авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Марина, Ирина Евгеньевна Психологическое сопровождение личности, ...»

-- [ Страница 3 ] --

2.2.Суицидально-эмотивная направленность информации заключается в наличии страха перед предстоящим наказанием, что и повлекло за собой соответствующую эмоциональную нагрузку.

2.3.Суицидально-аксиологическая направленность информации такова: в результате сложившихся обстоятельств произошло изменение ценностных ориентации не в пользу жизни.

2.4.Суицидально-деятельностная направленность информации свидетельствует о наличии как вербальных, так и поведенческих предвестников самоубийства.

3.Резюмирующая часть.

3.1.Выявлены взаимосвязи между семейным окружением, социальным благополз^ием, личностными особенностями и суицидальным поведением личности.

3.2.Основные факторы, характеризующие полученную информацию как суицидально-ориентированную - душевное состояние личности и наличие предвестников суицида.

3.3.Вывод, который можно сделать по поводу полученной информации с точки зрения суицидального поведения личности заключается в том, что нельзя игнорировать высказывания о намерениях совершить самоубийство.

3.4.Использовать представленную информацию для психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, нужно с целью профилактической, с тем, чтобы была возможность оказать своевременную помощь.

Второй случай.

1.Ориентировочная часть.

1.1.Источником информации является поведение мужчины П., 42 года.

1.2.Информация получена в устной форме.

1.3.Пред ставлена информация при помощи интервьюирования родственников и знакомых суицидента.

2.Констатирующая часть.

2.1,Суицидально-когнитивная направленность информации свидетельствует 0 таком отношении к миру и себе, которое характерно человеку с саморазрушительными тенденциями в поведении.

2.2.Суицидально-эмотивная направленность информации заключается в наличии депрессивного состояния, спровоцированного алкогольной зависимостью.

2.3.Суицидально-аксиологическая направленность информации такова, что смысл жизни как таковой был утерян.

2.4.Суицидально-деятельностная направленность информации свидетельствует о суш,ествующих ранее попытках самоубийства.

З.Резюмируюш,ая часть.

3.1.Выявлены взаимосвязи между семейным благополучием, алкогольной зависимостью в совокупности с личностными особенностями и суицидальным поведением личности.

3.2.Основные факторы, характеризующие полученную информацию как суицидально-ориентированную - эмоциональное состояние личности и существующие ранее попытки суицида.

3.3.Вывод, который можно сделать по поводу полученной информации с точки зрения суицидального поведения личности заключается в том, что не были предприняты реабилитационные мероприятия, на предыдущие попытки совершения самоубийства.

3.4.Использовать представленную информацию для психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, нужно с целью реабилитационной, в качестве создания позиции «бездействия» суицидента.

Третий случай.

1.Ориентировочная часть.

1.1.Источником информации являются поведение молодых людей: юноши Р., закончившего 10 класс и девушки Д., закончившей 11 класс.

1.2.Информация получена в устной форме.

1.3.Пред ставлена информация при помощи метода интервью родителей суицидентов.

2.Констатирующая часть.

2.1.Суицидально-когнитивная направленность информации свидетельствует о суженой когнитивной сфере, ярком проявлении эгоцентризма и понимании суицидентами того, что сложившуюся проблемную ситуацию можно избежать при помощи ухода из неё.

2.2.Суицидально-эмотивная направленность информации заключается в душевном смятении, которое в силу возрастных особенностей достигает степени паталогического.

2.3.Суицидально-аксиологическая направленность информации такова, что в результате неразрешённой конфликтной ситуации жизнь для обоих суицидентов перестала составлять ценность.

2.4.Суицидально-деятельностная направленность информации свидетельствует о существующих поведенческих признаках эмоционально психологического дисбаланса, а также наличии алкогольного опьянения при совершении суицида.

3.Резюмирующая часть.

3.1.Выявлены взаимосвязи между возрастными особенностями, способствующими конфликту с родителями на фоне нерешённой проблемы личных взаимоотношений, воспринимаемой суицидентами как катастрофическая, а также алкогольным опьянением и девиантным поведением личности.

3.2.Основные факторы, характеризующие полученную информацию как суицидально-ориентированную - состояние близкое к эмоциональному расстройству, вызванное острым конфликтом, нарушение психологического равновесия и алкогольное опьянение.

3.3.Вывод, который можно сделать по поводу полученной информации с точки зрения суицидального поведения личности заключается в том, что при возникшем остром конфликте необходимо уделять особое внимание лицам, болезненно переживаюш;

им данные обстоятельства.

3.4.Использовать представленную информацию для психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, нужно с целью профилактической, с тем, чтобы вовремя предпринятые меры явились предотвраш;

ением самоубийств.

Приведённые выше примеры относятся к разряду правильно выполненного, усвоенного когнитивного алгоритма суицидально ориентированной информации, но в процессе выполнения заданий на третьем этапе (который описывали выше) у некоторых субъектов возникли трудности в реализации той или иной части алгоритма, что демонстрирует таблица 2.

Таблица 2 показывает, что в ориентировочной части трудности возникли у 20% субъектов, в констатируюш;

ей части алгоритма трудности возникли у 40%, на резюмируюпдую часть пришлось 32,5 % от всех субъектов.

Таблица 2 - Соотношение затруднений по вопросам когнитивного алгоритма суицидально-ориентированной информации Резюмирующая Части Ориентировочная Констатирующая алгоритма 1 2 3 1 2 1 № пункта 3 4 2 трудности в % от общего 15 2,5 2,5 7,5 12,5 12,5 7,5 15 5 7, числа субъектов 20 40 32, совокупный Проанализируем трудности усвоения когнитивного алгоритма суицидально-ориентированной информации.

В ориентировочной части алгоритма наиболее сложным разделом являлся пункт 1.3, в котором сложности возникали с определением средства или способа представления информации.

Особые трудности возникли в констатирующей части алгоритма. Как правило, затруднения вызывали пункты 2.1 - 2.4 как следствие не достаточного усвоения теоретической основы курса по психологии суицида (второй этап усвоения субъектами когнитивного алгоритма суицидально ориентированной информации).

В резюмирующей части алгоритма для респондентов трудности составлял пункт 3.1, связанный со сложностью обнаружения взаимосвязей.

За выполнение одного пункта той или иной части алгоритма, а также попытку его выполнения, мы присваивали 1 балл, что нами рассматривалось как низкий уровень усвоения данной части алгоритма;

за правильное выполнение двух пунктов — 2 балла (средний уровень);

правильное выполнение всех пунктов оценивалось нами в три балла и рассматривалось как высокий уровень усвоения части алгоритма. Результаты усвоения алгоритма наглядно демонстрирует таблица 3.

Таблица 3 - Распределение субъектов опытно-экспериментальной работы по уровню усвоения когнитивного алгоритма суицидально-ориентированной информации Части алгоритма № п/п Уровни усвоения алгоритма, в % низкий средний высокий 1 2,5 17,5 80, Ориентировочная 2 Констатирующая 10,0 30,0 60, 3 12,5 20,0 67, Резюмирующая 4 Совокунный 8,3 22,5 69, Таким образом, именно когнитивный алгоритм анализа суицидально ориентированной информации позволяет понять каждый конкретный случай.

Знакомство с феноменом суицида: видами и формами суицидального проявления, предвестниками и группой риска, практическими рекомендациями и формированием не осуждения самоубийц, а неприятия лично для себя суицидального выбора, является работой с когнитивной сферой личности как первым и очень важным этапом предупреждения самоубийств.

Средства массовой информации несут отрицательное влияние и способствуют возникновению таких черт суицида, как коллективность, заразительность, повторяемость или имитационность не только посредством рекламы, но и художественных фильмов, музыкальных видеоклипов, привлекают к этой проблеме внимание при выборе ошибочных средств и, соответственно, играющих противоположную роль профилактики самоубийств, что в свою очередь, наглядно демонстрирует статистика.

Наиболее структурированную информацию о самоубийствах мы получаем в результате обработки статистических данных. Как мы отмечали во введении, суицид - третья основная причина смертности после несчастных случаев и убийств. Самоубийство — происшествие гораздо более распространённое и обыденное, чем представляется.

Статистические данные самоубийств чрезвычайно сложны. Их число может быть занижено из-за того, что не всегда удается отличить самоубийство от несчастного случая. По одним данным ежедневно убивают себя около 1200 обитателей Земли [159, с.14], а по неполным данным Всемирной организации здравоохранения, в мире ежегодно совершается более 500 тысяч самоубийств и примерно 7 миллионов попыток [62, с.289].

О числе самоубийств по России за 1923-1926 года, за период с года по 1996 год свидетельств)тот приложения 4, 5, а о причинах смертности населения по Российской Федерации за период с 1970 - 2002 г.г. — приложение 6.

