авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Научно-популярное приложение «Большой взрыв» Выпуск 6 Содержание: Павел Амнуэль Мудрость ...»

-- [ Страница 2 ] --

Прошу вас не испытывать никаких сомнений по части безопасности нашей совместной работы: все меры предосторожности будут своевременно приняты, поэтому я могу гарантировать вам успех мероприятия. Однако должен обратить ваше внимание на необходимость соблюдения абсолютной конфиденциальности нашей сделки до момента окончательного выведения капитала из Нигерии.

Если вас заинтересовало наше предложение, пожалуйста сообщите мне о своем согласии оказать содействие моему клиенту.

В случае отсутствия интереса прошу вас оценить степень доверия, которое мы вам оказали, и не предавать огласке содержимое настоящего письма.

С надеждой на дальнейшее сотрудничество и благодарностью, Майк Аба По своей глубине это письмо может сравниться разве что с натальной картой гороскопа – такое обилие ценной информации заложено в этом скромном послании африканского Остапа. Настоящее «Евангелие 419». Вот ключевые моменты, общие не только для этой махинации, но и для всех без исключения «предпринимательских афёр»:

1. Псевдодокументация: в начале письма Майк Аба отсылает свою потенциальную жертву на сайт центральной нигерийской газеты с точным указанием страницы и архивного номера статей, которые, якобы, имеют отношение к предлагаемой сделке. В самом деле, на первой странице газеты «This Day» помещена статья под заголовком «Семья Абача предстоит заплатить федеральному правительству еще 1.2 миллиарда долларов». Расчет делается на то, что дотошный получатель письма, которого заинтересует предложение Майка Аба, обязательно отправится на сайт газеты, чтобы проверить первоисточник. И что же он узнает? То, что генерал Абача уворовал у родного народа не один миллиард долларов. Впрочем, что уворовал - не страшно, главное - у него PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com и в самом деле водятся деньги. Правда, в газетном сообщении ничего не сказано о том, что Майк Аба имеет хотя бы малейшее отношение к семье Абача, ну да кто ж об этом сейчас думает? У жадности глаза велики. Тем не менее, первая ласточка доверия запущена.

2. Рекомендация и элитарность. Еще один обязательный элемент профессионального «развода»: Майк Аба обращается к вам не абы как, с бухты-барахты, а по рекомендации близкого друга из посольства. Подлинный смысл рекомендации в афёре всегда один:

потрафить самолюбию жертвы, дать ему почувствовать собственную важность, избранность и элитарность. Именно поэтому аферные «верительные грамоты» всегда происходят из высокопоставленных источников. В нашем случае фигурируют дипломатические круги, что автоматически означает: получатель письма – человек уважаемый и с репутацией (коли слух о нем прошелся даже по нигерийскому посольству!).

3. Космические суммы сделок. Никогда афёры не делаются ради десятка-другого долларов, всегда речь идет о миллионах. Причем прослеживается четкая закономерность:

чем оборванистей аферист, тем больше ставка. В начале 90-х годов по всем московским офисам едва разбогатевших коммерсантов прошла как саранча волна аферистов, которые с важным видом предлагали свое содействие в получении банковского кредита. Всегда на сумму не менее 10-20 миллионов долларов. «Банкиры» являлись на переговоры в стоптанных сандалиях фабрики «Тульский рабочий» и протертых индийских джинсах, закуривали поганые сигареты, но при этом непременно оперировали цифрами в десятки миллионов долларов. Всякое предложение спуститься на землю и поговорить о более скромном кредите в сотню-другую тысяч вызывали презрительную усмешку и фразу:

«Молодой человек, мы не занимаемся мелочами».

4. Акцентированная нелегитимность сделки. Кажется, отцом этой техники был незабвенных Остап Бендер, создатель тайного союза меча и орала. В предпринимательской афёре всегда подчеркивается пикантность ситуации, ее закрытость и та или иная степень незаконности. Деньги Абача хранятся в «секретном месте», главное в сделке – «сохранение ее конфиденциальности», да и вообще всю операцию можно назвать своим именем: отмывание денег. Расчет делается на то, что после успешного развода лох не побежит жаловаться в органы правопорядка из-за страха оказаться соучастником противозаконного деяния.

5. Малые усилия. Еще один непременный элемент предпринимательской афёры – гарантия того, что жертве не придется прилагать много усилий для выполнения поставленной перед ним задачи. Это условие не только непременное, но и обязательное, поскольку в сети мошенников попадает исключительно одна категория человечества: те, кто верят в Поле Чудес. Соответственно, это люди не столько глупые, сколько ленивые на подсознательном уровне, и максимум усилий, на который они способны: закопать монетки ночью и ждать, когда вырастет золотое дерево. Потому-то Майк Аба настойчиво повторяет, что вся операция им уже продумана и рассчитана до малейших деталей, так что от вас потребуется всего ничего: определить свою долю в прибыли и выполнить кое-какие необременительные телодвижения.

Что ж, прекрасно. Мы заинтересовались в получении пары-тройки миллионов долларов в качестве комиссионных за услуги по выведению 70 миллионов долларов за пределы Нигерии. Что дальше? Дальше Майк (может лучше Миша?) Аба присылает такое письмо:

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Благодарю вас за проявленное желание оказать нам помощь. Мы планируем депонировать оговоренную сумму денег в авуарах голландской компании Global Sec And Fin. Я подготовлю депозитарный сертификат на ваше имя а также сообщу координаты человека, с которым вам следует связаться по телефону в Голландии, ответственного за транспортировку груза. Пожалуйста, сообщите мне свои номера телефона и факса, а также ваше полное имя для того, чтобы я мог правильно заполнить документы.

Спасибо за сотрудничество, Г-н Майк Аба «Развод» уже начался, правда, пока в очень безобидной форме: от нас требуется всего лишь номер телефона и факса, а также имя-отчество. Главное – впереди! Следующее письмо:

Как обстоят ваши дела? Уверен, все замечательно, так что поблагодарим Господа за то, что он позволил нам увидеть еще один день! Я получил ваше письмо и все обдумал. Еще раз хочу заверить вас в полной безопасности нашей сделки – все документы будут подготовлены в должном порядке, поэтому вам не о чем беспокоиться. Мы решили отблагодарить вас суммой, составляющей 30 процентов от общей величины сделки. Наш интерес составит 60 %, а 10 % будут выделены в специальный фонд на покрытие прямых расходов обеих сторон, которые могут возникнуть в процессе выполнения сделки:

телефонные счета, авиабилеты и т.п. Мне необходимо получить ваши банковские реквизиты для того, чтобы обозначить их в нашем договоре для последующего перевода на ваш счет оговоренной компенсации. Текст договора я вышлю вам по указанному факсу. Вам надлежит ознакомиться с его содержанием, подписать и выслать обратно.

Майк Аба Ага! Кажется, мы догадались: если нигерийскому аферисту удастся получить от нас все, что он запрашивает в этом письме – дело в шляпе! Ведь после того, как вы подпишите соглашение, у Майка на руках окажется копия вашей подписи, которую всегда можно использовать для любой незаконной операции с вашим банковским счетом (который вы ему также сообщили).

Вроде все сходится? Как бы не так! На самом деле запрос вашей подписи на договоре – это так называемый ложный след: классическая уловка, которую также использовали в работе мои грузинские друзья – «дипломат» и «провинциал». Помните: сначала они специально акцентировали мое внимание на том, что сигарета прячется в рукаве, а затем в окончательном споре оговорили такие условия, которые якобы рассеивают всякие сомнения: карман «провинциала» будет проверять он сам, а не «дипломат», так что ему не удастся ничего подбросить из рукава и, следовательно, мое участие в пари оказывается совершенно безрисковым мероприятием. Точно также поступает и Майк Аба, когда отправляет следом другое письмо:

Благодаря хорошим связям мне удалось обо всем договориться, так что вам больше нет нужды подписывать соглашение и пересылать его по факсу – как только деньги будут доставлены в Голландию вам нужно будет прилететь в эту страну и собственноручно подписать отпускной ордер, что произойдет в присутствии независимого нотариуса.

Расходы на нотариальное заверение будут, как мы уже оговорили выше, покрыты из специального фонда.

Одновременно Майк убивает второго зайца: он как бы восстанавливает пошатнувшееся доверие и развеивает последние страхи и сомнения жертвы: в самом деле, какой благородный человек, этот нигерийский благодетель! А мы грешным делом заподозрили PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com его черт те в каких гадостях.

