авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Кайтаева, Халимат Исхаковна

Правотворчество в правовом государстве

Москва

Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2006

Кайтаева, Халимат Исхаковна.

   Правотворчество в правовом государстве

[Электронный ресурс] : Дис. ... канд. юрид. наук

 : 12.00.01. ­

М.: РГБ, 2006. ­ (Из фондов Российской Государственной

Библиотеки).

Государство и право. Юридические науки ­­ Общая теория государства и права ­­ Социалистическое право ­­ Систематизация законодательства. Законодательная техника Теория и история права и государства история правовых учений Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/06/0440/060440019.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Кайтаева, Халимат Исхаковна Правотворчество в правовом государстве Москва  Российская государственная библиотека, 2006 (электронный текст) ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО НРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 61:06-12/1131

На правах рукописи

КАЙТАЕВА ХАЛИМАТ ИСХАКОВНА ПРАВОТВОРЧЕСТВО В ПРАВОВОМ ГОСУДАРСТВЕ Специальность 12.00.01 теория и история права и государства;

история учеиий о праве и государстве ДИССЕРТАЦИЯ иа соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель — каидидат юридических наук, доцент МАМОИТОВ А.Г.

Москва - СОДЕРЖАНИЕ Введение. 3- Теоретико-методологические осиовы иеследо Глава I. ваиия правотворчества в правовом государстве Система идеалов правового государства как основа качественных характеристик (стандартов) правотвор §1 чества 12- Проблема определения понятия правотворчества и его §2. виды 30- Правовой закон и стандарты правотворчества пра §3. вового государства 51- Стандарты правотворчества в правовом госу Глава II. дарстве Организационно-процедурные стандарты законода §1. тельного правотворчества 70- Организационно-процедурные стандарты подзаконно §2. го правотворчества 94- Системные стандарты правотворчества и источников §3. нрава в правовом государстве 118- Заю1ючение 153- Список используемой литературы 160- Введение.

Актуальность темы нсследования.

Конституционная характеристика России как правового демократиче ского государства, несомненно, относится к числу так называемых про граммных положений российской Конституции. Программность этого поло жения естественна н свойственна не только для России, но и для большинст ва государств образовавшихся на территории бывшего СССР. Совершенно справедливо распространенное в настояш;

ее время мнение, что в большинст ве государств, объявивших себя правовыми, имеется определенный разрыв между предлагаемыми и постулируемыми идеологическими установками, порождающими определенные социальные иллюзии, и действительностью, что обнажает практическое несоответствие реальной практике многих про возглашенных (а подчас получивших и нормативное закрепление) идей и принципов.

Таким образом, концепция правовой государственности возведена в ранг «официальной» модели организации политической власти в России. В связи с этим фактом актуальность теоретического обоснования преимуществ и ценности концепции правового государства как идеала, хотя и не может совершенно утратить значение, но, несомненно, отодвигается на второй план.

Актуальными для теоретико-правового исследования становятся во просы, связанные с приведением всех элементов политико-правовой систе мы в соответствие с признанной концепцией правового государства, разра боткой поэтапной научно обоснованной программы строительства правового государства.

За период действия новой Конституции обновлено текущее законода тельство. Проделана огромная работа по гуманизации действующего зако нодательства. Сформировались и бурно развиваются новые отрасли права.

Между тем, темпы продвижения по пути строительства правовой государст венности не могут быть признаны удовлетворительными.

Из сказанного с очевидностью вытекает актуальность разработки про блем, связанных с практической реализацией концепции правовой государ ственности. Именно постановка проблемы правового государства в практи ческой плоскости обнаруживает ее слабую теоретическую разработанность.

Отсутствие зримых результатов в строительстве правовой государст венности сегодня становится серьезным препятствием для иных социально экономических и политических реформ. Одной из причин этого является от сутствие системности в предпринимаемых шагах. В практике сегодняшних правовых реформ, по нашему мнению, наблюдается некоторый крен в сто рону судебно-правового реформирования в ущерб вниманию к другим звеньям правового регулирования, в частности, правотворчества.

Концепция правового государства, по пашему мнению, это не столько объект исследования, сколько методологическая платформа исследования широкого спектра проблем соотношения права и государства, правового по ложения личности в государстве. Правовая государственность как исходная идея задает направленность исследованию, позволяет выработать систему критериев надлежащих, с позиций правовой государствепности, процессов и ценностей в сфере политико-правового регулирования. Такая постановка проблемы требует расширения направлений теоретических исследований проблем, связанных с правовой государственьюстью, и, в первую очередь, совершенствования правотворчества, как исходной стадии механизма право вого регулирования.

Актуальность исследования правотворчества в контексте идей право вой государственности состоит и в том, что они придают ему системный ха рактер и позволяют рассматривать его, как, впрочем, и любой другой эле мент политико-правовой системы, во всем спектре внутренних и внешних взаимосвязей.

Степень научной разработанности нроблемы. В рассматриваемом ракурсе правотворчество практически не изучалось. Однако нельзя сказать, что отдельные аспекты правотворчества не рассматривались в контексте принципов правовой государственности. Многие мыслители прошлого и со временные исследователи рассматривали вопросы правотворчества, пытаясь выявить его логику и содержание, а также вопросы его осуществления в Рос сии, Особо следует выделить работы русских философов, правоведов и со циологов конца XIX - начала XX вв. Работы таких авторов, как И,А, Ильин, Б,В, Кистяковский, С,А, Котляревский, П,И, Новгородцев, Б,Н. Чичерин за ложили философские, социологические и политико-правовые основы пони мания правового государства как государства конституционного, опирающе гося на свободных граждан, выражающих свою волю через своих представи телей в законодательном органе в форме принимаемых законов, В общетеоретическом плане данной проблемой или смежными с ней занимались Н,Г, Александров, С,С, Алексеев, Л,И, Антонова, С,Н. Братусь, В,М, Баранов, А,И, Васильев, И,В, Воронкова, В,Б, Исаков, Д,А, Керимов, С,Ф, Кечекьян, В,Н, Кудрявцев, В,В, Лазарев, Г, В, Мальцев, СЮ, Мароч кин, М,Н, Марченко, Н,И. Матузов, В,С, Нерсесянц, В,В, Оксамытный, А,С, Пиголкин, С,В, Поленина, И.Н. Сенякин, В,Н. Синюков, Н,С, Соколова, Н,Н, Разумович, Н,Н, Червяков и другие, В последние годы все больший интерес у исследователей вызывают проблемы правотворчества в связи с отдельны ми аспектами правовой государственности'. Правотворчество, так или иначе, связано со всеми сферами политико-правовой жизни общества, поэтому См., например: Антонов И.Ю. Правовое государство и основные нрава и свободы чело века: Дис.... канд. юрид. паук, М., 2005, С, 203;

Коробова А,П, Правовая нолитика: Поня тие, формы реализации, приоритеты в современной России: Дис.... канд. юрид. наук. Са мара, 2000, С, 275;

Мазуренко А.П. Правотворческая нолитика в Российской Федерации:

проблемы теории и практики. Дис.... канд. юрид. наук. Пятигорск, 2004. С. 213;

Манахо ва Ю.В. Правотворческая деятельность в современном российском обществе: Теоретиче ский аспект: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 18;

Масленникова С В. Право граждан на народное представительство в Российской Федерации: Дис.... канд. юрид. на ук. Москва, 2001. С. 199.

множество работ не посвящены непосредственно проблемам правотворчест ва в правовом государстве, однако тесно связаны с этими проблемами, затра гивают их в процессе изучения иной проблематики.

Объектом исследования является правотворчество как одна из форм осуществления государственной власти.

Предметом исследоваиия являются особенности и закономерности взаимосвязи принципов правового государства и организационных, проце дурных и содержательных аспектов правотворчества, основанного на выра жении воли народа путем издания общеобязательных норм в официально признанных формах.

Основной теоретической целью исследования является определение специфики содержания и логики правотворчества, адекватного концепции правового государства. Основной ирактической целью является выявле ние правовых основ, определяющих направление и последовательность со вершенствования правотворчества в рамках строительства правовой госу дарственности и системной правовой реформы.

