авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Кайтаева, Халимат Исхаковна Правотворчество в правовом государстве ...»

-- [ Страница 2 ] --

Правотворческий процесс в этом смысле - понятие более широкое по тому, что всякая процедура по принятию нормативно-правового акта есть правотворческий процесс или нормотворчество. Другими словами, в качестве результата для определения правотворческого процесса (нормотворчества) достаточно признака - достижение формальной цели - издание акта содер жащего официальные общеобязательные нормы. Качественность этих норм, их соответствие правовым характеристикам не является существенным при знаком для правотворческого процесса (нормотворчества). Действительно, если допустить, что законодательный орган, соблюдая все необходимые про цедуры и преследуя благородные цели, принял закон неправового характера (неважно, по каким причинам), ограничивающий основные права и свободы человека, т.е. совершил законодательную ошибку, причинившую значитель ный вред обществу и отдельным его гражданам, то можно ли в этом случае говорить о правотворчестве? Нет. Принят закон - официально признанная форма выражения норм. Право не сотворено. Сотворены нормы, облеченные в определенную форму, которые должны были бы быть наполнены правовым содержанием. Правотворческий процесс (нормотворчество) состоялся, одна ко право не образовалось, правотворчество не состоялось. Конечно, на прак тике гораздо чаще правотворческий процесс завершается созданием права и в этом случае можно говорить: правотворчество состоялось.

Таким образом, правотворческий процесс (нормотворчество), по наше му мнению, в этом смысле - понятие более широкое, оно вмещает в себя вся кую предусмотренную законом процедуру принятия общеобязательных норм.

Правотворчество в этом контексте - понятие меньшее по объему, так как включает лишь только процесс, завершающийся положительным право творчеством, а не только нормотворчеством. Упрощенно можно сказать, что правотворчество - это то же нормотворчество, но отвечающее особым орга низационным и процедурным требованиям, в результате которого принима ется нормативный акт правового характера. Эти дополнительные признаки и делают понятие правотворчества меньшим по объему.

Однако, правотворчество само по себе одновременно и более щирокое понятие по сравнению с правотворческим процессом (нормотворчеством), потому что включает в себя не только совокупность действий соответствую щих субъектов, направленных на издание нормативного акта, но и систему организационных, экономических, морально-этических гарантии, препятст вующих принятию неправового нормативного акта. Понятие правотворчест ва, по нашему мнению, охватывает не только процесс, но и создание соответ ствующих условий для создания норм правового характера.

Поэтому в определение понятия правотворчества должен быть включен не только признак правового содержания принятого нормативного акта, но и качественные признаки (требования, стандарты) организационного и проце дурного характера, обеспечивающие таковой характер нормативно-правового акта.

Важнейшей стадией, залогом, основой правотворчества в правовом го сударстве является правильная организация в соответствии с идеалами демо кратического и социального государства правотворческих органов. Трудно представить правотворческий процесс в правовом государстве, если его пра вотворческие органы и должностные лица не обладают достаточным народ ным представительством или легитимностью своих полномочий.

Проще сказать, что правотворчество в правовом государстве начинает ся со стадии формирования правотворческих органов и порядка наделения правотворческими полномочиями должностных лиц. Ненадлежащая органи зация этих органов (например, отсутствие адекватного представительства ин тересов социальных групп в парламенте) может превратить правотворчество в обычное нормотворчество и, естественно, поставить под сомнение главный принцип правовой государственности - верховенство правового закона.

Итак, под правотворчеством в правовом государстве в широком смыс ле мы понимаем не процесс принятия отдельного правового акта, а один из самостоятельных аспектов организации и функционирования правового го сударства, заключающийся в формировании и функционировании право творческих структур, способных с организационной и процедурной точки зрения издавать правовые нормативные акты.

По нашему убеждению, лишь такое широкое определение правотвор чества позволяет охватить все его значимые стороны, определяющие качест во позитивного законодательства и возможности реального его совершенст вования.

Правотворчество в правовом государстве может быть определено и в более узком смысле, как совокупность организационных и процедурных дей ствий государственных органов и лиц, приобретших правотворческие пол номочия на основе права, подлинного представительства социальных интере сов, осуществляемых в строго установленном порядке, обеспечивающем возможность учета и оценки всех факторов (социального, правового, эконо мического, морально-нравственного плана), определяющих правовой харак тер принимаемого нормативно-правового акта.

Данное определение не является всеобъемлющим. Его вполне можно отнести к техническим определениям правотворчества, не претендующим на выявление его социальной природы и сущности. Оно должно рассматривать ся в контексте концепции правового государства. Именно этот ракурс осво бодил нас от необходимости давать в определении сущностную характери стику правотворчества, и сосредоточиться на его свойствах, вытекающих из сущности правового государства.

В рамках нашего исследования исследуется правотворчество как про цесс воспроизводства позитивного права, соответствующего и обеспечиваю щего функционирование государства, правовая система которого ориентиро вана на понимание права как общеобязательной формы равенства, свободы и справедливости, где критерием выступает сам человек, его права и свободы, которые и должны определять смысл, содержание и применение законов, а также деятельность всех органов государственной власти.

Такое определение правотворчества по-новому выстраивает соотноще ние смежных понятий. По нащему мнению, понятия законотворчества и ве домственного нормотворчества приобретают иное значение, и не являются составными частями правотворчества, как это часто утверждается в научной литературе. До настоящего времени в юридической теории и практике одно значно определялось соотношение понятий «правотворчество» и «нормо творчество». Следует отметить, что зачастую они используются как синони мы'. Но традиционно в научной литературе «нормотворчеством» обозначает ся деятельность министерств и ведомств по созданию, изменению и отмене ведомственных нормативных актов, т.е. ведомственное нормотворчество.

Р1ли, как вполне справедливо считают отдельные авторы, правотворчество в ' Костенииков М.В. Порядок разработки и принятия правовых актов органов внутренних дел: Учебное пособие. - М., 2001. С.6;

Арзамасов Ю.Г. Ведомственное нормотворчество:

Учебное пособие. - Барнаул, 2004. С.7.

зависимости от значимости принимаемых актов подразделяется на законо творчество и подзаконное правотворчество, где законотворчество представ ляется как процесс по созданию законодательных актов высшими представи тельными (законодательными) органами государства, включающий особую процедуру - стадии законотворческого процесса, а подзаконное правотворче ство — не что иное, как нормотворческая деятельность органов исполнитель ной власти и приравненных к ней (по виду принимаемых ими нормативных правовых актов как подзаконных) органов и лиц'.

Мы предлагаем определять соотношение этих понятий на основе прин ципа различения права и закона, на основе допущения, что не всякий приня тый нормативный акт является актом правотворчества, если он носит непра вовои характер и не полежит применению.

При этом следует учитывать, что, если основу содержания правового закона составляет согласованная воля народа, а основным документом, уста навливающим права и обязанности в правовом государстве, является закон, как акт принятый сформированным на началах народного представительства законодательным органом, то правотворчеством в узком значении следует считать только принятие законов правового характера.

Действительно, согласно теории, все остальное нормотворчество в пра вовом государстве призвано не выражать волю народа, устанавливая обще обязательные правила, а подчиняться ей. На этом основан принцип законно сти. В этом проявляется системность законодательства.

Однако, если подходить к определению понятия правотворчества с точки зрения правового содержания нормативно-правового акта, то всякий нормативный правовой акт, соответствующий правовому закону, также при обретает характер правового, а его издание становится правотворчеством.

Коротко соотношение правотворчества и нормотворчества можно было 'Оксамытпый В.В. Теория государства и права: Учебник для студентов высших учебных заведений. - М., 2004. С.377.

бы выразить в следующей формуле: всякое правотворчество включает нор мотворчество как процесс, но не всякое нормотворчество становится право творчеством и тождественно ему.

Юридическое нормотворчество - по формальным признакам наиболее широкое понятие, включающее в себя все виды и способы издания общеобя зательных правил соответствующим образом уполномоченными лицами.

Правотворчество - наиболее широкое понятие по содержательным признакам и потому не всегда совпадает и исчерпывается понятием нормотворчества.

Далее в своей работе мы будем использовать термин «правотворчест во», подразумевая, что всякая деятельность по установлению общеобяза тельных правил, независимо от субъекта правотворчества, завершается изда нием нормативно-правового акта правового характера.

