авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Шугаибов, Залав Шугаибович Гражданские правоотношения в сфере российского рынка рекламы ...»

-- [ Страница 3 ] --

интереса к проблематике гражданско-правового договора, связанный с постсоветской кодификацией российского гражданского права.^^^ Активизировалось изучение договора и с общетеоретических позиций.^^^ И все же учение о гражданско-правовом договоре характеризуется пока неполной разработанностью. Достаточно сказать, что в российской юридической науке не сложилось устойчивого понимания договора, адекватно отражающего его юридическую природу. Показательно в этом отношении, что цивилистика до сих пор не выработала методологии, позволяющей надежно решать даже такие вопросы, как отграничение договора от односторонней сделки, иначе прекратились бы, нанример, давние споры о юридической природе векселя, в ходе которых цивилисты пытаются выяснить, что есть вексель — договор или односторонняя сделка.

См. напр.: Хохлов С.А. Новое договорное право России // Экономика и жизнь. 1996. N° 8. С. 1;

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право:

Общие положения. М., 1997;

Договор в гражданском праве: проблемы теории и практики // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 5-летию образования Научно исследовательского института частного права КазГЮА (в рамках ежегодных цивилистических чтений). Алматы, 6—7 апреля 2000 г. / Отв. ред. М.К.

Сулейменов. Алматы, 2000. Т.1—2;

Кабалкин А.Ю. Гражданско-нравовые договоры в России. Общие положения: Курс лекций. М., 2002;

Пугинский Б.И. Гражданско-правовой договор // Вестник МГУ. Сер.П. «Право». 2002.

№2. С. 38- ^^° См. напр.: Казанцев М.Ф. К вопросу об общей теории правового договора // Научный ежегодник Института философии и нрава Уральского отделения Российской академии Наук. Вып. 1. Екатеринбург, 1999. С. 179-196;

Иванов В.В. Общие вопросы теории договора. М., 2000;

Корецкий А.Д. Теоретико правовые основы учения о договоре / Отв. ред. П.П. Баранов. СПб., 2001.

Юридическая традиция (как научная, так и прикладная) донесла до начала третьего тысячелетия в качестве доминирующего воззрение, согласно которому гражданско-правовой договор (как сделка, соглашение) является юридическим фактом, с которым связываются возникновение, изменение и прекращение правовых отношений, урегулированных нормами права.

Однако роль договора как юридического факта, в достаточной мере до сих пор не прояснена. Обычно в литературе предполагается, что «Договоры...

будучи юридическими фактами, устанавливают, изменяют или прекращают гражданские правоотношения».^^' Между тем механизм проявления юридико-фактических свойств договора весьма сложен. Само же понимание договора как юридического факта нуждается в серьезном уточнении.

Во-первых, значение договора как юридического факта проявляется в основном лишь в факте заключения (наличия) договора. В самом деле, для возникновения правоотношений (элементов правоотношений), моделируемых нормами права, важен лишь факт существования договора (в необходимых случаях, в сочетании с другими юридическими фактами или элементами фактического состава). Во-вторых, факт заключения (наличия) договора далеко не единственный юридический факт, необходимый для развития договорного правоотношения. Сам по себе факт заключения договора влечет чаще всего только возникновение договорного правоотношения, притом нередко лишь в самом общем виде. Дальнейщее развитие (динамика) договорного нравоотнощения (возникновение новых прав и обязанностей, изменение или прекращение отдельных ранее возникших прав и обязанностей) происходит уже вследствие появления других конкретных юридических фактов, предусмотренных нормами права или условиями договора, определяющими содержание договорного Советское гражданское право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / Отв.

ред. В. А. Рясенцев. М, 1986. Ч. 1. С. правоотношения (нанример, таких юридических фактов, как наступление сроков поставки товара, сроков его оплаты, просрочка поставки товара).

Таким образом, не только договор выступает в роли юридического факта, но и условия договора сами нуждаются в наличии юридических фактов для того, чтобы на основе условий договора возникли моделируемые ими договорные права и обязанности. Например, для возникновения договорного правоотношения (элемента договорного правоотношения) на основе условия договора поставки о договорной неустойке за просрочку поставки товара необходим такой юридический факт, как просрочка поставки товара поставщиком.

Изложенное обстоятельство наводит на мысль о необходимости уточнения обш;

его понятия юридического факта. В настояш,ее время под юридическим фактом обычно понимается конкретное жизненное обстоятельство, с которым юридическая норма (закон в широком смысле) связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений.^''^ Однако, как видно из приведенного примера с гражданско-правовым договором, юридические факты необходимы для наступления правовых последствий, смоделированных (предусмотренных) не только правовыми нормами, но и ненормативными положениями (актами). Поэтому в понятии юридического факта необходимо расширить круг правовых положений (актов), выведя его за пределы только правовых норм (нормативных правовых актов). При таком подходе определение юридического факта может быть следующим. Юридический факт — это факт, с которым правовые нормы и ненормативные правовые положения (акты) связывают См. напр.: Общая теория государства и права: Академический курс в 2 т.

Т.2 - Теория права / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 1998. С. 281;

Алексеев С.С.

Право: Азбука, теория, философия: Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 72;

Пиголкин А.С. Факты юридические // Российская юридическая энциклопедия / Гл. ред. А.Я. Сухарев. М., 1999. С. 1024.

наступление юридических последствий. Из этого следует, что ненормативные положения (акты), в частности договоры, выступают, с одной стороны, как юридические факты, при наличии которых возникают предусмотренные правовыми нормами (нормативными правовыми актами) правовые отношения, а с другой для возникновения прав и обязанностей, предусмотренных ненормативными положениями (актами), может потребоваться наступление дополнительных (своих) юридических фактов.

В-третьих, юридико-фактическое свойство договора — это вторичное юридическое свойство договора как правового явления. Юридическими фактами могут быть самые различные, практически любые, факты (явления) действительности, в том числе явления, по своей изначальной природе неюридические (например, такие события, как рождение или смерть человека, землетрясение, дорожное происшествие) или же юридические (например, сделки, судебные решения). Изначально неюридическое явление, становясь юридическим фактом, обретает вторичное юридическое свойство — свойство юридического факта. В результате такое явление сохраняет свою первичную неюридическую сущность и дополняется юридическим свойством. Аналогичным образом изначально юридическое явление, становясь юридическим фактом, обретает вторичное юридическое свойство — свойство юридического факта. В результате юридическое явление, сохраняя свою первоначальную юридическую сущность, дополняется новым вторичным юридическим свойством. Гражданско-правовой договор как изначально юридическое явление имеет свою первичную юридическую сущность правового акта. Наряду с первичной сущностью правового акта договор обладает вторичным юридическим свойством — свойством юридического факта.

Раскрывая регулятивную сущность договора через правовой акт и противопоставляя эту сущность юридико-фактическому свойству договора, нельзя оставить без пояснения то обстоятельство, что по традиционной классификации юридических фактов гражданско-правовой договор рассматривается как разновидность большой группы юридических фактов, именуемых юридическими актами. Означенное обстоятельство, казалось бы, сводит на нет, по методологическим соображениям, усилия выявить регулятивную сущность договора. Однако это только на первый взгляд. В самом деле, отнесение Договора к юридическим актам в традиционной классификации юридических фактов и квалификация договора как разновидности правового (юридического) акта при выявлении регулятивной сущности договора существенно различаются по своему юридическому смыслу. В первом случае договор, хотя и отнесен к юридическим (правовым) актам, но отнесен в связи с его юридико-фактическим свойством. Включение договора в группу юридических актов здесь никак не проясняет регулятивную сущность договора, наоборот, скрывает, подавляет ее. Во втором же случае квалификация договора как правового акта свидетельствует о единстве (общности) его правовой природы с правовой природой законов, иных нормативных правовых актов, которые традиционно противопоставляются юридическим фактам.

Чтобы лучше уяснить, как в договоре сочетаются сущность правового акта и юридическое свойство юридического факта, полезно рассмотреть в аналогичном контексте другие изначально юридические явления, которые могут обладать и свойствами юридических фактов. Причем, такое рассмотрение, тем более показательно, чем менее избранные для анализа юридические явления будут ассоциироваться с юридическими фактами.

Пожалуй, немногими правоведами в качестве юридического факта воспринимается такое важнейщее правовое явление, как правоотношение. И, тем не менее, правоотношение может выступать в качестве юридического факта, чему в юридической литературе имеется авторитетное подтверждение.^''^ Примером правоотношения, обладающего свойством юридического факта, может служить какое-либо правоотношение, возникновение которого, договором страхования предусматривается в качестве страхового случая, влекущего в свою очередь возникновение правоотношения по выплате страховой суммы. В качестве юридического факта может выступать и договорное правоотношение в целом (точнее, его наличие). Такая возможность создает почву для парадоксального (на первый взгляд) утверждения о том, что как юридический факт может рассматриваться не только договор, понимаемый как сделка, но и договор, понимаемый как договорное правоотношение. В рассмотренных случаях правоотношение соединяет в себе первичную юридическую сущность как правовой связи и вторичное юридическое свойство как юридического факта.

