства достоинства;

- коррекция системы ценностей, потребностей их иерархии;

- приведение притязаний в соответствие с их возможностями;

- коррекция полоролевого самоощущения и поведения;

- принятие адекватной роли, 2. Коррекция отношения к другим:

- достижение способности к эмпатии, к пониманию переживания и сопереживанию, состоянию и интересов других, способности к критическому (доброжелательному) восприятию достоинств и недостатков других лиц;

- ориентация на альтруистическое и коллективистское отношение к окружающим;

- приобретение навыков адекватного и равноправного общения;

способности к предотвращению и разрешению межличностных конфликтов;

- приобретение навыков культуры эмоциональной экспрессии, отработка цивилизованной и продуктивной формы проявления агрессии, в особенности подростковой.

3. Коррекция коммуникативных особенностей:

- приобретение навыков аргументации и ясного, точного изложения своих мыслей, умения устанавливать межличностные отношения, приобретение лидерских и организаторских навыков, навыков выхода из затруднительных и опасных отношений с другими, навыков самозащиты;

- достижение уважения со стороны других и как конечный результат адаптация среди других.

4. Коррекция отношения к реальности (к жизни):

- приобретение навыков выбора и принятия решения, мобилизации и самоорганизации, особенно в экстремальных ситуациях и обстоятельствах;

- приобретение и укрепление волевых качеств, устойчивости к неудачам, угрозам, бедам;

- обретение оптимизма в отношении к реальности;

- преодоление трудностей и преград;

- коррекция неадекватного образа жизни.

Таким образом, группы психологического тренинга дают реальную возможность обрести новые жизненные ресурсы, сделать шаг к новому видению людей и понять, что наша жизнь во многом зависит от того, как мы её воспринимаем.

III. Оценочно-регулятивный компонент, выявляющий результативность реализации психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, тесно связан с такими понятиями как саморегуляция и самосознание.

Саморегуляция - целесообразное функционирование живых систем разных уровней организации и сложности. Психическая саморегуляция — один из уровней регуляции активности этих систем, выражающий специфику реализующих её психических средств отражения и моделирования действительности, в том числе рефлексии. Она осуществляется в единстве своих энергетических, динамических и содержательно-смысловых аспектов.

При всем разнообразии проявлений саморегуляция имеет следующую структуру:

1) принятая субъектом цель его произвольной активности;

2) модель значимых условий деятельности;

3) программа собственно-исполнительских действий;

4) система критериев успешности деятельности;

5) информация о реально достигнутых результатах;

6) оценка соответствия реальных результатов критериям уснеха;

7) решения о необходимости и характере коррекции деятельности.

Саморегуляция представляет собой замкнутый контур регулирования и весь информационный процесс, носителями которого выступают различные психические формы отражения действительности. В зависимости от вида деятельности и условий её осуществления она может реализоваться разными психическими средствами - чувственными конкретными образами, представлениями, понятиями.

Поскольку принятая субьектом цель не определяет однозначно условий для построения программы исполнительских действий, при сходных моделях значимых условий деятельности возможны различные способы достижения результата. Общие закономерности саморегуляуции реализуются в индивидуальной форме, зависящей от конкретных условий и от характеристик нервной деятельности, от личностных качеств субъекта и его привычек в организации своих действий [133, с.584].

Самосознание - осознание человеком своих качеств, способностей, возможностей, знаний, интересов, идеалов, мотивов поведения, целостная оценка самого себя как чувствующего и мыслящего существа, как деятеля. В самосознании человек выделяет себя из окружающего социального и физического мира, определяет своё место во взаимоотношениях с природой и обществом. Самосознание тесно связано с рефлексией и построением Я концепции [140, с. 122].

Я-концепция как совокупность всех представлений индивида о себе, сопряжена с их оценкой и определяет не просто то, что представляет собой индивид, но и то, что он о себе думает, как смотрит на своё деятельное начало и возможности развития в будущем. На основе Я-концепции индивид также строит своё взаимодействие с другими людьми. Я-концепция — целостный, хотя и не лишённый внутренних противоречий образ собственного «Я», выступающий как установка по отношению к самому себе и включающий следующие компоненты:

1) когнитивная составляющая - «образ Я», представление человека о самом себе, образ своих качеств, способностей, внешности, социальной значимости;

2) оценочная составляющая (самооценка) - это аффективная оценка представлений о себе (самоуважение, себялюбие, самоуничтожение);

3) поведенческая составляющая - потенциальная поведенческая реакция, то есть те конкретные действия, которые могут быть вызваны «образом Я» и самооценкой.