Достижение обозначенных целей требует решения следующих иссле довательских задач:

- выявления системообразующей идеи относительно понимания сущ ности правового государства;

- рассмотрения системы и содержания принципов правового государ ства;

- выявления сущностных характеристик нормативных правовых актов с точки зрения их соответствия не только законодательному замыслу и фор ме, но и социально-правовому содержанию;

- определения понятия правотворчества в контексте концепции право вого государства;

- классификации субъектов правотворчества правового государства;

- нахождения оснований для выработки организационно-процедурных стандартов, легитимирующих законотворчество как основной вид право творчества в правовом государстве;

- нахождения оснований и выработки организационно-процедурных стандартов подзаконного правотворчества в правовом государстве;

- раскрытия характеристик системы источников права, как цели и ре зультата правотворчества в правовом государстве;

- определения средств повышения эффективности правотворчества в правовом государстве.

Решение поставленных задач определило выбор методологии исследо вания. При изучении всего комплекса проблем, поставленных в диссерта ции, использовались такие общенаучные методы, как системный, компара тивный, исторический, структурно-функциональный, а также такие методы философско-правового и политологического анализа. Большое значение придавалось использованию возможностей формально-логического метода.

Теоретическую базу исследования составили работы ученых, зани мающихся юриспруденцией, философией, политологией, психологией и со циологией. При этом, наряду с работами современных отечественных и за рубежных авторов, использованы труды дореволюционных ученых в облас ти общей теории права.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в нем предпринята попытка отличить по свойствам и содержанию, а не тра диционно - по стадиям и субъектам - правотворчество в рамках механизма правового регулирования современного правового государства. Повизной отличается подход к определению правотворчества, основанный на различе нии правового и неправового нормативного правового акта. Это позволило автору акцентировать внимание не только на деятельностном аспекте право творчества и его процедурном совершенствовании, но и на его организаци онных началах, в не меньшей степени влияющих на правовое содержание закона.

Новая постановка исследовательской парадигмы позволила выявить новые характеристики правотворчества, получить дополнительное обосно вание его центрального места в политико-правовой системе современного демократического государства. В ходе исследования были найдены новые аргументы, подтверждающие тесную системную взаимосвязь организацион ных начал субъектов правотворчества, легитимации их правотворческих полномочий с содержательным результатом их деятельности - формирова нием законодательства, исключающего неправовые по своей сути нормы.

Научная новизна исследования состоит также в обосновании тезиса о том, что осуществление идеалов правовой государственности не следует сводить к совершенствованию судебно-правовой защиты прав и свобод че ловека;

оно должно осуществляться путем системного совершенствования всех элементов политико-правовой организации общества, и, в первую оче редь, путем создания отлаженного механизма правотворчества, отвечающего идеалам правовой государственности.

Новизна исследования в концентрированном виде представлена в тео ретических положениях, выносимых на защиту. На защиту выносятся сле дующие положения:

1. Системообразующей идеей концепции правового государства сле дует рассматривать идею верховенства права, реализуемую в форме созда ния и действия системы нормативных правовых актов правового содержа ния.

2. Принципы правового государства распределяются по своему функ циональному назначению на три группы: 1) системообразующие, 2) сущест венно-содержательные и 3) вспомогателыю-обеспечительные.

3. Продвижение по пути строительства правовой государственности возможно лишь при строгом учете взаимозависимости принципов правовой государственности. В этом контексте совершенствование правотворчества в соответствии с системообразующими существенно-содержательными прин ципами приобретает приоритетное значение в формировании правового го сударства.

4. В целях гарантирования правового содержания законов (вообще нормативных правовых актов), их идейно-нравственные критерии (приори тетность естественных и неотъемлемых прав и свобод человека;

формальное равноправие субъектов права;

свобода, обеспечиваемая и охраняемая пози тивным правом;

справедливость как отражение господствующих в общест венном правосознании представлений о равноценности, соизмеримости раз личных процессов и фактов) должны быть формализованы в виде стандар тов и конституционных требований, воплощающихся в законах.

5. Соблюдение указанных стандартов и требований должно обеспечи ваться правильной организацией и адекватной процедурой правотворчества.

В этом смысле судебный контроль над правовым характером нормативных актов должен носить вторичный характер.

6. Правотворчество в правовом государстве следует понимать как деятельность государственных и негосударственных субъектов по изданию нормативных правовых актов, соответствующих системообразующей идее правового государства - обеспечению верховенства закона. Правовой закон должен не только выражать волю народа, но и соответствовать стандартам и требованиям, представляющим собой механизм реализации принципов, обеспечивающих правовое содержание закона.

7. Принципиально важным критерием различения видов правотворче ства в правовом государстве является их точное разграничение по месту и роли в механизме правового регулирования, которое обусловливает несов падающие стандарты их организации и процедурно-правового регулирова ния.

8. Специфическими организационно-процедурными принципами за конотворчества являются принципы непосредственно народного, или прямо го представительного, правотворчества;

строгого разграничения предметов законодательной работы представительно-законодательных органов различ ного уровня;

коллегиального принятия законов, обеспечивающего соотно шение интересов различных социальных групп.

9. Организационно-процедурные принципы подзаконного правотвор чества производны, с одной стороны, от места и роли субъекта правотворче ства в государственном механизме, а с другой стороны - общей ролью под законного правотворчества как совокупности нормативных средств, при званных обеспечивать реализацию норм правового закона без искажения его содержания, 10. В широком смысле целью правотворчества является создание стройной бесконфликтной системы источников позитивного права, соответ ствующих идеалам правовой государственности. Поэтому системные харак теристики источников права выступают важнейшим критерием правотвор чества в правовом государстве.

11. Специфика характера регулируемых общественных отношений за дает вид и функциональные характеристики источников права, которые, в свою очередь, в значительной степени определяют круг субъектов, значение и способы правотворчества в государстве.

Теоретическое значение изучения данной проблематики состоит в том, что оно позволяет выявить сущность правотворчества в правовом госу дарстве, создать новые теоретические представления о характере, содержа нии, задачах и целях правотворчества. Большое теоретическое значение име ет продемонстрированное в работе использование концепции правового го сударства как исходной методологической основы для научного исследова ния правотворчества как элемента государственно-правовой системы. Кроме того, теоретическое значение имеет определение концептуалыюй специфики содержания и логики законодательного и подзаконного правотворчества, а также специфики взаимосвязи этих форм в процессе создания основ право вого государства.

Практическое значение диссертации заключается в том, что она по зволяет применять выявленную методику анализа состояния правотворчест ва в самом правотворческом процессе. Это крайне важно с точки зрения реа лизации самых разных компонентов правовой реформы. Практическая зна чимость исследования состоит в возможности, на основе его положений и выводов, решать задачи организации и деятельности законодательных и иных правотворческих органов. Выработанные теоретические положения могут составить научную основу для разработки программы практических действий по устранению недостатков действуюш;

его законодательства.

Апробация диссертации и внедрение результатов исследования в нрактику. Диссертационная работа подготовлена и обсуждена на кафедре теории государства и права Московского упиверситета МВД России. Ре зультаты диссертационного исследования отражены в публикациях, в вы ступлениях на научных и практических конференциях и семинарах. Поло жения диссертационного исследования внедрены в учебный процесс.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованных офи циальных актов и научной литературы.

Глава I. Теоретико-методологические осиовы исследова ния иравотворчества в правовом государстве §1. Система идеалов иравового государства как основа качествен ных характеристик нравотворчества Концепция правового государства как система взглядов, обосновы вающих управление делами общества на основе правовых идеалов, обеспе чивающих социальный мир, свободу и неприкосновенность граждан, дея тельность государства, ограниченную правом в интересах общества и лично сти, на сегодняшний день является общепризнанной. Однако такое призна ние не исчерпывает проблемы. Оно отражает лишь определенный уровень политико-правового общественного сознания, укоренившийся в большинстве развитых демократических стран, в число которых стремится попасть и Рос сия.

Еще в начале XX века Б.А. Кистяковский писал, что господство право вой идеи в современном государстве выражается в том, что все действия вла сти в нем обусловливаются и регулируются правовыми нормами. Лица, об леченные властью в правовом государстве, подчинены правовым нормам одинаково с лицами, не имеющими власти. Они являются исполнителями предписаний, заключающихся в этих нормах. Власть является для них не столько их субъективным правом, сколько их правовой обязанностью. Эту обязанность они должны нести, осуществляя функции власти как известное общественное служение. Исключительные полномочия им предоставляются не в их личных интересах, а в интересах всего народа и государства. Итак, власть в конечном результате не есть господство лиц, облеченных властью, а служение этих лиц на пользу общего блага'.

За признанием ценности концепции правовой государственности должны, несомненно, последовать шаги по внедрению ее принципов в жизнь Кистяковский Б.А. Философия и социология права. - СПб.: РХГИ, 1999. С.281.

общества, государства, каждого отдельного человека как субъекта права.