На самом деле, ложность следа с подписью на договоре лежит чуть ли не на поверхности, поскольку в реальности не существует условий, по которым посторонний человек сумеет снять деньги с вашего счета, воспользовавшись копией вашей подписи и банковскими реквизитами. В любом случае, ему потребуется узнать ваш пароль для электронного доступа к счету, а уж этой информацией ни один здравомыслящий человек делиться не станет. Точно также он не сможет запросить перевод по факсу, поскольку ему неизвестно ни имя вашего личного банкира, ни специальный код, который указывается в факсимильном запросе на банковский перевод. Так что волнения были напрасны, а Майк Аба с самого начала готовил удар на совершенно другом фронте. Вот собственно и он:

Как ваши дела? Надеюсь все благополучно, к тому же у меня для вас замечательные новости: вчера мне наконец удалось оформить депозитарный сертификат, так что в самом ближайшем времени милостью Господа сделка придет к успешному завершению, так что мы все сможем вздохнуть с облегчением. Мне пришлось заплатить за сертификат долларов США наличными. Сегодня еще предстоит заверить аффидевит на ваше имя в федеральном суде Абужа, однако у меня осталась только одна тысяча долларов, тогда как стоимость заверения 1550 долларов США. В этой связи срочно прошу вас изыскать возможность и перевести через систему Western Union недостающую сумму (550 долларов США) на имя Франсиса Окоби, 92 улица Амуза,92, Мафолуку Ошоди, Лагос, Нигерия.

Это позволит нам полностью подготовить всю документацию, необходимую для перевода денег в Голландию.

С почтением, Майк Аба Вот собственно и все. Дальше можно не продолжать. Помнится, в начале бурных 90-х все разговоры о многомиллионных долларовых кредитах также заканчивались неизменной просьбой «банкиров» одолжить им на пару-тройку дней сущий пустяк: долларов на покрытие каких-то неожиданных и второстепенных расходов. В самом деле:

ну что такое 550 долларов на фоне 30% комиссионных от 30 миллионов, который вас ожидают в ближайшее время? А между тем, вокруг этого «пустяка» все и закручивалось с самого начала. Помните, как в анекдоте про Раскольникова: «Старушку – за пятак, а двадцать старушек – уже рубль». Из этих мелких сумм и удалось сколотить миллиардов долларов материальной помощи нигерийском предпринимателям.

В этой статье мне удалось осветить лишь вершину того красочного айсберга, который называется История Мирового Аферистического Движения. А какие там еще имена!

Какие изысканные афёры! Какие головокружительные «разводы»! Какие страдания печальных «лохов»! Будем надеяться, что рассказ обо всем этом у нас впереди.

ЭПИЛОГ. Вчера вечером заглянул в офис старинного университетского друга. Войдя в кабинет, даже опешил от неожиданности: рядом с Игорем стоял иссине-черный негр и что-то с бешенной скоростью лопотал по-французски по телефону. "Это Патрик, вполголоса, чтобы не потревожить говорившего, с глубоким почтением пояснил мой друг, - Мой новый партнер в одном очень интересном проекте: отец Патрика, влиятельный политик, был вынужден эммигрировать из Ганы, обосновался в Париже. У него колоссальные связи и вот как раз сейчас Патрик договаривается с ним о заказе на покупку 10 подержанных самолетов Ил-86 для ганскй государственной авиакомпании. А я буду эти самолеты им поставлять!" - едва сдерживая радость заключил Игорь. Я оглядел Патрика с головы до ног: студент из Лумумбы студент и есть: башмачки не по сезону, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com пиджачок из Детского Мира... "Самолеты - это хорошо, - сказал я, - только почему он звонит в Париж папе не по своему сотовому, а по твоему офисному телефону?" Михаэль Лайтман Развитие детей младшего школьного возраста Беседа ученого каббалиста Михаэля Лайтмана с Меирой Леви, преподавателем физического воспитания и ведущими программы, Хагит Телем, руководителем проектов в учебном центре "Каббала народу" и Нивом Навоном, зав. отделом распространения материалов общества "Бней Барух" в сети Интернет.

19 августа 2008 г.

Х. Телем: Сегодня мы поговорим о развитии детей младшего школьного возраста: от шести до тринадцати лет. В этот период ребенок полностью открывается относительно окружения. Он меньше находится дома и больше – вне него. Он уже не связан с одним воспитателем, у него есть друзья, с которыми он проводит много времени. Мы начинаем ожидать от него большей самостоятельности, помощи по дому, подготовки к занятиям. Это уже не маленький ребенок, окутанный любовью и лаской.

Мы начинаем предъявлять ему требования: ты обязан сделать то и это. Это также возраст развития собственного образа: меня принимают или не принимают, любят или не любят в обществе. Я вижу по своей десятилетней дочери, что жизнь вдруг становится сложнее, чем просто забота о необходимых вещах. Меира, у тебя тоже есть дочь этого возраста?

М. Леви: Да, и семилетний сын. Его переход в первый класс буквально изменил его.

После тепличной жизни в детском саду он вошел в школу, как в джунгли. Он почувствовал, что его там не любят, над ним насмехаются. Он столкнулся с детьми старшего возраста – 10, 11 лет, с которыми ему – новенькому и маленькому необходимо ужиться. В общем, переход очень не простой.

Х. Телем: Почему переход от детского сада к школе такой трудный? Есть тут некий духовный смысл развития человека?

М. Лайтман: Да, хотя он и не соответствует в точности этим годам. Если следовать науке каббала, то в каждом возрасте развитие отличается по своей сути. Мы изучаем, что после рождения есть двухлетний период вскармливания. В это время ребенок полностью связан с матерью. Если мы его иногда от нее отдаляем, то тем самым доставляем ему страдания, внутреннюю трагедию. Он ее преодолевает, но мы не знаем, какой ему наносится глубокий внутренний душевный урон. И каждый из следующих этапов – от двух до трех лет, шесть, девять, двенадцать лет у девочек и тринадцать у мальчиков, а затем двадцать лет – отличается в духовном мире иным уровнем существования, иным статусом.

Как мы учим, каждое явление из духовного мира нисходит в наш мир, образуя здесь ветви - духовный корень материализуется в своей физической ветви. И хотя мы четко не различаем эти периоды у детей, как вообще многое не знаем, однако различие между возрастом двух, трех, шести, девяти, двенадцати, тринадцати и двадцати лет очень существенное. Если идти дальше, то можно добавить еще две вехи: сорок и семьдесят лет.

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com То есть существуют периоды, которые мы иногда видим и понимаем по мере старения.

Говорят, что у женщин есть некий специфический возраст, а у мужчин он не так явно выражен и т.д.

Если бы мы согласовывали материальное развитие ребенка с духовными корнями, то наверняка многое бы выиграли. Что именно –трудно сейчас сказать. Наш мир настолько искажен и противоположно устроен, что мы вынуждены восполнять его различными техническими средствами и системами, поскольку сами с этим процессом справиться не можем. Поэтому нам трудно себе представить, что можно получить ребенка, здорового как телом, так и душой. Захочет ли этот ребенок идти в школу? – Думаю, что нет, ведь современная школа – это нечто ужасное! (Смех.) Я, например, ходил в школу, и мне не было там плохо. К сожалению, это просто природа – я был агрессивный и вроде бы от этого выигрывал. Но сегодня ясно, что это обратный выигрыш: в конечном счете, я понял, что во многом проиграл.

Х. Телем: Я солидарна с Вами. Я тоже была драчуньей и вроде бы независимой. Но потом это к тебе возвращается, и ты чувствуешь себя несчастным.

М. Лайтман: Потом ты видишь, что уже не можешь изменить положение силой, как в младших классах. И тогда выходит, что со своими привычками ты остаешься один, а остальные по разным причинам между собой объединяются. Это было для меня тяжелым уроком.

М. Леви: Что же делать, если ребенка в школе бьют и унижают? Он чувствует, что его ненавидят, а потому вообще не хочет идти в школу. Дома его воспитывали так, что он должен уступать, не драться. А сейчас он начинает бить младших братьев. Зачем же я посылаю его в школу? Выходит, я отправляю его в место, где ценности намного хуже тех, которые ему привили дома. Что же мы от этого получаем? Все, вложенное за шесть лет в ребенка, пропадает! Что с этим делать?

М. Лайтман: Открыть новую школу - другого выхода нет. Поскольку в своей обычной форме школа и вся система воспитания существовать не может, то сейчас появляются дополнительные или альтернативные структуры. У меня, например, выбора не было, и мои дети учились в религиозных школах. Тогда я видел в этом выход, так как хотел их уберечь, особенно девочек, от происходящего в светских школах. С другой стороны, я хотел дать им хорошее образование. То есть было много сомнений. Но сегодня, когда есть выбор, почему им не воспользоваться?