Учреждения краевого и городского статистического управления города Красноярска предоставляют информацию, освещающую уровень совершаемых самоубийств по Красноярскому краю. Годовые отчеты свидетельствуют о состоянии проблемы:

1) за период 1996 - 1999 годы (1999 - предварительные данные) возрастной состав населения Красноярского края распределяется следующим образом: самый низкий показатель самоубийств среди людей в возрасте 10 14 лет, 85 лет, 80-84 лет, 75-79 лет;

самый высокий - 35-39, 40-44, 45-49 лет (Приложение 7);

2) за период 1995 - 2004 годы среди умерших по Красноярскому краю в трудоспособном возрасте по причине самоубийства, мужские завершённые суициды превышают женские более чем в 6 раз (Приложение 8);

3) за период 1995 - 2004 годы в Красноярском крае при снижении уровня рождаемости и повышении уровня смертности наблюдается незначительное, но стабильное понижение уровня самоубийств (Приложение 8).

Проанализируем статистические данные по Красноярскому краю, несущие в себе суицидально-ориентированную информацию, с помощью когнитивного алгоритма, 1.Ориентировочная часть.

1.1. Источником информации является статистика об умерших в Красноярском крае по причине самоубийства.

1.2.Информация получена в форме отчёта учреждений краевого и городского статистического управления города Красноярска.

1.3.Представлена информация как анализ статистических данных.

2.Констатирующая часть.

2.1.Суицидально-когнитивная направленность информации раскрывает часть психологии личности, связанную с изменёнными познавательными процессами, сужением сознания, а также характерным для суицидальных тенденций отношением к миру и самому себе.

2.2.Суицидально-эмотивная направленность информации характеризуется переживаниями и чувствами, суицидальными настроениями и возможными аффектами, а также наличием внутренней психологической причины суицидального поведения личности.

2.3.Суицидально-аксиологическая направленность информации несёт в себе изменённые ценностные ориентации, в том числе отношение личности к смыслу жизни и потерю ценности жизни как таковой.

2.4.Суицидально-деятельностная направленность информации представляется как совокупность суицидальных действий и поступков личности, в которых проявляются как особенности характера, темперамента, потребности, взгляды, вкусы, так и отношение к предметам и явлениям окружающей действительности.

3.Резюмирующая часть.

3.1.Взаимосвязь, которую можно выделить между полученными фактами и суицидальным поведением личности заключается в структурных компонентах модели данной личности.

3.2.Основными факторами, характеризующими полученную информацию как суицидально-ориентированную являются те, которые наполняют содержанием структурные компоненты модели личности, склонной к суицидальным формам поведения.

3.3.Умозаключение, которое можно сделать по поводу полученной информации с точки зрения суицидального поведения личности заключается в том, что работать с личностью, склонной к суицидальным формам поведения необходимо через модель данной личности.

3.4.Представленную информацию необходимо использовать для психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения с целью как ознакомительной, профилактической, так и реабилитационной.

Таким образом, используя когнитивный алгоритм, мы провели анализ суицидально-ориентированной информации и пришли к выводу, что в целях профилактики самоубийств, важно с осторожностью подходить к предоставлению информации, касающейся суицида, как в художественных фильмах и бульварной прессе, так и в классической или статистической литературе.

Когнитивный алгоритм анализа суицидально-ориентированной информации является косвенным средством психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения.

которое, с нашей точки зрения, номогает выявить людей с суицидальными тенденциями, а его использование - необходимое условие для нивелирования суицидальных форм поведения в несуицидальные при помощи «восстановления» когнитивной сферы личности, подвергнутой суицидальным изменениям. Также является основой для использования такого средства, как индивидуальное консультирование личности, чему посвящен следующий параграф настоящей главы.

2.2. Формирование несуицидальных способов разрешения внутреннего конфликта в нроцессе инднвидуальных консультаций В данном параграфе мы считаем необходимым остановиться на особенностях индивидуального консультирования (очного и заочного) с лицами, имеющими те или иные формы суицидального поведения на основе таких компонентов модели личности, склонной к суицидальным формам поведения, как суицидально-эмотивный и суицидально-аксиологический. В свою очередь, работа с этими компонентами, лежащими в основе формирования жизнеутверждающих ценностей в целях расширения возможных несуицидальных способов разрешения внутреннего конфликта, является одним из условий психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения.

Для иллюстрирования способов реализации средства психологического сопровождения, связанного с его эмотивно аксиологическим компонентом, рассмотрим организацию индивидуального консультирования как в опосредствованной (заочное - телефон экстренной психологической помощи), так и в непосредственной формах (очное индивидуальное консультирование), делающих основные акценты на эмоциональном, причинно-мотивационном и аксиологическом аспектах в состоянии человека. В качестве вспомогательного средства в данном случае выступает адаптированный алгоритм ведения беседы с суицидентом, разработанный в дополнение к предыдущему когнитивному алгоритму суицидально-ориентированной информации (приложение 9).

Таблица 4 — Соотношение проблемных звонков на телефон экстренной психологической помощи при управлении социальной защиты населения Октябрьского района за период с сентября 1998 года по декабрь 1999 года (включительно) Форма суицидального поведения Число звонков Острый кризис Психотравма Суицидальные настроения, мысли Суицид Состояние после суицидальной попытки Сексуальное насилие Физическое насилие, угроза Депрессия Потеря смысла жизни Всего Число всех звонков В службе телефона экстренной психологической помощи при управлении социальной защиты населения Октябрьского района все звонки за период с сентября 1998 года по декабрь 1999 года (включительно), фиксируемые консультантами, различаются по форме суицидального поведения: острый кризис, психотравма, суицидальные настроения и мысли, текущий суицид, состояние после суицидальной попытки, сексуальное насилие, физическое насилие и угроза, депрессия, потеря смысла жизни. Из таблицы 4 видно, что больше всего зафиксировано звонков по поводу потери смысла жизни.

При изучении половозрастной структуры телефонных обращений в службу «телефон доверия» за период с сентября 1998 года по декабрь года (включительно) выявлены следующие закономерности:

1) женщины звонят чаще (110 звонков), чем мужчины (80 звонков);

2) возрастные соотношения свидетельствуют о том, что чаще всего звонки наблюдаются от лиц в возрасте от 18-ти до 35-ти лет, совсем малочисленное количество звонков поступает от людей младше 12-летнего и старше 60-летнего возраста.

Из отчёта за период 2001 - 2005 (предварительные данные) в таблице 5 виден как рост звонков в целом, так и рост звонков по поводу суицида.

Таблица 5 - Количество звонков на телефон экстренной психологической помощи при управлении социальной защиты населения Октябрьского района за период 2001 - 2005 (предварительные данные) Всего Состоявших Проблемн Суицид и острый кризис звонков ся звонков ых звонков Год 1 кв. Всего 2п/г 1ц/г 2001 17 38 88 126 2002 73 128 70 198 7163 2003 47 161 89 250 Состояв- Проблем Год Суи- Острый Суи- Острый Суи- Острый Суи- Острый шихся ных Всего звонков кризис цид кризис цид кризис кризис звонков звонков цид цид 2004 28 71 164 225 118 460 6400 77 2005 36 99 378 8244 56 223 76 601 в службе «телефон экстренной психологической помощи» при управлении социальной защиты населения Октябрьского района все звонки за период 2001 - 2005 (предварительные данные), фиксируемые консультантами, различаются по форме суицидального поведения:

суицидальные настроения и мысли, суицид близкого, депрессия, предшествующие попытки, суицидальные обращения по поводу другого лица. Из таблицы 6 видно, что больше всего зафиксировано звонков по поводу суицидальных мыслей и настроений.

Таблица 6 - Составляющие нонятия «суицид и острый кризис»

Наименование состояния Кол-во №п/п обращений, % 1 Суицидальные настроения, мысли 2 Суицид близкого 3 Депрессия 4 Предшествующие попытки 5 Суицидальные обращения по поводу другого лица Изучение данных подтверждает наличие таких факторов, как пол, возраст, временные циклы, оказывающие влияние на суицидальные настроения людей и связанные с ними особенности. Анализ ноловозрастных особенностей дал следующую картину. Возрастная структура звонков по поводу суицида и острого кризиса, как показано на рисунке 3, демонстрирует высокие показатели обращений юношеского и зрелого возраста, что подтверждает наличие острых психологических кризисов данных возрастов, имеющих влияние на формирование поведения личности и, при этом, осознание необходимости обратиться за консультацией к специалисту.

В свою очередь, если рассматривать половую структуру телефонных обращений по поводу суицида и острого кризиса, то, как видно на рисунке 4, женщины чаще и активнее обращаются за помощью, чем мужчины.

При этом массовость и неснижающийся уровень обращений по поводу суицидальных тенденций свидетельствуют не только о личностных проблемах, но и о нездоровье общества в целом.

100% •ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ И ЮНОШЕСКИЙ ВОЗРАСТ • ЗРЕЛЫЙ ВОЗРАСТ П пожилой ВОЗРАСТ Рисунок 3 - Возрастная структура телефонных обращений в службу телефона экстренной психологической помощи при управлении социальной защиты населения Октябрьского района по поводу суицида и острого кризиса за период с 2001 года по 2005 год (предварительные данные) ш - женский пол ^Ш II - мужской пол Рисунок 4 - Половая структура телефонных обращений в службу телефона экстренной психологической помощи при управлении социальной защиты населения Октябрьского района по поводу суицида и острого кризиса за период с 2001 года по 2005 год (предварительные данные) Таким образом, общий анализ всех обращений на «телефон доверия»

из категории «суицид и острый кризис» сводится к следующим положениям:

1. Подтверждается влияние факторов, рассматриваемых нами во параграфе 1 главы, на суицидальное поведение личности и существование определённой группы суицидального риска.