Однако, как показала российская политико-правовая практика послед них десяти лет, задача это не простая. Оказалось недостаточным законода тельно признать концепцию правового государства и зафиксировать в Кон ституции идеальную модель правовой государственности. Конечно, приобре тение идеями строгих правовых форм - несомненный успех, важнейший этап развития российской государственности, но его следует рассматривать лишь как исходный пункт движения к реализации концепции правового государст ва.

Одним из препятствий дальнейшего продвижения в указанном направ лении становится недостаточное внимание теоретико-правовой науки к раз работке отдельных направлений развития правовой государственности. Нам представляется, что одним из приоритетных направлений является выработка ясных и твердых основ правотворчества, основанных на идеалах правовой государственности. Это требует более детального исследования системы принципов правового государства. Необходима их классификация, которая позволила бы определить приоритетность и последовательность шагов по реализации концепции.

За время после конституционного провозглашения России правовым демократическим государством так и не завершена дискуссия по вопросам, что такое правовое государство в современном политико-правовом контек сте, какова его системообразующая идея и каково содержание этой идеи. До сих пор признаки правовой государственности не получила должной систе матизации и дифференциации в зависимости от их приоритетности и значи мости. Такая систематизация необходима для того, чтобы перейти к поиску путей строительства правового государства, одним из которых является со вершенствование правотворчества. Важно определить, каковы приоритеты в достижении поставленной Конституцией цели. Глубина и масштабность этих изысканий позволили бы не только по-новому осмыслить саму проблему правовой государственности, но и обозначить источники формирования об щественной идеологии, способной на конструктивно-критический анализ со временных социально-политических процессов.

По нашему убеждению, без решения этой исследовательской задачи невозможно достижение цели нашего исследования.

Всякая классификация предполагает как минимум два основных этапа:

выделение соответствующей совокупности классифицируемых объектов и распределение их по более узким группам на основании единства (однород ности) отдельных их признаков.

Как справедливо отмечается в литературе, определить признаки, наи более полно отражающие природу правового государства, не так просто, как кажется на первый взгляд'. Специалисты в области истории правовых и по литических учений отмечают, что последние два века теория правового госу дарства претерпевала весьма радикальные изменения^. В список признаков правового государства включались весьма разнообразные проявления свойств правого государства. Нередко в состав принципов правового госу дарства наряду с ними включаются предпосылки, условия и следствия ста новления правовой государственности. Тем актуальнее представляется науч ная проблема определения сущностных признаков и элементов правового го сударства и отделения от них признаков, имеющих второстепенное значение.

Сущностными признаками правового государства принято считать та кие проявления его качеств, которые определяют его природу, главные сис темные свойства, которые достаточны для того, чтобы идентифицировать правовую государственность как особую организационно-правовую форму осуществления государственной власти. Совокупность сущностных призна ков позволяет отличить правовое государство от государства, не достигшего ' Величко A.M. Государственные идеалы России и Запада. Параллели правовых культур. СПб.: Издательство Юридического института (Санкт-Петербург), 1999. С. 10.

^ Нерсесянц B.C. Философия права. - М., 1997. С.99-105.

такого уровня развития. Таким образом, под сущностью правового государ ства понимается то, что составляет суть этого явления, совокупность устой чивых, постоянных характеристик, определяющих государство как правовое.

По нашему мнению, совершенно прав A.M. Величко, утверждая, что нельзя признать существенными второстепенные и очевидно факультатив ные признаки, такие как «разделение властей», «сосредоточение всех преро гатив государственно-властного регулирования в системе государственных институтов», «установление в законе и проведение на деле суверенности го сударственной власти» и т.д. Объективно это приводит к необоснованному расширению круга признаков, которые в действительности не позволяют верно определить наиболее характерные элементы интересующего нас уче ния'.

Вместе с тем, нередко чрезмерное увлечение выявлением все большего количества признаков правового государства оставляет без внимания такие его стороны, которые определяют его социальную природу и оправдывают его морально-этическую, политическую и правовую сущность - например, народное представительство.

Обзор описательных определений правового государства дает нам ос нование выдвинуть предположение, что основным системообразующим принципом правового государства является «верховенство закона» или «гос подство права». Действительно, это свойство правовой государственности является необходимым условием для приобретения государством других свойств, характеризующих его как правовое. Если теоретически допустить, что в обществе достигнуто истинное господство права, то остальные его ха рактеристики, приводимые в качестве признаков в определении понятия пра вового государства, становятся либо сами собой разумеющимися (обеспе ченность основных прав и свобод, легитимность публичной власти), либо ' Величко A.M. Государственные идеалы России и Запада. Параллели правовых культур.

— СПб.: Издательство Юридического института (Санкт-Петербург), 1999. С. приобретают вспомогательный (обеспечительный, охранительный) характер по отношению к системообразующему (независимое правосудие, разделение властей). Однако, не следует считать, что такой вывод может завершить тео ретические поиски основного свойства правовой государственности и дает ответ на вопрос, что такое правовое государство. Как минимум, он требует соответствующего обоснования, которое может дать анализ становления и развития концепции правовой государственности. Представленные рассуж дения являются лишь попыткой упрощенной формулировки исследователь ской парадигмы правовой государственности, в центр которой поставлено, по нашему мнению, решение ключевых вопросов: что следует понимать под верховенством закона и верховенством права;

каково соотношение закона и права;

каковы критерии закона, верховенство которого допустимо в качестве системообразующего принципа правовой государственности;

каким мини мально необходимым требованиям должно соответствовать правотворчество, чтобы максимально обеспечивать торжество идеалов правой государственно сти.

Современные теоретики права и государства по-разному определяют совокупность качеств, определяющих правовую государственность. Призна ки правового государства в ряде случаев выстраиваются в определенную ие рархическую последовательность, которая сводится к определению «главно го» или «основного» признака. Этого обычно бывает достаточно для описа ния правового государства, но не может удовлетворить исследователя, цель которого - на основе сущностных характеристик правового государства раз вить теоретические представления об отдельных аспектах его строительства и функционирования, в частности - правотворчестве.

Так, В. В. Лазарев и А. В. Корнев главным признаком правового госу дарства считают идею народного суверенитета, а затем раскрывают содержа ние признаков правового государства в такой последовательности: господ ство закона (права), разделение властей, реальное обеспечение прав и свобод личности\ в целом можно согласиться с таким подходом. Действительно, ^ суверенитет народа, если он обеспечен и реален, выражается, в первую оче редь, в свободе выбора способа управления обществом и формирования го сударственно-властных структур народом. Конечно, народный суверенитет имеет свое выражение и в содержании нормативно-правовых актов. Отсюда правовое государство должно иметь такую систему правотворчества, которая обеспечивала бы реализацию суверенитета народа в нормативно-правовых актах. Таким образом, представленная система признаков правовой государ ственности при детальном ее рассмотрении опирается на суверенную волю народа, которая должна быть выражена в законах и иных нормативно правовых актах.

B.C. Нерсесянц раскрывает понятие правового государства в контексте • разрабатывавшейся им либертарно-юридической теории, основанной на раз личении права и закона. Он выделяет три положения, без которых, по его мнению, нельзя говорить о современном правовом государстве. «Опыт поли тико-правовой мысли, - пишет он, - свидетельствует о том, что правовое го сударство - как специальная конструкция (модель) правовой организации публично-политической (государственной) власти и особая форма правовых взаимосвязей между индивидами, обществом и государством - означает официальное признание, закрепление и соблюдение как минимум следую щих трех положений: 1) прирожденных и неотчуждаемых (естественных) ^ прав и свобод человека (помимо соответствующих прав и свобод граждани на);

2) верховенства правового закона;

3) правовой организации самой систе мы государственной власти на основе принципа разделения властей на зако нодательную, исполнительную и судебную». Таким образом, B.C. Нерсе сянц, по нашему убеждению, выделяет три, хотя и тесно взаимосвязанных.

' Общая теория права и государства: Учебник /Под ред. В.В. Лазарева. - 2-е изд., перераб.

и доп. - М.: Юристь, 1996. С.376-380.

^ Нерсесяпц В. С. Общая теория права и государства. - М.: ИНФРА - М., 1999. С.309.

но в достаточной степени самостоятельных блока проблем, решение которых и означало бы реализацию концепции правового государства. При этом сле дует отметить, что три компонента правовой государственности трактуются автором как система обеспечения господства права, что, по его мнению, и есть суть правовой государственности. «Эти три компонента правового госу дарства (гуманитарно-правовой, нормативно-правовой и институционально правовой) тесно взаимосвязаны, предполагают друг друга и представляют собой лишь различные аспекты господства права в различных сферах жизни людей»', - пишет B.C. Нерсесянц. Нетрудно заметить, что сущностью право вого государства автор признает «господство права».