Х. Телем: Потому что это требует денег: хорошая школа стоит очень дорого.

М. Леви: Кроме того, это портит учебную конкуренцию и порождает высокомерие.

М. Лайтман: То есть над формированием человека не работает ни одна школа?

М. Леви: Ни одна. Но пусть там хотя бы просто воспитывали, чтобы старшие помогали младшим, показывали пример. В школе, где учится моя дочь, это есть.

Х. Телем:А что Вы думаете о домашнем обучении?

М. Лайтман: По правде говоря, это естественная форма. Вспомните, как во всем мире получали образование двести или сто пятьдесят лет тому назад?

Х. Телем: Дети не ходили в школу?

М. Лайтман: Нет. У евреев были начальные школы при синагогах – так называемый хедер, где мальчиков обучали читать, писать, молиться, а потом давали профессию. Тогда еще не была развита система колледжей и университетов. А девочки всегда были дома, и большинство женщин не умели читать, что из этого?

Х. Телем: Но есть ли у родителей, допустим, в оптимально исправленном состоянии, способность самим воспитать детей, или они нуждаются в дополнительной системе, помогающей им в этом?

М. Лайтман: Сейчас мы переживаем переходный период – проблематичный, трудный, запутанный, стремительно развивающийся. Поэтому я не думаю, что существует реальное PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com решение. Пока я бы посоветовал организовать группы или, точнее, классы обучения, где детям прививают ценности, т.е. формируют человека. В дополнение к этому может существовать обычное обучение. Школа ведь не воспитывает, а дает некую сумму знаний, с которыми ты из нее выходишь. Вот и вся школа! Это совершенно не то, что должно быть, но это реальность.

Х. Телем: В этих небольших группах важно количество детей?

М. Лайтман: Я не думаю, что величина группы что-то меняет. Главное – воспитатель, способный сплотить группу согласно ценностям объединения: «возлюби ближнего, как самого себя». Когда они почувствуют, что объединены, то им будет не важно, сколько детей в группе. Это необходимо сделать в первую очередь, начать с этого, а уже затем обучать различным предметам. Мы должны настаивать на этом в любых условиях – такова обязанность безотносительно к тому, умный ребенок или не очень, сильный или слабый, прилежный, усидчивый или непоседа. Все это не важно. В конечном счете, нам важно, старается ли он быть для всех товарищем. Если да, то замечательно - это главное, это называется сформировать человека. А потом каждый движется согласно своим способностям: один становится сантехником, а другой профессором. Ну и что? Это уже связано с индивидуальными склонностями каждого.

Х. Телем: Будет ли гиперактивный ребенок чувствовать себя в такой группе комфортнее?

М. Лайтман: Прежде всего, он большую часть своей гиперактивности сожжет на то, что должен справиться с собой - его учат, для чего это необходимо. Он просто будет обязан это сделать.

Н. Навон: Из опыта работы с детьми мы видим, что сама по себе ценность правила «возлюби ближнего, как самого себя», в сущности, обязывает ребенка. Это значит, что без этого правила вообще нет смысла объединяться. Наука каббала предлагает нам это средство для того, чтобы на самом деле справиться с эгоизмом человека, а не просто сделать его вежливым и красивым.

М. Лайтман: Ценности дома и в школе должны быть подчеркнуто равными – буквально те же ценности, без каких-либо различий. Как сказала Меира, ребенок воспринял школу, как удар, как резкий переход, а здесь такого нет. То, к чему его подготовили дома, он продолжает в школе – это является главным в жизни. Тогда он не почувствует никаких изменений. Дети проходят несколько таких переходных ударов и внутренних переворотов, которые могут быть даже трагическими. Вдруг они видят, что люди обманывают, стараются навредить друг другу, что интересы друзей все больше и больше сталкиваются.

Х. Телем: В этом возрасте есть много страхов.

М. Лайтман: Совершенно верно. Но когда ребенок знает, что является главным в жизни, то вдруг чувствует, что не может это оставить, поскольку это его охраняет. Он видит в этом некую гарантию, посох, с которым продолжает путь. Тогда нет всех этих скачков между домом и школой: и дома, и в школе его учат тому, как выжить в мире, который действительно противоположный. Однако ребенок это знает, и его правильно готовят к этому противоположному миру. И тогда он в мире правильно себя ведет, знает важность каждого явления и места.

М. Леви: Значит, не достаточно воспитывать ребенка дома, как было двести лет назад? Необходимо, чтобы он вышел из дома в группу, где вместе с детьми его возраста получит воспитание согласно той цели, которую получает дома?

М. Лайтман: Нет, «дома» не следует понимать буквально. Раньше дети тоже собирались возле синагоги или в другом месте, где обучали. Они не были дома в четырех стенах, а в общине или поселке. У ребенка было окружение, но не было различия между тем, чему его учили вне дома, и тем, что он видел дома. Это были более или менее те же PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ценности. Проблема в том, что и школа, и семья должны подготовить человека быть человеком в современном жестоком и лживом мире.

Н. Навон: Но что делать матери, которая сейчас смотрит нашу программу? Ей некуда послать своего сына, кроме обычной школы, где властвует принцип «человек человеку волк». Можно ли создать такое окружение, которое было бы настолько важным, что перекроет ценности, идущие извне?

М. Лайтман: Уже сейчас во многих местах в мире появляются группы, подобные нашей, которые открывают для своих детей учебные классы – или в виде дополнения к обычной школе, или полностью от всего отделенные. Я надеюсь, что по мере объяснения этой идеи широкой публике, у всех появится возможность организовать своим детям правильное воспитание в форме самостоятельных структур. Сегодня есть много таких примеров независимого обучения согласно различным методикам. В чем специфика нашей методики? Только в том, что высшей ценностью является любовь к ближнему. Мы должны привить человеку эту ценность, чтобы он даже в противоположном мире увидел, что только таким образом можно существовать.

Х. Телем: Я вижу, что наши дети после уроков с Вами или Гиладом Шадмоном возвращаются домой другими, чем из школы. Это чувствуется очень ясно. Сейчас у них летний лагерь, и мой сын преобразился - стал спокойным, не агрессивным, ведь дети вокруг него не агрессивные. Он полон впечатлений, с воодушевлением делится о том, что было в лагере. Дочь вдруг начала больше помогать в домашней работе. Они получили нечто такое, что для них хорошо и естественно. Зная, что мы тоже этим занимаемся, они рассказывают обо всем с блеском в глазах.

М. Лайтман: Они впитывают это поразительным образом.

Н. Навон: Занимаясь с детьми, я получаю огромное удовольствие, потому что вижу, как дети получают средство справиться с самыми разными состояниями. Поскольку они знают природу человека, то умеют противостоять проблемам, возникающим в школе, даже если окружающая среда этому не способствует. Они знают, что изучают нечто особенное, следуют этим законам и реализуют их в своей жизни.

Х. Телем: У меня есть еще несколько острых вопросов: что делать с ребенком, который не хочет выполнять домашние задания, не хочет готовиться к экзаменам? Как с этим справиться вместе со всем, что я хочу ему передать? В конце концов, он должен подготовиться и сдать экзамен!

М. Лайтман: Ты из всей совокупности проблем ищешь решение этого конкретного узкого вопроса? Это невозможно. Если бы я был на месте этого ребенка, то, не заходя домой, сразу бы убегал играть с друзьями – только не уроки! Я до сих пор помню, как ненавидел все эти домашние задания.

Х. Телем: Но Вы все-таки получили образование и стали ученым!

М. Лайтман: Потому что я обнаружил в этом нечто положительное. Но если не воспитывать в ребенке убеждение, что это стоит делать, потому что таким образом он чего-то достигает, не подсластить это занятие так, чтобы он увидел в нем шаг к достижению, к которому стремится, то это просто пытка. Проблема в том, что мы не занимаемся важностью занятия. Воспитание будет успешным, если ребенок почувствует, что тем самым он приобретает нечто, необходимое в будущем. А сегодня мы не можем ему это показать.

Если бы мы смогли в своей среде воспитать одно поколение в желании любить – а дети естественно хотят быть хорошими, - если бы мы помогли им своим примером и научили справляться со своей природой, то, не имея иного выхода, они росли бы в естественной отдаче. Проблема не в ребенке, а в нас: как организовать такую среду? Может быть, переселиться на необитаемый остров?! Я говорю это просто так, но это возможно. Мы должны осознать зло настолько, что у нас не будет иного выхода, ведь мы готовим детям PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com просто ужасное будущее. Мы не знаем, что произойдет со следующим поколением или даже в ближайшие несколько лет. Нас это не волнует - мы даже не двигаемся в эту сторону.