В правотворчестве участвуют различные субъекты, действующие в со ответствии с процедурой, установленной нормативно-правовыми актами для каждого из них, или для каждого их вида. Правотворчество в правовом госу дарстве представляется комплексным, многогранным, многоуровневым пра вовым явлением, что требует классификации его форм по различным основа ниям. Вместе с тем, учитывая, что проблема классификации видов право творчества не является предметом данного исследования, а лишь сопутствует ему, автор считает возможным не углубляться в научную дискуссию по во просам оснований и полноты отдельных классификаций. Мы считаем воз можным ограничиться авторским вариантом такой классификации, не ис ключающим частичного, большего или меньшего совпадения' с видовым де лением правотворчества, представленного в научной и учебной литературе.

Традиционным и наиболее распространенным основанием классифи кации видов правотворчества является субъект правотворчества. В зависимо ' Такое совпадение объективно, так как многие авторы в основу классификации кладут одинаковые основания. Вместе с тем, анализ деталей отдельных иодходов к классифика ции правотворчества имеющихся в научной литературе, занял бы значительное место в работе, что не позволяют нам сделать требования к объему кандидатских диссертаций.

сти от субъекта правотворчества все его виды делятся на две группы: право творчество органов государственной власти и правотворчество негосударст венных субъектов, В целом видовое деление по этому основанию представ ляется следующим:

Правотворчество органов государственной власти:

1) правотворчество органов законодательной власти;

2) правотворчество органов исполнительной власти;

3) правотворчество органов судебной власти';

Правотворчество негосударственных субъектов правотворчества:

4) правотворчество народа (референдум);

5) правотворчество органов местного самоуправления;

6) правотворчество иных субъектов гражданского общества (обще ственных организаций, спортивных союзов и т.д.).

Научный интерес представляют классификации и по иным основаниям.

Например, по способу участия граждан (народа) в правотворчестве можно выделить:

1) непосредственное правотворчество;

2) представительное правотворчество.

В уже упоминавшейся нами ст.З Конституции России закрепляется право народа на непосредственное осуществление власти. Одной из таких форм является референдум^. Решения референдума могут содержать нормы непосредственного прямого действия, если же для их реализации требуется принятие иного нормативного акта, то такой акт должен быть принят компе ' Сегодня все больше распространяется идея о налнчин судебного правотворчества в Рос сии. См., например: Семьянов Е.В. Судебное правотворчество: Вопросы общей теории права. Дисс.... канд. юрид. наук. - М., 2005, 193с. Однако, этот вопрос, по нашему мне нию, не нашел достаточного подтверждения и аргументации. Поэтому вопрос о судебном правотворчестве актуален для стран, где оно традиционно является одним из основных источников права.

^Федеральный Конституционный закон от 28.06.2004 № 5-ФКЗ «О референдуме Россий ской Федерации» //Российская газета, N° 137-д, 30.06.2004.

тентным правотворческим органом не позднее 3-х месяцев со дня вступления,1| решения референдума в юридическую силу.

Таким образом, непосредственное правотворчество тесно связано с опосредованным (представительным) правотворчеством.

Представительное правотворчество осуш;

ествляется всеми другими субъектами, в частности, компетентными государственными органами: зако нодательными (представительными), исполнительными. Представительным такое правотворчество является в силу делегирования народом правотворче ских полномочий государственным органам. Отдельным негосударственным органам и организациям такие полномочия могут передаваться на основе статутного закона о них.

В итоге следует сделать ряд выводов.

^ Под правотворчеством в широком смысле в правовом государстве сле дует понимать форму осуществления государственной власти, основанную на выражении воли народа путем издания обш;

еобязательных норм в офици ально признанных формах, т.е. сложный социально-политический процесс, состоящий из двух основных этапов — а) этапа создания надлежащего с точки зрения правового социального и демократического государства механизма правотворчества и б) совокупности организационных и процедурных дейст вий, направленных на издание нормативно-правового акта, в порядке, обес печивающем возможность учета и оценки всех факторов (социального, пра ф вового, экономического, морально-нравственного плана), определяющих правовой характер принимаемого нормативно правового акта.

Такой подход к пониманию правотворчества, естественно, подразуме вает дальнейшую теоретическую разработку многих проблем, без решения которых, по нашему мнению, нельзя создать целостного представления о программе реализации концепции правового государства.

§3. Правовой закон н стандарты нравотворчества нраво вого государства.

Правовое государство начинается с правового закона. Поэтому первым и главным направлением в строительстве государства, соответствующего принципам правового, становится правотворчество, обеспечивающее право вой характер позитивного права.

Принятие неправовых законов носит в России распространенный ха рактер. Это не только мешает осуществлению и защите гарантированных Конституцией РФ прав и свобод, но и создает реальную угрозу единству страны, порождает несогласованность действий институтов власти, негатив но сказывается на реализации любых функций государства.

Пизкая результативность в строительстве правовой государственности сегодня становится серьезным препятствием для иных социально экономических и политических реформ. Нельзя не разделить беспокойства председателя Конституционного Суда России В.Д. Зорькина, заявившего:

«Правовое государство - наша безусловная цель, к которой мы за десятилетие действия российской Конституции, несомненно, очень серьезно продвину лись. По сказать, что мы эту цель уже полностью достигли, ни один ответст венный и вменяемый гражданин, увы, не может. Поэтому вполне оправданно ставить вопрос о необходимости полномасштабной правовой реформы в Рос сии. Если ее не форсировать, то и все остальные реформы в стране с очень большой вероятностью начнут буксовать. И очень скоро»'.

' Зорькин В.Д. Об угрозах конституционному строю в XXI веке и необходимости прове дения правовой реформы в России //Журнал российского права, 2004, N2 6.

Как справедливо указывает В.Д, Зорькин, следует признать, что Россия имеет отсталую правовую систему, и необходимо предпринимать решительные шаги по проведению пра вовой реформы. Нужно поставить в качестве актуальной задачи на 2004-2008 гг. развер тывание масштабной правовой реформы сроком до 2020 г. Программа правовой реформы должна быть не правительственной, а государственной. Ее следует утвердить законом и неуклонно осуществлять по этапам вплоть до 2020 г. Тогда появляется шанс на формиро вание к этому сроку развитой правовой системы, построение основ правового государст Задача создания теоретических основ реализации идеи господства пра ва в России остается актуальной не один век. В конце XIX века русский фи лософ В. Соловьев прямо связывал успехи российского государства с торже ством правовой государственности. Он утверждал, что если Россия не отка жется от права силы и не поверит в силу права, если она не возжелает ис кренно и крепко духовной свободы и истины, она никогда не будет иметь никакого успеха ни в каких делах своих, ни внешних, ни внутренних'.

Как уже отмечалось, в основу исследования положена идея, заклю чающаяся в том, что приоритетным направлением строительства правового государства является не укрепление судебной и правоохранительной систе мы (хотя их роль не следует недооценивать), на которые возлагается задача «исправления позитивного права» и приведение его неправовых установле ний в соответствие с квалификациями «правового закона», а совершенство вание правотворчества исключающего, точнее, значительно снижающего до лю нормативных актов государства неправового характера.

По нашему убеждению, такой подход, по крайней мере, снизит напря жение споров о том, должен ли правоприменитель применять норму закона, по его мнению или в действительности не соответствующую праву^.

Таким образом, теоретическая разработка проблемы правотворчества в правовом государстве, по нашему мнению может быть положена в создание одной из теоретических основ практической реализации конституционной программы строительства в России правовой государственности. К сожале ва, преодоление отставания от стран с развитой правовой системой. Критически важен пе риод 2004-2008 гг., когда будет заложена основа реформы. См.: Зорькин В.Д. Тезисы о правовой реформе в России // Законодательство и экономика, 2004, № 2.

' Соловьев В. Национальпый вопрос в России //Соч. в 2-х тт. Т.1. - М., 1989. С.263.

Так, член Конституционного Суда РФ Г. Жилин справедливо отмечает, что «одним из распространенных аргументов против использования в теории и практике понятий «пра вовой закон» и «неправовой закон» служит суждение о том, что это ослабляет регулятив ную роль закона, создает препятствия государству и его институтам в выполнении право охранительной функции, формирует нигилистическое отношение к закону и праву». См.:

Г. Жилин. Соотношение права и закона //Российская юстиция, 2000, № 4. СПС «Консуль тантПлюс».

нию, сегодня гораздо более распространенным является мнение о том, что основное бремя контроля за правовым характером позитивного права при надлежит правоприменителю, чаще - суду.

Однако, по нашему убеждению, эта точка зрения не совсем верна.

Приведенная в предыдущем параграфе система принципов правового госу дарства показывает, что оно может быть реализовано только при условии, если правовая природа позитивного закона будет заложена на этапе правиль но организованного правотворчества. С этой точки зрения нам представляет ся неверным суждение о том, что на стадии подготовки и принятия закона его правовая или неправовая природа может только предполагаться, выявля ется же она в ходе реализации закона, в результате отношения к нему людей.