Перечисляя характерные признаки современного правового государст ва, В.В. Оксамытный на первое место ставит демократический государствен но-политический режим, под которым понимает стабильность и легитим ность средств и методов государственной власти. В качестве самостоятель ных признаков правового государства автор выделяет «связанность правом»

и «верховенство закона». Далее по списку в качестве признаков называются:

разделение властей, нерушимость прав личности, развитое гражданское об ш,ество^. Очевидно, что автор дал традиционный перечень признаков право вого государства, не ставя задачу их систематизации и выявления их иерар хии и взаимосвязи.

Один из виднейших теоретиков современной российской правовой науки, известный специалист в области проблем правовой государственности М. Н. Марченко указывает, что правовое государство, несмотря на свои осо бенности, не утрачивает общих признаков государства. Систему признаков правового государства, по мнению М.Н. Марченко, возглавляет принцип «верховенства закона», причем «не в расширительном смысле, отождествля ' Там же. С.309.

^ Оксамытный В.В. Теория государства и права: Учебник для студентов высших учебных заведений. - М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ», 2004. С.201.

ясь с правом, а в самом прямом своем зпачении»'. Затем автор определяет признаки правового государства в следующем порядке: гарантированность и пезыблемость прав и свобод граждап;

припцип взаимной ответственности гражданина и государства;

принцип разделения властей;

поддержание режи ма демократии, законности и конституционности. Едва ли можно признать этот перечень бесспорным, особенно в части верховенства закона независимо от его содержания. Но одним из принципиальных достижений в характери стике правовой государственности следует признать то, что М.Н. Марченко совершенно справедливо и обоснованно различает признаки правового госу дарства и условия, при которых возможно его становление и функциониро вание. В качестве таких условий автор называет достижение высокого уровня политического и правового сознания людей, выработку у них необходимой для активного участия в политической и общественной жизни общечеловече ской культуры. В этих целях автор предлагает обеспечить воспитание у насе ления достаточно высокого уровня компетентности для сознательного уча стия в управлении правопорядком;

утверждение принципа плюрализма мне ний и суждений во всех сферах жизни общества и государства;

развитие сис темы самоуправления народа в центре и на местах;

последовательное расши рение и углубление в сфере экономики, политики, культуры, науки, в соци альной сфере жизни общества принципов реальной демократии^.

По нашему мнению, не бесспорной является точка зрения, согласно ко торой суть правового государства сводится к гуманистической идее. «Суть концепции правового государства, исходный пункт для последующих рассу ждений и обоснования конкретных требований заключается в анализе соот ношения не столько государства и права, что предполагается исходя из на звания, сколько государства и личности. Основное положение теории право ' Теория государства и права. Учебник. Издание 3-е, расширенное и дополненное. Под ед. М.Н. Марченко. - М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 2001. С.401.

же. С.407-408.

вой государственности гласит: в любых ситуациях интересы личности имеют приоритет перед интересами государства»'. Несомненно, личность, ее права и свободы являются высшей ценностью и главным объектом охраны и защи ты правового государства. Однако, концепция правового государства, по на шему мнению, представляет собой лишь одну из идейных конструкций (на ряду с концепциями социального, демократического, светского государства), обеспечивающих эту высшую ценность, а именно высшую на современном этапе развития форму юридического содержания государства. Авторы дан ной концепции (В.В. Лазарев и С В. Липень) верховенству права над госу дарством отводят в перечне признаков лишь пятое место после таких призна ков, как наличие развитого гражданского общества, признание суверенитета народа, разделение властей.

Подчинение государства праву снабжается следующим комментарием:

«Данное положение нередко провозглашается как основной или даже един ственный признак правового государства. Это - теория правового государст ва в узком смысле, так она рассматривается в отдельных работах, посвящен ных в основном историческому аспекту настоящей проблемы. В подчинении государства праву состоит практический смысл концепции правового госу дарства: в деятельности государственных органов не должен господствовать произвол, эта деятельность должна быть чем-то (правом!) ограничена.

В науке сложилось два основных варианта понимания данного принци па, каждый из которых имеет свои достоинства и недостатки:

ограничение деятельности государства им же издаваемым писа ным, положительным правом, правом, содержащимся в нормативных актах.

Это так называемое государство законности. Однако только таким положе нием не исчерпывается понимание правового государства;

ограничение деятельности государства идеальным, справедливым 'Лазарев В.В., Липень С В. Теория государства и ирава: Учебник для вузов. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Спарк, 2000. С.452.

правом, в качестве которого могут выступать, папример, естественные права человека»'.

Приведенная цитата наиболее красноречиво демонстрирует современ ное положение дел с пониманием правовой государственности в российской теоретико-правовой науке.

Представленный анализ показывает, что проблеме классификации при знаков правовой государственности уделялось недостаточно внимания как объекту специального монографического исследования. Учитывая также, что она не может быть полноценно исследована в настоящей работе, а также, принимая во внимание, что для дальнейшего исследования нам необходимо сформулировать и аргументировать собственное видение системы принципов правового государства с целью установления исходных начал определения признаков правотворчества, соответствующего этим идеалам, нам все-таки следует обратиться к историческим корням данного учения. Следует сразу оговориться, что эту задачу мы по возможности упростим, опираясь на авто ритетных специалистов в области истории политических и правовых учений, и основное внимание уделим российским ученым конца XIX - начала XX вв., т.к. их взгляды нам наиболее близки.

Первые представления о государстве, основанном на господстве зако на, сложились еще в Древней Греции. Сократ, Платон, Аристотель, Полибий развивали эти представления. Например, Аристотель указывал, что там, где отсутствует власть закона, нет места и какой-либо форме государственного строя. В эпоху начавшихся демократических революций (XVII-XVIII вв.) эти идеи легли в основу новой государственности (их развивали в Голландии - Г.

Греции и Б. Спиноза, в Англии - Т. Гоббс и Д. Локк, во Франции - П. Голь бах, Ш. Монтескье и Д. Дидро, в США - Т. Джефферсон и Т. Пэйн). По толь ко в XIX в. в трудах немецких философов Э. Канта, Г. Гегеля, а также юри Там же. С.455.

стов p. фон Моля, к. Т. Велькера и других сформировалась целостная теория правового государства, которая стала претворяться в жизнь. В России эту теорию развивали Б. Н. Чичерин, Б. А. Кистяковский, П. И. Повгородцев, Н.

М. Коркунов, С. А. Муромцев, С. А. Котляревский, Г. ф. Шершеневич и др.

Б.А. Кистяковский видел в концепции правового государства два глав ных начала - ограниченность государственной власти законом и участие на рода не только в организации государственного аппарата, но и в установле нии правового порядка. Он писал: «Характеризуя правовое государство в са мых общих чертах, надо признать, что основной признак этого государства заключается в том, что в нем власти положены известные границы, здесь власть ограничена и подзаконна. Кроме того, в правовом государстве как не которые органы власти, так и сам правовой порядок организуются при по мощи самого народа»'.

Больщое значение придавал Б.А. Кистяковский и основной характери стике содержания закона, которым должна быть ограничена деятельность го сударства и его органов. По его мнению, за позитивным нравом может быть признано верховенство, если оно обеспечивает неприкосновенность естест венных прав и свобод личности: «Ограниченность власти в правовом госу дарстве создается признанием за личностью неотъемлемых, ненарушимых и неприкосновенных прав. Впервые в правовом или конституционном государ стве нризнается, что есть известная сфера самоопределения и самонроявле ния личности, в которую государство не имеет права вторгаться».

Обосновывая свою позицию, автор указывал, что неотъемлемые права человеческой личности не создаются государством;

нанротив, они по самому существу своему непосредственно присвоены личности. Правовая государст венность виделась Б.А. Кистяковскому в первую очередь в обеспечении по литических прав граждан, автономности их сознания и свободы выражения Кистяковский Б.А. Философия и социология права. - СПб.: РХГИ, 1999. С.261.

мнения, которое должно было быть услышано и учтено государственной вла ^Л« стью. Основу свобод и независимости Б.А. Кистяковский видел в свободе со вести, которую понимал достаточно широко: «Вся сфера мнений, убеждений и верований должна быть безусловно неприкосновенна для государства»'.

Непосредственным следствием свободы совести является свобода слова уст ного и печатного, которая, согласно Б.А. Кистяковскому, не может быть реа лизована без свободы союзов и свободы собраний.