М. Леви: Если мы отнесемся к нашим детям с любовью и примем их со всеми их свойствами… М. Лайтман: Нет-нет! Мы должны их все время поднимать и направлять.

Х. Телем: Необходимо поставить перед ними рамки?

М. Лайтман: Они сами этого захотят. Им будет очень важно наше хорошее отношение к ним, а потому они захотят ему соответствовать. В сущности, мы используем эгоизм человека: он хочет быть принятым в обществе. Хорошо, тебя примут в обществе, но при условии, что объединишься со всеми.

Х. Телем: Но как я сейчас все это реализую, если не должна ему ничего говорить? Как же поставить перед ним рамки, объяснить? Одновременно с каббалистическим воспитанием мы сталкиваемся с упрямством, нежеланием прислушаться и т.д.

М. Лайтман: Я спасся от всех домашних заданий тем, что оставался в продленной группе, где все желающие делали уроки. И затем уже был свободен!

М. Леви: Нечто подобное я говорю своим детям: «У нас есть обязанности, и с этим ничего не поделаешь – такова наша жизнь. Чем быстрее вы их выполните, тем больше у вас будет времени на все остальное». Мы должны каждый раз показывать им выигрыш от работы?

М. Лайтман: Безусловно, ведь без этого человек не продвинется – он должен видеть выигрыш. Конечно, все зависит от вида выигрыша, но без него мы не можем работать – у нас нет горючего для продвижения. Как я заставлю себя заниматься, если за это нет вознаграждения? А вознаграждением может быть только уважение в обществе! Уважение, как мы изучаем в науке каббала, является самым важным критерием: как меня ценят, как обо мне думают, как ко мне относятся?

Х. Телем: Ради этого я все делаю?

М. Лайтман: Конечно! Все в нашей жизни мы делаем ради этого. И если человек будет знать, что окружение относится к нему согласно его достижениям - в меру его способностей в учебе, ведь у каждого свои изначальные условия, и в том, насколько он человек относительно других, - то нет ничего лучше.

Х. Телем: И я не должна поощрять его за достижения?

Н. Навон: В этом весь вопрос. Методика ясна: «воспитывай отрока согласно пути его». Все предыдущие методики основывались на принуждении, но здесь это не действует – «нет насилия в духовном». Напротив: ребенок должен развиваться согласно своим склонностям. Не вталкивайте его в штампы и модели, к которым мы привыкли – они просто не подходят. Под давлением они взрываются, и именно это мы сегодня получаем. Поощрять ребенка необходимо внутри ценностей объединения! Я вообще не измеряю его качества. Он лентяй? Что ж, так он лентяй.

Х. Телем: В самом деле? Если мой ребенок ленив, я должна его таким принимать?

Н. Навон: В чем он ленив?

Х. Телем: В его комнате всегда беспорядок, он ленится сделать одно, другое, третье.

М. Лайтман: В конечном счете, это отсутствие мотивации. Он не чувствует, ради чего это делать. Необходимо больше пробуждать в нем ощущение вознаграждения, ведь наверняка есть вещи, ради которых он перевернет весь дом.

Х. Телем: Я купила ему полмагазина машин – это не действует. Какое вознаграждение я могу ему дать для создания мотивации?

М. Лайтман: Прежде всего, важность того вознаграждения, которое ты хочешь, чтобы у него было.

М. Леви: Предпочтительно, чтобы это было уважение матери за его хорошие PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com поступки? Или уважение матери не является вознаграждением, так как он знает, что она его любит?

М. Лайтман: Проблема в том, что вы говорите о частичных решениях: дома – немного, в школе – вообще никак, только мать занимается детьми, а отец, возможно, вообще в этом не участвует. Главное в том, что мы не приходим к общему решению. Поэтому ребенок увиливает: обойдусь без товарищей, спишу уроки и т.д. Никакие наказания их не волнуют.

Вдруг мы обнаруживаем, что у них своя жизнь. А что мы? Они и не смотрят на нас: вы должны нас обслужить и все.

Н. Навон: Но мы всегда можем найти принципы, чтобы справиться с ними.

Например, относительно домашних заданий или порядка в комнате есть правило:

«привычка становится второй натурой». Если человек знает, что у него есть распорядок, то привыкает к этому, как к обычному состоянию. Скажем, заканчивая игру, мы вместе убираем и одновременно поем: это становится частью действия. Мы изначально приучаем детей к понятию «вместе»: вместе играем, вместе убираем, вместе поем. Мы должны принять во внимание, что эгоизм растет, и ребенок все время будет искать возможность увильнуть. Но благодаря общему уважению окружения можно поддержать ребенка в исполнении любого действия.

Х. Телем: Мы получили сегодня несколько советов относительно воспитания детей младшего школьного возраста - нам есть о чем подумать. Спасибо всем участникам беседы и до следующей встречи!

Перевод: Л. Клейнер.

Юрий Никонов Патология памяти и многомирие Клинически определяемые расстройства памяти, мнестической деятельности человека, включают разнообразные нарушения, с различными, до сих пор недостаточно изученными механизмами.

Изменение структуры памяти (в норме и патологии) неизбежно ведет к изменению результатов вероятностного прогнозирования (ВП). Вероятностное прогнозирование (ВП) — предвосхищение будущего, основанное на вероятностной структуре прошлого опыта и информации о наличной ситуации. Прошлый опыт и наличная ситуация дают основание для создания гипотез о предстоящем будущем, причем каждой из гипотез приписывается определенная вероятность. В соответствии с ВП осуществляется преднастройка — подготовка к соответствующим действиям, для того, чтобы оптимальнее достичь поставленной цели (1).

Квалификация одного из часто встречающихся расстройств психики – корсаковского синдрома (КС) продолжает вызывать споры специалистов. КС (амнестический синдром) впервые описан С.С. Корсаковым и относится в руководствах по психиатрии к патологии памяти, возникает от множества причин (алкоголизм, интоксикации, черепно-мозговые травмы, инфекции и т. д.).

КС включает в себя: фиксационную амнезию (незапоминание текущих событий), ретроградную амнезию (выпадение воспоминаний о событиях, предшествуюших началу PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com заболевания и воспринимавшихся больным, когда он был в ясном сознании), антероградную амнезию (утрата воспоминаний о событиях происходящих на период, следующий за острым этапом болезни). Обычны при КС дезориентировка во времени, пространстве, окружающей и личной ситуации, ложные воспоминания (спровоцированные расспросами или спонтанные), заполняющие пробелы памяти.

Больные КС не могут запомнить только что услышанное и увиденное, новых для них людей, не находят свою палату, постель, не знают, ели сегодня или нет. Характерны ошибочные ответы на вопросы о своем возрасте, текущей дате, времени пребывания в больнице. Больной сообщает с полной убежденностью о событиях, в действительности не имевших места, но которые вполне могли бы произойти. Например, о поездке куда нибудь, которой никогда не было, о разговоре, не происходившем на самом деле, что обычно касается событий недавнего времени. Существенно, что эти высказыванию могут многократно меняться в течение одного дня.

Значительно реже бывают спонтанно возникающие, относительно стойкие “воспоминания”, содержащие элементы, не совместимые с действительностью, иногда фантастические, типа совершения межпланетных перелетов.

Предоставленные сами себе пациенты с КС пассивны, вялы, ничем не заняты, не способны к целенаправленному поведению, не осознают наличие болезни. Как писал сам С.С. Корсаков (1887), “по-видимому, мышление их ничем не занято, и непременно нужен какой-нибудь стимул, чтобы заставить мысль работать” (2, 3).

Немецким психиатром Г.Э. Штеррингом описан интересный вариант этого состояния.

31 мая 1926 года 24-летний слесарь отравился газом. В 1930 году он был обследован.

Воспоминания, предшествующие дню отравления, сохранились, но с того времени к ним ничего не добавилось. Любое новое впечатление улетучивалось за две секунды. Больной мог отвечать лишь на самые краткие вопросы. “Вчера” для него было всегда 30 мая года. После случившегося его невеста вышла за него замуж. Он не знал, что это произошло, и на вопрос “Вы женаты?” отвечал: “Нет, но я собираюсь вот-вот жениться “.

Его личность, реакции, ценности, симпатии остались теми же, что и прежде. Сам больной не осознавал, что его память нарушена, и не замечал этого обстоятельства (4).