Второй пример юридического явления, сочетающего свою первичную юридическую сущность с вторичным свойством юридического факта, в сравнении с предыдущим примером, еще менее привычен в роли юридического факта, но и более ценен, ибо имеет общую с договором первичную юридическую сущность — сущность правового акта. Речь идет о законе (ином нормативном правовом акте). Став юридическим фактом, закон соединил в себе первичную юридическую сущность правового акта и вторичное свойство юридического факта. Став юридическим фактом, закон не утратил свою первичную юридическую сущность правового акта.

Точно так же и договор соединяет в себе первичную юридическую сущность правового акта и вторичное юридическое свойство юридического факта. Договор как юридическое явление близок к закону, так как оба они относятся к роду правовых актов и имеют на этом уровне абстракции единую первичную юридическую сущность. Конечно, юридико-фактическое ^''•' Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Л., 1949. С. 124-125;

Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 68-70.

значение гражданско-правовых договоров гораздо более велико, чем юридико-фактическое значение законов (иных нормативных правовых актов). Однако сама по себе значимость юридико-фактических свойств договора не должна вытеснять его юридической сущности. Поэтому мы не согласны с М.И. Брагинским и В.В. Витрянским в части того, что «Договоры в качестве сделки, не отличаясь от других юридических фактов, не имеют содержания. Им обладает только возникшее из договора-сделки договорное правоотношение. При этом, как и в любом другом правоотношении, содержание договора составляют взаимные права и обязанности контрагентов». При таком подходе (который, как показано ранее, имеет право на суш,ествование и применительно к договору более точен) в самом деле трудно увидеть содержание юридического факта. Однако при любом взгляде на договор как юридический факт его юридико-фактическое свойство является вторичным юридическим свойством, не устраняющим юридическую сущность договора как сделки и, следовательно, правового акта, поскольку сделка является разновидностью правового акта. Поэтому содержание имеют и договор как сделка (содержанием договора в этом случае выступает совокупность условий договора), и договорное правоотношение (его содержание образует совокупность прав и обязанностей, смоделированных условиями договора и нормами права). В противном случае будет выбита логическая почва из-под термина «условия договора», понимание которых мыслимо только в качестве элементов содержания договора как сделки.

Из сказанного следует, что, будучи вторичными, юридико-фактические свойства не отражают первичную юридическую природу договора.

Соответственно, методологически обоснованное определение гражданско правового договора, отражающее его юридическую природу, не может Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения.

М., 1998. С. 116.

базироваться на понимании договора как юридического факта (как, впрочем, и на понимании договора как правоотношения).

В соответствии со ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Традиционно в гражданском праве принято выделять четыре основных признака сделки: во-первых, сделка представляет собой определенный юридический факт, факт реальной действительности, с наличием которого закон обязывает соответствуюш,ие юридические последствия. В теории государства и права юридический факт трактуется как конкретные жизненные обстоятельства, с которыми нормы нрава связывают возникновение, изменение или прекраш;

ение правоотношений.^^^ Однако сделкой является не любой юридический факт, а только юридическое действие, т.е. такой юридический факт, наступление которого зависит от воли и сознания людей. При этом действие является одной из форм выражения воли и устремлений лица. Вместе с тем, юридические действия как обстоятельства (факты) реальной действительности не следует отождествлять с субъективными желаниями (намерениями) совершить те или иные действия, равно как и с мотивами уже совершенных действий. Внутренняя воля лица, не получившая своего внешнего выражения в действиях или поступках, не нодлежит оценке со стороны норм права и потому, естественно, не является юридическим фактом. В зависимости от того, насколько соответствует то или иное юридическое действие требованиям закона, в гражданском праве принято различать правомерные и неправомерные юридические действия.

Правомерные юридические действия - это такие юридические факты, которые влекут за собой возникновение у лиц юридических нрав и обязанностей, предусмотренных нормами права. Таковы, например, самые Хропанюк В.Н. Теория государства и права. - М: 1995 г. С. 38.

различные гражданско-правовые сделки, совершенные в соответствии с законом, как-то: купли-продажи, мены, дарения, поставки, и т.д..

В свою очередь правомерные юридические действия делятся на юридические акты и юридические поступки. Для нас наибольший интерес представляют юридические акты, являющиеся правомерными действиями, которые специально совершаются людьми с целью вступления их в определенные правоотношения. Например, договор купли-продажи. В нем возникают имущественные правоотношения.

Сделка рассматривается как действие волевое, осознанное, совершение которого предполагает наличие у субъекта определенного уровня сознания и воли, нозволяющих данному лицу отдавать отчет в своих поступках и руководить своими действиями. Закон предъявляет ряд требований к ее участникам. По общему правилу, сделки могут совершаться лицами правоспособными и полностью дееспособными. Однако из этого правила сделан ряд исключений. Так, например, мелкие бытовые сделки могут совершаться несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст.26 ГК), малолетними в возрасте от 6 до 14 лет (ст.28 ГК), ограниченно дееспособными гражданами (ст.ЗО ГК);

Кроме этого сделка, будучи волевым юридическим действием, характеризуется особой нанравленностью - она направлена на установление, изменение или прекращение гражданских нрав и обязанностей. Этим сделка отличается от юридических постунков, правовые последствия которых наступают независимо от того, был ли направлен тот или другой юридический поступок на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, или он не имел подобной направленности.

Рассматриваемый признак сделки характеризует ее с внутренней (субъективной) стороны. Однако закон связывает возникновение и прекращение прав ее участников не с субъективными устремлениями и желаниями, а с действием объективного порядка. В связи с этим существенное значение для действительности сделки имеет единство воли и волеизъявления, в котором внутренняя воля находит свое внешнее объективированное выражение. Без воли не может быть сделки, ибо воля составляет самое существо сделки.

Интерес представляет и правовая цель в сделке. Правовая цель в сделке - это субъективно желаемое для ее участников возникновение, изменение и прекращение их прав и обязанностей, которое должно произойти после совершения сделки и ее исполнения. Правовая цель, как и всякая иная, субъективна - в ней находит свое выражение внутреннее устремление лица, участвующего в сделке. Паличие правовой цели сообщает сделке соответствующую направленность рассматриваемого правового действия.

Цели могут быть весьма различными: это и передача права собственности от одного лица к другому (договоры купли-продажи, дарения, мены и т.д.) и передача имущества во временное пользование (имущественного найма), аренда. Правовой результат сделки может и не совпадать с правовой целью, поставленной перед собой сторонами при совершении сделки. Причины этого различны. Например, недостижение правовой цели может быть обусловлено тем, что сделка совершена лицом недееспособным, или тем, что стороны не выполнили каких-либо других требований закона (о форме сделок).

Договор в сфере предпринимательства (торговая сделка) по своей юридической природе является особой разновидностью гражданско правового договора (общегражданской сделки). Поэтому, его понятие основывается на том определении договора, которое закреплено в Гражданском кодексе Российской Федерации с включением в него признаков предприпимательской деятельности. В данном ракурсе договор в сфере предпринимательства (торговая сделка), представляет собой соглашение между сторонами, являющимися субъектами предпринимательской деятельности, или с участием стороны-предпринимателя об установлении, изменении или прекращении прав и обязанностей, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Иными словами.

договор в сфере предпринимательства — это гражданско-правовой договор, сторонами которого (или одной из сторон) являются предприниматели, заключаемый в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности.

Как гражданско-правовой договор, договор в сфере предпринимательства подчиняется общим принципам гражданско-правового регулирования. Вместе с тем очевидно, что договор в любой сфере общественных отношений обладает специфическими особенностями, поскольку, выступая правовой формой этих отношений, он не может не нести на себе их печать. Характер опосредуемых отношений сказывается и на самом договоре (его субъектах, предмете, порядке заключения, содержании). Отношения, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, обусловливают соответствующую правовую форму — договор в сфере предпринимательства.

При определении понятия торговой сделки используются два различных критерия такой сделки — объективный и субъективный.

Объективно-торговой является сделка, которой закон придает торговый характер независимо от того, кем она совершается. Субъективно-торговой является сделка, осуществляемая предпринимателем (коммерсантом) или с его участием в коммерческих целях.

Таким образом, все заключаемые предпринимателем сделки, презюмируются связанными с функционированием его предприятия и имеющими торговый характер, со всеми вытекающими из этого факта юридическими последствиями. Особое значение это правило имеет в странах, законодательство которых не содержит самого перечня торговых сделок, в частности в России.