Нам представляется, что для темы нашего исследования принципиаль ное значение имеет вывод Б. А. Кистяковского: «Органы государственной власти бывают действительно связаны законом только тогда, когда им про тивостоят граждане, наделенные субъективными публичными правами.

Только имея дело с управомоченными лицами, могущими предъявлять пра • вовые притязания к самому государству, государственная власть оказывается вынужденной неизменно соблюдать законы»^.

Видный юрист и философ права Л. М. Родионов в работе «Нравовое государство» в начале XX века писал: «Великий смысл развития демократи ческих начал, за которые боролись и борются народы, заключается в том, что только таким путем — и никаким иным — может быть достигнуто обеспече ние права, а стало быть, и интересов общества и отдельных личностей в го сударстве. Ведь интересы человеческой личности и ее достоинство состав ляют конечную цель всех политических движений и переворотов. А так как сознание современного человечества говорит о равном достоинстве каждой Ф отдельной личности, то справедливое государственное устройство должно обеспечить всем и каждому свободное развитие всех природных сил и спо собностей, удовлетворение всех разумных потребностей». Следует заметить, что автор соединяет идею правового государства не только с идеей демокра Там же. С.328.

Кистяковский Б.А. Философия и социология права. - СПб.: РХГИ, 1999. С.329.

Родионов Л.М. Правовое государство. - М., 1906. С. 16.

тического правления, целью которого должно стать равное достоинство каж дой отдельной личности и свободного ее развития. Таким образом, правовое государство трактуется как определенная система требований не только к го сударственной власти, но и к ограничивающему ее закону. Закон должен ог раничивать произвол чиновников в целях обеспечения свободы и равного достоинства каждому члену политического сообщества.

Несколько с иной точки зрения рассматривал правовую государствен ность С. А. Котляревский. В работе «Правовое государство и внешняя поли тика» он подчеркивал, что идея правового государства «есть зрелый плод той долгой борьбы за право, которая представляет одну из важнейших глав в ис тории человеческой цивилизации и, выросши на этой, веками возделанной почве, она может безопасно встретить напряженную переоценку ценностей, подъем волны и скепсиса, и критики»^. Р1дея правового государства не огра ничивается вопросами государства и права. По мнению С. А. Котляревского, «направляя работу юриста, занятого истолкованием строения и жизни совре менного государства, она в то же время освещает путь политику-практику, признавшему, что ответы на задания, поставленные перед этим государст вом, могут быть прочными приобретениями, превратиться в неотъемлемое национальное достояние, лишь будучи облечены в правовые нормы» \ Более всего нам импонирует подход к определению правового государ ства В. М. Гессена. Не все его правовые взгляды могут удовлетворить сто ронников «широкого» понимания права. Несколько упрощенно трактуется им соподчинение государственной власти ей же изданному формальному за кону. Тем не менее, один из признанных юристов периода демократических и либеральных надежд в России подчеркнул основную идею правового госу дарства. Если в правовом государстве осуществление исполнительных и су дебных функций стоит «под правом», то отличительным свойством такого Котляревский С.А. Правовое государство и внешняя политика. - М., 1909. С.1.

государства является приоритет законодательной власти. Он писал: «Право вым называется государство, которое признает для себя как правительства создаваемые им же как законодателем юридические нормы. Правовое госу дарство в своей деятельности, в осуществлении правительственных и судеб ных функций связано и ограничено правом, стоит под правом, а не вне и над ним... Приоритет законодательной власти, - продолжает далее В. М. Гессен, как власти верховной - отличительное свойство правового государства. Он находит выражение в формальном понятии закона в качестве высшей юри дической нормы в государстве»'.

Итак, можно сделать ряд предварительных выводов.

Во-первых, вопрос о систематизации признаков правового государства на сегодняшний день в теории права не рассматривается как самостоятель ный предмет исследования. Современные авторы в основном единодушны в определении совокупности признаков правового государства, хотя включают в их состав и принципы, и условия, и следствия (цели).

Во-вторых, попытки систематизации признаков правового государства сводятся к выявлению главного, основного признака (идеи) правового госу дарства. В этом случае мы имеем два основных варианта: а) основным при знаком правового государства признается приоритет интересов личности пе ред интересами государства;

б) основным признаком признается «верховен ство права над государством», «господство права» (как вариант) и (как дру гой вариант) «связанность государства правом».

И, в-третьих, краткий обзор истории развития идеи правовой государ ственности и более внимательное исследование учений о правовом государ стве российских правоведов конца XIX - начала XX века, позволяет нам предложить собственную систему характеристик правового государства, ко торая, по нашему представлению, может стать методологической основой Гессен В.М. О правовом государстве. - СПб., 1906. С. 12.

исследования правотворчества в правовом государстве.

В приведенных выше характеристиках отражены все основные при знаки правовой государственности. Каждый из этих признаков достаточно полно раскрыт, обнаружена его связь с концепцией правового государства и обоснована его значимость для полноценности концепции. Наша задача в этой части упрош;

ена, т.к., по нашему мнению, нет необходимости выявлять все новые качества правового государства, достаточно более внимательно исследовать суш;

ествуюш;

ие, что позволит нам сделать их классификация.

Мы считаем, что все признаки, характеризующие правовое государство мож но разделить на следуюш;

ие группы.

Системообразуюш;

ие, основополагающие признаки, обосновывающие концепцию как одну из качественных сторон справедливой политической ор ганизации управления обществом.

В эту группу, по нашему мнению, следует включить единственный принцип, раскрывающий главную идею концепции и отличающий^ ее от концепций демократического, социального государства: «генеральный» при знак правовой государственности - верховенство права в организации и дея тельности государства^.

Вторую группу составляют признаки, «оправдывающие» верховенство, господство права как допустимого способа ограничения политического про извола, способствующего развитию социальных и демократических начал го сударственности. Собственно, это не столько признаки самой государствен ной организации, а производимого в нем позитивного права.

' Отличающей не значит изолирующей. Соверщенно естественно, что каждая из этих кон цепций не может не предполагать две других. Концепция правового государства может реализовываться по мере реализации концепции и социального, и демократического госу дарства.

^ В данном контексте мы считаем синонимами «верховенству права» «господство права», «верховенство правового закона» и «верховенство закона». В последнем случае - при ус ловии правового характера содержащихся в нем норм, что может обеспечить надлежащее с точки зрения идеалов правовой государственности правотворчество.

в эту группу следует включить следующие признаки:

- максимально возможное соответствие содержания издаваемых зако нов общей воле и интересам общества и большинства социальных групп;

- приоритет прав и свобод человека, реализованный в нормах позитив ного закона;

- позитивный закон издается как общеобязательная форма равенства, свободы и справедливости;

Нарушение одного из принципов второй группы превращает позитив ный закон в неправовой, а потому он не может «господствовать» и должен быть исключен из системы права. Если организация государства не преду сматривает эффективных механизмов а) издания правовых законов и б) оста навливающих действие неправовых законов, возникающих как правотворче екая ошибка, то едва ли можно было бы говорить о правовом государстве как целостной теории.

Принципы первых двух групп в концепции правовой государственно сти оставались бы нереализуемыми мечтами, если бы концепция правового государства не включала третью группу признаков.

Третью группу признаков правовой государственности составляют ор ганизационные принципы, на которых должны строиться упомянутые нами механизмы правотворчества и последующего контроля их правового харак тера:

- реализация суверенитета народа через подлинное представительство его интересов в законотворческом органе;

- эффективная система разделения властей, обеспечивающая приоритет законодательной власти как органа народного представительства;

- обеспеченность контроля над легитимностью правотворческих пол номочий иных органов государственной власти со стороны законодательного органа и судебной власти;

- развитые средства участия общества и его представителей в право творческом процессе и контроле над ним;

- демократическая процедура правотворческой деятельности, обеспе чивающая научную обеспеченность учета в законе интересов личности, со циальных групп и государства, объективные экономические, политические и духовно-нравственные условия создания и прогноз действия нормативно правового акта, его цели и результативность;


- независимая и эффективная судебная власть, обеспечивающая очи щение правовой системы от неправовых законов и восстановление правовой государственности.

Как нам представляется, в таком виде система признаков правового го сударства придает концепции определенную целостность. Такой системный подход позволяет, исходя из целостности концепции правового государства, поставить на логичную добротную методологическую основу исследование характеристик не только отдельных ее элементов (отдельных идей, основан ных на них свойств, требований), но и определить ее внешние границы, уста новить характер взаимосвязей с внешней средой.