Закон, отвечающий интересам людей, является для них правовым. Если закон отвечает интересам большинства людей в обществе, то он правовой для об щества в целом на данном этапе его развития. В этом смысле правовой ха рактер закона совпадает с его легитимностью'. По нашему мнению, вопрос о соответствии закона интересам большинства должен решаться надлежаще организованным правотворчеством, а не в ходе его реализации.

Конечно, независимая судебная проверка правового характера норма тивно-правового акта - важный элемент правовой государственности. Но, во первых, суд может выполнять свою функцию только в связи с конкретным правовым спором, и потому неправовые по своей природе нормативно правовые акты в значительной своей части могут действовать продолжитель ное время и подрывать правовой характер государственности. Во-вторых, су дебный контроль правового характера нормативно-правового акта требует формализации в законе (чаще в Конституции) признаков правового закона.

Но здесь возникают дальнейшие трудности. Признаки права (равенство, справедливость, гуманность и др.) достаточно трудно формализовать. Ряд же ' Лившиц Р.З. Теория права. Учебник. - М. : БЕК, 1994. С.72.

основ правового закона вообще нельзя проконтролировать судом (например, его соответствие воле народа, интересам общества, объективным материаль ным и духовным условиям и потребностям).

Итак, многие правовые характеристики позитивного закона могут быть заложены только на стадии правотворчества. Мало того, многие неправовые законы могут быть выявлены и исправлены только в результате надлежаще организованного правотворчества.

Надлежащим правотворчеством с точки зрения идеалов правовой госу дарственности, по нашему мнению, будет продуцирующая система таких общеобязательных норм, верховенство которых будет обеспечивать их тор жество. Потому, прежде чем определить систему требований и принципов надлежащего правотворчества, следует определить свойства и качества гос подствующего права (закона).

Поэтому для разработки стандартов правотворчества в правовом госу дарстве важен вопрос о свойствах правового закона. Какие качества отлича ют правовой закон от неправового, повторимся, в первую очередь необходи мо знать правотворцу. Именно на стадии правотворчества могут быть макси мально учтены все факторы, влияющие на правовой характер закона, в том числе и те, которые не могут быть формализованы и требуют морально нравственной, профессиональной, научной и иной зрелости правотворца.

В литературе проблема правового (следовательно, допустимого по форме и содержанию как верховенствующего) закона имеет различные вари анты разрешения. Вариант разрешения проблемы соотношения закона и пра ва является основой для обоснования той или иной модели правового госу дарства. Идея правового государства, как уже говорилось, не нова, но вместе с тем динамична с точки зрения развития ее содержания и методологической ценности.

в отечественной теории государства и права существует несколько ос новных подходов к решению этой проблемы.

Легистское правопонимание исходит из отождествления закона и пра ва. Любой закон государства и есть право, в котором выражается воля, про извол неправового государства. Однако, по нашему мнению, легистский тип правопонимания в значительной части является предметом истории право вых учений. Современные позитивисты и нормативисты, как правило, не сводят позитивное право к исключительному нормативному произволу со стороны государства. Так или иначе возникает вопрос о содержании закона, который, как правило, решается путем расширенной трактовки принципа за конности в правотворчестве, согласно которому издаваемые законы должны соответствовать конституционной законности.

Другие современные типы правопонимания предполагают различение позитивного права и права более совершенного порядка. Одной из наиболее известных современных концепций правопонимания является либертарно юридическая теория права. Ее основоположник B.C. Нерсесянц считает глав ным ее элементом отличение закона (позитивного права) от права. Закон яв ляется правовым, если он воплощает в себе формально-абстрактное равенст во, свободу и справедливость. Естественно-правовая концепция причисляет к правовым такие законы и нормы позитивного права, которые соответствуют естественным неотъемлемым правам и свободам человека.

М.И. Байтин, сторонник современного нормативного понимания права, оставаясь в рамках «узкой» его трактовки, делит нормы на «истинные», т.е.

соответствующие праву, и «ложные», не соответствующие праву. Он пишет:

«Соответствующими праву являются только истинные нормы. Что касается ' Следует, однако, отметить, что нам не известны современные представители этого на нравления. Чаще можно встретить в литературе описание этой концепции ее критиками, причем в весьма упрощенном и тенденциозном виде, сводящим все варианты позитивист ской трактовки права к произволу государства, к «указному» праву. Видимо, неизвестны современные легисты не только нам. Так, Нерсесянц B.C., нодвергая критике легистов (позитивистов), среди представителей этой теории не называет ни одного современного отечественного или зарубежного сторонника легизма. См.: Нерсесянц B.C. Общая теория права и государства. - М.: Издательская группа НОРМА - ИНФРА-М, 1999. С.34-39.

норм, неотвечающих государственной воле общества, естественным законам как нравственной основе (морально-этическим принципам) позитивного пра ва, норм, ущемляющих права и свободы граждан и тем самым или каким либо иным образом противоречащих Конституции РФ, то это — ложные нормы, которые не должны применяться и подлежат в установленном зако ном порядке изменению или отмене»'.

Таким образом, и современный нормативизм признает, что не всякие нормы позитивного права являются правовыми и потому не могут быть ос новой правовой государственности.

Перечень характеристик правового закона достаточно обширен и в со временной юридической литературе достаточно детально описан: учет в нем интересов людей;

его справедливость;

применимость, реализуемость закона;

ф отношение к нему общественного мнения;

уровень общей и правовой куль туры общества;

научная оценка закона и др.

Однако, мы видим свою задачу не столько в том, чтобы расширить пе речень признаков и свойств правового закона. Мы ставим перед собой задачу трансформирования социальных и нравственных требований к содержанию правового закона в систему конкретных формализованных критериев, на ос нове которых можно было бы с достаточной степенью достоверности гово рить о соответствии позитивного закона требованиям справедливости, его соответствии интересам общества или его большинства, другим морально этическим и социальным требованиям.

Правовой характер закона складывается не столько из чисто юридиче ских свойств позитивного закона, сколько из свойств социального и мораль но-нравственного характера. Правовая государственность исходит из того, что всякий нормативный правовой акт должен быть воплощением справед ливости. По мысли А. Нашица, решения, на которых останавливает свой вы ' Байтин М.И. Сущность права (Современное нормативное нравононимание на грани двух веков). Изд. 2-е, доп, - М.: 0 0 0 ИД «Право и государство», 2005. С.73.

бор законодатель, «призваны служить не чисто юридическим или исключи тельно юридическим проблемам;

они должны содействовать урегулирова нию важных проблем социального характера». Иными словами, речь идет об обеспечении «справедливого и соответствующего возможностям данной ста ^ дни развития общества удовлетворения всех законных интересов»*.

По нашему мнению, основным признаком правового закона является адекватное отражение в нем воли народа, которая, конечно, по своей сути должна отразить справедливый социальный компромисс. Итак, правовой за кон - это не просто форма выражения общей воли. Общая воля как содержа ние закона обеспечивается надлежащим способом формирования правотвор ческого органа или демократической процедурой наделения его такой компе ^•* тенцией.

^ Наиболее емким, понятным и одновременно наиболее сложным в юри дическом воплощении является такой признак нормативно-правового акта, как его справедливость. Больше того, справедливость - не только вечная, но и высшая ценность в праве. Все остальные соизмеряются с ней и действитель ны лишь при условии, что они не противоречат справедливости. Это требо вание становится ключевым в контексте правового демократического госу дарства. Выполнению этого требования подчинен и характер формирования v^' законодательных органов, и обеспечение эффективных средств участия об щественности в правотворческом процессе, и ряд других принципов органи зации правового государства. «Если право - средство общественного ком промисса, то все встает на место: чем больше людей удовлетворено содержа нием закона (компромисс), тем больше оснований считать такой закон пра вовым. Оценка закона как правового и отношение к нему в значительной степени зависят от общей и правовой культуры общества. Каково само обще Цитируется по: Иванова С.А. Принцип социальной справедливости в законотворчестве:

проблемы реализации на современном этапе //Законодательство и экономика, 2005, N2I.

СПС «ГАРАНТ».

ство, таковы и его представления о праве и справедливости»'.

Во все времена и у всех народов считалось, что право должно быть справедливым. При этом либо оно рассматривалось как воплощение спра ведливости, либо выдвигалась цель привести его в соответствие со справед ливостью. Из этого можно заключить, что справедливость - одна из ценно стей права, причем наиболее долговечных и существенных^.