При КС для сознания нет ни прошлого, ни будущего. О своём недавнем прошлом больные говорят с той же степенью достоверности, что и здоровые о ближайшем будущем (используя механизм ВП). Правда, они исходят из доступной им, в той или иной мере устаревшей информации, и употребляют глаголы прошедшего времени.

Советский психиатр М.Я. Серейский ещё в 1940 году писал: “…то, что при разговоре с этого рода больными выявляется как расстройство способности к запоминанию, представляет нечто другое, чем амнезия в отношении событий. … Прежде всего и больше всего нарушено чувство времени, осознание фактора времени, временной знак пережитого, хронология” (5). Подчеркивают своеобразие КС, его связь с пространственно-временной дезорганизацией психики Н.Н. Брагина и Т.А. Доброхотова (6). Опубликована гипотеза, утверждающая, что сознание больного с СК всегда находится в одном и том же отрезке времени длительностью от нескольких секунд до нескольких минут (в случае, описанном Штеррингом, “квант времени“ равен двум секундам).

Содержание этого кванта психологического времени с точки зрения наблюдателя меняется и зависит от ситуации: больной может многократно давать разные ответы на один и тот же вопрос. После проживания кванта времени сознание делает скачок во времени и вновь оказывается в начале только что пережитого временного отрезка. В результате дискретного перемещения сознания в прошлое, наблюдается фиксационная амнезия, сознание попадает в “петлю времени” и постоянно движется по замкнутой временной линии, не догадываясь об этом, и (или) – постоянно творятся виртуальные, эфемерные личностные реальности, отличающиеся друг от друга содержанием последнего PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com по счёту кванта психологического времени (7).

Среди расстройств памяти привлекают внимание присвоение-отчуждений воспоминаний, гипермнезия и гипомнезия.

Присвоение воспоминаний заключается в уверенности больного, что события, увиденные им в кино, прочитанные в книге, услышанные где-то или пережитые в сновидении, произошли с ним в действительности. Присвоение воспоминаний о сновидении нелегко отграничить от гипермнезии. Гипермнезия – болезненное избирательное усиление памяти, ее обострение с наплывом образных воспоминаний, ярких чувственно-конкретных представлений. Часто отмечается повышение объема памяти в маниакальной фазе маниакально-депрессивного психоза. К таким явлениям относится припоминание во время болезни каких-нибудь событий раннего детства.

Гипермнезия нередко имеет место во время сна, когда в сновидениях фигурируют события относящиеся к раннему детству и вообще события, бывшие так давно, что в состоянии бодрствования они кажутся совершенно забытыми. Нередко это бывает во время гипнотического транса, что используется в психотерапевтических целях (изменение структуры памяти может привести к изменению результатов ВП и поведения человека).

Отчуждение воспоминаний состоит в том, что события, действительно имевшие место в жизни больного, он в последующем воспроизводит не как реальные, а как прочитанные, услышанные увиденные в кино или пережитые в сновидении (2,3).

Гораздо чаще врач-психиатр имеет дело с гипомнезией: понижением памяти. Прежде всего, отмечается расстройство функции запоминания внешних впечатлений разной степени выраженности (при различных органических, в том числе сосудистых заболеваниях головного мозга).

Установлено, что с раннего детства способности запоминания постепенно совершенствуются, достигая оптимального развития к 20-25 годам. На этом уровне память сохраняется до 40-45 лет, после чего постепенно ухудшается. В пожилом и старческом возрасте заметно страдает запоминание нового и текущих событий при сохранении навыков смыслово-логического запоминания и профессиональных навыков (2).

Параллельно снижается и диапазон потенциальных возможностей человека.

Для изучения памяти человека важна разработка В.В. Нурковой (8,9) темы “естественных искажений” в автобиографической памяти и возможности воздействия на нее в психотерапевтических целях. Она экспериментально установила и сформулировала ряд закономерностей: 1) прошлое всегда неоднозначно, 2) то, что мы помним о себе, не равно тому, что с нами произошло в реальности, 3) память о прошлом всегда конструируется, но это конструирование может быть как защитным, неосознаваемым и деструктивным, так и личностно прогрессивным.

Для понимания психики человека достаточно давно привлекаются современные представления о Мире, закономерности квантовой механики (10). Для объяснения описанных выше расстройств памяти может быть полезным привлечение концепции эвереттики (многомирия).

С позиций эвереттики мироздание в целом (Мультиверсум) - совокупность миров, вселенных, в которых реализуются все возможные альтернативы. Одна из этих вселенных (Универсум), та, в которой мы обитаем. Еще в 1957 году американский физик Хью Эверетт опубликовал гипотезу о том, что квантовое описание события охватывает всю совокупность возможных вариантов этого события, что равно реальны все возможные результаты квантовых процессов. С эвереттической точки зрения каждый из нас – только некая часть, ветвь, сложнейшего образования, которое в Мультиверсуме существует как мультивидуум (11, 12). Отечественный физик М.Б. Менский считает, что сознание есть функция выбора реальности, то есть одного из множества параллельных миров Мультиверсума (13).

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Согласно гипотезе Ю.А. Лебедева универсумы способны к взаимодействию, “склейкам”. В случае склейки меняется не только настоящее и будущее, но и прошлое этих универсумов. Бытие определяется динамическим равновесием процессов ветвления и склеек ветвей Мультиверсума, интерференционной картиной, возникающей при взаимодействии универсумов.

Ветвление миров по Эверетту осуществляют "наблюдатели с памятью". Без них ветвления остаются латентными. В качестве Наблюдателя может выступать любая макросистема с памятью. Особый интерес представляет память Наблюдателя – человека.

Структура памяти наблюдателя, выполняющего последовательность измерений, не линейная последовательность конфигураций памяти, а ветвящееся дерево, со всеми возможными результатами, существующими одновременно. В любом известном запоминающем устройстве вследствие ограниченной емкости его памяти ветвление не продолжается бесконечно, но должно остановиться в некоторой точке. То есть именно структура памяти Наблюдателя определяет его "ветвящую способность" (10).

Легко видеть, что особенности автобиографической памяти (прошлое неоднозначно, воспоминания о себе не равны тому, что с нами произошло в реальности), близки обоснованному А.К. Гуцем закону о неопределенности описания прошлого при изучении истории (12), хорошо объяснимы с позиций взаимодействия, склеек различных универсумов.

Психика больного с КС находится в особом, латентном состоянии, воспоминания о событиях ближнего прошлого крайне изменчивы, неопределенны. Только внешнее воздействие в виде вопросов, “проявляет” латентные, виртуальные преходящие реальности, отличающиеся друг от друга содержанием последнего по счёту кванта психологического времени. Неоднозначность автобиографической памяти на события ближнего прошлого достигает предела. Как остаются латентными ветвления Мультиверсума без участия Наблюдателя, так и при КС только взаимодействие с внешним наблюдателем выявляет варианты личностных реальностей. Если, по М.Б.

Менскому, выбор реальности – функция “сознания”, то КС можно отнести к патологии выбора реальности.

Склейки с резко отличающимся от нашего универсумом (достаточно редкие) могут давать “фантастическое” содержание ложных воспоминаний. Не исключено, что именно снижение памяти человека-наблюдателя, в том числе и обусловленная возрастом гипомнезия, определяет его "ветвящую способность", ограничивает диапазон принципиально возможного.

Отчуждение-присвоение воспоминаний о пережитом в сновидении, гипермнезия – вероятно еще один пример склейки универсумов. Характерно, что феномен появления необычных сновидений в фантастической повести Александра и Сергея Абрамовых „Хождение за три мира“, описан как результат взаимодействия психики людей параллельных реальностей.

Таким образом, концепция природы человека как мультивидуума - множественного индивида, разнообразные “я” которого из разных универсумов, находятся во взаимодействии, может быть полезной для понимания нарушений памяти.

ЛИТЕРАТУРА 1. И.М. Фейгенберг, Мозг, психика, здоровье, Наука, Москва (1972).

2. Н.Е. Бачериков с соавт., Клиническая психиатрия, «Здоровья», Киев (1989).

3. П.Г.Сметанников, Психиатрия: Руководство для врачей, СПб.: СПбМАПО (1996).

4. К. Ясперс, Общая психопатология, Практика, Москва (1997).

5. М.Я. Серейский, Корсаковский психоз в свете современной клиники. 50 лет психиатрической клиники им. С.С. Корсакова, Издательство Академии медицинских наук PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com СССР, Москва (1940).

6. Т.А. Доброхотова, Н.Н. Брагина, О.С. Зайцев, С.В. Ураков, Значение нейрохирургии в изучении соотношений “мозг-психика”, Журнал неврологии и психиатрии им.

Корсакова, 55 (98), 4-11 (1998).