Систематизация принципов правовой государственности наглядно де монстрирует роль и значение правотворчества в строительстве государства, основанного на идее верховенства правового закона в целях обеспечения максимального социального и демократического прогресса, максимальной реализации идеалов свободы, равенства и справедливости, исходя из приори тета интересов, прав и свобод отдельной личности.

Системная характеристика принципов правового государства наглядно демонстрирует роль правотворчества в реализации концепции правового го сударства.

Очевидно, что продвижение по пути построения правовой государст венности надо начинать не с деклараций о том, что неправовые законы не подлежат исполнению, а с организации такого правотворчества, которое со кращало бы количество и вероятность появления таких законов в системе действующего позитивного права. Однако, организация такого правотворче ства требует выработки системы конкретных оценок не только нормативного акта, но и правотворческих органов на предмет их соответствия идеалам пра вовой государственности.

§ 2. Проблема определения понятия правотворчества и его виды Классификация признаков правовой государственности, согласно кото # рой системообразующим принципом является верховенство правового зако на, ставит перед нами задачу выявления сущности правотворчества в право вом государстве.

На первый взгляд, вопрос об определении понятия правотворчества не представляет актуальности. Юридическая литература изобилует множеством попыток интерпретировать это политико-правовое явление на основе до вольно разнообразных методологических принципов и приемов. Вместе с /^ тем, проблему едва ли можно считать исчерпанной. По нашему мнению, по нятие правотворчества так же многогранно, как и понятие права. Всякая по пытка рассмотрения права с новых методологических позиций, выявления новых аспектов формирования, возникновения и действия права неизбежно ведет к поиску новой трактовки понятия правотворчества.

В современной теоретико-правовой литературе наблюдается ряд ос новных подходов к определению понятия правотворчества. Каждый из этих подходов определяет правотворчество, исходя из контекста собственного правопонимания.

^щ, Обращаясь к проблеме определения понятия правотворчества, в каче стве исходных методологических идей мы принимаем идеи правового госу ^ дарства. Точнее сказать, для нас проблема определения понятия правотвор чества зиждется на одной из системообразующий идей правого государства:

не всякий закон является правовым. Отсюда, нельзя считать правотворчест вом процесс принятия неправового закона. Таким образом, для определения правотворчества недостаточно существующих определений правотворчества.

Данная работа как раз и представляет собой обобщение и анализ теоретиче,^^^ ских знаний по этой проблеме и попытку выработки на их основе определе • ния понятия правотворчества на иной методологической основе, не нашед шей пока достаточно ясной артикуляции в юридической правовой науке.

Здесь же нельзя оставить в стороне и вопрос об отграничения понятия право f^ творчества от таких понятий, как «нормотворчество» и «законотворчество».

Имеющиеся и достаточно распространенные трактовки этих понятий не все гда, по нашему мнению, имеют достаточную аргументация и логическую связь.

Широко распространенными в учебной литературе и пособиях являют ся определения, трактующие и сводящие правотворчество к деятельности, к процессу производства общеобязательных норм. В этих определениях клю чевое значение приобретает совокупность действий, направленных на изда ние нормативных актов, содержащих нормы позитивного права, изменяющих и дополняющих действующее позитивное право. Так, А.Б. Венгеров опреде • ляет правотворчество как организационно оформленнзшэ, установленную процедурную деятельность государственных органов по созданию правовых норм, или по признанию правовыми сложившихся, действующих в обществе правил поведения'. Аналогичную трактовку правотворчеству в своем учеб нике дают Н.И. Матузов и А.В. Малько, определяя его как деятельность го сударственных органов по принятию, изменению и отмене юридических норм^. Такой же позиции придерживается В.М. Сырых, рассматривая право творчество как деятельность правотворческих органов по подготовке и при нятию нормативно-правовых актов либо решений об отмене или изменении ^ действующих норм права^. Такой подход к определению правотворчества не может претендовать на его сущностную характеристику, а отражает лишь наиболее зримое внешнее выражение этого явления. Тем не менее, такое оп ределение правотворчества можно рассматривать как «техническое», вполне пригодное для учебных целей на определенном этапе юридического образо ' Венгеров А.Б. Теория государства и права. - М., 2000. С.410.

^ Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. - М., 2001. С.297.

^ Сырых В.М. Теория государства и права. - М., 1998. С. 157.

вания.

Расширенную, но но суш;

еству схожую трактовку нонятия правотвор чества дает С.С. Алексеев, Он указывает, что правотворчество, как деятель ность уполномоченных органов, является лишь завершающей частью нро цесса правообразования: «Правотворчество - это снециальная деятельность компетентных органов, завершающая процесс правообразования, в результа те которой приобретает юридическую силу и вступает в действие закон»'.

Тем не менее, здесь уже явно выражена мысль, что норма действующего пра ва - это не только результат деятельности специальных субъектов, а резуль тат сложного социально-политического процесса правообразования. С этим трудно не согласиться. Еще Б.А. Кнстяковский совершенно справедливо ука зывал на социальную природу правотворчества. Правотворчество, как дея тельность уполномоченных субъектов, - лишь стадия правообразования:

«процесс правообразования - по крайней мере на первых стадиях своих - чис то социальный процесс»^.

Такая социологнзация определения правотворчества расширяет его по нятие за счет указания на объективную многофакторную обусловленность содержания нормативно-правовых актов. Тем самым указывается, что дея тельность субъектов правотворчества ограничена и не может быть произ вольной. Это дает возможность С.С. Алексееву расширить определение пра вотворчества, рассматривая его как одну из двух сторон процесса правообра зования - объективного (независящего от воли законодателя) процесса фор мирования социальных требований и субъективного творческого процесса в виде активной деятельности законодателей. Он указывает, что в правотвор честве «находят концентрированное, «конечное» выражение два главных процесса правообразования - объективно обусловленные требования соци Алексеев С.С. Право: Азбука-теория-философия: опыт комплексного исследования. — М., 1999. С.89.

^ Кистяковский Б.А. Философия и социология права. - СПб., 1998. С.208.

альной жизни, с одной стороны, активная, творческая деятельность компе тентных органов по выработке и включению тех или иных норм в действую щую правовую систему с другой» \ Сама социальная жизнь становится источником нормообразования.

«Повторяющиеся, устойчивые связи, возникающие в процессе обмена дея тельностью, благами материального и духовного характера, становятся при вычными эталонами социального поведения. Так формируется объективная нормативно-целостная система, аккумулирующая сложившиеся относитель но стабильные социальные связи». Можно сказать, что объективная норма тивность является свойством деятельности людей, важнейшей закономерно стью развития общественного бытия. «Нормативность есть первичное, ис ходное свойство социальной материи, предопределяемое ее внутренней по ^ требностью в упорядоченности и способностью к самоорганизации»^. Нор мативность - это проявление естественной и необходимой потребности об щества в урегулированности отдельных социальных связей.

Проблема осознания и перевода исторически сложившихся социальных связей и форм в нормативные системы связана с вопросами о способах отра жения реальности общественным сознанием и об аксиологических сторонах нормативности. Право не может существовать бессубъектно. Как справедли во отмечает B.C. Нерсесянц, кроме объективного процесса формирования норм, существует еще субъективный осознанно-целенаправленный процесс их формулирования (устно или письменно) соответствующими авторитет ф ными и властными инстанциями коллектива, общества, государства. При этом стихийность процесса нормообразования вовсе не означает, что он про текает вообще без участия человеческого сознания, без сознательных и целе ' АлексеевС.С. Общаятеорияправа.Т. 1. -М., 1981. С.309.

^ Лукашева Е.А. Указ. соч. С. 14 - 15.

^ Гайворонская ЯЗ. Концепция пормативности права в отечественном правоведении (Со ветский и постсоветский периоды). Дисс.... канд. юрид. наук. - СПб., 2001. С. 148.

сообразных усилий людей'. В процессе реальной практической деятельности людей диалектически сочетаются объективное как необходимость и субъек тивное как проявление сознания и воли участников общественных отноше ний, как сознательное вмешательство субъекта в стихийно складывающийся процесс общественного регулирования. Процесс отражения действительно сти фиксирует типичное, повторяющееся. Как справедливо отметила Е.А.


Лукашева, «процедура нормативно-оценочного отражения включает оценки (т.е. сравнение данной типичной ситуации с иными и выявление ее пользы либо вреда для субъекта познания), вынесение ценностного суждения и, на конец, трансформацию ценностного суждения в идеальную норму»^. Процесс осознания увеличивает долю субъективного момента нормогенеза. Осознав значимость нормативности, социальная общность - коллектив, государство и др. - моделирует ее характеристики в виде идеальных норм.