Так, Я-конценция играет троякую роль: 1) способствует достижению внутренней согласованности личности;

2) определяет интерпретацию опыта;

3) является источником ожиданий, то есть представлений индивида о том, что должно произойти [140, с. 149-150].

В свою очередь, рефлексия подразумевает под собой осознание субъектом своих психических актов и состояний, являясь основой личностного роста, ответственного выбора, душевного и психосоматического здоровья [140, с. 117].

В данном оценочно-регулятивном компоненте мы производим оценку психологического сопровождения личности, имеющей суицидальные формы поведения, для чего необходимо ввести понятие критерий. Критерий (от греч. Kriterion - средство для суждения) - признак, на основании которого производится оценка, определение или классификация чего-либо;

мерило оценки [97, с.374].

В таблице 1 мы предлагаем вариант соотношения уровней, суицидальных проявлений и критериев компонентов модели суицидального поведения личности.

В данном контексте необходимо ввести понятие «суицидальность» это склонность к суицидальным формам поведения. Поэтому основной работой с личностью, склонной к суицидальным формам поведения будет составлять снижение суицидальности по каждому из компонентов.

Таблица 1 - Критерии компонентов модели суицидального поведения личности Компоненты модели суицидального поведения личности Критерий Суицидально- Суицидально Суицидально- Суицидалыю Уровень Суицидальное проявление когнитивный -эмотивный аксиологический деятельностный Критический Намерения Состояние Создание конкретного Потеря ценности Присоединяется детализированного аффекта жизни как волевой компонент.

плана. Алекситимия. таковой Готовность к непосредственному переходу во внешнее поведение Высокий Замыслы Метаболь Замысел существует в Деформация Подготовительных сознании, обретая из моральных действий ещё не расплывчатых и ценностей, потеря предпринимается для обобщённых мыслей смысла жизни осуществления конкретное замысла.

содержание Обсуждаются (продумываются различные формы способы,время. самоубийства и место). Констрикция. происходит «примеривание» их на себя Средний Мысли Представления и Душевная Рассуждения типа Выраженное фантазии на тему боль негативное «Вот, если бы я умер.

собственной смерти. отношение к то тогда...», «Хорошо Эгоцентризм жизни и бы заснуть и не позитивное проснуться...»

ценностное отношение к смерти Низкий Разворачивание Логические стили Фрустриро- Недифференциро Высказывания: «Не сценария индивида. ванные ванные живу, а существую», неотделимые от психологи- антивитальные «Жизнь психодинамических ческие переживания. бессмысленна»

констелляций. потребности снижение являются субъективной интегральной частью ценности жизни суицидального как таковой сценария В суицидально-когнитивном компоненте критерий снижения суицидальности будет связан с позитивными изменениями познавательных процессов, а также в отношении к миру и самому себе, то есть в переходе от суженого, «туннельного» сознания к возможности видения других вариантов разрешения сложившейся ситуации в противовес суицидальной активности.

Суицидально-эмотивный компонент, вскрывая внутреннюю психологическую причину и в целом динамический процесс управления суицидальным поведением личности, характеризует переживания и чувства.

Поскольку акт самоубийства представляет собой бегство, а душевная, психическая боль является именно тем, от чего человек стремится уйти, в данном случае работа направлена на понижение суицидальных настроений и возможных аффектов.

В суицидально-аксиологическом компоненте снижение суицидальности будет достигаться через восстановление ценностных ориентации, в том числе к смыслу жизни и обретению ценности жизни как таковой. Важным аспектом является выделение в сознании индивида тех моральных структур, которые не подверглись деформации в результате кризиса. После выявления сохранившихся у человека моральных ценностей будет легче помочь ему вновь обрести утраченный смысл жизни и в ходе дальнейшей реабилитации человека восстановить в его сознании утраченные или претерпевшие изменения моральные структуры.

В суицидально-деятельностном компоненте будет построение тенденции к бездействию как собственно-поведенческий критерий снижения суицидальности.