Еще в древности Аристотель отмечал, что право - мерило справедливо сти, он писал в своей «Политике»: «Понятие справедливости связано с пред ставлением о государстве, так как право, служащее мерилом справедливости, является регулирующей нормой политического общения»^.

Справедливость нормативно-правового акта складывается из справед ливости цели нормативно-правового установления, избранных методов пра вового регулирования и, наконец, формы нормативно-правового акта.

С.А. Иванова достаточно широко толкует справедливость цели, указы вая, что к целям, заключенным в правовых нормах, предъявляются опреде ленные требования справедливости. При этом автор концентрирует в поня тии справедливости цели нормативно-правового акта весь спектр требова ний, образующих его правовой характер: «Цель, чтобы быть справедливой, должна:

- адекватно отражать интересы народа, т.е. обладать качеством истин ности. Любая истинная правовая цель - исторически назревшая цель, для осуществления которой имеются все необходимые условия. Но здесь еще дают о себе знать недостатки общественного сознания, именно они могут быть причиной появления правовых норм, не соответствующих объективным закономерностям...

- обладать признаком реальности. Реальна та цель, для реализации ко ' Лившиц Р. 3. Теория права. Учебник - М.: БЕК, 1994. С. 72.

^ Мартышин О.В. // http://www.real-voice.i№fo/art/civill3.htm.

^ Аристотель. Политика. О том, что такое государство //http://www.philosophy.ru /library/aristotle/polit/politl-l.htm.

торой уже в наличии (а не только потенциально) имеются достаточные сред ства.

Истинность и реальность не всегда совпадают в правовой цели. Истин ная цель может быть в определенный момент нереальной, а реальная - неис тинной... Должны быть созданы либо же уже существовать условия, которые содействуют поведению, не влекущему санкции. Другое положение противо речило бы справедливости.

- цель должна опираться лишь на такие средства, применение которых нравственно оправданно. Цель, для которой требуются неправовые средства, не есть правая цель»'. Обширность приведенной цитаты оправдана нашим желанием показать, насколько многосложно понятие справедливости право вого закона.

Соглашаясь с такой постановкой вопроса о понимании справедливости закона, отметим, что это свойство складывается из следующих составляю щих:

- цель закона должна отражать интересы народа;

- принятие закона должно «исторически назреть», т.е. должно быть востребовано исторической необходимостью;

- закон должен приниматься только для достижения реальных целей, т.е. обеспеченных всеми необходимыми средствами и ресурсами;

- закон может предусматривать только такие методы правового регули рования, которые оправданы с нравственной точки зрения для достижения конкретных правовых целей.

В связи с этим есть все основания, по которым справедливость следует рассматривать как критерий истинности, подлинной нравственности и пра воохранительной сущности закона. Речь идет об адекватности правовой ма Иванова С.А. Принцип социальной справедливости в законотворчестве:

проблемы реализации на современном этапе //Законодательство и экономика, 2005, №1.

СПС «ГАРАПТ».

терии принципам приоритетности и гарантированности прав человека и о рассмотрении ее как критерия правомерности и социальной справедливости того или иного закона. Исходя из данного критерия, все принимаемые право вые акты, а также все действующее законодательство должны сообразовы ваться с правами человека, с принципом равноправия людей - одним из тре бований и компонентов идеи справедливости'.

Однако, справедливость закона не исчерпывает социально нравственных качеств правового закона. Значительный интерес представляет философско-правовая концепция B.C. Соловьева. Прежде чем дать определе ние понятия права, он отмечает, что «в основе права лежит свобода как ха рактеристический признак личности». Однако, свобода лица превращается в право лишь тогда, когда за всеми одинаково признается их свобода. «Таким образом, моя свобода как право, а не сила только, прямо зависит от призна ния равного права всех других. Отсюда мы получаем основное определение права: право есть свобода, обусловленная равенством. В этом основном оп ределении права индивидуалистическое начало свободы неразрывно связано с общественным началом равенства, так что можно сказать, что право есть не что иное, как синтез свободы и равенства».

Именно обеспеченность равной свободы в позитивном законе является другой важнейшей характеристикой его правового характера.

B.C. Нерсесянц совершенно справедливо отмечал, что правовое госу дарство и правовой закон, как и государство и право вообще, - не самоцель, а социально-исторически обусловленные всеобщие формы выражения, органи зации, упорядочения и реализации защиты прав и свобод человека и гражда нина. Свобода относительна в смысле ее фактической незавершенности, ис торического изменения и развития ее содержания и т.д., но она абсолютна 'Иванова С.А. Указ соч. //СПС «ГАРАНТ»

^ Соловьев B.C. Право и нравственность //Власть и нраво. Из истории русской нравовой мысли.-Л., 1990. С.90.

как высшая ценность и принцип и поэтому может служить критерием обще цивилизационного и общечеловеческого прогресса'. Содержание и характер этой свободы определяются достигнутым уровнем социально-исторического развития людей, который находит свое отражение в позитивном законода тельстве.

Итак, следует признать, что правовой характер закона определяют три основных его качества: справедливость, приоритет свободы личности и рав ноправие для всех.

Однако, совершенно справедливо подмечено, что названные характе ристики могут представлять идейную основу правового закона. Для концепта правовой государственности их выделение и аргументированное морально этическое, социальное, экономическое и политическое обоснование можно было бы считать достаточным для формирования адекватного идеального представления о правовом законе.

Однако, когда проблема определения правового характера закона ста вится в практической плоскости, эти характеристики ставятся под сомнение как пригодные, а иногда даже становятся аргументами невозможности отли чения правового закона от неправового.

Одним из аргументов против подразделения законов на правовые и не правовые считают также отсутствие четких критериев для этого, поскольку признаки равенства, свободы и справедливости при характеристике права но сят абстрактный характер и допускают неоднозначное толкование^. Действи тельно, представления о справедливости, равенстве и свободе могут значи тельно отличаться у разных правотворческих и правоприменительных субъ ектов. Очевидна потребность в установлении более конкретных, не таких масштабных требований к позитивному закону, руководствуясь которыми и 'Нерсесяпц В. С. Общая теория права и государства. - М.: ИНФРА • М, 1999. С.311, ^ Жилип Г. Соотношение права и закона //Российская юстиция», 2000, № 4. СПС «Кон сультантПлюс».

правотворец, и правоприменитель имели бы одинаковые исходные критерии ^^ для оценки правового характера закона, т.е. соответствия его требованиям равенства, справедливости и свободы.

Создание ясных и твердых критериев правового характера действую щего, а точнее подготавливаемого к введению в действие (разрабатываемого субъектом правотворчества) закона особенно актуально. Конечно, нужно от давать себе отчет, что достичь полной строгости и ясности таких критериев будет сложно.

Тем не менее, следует учитывать, что эта задача становится ключевой в программе строительства правовой государственности. Кроме того, приме нительно к России эта задача облегчается тем, что действующая Конституция не только провозгласила Россию правовым государством, но и закрепила в # качестве основ конституционного строя целую систему исходных требова ний к правовому регулированию.

В системе критериев правового характера закона можно выделить не сколько самостоятельных групп, позволяющих дать оценку закону с различ ных сторон.

Первую группу правовой оценки закона составляют гуманитарно идеологические критерии. Система этих критериев, конечно, может варьиро " ^ ваться в зависимости от господствующего (доминирующего) правопонима ния в конкретном государстве и на определенном этапе его развития. Но, тем ^ не менее, если речь идет о правовом демократическом государстве, то наибо лее широкое признание получили следующее идеологические требования к позитивному праву, соответствие которым превращает его в «правовое»:

- приоритетность естественных и неотъемлемых прав и свобод челове ка;

- идея формального равноправия субъектов права;

's*^' - идея свободы, обеспечиваемой и охраняемой позитивным правом;

- идея справедливости, как отражение господствующих в обществен пом правосознании представлении о равноценности, соизмеримости и т.д.;

- идея позитивпо-правовой защиты интересов институтов гражданского общества.

Следует оговориться, что значительная часть идеологического обосно вания законодательства приобрела формально-юридический характер в большинстве развитых демократических государств.

Вторую группу образуют критерии, основанные на полноте учета пра вообразующих источников (оснований) правового закона'. Система этих критериев позволяет установить долю государственного (политико идеологизированного), или чиновничьего волюнтаризма, чрезмерность кото рого как раз и превращает позитивное право в «указное», абсолютизирующее волю официального правотворца.

Конечно, правотворчество - это интеллектуально-волевой процесс.