2. Большинство суицидальных тенденций носят демонстративный характер, после них по количеству регистрируемых можно выделить суицидальные формы поведения в состоянии аффекта.

3. Суицидальные мысли и настроения возникают в минуты обострённого чувства одиночества.

4. «Текущий суицид» сопровождается душевной болью, сужением когнитивной сферы, эгоцентризмом, отсутствием вариантов разрешения сложившейся ситуации и амбивалентностью чувств.

5. Наглядно показывает работу предложенной нами в 1 главе модели суицидального поведения личности.

Изучение и анализ деятельности службы телефона экстренной психологической помощи при «Центре социальной помощи семье и детям Октябрьского района г.Красноярска» свидетельствуют о наличии и актуальности проблемы суицида в городе Красноярске, а также подтверждают теоретическое описание психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения (Приложение 10).

Каждое из обращений, имеющее определённую суицидальную тенденцию, мы рассматривали через призму адаптированного алгоритма ведения беседы с личностью, склонной к суицидальным формам поведения, который позволяет выявить нарушенные структурные компоненты модели данной личности и предпринять возможные шаги к их восстановлению.

Основной особенностью приложения подобного алгоритма к работе телефонного консультирования, является то, что информация от клиента поступает только при помощи аудиальной системы, в отличие от индивидуального консультирования (где информация может быть получена благодаря как визуальной, кинестетической, так и аудиальной системам).

Рассмотрим данный механизм работы на конкретных примерах из приложения 11.

Исходя из анализа первой проведённой нами беседы, мы констатировали признаки суицидально-эмотивно-аксиологической направленности информации: состояние, сопровождаемое интенсивными, отрицательными по окраске эмоциями, что, в свою очередь, свидетельствовало о психологическом кризисе, в результате которого возможны были тяжёлые поступки или, как следствие, психологическая травма в противопоставление возможности подняться на новую ступень своего развития. Наличие суицидально-ориентированных признаков привели к такой форме суицидального поведения, как суицидальный замысел при потере смысла жизни. Недоверие и страх очного обращения за консультацией психолога, а также амбивалентность чувств — иначе абонент не обратился бы за помощью, привели к выбору применения метода активного выслушивания, в результате чего, после произошедшего выплеска эмоций, абонент, успокоившись, прервал разговор.

Вторая и третья беседы идентичны в суицидально-эмотивных признаках, и как в том, так и в другом случаях клиенты находятся в возрасте, когда проблемы личного характера приобретают размеры катастрофы.

Носкольку состояние было близкое к аффекту, решающим моментом явилась эмоциональная поддержка. В работе со вторым абонентом было предпринято выслушивание и обсуждение дальнейшего поведения, в результате чего разговор закончился позитивными сдвигами и благодарностью: «Спасибо!

Вы очень помогли». В ситуации с третьим абонентом должна была приехать мама, поэтому до её приезда происходила работа с чувствами и были даны рекомендации звонить на «телефон доверия» в дальнейшем.

В четвёртом случае констатировались проявления признаков суицидально-когнитивной и суицидально-эмотивной направленности, что выражалось в ярком описании душевной боли и в наличии ситуации, когда под натиском этой невыносимой боли ограничиваются варианты выхода из сложившейся ситуации, что и определило суицидальное настроение. В ходе выслушивания, работы с чувствами и расширения спектра возможных вариантов выхода из сложившейся ситуации, абонент успокоилась и приняла рекомендацию обратиться за консультацией к психологу.

Пятый пример разговора демонстрирует комплекс факторов, способствуюп1;

их появлению суицидальных мыслей, но не входяш;

их в совокупность с личностными особенностями клиента, которые всё же несут в себе осознание ценности жизни как таковой. Р1менно поэтому при выслушивании и отражении чувств абонент достаточно быстро перешла к позитиву: «Меня в моём окружении никто не слушает. Спасибо, что выслушали и поддержали».

В шестом случае наличие суицидально-направленных признаков определяется одним из факторов суицидального поведения личности - страх, испытываемый перед болезнью, что и привело к суицидальному намерению.

На основе проведённого резюме по полученной информации, работу с клиентом простроили на восстановлении эмотивного компонента личности, применяя выслушивание и эмоциональная поддержку. Оказалось, что желание жить сильнее, в результате чего суицид был отвергнут, а также договорились о возможности говорить ещё по телефону.

Седьмой пример телефонного разговора демонстрирует слабое проявление каких-либо признаков суицидально-направленной информации при наличии суицидальных мыслей. Поэтому разговор строился, исходя из эмоций клиента, прежних увлечений, в результате чего абонент пришла к выводу, что задето самолюбие, но не чувства.

Анализируя восьмую беседу, констатировали в качестве признака суицидально-когнитивной направленности полученной информации проявление эгоцентризма, состояния, когда для человека нет других людей, даже тех, из-за которых хочет покончить с собой. Резюмировали форму суицидального поведения клиента как суицидальные мысли. В результате чего было предпринято активное слушание и эмоциональная поддержка.

После того, как абонент выговорилась, собственной смерти уже не хотела.

Девятый пример телефонного разговора представляет собой наличие такого признака суицидально-деятельностной направленности информации, как суп];

ествующие ранее попытки самоубийства, что является категорией группы риска и возможно появление суицидальных мыслей, что и демонстрирует данный звонок. Поэтому в качестве предупреждения повторных суицидальных тенденций была оказана поддержка, которая выражалась в предоставлении возможности выговориться, в чём и нуждался в данном случае клиент.

Десятая беседа состоялась с абонентом, демонстрируюш;

им суицидальное настроение в результате аксиологического кризиса и, как следствие - потери смысла жизни. Поэтому необходимо было восстановить аксиологический компонент личности. В качестве способа работы с данным клиентом была предпринята попытка воодушевить его. Постепенно пришли к тому, что жить нужно ради чего-то не внешнего, так как внешнее всегда зыбко.

При ориентации на источник информации в одиннадцатом случае, выявлены признаки суицидально-когнитивной и суицидально-эмотивной направленности. Личная потеря - одна из суицидально-опасных ситуаций, в данном случае характеризуюш,аяся сужением когнитивной сферы. Поэтому в с целью предотвращения суицидальных мыслей в качестве способа выбрана работа с чувствами. Произошёл выход отрицательных эмоций, разрядка:

выплакалась, успокоилась.

Анализ двенадцатого разговора наглядно демонстрирует дисбаланс эмоциональной сферы в данный момент, вызванный возрастными психологическими особенностями и ситуативным фактором в отсутствии видения других вариантов разрешения проблемы, что выразилось в демонстративно-шантажной угрозе самоубийства. Были применены поддержка, обсуждение целей и средств.

Тринадцатый случай характеризуется наличием признаков суицидально-деятельностной направленности информации, которые проявляются в комплексе факторов и провоцируют возникновение суицидального сценария. Во-первых, предшествуюш;

ая неудавшаяся суицидальная попытка явно сформировала представление о возможности прибегнуть к след5тош;

ей как возможности, в данном случае продемонстрировать своё горе. Во-вторых, усугубляется положение состоянием опьянения, которое является стимулятором суицидальных мыслей и настроений, а также мешает вести конструктивную беседу. В силу многословности абонента, применено активное слушание. Положительным моментом явилось то, что на обш,ем фоне проявившегося эгоцентризма, нашлась «зацепка» в жизни - мысли о маме.

Четырнадцатый пример телефонного разговора олицетворяет собой ярко выраженное девиантное поведение, которое идёт от саморазрушительного (пассивно-аутодеструктивного) к самоубивающему (активно-аутодеструктивному). Признак суицидально-деятельностной направленности характеризуется наличием недавней попытки самоубийства, когда ситуация усугубилась тем, что никого не оказалось рядом, чтобы оказать поддержку, которая могла бы уберечь от этого поступка. В следствие этого в качестве способов работы с клиентом выбраны активное слушание, эмоциональная поддержка, а также даны рекомендации обратиться к психологу и звонить на «телефон доверия».

Как показывает проведённая нами работа, в настоящее время роль «телефона доверия» очень значима для снятия кризисных психологических состояний, особенно в ситуации минимальной возможности получить квалифицированную психологическую помощь. Исходя из анализа работы службы телефона экстренной психологической помощи, мы сформулировали положения, которым необходимо следовать специалисту при консультировании абонента с суицидальными тенденциями.

При условии наличия у консультантов углублённых знаний о феномене суицида и использования в качестве средства работы адаптированного алгоритма ведения беседы с суицидентом, направление данных положений представляет собой практические рекомендации, являющиеся принципиальными и первостепенными в работе с лицами, имеющими суицидальные тенденции:

1. Снижение фатальности.

2. Работа с «туннельным» сознанием, в целях расширения возможных вариантов разрешения проблемной ситуации.