Таким образом, психологическое сопровождение личности, склонной к суицидальным формам поведения, а именно - работа с данной личностью, имеюш,ая три компонента, строится по каждому из компонентов модели суицидального поведения личности. Содержательный компонент раскрывает суицидально-когнитивный, суицидально-эмотивный, суицидально аксиологический, суицидально-деятельностный компоненты с тем, чтобы понять сущность проводимой работы. Операционно-деятельностный компонент представляет условия реализации психологического сопровождения и показывает как должна простраиваться работа по каждому из компонентов, используя такие средства как диспут и когнитивный алгоритм, как очное и заочное психологическое консультирование, как организация группового психологического консультирования или психологических тренингов. В свою очередь, оценочно-регулятивный компонент демонстрирует результативность реализации психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения через снижение суицидальности данной личности по каждому из компонентов модели.

Так, содержательный, операционно-деятельностный и оценочно регулятивный компонент психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения позволяют понять, что представляет собой данная личность и реализовать психологическое сопровождение, исходя из модели суицидальной личности, работая с когнитивным, эмотивным, аксиологическим и деятельностным компонентами, что мы предлагаем рассмотреть в следующей главе.

Выводы по первой главе Анализ отечественной и зарубежной научной литературы, посвященный определению содержания и объёма понятия «суицидальное поведение личности», позволил нам выявить неоднозначность отношения к самоубийству на протяжении всей истории человечества среди философов, различных религиозных конфессий, крупных теоретиков и уточнить его в понятии «личность, склонная к суицидальным формам поведения». Это обусловлено тем, что суицидальное поведение выражается при имеющихся предпосылках, либо наличии уже существующих суицидальных признаках как внутренне, так и внешне, то есть как суицидальное действие (суицидальная попытка и завершённый суицид), так и суицидальное проявление (суицидальные мысли, представления, переживания, суицидальные замыслы и намерения) - имеет различную форму и степень активности. В свою очередь, определилась необходимость ввести понятие «несуицидальные формы поведения личности», которое включает в себя те же проявления и действия, но не классифицирующиеся как суицидальные по всем компонентам модели суицидального поведения личности, то есть снижение уровня саморазрушения до показателя нормы и отсутствия суицидальных форм поведения.

С точки зрения психологии, самоубийство является очень сложным, комплексным явлением и не следует его идентифицировать как заурядный, случайный, импульсивный, логичный или, напротив, непостижимый поступок. У самоубийства как явления существует своя психология, которая позволяет понять данный феномен, а значит предотвратить его.

Самоубийство как осознанное действие, не являющееся прерогативой психического заболевания, имеет свою модель, которую мы предложили рассматривать исходя из четырёх компонентов: суицидально-когнитивного (отражает изменения познавательных процессов, сужение сознания и соответственное отношение к внешнему миру и себе), суицидально эмотивного (отражает душевные страдания, боль по своей сути психологическую, которая является источником фрустрации психологических потребностей, во многих случаях состояние аффекта;

при этом внешний повод незначителен, причины - общие для девиантного поведения, а мотивы индивидуальны), суицидально-аксиологического (характеризуется отсутствием смысла жизни, а также тем, что для личности всё теряет ценность, в том числе жизнь), суицидально-деятельностного (включает в себя внешние проявления психологических коррелятов, предвестники и способы самоубийства).

Различия в классификациях видов суицидального поведения отражают многообразие форм рассматриваемой реальности. На основе этого мы предлагаем разделять суициды на четыре основные группы: истинные или собственно-суицидальные (направляются желанием умереть, не бывают спонтанными, хотя иногда и выглядят неожиданными);

демонстративные либо демонстративно-шантажные (не связаны с желанием умереть, а являются способом обратить внимание на свои проблемы, позвать на помощь, вести диалог);

скрытые или косвенные (действия, сопровождающиеся высокой вероятностью летального исхода, нацелены на риск, на игру со смертью - так называемое, суицидально обусловленное поведение);

аффективные (характеризуются необдуманным принятием решения о самоубийстве, отсутствием демонстративного характера, а также наличием большой силы аффективного напряжения).

Суицидальный акт, имея свои стадии прохождения, черты, характеристики, виды, также имеет группу суицидального риска, которая формируется, во многом исходя из влияния множества факторов, разделяющихся на три основные классификационные группы факторов:

социальных, экономических, политических, философских, психологических, религиозных.