Исторически российское торговое законодательство не содержало ни системы, ни даже перечисления торговых сделок. Вместе с тем с целью определения области применения специальных торговых законов в процессуальных вопросах — определение круга дел, подведомственных коммерческим судам, и финансовых — обложение товара в его обращении от производителя к потребителю, российское право исходило из субъективного признака торговой сделки, т. е. относило к торговым все сделки, «заключенные лицом, подлежащим внесению в торговый реестр, и относящиеся к его торговому предприятию», торговому промыслу.^^^ В частности, для решения вопроса о том, какие внебиржевые сделки должны признаваться торговыми и, следовательно, регистрироваться. Народный Комиссариат СССР разъяснил в своей инструкции, что «сделка считается торговой в том случае, если хотя бы одна из заключивших ее сторон занимается торговлей или производственной деятельностью в виде промысла». Наркомфин РСФСР признавал, что «покупка промышленными предприятиями материалов в целях переработки их в изделия для продажи последних или передачи этих изделий для дальнейшей переработки в тех же целях в других промышленных предприятиях составляет предмет торговой сделки». Покупка же промышленными предприятиями материалов в целях употребления для надобностей предприятия составляет предмет неторговой Современное российское коммерческое законодательство также исходит из субъективного критерия торговой сделки, т.е. признает, что торговыми являются сделки, совершаемые предпринимателями или с их ^^^ Нефедьев Е.А. Учебник торгового права. В 2-х т. М., 1904. С. 20;

Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М., 1994 (по изданию 1914 г.).

С. 48;

Гордон В.М. Система советского торгового права. Харьков, 1924. С.

84.

^^^ Инструкция НКТорга СССР от 17 марта 1926 г. // Советская торговля.

1928. №22.

Устав о гербовом сборе 17 августа 1923 г. О торговых сделках. Циркуляр Налогового Управления НКФ РСФСР от 8 января 1924 г. // Вестник финансов. 1924. № 4.

участием в процессе осуществления ими предпринимательской деятельности. Предпринимательская деятельность обусловливает признаки торговой сделки. К числу таких признаков относится особый субъектный состав участников торговой сделки. Сторонами или одной из сторон торговой сделки являются зарегистрированные в установленном законом порядке индивидуальные предприниматели, коммерческие юридические лица различных организационно-правовых форм, а также некоммерческие юридические лица в пределах осуществления ими предпринимательской деятельности.

Одна и та же сделка может быть торговой (когда обе стороны договора являются предпринимателями), неторговой (когда обе стороны договора не предприниматели), а также торговой для одного лица-предпринимателя и неторговой (бытовой) для другого лица - непредпринимателя. В отнощении предпринимателя, преследующего коммерческие цели, применяются правила коммерческого законодательства, а в отнощении обычного частного лица — общегражданского законодательства?''^ В зависимости от субъектного состава участников договора ГК называет предпринимательскими такие договоры, сторонами которых являются предприниматели. К ним относятся, например, поставка, контрактация, поставка для государственных нужд, договор простого товарищества. К предпринимательским договорам относятся и договоры, в которых одной из сторон в силу закона может быть только предприниматель.

К таким договорам ГК относит, в частности, розничную куплю-продажу, энергоснабжение, прокат, бытовой подряд, договор доверительного управления имуществом, кредитный договор, договор банковского вклада и банковского счета.

Попондопуло В.Ф. Правовой режим предпринимательства. СПб., 1994. С.

151.

^^° См.: Там же С. 152.

Вторым отличительным признаком торговых сделок является цель, которой служат торговые сделки. Сделка становится торговой нотому, что она совершается для торговли, т.е. в коммерческих целях.^'** Заключая договор в сфере предпринимательства, предприниматель стремится к определенной цели — получению прибыли. Получение прибыли, расчет на прибыль (спекуляция) является побудительной причиной для ведения всей вообще предпринимательской деятельности. Поэтому торговыми сделками признаются, прежде всего, сделки, совершаемые между предпринимателями или с их участием с целью осуществления ими предпринимательской деятельности. К таким сделкам относятся, в частности, продажа предприятия, аренда предприятий, финансовая аренда (лизинг), коммерческая концессия.

Предприниматели не названы ГК сторонами этих сделок. Однако, исходя из целей совершения, следует сделать вывод, что их сторонами или одной из сторон являются предприниматели.

Коммерческий характер торговых сделок предполагает их возмездный характер. Презумпция возмездности договора закреплена ГК, в соответствии с которым договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное (п.З СТ.423). Если предприниматель совершает безвозмездную сделку (например, дарение), такая сделка не является торговой, поскольку она не преследует извлечение прибыли.

Споры, возникающие между субъектами предпринимательской деятельности о разногласиях по договору, обязательное заключение которого предусмотрено законом, или передача разногласий по которому на разрешение арбитражного суда согласована сторонами, являются экономическими спорами, которые разрешаются арбитражным судом в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом РФ.

^^^ Шерщеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М., 1994 (по изданию г.). С. 49.

Отмеченные признаки договора в сфере предпринимательства: особый субъектный состав, расчет на прибыль при осуществлении предпринимательской деятельности, возмездность, должны рассматриваться в целостности и во взаимосвязи. Например, если гражданин предприниматель приобретает автомобиль для личного пользования, то тем самым он совершает гражданско-правовой договор розничной купли продажи, где он выступает как частное лицо, а договор опосредует имущественные отношения «житейского» (бытового) характера. Когда же он покупает автомобиль с целью перепродажи, то его отношения с покупателем могут оформляться либо договором розничной купли-продажи, либо договором поставки, в которых он как продавец осуществляет предпринимательскую деятельность, поэтому для него такая сделка будет являться торговой со всеми вытекающими последствиями. Это совершенно не учитывает, что и в одном и в другом случае указанное лицо участвует в рыночных правоотношениях, поскольку оказывает путём заключения договора воздействие на рыночные отношения.

Указанное заблуждение послужило причиной понимания рыночных сделок как сделок торговых (предпринимательских, коммерческих). В результате торговой в понимании существующей концепции признаётся, например сделка ренты, аренды, кредитные и расчётные сделки, страхование и т.п., но только в том случае, если хотя бы одной стороной в данных сделках выступает предприниматель. Это противоречит самому определению рынка, который складывается в отношении определённого товара (работы, услуги) вне зависимости от сторон заключения договора. Например, рынок жилья складывается не только из жилья предлагаемого к продаже предпринимателями, но и жилья предлагаемого к продаже гражданами, в том числе из отношений обмена. В то же время говорить о рынке аренды не совсем правомерно, поскольку аренда сформулирована законодателем как разовая сделка, с предпочтением постоянных арендных отношений. Поэтому на наш взгляд необходимо различать торговые (предпринимательские.

коммерческие) сделки и рыночные сделки. Последние, соверщаются частными лицами и организациями в сфере определённого рынка, под которым понимается совокупность правоотношений, складывающихся по поводу обмена определёнными товарами на определённой территории. Что предполагает в конечном итоге переход права собственности на обмениваемый товар. В этом случае к торговым сделкам, характеризующим определение рынка (или к рыночным сделкам) необходимо относить лишь сделки: купли-продажи (включая поставку и мену), выполнения работ, оказания услуг, вне зависимости от субъектов их заключающих.

Основываясь на концепции договора не только как юридического факта возникновения правоотношения, но и как материального отражения самого нравоотношения мы предполагаем необходимым уделить некоторое внимание структуре правоотношения. В настоящее время спорным является вопрос об объекте правоотнощения: одни авторы считают его необходимым элементом правоотнощения, другие либо отрицают за ним качество элемента его структуры, либо рассматривают в качестве предпосылки правоотнощения.^'*^ Исследователь P.O. Халфина утверждала, что «объект нравоотнощения имеет значение для возникновения и развития многих видов правоотнощений и для их структуры, не являясь вместе с тем элементом структуры».^"^^ По мнению В.Ф. Яковлева, «под структурой правоотнощения в теории права понимается строение взаимосвязанных субъективных прав и ^'^^ См. напр.: Кечекьян С.Ф. Правоотнощения в социалистическом обществе.

М., 1958. С. 142-148;

Толстой Ю.К. К теории правоотнощения. Л., 1959. С.

48-67;

Яичков К.К. К учению о гражданском правоотнощений // Вестник МГУ. Сер.11. Право, 1966, №1;

Гражданское право: Учебник / Под ред. М.М.

Агаркова, Д.М. Генкина М., 1944, Т.1, С. 71;

Халфина P.O. Общее учение о правоотнощений. М., 1974. С. ^'^^ Халфина P.O. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. обязанностей, составляющих правовую связь».^"*"* Таким образом, ученый также не включает объект в состав правоотношения как один из его элементов. Думается, следует всё же согласиться с тем, что объект является необходимым элементом рыночного правоотношения, поскольку безобъектные рыночные отношения представить невозможно.

Заметим, что при анализе категории «объект правоотношения» в юридической литературе просматривается несколько подходов. Так, О.С.