3. Акцентирование внимания на амбивалентности чувств.

4. Помощь в нахождении возможности «зацепиться за жизнь».

5. Разработка позитивной перспективы дальнейших событий.

Таким образом, «телефон доверия» как экстренная психологическая помощь и эмоциональная поддержка профессионалом по телефону со своими особенностями и преимуществами является частью создаваемой в России комплексной системы оказания психолого-социальной помощи населению.

При этом, данная служба оказывает так называемую первичную профилактику, а наиболее эффективным и возможным для организации реабилитационных либо коррекционных работ с личностью, имеющей суицидальные формы поведения, является очное индивидуальное консультирование психолога.

Приведём анализ индивидуальной работы с конкретным случаем, объектом которого является человек искусства, по мнению Г.Чхартишвили, по всем параметрам попадающий в группу высокого суицидального риска.

[162,с.293-295] Мужчина П., 36 лет, профессия - артист, женат, двое детей, совершена попытка самоубийства при помощи режущего предмета (перерезал вены). Через год - повторная попытка способом самоповешения. В обоих случаях суицид незавершённый - рядом оказались знакомые.

Характеристика: свойствены философские тезисы о смысле жизни.

По типу темперамента амбиверт: ситуативный холерик и меланхолик.

Нестабильная личность, обидчив, возбуждён, несдержан, агрессивен, импульсивен, активен, но работоспособность и настроение нестабильны и цикличны, очень сдержан внешне, но чувствителен и эмоционален внутри, интеллектуальный, склонный к размышлениям. В ситуации стресса — склонность к внутренней тревоге, депрессии, срыву или ухудшению результатов деятельности. В зависимости от преобладания того или иного типа характера в каждой конкретной ситуации либо оптимистичен, либо тревожен и пессимистичен.

Сценарий поведения. Свойствены креативность, творчество, образность, интегративность, мозаичность. Не свойствена последовательность. Развитое эстетическое чувство. Доминирующим стилем мышления является синтетический стиль. Комбинирование абсолютно различных, несходных идей и создание на этой основе чего-то нового, оригинального - вот что нравится. Не заинтересован в консенсусе и добивается синтеза не путём уступок, а наоборот - заострением конфликта идей и построением новой концепции, в которой этот конфликт получает своё разрешение, «снимается». Нричём, используя своё природное остроумие, может быть весьма язвительным, «открывая глаза» другим на возможность нового решения. Склонен видеть мир постоянно меняющимся.

Но этой причине нет ничего более скучного для него, чем никогда не изменяющиеся вещи, рутина, шаблон, правила и инструкции, статус-кво или люди, всегда соглашающиеся или делающие вид, что соглашаются. Не может продуктивно трудиться в хорошо структурированных ситуациях.

Раздражают чёткие вертикальные и горизонтальные связи, строго фиксированные обязанности и постоянные способы работы. Ему необходимо иметь большое разнообразие и высокий уровень стимуляции на рабочем no месте. Он также хочет быть независимым от других в своей работе, тогда он оживает и начинает выполнять своё основное назначение - генерировать новые методы работы. Устремлён в будущее и больше всего интересуется возможностью, чем действительностью. Мир идей для него так же реален, как мир вещей для большинства людей. Немалую часть жизни он проводит в этом идеальном мире, отсюда и берут начало такие черты, как непрактичность, нереалистичность и наивность. Восторжен и возбудим.

Когда у него появляется новая и интересная мысль, он готов поведать её всему миру. Неутомимый проповедник своих идей и способен мотивировать всех вокруг себя. Не силён в проработке конкретных деталей и не слишком настойчив в доведении дела до конца (так как с утратой новизны теряется и интерес к идее).

Так называемых акцентуированных личностей среди представителей творческих профессий гораздо больше. И в данном случае, преобладает акцентуация свойств характера - демонстративность: сильно выражен эгоцентризм, стремление быть постоянно в центре внимания, также присутствует желание приукрасить свою особу.

Объяснение того, что творческая личность попадает в группу повышенного суицидального риска заключается в обнажённости нервов, особой эмоциональной незащищённости и эксгибиционистском характере профессии, где душа выставляется на всеобщее обозрение.

К перечню общечеловеческих напастей и уязвимых участков прибавляется ещё один, возможно, самый болезненный - творческая потенция. Когда творческий человек попадает в один из возрастных кризисов, чувствует, что в нём происходят перемены, страх многократно усиливается, так как боится, что одновременно с физической метаморфозой произойдёт и креативная: вдохновение останется по ту сторону — в миновавшей юности, молодости, поре расцвета, что оно не преодолеет этого барьера. Отличие человека искусства от обычных людей тут состоит ещё и в том, что кризис середины жизни у творца происходит лет на десять раньше, с Ill окончанием телесной и ментальной молодости - так называемый «синдром 37 лет».

Истощение дара - это не преждевременный выход на ненсию, а страшная трагедия для того, кто поставил на карту творчества всю свою жизнь. [162, С.411] Творческая личность часто инфантильна, подобна ребенку свежестью восприятия, эмоциональностью, а главное беззащитностью.

Отсюда повышенная ранимость, болезненное восприятие любой критики в адрес своих произведений. Критик - это образ Взрослого, образ Отца, обрушивающегося на дитя за то, что оно натворило нечто предосудительное.

[162,с.292] По мнению Г.Чхартишвили, творчество — профессия опасная и заниматься ею могут только люди, у которых изначально не всё в порядке с инстинктом самосохранения [162].

Состояние перед попыткой совершения самоубийства сам суицидент Н. характеризует как «разочарование».

Творческая личность не часто бывает счастлива в личной жизни и ещё менее умеет дарить счастье тем, кто его любит. Творческая деятельность неотделима от индивидуализма, а стало быть, и от эгоизма. То, что происходит между поэтом и его музой, часто кажется ему неизмеримо более важным, чем то, что происходит между ним и его женой. Чтобы всецело отдаваться творчеству, творец должен жить один [162, с.ЗЗЗ].

Творчество — почти всегда подразумевает противопоставление себя остальным людям, в какой-то степени и одиночество. Это классическая суицидальная установка, при которой ослабевают все связи, удерживающие человека в жизни - и семейные, и общественные, и религиозные. Из человека искусства редко получается хороший семьянин, потому что экстаз творчества сильнее семейных уз. Связь творческого человека с общественными институтами тоже иллюзорна и ненадёжна.

Неблагоприятный на тот момент психологический климат в коллективе и характер выполняемой работы (роль в предстоящей премьере спектакля) послужили дополнительным негативным нюансом в общей картине психологического самочувствия. Творческий кризис, искушение спутать свою жизнь с романом, жизнью героя привели к проецированию роли на себя (для героя всё приходит к тому, что существует лишь один выход - застрелиться). Древнейшее и опаснейшее искушение, подстерегающее всякого творческого человека - спутать реальную жизнь с искусством, а себя с героем, материализовались в желании задёрнуть занавес поэффектней. Также свою пагубную роль сыграло принятие алкоголя.

Имеет место синдром «последней капли», очень хорошо знакомый суицидологам. Причины для добровольного ухода из жизни есть, как правило, не одна, а целый комплекс, но срыв происходит из-за какого-нибудь малозначительного, несущественного обстоятельства. Из воспоминаний суицидента: «..похоже на клубок: и физическое, и эмоциональное - всё сводится в одну точку, из которой нет выхода, поэтому нужно искать какой то смысл».

«Последняя капля» очень часто имеет привкус унижения, что делает её особенно горькой. Творческие люди обычно обладают обострённым самолюбием и высоким самомнением;

к унижению они болезненно чувствительны[162, с.ЗО2].

Выдержка из индивидуального консультирования: «Мысли о самоубийстве возникали и раньше, и позже. Самоубийство - болезнь здравого человека, болезнь напряжённого ума. Оказание специализированной помощи способствовало разряжению эмоционального состояния....плакал «горючими слезами»... более идеалистично смотрел на мир. Сейчас стал прагматичнее, жёстче, меркантильнее. То, что было - всё осталось во мне, но не даёт преобладать. Помогло то, что выслушали».

Данный пример представляет собой два вида попытки совершения самоубийства: первая - демонстративная, вторая — аффективная. Спасло от из роковой ошибки, помимо подсознательного желания быть спасённым, постоянное желание находиться в центре внимания и восприятие остальных людей как «публики». Этим, возможно, и объясняется «случайное»

вмешательство подоспевших на помош,ь знакомых.

Анализируя проведённую работу, необходимо отметить, что изначально в качестве вспомогательного средства выступал так же, как в случае анализа телефонного консультирования, адаптированный алгоритм ведения беседы с суицидентом, а именно:

1.Ориентировочная часть в себя включает:

1.1.Наличие источника информации, которым является поведение Н.

1.2.Получение информации при помощи совокупности визуальной, аудиальной и кинестетической систем.

1.3.Предоставление информации как посредством интервью (беседы), так и при помощи проведения психологической диагностики.

2.Из полученной информации можно констатировать следующее:

2.1.Признаки суицидально-когнитивной направленности информации проявляются в ярко выраженном эгоцентризме, в иллюзорном восприятии мира как сцены, а себя в качестве главного героя этой постановки, а также в наличии синдрома «суженного сознания».