7. Ю.В. Никонов, Корсаковский синдром и виртуальные реальности, Сознание и физическая реальность 5 (7), 59-60 (2002).

8. В.В. Нуркова, Роль автобиографической памяти в структуре идентичности личности, Мир психологии, 2, 77-87 (2004).

9. В.В. Нуркова, Созидание прошлого. К вопросу о потенциале автобиографической мнемотерапии, Московский психотерапевтический журнал, 1(44), 73-88 (2005).

10. С. Гроф, За пределами мозга, Издательства Трансперсонального Института, Москва (1993).

11. Ю.А. Лебедев, Неоднозначное мироздание. Апокрифические размышления о Стрелах Времени, летящих без руля и без ветрил, Кострома (2000).

12. А.К. Гуц, Элементы теории времени, Издательство Наследие. Диалог-Сибирь, Омск (2004).

13. М.Б. Менский, Квантовая механика: новые эксперименты, новые приложения и новые формулировки старых вопросов, УФН 170 (6), 631 (2000).

Константин Жоль На переломе эпох Бюргеры под знаменами Реформации. «Народы, слушайте! – взывал с церковной кафедры монах августинского ордена Мартин Лютер. – Я хочу показать вам подлинное лицо вашего угнетателя – папы. Я пришел во имя Иисуса Христа и взываю к вам: не покоряйтесь папе, всадите нож в его сердце, считайте всех его приверженцев разбойниками, будь они короли или императоры!»

Эти слова слетели с уст великого церковного реформатора, родившегося 10 ноября 1483 года в немецком городе Эйслебене в семье Ганса Лютера, работника горных промыслов. Его матерью была Маргарет Линдеман, горожанка из Эйзенаха.

В школьные годы Мартину случалось петь на клиросе. Благодаря этому он пользовался правом собирать вместе с другими бедными школярами деньги и еду по городу.

Вспоминая те годы, Лютер говорил, что учителя обходились с учениками как тюремщики с ворами.

При поддержке родных и друзей Мартин становится в 1501 году студентом Эрфуртского университета, одного из старейших учебных заведений Центральной Европы.

Первые довольно трудные ступени университетской учебы Лютер преодолел сравнительно легко и через год получил степень бакалавра свободных искусств.

Спустя три года Лютер становится магистром свободных искусств, что вызвало огромное ликование в семье. К тому времени экономическое положение Лютеров значительно улучшилось, а социальное положение главы семьи позволяло мечтать папаше Гансу о сыне в роли юриста с дипломом доктора права. В таком случае перед его PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Мартином открывалась возможность стать бургомистром и даже удостоиться дворянского титула. О своих планах отец с радостью сообщает сыну.

Несколько месяцев магистр упорно штудирует присланный отцом юстиниановский «Кодекс гражданского права», но ничего толкового из этих занятий не выходит. Видя, что ему не по душе юриспруденция, Лютер едет в Мансфельд, где имеет тяжелый разговор с отцом. Подчиняясь отцовской воле, он снова возвращается к своим занятиям юридической схоластикой. Но чем усерднее он зубрит Юстинианов Кодекс, тем сильнее ропщет его бюргерская натура. В конце концов наш зубрила не выдерживает и принимает отчаянное решение – постричься в монахи.

Летом 1505 году Лютер объявляет университетскому начальству о своем решении стать монахом. Устроив прощальную вечеринку 16 июля, на следующий день он в сопровождении своих друзей отправляется к воротам августинского Черного монастыря в Эрфурте.

Узнав о поступке сына, папаша Ганс пришел в неописуемую ярость и письменно пригрозил ему отказать в родительском благоволении. Это страшно огорчило Мартина, но своего решения он не изменил. Поняв, что упрямца не переубедить, отец дал свое согласие на вступление сына в монашеский орден.

Лютер надеялся, что монастырская келья принесет ему желанное успокоение. Но времена были не те. Монахи-августинцы уже давно не придерживались правил нищенствующих общин. Черный монастырь, владевший большим земельным наделом, выглядел вполне преуспевающим хозяйством, двери которого были распахнуты преимущественно для людей состоятельных.

Пройдя годовое испытание, призванное убить гордыню в послушнике, Лютер стал посвященным и узнал, что монастырское начальство хочет возвести его в сан священника, поскольку он был монахом, обладавшим ученой степенью. Для возведения в сан требовалось проработать специальную церковную литературу. Изучая эту литературу, Лютер начал сомневаться, что владеет теми качествами, которые необходимы для священника. Во время исповедей он жаловался на то, что его мучают эротические сновидения и желание богохульствовать при чтении молитвы. Несмотря на это, монастырское начальство твердо стояло на своем, и уставший от болезненных мук совести Лютер принимает назначение ордена. Вскоре он становится настоятелем Виттенбергской соборной церкви.

Через три года Лютеру, читавшему лекции в Виттенбергском университете, присуждается степень доктора богословия. Углубившись в работу над лекционным курсом, он вдруг начинает прозревать основной постулат своего реформаторского учения, смысл которого заключается в спасении силой «одной только веры». В личной вере Лютер усматривает нечто совершенно противоположное культивируемой вере в авторитеты.

Личная вера – это личные нравственные устремления христианина. Следовательно, человек причастен к Богу своей честностью и совестливостью. Соответственно этому текст Евангелия Лютер оценивает как последовательность нравственных поучений.

Пока доктор Лютер рассуждал о нравственных вопросах веры, Германия превращалась в бойкий рынок для торговцев индульгенциями. Факт отпущения грехов за деньги был совершенно безнравственен и не мог оставить равнодушным Лютера. Ведь если спасает личная вера, то индульгенция – это прямой и воистину дьявольский удар в сердце верующего христианина. Не желая мириться с подобной «дьявольщиной», Лютер обращается к четырем епископам с просьбой прекратить такого рода безобразия, но не получает поддержки. Тогда 31 октября 1517 года он приколачивает к дверям дворцовой церкви в Виттенберге свои знаменитые тезисы против индульгенций. Этот день отныне будет считаться первым днем немецкой Реформации.


К началу 1518 года тезисы были уже известны всей Германии. О них спорили в PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com университетах, бурсах, княжеских замках, на рынках и в домах бюргеров. Это было неожиданностью для Лютера, так как он хотел всего лишь поспорить в узком кругу богословов, не помышляя проявлять непочтительность к папской власти. Но уже в том же году в опубликованных им сочинениях начинают все громче звучать нотки явно непочтительного отношения к политическим претензиям римской курии.

А торговля индульгенциями шла вовсю. В Германии этот промысел держал под контролем доминиканец Иоанн Тецель. Он-то и предложил одному из своих соратников доминиканцев выступить с контртезисами против Лютера.

Основной акцент в контртезисах делался на то, чтобы обвинить Лютера в покушении на папское достоинство и авторитет. Одновременно доминиканцы приняли решение послать в Рим донос о еретическом содержании лютеровских тезисов. Донос вскоре вручили верховному судье римской курии, по распоряжению которого Лютер переводился из разряда «подозреваемых еретиков» в разряд «еретиков объявленных».

Автору тезисов папской повесткой предписывалось в течение шестидесяти дней явиться в Рим на суд инквизиции.

Интригам и грубым распоряжениям Рима воспротивился курфюрст Саксонский Фридрих и император Священной Римской империи Максимилиан. Курфюрст Саксонский ответил папе, что Лютера можно допросить на родине. Лев вынужденно согласился на это и направил на суд в Аугсбург своих богословов. На имперском сейме Лютер должен был держать ответ перед кардиналом Каэтаном, главным папским куратором над немецкими землями.

С помощью подлогов церковники заставили главу Священной Римской империи подписать заранее составленное Каэтаном послание, в котором папу просили осудить Лютера и тем самым позволить светской власти принять строгие меры против еретика.

Теперь уже Лютер именовался «заведомым еретиком».

Будучи предупрежден о грозящей ему опасности, Лютер бежал из Аугсбурга, лишив Каэтана возможности пустить в ход папский приказ об аресте. Из Виттенберга проповедник-реформатор апеллирует к папе и Вселенскому собору, смело заявляя в своем «Оправдательном письме», что отречение от собственных взглядов ни к чему уже не приведет, ибо его мысли успели проникнуть в народные массы, но он обещает молчать, если противники не будут сами обострять вопрос.

Предлагаемый Лютером компромисс был зыбким. Его противники первыми перешли в наступление. Сигналом к атаке на проповедника послужило письмо ингольштадтского богослова Иоганна Меера из Экка, который, готовясь к полемике с лютеровским соратником Карлштадтом, заявил, что главным вопросом полемики будет лютеровская трактовка папского авторитета. Когда курфюрст Саксонии ознакомился с этим письмом, он сказал Лютеру, что тот вправе защитить свою честь. Своим советникам князь заявил:

«Я больше не стану завязывать ему пасть».