Иоффе, С.С. Алексеев, К.Д. Гайбатова определяют объект права как то, на что направлено правоотношение. М.М. Агарков, P.O. Халфина рассматривают в качестве объекта правоотношения только вещи. Другая позиция состоит в том, что в качестве объекта правоотношения рассматривается урегулированное правом поведение субъектов, направленное на изменение предмета материального мира (Д.М. Генкин, В.Н. Хропанюк). Ю.К. Толстой рассматривает в качестве объекта правоотношения фактическое общественное отношение. Известна концепция, согласно которой понятие объекта правоотношения характеризуется как «разнообразные блага», служащие удовлетворением личных и общественных интересов и потребностей, представление которых юридически обеспечивается лицу или организации субъективным правом или юридической обязанностью (М.Н. Марченко, С.Н. Братусь). Еще одна позиция, которая как бы объединяет все вышеперечисленные, состоит в том, что объектом правоотношения является не вещь, не поведение, а правовая характеристика вещи, поведения, иных категорий имущества и неимущественных прав, то есть их правовой режим (В.И.Сенчищев). С.А.

Паращук, определяя рыпок как объект правового регулирования, отмечает, что он представляет собой общественные отнощения, связанные на основе конкуренции предпринимательской деятельности, в совокупности ^^^ Яковлев В.Ф. Структура гражданского правоотнощения. Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сборник статей. М., 2001. С. регулируемые нормами права, а стало быть, правовые отношения, К объектам данных правовых отношений автор относит объекты оборота на рынке - товары, «Объектами соответствуюш,ей сферы предпринимательской деятельности являются взаимозаменяемые (однородные) или идентичные товары, работы, услуги, деньги, ценные бумаги и др,»,^'*^ Вместе с тем, товары - это не что иное, как объекты прав. Представляется, что автор отождествляет объекты прав и объекты правоотношений, употребляет их как синонимичные, В юридической литературе высказывается мнение и о разграничении понятий объект права и объект правоотношения. В.В. Ровный нолагает, что «различия между объектом права и объектом правоотношения объяснимы объективной разницей между общественными отношениями и тем, на что данные отношения направлены»,^''^ По верному наблюдению Л,А, Чеговадзе, «взаимоотношения между объектами права и правоотношения характеризуются одновременным их единством и дифференциацией»,^"*^ В целях данного исследования, рассматривая объект как один из правовых признаков рыночных отношений, в определении понятия объекта диссертант придерживается позиции, согласно которой объект права является неотъемлемой частью правоотношения, как то, на что направлено правоотношение. На наш взгляд объектом рыночных правоотношений могут являться товары, услуги, работы. При этом под товаром следует понимать как материальные, так и нематериальные блага.

^''^ Паращук С,А, Рынок как объект правового регулирования // Законодательство, 2002, № 7. С. 19- ^''^ Ровный В.В, Феномен предпринимательства в языке, в праве и учении об объекте в гражданском праве. Проблемы единства российского частного права. Иркутск, 1999, С, Чеговадзе Л.А. Гражданско-правовая категория объекта// Законодательство, 2003. J b 1. С, V Поскольку реклама является товаром, ее реализация образует рынок рекламы. При этом возникает необходимость разграничить потребителей рекламы и потребителей рекламируемой продукции. В качестве первых необходимо рассматривать рекламодателей, неносредственно оплачивающих товар - изготовленную и доведенную до неопределенного круга лиц рекламу, в качестве вторых - граждан, на которых оказывается воздействие через рекламу. В последнем случае необходимо учитывать, что стоимость рекламы закладывается рекламодателем в стоимость рекламируемого товара.

В литературе утвердилось мнение, что содержанием правового отношения являются и права, и обязанности, и поведение. В этом случае различают собственно содержание правового отношения (P.O. Халфина), внутреннее содержание (Б.М. Лазарев), и содержание, взятое в единстве материального содержания и правовой формы, его опосредующей. Под первым понимаются юридические права и обязанности, под вторым — поведение, которое выводится за пределы правового отношения. Подобный подход аргументируется тем, что производственные отношения, образуя содержание правовых, в то же время в это содержание не попадают. Таким образом, общественные отношения ошибочно отождествляются с поведением и делается ненравомерный вывод, будто поведение — сфера, лежашая вне правоотношений. Педопустимо разрывать содержание правоотношений и сводить их только к правам и обязанностям, так как без поведения нет юридического взаимодействия и, кроме того, связь правовых и материальных отношений упрощается. Чем богаче социальная практика субъектов, тем многообразнее правоотношения, в которые они вступают.

Таким образом, в понимании структуры правоотношений мы являемся сторонниками традиционного подхода в юридической литературе, согласно которому структурно правоотношение представляет собой единство четырех элементов: объекта, субъекта, субъективного права, юридической обязанности?"*^ Указанное означает, что рыночное правоотношение складывается между равными субъектами по поводу обмена товаром (перехода права собственности на товар) в котором одна сторона имеет обязанность передать другой стороне определённый товар, либо выполнить работу, либо оказать услугу, а вторая сторона обязуется либо уплатить цену, либо передать первой стороне иной товар. Естественно, что данным обязанностям соответствуют права требования, В результате из всей массы гражданско-правовых и предпринимательских (коммерческих) сделок выделяются рыночные договоры: купли-продажи (включая поставку и мену), выполнения работ, оказания услуг. Эти договоры могут заключаться в отношении рыночного товара, в качестве которого могут выступать любые материальные и нематериальные блага, как уже созданные, так и предполагаемые в будущем, в том числе реклама. Содержанием рыночных договоров, согласно общепринятой концепции будут являться взаимные права и обязанности сторон.

В этом случае возникает вопрос о сторонах таких договоров, поскольку, как указывалось выше, в российской юридической мысли выделяются гражданско-правовые договоры и предпринимательские (коммерческие, торговые) договоры. Разделение на те и другие осуществляется по субъективному признаку. Однако, исходя из объёма ^'^^ См. напр.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.) М., 1995. С. 57;

Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права;

Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права;

Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. Саратов, 1995. С. 392;

Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов.

М., 1998. С. 469;

Макуев Р.Х. Теория государства и права. Учебник. Орел, ОРАГС. 2003.

настоящей работы и её целей, данный вонрос рассматривать в её рамках считаем нецелесообразным.

Ill § 2. Договоры, на изготовление рекламы, нередачу готовой рекламной нродукции и её размещение По отношению к российскому рынку рекламы мы имеем дело с различными но своей сути договорными нравоотношениями. Условно их можно разделить на две грунны: 1) нравоотношения по изготовлению рекламы;

2) правоотношения по размещению рекламы, В настоящее время правовая ситуация на российском рынке рекламы, в целом, игнорирует данное разграничение договорных правоотношений сводя их все к единому договорному регулированию, основанному на договоре оказания рекламных услуг.

Статья 779 (п. 1) ГК, называет возмездным оказанием услуг договор, по которому исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить онределенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Если сравнить определение «подряда», содержащееся в ст. 702 ГК, с тем, которое включено в его же ст. 779, обращает на себя внимание, прежде всего то, что первое указывает на «работы», а второе - на «услуги». Таким образом, может показаться, что выяснение признаков указанных двух типов договоров должно было бы опираться, прежде всего, на разграничение соответствующих понятий как таковых.

По данному поводу следует отметить, что «услуги» как возможный объект правового регулирования упоминаются в обеих принятых частях ГК в нескольких десятках статей. При этом «услуги» противопоставляются «товарам и финансовым средствам» (п. 3 ст. 1 ГК), а также «имуществу», «товарам» и «работам» (п. 1 ст. 2 ГК). В ряде других статей ГК использованы и иные варианты соотношения «услуг» с отдельными правовыми категориями. Это стало возможным в значительной мере потому, что в самом ГК определение «услуги» как таковой отсутствует. К этому следует добавить, что содержавшиеся в ряде законодательных актах, принятых до и носле вступления в действие ГК, легальные определения соответствующей " -^ f правовой категории значительно различаются между собой.

Нередко определению понятий оказывает помощь уяснение сущности соответствующего термина как такового, т.е. в его обычном звучании. В этой связи следует отметить, что в словарях русского языка слово «услуга» имеет много значений. Однако все они сходятся на определении услуги как действии, приносящем пользу другому.^^° В этом случае все сводится к двум связанным между собой элементам: цели, которой услуга служит («помощь», «польза»), и средством достижения этой цели (совершение действия).

Объединение обоих элементов является необходимым для выделения соответствующего понятия. Именно такое понимание услуги подразумевается в ГК.'^^^ Всюду в Кодексе речь идет об услуге именно как об определенном действии. Нри этом с точки зрения лица, оказывающего услугу, соответствующее действие представляет собой «работу», а для того, кому (в чьих интересах) она совершается, - «услугу». В результате есть основания признать, что разграничение договоров путем противопоставления «работы» «услуге» оказывается безуспешным. Не случайно в юридической литературе с равным основанием наряду с распространенным мнением ^'*^ См.: ст. 2 ФЗ РФ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» // СЗ РФ. 1995. № 42. Ст. 3923;

ст. 1 Закона «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1996. № 29.

Ст. 5491;

ст. 1 ФЗ РФ «О почтовой связи» // СЗ РФ. 1999. № 29. Ст. 3697;

Фартхтдинов Я.Ф. Законодательство и судебная практика по некоторым видам бытового обслуживания. М.: 1976. С. 9.

^^° См. например: Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1995. С. 771;

Толковый словарь русского языка. Т. 4 / Иод ред. Н.Д. Ушакова. М., 1939. С.