2.2.Признаками суицидально-эмотивной направленности информации являются разочарование, ненормальное душевное состояние, вызванное творческим кризисом и, как следствие, состояние аффекта.

2.3.Признаки суицидально-аксиологической направленности информации демонстрируют изменённые ценностные ориентации по отношению к смыслу жизни и жизни как таковой.

2.4.Признаки суицидально-деятельностной направленности информации представляют собой установку на саморазрушительное поведение, в том числе злоупотребление алкоголем.

З.В качестве резюме выступают следующие положения:

3.1.Признаки, характеризующие состояние клиента как суицидально ориентированное, представляют собой сочетание «туннельного» сознания (отсутствие в сознании клиента способов разрешения проблемы), состояния, близкого аффекту и саморазрушаюш;

ей модели поведения.

3.2.Форма суицидального поведения проявилась в действии - суицидальной попытки.

3.3.Способы работы с клиентом заключаются в снижении суицидальности во всех структурных компонентах модели личности, склонной к суицидальным формам поведения, но прежде всего в формировании несуицидальных способов разрешения внутреннего конфликта на основе формирования жизнеутверждающих ценностей.

Случай Н. составляет не только специфический образ творческой личности с суицидальными тенденциями, но и в целом свидетельствует о подтверждении целого ряда утверждений, характеризующих психологическое сопровождение личности, имеющей суицидальные формы поведения. Во-первых, влияние различных факторов на суицидальное поведение, что в свою очередь демонстрирует существование групп суицидального риска. Во-вторых, доказывает наличие и характеризует компоненты модели суицидальной личности: суицидально-когнитивный, суицидально-эмотивный, суицидально-аксиологический и суицидально деятельностный. В-третьих, убеждает в том, что как профилактику, так и реабилитацию необходимо строить, исходя из этой модели, восстанавливая подвергшийся негативным изменениям каждый из четырёх компонентов.

Таким образом, в ходе реализации психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения, при организации индивидуального консультирования в опосредствованной (заочной) и непосредственной (очной) формах работа идёт, прежде всего, с эмотивно аксиологическим компонентом модели данной личности в целях формирования несуицидальных способов разрешения внутреннего конфликта. В свою очередь, работа с деятельностным компонентом является закреплением несуицидальных форм поведения в рамках психологического тренинга и представлена в третьем параграфе настоящей главы.

2.3 Закрепление несуицидальных форм поведения в нроцессе тренинговых занятий В данном параграфе мы рассмотрим, каким образом деятельностная позиция через психодиагностику и групповое консультирование может привести к парадоксальному, но при рассмотрении проблемы суицида, важному выбору - «бездействию» суицидента.

Суицидально-деятельностный компонент модели исследуемой нами личности отражает не только деятельность человека в период возникновения суицидальных тенденций, но и свидетельствует о возможности и необходимости психологического сопровождения личности с целью нивелирования склонности к суицидальным формам поведения.

Закрепление несуицидальных форм поведения в процессе тренинговых занятий - необходимое условие реализации психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения охватывает работу с суицидально-деятельностным компонентом данной личности. Кроме индивидуальных консультаций решающую роль в реализации деятельностного компонента как профилактики самоубийства могут сыграть групповые консультации, основанные на проведении социально-психологических тренингов. С деятельностной или собственно поведенческой позиции мы и будем рассматривать возможные рекомендации по организации группового консультирования личности, имеющей формы суицидального поведения.

В качестве примера этого утверждения рассмотрим в данном параграфе результаты опытно-экспериментальной работы, проводимой на базе средней общеобразовательной школы J T 19 г.Красноярска и, как Ns результат, охарактеризуем реализацию программы психологических групповых тренингов.

Опытно-экспериментальная работа с целью выявления и реализации психологического сопровождения личности, склонной к суицидальным формам поведения среди школьников 9-х, 10-х, 11-х классов, проводилась с октября 2003 г. по май 2005 г.

Выбор возрастной границы определился взаимосвязью между сложностью данного периода и всплеском в России самоубийств подростково-юношеского возраста. Согласно теории З.Фрейда об инстинкте смерти [156], а также мнения о наличии саморазрушаюш;

его компонента в личности каждого и необходимости не столько реабилитации суицидентов, сколько профилактики тех форм поведения, которые могут способствовать развитию суицидальных тенденций, был определен выбор учреждения для проведения опытно-экспериментальной работы.

Работа состояла из 4 этапов, которые включали в себя:

1) психодиагностику с целью выявления экспериментальной группы (имеюш,ей тревожные показатели по свойствам, формирующим тенденции к суицидальным формам поведения);

2) углубленную диагностику экспериментальной группы;

3) проведение с экспериментальной группой индивидуальных консультаций и внедрение групповых социально-психологических тренингов;

4) вторичную диагностику контрольной и экспериментальной групп.

Рассмотрим каждый из этапов более подробно:

Первый этап. При проведении психодиагностики учащихся 9-х, 10-х, 11-х классов были использованы четыре методики: Опросник Плутчика Келлермана-Конте «Механизмы психологической защиты»;

Опросник Шмишека на выявление акцентуаций характера;

Исследование личности с помощью модифицированной формы опросника FPI;

Ориентационный опросник на диагностику направленности личности (В.М.Басс, В.Смекал, М.Кучер). Диагностика позволила распознать неосознаваемые, скрытые тенденции, в результате чего при обработке и анализе данных из учащихся выявилась экспериментальная группа, имеющая определённые тенденции к суицидальным формам поведения в составе 42 человек, что показано на рисунках 5-7 (Приложение 12).

Поскольку организация внедряемой нами программы социально психологических тренингов требует набор группы до 15 человек, мы сформировали три группы по 14 человек. Для проведения выборочного наблюдения важно установить объём выборки п, в приложении 13 при помощи формулы, выражающей предельную ошибку выборки через дисперсию признака, мы определили, что найденное значение объёма выборки п«14 является минимально необходимым для заданной доверительной вероятности и предельной ошибки выборки. В свою очередь, выявление экспериментальной группы определило необходимость создания контрольной группы в составе 42 человек.

Рассмотрим показатели результатов диагностики у двух конкретных представителей разнополюсных групп, то есть «контрольной группы» и «экспериментальной группы». Так, у респондента К.М. по Методике «Паправленность личности», ориентированной на определённые прогнозы успешности, выявлены показатели, свидетельствующие о высоком уровне направленности на взаимодействие, что предполагает зависимость К.М. от группы, но при отсутствии агрессивных тенденций. В то время как А.Г., как и большинство лиц, попавших в экспериментальную группу, (рисунок 5 в Приложении 12) имел высокие показатели направленности на себя, что предполагает такие качества респондента как интровертированность, напряженность, агрессивность, раздражительность, мнительность, тревожность, недостаточный самоконтроль, неуверенность, а также характеризуется низкой направленностью на взаимоотношения и задание.

Исследование личности с помощью Модифицированной формы опросника FPI проводилось для диагностики психических состояний и свойств личности, которое имеют первостепенное значение для процесса социальной, профессиональной адаптации и регуляции поведения.

Диагностика показала, что если у респондента Т.Р. преобладают показатели экстравертированности, открытости, общительности и уравновешенности с низкими показателями по шкалам невротичности, спонтанной и реактивной агрессивности, депрессивности, раздражительности и эмоциональной лабильности, то у респондента Б.Ф. прямо противоположные, а значит тревожные результаты, определяющие Б.Ф. в экспериментальную группу. В целом, респонденты из экспериментальной группы имели высокие показатели в следующих шкалах, определив тем самым необходимость работы с данной группой (рисунок 6 в Приложении 12): спонтанная агрессивность, что является предпосылкой для импульсивного поведения;

депрессивность, что говорит о наличии признаков депрессивного синдрома в эмоциональном состоянии, в поведении, в отношениях к себе и к социальной среде;

раздражительность, что свидетельствует о неустойчивом эмоциональном состоянии со склонностью к аффективному реагированию;

эмоциональная лабильность, что указывает на неустойчивость эмоционального состояния, проявляющуюся в частых колебаниях настроения, повышенной возбудимости, раздражительности, недостаточной саморегуляции. А также низкие показатели по шкале уравновешенность, что отражает соответственную устойчивость к стрессу;

экстраверсия интроверсия, что соответствует выраженной интровертированности (направленность на себя).

Результаты Опросников, направленных на определение механизмов психологической защиты и таких личностных особенностей, как акцентуации характера отражены на рисунке 7 Приложения 12. Анализ данных у респондента ЯШ. продемонстрировал яркую степень выраженности такого механизма защиты, как интеллектуализация (особенности защитного механизма в норме: старательность, ответственность, добросовестность, самоконтроль, склонность к анализу и самоанализу, любовь к порядку, дисциплинированность), и индивидуально-личностной особенности — педантичность. В свою очередь, у респондента Д.М. преобладают отрицание и демонстративность, что при возможной девиации поведения может привести к демонстративным попыткам суицида и самоповреждения;


проекция и застреваемость, на почве чего возможны такие проявления девиации как враждебность, доходящая до насильственных действий;

замещение и возбудимость, при которых самоповреждения и суициды являются также возможным отклонением в поведении. Каждый из этих признаков может явиться предпосылкой для проявления суицидальных форм поведения, поэтому респондентов с данными показателями выделили в группу, с которой необходимо работать, то есть экспериментальную.