Лютер понимал, что полемика будет нелегкой, так как доминиканец из Ингольштадта слыл лучшим в Германии мастером богословских споров. Поэтому он готовился к встрече самым серьезным образом. И вот в конце лета 1519 года в Лейпциге состоялся диспут, на который съехалось много приходских священников из разных городов и селений Германии. Во время диспута Лютер решительно заявил, что не все мнения Уиклифа и Гуса еретичны. Тем самым отрезался путь к отступлению. Его оппонент тут же принялся хлопотать о булле, отлучающей Лютера, а Лютер в это время выпустил свой первый памфлет, открыто направленный против папского Рима. Тогда же он написал одному из своих друзей: «Жребий брошен для меня. Я презираю ярость Рима и милость Рима. Я не хочу примирения и общения с ним. Пусть осуждают меня и жгут мои писания. Я сам, если только хватит у меня огня, придам осуждению и всенародному сожжению все папское право, эту пучину всяческой ереси».

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com В своей печатной продукции и в письмах Лютер указывает на раны, нанесенные немецким землям и народу папским Римом. К числу этих ран относится то, что Германия отдает Риму огромное количество денег под видом резерваций, экспектаций, инкорпораций, пенсий, канцелярских правил и прочего мошенничества. Отлив в Рим немецких денег должен прекратиться, равно как и все то, что связывает удушающими цепями Германию с Римом, а именно: паломничество, посвящение на должность, обычаи, сопровождающие воцарение нового императора (кроме помазания), и прочее.

Лютеровская реформаторская программа была понятна всем и принимаема многими – от императора и могущественного князя до простолюдина. В Германии начали нарастать антипапские настроения и раздаваться голоса о реорганизации церкви в духе Евангелия.

Евангелие (благая весть), будучи древнейшим христианским писанием о легендарной жизни Иисуса Христа и его учении, рассматривалось Лютером в качестве единственного источника для понимания таинств, то есть обрядовых действий, в которых «под видимым образом сообщается верующим невидимая благодать Божья». Такой взгляд на Евангелие позволял, как считал Лютер, освободить церковь от «вавилонского пленения» Римом.

В ответ на крайне оскорбительные для католической церкви лютеровские сочинения, появившиеся в 1520 году, Рим попытался действовать через нового императора Карла, который был настроен к религиозным реформаторам далеко не так терпимо, как Максимилиан. Папский Рим уведомили о негативной реакции Карла на некоторые антипапские поступки Лютера. Однако не дремали и сторонники Реформации из числа князей, опытнейшим из которых был «саксонский лис» Фридрих.

Саксонский курфюрст знал о шаткости положения молодого императора и о том, что Карл недоволен Римом за упорное противодействие его кандидатуре на германский трон.

Этим-то и решил воспользоваться Фридрих, чтобы познакомить императора не только с идеями Лютера, но и с самим автором этих идей.

Карл согласился выслушать Лютера и решить дело по справедливости. Проповедника вызвали в Вормс с гарантиями, что его не арестуют.

Весной 1521 года Лютер отправляется в Вормс, чтобы публично выступить на заседании рейхстага. Ему дана охранная грамота императора, которая гарантирует, что до соответствующего государственного постановления он не будет арестован и выдан римской инквизиции. И все же Лютер не очень надеется на охранную грамоту, памятуя печальную участь Яна Гуса.

Путь в Вормс был триумфальным. Доктора Лютера встречали толпы народа.

16 апреля его запыленная тележка въехала в Вормс.

17 апреля Лютер предстал перед рейхстагом и императором. На вопрос, готов ли он полностью или частично отречься от своих сочинений, вождь реформаторов сказал, что ему требуется время для ответа. Тогда поступило предложение заслушать его на следующий день.

18 апреля Лютер твердо и решительно заявил, что «не может и не хочет ни от чего отрекаться, ибо неправомерно и неправедно делать что-либо против совести. На том стою и не могу иначе. Помоги мне Бог!»

Этим заявлением Лютер фактически обрекал себя на неминуемую гибель. Его спасли события, происшедшие в ночь с 19 на 20 апреля, когда на одной из площадей города кто то вывесел плакат в поддержку Лютера и с угрозами в адрес князей и папистов.

Император и его придворные решили, что плакат написан повстанцами, чей лагерь находился вблизи Вормса. Испугавшись гнева бунтовщиков, двор решил отпустить Лютера, и тот незамедлительно покинул негостеприимный Вормс.

Через несколько дней императорским эдиктом Лютер был объявлен вне закона. Смерть грозила ему со всех сторон.

Однажды, когда повозка Лютера, направлявшегося в Виттенберг, катилась по PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com безлюдной дороге, раздался стук копыт и из-за кустов выскочила кавалькада вооруженных до зубов всадников. Спутник Лютера в страхе так замелькал пятками, что его только и видели. Разбойники же схватили доктора Лютера и, громко ругаясь, поволокли в чащобу. Когда повозка, сиротливо оставшаяся на дороге, скрылась из виду, ругань прекратилась, пленника усадили на лошадь, и по лесным тропам всадники направились в неизвестном направлении.

Лютер не долго терзался в тревожных догадках. Вскоре тропинка привела к стенам замка, в котором реформатора встретил его старый друг курфюрст Фридрих. «Саксонский лис» объяснил пленнику, к чему затеян весь этот спектакль. Фридрих не решался открыто взять под свое покровительство еретика, отлученного от церкви. Поэтому он решил спасти проповедника так, чтобы и тени подозрения не пало на него, курфюрста Саксонии.

Операция прошла успешно. Для шпионов, наемных убийц и фанатиков-папистов Лютер на некоторое время бесследно исчез. Ходили слухи, что его ограбили и убили разбойники.

А тем временем в замке Вартбург Лютер занимался переводом Библии на немецкий язык и внимательно следил за развитием реформационного движения, во главе которого стоял магистр Виттенбергского университета Филипп Меланхтон, верный последователь Лютера и его ближайший друг.

При вступлении на кафедру греческого языка в Виттенберге Меланхтон произнес ставшую знаменитой речь, в которой подверг суровой критике старые методы преподавания и указал на острую необходимость изучения древних и живых языков, чтобы знать истинный смысл «сказанного» по первоисточникам, а не из вторичных свидетельств. Эта речь прогремела на всю Германию и привлекла внимание Лютера, который, как и Меланхтон, ратовал за повышение политической значимости национальных языков. Кстати, своим переводом Библии на немецкий язык Лютер бросил вызов монополии латинского языка, царствовавшего в Германии под контролем римской курии в церковных и светских делах. Латинизация языка церковной жизни отдаляла смысл священных текстов от простых верующих и способствовала развитию бездумной веры в церковные авторитеты в ущерб нравственным принципам личности верующего.


После виттенбергской речи Меланхтона между ним и Лютером завязалась переписка и установились дружеские отношения. Меланхтон стал олицетворением недолгого союза между реформационной идеологией и гуманизмом. Под влиянием Лютера мягкий, уступчивый Меланхтон постепенно сдает свои гуманистические позиции и переходит на платформу реформационного богословия. После смерти своего духовного наставника, к которому он питал почти сыновнюю привязанность, Меланхтон становится главным вождем лютеранства в Германии. Однако к концу жизни он разошелся с лютеранскими ортодоксами.

Ко времени своего вынужденного сидения в замке Фридриха, когда ему пришлось сменить поповскую рясу на одежду зажиточного немецкого помещика и фигурировать под именем «юнкера Йорга», Лютер был уже любимейшим проповедником Германии.

Поднятые им волны реформационного движения пробудили небывалый энтузиазм у немецких бюргеров и мелкого имперского рыцарства, которое к тому времени влачило жалкое существование. Не имея возможности обогащаться за счет войны, презираемое богатыми князьями и ненавидимое за частые грабежи бюргерами, это рыцарство все чаще посматривало в сторону церковных владений. Поэтому не было ничего удивительного в том, что в рыцарской среде нашлось немало приверженцев Реформации. Именно они в 1522 году подняли восстание. Одно за другим следовали и крестьянские восстания, часто сопровождавшиеся призывами «бить попов», бить за то, что духовенство ведет паразитическую жизнь, а прелаты издеваются над «евангелическим учением о святости нищеты и целомудрия».

Как эта «великая потасовка» выглядела в глазах современников?