992.

^^' Калмыков Ю.Х. Обязательства из оказания услуг // Советское государство и право. 1976. № 5. С. 117.

из «услуга - разновидность «работы»,^^^ высказывалось и прямо противоположное: «работа» - это вид услуг.

Недостаточная ясность различий в понятиях «работа» и «услуга»

поставила сторонников признания самостоятельным рассматриваемого договора перед необходимостью искать специальные критерии для выделения этих различий, которые могли бы считаться достаточно определенными.^^"* Определенность, о которой идет речь, должна быть выражена в основном классификационном признаке этих договоров - их предмете.

В этой связи представляется необходимым обратить внимание на позицию О.С. Иоффе. В его взглядах одним из исходных моментов служила глубоко разработанная концепция элементов правоотношения. Имеются в виду, в частности, известные соображения относительно выделения двух объектов правоотношений: юридического - «поведение обязанного лица, на " которое вправе притязать управомоче1П1ыи», и материального, под которым подразумевается «тот объект, которым обладает лежащее в основе правоотношения закрепленное им общественное отношение». В конечном счете автором признавалась материальным объектом именно вещь. В то же время О.С. Иоффе подчеркивал, что существуют среди правоотношений ^^^ См.. например: Советское гражданское право. Т. 2. М, 1985. С. 171;

Советское право. М., 1978. С. 219 и др.

^^^ См., в частности: Советское гражданское право. Т. 2. М., 1985. С. 171:

Советское право. М., 1978. С. 219;

Гражданское право. Т. 2. М: Госюриздат, 1985. С. 198.

^^''См.: Розенберг М.Г. Комментарий к Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров. М, 1974. С. 17.

Иоффе О.С. Советское гражданское право. М.. 1958. С. ^^^ См.: Там же. С. такие, которые ограничиваются одним объектом - юридическим.^^'' В отношении к подряду эта мысль была выражена следующим образом:

«Материальный объект имеется лишь при изготовлении каких-либо вещей.

Отсюда, однако, не следует, что во всех других случаях подряд лишен всякого объекта. У него может отсутствовать материальный, но обязательно есть юридический объект - та деятельность подрядчика, на которую вправе притязать заказчик для получения, обусловленного договором результата».

Из приведенного следовало, что есть две разновидности договоров подряда: в одной налицо оба названных автором объекта -материальный и юридический, а в другой - только юридический объект деятельности.

Применительно к договору услуг предлагалось отличать его от подряда родом деятельности, которая не обязательно должна воплощаться в материализованном, а тем более в овеществленном результате. Тем самым договоры по поводу работ, которые не связаны с результатом и по этой причине обладают лишь одним объектом - юридическим, оказались отнесенными к разным видам договоров: первый - к договору подряда, а второй - к договору услуг. Если учесть, что объект договора признавался автором единственным признаком, с помощью которого следует разграничивать договоры подряда и услуг, обнаруживается определенное несовпадение: считающийся разграничительным их признак оказался присущим и тому, и другому виду договоров.

И хотя, как отмечал сам же автор,^^° не для всех договорных правоотношений это подходит. Однако для разграничения договорных ^^^ Иоффе О.С. Советское гражданское право. М.. 1958. С. ^^^ Иоффе ОС. Обязательственное право. М.. 1961. С. 419.

^^^ См.: Там же С. I.: Там же С. правоотношений в сфере рекламы такую концепцию можно назвать.. ^- приемлемой, хотя и не лишенной недостатков.

После принятия ГК, выделившего договор возмездного оказания услуг, представление о его предмете в литературе в основном сохранилось в прежнем виде. Так, В.А. Кабатов солидаризировался с теми, кто усматривал специфику данного договора в «отсутствии овеществленной формы результата работ». А В.В. Луцъ обратил внимание на то, что «главную особенность договоров по оказанию услуг, в отличие от договоров на выполнение работ, составляет то, что предоставление услуг неотделимо от деятельности лица, предоставляющего услуги. Последний эффект такой деятельности не выступает в виде определенного ощутимого материализованного результата, как это имеет место в подрядных договорах, а состоит в самом предоставлении услуги».^^^ Отмеченная преемственность во взглядах не является случайной. Она отражает существующие особенности, действительно присущие всем видам моделей, которые могут быть отнесены к группе договоров услуг. Так Г.

Дернбург отмечал, что римское право, послужившее базой европейского цивильного права, исходило из того, что именно к подряду относятся «наряду с различными манинуляциями с телесными вещами (обработкой или переработкой движимых вещей), перевозкой вещей и людей, постройкой и другими видами переработки недвижимости... различные нематериальные ^^' См.: Шешенин Е.Д. Договор услуг в общественном питании: Сборник ученых трудов СЮИ. Вып. 4. Свердловск, 1964. С. 95;

Гражданское право. Т.

2. М.: Госюриздат, 1985. С. 117;

Гражданское право. Т. 2. М., 1993. С. 200;

Советское гражданское право. 4.2. Киев, 1983. С. 194.

Кабатов В.А. Возмездное оказание услуг (Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст. Комментарий. Алфавитно-предметный указатель. М., 1996. С. 392.

^^^ См.: Луць В. Зобовязальне право, Киев, 1998. С. действия делового, художественного, технического или научного характера, имеющие денежную стоимость».^^'* Вместе с тем имелись и иные точки зрения.^^^ Учитывая объём работы и то, что они мало соотносятся с предметом нашего исследования, мы позволим себе оставить их без рассмотрения.

ГК 1922 г. и ГК 1964 г. вообще не выделяли договора услуг как такового. При этом часть авторов была вполне удовлетворена таким решением. Например, Б.Л. Патушинский признавал, что подряд охватывает «любой результат труда, хотя бы этот результат и не выражался в материальной форме». Одновременно он подчеркивал, что «здесь нет надобности входить в теоретические различения возможных на практике многообразных мелких случаев промежуточного типа. Подобные рассуждения нередко сводятся к схоластическим разграничениям всякого рода «казусов», не имеющих решающего значения для характеристики основного типа подрядного договора». Аналогичного мнения придержимался и З.И. Шкундин.'^^^ Эту же точку зрения, по сути, разделял и И.Л. Брауде, когда утверждал, что в договоре подряда «работа может состоять в изготовлении какой-либо вещи или в предоставлении услуги».^^^ Особую позицию занимал в течение определенного времени А.Ю.

Кабалкин. Будучи сторонником классификации договоров, исходя из критериев, включающих в совокупности не только юридические, но и ^^^ ДернбургГ. Римское право. М., 1998. С. 223-224.

^^^ См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М., 1994 (по изданию 1914 г.) С. 610;

Исаченко В.А. Свод кассационных положений по вопросам русского гражданского материального права. М.. 1906. С. 600.

^^^ Гражданское право. Т. 2. М.: Юриздат, 1944. С. 79;

Ландкоф С П. Основи цивильного права. Киев: Радянська школа, 1948. С. 274.

^^^ Гражданское право. Ч. 2. М: Юриздат, 1938. С. 143.

Отдельные виды обязательств. М: Госюриздат, 1954. С. 221.

экономические признаки, он предлагал объединить все типы заключаемых в обороте договоров в двенадцать групп. Автор счел необходимым специально подчеркнуть, что в этой классификации не должно быть места самостоятельному договору услуг. Те договоры, которые обычно относили к указанной группе договоров (поручение, комиссия, экспедиция, хранение и др.), были названы «договорами о совершении юридических или фактических действий».^^^ На наш взгляд, с этим трудно согласиться, поскольку указанный признак лишен индивидуализирующих признаков.

Имеется в виду, что он может характеризовать в действительности не только выделенные в названной группе договоры, но в такой же мере и вошедшие едва ли не во все остальные одиннадцать групп. Имеются в виду «возмездная передача имущества в собственность или в оперативное управление», «безвозмездная передача имущества» и др. Объяснение этому можно найти в том, что объектом любого договорного правоотношения служат действия их сторон - юридические и (или) фактические. Соответственно направленность на совершение действий является родовым признаком обязательства как такового, а потому использоваться для выделения отдельных типов (видов) договоров, очевидно, не может.


Неудивительно поэтому, что господствующая в литературе точка зрения отделяла договор услуг от договора нодряда.^^*' Среди тех, кто придерживался таких взглядов, можно назвать, в частности, О.С. ^^' Кабалкин А.Ю. Гражданско-правовой договор в сфере обслуживания. М.:

Наука, 1980. С. 39.

^"^^ Нестеров Н.И. Нравовое регулирование услуг как результата индивидуальной трудовой деятельности. М., 1983. С. 82,77.

^^' См.: Иоффе ОС. Советское гражданское право. Отдельные виды обязательств. Л.: ЛГУ. 1961. С. 211.

H.A. Баринова,^^^ Я.Ф. Фартхтдинова,^" Ю.Х. Калмыкова,^^'* Е.Д.

^'^ В.Ф. Яковлева,^^^ А.А. Пушкина,^^^ Б.И, Путинского,^^^ Е.А.