Формируемое позитивное право - это не спонтанно возникшие в социальной практике нормативы, а результат целенаправленной деятельности специаль но сформированного и уполномоченного субъекта. Тем не менее, позитив ный закон, чтобы иметь правовой характер, должен быть издан субъектом, способным соотнести его будущую действенность с существующими соци альными, экономическими, морально-духовными условиями общественного бытия и тенденциями их развития. Игнорирование объективно наличест вующих условий и закономерностей социально-духовного развития не толь ко превращает позитивный закон в «голый» приказ, но и зачастую вызывает социальное отторжение идеалов правовой государственности, непосредст венная и абсолютная правореализация которых становится невозможной в связи с отсутствием указанных выше условий. Нередко принимаемый Госу В теоретико-правовой литературе нередко их называют «материальными» источниками права, или социальными источниками нрава. См., например: Зивс С.Л. Источники нрава. М.,1981. С.22;

Чиркин В,Е. Закон как источник права в развивающихся странах //Источ ники нрава. - М.,1985. С.5.;

Гурова Т,В. Актуальные проблемы теории источников нрава.

Дисс.... канд. юрид. наук. - Самара, 2000. С.88-105.

дарственной Думой закон имеет солидную идеологическую основу и, на пер вый взгляд, преследует значимые общесоциальные цели, но практика его применения наталкивается па серьезные препятствия экономического, мо рально-этического, ментального характера. Такой закон следует отнести к «неправовым», т.к. массовость его игнорирования, в том числе и правопри менительными органами государства, приводит, с одной стороны, к форми рованию нигилистических настроений в правовой сфере, а с другой - к «из бирательному», неправовому характеру его применения, что создает простор для злоупотреблений исполнительной власти.

В третью группу мы включили формально-юридические критерии оценки правового характера закона. Конечно, самым распространенным счи тается мнение о том, что правовой характер закона можно определить, исхо дя лишь из его соотнесения с идеалами естественного права, идеями спра ведливости и равенства и т.д. Не отрицая этого полностью, заметим, что зна чительная часть этих идеалов приобрела формально-правовую форму в виде включения их в качестве норм-принципов, норм-деклараций, норм дефиниций и других норм общеправового регулирования в тексты основных законов демократических стран. Этот факт свидетельствует о том, что фор мализация идеалов стала первым естественным, очевидным и необходимым шагом по пути строительства правового государства. Конституция Россий ской Федерации предъявляет к текущему законодательству требования, на рушение которых дает основание для признания закона неправовым. Кроме того, в систему формально-юридических критериев включаются и собствен но юридические основания оценки правового характера закона. В самом об щем виде они представляют собой систему юридических принципов и средств, выработанных человечеством в качестве основ справедливого и гу манного позитивно-правого регулирования общественных отношений. К ним мы относим принципы: законности;

соответствия формы (юридического ис точника) характеру регулируемых общественных отношений;

невозможности распространения отягчающей ответственность нормы на общественные от ношения, возникшие до вступления ее в силу;

комнетенционного и террито ^ риального оснований определения предметов правового регулирования и т.д.

В четвертую группу входят организационно-политические критерии, несоответствие которым дает основание признавать неправовой характер нормативного акта. Эти критерии дают возможность оценить принципы ор ганизации и процесса создания нормативно-правового акта исходя из основ ной идеи демократического государства - правовое регулирование должно осуществляться в соответствии с волей народа - источника власти и в его ин тересах. Именно эта система критериев и составляет систему стандартов, ко торым должна соответствовать система правотворчества правового государ ства.

# В реальной жизни проблема верховенства права трансформируется в проблему особых свойств норм, содержащихся в позитивном законе или ином нормативно-правовом акте.

На наш взгляд, эта задача должна решаться (и успешно решается) на уровне Конституции. Дело в том, что Конституция- это не только правовой документ высшей юридической силы, но и учредительный документ, в кото ром закладываются идейные и организационные принципы правового закона и правотворчества в целом. Однако, как мы уже отмечали выше, это лишь первый шаг. Важно практическое следование конституционным характери ^ стикам правового закона, правовой государственности. И эта задача должна решаться не только на стадии правоприменительной деятельности, чему в науке и на практике уделяется гораздо больше внимания. Видимо, в связи с созданием и функционированием специальных органов конституционного контроля, обеспечивающих контроль соответствия текущего законодательст ва конституционным критериям права. Тем не менее, правовой характер за '^' конов должен закладываться на стадии правотворчества.

Каковы же критерии отличения правового закона от неправового в дей ствующей российской Конституции? Щейная триада правовой характери,ф^ стики закона обеспечивается в Конституции различными средствами.

Требования справедливости, равноправия и свободы в конституцион ной концепции концентрируются в главном требовании - обеспечении прав и свобод человека. В силу этого основные правовые характеристики всего кон ституционно регламентируемого пространства в целом и правовой государ ственности в особенности даны в Конституции с позиций и под углом зрения прав и свобод человека и гражданина, их признания и защиты.

Положения Конституции о правах и свободах человека и гражданина значимы не только в плане проблем защиты отдельного человека. По нашему мнению, перечень конституционных прав и свобод не является перечнем субъективных прав и свобод человека. Конституционное закрепление основ ных прав и свобод человека выполняет общерегулятивную функцию. Каждое Ш право, нашедшее отражение во второй главе Конституции - это не конкретно предоставленное субъективное право конкретному человеку, а форма объек тивации непререкаемой границы личной свободы, обозначение которой в первую очередь адресовано власти государства, а затем и другим субъектам.

Положения Конституции выступают как общеобязательный правовой стан дарт и конституционное требование к правовому качеству официальных If нормативных актов, к организации и деятельности всех ветвей государствен ной власти и должностных лиц.

Положения Конституции, относящиеся гарантиям естественных прав и Ф свобод, выступают целостным, самостоятельным критерием наличия или от сутствия, соблюдения или отрицания права вообще, критерием правового ха рактера действующего законодательства.

Показательно, что уже во второй статье, отнесенной к неизменяемым основам конституционного строя, провозглашено: «Признание, соблюдение ^" и защита прав и свобод человека - обязанность государства» (ст. 2). Таким образом, с признанием неотчуждаемого и прирожденного характера основ ных прав и свобод человека, одновременно подчеркивается общезначимость и обязательность этих прав и свобод для всего государства в целом.

Существенными как для характеристики правового закона, так и для конституционных требований к организации правотворчества в правом госу дарстве следует признать положения ст. 3 Конституции, согласно которой носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ, который осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Таким образом, эта статья закладывает главный принцип организации правотворчества - оно должно осуществляться либо непосредственно путем референдума, либо органами государственной власти, сформированными по принципу представительства или в соответствии с процедурой, обеспечи вающей представительство власти народа. Формирование государственных органов нарушающих этот принцип и присваивающих властные полномочия.

Конституция квалифицирует как захват власти (ч.4 ст.З).

Прямым указанием на то, каким должно быть содержание правового закона, являются положения ст. 18 Конституции, согласно которой права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и примене ние законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, мест ного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Они являются непо средственно действующими.

И, наконец, в ч.2 ст. 55 Конституции сформулировано жесткое требо вание к правотворческому процессу: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы Человека и гражданина».

В контексте нашего исследования последнее конституционное положе ние имеет принципиальное значение. Вопрос о правовом характере закона должен быть решен в процессе правотворчества.

Равноправию как признаку правового государства Конституцией при _ своен ранг принципа конституционно-правового статуса человека и гражда нина (ст. 19), нарушение которого превращает любой позитивный закон в не правовой.

Таким образом. Конституция установила формально определенные требования к позитивному законодательству, которые образуют систему ор ганизационных и процедурных стандартов правотворчества в правовом госу дарстве.

Итак, можно сформулировать ряд выводов по вопросу, каковым долж но быть содержание правового закона и какие из этого вытекают требования к правотворчеству в правовом государстве.

В связи с затронутой проблемой стандартов правотворчества в право # вом государстве возникает вопрос о формах и методах их применения на от дельных стадиях правотворческого процесса. Однако, этим проблема не ис черпывается. Проблема стадийного контроля правового характера норматив ного акта требует разработки специальных мер в соответствии со специфи кой стадии правового регулирования.

На стадии правотворчества это могут быть комиссии, экспертизы, со гласование с общественной палатой, вынесение на всенародное обсуждение, консультативный референдум и т.д. На стадии правореализации - неограни ченное, доступное право обжалование решений, принятых на основе непра ^ вового акта, нормальное функционирование правозащитных государствен ных и негосударственных организаций и учреждений. На стадии правопри менения - судебный и конституционный контроль. Однако, это - отдельные темы.

Идейную основу определения правового характера позитивного закона составляют требования выражения в нем справедливости, приоритета прав и '^' свобод человека и равноправия.