Второй этап. Применения Методики самооценки тревожности, фрустрированности, агрессивности и ригидности;

Методики на выявление уровня субъективного контроля (УСК), Шкала оценки потребности в достижении позволили нам исследовать экспериментальную группу в целях выявления тех свойств и признаков, которые свидетельствуют о возможных проявлениях форм суицидальной активности. В результате на основе проведённой психодиагностики с экспериментальной группой на 1 и 2 этапе мы составили для определения личности, склонной к суицидальным формам поведения, в данном случае подростково-юношеского возраста, примерный образец психологической характеристики (Приложение 10).

Третий этап. Помимо индивидуальных консультаций внедрение групповых психологических тренингов.

Предлагаем для реализации психологического сопровождения личности склонной к суицидальным формам поведения программу проведения социально-психологических тренингов (Приложение 14).

Внедрение программы социально-психологических тренингов, составляющих суицидально-деятельностный компонент в системе реализации психологического сопровождения, является закреплением несуицидальных форм поведения, что наглядно демонстрирует анализ реализации данной программы в рамках проведения опытно экспериментальной работы.

Тренинговые занятия, направленные на профилактику и коррекцию аутоагрессивных форм поведения личности, проводились с выявленной экспериментальной группой из 42 человек в возрасте от 15 до 17 лет (проведение двенадцати блоков групповых встреч, каждый из которых имел свою направленность).

Занятие первое «Знакомство» было направлено на самоопределение членов группы и определение группой целей своей работы. На начальном этапе усилия были направлены на создание атмосферы взаимопонимания, взаимопроникновения и поддержки, определение ожидания каждого участника. Особое внимание уделялось снижению напряжённости в группе.

В упражнении «Знакомство» нами были отмечены поведенческие реакции, которые позволили сделать вывод о том, что в данной тренинговой группе, несмотря на внешне проявляющуюся тревожность, недоверие и подозрительность, есть внутреннее желание справиться со своими трудностями.

Наиболее ярко об этом свидетельствовали высказывания отдельных участников. Например, «....зачем я буду рассказывать о себе? Мне бы в себе самой разобраться? И вообще, не хочу чтобы лезли ко мне в душу!».

Нроявления поведенческих реакций имели следующий характер: резкие движения, закрытая поза с защитными барьерами при помощи рук и ног, сжатые губы, опущенная вниз голова, что внешне свидетельствовало о защитной позиции, а также при развёрнутом положении корпуса тела к двери, окну - о нежелании испытуемого контактировать с окружающими.

Приведём примеры высказываний других участников: «Я считаю себя человеком оптимистичным, но иногда у меня возникают проблемы в выражении своих чувств, мне кажется, что меня не понимают или просто не Х Т Т слушать. Мне это неприятно, и я не считаю, что причина, в основном, ОЯ кроется в моих недостатках. Это они не хотят видеть во мне интересного собеседника...», «,.а мне вообще по барабану. Если мне что-то не нравится, я не промолчу и скажу человеку об этом. Ипи дам по башке, чтобы знал свое место!».

Анализируя высказывания членов группы, можно акцентировать внимание на следующих позициях: «я рад, что нахожусь здесь. Я считаю, что лучше разобраться самому и исправить в себе что-то заранее, пока это не стало сложнее...», «я, вообще-то, не считаю себя психом каким-то, и не понимаю, зачем мне эти занятия. Дурацкая это затея. Не думаю, что это что то исправит во мне, да и в других тоже...».

При проведении упражнений «Ужасный секрет» и «Интервью»

большинство неохотно рассказывали о себе, что стало основанием для выбора направления следующего занятия «Доверие».

Было отмечено, что в большинстве своём подростки не были ориентированы на рефлексию и саморефлексию, что говорит о возможных нарушениях в структуре самосознания личности. Но, несмотря на трудности, в целом вся группа была настроена на работу. Нри обсуждении дискуссионных вопросов было отмечено, что не все участники раскрыты и готовы к общению, но в целом чувство тревожности, характерное для первого этапа работы с данной категорией, было снято.

Занятие второе «Доверие» ориентировалось на преодоление скованности, снятие напряжения среди участников с тем, чтобы в процессе дальнейшей работы установилось межличностное доверие.

Следует отметить, что на данном этапе работы упражнения, направленные на формирование доверия, были встречены с большим энтузиазмом. Для большинства эта форма работы не была знакома, но, с нашей точки зрения, эффект от проведенных упражнений был, поскольку данные процедуры были тесно связаны с телесно-ориентированной терапией (по В.Райху). С одной стороны, 5Д1астники тренинговой группы узнали о существующих мышечных зажимах - панцире, пользе нервно-мыщечной релаксации и взаимосвязи между психологическим и физиологическим здоровьем. С другой стороны, на своём примере убедились в необходимости выброса негативной, отрицательной энергии, но общественно-приемлемыми способами.

Приведем высказывания участников тренинга: «...мне было очень сложно расслабиться, когда мы делали «восковую палочку». Казалось, что меня не поймают, хотя я считаю себя легкой. Но почему-то, думала, что остальные пусть шуткой, но возьмут и не поймают», «А у меня было ощущения, что все тело скрутило жгутами. Как будто весь как деревянный стал. Такое ощущение бывает, когда я не могу заснуть», «Мне очень понравилось упражнение «живые руки» - было так здорово. Я не задумывалась, что для меня значит человек, я просто делала то, что мне хотелось сделать с данным человеком».

Последнее высказывание свидетельствует о том, что для больщинства подростков социальные факторы (вид одежды, причесок, внешнее демонстративное самовыражение) мешает простраивать коммуникативное взаимодействие, что вполне объяснимо, исходя из результатов психодиагностики. Вышеперечисленные характеристики являются определяющими для выбора поведенческого сценария личности, а также для характера межличностного взаимодействия, что, в свою очередь, отвечает за формирование самосознания личности (самооценки, саморегуляции, самоконтроля).

В результате проведённых упражнений внимание большинства переключилось со своих ощущений на внутреннее состояние других участников, что явилось положительным моментом, не позволяющим «зацикливаться» на собственных отрицательных эмоциях, осознать эмоциональное чувство близости других людей и начинать осваивать адекватную коммуникацию.

Занятие третье «Коммуникация» было направлено непосредственно на установление межличностной обратной связи в персонифицированной форме. Также на формирование навыков эмпатийного и активного слушания, умение устанавливать контакты, что являлось переключением с позиции эгоцентризма. Приобретение навыков эффективного общения удачно сочеталось с формированием осознания себя как личности. Ряд упражнений пробудили творческую активность, работу воображения, что в совокупности с общением расширяет границы жизненных интересов.

Для большинства подростков игры, направленные на формирование коммуникативных навыков, открыли новые формы взаимодействия с окружающими.

Приведем некоторые высказывания (после упражнения «Коммуникативный тренинг»): «Раньше мне казалось, что человек с которым я общаюсь, должен понимать о том, что я имею в виду. И поэтому, когда я говорил о чем-то, не объясняя до конца, было впечатление, что человек сознательно меня игнорирует. А оказалось, он просто не догадывался (не понимал), что я имею в виду», «...для меня стало открытием, что мы придумываем или додумываем не усвоенную нами информацию. Было очень весело, когда мы разделились на активных и пассивных участников тренинга, но мне стало не по себе от того, что именно так и рождаются какие-нибудь сплетни и неприятная информация. Я постараюсь на будущее следить за своей речью и не говорить о том, чего не знаю или не понимаю до конца», «...мне было неприятно, что мне досталась такая роль в упражнении «Включение и исключение партнёра», что меня исключали сознательно из процесса общения, так как в повседневном взаимодействии с другими я тоже очень часто был в стороне. Но здесь я понял, в ходе игры, что это вина не только тех, про кого я думал, что они меня игнорируют, но и моя вина, что я не проявлял инициативу. Не пытался заинтересовать других, включиться в контакт. Я заметил, что даже не задумывался о том, что мне говорят, а обращал больше внимания на то, как себя держат люди. Они не столько отталкивали меня словами, сколько выражали это своими позами (отворачивались от меня, говорили как будто в сторону, вроде, как и нет меня рядом)».

При проведении рефлексии многие высказывали свое мнение по поводу того, что не всегда акцентируется внимание на содержании речи, а более всего важна эмоциональная окраска коммуникации, которую обеспечивает невербальное общение.

Занятие четвёртое «Невербальное общение» явилось, с одной стороны, благодаря игровой форме проведения, отвлечением от существующих проблем и, в итоге, возможностью посмотреть на мир «новыми глазами». С другой - «вложением в будущее» с целью формирования навыков спонтанности и гибкости в общении, чувствительности к невербальным средствам общения и фиксации внимания участников на своих психологических особенностях, а также с целью коррекции отрицательных эмоций, развития произвольного контроля за своими действиями, снятия двигательной расторможенности, негативизма.