Соглашаясь с таким подходом, Керимов Д.А. делает акцент на творче ском преобразовательном характере правотворца, указывая, что он не только должен отражать в издаваемых нормах изменения внешней среды, но и обес печивать активное воздействие на эти изменения, тормозя эти социальный процессы, либо ускоряя и охраняя их. Законодательная практика, по мнению ученого, потому и носит творческий характер, что не просто отражает изме нения внешней среды, а является сложным процессом ее целенаправленного, концентрированного и нормативно-правового преобразования. Лишь благо даря этому продукты законотворчества - правовые нормы - обретают силу активного обратного воздействия на внешнюю среду, их в конечном счете породившую"'.

Петрудно заметить, что проблема определения понятия правотворчест ва здесь пересекается с вопросом о так называемых «материальных» или ' Нерсесянц B.C. Право в системе социальной регуляции. - М., 1990. С. 16.

^ Лукашева Е.А. Указ. соч. С.28.

• Керимов Д.А. Культура и техника законотворчества. - М., 1991. С.24.

^ «социальных» источниках права. Впрочем, нередко в юридической литерату ре можно встретить и отождествление правотворчества с источником права'.

Так, Н.Г.Александров утверждал, что под источником права следует пони мать «вид деятельности государства, заключающийся в установлении юри дических норм»^. Соответственно, видами источников права указанный автор называл законотворчество, судебную и административную практику. Л. Р.

Сюкияйнен вообще считал проблему источника права, прежде всего, про блемой роли государства в образовании юридических норм. Поэтому фор мальный (юридический) источник права, по его мнению, является по сущест ву формой участия государства в правообразовании^.

Согласиться с мнением, что правотворчество есть источник права, по ТУ нашему мнению, нельзя. Как уже говорилось, это процесс многоаспектный и абсолютизировать роль государства в определении содержания нормативно го правового акта было бы неверным. В правовом государстве, основанном на идеалах демократии, возрастает, и в этом мы солидарны с B.C. Шевцовым, значение социологического, в том числе факторного, анализа нуждающихся в правовом урегулировании общественных отношений, полный учет в про цессе законотворчества не только субъективных факторов, отождествляемых ' Анализ научной литературы, посвященной проблеме правотворчества, позволяет говорить о том, что государство нередко рассматривается как основная правообразующая сила. Еще И.А. Ильин писал: «В число основных полномочий государства входит полномочие властно направлять жизнь политического союза: авторитетно и окончательно устанавливать право вые нормы и принудительно применять их к отношениям других граждан» (См:. Ильин И.А.

О сущности правосознания. Соч. В 10-ти тт.- Т.4. С.279-280);

Е.В. Колесников также указы вает в своей докторской диссертации, что отдельные авторы (Н.Г. Александров, Д.А. Кери мов, Н.Н. Разумович, О.А. Нучков, А.Ф. Шебанов и др.) нередко допускали отождествление источника права и правотворчества, с чем трудно согласиться. Из-за стремления усилить го сударственную природу правотворчества эти исследователи под источником права понима ли «вид деятельности государства, заключающийся в установлении юридических норм», «силу, создающую право», или же «силу, придающую нормативным актам общеобязатель ный характер». См.: Колесников Е.В. Источники российского конституционного права: во просы теории и методологии. Дисс.... докт. юрид. наук. - Саратов, 2000. С. 15.

^ Александров Н.Г. Понятие источника права //Учен, труды ВЮЗИ.- М., 1946.- Вып.8.С.53.

^ Сюкияйнен Л.Р. Система, источники и форма права. Право в страпах социалистической ориептации. - М., 1979. С.60.

с достижением желаемых для законодателя целей, но и объективной реаль ности, как бы сложна и противоречива она ни была'.

Тем не менее, было бы заблуждением придерживаться и другой край ности. Речь идет о некотором преувеличении результатов социальной прак тики. Было бы неверно сводить роль законодателя лишь к выбору одного из нескольких вариантов правового воздействия, выработанных социальной практикой. Как справедливо отмечается в литературе, именно на стадии пра вотворчества сохраняется возможность максимально руководствоваться принципом целесообразности, который, тем не менее, предполагает возмож ность и способность правотворца соотнести весьма разнообразные факторы, последствия, экономические и политические выгоды, осуществить справед ливый учет множества разнообразных законных интересов. Поэтому в про цессе правотворчества «из альтернативных вариантов избирается наиболее целесообразный, то есть наиболее соответствующий поставленным законода телем целям и наиболее соответствующим представлениям общества о спра ведливости». Целесообразность выражает качественное своеобразие приро ды правотворчества в отличие, например, от правоприменения и толкования, подчиненных требованию законности как антипода целесообразности.

Одновременно правотворчество определяется как процесс возведения в закон: «право - результат правотворческой деятельности государства. В пра ве выражается его воля. Но эта воля - не голый приказ, не чисто волюнтари стский произвол, а воля детерминированная, обусловленная многочисленны ми факторами общественной жизни (структурой экономических отношений, уровнем развития экономики, системой социальных отношений, соотноше нием социальных и политических сил, их конфронтацией или согласием, со стоянием правосознания, правовой культуры, определенными ожиданиями общества относительно целей и правовых средств решения той или иной со ' Шевцов B.C. Право и судебная власть в Российской Федерации. - М., 2003. С.67.

^ Черданцев А.Ф. Теория государства и права. - М., 2001. С.230.

циальной проблемы, состоянием преступности и законности в обществе и т.п.)»'.

Приведенное выше определение правотворчества во многом совпадает с нашими представлениями об этом элементе механизма правового регули рования. Однако, автор вновь сводит правотворчество к деятельности госу дарства по оформлению в виде правового акта собственной воли. И хотя де лается достаточно обширная и детальная оговорка о детерминированности этой воли, она по-прежнему остается в этом определении волей государства, с чем едва ли можно согласиться, определяя правотворчество с позиций пра вовой государственности. Не возражая в целом против определения право творчества как формы выражения воли, мы полагаем, что определение ее субъектом государства было бы упрощением проблемы. С.А. Комаров опре деляет правотворчество как «вид государственной деятельности, в результате которой воля народа (класса, социальной группы) возводится в закон, выра жается в норме права, в определенном источнике права»^.

Весьма противоречивым видится определение, данное А.А. Соловье вым, допустившим, что государственную волю в нормативно-правовых актах могут выражать не только государственные органы, но и «иные управомо ченные» органы: «По своей сущности правотворчество есть возведение госу дарственной воли в закон, в имеющие общеобязательное значение юридиче ские предписания. На современном этапе развития правотворчество проявля ется в первую очередь как издание актов, содержащих правовые нормы, го сударственными и иными управомоченными органами»''.

Заметим, что следует различать волю государства, волю представи тельно-законодательного органа государства, волю народа в лице электората.

' Черданцев А.Ф. Теория государства и права. - М., 2001. С.229.

^ Комаров С.А. Общая теория государства и права. - М.: Манускрипт, 1996. С. 161.

^ Соловьев А.А. Правотворческая деятельность органов внутренних дел субъектов Россий ской Федерации: На материалах ГУВД Московской области. Дисс.... канд. юрид. наук. - М., 2003. С. волю социальной группы. Это важно, когда мы желаем определить признаки,.х правотворчества в контексте концепции правового государства. Кстати, в теоретико-правовой литературе достаточно распространено различение «классовой» и «общесоциальной» сущности права в зависимости от характе ра выражаемой им воли.

Волевая составляющая, несомненно, занимает не последнее место в со держательном определении правотворчества. Авторы известной работы «Правотворчество в СССР»' пытались отыскать общее определение понятия правотворчества, исходя из его волевого характера. Однако, так и не смогли сформулировать такого определения, не найдя общих подходов к волевой ха рактеристике правотворчества. Рецензенты данной работы, справедливо уп ^ рекая авторов за непоследовательность в определении понятия правотворче # ства, между тем предложили свою оригинальную позицию: «Применительно к правотворчеству целесообразно говорить не о формировании воли народа, а о ее формулировании и закреплении в нормативных правовых актах»^.

В литературе встречается и другая парадигма определения правотвор чества. Ряд теоретиков права считает, что правотворчество есть форма госу дарственной деятельности, направленная на создание правовых норм, а также на их дальнейшее совершенствование, изменение или отмену. Например, ' См.: Правотворчество в СССР /Под ред. А. В. Мицкевича. - М.: «Юридическая литература», 1974,313 с.