Практическая постановка вопроса об обеспечении правового характера закона требует перевода указанных критериев в систему организационных и формализованных требований, которые в совокупности обеспечивали бы ми нимально необходимые гарантии издания законов правового содержания.

Обеспечение правового характера законодательства требует выработки строгих стандартов (требований) к позитивному правотворчеству, являюще муся органичной частью правообразования.

Стандарты правотворчества правового государства - это система тре бований, образцов организации и деятельности правотворческих органов, со блюдение которых создает организационные предпосылки правового закона, выражающего идеал демократического волеизъявления.

Залогом правового характера нормативного акта, по нашему мнению, является выработка и строгое соблюдение стандартов позитивного право творчества, соответствующих не только идеям правового государства, но и его демократическому и социальному характеру.

Глава II. Стандарты правотворчества в правовом государстве Как отмечалось выше, правовой характер нормативного акта заклады вается не только в процессе правотворчества, но и в процессе формирования правотворческих органов и установления их компетенции. Эти стандарты не одинаковы для различных правотворческих субъектов и их роль в механизме правового регулирования различная.

Минимально необходимые организационные требования, закладываю щие стандарты подлинного представительства и легитимности полномочий правотворческих субъектов, составляют организационные стандарты право творчества.

Стандарт правотворческой процедуры предполагает такое течение за конодательного процесса, которое исключило бы искажение воли подлинно го представительства в принятом законодательном акте.

Таким образом, организационно-правовые стандарты образуют систему критериев правотворчества в правовом государстве. При этом следует учи тывать, что рассмотренные нами ниже организационно-правовые стандарты касаются двух основных видов форм правотворчества: законотворчества и подзаконного правотворчества. Особенности договорного правотворчества и судебного правотворчество, в связи с их специфичностью и дискуссионно стью, рассматриваются нами через призму системных стандартов источников права.

§1. Организацпоппо-процедурпые стапдарты закопотвор чества в правовом государстве.

Важнейшим субъектом правотворчества является законодательная власть. Именно законодательные органы являются ядром правотворческих органов государства. Законы являются нормативно-правовыми актами выс шей юридической силой. Именно эти правовые акты закладывают правовой характер государства. Поэтому формирование и организация деятельности именно этих органов вызывает особый интерес с точки зрения разработки ор ганизационных стандартов законотворчества, В правовом государстве под правотворчеством следует понимать не только разработку, принятие и введение в действие только таких норматив но-правовых актов, которые являются правовыми, а, следовательно, обеспе чивают максимально адекватное выражение воли народа.

При такой постановке проблемы принципы организации и легитима ции правотворческих органов выдвигаются на первый план. Они становятся неотъемлемой частью проблем обеспечения создания нормативных актов, имеющих правовое содержание, т.е. соответствующих воле народа, требова ниям справедливости, свободы и равноправия.

Организационные стандарты правотворчества призваны оправдать до пустимость и необходимость господства позитивных законов как форм вы ражения общеобязательных нормативных требований гражданского общест ва, артикулированных органами государственной власти.

Особенно важна разработка таких стандартов для организации законо дательных и представительных органов, осуществляющих правотворчество от имени народа страны, народа отдельного региона, если речь идет о зако нодательном органе отдельного субъекта федерации, или от имени населения муниципального образования.

Организационные принципы, обеспечивающие правовой характер нор мативно-правовых актов, издаваемых представительными органами, условно можно разделить на две самостоятельных группы: а) принципы их консти туирования, коренящиеся в их политико-правовой природе (назначении) и б) принципы внутренней организации, обеспечивающие эффективную безде фектную деятельность.

Первым организационным стандартом коллегиальных правотворческих органов является стандарт' подлинного представительства^ интересов наро да. Недаром современные аналитики отмечают, что «существенной пробле мой современного российского правотворчества является корпоративизация правотворческого процесса, связанная с принятием нормотворческих реше ний в пользу групповых, корпоративных интересов. Эта тенденция особенно опасна в сфере законодательной деятельности, поскольку закон по своей природе должен быть выразителем общей воли и общезначимого интереса, а не интересов отдельных социальных слоев и групп»''.

Думается, что решение этой проблемы коренится в последовательном осуществлении вышеназванных организационных принципов правотворчест ва. Такая постановка проблемы, конечно, не является совершенно новой. Для аргументации выдвинутого тезиса обратимся к суждению весьма известных философов и теоретиков права.

Известный философ B.C. Соловьев во главу угла проблемы правильной организации правотворчества в правовом государстве ставил правовой закон, выражающий волю народа, как требование реализации минимума нравствен ности: «С точки зрения юридической важно именно объективное выражение нашей воли в совершении или недопущении известных деяний. Это есть дру гой существенный признак права, и если оно первоначально определялось как некоторый минимум нравственности, то, дополняя это определение, мы можем сказать, что право есть требование реализации этого минимума, то ' Унотребление термина «стандарт» мы считаем оправданным. Правовое государство как кон цепция - это идеальная модель, которая задает определенные критерии составляющим ее идеаль ным компонентам. К таким комнонентам относится и идеальное правотворчество. Образец, ко торому должно соответствовать, удовлетворять правотворчество по своим признакам, свойствам, качествам и образует нонятие стандарт правотворчества. См.: Ожегов СИ. Словарь русского язы ка. 70000 слов /Под ред. Н.Ю. Шведовой. - 23-е изд., испр. - М.: Рус. яз., 1991. С.760.

^ Для единоличных правотворческих органов, а также коллегаальньк органов, формируемых не на выборньк началах, следует говорить о стандарте легитимности. В этом случае потребуется теоретическая разработка компонентов, из которых складьшается стандарт легитимности в пра вовом государстве.

^ Законодательство в Российской Федерации: состояние и проблемы //Журнал Российского права, 1997, № 1 //http://www.ikota.ru/9000000/02970101.txt.

есть осуществления определенного минимального добра, или, что то же, дей ствительного устранения известной доли зла, тогда как интерес собственно нравственный относится непосредственно не к внешней реализации добра, а к его внутреннему существованию в сердце человеческом»'.

В конце XIX века в России после принятия известного Манифеста об усовершенствовании государственного порядка 17 октября 1905 г.^ участие народа в законодательной деятельности было предметом бурного обсужде ния. Примечательно, что правотворчество (конечно, в виде законотворчества) связывалось с несомненным участием в нем народа. При этом во главу угла организации законодательства ставился вопрос о правильной организации законотворческих органов. Мало того, идеи манифеста давали основание вы двигать идеи общественного контроля над деятельностью законодательного органа. В случае же, если принимаемые законы не отражали воли народа, то обосновывались идеи прямого общественного давления, путем проведения так называемых «открытых собраний».

Известный философ и правовед И.А. Ильин в 1906 году подготовил ра боту «Свобода собраний и народное представительство»^, в которой обосно вал основные принципы правильной организации законодательного органа, его роли в правовом государстве и связи с обществом. Он писал: «До 17-го октября законодательная власть находилась в руках Царя, который мог, если хотел, советоваться, но мог и не советоваться со своими подданными...

Впредь законом будет только такое постановление, которое одобрено Госу дарственной Думой, т. е. палатой представителей. Все, что не одобрено на родными представителями, не может уже получить силу закона... На сво бодных собраниях можно прекрасно выяснить нужды народа и выразить его ' Соловьев B.C. Оправдание добра. - М., 1999. С.329.

^Российское законодательство Х-ХХ вв.: в 9 т. Т. 9. Законодательство эпохи буржуазно демократических революций /Отв. ред. О.И.Чистяков. - М., Юридическая литература, 1994. С.41.

• Ильин И. А. Собрание сочинений в 10 томах. Том 9 -10 /Свобода собраний и народное предста ^ вительство. С. 41-59.

волю, но осуществлять эту волю должно другое собрание свободно избран ных народных представителей» ^,ф Однако, формальное участие Государственной Думы в законодательст ве И.А. Ильин считал не главным. Он ставит вопрос, в зависимость от ответа на который поставлено само обоснование передачи законодательной власти представительному органу: «Но можно ли сказать, что Государственная Дума представляет собою волю народа? И при всяких ли условиях?».

Таким образом, главным в организации законодательного органа И. А.

Ильин считал его способность представлять волю народа. Это требование к верховному правотворческому органу должно быть обеспечено организаци онными средствами, а именно порядком формирования и обеспечением справедливого пропорционального представительства гражданского общест ^ ва: «Для того, чтобы выяснить и провести в жизнь, исполнить волю народа, необходимо правильное народное представительство»''.