Содержавшийся в трудах этих авторов вывод не вступал в противоречие с действовавшим в то время ГК 1964 г., поскольку в пем хотя и не выделялись особо договоры на оказание услуг как таковые, но вместе с тем не исключалась возможность отграничения данных договоров от подряда. Это подтверждалось уже тем, что легальное определение подряда содержало указания на выполнение подрядчиком только «работ», но не ^^^ Баринов Н.А. Права граждан по договору бытового заказа. Саратов. 1979.

С. 25;

Баринов Н.А. Правовое регулирование отношений в сфере обслуживания граждан. М., 1983. С. 69.

^^^ См.: Фартхтдинов Я.Ф. Законодательство и судебная практика по некоторым видам бытового обслуживания. Казань: КГУ, 1983. С. 7;

Фартхтдинов Я.Ф. Правовое регулирование гарантийного ремонта предметов культурно-бытового назначения // Советская юстиция. 1974. №9. С. 17,20.

^^'^ См.: Калмыков Ю.Х. К понятию обязательств по оказанию услуг в гражданском праве // Советское государство и право. 1966. № 5. С. 116.

^^^ См.: Шешенин Е.Д. Предмет обязательств по оказанию услуг: Сборник ученых трудов СЮИ. Вып. 3. М.: Госюриздат, 1964. С. 161-163;

Шешенин Е.Д. Общие проблемы обязательств по оказанию услуг // Вестник МГУ, серия 11 «Право» 1983. J » 1;

Шешенин Е.Д. Договоры услуг в общественном V питании. Сборник ученых трудов СЮИ. Вып. 4. Свердловск, 1964. С. 95.

^^^ См: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой договор в сфере обслуживания.

М. Наука, 1980. С. 17;

Советское гражданское право. Т. 2. М: Высшая школа, 1985. С. 171.

^^^ См.;

Советское гражданское право. Т.И.М: Высшая школа, 1983. С. 191.

^^^ Гражданское право. Т. 2. М., 1993. С. 46.

См.: Суханов Е.А. Гражданское право. Т. 2. М, 1993. С. 200.

«услуг». Соответственно В.Г. Вердников применительно к отношениям по поводу оказания услуг и одноименного договора отмечал: «...последний нашим законодательством как тип договоров не урегулирован, ик соответствующим отношениям все же приходится применять правила о договоре подряда, но уже не прямо, а по аналогии».

И только действующий ГК включил специальную главу «Возмездное оказание услуг», одновременно существенно расширив набор выделенных в соответствующие главы отдельных видов договоров, которые могут быть отнесены к этой группе.

При этом современная правовая мысль решающее значение для разграничения договоров подряда и оказания услуг придаёт лежащему в их основе характеру интереса соответствующей стороны - заказчика.^^' Если этот интерес сводится к совершению действий, налицо договор возмездного оказания услуг, а в случае, когда предполагается совершение действий с передачей результата, имеет место договор подряда, для которого имманентен принцип: «результат вепчает дело». С этим, помимо прочего, связано и то большое внимание, которое уделено при регулировании этого договора именно акту сдачи-приемки работ.

Результат вместе с тем играет роль разграничительного для указанных договоров признака только в его особой форме: когда он выражается в достижении результата либо материального, либо, по крайней мере, материализованного. Результат в таком случае должен быть не только определенно обозначенным, но и отделимым от действий. В частности заказ рекламодателем изготовления рекламы у рекламопроизводителя абсурден, если не учитывать конечного результата, который должен быть выражен в изготовлении произведения признаваемого рекламой. В этой связи услуги Советское гражданское право. Т. 2. М., 1976. С. 149.

Романец Ю.В. Договор возмездного оказания услуг // Закон. 1999. Я» 10.

С. 10.

имеют место тогда, когда результат действий если и есть, то находится за пределами договора.

Вместе с тем возможны такие виды услуг, в которых результат становится неотъемлемой частью соответствующих действий как таковых. В этом случае можно исходить из принципа: нет результата - нет и действий.

Имеется тем самым в виду, что наличие или, напротив, отсутствие подобного результата позволяет определить, совершены или не совершены принятые на себя исполнителем действия. Примером могут служить договоры оказания аудиторских услуг. Высший Арбитражный Суд РФ в одном из своих информационных писем указал, что в договор на оказание юридических услуг можно включать «не только совершение определенных действий (деятельности), но и предоставление заказчику результата действий исполнителя (письменные консультации и разъяснения по юридическим вопросам: проекты договоров, заявлений, жалоб и других документов правового характера и т.д.)». Представляется, что необходимо различать предоставление непосредственно юридических услуг, и выполнение юридических работ. В первом случае мы имеем дело с самой деятельностью, которая может не принести никакого конечного результата, в другом - мы имеем дело с заказом на достижение конкретного результата имеющего материальное воплощение. В этом смысле в последнем случае мы имеем дело с договором подряда.

Вместе с тем существует и еще одна модель, при которой исполнитель принимает на себя обязанность совершить определенное действие, с тем, что если действие приведет к тому, что весьма удачно называют «эффектом услуги», то исполнителю будет выплачена иная, более высокая сумма.

Однако данное положение не изменяет саму сущность договора на оказание услуги, оно лишь оговаривает премиальные услугодателю в случае См.: Степанов Д. Услуги как объект прав // Российская юстиция. 2000. Я»

2. С. 17.

достижения положительного результата и совершенно не влияет на его достижение. Хотя нельзя отрицать отрицательного воздействия подобных положений на субъективное восприятие сторон договора. И хотя на сегодняшний день большинство договоров об оказании юридических услуг имеют подобные оговорки, Высший Арбитражный Суд РФ высказал свое отрицательное отношение к подобным договорным условиям.^^^ Разумеется, указанному требованию прямо противоречит условие о цене услуг в зависимости от результата. Такое условие следует считать ничтожным.

Традиционно авторы не рассматривают возможность заключения в сфере рекламной деятельности договоров купли-продажи. Это связано с тем, что рекламная деятельность ассоциируется с оказанием услуг. Однако такой подход неверен. Если обратить внимание на работу зарубежных рекламных компаний, то их деятельность по привлечению клиентов носит активный характер и часто это выражается в том, что рекламная компания готовит рекламный проект товара без согласования его с компанией производителем.

И уже после подготовки предлагает готовый проект приобрести рекламодателю.^^"* Российское законодательство позволяет такую деятельность и если она ещё не применяется рекламными компаниями, то лишь по причине неразвитости отечественного рынка рекламы. Тем более, что по отношению к туристической деятельности законодатель уже установил возможность заключения договора купли-продажи.^^^ И хотя мы ^^^ См.: Информационное письмо от 29 сентября 1999 г. JT 48 «О некоторых S»

вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»;

Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. № 3. С. 38;

Вестник Высшего Арбитражного СудаРФ.2001..№11.С.ЗЗ.

^ " См.: Журавлёв Г.К. Рекламная деятельность. М., 2004. С. 44-53.

^^ ФЗ РФ от 24 ноября 1996 г. «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации» // СЗ РФ 1996. № 49. Ст. 5491.

считаем, что критика подобного положения законодательства со стороны видных юристов вполне обоснована,^^^ но по отношению к рекламе договор купли-продажи вполне приемлем. Это обосновывается тем, что реклама представляет собой продукт - рекламное произведение, право на использование коего можно продать. В данном случае договор купли продажи может быть заключен как на имеющееся в наличии рекламное произведение, так и на не имеющееся, а лишь предполагающееся к изготовлению.

Самостоятельность отдельных видов гражданско-правовых договоров традиционно определялась путем сопоставления их с другими родственными договорами той же отрасли - гражданского права. Исключение составлял договор подряда. Как «договор о труде» его обычно сравнивали с договором другой отрасли - трудового права. При этом едва ли не каждый автор, занимавшийся этой проблемой, выделял, прежде всего, два разграничительных признака. Речь шла о том, что в отличие от трудового договора подряд имеет своим предметом не труд как таковой, а его результат.^^^ К этому присоединялось то, что подряд охватывает время, необходимое для получения указанных в договоре результатов, в то время Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья:

Договоры о выполнении работ и оказания услуг. Издание дополнительное, исправленное (3-й завод). - М.: «Статут». 2003. С. 210;

Кабалкин А.Ю.

Договор возмездного оказания услуг // Российская юстиция. 1998. №3. С. 15;

Парций Я. Федеральный закон «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации». Комментарий // Хозяйство и право. 1998. J T 7. С.

И.

^^' Трудовое право / Под ред. АС. Пашкова. СПб., 1994. С. 121.

как трудовой договор не предполагает ограничения отношений сторон во времени, опосредствуя трудовую деятельность.


Одним из прямых последствий выделения гл. 39 ГК явилось то, что оба этих разграничительных признака применительно к возмездному оказанию услуг утратили значение, поскольку заново выделенный договор имеет своим предметом действие (труд) как таковое и, кроме того, ст. 779 ГК включила в определение договора возможность того, что на исполнителя будет возложена обязанность как «совершить определенные действия», так и «осуществить определенную деятельность». Однако остается третий, несомненно присущий трудовому договору признак, смысл которого усматривают в «подчиненности», «зависимости», «несамостоятельности»

исполнителя (работника).