^Вместе с тем, интерпретация правотворческого процесса непоследовательна. С одной сторо ны, под ним понимается юридически установленная процедура деятельности по возведению воли советского народа в закон, порядок формирования и закрепления этой воли в общеобя зательных юридических предписаниях, упорядоченная система стадий деятельности по уста новлению, изменению или отмене правовых норм (С. 149). С другой стороны, говорится, что правотворческий процесс не сводится лишь к процедуре деятельности самого правотворче ского органа (С. 154). Кроме того, в правотворческий процесс неоправданно включается фор мирование воли советского народа. Данное положение не согласуется с изложенным в первой главе, где формирование права, а следовательно, и формирование государственной воли на рода не отождествляется с правотворчеством. В действительпости указанный процесс осуще ствляется не только в период правотворчества, но и до него. См.: Правотворчество в СССР /Под ред. А. В. Мицкевича. - М., «Юридическая литература», 1974, 313 С.:[Рецензия] /В. М.

Корельский, И. Я. Дюрягин.//Правоведение. -1975. - Ш 5. С.140 -142.

A.C. Пиголкин высказывает мнение о том, что правотворчество - это, прежде всего, «... форма государственного руководства обществом»'. Проблема по нимания законотворчества охватывает комплекс вопросов, связанных с более широким родовым понятием «правотворчество», выступающим формой осуществления одной из важнейших функций государства, состоящей в ус тановлении, изменении или отмене правовых нормативов, закрепляемых в нормативно-правовых актах^.

Весьма умозрительное определение правотворчества дается К.Н. Дмит риевцевым: «Правотворчество - это деятельность специально уполномочен ных государственных органов и должностных лиц, заключающаяся в созда нии (институировании, санкционировании) правовых норм, отражающих су ществующие тенденции развития личности, общества и государства, дея тельность, представляющая собой нахождение компромисса, возникающего в результате учета общего и частного в интересах всех социальных объектов;

деятельность, направленная на формирование общественного, группового и индивидуального правосознания с целью упорядочения и регламентации об щественных отношений, объективно имеющих правовую природу»'^. Однако, это определение ставит больще проблем, чем решает. Чтобы понять автора, надо понять, как он понимает тенденции развития личности, общества и го сударства и т.д. Оценка такого рода определений дана О.Э. Лейстом"*.

Значение именно объективного момента в правотворчестве подчерки ' Общая теория права/Под ред. А.С.Пиголкина. - М., 1996. С.215.

^ Законотворчество в Российской Федерации (научно-практическое и учебное пособие) /Под ред. А.С.Пиголкина. - М.: Формула права, 2000. С. 17.

Дмитриевцев К.Н. Процесс правотворчества в Российской Федерации

Автореферат дисс.

... канд. юрид. наук. - Н.Новгород, 1994. С.20.

'* В некоторых исследованиях придумыванию новых терминов придается столь больщое значение, что в связи с положениями, вынесенными на защиту, в диссертациях утвержда ется: «введена в научный оборот новая терминология», «нредложены новые фор мулировки понятий». Однако, эти новые термины и формулировки, носящие, как правило, вычурный характер, в науке не приживаются по той причине, что наука довольствуется привычной, общеизвестной терминологией, но ищет и высоко ценит новые идеи. См.:

Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. - М., 2002. С.249.

вается B.C. Нерсесянцем, который предлагает более удачный, по его мнению, термин - «правоустановление», понимая под ним форму (направление) госу дарственной деятельности, связанную с официальным выражением и закреп лением норм права, которые составляют нормативно-правовое содержание всех действующих источников позитивного права. Из дальнейших рассужде ний автора следует, что государство вовсе не творит право как таковое, по скольку «право как объективное социальное явление (особый регулятор, спе цифическая форма общественных отношений), принципом которого является формальное равенство, - это не творение государства и не продукт государ ственно-властной воли, а особая духовная форма выражения совокупных итогов сложного и многофакторного социально-исторического процесса об щественной жизни людей, результат достигнутой соответствующим общест вом (и народом) ступени развития в общецивилизационном прогрессе равен ства, свободы и справедливости в человеческих oтнoщeнияx»^ Как видим, определение правотворчества, данное известным ученым, основано на сис теме взглядов, образующих так называемую либертарно-юридическую тео рию правопонимания, созданную автором.

Данное определение имеет ряд несомненных достоинств. Так, нельзя не согласиться с автором, что правотворчество не является творением госу дарства и не является продуктом государственно-властной воли. Однако едва ли можно согласиться с отрицанием воли правотворца и объявлением право творчества объективной духовной формой выражения совокупных итогов социально-исторического процесса. Вопрос о субъекте воли, выраженной в позитивной норме, остается ключевым.

Проведенный анализ позволяет нам сформировать представление о наиболее ключевых проблемах в подходе к определению понятия правотвор чества.

' Нерсесянц B.C. Общая теория права и государства. - М.,1999. С.415-416.

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТОЕННАЯ SilSiTMOTEK Очевидны следующие исходно-целевые установки в решении этой проблемы. Первую из них условно можно назвать технической - в том смыс ле, что понятие правотворчества в данном случае определяется не для более точно отражения сущности и содержания данного явления, а для других бо лее широких целей. Например, в учебных целях, не выходящих за рамки юридической догматики;

в научных исследованиях, посвященных функциям государственных органов, формам осуществления государственной власти и т.д. Как правило, в этом случае правотворчество рассматривается как про цесс, деятельность, стадия правообразования, функция государственного ор гана или его должностных лиц, а целью правотворчества (во многом спра ведливо) объявляется издание общеобязательных норм в форме официально принятых нормативных актов. В данном случае главным определяющим при знаком правотворчества становится издание нормативных актов, содержащих общеобязательные правила. Перечисление других существенных признаков правотворчества варьируется в зависимости от поставленных автором задач.

Во втором случае наблюдается иной подход к определению правотвор чества. Он основан на понимании того, что правотворчество нельзя сводить к его деятельностному аспекту. В этом случае авторами избирается установка на выявление сущности правотворчества как объективно востребованного атрибута государственно-организованного общества. В рамках такого подхо да главным определяющим признаком правотворчества становится его соци альная сущность. Такие определения не ограничиваются описанием фор мальных внешних признаков правотворчества, а включают в себя и попытки описать содержательную сторону правотворчества, определить, что состав ляет главное в правотворчестве как социальном явлении, какова его природа.

В этом случае мы имеем определения, построенные на указании на ближай ший род понятий, к которому причисляется правотворчество, и определении его природообразующих признаков. В этом случае оно определяется: как возведение в закон воли (государства, класса, общества), как форма осущест вления государственной власти, как процесс поиска социального компромис са, иногда сущность правотворчества отождествляется с деятельностью по изданию нормативно-правовых актов.

В конечном итоге, можно сделать вывод, что наиболее общего и уни версального определения правотворчества в теории нет и едва ли такое на се годняшний день возможно, принимая во внимание отсутствие единого пра вопонимания.

Нам думается, что решение этой задачи лежит в плоскости различения права и закона. Противоречащий праву закон не должен быть источником правового регулирования, а использование государством для регулирования общественных отношений неправовых законов находится в прямом противо речии с его правоохранительной функцией.

При этом мы разделяем позицию различения права как объективного регулятора общественных отношений и закона как формы выражения права.

Законы и иные официальные нормативно-правовые акты не всегда адекватно выражают право, в связи с чем от правовых необходимо отличать неправо вые законы, которые законодателем не должны приниматься, а судами - при меняться'.

Во всех определениях есть единство по следующим моментам:

- правотворчество это процесс;

- целью этого процесса является установление общеобязательных пра вил для регулирования общественных отношений;

- конечным результатом этого процесса являются нормативно правовые акты (формы), содержащие общеобязательные правила поведения;

Пе достигнуто согласия в определении правотворчества, по нашему мнению, по следующим моментам:

- о времени начала правотворческого процесса и количестве его основ ' Жилин Г. Соотношение права и закона //Российская юстиция, 2000, № 4. СПС «Консуль тантПлюс».

ных стадий;

соотношении объективного и субъективного в правотворческом -о процессе;

- о субъектах правотворчества и их роли в этом процессе;

- о содержании норм (права или неправа), выраженных в принятом в результате правотворческого процесса нормативно-правовом акте.

Изложенное дает, как минимум, основания для различения понятий «правотворческий процесс» и «правотворчество». Два этих понятия очень близки по содержанию, но не одинаковы. Мало того, нельзя сказать, как это часто принято делать, какое их них по объему шире, а какое уже. Отвлекаясь пока от других признаков двух этих понятий (многие из которых совпадают), следует указать, что одно от другого отличается содержательным результа том.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.