Упражнение «психологическая дистанция» позволило выявить собственную дистанцию, осознание важности межличностного пространства:

«А я-то думала почему в автобусе меня вдруг всё так начинает раздражать.

Но теперь мне ясно, что дело всё в неосознанном нарушении другими людьми моей интимной зоны». Следует отметить, что некоторые из участников испытывали много трудностей с упражнением «карточки», где необходимо было передать информацию, используя только навыки невербального общения. В ходе рефлексии было отмечено, что источником проблемы является ориентация на оценку поведения со стороны окружающих, а не на внутриличностные индивидуальные особенности, что остановило выбор тематики следующего занятия на «определении особенностей личности».

Занятие пятое «Определение особеиностей личиости»

способствовало выявлению истинного «Я» и позволило разобраться в себе, в своих недостатках, привычках, которыми не довольны, скорректировав их нахождением в себе положительных качеств, что проходило несколько болезненно для участников тренинговой группы и привело к необходимости проведения в конце занятия релаксационного тренинга.

Так как на предыдущих занятиях мы столкнулись с проблемой неумения сконцентрировать внимание на собственных переживаниях и ощущениях, стало наиболее актуальным использование упражнений, направленных на выявление особенностей личности.

В процедуре «Хиппи» многие участники замолкали и не знали, что сказать, как охарактеризовать одним словом или фразой другого человека.

Приведем пример из рефлексии по завершению упражнения: «Очень сложно сказать про другого человека что-то, чтобы его не обидеть. Иногда у меня вертелась фраза, но она была немного жесткая», «Я заметила, что обращаю внимания на такие качества у других людей, которые отмечаю у себя самой...», «Не ожидал услышать о себе такое. Может в чем-то они и правы, но я не задумывался о том, что меня видят надменным и заносчивым».

Подобные высказывания логично подвели нас к выбору тематики следующего занятия.

Занятие шестое «Самоанализ и самонозиание» как логичное продолжение предыдущего занятия было направлено на познание собственных сильных и слабых сторон, в том числе во взаимодействии с другими людьми.

При выполнении упражнения «назови свои сильные стороны»

участники группы столкнулись с трудностями, несмотря на то, что не у всех самооценка занижена. Многим было сложно мыслить о себе в позитивном ключе: «Я всегда думал, что могу в основном себя только похвалить, а когда надо было о себе рассказать только хорошее, я столкнулся с такой проблемой, как полное отсутствие мыслей в голове, кроме критики и моих самых что ни на есть плохих сторон. Я даже немного испугался, потому что это было для меня неожиданно».

В свою очередь процедура «Разбор» позволила осознать, что проблемы большинства в принципе не уникальны. Каждый из участников тренинга отметил следующую реакцию: «Вы чего ко мне прицепились. Я не считаю, что со мной что-то не так. И вообш;

е, я на районной конференции первое место заняла, и думаю, что я достаточно умная и привлекательная.

Мне неприятно, что так на меня набросились. И критика ваша не обоснована ничем. Вы меня плохо знаете или просто завидуете, что за мной идет большинство».

При определении своего состояния выявилась необходимость работы по индивидуальной программе с отдельными участниками группы в связи с неадекватной самооценкой и состоянием близкому к депрессии. В результате формирования чувства внутренней устойчивости и доверия к самому себе, развития умений думать о себе в позитивном ключе пришли к выводу, что в работе над собой наиболее важно обнаружение в себе «опоры», позитивного (но адекватного), что можно использовать для самосовершенствования. При сопоставлении групповой оценки и самооценки выявлялись причины расхождений, что позволило участникам тренинга соприкоснуться с теми сторонами своей личности, которые никогда не осознавались ими полностью.

Занятие седьмое «Конфликтность и способиость работать в коллективе» было изначально направленно на снижение конфликтности участников группы, высокий уровень которого был выявлен при проведённой психодиагностике. Упражнения, направленные на осознание своего внутреннего мира, конфликтов, а также демонстрация смены чувства злобы на чувство успокоения, осознание поведения каждого из конфликтующих партнёров привели к получению навыков анализа и разрешения конфликтной ситуации. Об этом свидетельствуют высказывания следующих участников: «Было очень здорово работать в группе, когда решение принимаю не только я, а еще группа людей, причем приводя аргументы и обоснования для реализации решения», «После проведения упражнений на сплочение появилось ощущение, что я как будто сроднился с этой группой. Как будто я этих людей знаю давно и могу довериться им. Ещё заметил, что стал прислушиваться к мнению другого человека. Я понял, что каждый из нас имеет право считать по-своему, так как у каждого свой жизненный опыт и вместе мы можем решить те задачи, которые ставит перед нами ведущий. А те люди, которые специально напрашиваются на конфликт, не стоят моих нервов», «Я заметила, что и за пределами нашего круга, я стала удачнее общаться, а упражнение «выбор тактики» и «улаживание конфликта» показали мне, что проблему можно решить без проявлений агрессии».

На занятии восьмом «Самосозиаиие» акцент делался на повышение самосознания, повышение ответственности за свои мысли, чувства, поведение и, соответственно, принятие себя в новом поведении, интегрирование в «Я» новых структур опыта. Осознание своих качеств, мотивов поведения спровоцировало упражнение «перевертыш», в ходе которого прозвучало два полярных высказывания, свидетельствующих о низком и высоком уровнях самоконтроля и саморефлексии: «...интересно, но я никогда не задумываюсь, что и как я говорю. И если честно, зачем мне это нужно. Кому надо, тот поймёт меня...», «я всегда взвешиваю все свои слова, и меня обижает, когда кто-то ненароком меня критикует, не имея на это никаких оснований». Процедура «или-или» также помогла в адекватном развитии самосознания, что, в свою очередь, обеспечивает нормальное поведение.

Также упор был сделан в связи с существующей потребностью на преодоление чувства одиночества и осознание того, что для этого нужно приложить определённые усилия.

Заиятие девятое «Погружеиие в сказку» аккумулировало в себе три аспекта: диагностический;

воздействующий, профилактический;

развивающий. Работа шла поэтапно, начиная с поддержки положительных изменений через осмысление жизненного опыта и нахождение ключевых моментов жизни к совершенствованию с тем, чтобы помочь построить созидательную жизненную программу. Подобный стиль работы группой был воспринят неоднозначно: «По мне так это как-то не серьёзно. Чему меня могут научить сказки, когда я уже давно вышел из этого возраста...», но в итоге привёл к желаемому результату: «...я так давно не чувствовала такое душевное очиш,ение...вы меня извините, что расплакалась», не смотря на то, что после проведённого занятия потребовался ряд индивидуальных консультаций.

Также в рамках данного занятия внепланово был проведён тренинг на погружение в детские воспоминания, что спровоцировало наиболее эмоционально ярко окрашенные воспоминания: «Страшно вспоминать то время, когда я был маленьким. Меня часто оставляли дома совсем одного, и мне казалось всё время, что за мной следит кто-то чужой, даже мурашки по коже. А родители не слушали меня. Я думал, что я им не нужен совсем. И иногда думал: интересно, а как бы вы себя повели, если бы со мной случилось что-то страшное». Данное высказывание, свидетельствуюш,ее о тревожности, как причине отторжения от родителей и источнике девиантного поведения, сразу наметило шаги работы для индивидуального консультирования.

Занятие десятое «Собственно коррекционное» было направленно на закрепление несуицидальных форм поведения, что происходило через снятие агрессии, работу с аксиологическим компонентом личности, выработку гибкости в поведении, подготовку к будущим проблемным жизненным ситуациям и внесение коррективов в поведение. Упражнение «разрядка» принесло результат по снятию агрессивности, что является важным компонентом в личностном самочувствии, поскольку при невозможности выплеска агрессии во внешний мир, агрессия принимает внутренний (деструктивный) характер. Приведём пример рефлексии до и после проведённых процедур: «...я так зла, что меня всё раздражает и изнутри как будто раздирает», «...да, я замечал, что после тренажёрного зала или активной уборки дома я всегда в хорошем настроении и ни к кому не имею претензий. Теперь я понимаю, почему и как это важно не носить в себе отрицательные эмоции, и знаю, как их не выплёскивать на других».

При помощи моделируемой ситуации отрабатывалась модель поведения в экстремальной ситуации. Наиболее эффективным явилось целенаправленное акцентирование внимания на содержании конкретных проблем участников с целью демонстрации методов поиска конструктивных решений. По итогам работы произошло осознание необходимости выброса отрицательной энергии и отработка подобных навыков приемлемыми способами.

Занятие одиннадцатое «Посмотреть со стороны» оказалось реальной возможностью узнать что-то полезное из впечатлений о себе, получить прямую обратнз^о связь от других участников. Например, в процедуре «стул откровений» на вопрос: «Скажи нам, почему ты ведёшь себя так заносчиво, как будто ты круче всех?», участник ответил: «...я не зазнаюсь, просто не считаю нужным первому идти на контакт - не люблю навязываться». Таким образом, ряд упражнений спровоцировал участников пойти на риск открытия себя в глазах других и на риск открытия себя для других, что дало информацию для размышлений о том, верно ли воспринимаются наши желания и потребности другими людьми.