И. А. Ильин «правильное народное представительство» связывал с возможностью всех социальных групп иметь представительство интересов в законодательном органе. «Было бы очень долго перечислять все, что нужно для того, чтобы Государственная Дума действительно представляла народ ную волю». Самое главное - это справедливое избирательное право, всеоб уч щее, равное, прямое и тайное;

сюда же относится пропорциональное пред ставительство и особенно те «незыблемые основы гражданской свободы, ко ^ торые обещаны в манифесте 17-го октября...». Главным средством «к тому, чтобы палата представителей точнее и полнее представляла волю народа и выражала ее в законах» И.А. Ильин считал свободу открытых собраний, без которых невозможна деятельность политических партий как союзов граждан, объединенных общим интересом. «Время выборов есть то время, когда народ Р1льин и. А. Собрание сочинений в 10 томах. Том 9 - 1 0 /Свобода собраний и народное нред ставительство. С.41.

^ Там же С.41.

^ Там же С.42.

выбирает себе будущих законодателей. Он не может постоянно осуществлять законодательную власть сам, непосредственно, и выбирает своих представи тел ей. Он выбирает тех, которые, выполняя его волю, должны будут писать для него законы. И вот, если он не может не только выяснить свою волю на собраниях, не только высказать свои пожелания, но не может даже сгово риться о том, за кого следует подавать голоса, кого послать представителем в законодательную палату, то выборы целиком теряют всякий смысл и всякое значение» '.

Трудно не согласиться с И.А. Р1льиным, утверждавшим, что если изби рательное право устроено несправедливо, если выборы были не свободны, «то можно даже наверное сказать, что палата представителей будет заботить ся только об интересах фабрикантов, купцов и помещиков». Далее философ правовед, допуская, что народное представительство в законодательном ор гане либо в силу несправедливых выборов, либо по иной причине не сможет действовать в интересах воли и свободы народа, считает необходимым вы ражение этой воли народом непосредственно на открытых свободных собра ниях: «Но если оно созвано и выбрано неправильно, то оно совсем не может выразить ее. И тогда народ должен заявить помимо него, открыто и само стоятельно, что воля его не представлена законодательной палатой, что нуж ны другие законы и другое устройство избирательного права. И народ вос пользуется для этого опыта своим испытанным средством свободными соб раниями».

Нетрудно заметить, что рассуждения приводят автора к мысли, что не правильная организация законодательного органа дает право народу на дру гие непосредственные способы выражения воли - через массовые открытые собрания, которые, по мнению автора должны быть услышаны государст венными чиновниками. И, напротив, правильно сформированный орган зако Там же С. 50-53.

Там же С. 56.

нодательной власти обеспечивает политическое спокойствие в стране.

Другой не менее известный российский правовед и философ конца XIX - начала XX века, Б.А. Кистяковский считал, что наряду с верховенством за кона правовой характер власти в современных ему государствах обеспечи вают народное представительство и права человека и гражданина'.

«В правовом государстве власть должна быть организована так, чтобы она не подавляла личность;

в нем как отдельная личность, так и совокуп ность личностей - народ должны быть не только объектом власти, но и субъ ектом ее....В нем власть связана с народом, так как сам народ в нем прини мает участие в организации власти и в создании государственных учрежде ний. Самое важное учреждение правового государства — народное представи тельство, исходящее из народа, является соучастником власти, непосредст венно создавая одни акты ее и влияя на другие»^.

Он совершенно справедливо считал, что все отдельные общественные силы, организованные в самостоятельные политические партии, должны вы ступать как нечто обособленное, друг с другом разъединенное и даже проти воположное друг другу «только в подготовительных стадиях» пока не приня то решение. В правовых государствах и социально угнетенные элементы все гда должны иметь возможность влиять на ход государственной жизни, так как и они имеют своих представителей в общем народном представительст ве В итоге Б.А. Кистяковский делает ключевой для нашей темы вывод:

«Проводниками господства права во внутренней жизни современных госу дарств являются законодательные органы и особенно народное представи тельство. Один из основных конституционных принципов требует, чтобы во ' Кистяковский Б.А. Государствениое право (общее и русское) //Лекции Б.А. Кистяковского, чи таиные в Московском коммерческом институте в 1908/1909 академическом году. СПб., РХГИ, 1999.-С. 531.

^ Кистяковский Б. А. Философия и социология права-СПб.: РХГИ, 1999. С. ^ Кистяковский Б. А Философия и социология права - СПб.: РХГИ, 1999. С.ЗЗ 1.

прос, однажды решенный законодательной властью, подлежал и в дальней шем регулированию исключительно с ее стороны. А так как важнейшая зада ча законодательных органов — издавать законы в материальном смысле, т.е.

устанавливать правовые нормы, то это необходимо приводит к постепенному расширению сферы, определяемой материальным правом. Все новые и новые проявления жизни, которые раньше не подлежали правовому регулированию, в правовом государстве подчиняются нормам права»'.

Поддерживая такую постановку вопроса, С. А. Котляревский добавлял к этому, что власть должна быть ограничена правом прежде всего во имя справедливости, а «юридически конституционным нужно признать всякое государство, где народное представительство участвует в осуществлении за конодательной власти, т. е. законом в формальном смысле признается лишь акт, изданный с согласия народного представительства»^.

Итак, в период надежд на демократическое развитие мы видим рост интереса авторитетных российских философов и правоведов к проблемам строительства правовой государственности. Они считали, что основой право вого государства являются правильно организованные законодательные, представительные органы. Понимая идею правового государства как господ ство верховного закона, они доказали, что гарантиями такой государственно сти могут быть только законы, принятые в соответствии с «народной волей», что, в свою очередь может быть обеспечено только при условии формирова ния законодательных органов на принципах подлинного представительства интересов всех социальных групп. Парушение этого принципа подрывает правовой характер позитивного права и концепцию правовой государствен ности в целом.

Народное право участвовать в правотворчестве было завоевано еще в ходе первых буржуазных революциях. Отстаивая идею первостепенной Кистяковский Б. А. Философия и социология права-СПб.: РХГИ, 1999. С.349.

Котляревский С. А. Власть и право: Проблема правового государства -М.,1915.С. 234.

управленческой значимости закона, постулируемую с античных времен, де мократические революции породили понятия «право на законотворчество», «право законодательствовать», «право издавать законы», «законодательные полномочия» и т.д., нашедшие свое конституционное закрепление. Было провозглашено, что закон не может быть выражением единоличной воли то го или иного государственного лидера. Закон - это выражение обшей воли граждан, которые вправе принимать участие «лично или через своих пред ставителей» в его создании (ст. 6 Декларации прав человека и гражданина 1789 года)'.

Соответственно, институт народных представителей был конституиро ван как высшее политическое представительство в системе государственной власти. Высшее в том смысле, что это есть представительство непосредст венно самого народа, являющегося единственным носителем суверенной власти. Никакого другого представительства, которое в системе государст венной власти стояло бы выше института народных представителей, нет, и не может быть. Главными функциями этого института являются разработка и принятие законодательных актов, а также контроль их исполнения^.

Таким образом, закон как нормативно-правовой акт является наиболее целесообразной формой внешнего выражения, существования норм права, лучшим способом решения принципиальных, кардинальных вопросов обще ственного бытия, что способствует укреплению демократических основ пра вотворчества, росту авторитета права, стабильности действующего законода тельства.

К сожалению, в современной юридической литературе, посвященной различным видам правотворчества, акцент чаще делается на процедурно процессуальной стороне правотворчества. Основными вопросами исследова ' Французская Республика: Конституция и закоцодательиые акты, - М., 1989. С.27.

^Законотворчество в Российской Федерации (научно-практическое и учебное пособие) /Под ред.

А.С. Пиголкина - М.: Формула права, 2000, Н И становятся проблемы обеспеченности правотворческого процесса орга И низационно-вспомогательными структурами и эффективности их влияния на качество правотворческой деятельности. Такая ситуация вполне объяснима, если учесть, что правотворчество чаще всего рассматривалось и рассматри вается как деятельность «уполномоченных субъектов». При таком подходе легитимность правотворческих полномочий субъектов обычно предполагает ся и выводится за рамки проблем, связанных с правотворчеством.

Каким же стандартам должна соответствовать система правотворче ских органов правового государства? По нашему мнению, можно предложить следующую систему таких стандартов:

Народное представительство во власти - одна из форм демократии. Со держанием правового закона должна быть согласованная воля народа. Обес печение этого стандарта затрагивает не только правотворчество, но и даже в большей степени политическое устройство общество. Стандарт народного представительства должен гарантировать пропорциональное представитель ство в законодательном органе политически активного населения, готового и способного не только представлять свои интересы, но и обеспечивать их пу тем влияния на содержание разрабатываемого законодательной властью за кона.