Самоубийство — это всегда равнодействующая из трёх составляющих:

особенности личности, фактор причинный и фактор способствующий, В происхождении суицидального поведения основную роль играют факторы трёх видов: социальных (экономические условия, эпоха, военное или мирное время, род занятия, семейное положение и круг общения, городская или сельская местность), индивидуальных (пол, возраст, религиозная принадлежность, имеющиеся ранее попытки самоубийства), клинических (психические расстройства, состояние здоровья, алкоголизм и наркомания). Влияние данных факторов на человека является движущей силой, определяющей характер или отдельные черты суицидального поведения личности, формирующей группы суицидального риска.

Необходимо иметь в виду, что те, у кого есть даже несколько факторов риска самоубийства, далеко не всегда его совершают, и наоборот, самоубийство могут совершить люди, не имеющие к нему, казалось бы, никаких предпосылок, поэтому предсказать самоубийство сложно. Но суицидальная личность, имея свою модель поведения, характеризуется определёнными критериями, по которым её можно определить и распознать.

Психологическое сопровождение личности, склонной к суицидальным формам поведения представляет собой систему работы с данной личностью, включающей три основных компонента: содержательный (сущность проводимой работы с данной личностью): суицидальное поведение личности рассматривается как предмет психологической коррекции;

операционно деятельностный (условия реализации психологического сопровождения данной личности): отражает условия реализации психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения:

усвоение когнитивного алгоритма анализа суицидально-ориентированной информации, формирование оптимальных способов разрешения внутреннего конфликта в процессе индивидуальных консультаций, закрепление несуицидальных форм поведения в процессе тренинговых занятий;

оценочно-регулятивный (результативность реализации психологического сопровождения данной личности): снижение суицидальности по компонентам модели суицидальной личности, а именно когнитивному, эмотивно-аксиологическому и деятельностному.

Рассмотренные нами критерии психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, позволяют в совокупности с компонентами модели суицидального поведения личности отразить условия и средства реализации психологического сопровождения такой личности.

Среди выявленных нами средств психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, одно является косвенным (внешним, необходимым для психолога, педагога, социального работника) - когнитивный алгоритм анализа суицидально-ориентированной информации;

два других средства являются прямыми, направленными на непосредственное сопровождение суицидальной личности - индивидуальное (очное и заочное) и групповое (в виде тренинговых занятий) психологическое консультирование. Реализация условий психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения рассмотрено в следуюш;

ей главе.

ГЛАВА II РЕАЛИЗАЦИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОИРОВОЖДЕИИЯ ЛИЧИОСТИ, СКЛОНИОИ к СУИЦИДАЛЬНЫМ ФОРМАМ ПОВЕДЕНИЯ В данной главе мы рассмотрим условия и средства реализации психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, на основе структурных компонентов сконструированной нами модели суицидального поведения личности: суицидально когнитивного, суицидально-эмотивного, суицидально-аксиологическиого и суицидально-деятельностного. Вместе с тем, при выявлении средств и реализации условий исследуемого явления мы акцентировали внимание на когнитивной, эмотивной, аксиологической и деятельностной сферах личности, В связи с чем, когнитивный анализ суицидально-ориентированной информации и диспуты представляют собой работу над суицидально когнитивным компонентом структуры личности, индивидуальные консультации (как очные, так и заочные) - над суицидально-эмотивным и суицидально-аксиологическим (суицидально-эмотивно-аксиологическим) компонентами, социально-психологические тренинги — работа с суицидально-деятельностным компонентом.

Вместе с тем, мы считаем необходимым еще раз отметить, что среди выявленных нами средств психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, одно является косвенным (внешним, необходимым для психолога, педагога, социального работника, психотерапевта) - когнитивный алгоритм суицидально-ориентированной информации. Два других средства являются прямыми, направленными на непосредственное сопровождение суицидальной личности - индивидуальное (очное и заочное) и групповое (в виде тренинговых занятий) психологическое консультирование.