В этих условиях в разное время возникал вопрос, достаточно ли этого признака для вынесения трудовых договоров за рамки гражданского права или нет. Известно, что именно по этому последнему пути пошли в свое время ^^^ См. например Учебники по гражданскому праву: Т. 2. М.: Юриздат, 1938.

С. 143;

М: Юриздат, 1944. С. 77;

М.: Юриздат, 1965. С. 143;

М.: Госюриздат, 1976.С. 154;

Л., 1982.С. 122идр.

^^^ Александров Н.Г. Трудовые правоотношения. М: Юриздат, 1948.

^^^ Орловский Ю.П. Трудовое право России. М, 1995. С. 19;

Орловский Ю.П.

Сфера действия трудового законодательства и практика его применения // Право и экономика. 1998. Ш 10;

Брауде И.Л. Отдельные виды обязательств.

С. 217;

Антимонов Б.С., Граве И.В. Договор трудового поручения // Уч. зап.

ВРГОН. Вып. 2. М, 1966;

Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1961. С.

413;

Акопова Е.А. и Акопов А.В. Трудовой договор с руководителем организации // Государство и право. 1997. №. 6. С. 57;

Коршунова Т.Ю.

Трудовой договор // Российское право. 1998. JT 6. С. 36;

Нуртдинова А.Ф. и So Чиканова Л.А. Новый Гражданский кодекс и отрасли законодательства. М, 1995. С. 15.

Французский гражданский кодекс, Германское гражданское уложение, Свод законов, а также проект Гражданского уложения России. Подобная тенденция проявилась в ряде принятых в последние годы Гражданских кодексов.

Примером может служить Гражданский кодекс Нидерландов. Хотя соответствующая часть этого Кодекса полностью еще не вступила в силу, принято решение перенести находившийся ранее в Торговом кодексе соответствующий договор в Гражданский кодекс, включив в еще не принятую часть книги 7, посвященную отдельным видам гражданских договоров, помимо трудового, также особо и коллективный трудовой Как нам кажется, есть некоторые основания полагать, что опасения, выражающиеся в неизбежной утрате одной из сторон - работником льгот и преимуществ, которые ему предоставляет теперь трудовое право, являются преувеличенными. Практика других стран, в которых вопрос решен именно таким образом, приведенного опасения не подтверждает. Это связано, по крайней мере, с тем, что правила, создающие особый режим для трудового договора и наиболее полно выражающиеся в Трудовом кодексе, сохраняют свое действие. Гарантией для этого служит сохранение действия и самого Трудового кодекса. Интерес в этом смысле представляет Гражданский кодекс Квебека (1991 г.). В его главе, посвященьюй трудовому договору, содержится в самом определении указание на то, что нанявшийся обязуется осуществлять работу за вознаграждение в соответствии с инструкциями и под руководством или контролем другой стороны - нанимателя. Там же предусмотрено, что действие договора может быть неограниченным во времени, а также то, что наниматель обязуется принимать меры в ^^' Arthur S. ПаПкашр. Civil Code Revision in the Netheiiand 1947-1992, Nieuw Nederlands Burgerlijk Wetboek. Het Vermogensrecht, KJuwer and Taxation Publishers, 1992. P. XVIII.

соответствии с природой самой работы для защиты здоровья, безопасности и достоинства нанявшегося. Наряду с указанием на необходимость для нанявшегося выполнять работу добросовестно и честно, не разглашать конфиденциальную информацию, которая может стать для него доступной при выполнении работы. Кодекс предусмотрел гарантии для нанявшихся на случай отчуждения предприятия или иного изменения его организационно правовой структуры путем слияния или иным образом.

Определенные тенденции к сближению правовых режимов трудовых и гражданских договоров в нашей стране находили различные проявления, особенно в последнее время. Примером может служить Закон от 17 марта 1997 г.,^'^ посвященный изменению отдельных статей ранее действующего Кодекса законов о труде.

Новый Трудовой кодекс РФ (2001 г.) продолжил в известной мере указанную тенденцию. Наиболее полно это нашло свое выражение в появившейся специальной гл. 38 «Материальная ответственность работодателя перед работником», в которую, среди прочего, включены ст.

235 «Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы» (ср. ст. 395 ГК), а также ст. 237 «Возмещение причиненного вреда работнику» (ср. ст. 151 ГК).

Обращает на себя все же внимание, то, что Трудовой кодекс, в отличие от изданных после ГК Семейного и Земельного кодексов, не содержит норм, предусматривающих субсидиарное применение Гражданского кодекса. Эта позиция Трудового кодекса вызывает определенное сомнение. Для ее оценки заслуживает внимания высказывание П.В. Крашенинникова в преддверии принятия соответствующих кодексов: «Конечно же необходимо принятие Жилищного и Трудового кодексов. Сразу хочу оговориться, что частное право и Жилищный или Трудовой кодексы не всегда совпадают, потому что эти кодексы содержат достаточно много публичных норм. Но в основе. 1997. №12. Ст. 1382.

данных отношений лежит договор, а это предмет частноправового Все авторские договоры подразделяются на два вида:

передаче исключительных прав, передаче неисключительных прав.

По исключительному договору автор передает издателю либо другому покупателю право единолично по его усмотрению использовать свое произведение и запрещать его использование всем другим, включая и самого автора. То есть автор, подписав такой договор, лишается всех имущественных прав на свой труд.

В то же время, стороны могут определить для себя пределы действия договора. Так, возможна передача лишь строго определенной части исключительных прав. Например, покупатель получает только исключительное право перевода произведения на испанский язык, а все остальные права остаются за автором. В исключительном договоре обязательно должно быть прямое указание на его исключительный характер.

Если в договоре такого указания нет, договор считается неисключительным.

Это означает, что автор волен заключить точно такие же соглашения с другими лицами, а также использовать свое творение сам.

Кроме этого, авторский договор должен соответствовать целому ряду требований. Первое, в нем обязательно нужно указать, каким именно способом будет использоваться произведение — будет ли это, например, его воспроизведение или перевод. Второе, в договоре должен быть указан любой срок его действия. В противном случае при добросовестности другой стороны, автор сможет расторгнуть договор лишь по истечении пяти лет с даты его подписания, при условии обязательного письменного уведомления пользователя за шесть месяцев до расторжения. Третье, в договоре должен Крашенинников П. В. Школа школе рознь // Экономика и жизнь. 2000. № С. 49.

определяться размер вознаграждения либо порядок определения его размера, а также порядок и сроки его выплаты. Как правило, автор получает процент от дохода за соответствующий способ использования, например, 7% от оптовой отпускной цены каждой книги, однако возможно указать в договоре и строго фиксированную сумму гонорара, но в этом случае сторонам необходимо определить заранее и максимальный тираж произведения, В интересах автора необходимо точно определить, когда именно будет произведена оплата. Причем формулировка типа: не позднее месяца со дня поступления продукции на склад (в договоре с издателем) едва ли оптимальна. Автору вряд ли удастся узнать, когда наступит этот долгожданный день. Более подходящим может оказаться вариант указания на то, что оплата (либо ее часть) будет произведена не позднее месяца со дня подписания в печать, сдачи в набор и т,п, И еще очень важно, что ст,32 Закона для авторского договора предусмотрена обязательная простая письменная форма. Однако несоблюдение указания Закона о форме сделки в данном случае не влечет ее недействительности. При возникновении спора стороны, согласно ст, 162 ГК РФ, лишаются возможности ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на показания свидетелей, но сохраняют право приводить письменные и другие доказательства существования договорных отношений. Исключение из правила об обязательной простой письменной форме сделано для авторских договоров об использовапии произведений в периодической печати, что вполне логично, поскольку лишние формальности в этом случае тормозили бы оперативность работы средств массовой информации.

Пункт 2 ст, 779 ГК относит к договорам возмездного оказания услуг, договоры, предусмотренные в одиннадцати главах Гражданского кодекса.

При оценке данного перечня следует согласиться с теми, кто нолагает необоснованным включение в него подряда, а также договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ?^'* Выделив договоры поручения, комиссии и иные, прямо упомянутые в ГК одноименные договоры, действительно обладаюш;

ие признаками возмездного оказания услуг, законодатель тем самым заведомо нротивоноставил их любому другому указанному в ГК типу (виду) договоров. В данном случае он, в частности, исходил из того, что договоры, наделенные иными, чем предусмотренные в п. 1 ст. 779 ГК, признаками, к договорам на возмездное оказание услуг именно по этой причине относиться не могут.