Занятне двенадцатое «Заключительное» стабилизировало самооценки участников, актуализировало личностные ресурсы. Обсуждение того, что больше всего пригодиться из пройденного на занятиях, способствовало определению и закреплению позитивных моментов в жизни.

Активное размышление о настояидих целях и смысле жизни определили перспективы жизненных и профессиональных целей. Вот некоторые рефлексивные высказывания на заключительном этапе работы: «Я поняла, что очень многое зависит от меня и моего внутреннего настроя», «Не любила обсуждать свои проблемы с другими людьми, относилась с подозрением ко многим, но теперь поняла, что нет в этом ничего, что бы выставило меня как дуру. Мне стало интересно с другими, я с терпением стала относиться к чужим и своим недостаткам и, как мне кажется, принимать мнения других людей», «Рад, что у нас сложилась такая хорошая группа. Не всё было гладко, но сейчас, может даже благодаря вам всем, чувствую в себе запас жизненных сил», «...я переборола в себе волнение, так было страшно говорить что-нибудь при всех, а теперь даже на уроках сама руку тяну, чтобы ответить».

В ходе тренинговых занятий применялись дискуссии, ролевые игры, психодрама и её модификации, способы обратной связи, психогимнастические упражнения, разминки, элементы из телесно ориентированной терапии. Art терапии (танцетерапия, сказкотерапия), проективные рисуночные методики из области психодиагностики.

4. Повторное тестирование экспериментальной группы после проведения индивидуальных консультаций и психологических тренингов, в том числе при помощи Опросника Плутчика-Келлермана-Конте «Механизмы психологической защиты»;

Ориентационного опросника на диагностику направленности личности (В.М.Басс, В.Смекал, М.Кучер);

Методики самооценки тревожности, фрустрированности, агрессивности и ригидности;

Методики на выявление уровня субъективного контроля (УСК), Шкалы оценки в потребности достижений, что показано в таблицах 1-3, 7-9, 13- Приложения 15, которые на наш взгляд в данном случае являются наиболее показательными, которые дали результат, отличный от первичной диагностики;

по её итогам мы и составляли психологическую характеристику личности, склонной к суицидальным формам поведения.

Для установления общего направления сдвига исследуемого признака воспользуемся G-критерием знаков и проанализируем приведенные в таблицах приложения 16 данные [132,с.77]. G-критерий знаков позволяет установить, в какую сторону в выборке в целом изменяются значения признака при переходе от первого измерения ко второму: изменяются ли показатели в сторону улучшения, повышения или, наоборот, в сторону ухудшения, понижения. Суть критерия знаков состоит в том, что он определяет, не слишком ли много наблюдается «нетипичных сдвигов», чтобы сдвиг в «типичном» направлении считать преобладаюш;

им. Наиболее мощным критерием является критерий G для качественных сдвигов, чем и обусловлен выбор именно этого критерия.

В перерыве между подведением итогов при отборе в экспериментальную группу и подведением итогов после проведения социально-психологических тренингов работа, в том числе, была направлена на повышение низких показателей шкалы оценки в потребности достижений, что демонстрирует таблица 1-3 в Приложении 15. Поскольку люди, обладающие высоким уровнем мотивации достижения, ищут ситуации достижения, уверены в успешном исходе, ищут информацию для суждения о своих успехах, готовы принять на себя ответственность, решительны в неопределённых ситуациях, проявляют настойчивость в стремлении к цели, получают удовольствие от решения интересных задач, не теряются в ситуации соревнования, показывают большое упорство при столкновении с препятствием, что очень важно при формировании устойчивой антисуицидальной позиции.

Мотивация достижения - это стремление к улучшению (в отличие от мотива избегания неудач) личностных результатов. В свою очередь, существует связь между уровнем мотивации достижения и успехом в жизнедеятельности. Опросник потребности в достижении направлен на исследование особенностей мотивации достижения.

Сравнительный анализ результатов первичной и вторичной диагностики по шкале оценке потребности в достижении в контрольной группе представлен в таблице 1 Приложения 16.

Применим методику критерий знаков для определения достоверности сдвигов показателя «потребность в достижении» для испытуемых экспериментальной группы (Приложение 16). При этом для большей показательности объединим три экспериментальных группы по 14 человек в одну группу - 42 человека.

Важное значение имеет исследование состояния тревоги, являющееся универсальной формой эмоционального предвосхищения неуспеха, которое участвует в механизме саморегуляции, способствуя мобилизации резервов психики и стимулируя поисковую активность. За границами оптимальных значений тревога оказывает негативное влияние на поведение и деятельность индивида. Хроническое переживание тревоги как неравновесного состояния и постоянная готовность к его актуализации формируют новообразование личности - тревожность. При этом, завышенная тревожность является негативной характеристикой и неблагоприятно сказывается на жизнедеятельности человека.

В свою очередь, фрустрированность как форма проявления подверженности психологическому стрессу есть состояние переживания человеком объективно существующей или воображаемой неудачи.

Объективная или субъективная непреодолимость жизненных затруднений вызывает отрицательные эмоции и повышение тревожности, восходящей до личностной.

Одной из возможных реакций при этом является агрессия, питаемая всей обстановкой фрустрации, гневом, ненавистью или отчаянием человека.

Таким образом может сформироваться личностная агрессивность как готовность к агрессивному поведению, в частности, направленному и на самого субъекта (в случаях самоубийств, суицидного поведения).

Преодоление состояния фрустрации требует повышения устойчивости (фрустрационной толерантности) личности к неблагоприятным обстоятельствам жизни на основе адекватного их осознания.

Это осознание предполагает перестройку мотивов, эмоций и восприятия человеком содержания его социальной адаптации, возможных путей разрешения конфликтов и проблем. Относительная неспособность к переосмыслению поведения и его перестройке, затруднённость выхода из состояний зависимости и приобретённой беспомощности выражается в ригидности личности.

Когнитивная, мотивационная и аффективная ригидность нейтрализуется изменением характера активности личности, когда ситуация, кажущаяся безвыходной и неизменной, воспринимается как вполне разрещимая при соответствующем изменении представлений, мотивов, эмоций, на что и были направлены некоторые из упражнений при реализации программы тренингов.

Сравнительный анализ по итогам отбора и по итогам проведения тренингов результатов самооценки тревожности, фрустрированности, агрессивности и ригидности в экспериментальной группе представлен в таблице 2 Приложения 16, а в таблице 3 Приложения 16 представлен сравнительный анализ по итогам первичной и вторичной диагностики тревожности, фрустрированности, агрессивности и ригидности в контрольной группе.

Одной из важнейших психологических характеристик личности является степень независимости, самостоятельности и активности человека в достижении своих целей, развитие чувства личной ответственности за происходящие с ним события. Эта обобщённая характеристика оказывает регулирующее влияние на многие аспекты поведения человека, играя важную роль в формировании межличностных отношений, в способе разрещения кризисных ситуаций, в личностном отношении каких-либо явлений.

Поэтому особенно в работе с лицами, имеющими суицидальные формы поведения, важно знать, где они локализуют контроль над значимыми для себя событиями (таблица 7 в Приложении 16), корректируя тип локализации от экстернального (человек полагает, что происходящие с ним события являются результатом внешних сил) до интернального (человек интерпретирует значимые события как результат своей собственной деятельности).

Таким образом, при помощи G-критерия знаков мы доказали, что после реализации программы социально-психологических тренингов в группе риска у испытуемых повысился уровень потребности в достижении (93%), понизился уровень тревожности (93%), фрустрированности (90%), агрессивности (93%), ригидности (93%), увеличились данные локуса контроля (93%), а в контрольной группе достоверных сдвигов не обнаружено.

Для того, чтобы определить не только направленность изменений, но и их выраженность, используем Т-критерий Вилкоксона [167, с.50]. Для сопоставления показателей и определения является ли сдвиг показателей в каком-то направлении более интенсивным, чем в другом направлении, используем алгоритм вычисления значимости изменений, произошедших после тренинговых занятий по Т-критерию Вилкоксона [132, с.87]:

1. Составить список испытуемых в любом порядке, например, в алфавитном.

2. Вычислить разность между индивидуальными значениями во втором и первом замерах ("после" и "до"). Определить, что будет считаться "типичным" сдвигом и формулировать соответствующие гипотезы.

3. Перевести разности в абсолютные величины и записать их отдельным столбцом (иначе трудно отвлечься от знака разности).

4. Проранжировать абсолютные величины разностей, начисляя меньшему значению меньший ранг. Проверить совпадение полученной суммы рангов с расчетной.

5. Отметить ранги, соответствующие сдвигам в нетипичном направлении.

6. Посчитать сумму этих рангов по формуле: Т =SRr, где Rr - ранговые значения сдвигов с более редким знаком.

7. Определить критические значения Т для данного п по таблице критических значений. Если Тэмп меньше или равен Ткр, сдвиг в "типичную" сторону по интенсивности достоверно преобладает.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.