В процессе опытно-экспериментальной работы, описанной настоящей главой, в Центре психолого-медико-социального сопровождения «Сознание»

№ 5 г.Красноярска, на телефоне экстренной психологической помощи при «Центре социальной помощи семье и детям Октябрьского района г.Красноярска» - на сформированных группах проверялось действие одного условия (использование когнитивного алгоритма анализа суицидально ориентированной информации специалистами Центра психолого-медико социального сопровождения «Сознание» и формирование оптимальных способов разрешения внутреннего конфликта в процессе индивидуальных консультаций заочных обращений абонентов «телефона доверия»). В свою очередь как третье условие - закрепление несуицидальных форм поведения в процессе тренинговых занятий, так и предыдущие два, то есть действие всех трёх условий проверялось в процессе опытно-экспериментальной работы, проводимой на базе образовательного учреждения общего среднего образования.

Именно анализ таких внешних факторов, как общественные стереотипы, средства массовой информации, оказывающих влияние на познавательные процессы, а, соответственно, на подсознание и сознание человека, инициировал необходимость разработки когнитивного алгоритма анализа суицидально-ориентированной информации как когнитивного средства психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, реализации которого посвящен первый параграф настоящей главы.

2.1 Использование когнитивного алгоритма анализа суинидально ориентнрованной информации Когнитивный алгоритм анализа суицидально-ориентированной информации разработан нами с целью подготовки психолога (педагога, социального работника) к выявлению суицидальных предпосылок и осуществлению грамотной интерпретации соответствующей информации во избежание проявления таких черт суицида как коллективность, заразительность, повторяемость и имитациопность. Использование когнитивного алгоритма анализа суицидально-ориентированной информации как условие психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, представляет собой работу над суицидально-когнитивным компонентом модели суицидального поведения личности.

При этом, суицидально-ориентированную информацию нам предоставляют разные источники: официально опубликованная статистика;

средства массовой информации: будь то рекламный ролик или художественный фильм, видеоклип или новости;

художественная или публицистическая литература;

и конечно, реальные истории из жизни совершённые самоубийства.

В целях организации работы с познавательными процессами личности, склонной к суицидальным формам поведения и упорядочения влияния факторов на данную личность, о чём говорилось выше, представляем когнитивный алгоритм анализа суицидально-ориентированной информации в Приложении 2.

Опытно-экспериментальная работа по усвоению когнитивного алгоритма анализа суицидально-ориентированной информации, в ходе которой приняло участие 40 специалистов (педагоги-психологи.

специалисты медицинской службы, социальные педагоги), проводилась на базе Центра психолого-медико-социального сопровождения «Сознание» № г.Красноярска.

Усвоение субъектами алгоритма суицидально-ориентированной информации (случаи из индивидуальной практики) реализовывались по следующей схеме: 1) была обозначена ситуация с суицидально ориентированной информацией;

2) субъекты были ознакомлены с теоретическими основами разработанного нами курса по психологии суицида: был проведён ряд занятий по темам: «Содержание и объём понятий суицидального поведения личности», «Факторы суицидального поведения личности», «Разработка когнитивного алгоритма как средства психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения»;

3) субъекты анализировали суицидально ориентированную информацию посредством когнитивного алгоритма (данная работа состояла из следующих подэтапов: объективная ориентация, понятийная констатация, контекстное резюмирование, что явилось структурными компонентами данного алгоритма);

4) были сделаны выводы по выявлению уровня усвоения алгоритма.

Рассмотрим реализацию данного алгоритма применительно к средствам массовой информации, литературе и конкретным случаям завершённого суицида.

Реализация суицидально-когнитивного компонента возможна при помощи методов, их выбор зависит от категории людей, с которой необходимо проведение данной работы. В этой связи стоит упомянуть отрицательное влияние средств массовой информации на общественную аудиторию, в особенности подросткового возраста и, как следствие, отметить всплеск суицидального поведения, особенно имитационного характера.

Рассмотрим это влияние на конкретных примерах.

Наиболее действенное влияние через средства массовой информации наравне" с рекламой оказывают видеоклипы, учитывая наличие круглосуточного вещания музыкальных каналов. Многократное прокручивание видеороликов, если они несут в себе определённую смысловую нагрузку, может явиться воспринятым стереотипом или перенятой моделью поведения, особенно для молодёжи. Например, видеоклип певицы Britney Spears «EVERYTIME» или группы «REFLEX» с песней «Мне трудно говорить...». Рассмотрим первый как суицидально ориентированную информацию с позиции когнитивного алгоритма.