Поэтому упоминание в указанном перечне о договорах, которым посвящены гл. 37 и 38 ГК, расходится с основными принцинами построения В самом ГК существует и другой, но уже примерный перечень, куда включены непоименованные в нем отношения, отвечающие признакам, предусмотренным в ст. 779. Речь идет об отношениях связи, отношениях по поводу медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг но обучению и но туристическому обслуживанию. Если этот перечень и расширить за счет включения указанных выше и поименованных в ГК договоров, это все равно будет лишь малая толика действительно используемых в гражданском обороте договоров услуг. В частности не попали в него рекламные услуги. Это послужило причиной практически ежегодного принятия Правительством РФ Правил оказания ранее не выделявшихся видов услуг.

Правовое регулирование отношений по оказанию услуг осуществляется и международными актами. Имеется в виду, в частности, принятое в рамках Всемирной торговой организации Генеральное соглашение о торговле услугами, о котором уже шла речь. В вводной части ^^* См.: Кабалкин А.Ю. Договор возмездного оказания услуг // Российская юстиция. 1998. №3. С. 14.

^^^ См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 2. М: Статут, 1995. С.

123.

указанного акта, который может стать источником и российского права со вступлением нашей страны в указанную организацию, провозглашается признание возрастающего значения того, что называется «торговыми услугами» для роста и развития мировой экономики. В самом Генеральном соглашении содержатся нормы, имеющие в виду главным образом публичные отношения, которые складываются по поводу оказания соответствующих услуг.

При всей специфике договоров возмездного оказания услуг они все же, на что уже обращалось внимание, близки к договору подряда.

Подрядоподобный характер рассматриваемых договоров был учтен при формировании гл. 39 ГК. Включенная в эту главу ст. 783 ГК предусмотрела распространение на соответствующие отношения в определенной части правил, содержащихся в гл. 37 ГК. Это - общие положения о подряде (ст.

702-709 ГК), а также положения, включенные в параграф, который посвящен бытовому подряду (ст. 730—739). Указанные нормы применяются к возмездному оказанию услуг лишь субсидиарно. В этой связи законодатель счел необходимым специально оговорить (ст. 783 ГК) певозможность распространения указанных норм главы ГК о подряде в случаях, когда это вступило бы в противоречие со статьями гл. 39 ГК и особенностями предмета договора возмездного оказания услуг. К этому следует добавить, что статьи параграфа, посвященного бытовому подряду, могут применяться только тогда, когда заказчик обращается за услугами, предназначенными удовлетворить его бытовые или другие личные потребности.

Объединение в гл. 39 всех договоров возмездного оказания услуг, кроме выделенных в ГК их видов, отнюдь не исключает присущих отдельным договорам услуг особенностей. Отмеченное обстоятельство потребовало обеспечить, не выходя за рамки гл. 39 ГК, также и специальное регулирование определенных не поименованных в ГК договоров услуг с тем, что по отношению к ним нормы гл. 39 ГК обладают безусловным нриоритетом. В частности речь идёт о законах: «О рекламе», «О связи»,^^^ «О ночтовой связи».^^^ Особое место, с учетом, ёмкости содержащегося в них нравового материала, занимают утвержденные в разное время Правительством РФ Правила и среди них - Правила оказания услуг телефонной связи. Правила оказания услуг проводного вещания (радиофикации). Правила оказания услуг ночтовой связи, °^ Правила оказания услуг телеграфной связи и другие.^"' Правила, а также законы, о которых идет речь, детализируют набор оказываемых в таких случаях услуг, норядок заключения соответствующего договора, права потребителя услуг (заказчика) и исполнителя, обязанности каждой из сторон, а также ответственность за их нарушение. Указанные акты, кроме того, определяют порядок приема и оформления заказов на услуги, а также самого оказания услуг, норядок и форму оплаты услуг и др.

Могут быть указаны обычные для такого рода актов положения, относящиеся к обязательному объему информации, предоставляемой оказываемом соответствующую услугу предпринимателем, выдаче документов, которые служат формой договора (квитанция, талон, кассовый чек и т.п.), набору обязательных условий договора (договоров) на оказание соответствующих услуг, правам и обязанностям исполнителя.

Выделение возмездного оказания услуг в качестве предмета самостоятельного договорного тина позволило отграничить, в свою очередь, действие соответствующих форм от норм о подряде, отразив присущие ^^^CЗ РФ. 1995.^0 8. Ст. 600.

^'^'' СЗ РФ. 1999. № 29. Ст. 3697.

^'^^ СЗ РФ. 1997..№ 40. Ст. 4599.

Российская газета. 2005г. 17 июня ^^^ Российская газета. 2005г. 27 апреля ^°' Российская газета. 2005г. 29 апреля услугам особенности. До принятия ГК, впервые разграничившего эти договоры, указанной цели можно было добиться только одним путем:

создать отдельные, самостоятельно существующие параллельно с подрядом типы (виды) договоров, которые охватывают определенную разновидность услуг и таким образом конкурируют с подрядом. Однако в настоящее время при существовании гл. 39 ГК необходимость в этом отпала. И все же в силу различных причин, связанных, с одной стороны, с узким набором норм в данной главе, а с другой - с потребностью в отражении достаточно широкой специфики соответствующих видов договоров, не выделенных (особо в ГК), сохраняется потребность в самостоятельном регулировании отдельных моделей договора услуг. Поэтому следует ожидать, что круг снециально урегулированных договоров возмездного оказания услуг актами, принятыми за пределами ГК, а возможно, и дополнительно включенными в сам Кодекс главами, будет расширяться. Следует отметить, что в литературе были еще до принятия действующего ГК высказаны предложения о более ёмком специальном регулировании отдельных договоров услуг.^°^ Есть основания выразить сожаления но поводу того, что это предложение не было поддержано при принятии действующего ГК.

К числу специальных источников относится ФЗ РФ «О защите прав потребителей». Рассчитанный исключительно на отношения, в которых на стороне потребителей выступают граждане, не проводит разграничения правового режима договоров работ и договоров услуг, указывая в соответствующих случаях, в том числе в специально посвященной этим отношениям гл. III, - «работы (услуги)». Едва ли не единственное исключение составляет его ст. 39, посвященная отдельным видам услуг. Она сводится к указанию на то, что последствия нарушения условий договора об ^°^ См. например: Шенникова Л.В. Право на туристическо-экскурсионное обслуживание. Правовое регулирование отношений в сфере обслуживания граждан. М, 1983. С. 96.

оказании отдельных видов услуг, не подпадающих по своему характеру под действие гл. IV, определяются законом.

Изданные в развитие ФЗ РФ «О защите прав потребителей» Правила бытового обслуживания населения в Российской Федерации также осуществляют единое регулирование договоров на выполнение работ и на оказание услуг. Большая часть его статей регулирует в основном одновременно и работы, и услуги, хотя есть и такие, которые посвящены специально или тем, или другим. Указанные Правила охватывают широкий круг вопросов, возникающих главным образом при оформлении заказов потребителя.

Глава 39 ГК не претендует на то, чтобы охватить регулирование конкретного типа договоров. Напротив, она заведомо предполагает наличие различных видов договоров, отвечающих лишь общим признакам договора «возмездного оказания услуг», как они определены в гл. 39 ГК.

Цель выделения главы, посвященной возмездному оказанию услуг (гл.

39), - закрепить такие общие признаки соответствующего договора и корреспондирующие им правовые рещения отдельных вопросов.

Указанная глава дает возможность восполнить в соответствующих пределах пробелы в правовом регулировании, неизбежно образующиеся именно применительно к договорам возмездного оказания услуг, не выделенным специально в ГК.

Учитывая изложенное, к рыночным правоотнощениям в сфере рекламной деятельности следует относить: 1) правоотношения между рекламодателем и рекламопроизводителем, 2) правоотношения между рекламодателем и рекламораспространителем.

Первая группа правоотношений возникает по поводу создания рекламы в виде рекламного произведения - рекламной продукции являющейся товаром. При этом товаром особым защищенным законодательством об авторских правах. В данном случае предметом договора является не только выполнение работы как таковой, но и её результат, который должен быть выражен в виде создания рекламного произведения отвечающего следующим требованиям: 1) новизна;

2) облечение в определённую объективную форму:

письменную (рукопись, машинопись, нотная запись и так далее), устную (публичное произнесение, публичное исполнение и так далее), звуко- или видеозапись (механическая, магнитная, цифровая, оптическая и так далее), изображение (рисунок, эскиз, картина, план, чертеж, кино-, теле-, видео- или фотокадр и так далее), объемно-пространственную (скульптура, модель, макет, сооружение и так далее), а также в иных формах;

3) содержать информацию товарах (работах, услугах);

4) способность оказать психологическое воздействие на личность, вызывая у неё убеждение в необходимости приобретения рекламируемого товара (работы, услуги);

5) соответствовать общим и специальным требованиям, предъявляемым к рекламе законодательством. Следовательно, на производство рекламы должен заключаться не договор оказания услуг, а самостоятельный непоименованный договор, предметом которого будет являться создание нового уникального рекламного произведения. То есть данный договор должен сочетать в себе общие требования к договору подряда, договору по НИОКР и авторскому договору, с учётом предоставления необходимой рекламопроизводителю для производства рекламы информации рекламодателем, а также особенностей распределения между рекламопроизводителем и рекламодателем ответственности за:



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.