Стандарт подлинного представительства в контексте современного по нимании правового государства должен обеспечиваться целым комплексом средств, обеспечивающих посредством выборов создание такого представи тельства, которое обеспечит максимально адекватную трансляцию политиче ской воли гражданского общества (его большинства) в волю, выраженную в законе.

Действительно, современное законодательство о выборах формально обеспечивает все необходимые требования к формированию общей воли по составу законодательных органов. В современной России, как и в других де мократических государствах, формирование законодательных органов бази руется на важнейших четырех принципах: принципе всеобщности избира тельного права;

принципе равного избирательного;

принципе прямого изби рательного права и принципе тайного голосования. Эти принципы должны обеспечить выявление общей воли на основе свободного и равного волеизъ явления каждого гражданина. Однако, как показывает практика, юридиче ских средств недостаточно. Необходимо, чтобы граждане не только имели право формировать законодательные органы, но и стремились к этому. Ж.Ж.

Руссо в свое время писал, что пассивность избирателей - признак плохой ор ганизации общества: «...при дурном Правлении никому не хочется и шагу сделать, чтобы туда (на выборы, собрания - Х.К.) отправиться, так как никого не интересует то, что там делается, ибо заранее известно, что общая воля в них не возобладает, и еще потому, наконец, что домашние заботы поглощают все»'.

Понятно, что исключительно юридическими средствами эту проблему не решить. Здесь как раз и требуются средства пропагандистского и просве тительского характера.

Демократизм предполагает активное участие представителей различ ных слоев общества и всех ветвей власти в правотворческой деятельности и состоит в открытости правотворческого процесса, свободном и деловом об суждении проектов нормативных актов. Поступившие при обсуждении про екта замечания и предложения анализируются правотворческим органом, по сле чего в подготавливаемый акт вносятся соответствующие изменения. В отечественной науке демократизации правотворческого процесса уделялось большое внимание^.

Демократизм правотворчества имеет несколько форм выражения. В первую очередь, необходимо обеспечить широкий доступ общественности и ' Руссо ж. Ж. Об общественном договоре. Трактаты /Пер. с фр. - М.: «КАПОН-пресс», 1998.

,Z,o 1 • ^ См.: Пиголкин А.С., Рахманина Т. П. Демократические основы создания нормативных ак тов //Советское государство и право, 1989, Х» 11. С.36.

отдельных граждан к участию в правотворчестве на стадин законодательной инициативы. Конечно, этот вопрос достаточно сложен в части поиска опти мального соотношения доступа граждан к правотворчеству и опасностью пе регрузки законодательного органа работой по огромному количеству «сию минутных» некачественных законопроектов, если перечень субъектов зако нодательной инициативы не ограничить.

В большинстве стран перечень субъектов законодательной инициативы ограничен. Однако, эти ограничения не должны препятствовать проявлению законодательной инициативы со стороны граждан и их объединений. В Рос сийской Федерации граждане могут участвовать в инициировании законода тельного акта, только опосредовано, т.е. обратившись к субъекту законода тельной инициативы, указанному в ч.1 ст. 104 Конституции. На наш взгляд,это достаточно взвешенное положение. Даже в условиях отсутствия прямой гражданской правотворческой инициативы в российский парламент по ини циативе депутатов вносится в 6 раз больше законопроектов, чем впоследст вии принимается законов'.

Вместе с тем, как справедливо отмечает А.Б. Венгеров, политика все народных обсуждений как средство реального выявления и учета мнения миллионов людей себя не оправдала, в первую очередь, в силу отсутствия механизма подведения их итогов и дальнейшего учета в законодательстве.

Изучение общественного мнения и учет результатов его исследования в законотворческом процессе являются важными средствами повышения науч ного обеспечения правотворчества, эффективности законодательства в це ' Экономические издержки законотворчества. Аналитический доклад Аудиторско консалтинговая компания «ФБК». Денартамент стратегического анализа Авторы: И.А. Николаев, д-р экон. наук И.Е. Шульга, канд. экон. Наук. Москва - 2004 //http://www.fbk.ru/ upload/Contents /321/Econom_izdergki_zakonotv.pdf. Кроме того, в этом же источнике утверждается, что «количе ство принимаемых в России законов (законов, подписанных Президентом РФ) за год примерно соответствует аналогичному показателю некоторых европейских стран (на пример Швеции, Дании). Но в отличие от России в развитых европейских странах...

законом становится практически каждый внесенный в нижнюю палату парламента зако нопроею».

лом.

Таким образом, организационные стандарты правотворчества являются важнейшим элементом обеспечения надлежащего правотворчества в право вом государстве. Под организационными принципами стандартов следует понимать исходные начала, идеи, положенные в основу организации субъек тов правотворчества и иных участников правотворческого процесса.

Стандарт законодательной процедуры включает ряд требований, обес печивающих гарантии соблюдения критериев правового закона. Следует учитывать, что законодательный процесс - сложное по составляющим его действиям, стадиям и субъектному составу социально-правовое явление. Со вокупность его образцовых свойств, качеств и признаков, удовлетворяющих стандарту, трансформируется из свойств и качеств: 1) участников законода тельного процесса;

2) установленного порядка и последовательности дейст вий, образующих отдельные стадии и весь процесс в целом;

3) порядка опуб ликования и вступления нормативно-правового акта в действие.

Первое требование, касающееся законодательной процедуры, интерес но, так как эти требования с одинаковым успехом можно было бы отнести к организационным стандартам. Здесь следует остановиться на качествах уча стников законодательного процесса. Передко можно встретить в литературе мнение, что депутаты законодательного собрания должны быть юристами.

Однако, едва ли можно согласиться с мнением о том, что надо вводить какие либо образовательные цензы или обязательные программы юридического образования для народных избранников. Конечно, законотворческая дея тельность депутата сложна и требует определенного уровня образования, од нако гораздо более важной их функцией является представительство ими ин тересов определенных социальных групп и общенациональных интересов.

По нашему мнению, принципиально эффективность правотворческой политики может измениться только тогда, когда сформируются и реально за работают институты гражданского общества. Только гражданское общество является той силой, которая может заставить власть помнить о своей ответ ственности перед гражданами и в периоды между выборами. В нашей стране оно находится в стадии становления. Ученые и специалисты отмечают его несформированность и определенную неустойчивость в России в настоящее время, хотя отдельные элементы его уже существуют'.

Важно, что развитие гражданского общества во многом зависит от эф фективности и корректности действий органов государственной власти, в том числе, в сфере законотворчества. Все изменения в правотворческой по литике, направленные на повыщение эффективности федерального законода тельного процесса, работают, в конечном счете, и на формирование граждан ского общества.

Но наиболее близко с его становлением связана открытость законода тельного процесса - высвечивание, проявление позиций политических объе динений по всем вопросам регулирования общественных отношений. При этом важно, чтобы заинтересованные граждане и общественные объединения располагали соответствующей информацией не только в изложении СМИ (достаточно фрагментарном и зачастую окрашенном личным отнощением комментаторов), но и из первоисточников.

Необходима публикация и обеспечение открытого доступа (с помощью средств интернет и других источников информации) всех законопроектов, вносимых на рассмотрение Государственной Думы, а также подготовленных к рассмотрению на ее пленарных заседаниях.

Следует добавить, что в целом законодательная деятельность феде рального парламента должна осуществляться с обязательным использовани ем средств правотворческой политики, то есть быть научно обоснованной, стратегически выверенной и тактически возможной. Кроме того, подобная деятельность должна носить системный характер, стремиться к цельности за ' См.;

Гражданское общество в России: структуры и сознание. РАН. ИМЭиМО. - М., 1998.

конодательства, к его взаимосогласованности и исполнимости. В противном случае общество снова получит набор разрозненных законов, не подкреплен ных реальным механизмом их исполнения, и, в конечном счете, не сможет добиться соответствующих его современным требованиям результатов.

Поэтому одним из важнейших стандартов правотворчества должен стать стандарт научно-экспертного обеспечения законодательного процесса, который предполагает участие в подготовке законопроектов ученых самого широкого круга специальностей: юристов, социологов, историков, экономи стов, лингвистов и др. Их задача - облечь волю законодателя в форму закона и обеспечить его достоверной информацией, необходимой для решения во просов о своевременности и обоснованности принятия закона, спрогнозиро вать его действие, эффективность и последствия.

Стандарт научно-экспертного обеспечения законодательного процесса.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.