ЬИз ориентировочной части следует, что:

ЬЬИсточником информации является поведение красивой девушки с мировой популярностью и наличием большого количества поклонников в основном среди молодого поколения, в том числе в России.

Ь2.Форма представления информации - музыкальный визуальный ролик, несуш;

ий вместе со смысловой нагрузкой постепенно нарастающее эмоциональное напряжение.

L3.Информация представлена при помощи эксплуатации образа возродившейся души в другом человеке.

2.Констатирующая часть свидетельствует о том, что:

2.ЬИнформация несёт в себе суицидально-когнитивную направленность, которая выражается в том, каким жестоким представляется мир героине сюжета в рамках сложившейся ситуации.

2.2.Суицидально-эмотивная направленность информации заключается в демонстрации признаков душевной боли и состояния аффекта.

2.3.Суицидально-аксиологическая направленность информации свидетельствует о ценностных ориентациях, присущих девиантному поведению.

2.4.0 суицидально-деятельностной направленности информации ярко говорит поведение героини, направленное на саморазрушение.

З.В резюмирующей части можно подвести следующие итоги:

3.1.В качестве основной взаимосвязи между полученными фактами и суицидальным поведением личности можно выделить нарастающую душевную боль героини, находившейся в состоянии аффекта.

3.2.Полученную информацию как суицидально-ориентированную характеризует при всём разнообразии вариантов разрешения конфликтных ситуаций, направление агрессии на себя.

3.3.С точки зрения суицидального поведения личности по поводу полученной информации, можно сделать вывод, что у молодых людей, которые смотрят этот видеоряд при отсутствии другой информации о феномене суицида, формируется стереотип подобной модели поведения как метод решения кажуш;

ейся на данный момент неразрешимой проблемной ситуации.

3.4.Пред ставленную информацию можно использовать для психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, с целью ознакомительной и профилактической, что будет являться примером неприемлемой модели поведения при формировании устойчивой антисуицидальной позиции личности.

После проведения анализа относительно исследуемой темы мы пришли к выводу, что в первом случае (Britney Spears «EVERYTIME») показан факт совершения самоубийства, во втором («REFLEX» с песней «Мне трудно говорить...») - не явная, но существуюш;

ая подоплёка игры со смертью посредством суицидального поведения. И в первом, и во втором случаях акт самоубийства представлен излишне романтично, тем самым фальсифицируется истинное содержание данного явления и как следствие, при отсутствии в большинстве своём информации о феномене суицида, опасно ошибочное восприятие зрителями подобных сюжетов.

Также в художественных фильмах на ряду с актами насилия, о необходимости запрета которых ведутся ожесточённые споры, используют эпизоды с совершением самоубийств, которые не несут в себе полезную информацию для обш,ества и каждого гражданина в отдельности, а возделывают почву для возникновения таких проявлений, как заразительность и повторяемость. Как один из «смягчённых» вариантов можно привести в виде примера неоднократно используемый в качестве сценария к художественным фильмам трагедию У.Шекспира «Ромео и Джульетта» (случай третий в приложении 3).

В художественной литературе (особенно у русских классиков) нередко финалом служит самоубийство, например (перечислим лишь некоторые): А.П.Чехов «Чайка», Л.Н.Толстой «Анна Каренина», И.А.Бунин «Митина любовь», А.Дюма «Маскарад». В какой-то степени писатели помогают понять психологию и мотивацию суицидентов, но одностороннее восприятие подобной информации без элементарной теоретической базы, закладывающей основы понимания данного явления, приводит к пагубной реакции общества в качестве имитации такого поведения.

В приложении 3 представлены три случая завершённого суицида, которые произошли на территории Красноярского края. Проанализируем каждый из них, используя когнитивный алгоритм с целью выявления возможных «зацепок», при помощи которых можно было бы предотвратить страшные трагедии.

Первый случай.

1.Ориентировочная часть.

1.1.Источником информации является поведение молодого человека С, лет.

1.2.Информация получена в устной форме.

1.3.Пред ставлена информация при помощи метода интервью близких и знакомых суицидента.

2.Констатирующая часть.

2.1.Суицидально-когнитивная направленность информации свидетельствует о «туннельном» сознании, когда человек не видит другого выхода, кроме как покончить с собой.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.