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Обратимся к персонажу плутовского романа «Злополучный скиталец, или Жизнь Джека Уилтона» известного английского сатирика, драматург, романиста Томаса Нэша (1567–1601), который за пьесу «Собачий остров», имевшую антиклерикальный характер, угодил в тюрьму, но от своих убеждений не отказался. Его призванием была сатирическая проза, хотя он не без успеха пробовал свои силы в поэзии и драме. Перу Нэша принадлежат такие сатирические произведения, как: «Анатомия бессмыслицы», «Безнадежный Пирс», «Плач Спасителя по Иерусалиму».

– В те летние дни тысяча пятьсот тринадцатого года, – говорил с ухмылкой один из таких «современников» по имени Джек Уилтон, отвечая на поставленный вопрос, – я служил мальчиком на побегушках при английском дворе, благодаря дворянскому происхождению моих обедневших родителей. Скромно умалчиваю о том, как лихо вели себя юные пажи, накачавшись по самую завязку хмельными напитками, и как регулярно вашего покорного слугу возводили в славного короля пьяниц. Эх, и повеселились же мы от всей души! Но шло время, росла трава и деревья, я тоже вытягивался, взрослел и в конце концов передо мной встал во весь свой рост заковыристый вопросец, как жить дальше в свое превеликое удовольствие. Пораскинув собственными молодыми мозгами, я надумал стать воякой и с этой целью переправился через пролив во Францию, где в то время храбрый французский король отчаянно дрался со швейцарцами по какому-то, в сущности, пустяковому поводу.

Ступив на твердую землю, Джек Уилтон поспешил к месту одного из сражений, намереваясь принять сторону сильного и основательно пошарить в карманах побежденных. Однако ему не довелось созерцать большую драку и набить свой тощий кошель благородными круглыми железками. Ко времени его появления на бранном поле драка, пышно именуемая в исторических хрониках битвой, была уже закончена, а трупы очищены от бесполезных для них предметов первой, второй и даже третьей необходимости.

Через короткое время война выдохлась и, сонно зевая, пошла на убыль, а вскоре и вовсе затихла, забившись в медвежьи берлоги дворцов и породив многочисленные волчьи стаи безжалостных к частным собственникам грабителей;

не обошлось и без полчищ настырных нищих с пустым брюхом и людоедским взором.

Удрученным покинул Джек Францию и махнул в Германию, в достославный город Мюнстер, где в ратуше засел моложавый главарь анабаптистов брат Джон Лейден, восставший против императора и герцога Саксонского, ибо возомнил себя радикально мыслящим попиком новой реформаторской генерации.

Надо отдать должное боевому духу мюнстерцев, которые проявили недюжинную стойкость и надолго задержали армию императора у своих крепостных достопримечательностей, демонстрируя любознательным императорским ландскнехтам свое полное анабаптистское презрение к мирской суете.

Черт их знает, сколько бы осажденные держали оборону, доводя до бешенства жаждущих достопримечательностей и... добычи наемных солдатиков, если бы их не стал одолевать проклятый голод, от которого непрерывно урчало в животе, а в мозгах происходили разные завихрения и умопомутнения. Воспользовавшись этим обстоятельством, сытый, но почему-то недовольный своей царственной жизнью император как бы невзначай, как бы между прочим опрокинул кубок мозельского или вовсе и не мозельского, а какого-нибудь французского вина, послюнявил палец, определил направление ветра, так как у него возникло нестерпимое желание сходить, так сказать, до ветру, и, покряхтывая под кустиком, предложил мюнстерцам помериться силой. Мюнстерские голодари незамедлительно показали ему свои постные задницы, покрытые паутиной, и совершенно невежливым шепотом обозвали императора жирным хряком, но его спортивное предложение все-таки приняли, ибо очень были задеты за PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com живое императорским кряхтением и пердением, этими явными свидетельствами большого монархического пережора. А ведь, как известно, не хлебом единым жив человек.

Настал волнительный час битвы. На деревьях, увешанных исхудавшими трупами наиболее неблагоразумных мюнстерцев, осмелившихся поохотиться на лягушек в крепостном рву, чинно уселись вороны в благородных черных мундирчиках, ожидая обильную трапезу и степенно перекаркиваясь.

Джон Лейден с грозным видом огородного пугала и пустым брюхом, не успев появиться на поле брани, начал непотребно браниться, плеваться и угрожать противнику всеми видами адских мук. Его войско состояло сплошь из вульгарно отощавших ремесленников, которые наивно полагали, что им доподлинно известны помыслы Господни. Хорохорясь и злобно вращая голодными глазами, анабаптисты орали, что между ними и апостолами нет ни на грош разницы.

– А это мы еще посмотрим, – отвечал император, лакомясь своими любимыми сосисками с квашеной капустой.

– Ваша гнилая вера – сущий пфук! – неистовствовал Лейден. – Я вам покажу, где ваши идолы и попы вместе с раками зимуют!

– Покажи, покажи, дурашка, – счастливо смеялся император, большой любитель пива с раками.

А надо вам заметить, что незадолго до осады мюнстерцы с превеликим ликованием изгнали из родного до боли города собственного епископа в направлении рачьей зимовки и конфисковали церковные бенефиции, а теперь должны были доказать в боевом состязании, что поступили правильно и мудро. Однако доказать это им не удалось, так как императорские войска предъявили более весомые аргументы, разгромив в пух и прах бестолковых бюргеров, решивших драться на пустое пузо.

И какова участь Джона Лейдена?

Ему надавали тумаков и повесили на радость воронью.

После столь чертовски интересной и во многом поучительной развязки мюнстерского восстания Джек, все как следует взвесив, отказался от заманчивой военной карьеры в пользу своей еще недырявой шкуры, хотя и не в пользу своего возмутительно тощего кошелька. К тому же он успел убедиться, что в современном ему христианском мире войны уже не ведутся ради возвышенных идейных соображений. А раз так, то он поспешил вернуться в старую добрую Англию, где было хотя и сыро от туманов, но тепло от бесплатных угощений восхитительно беспутных друзей.

В Мидлборо Джек повстречался с высокочтимым лордом Генри Говардом, графом Суррей, вскоре ставшим его хозяином. Когда это произошло, граф отправлялся в увеселительное путешествие. Ему требовался надежный слуга и помощник. Таким и стал Джек.

Путешествуя и любуясь красотами окружающей природы, лорд Говард ненароком заехал в город Роттердам, где счел нужным навестить престарелого и весьма просвещенного мужа Эразма Роттердамского. В доме этого гостеприимного мужа он повстречался со своим соотечественником, остроумным и глубокомысленным сэром Томасом Мором.

Знаменитый нидерландский гуманист, автор бессмертной книги «Похвальное слово Глупости» обсуждал с Томасом Мором вопрос о переводе Библии на современные европейские языки, что позволило бы каждому верующему самостоятельно разобраться в Священном Писании, не идя на поводу у догматичных толкователей Библии из числа ортодоксальных церковников и прочих работников идеологического фронта. Эта беседа очень заинтересовала графа, и он принял в ней живейшее участие.

– Как вы относитесь к Лютеру? – спросил Эразма Роттердамского граф.

– Откровенно говоря, я с пониманием и некоторой долей сочувствия отношусь к нему, PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com хотя решительно не согласен с его оценкой свободной от церковной опеки научной мысли. В религиозных распрях я, уважаемый граф, предпочитаю занимать нейтральную позицию.

Здесь хочу уведомить читателя, что Эразм Роттердамский был незаконнорожденным сыном бюргера. Это пятно бастарда, положение почти беглого монаха и вынужденные скитания по чужим странам заставляли его быть дипломатически осторожным в тех вопросах веры, которые напрямую касались политики не только церкви, но и светских властей. Впрочем, не будь даже этих обстоятельств, Эразм и Лютер были слишком различны в вопросах реформы церкви, а тем более в общих вопросах нравственности и понимания жизни.

После разговора о Библии собеседники, узнав, что граф Говард направляется в Италию, начали делиться своими воспоминаниями об этой стране и встрече с итальянскими учеными.

– В Болонье, – говорил Роттердамский, – я был свидетелем того, как воинственный папа Юлий II в военных доспехах, сопровождаемый кардиналами, въезжал в город после победы над противником через брешь в стене, подражая римским цезарям. Это зрелище, столь неподобающее сану наместника Христа, вызвало во мне глубокую скорбь и отвращение.

– Так вы полагаете, первосвященники не любят подражать Христу? – промолвил граф.

– Да, я в этом ничуть не сомневаюсь. Скольких выгод лишился бы папский престол, если бы на него хоть раз вступил человек с малой толикой того в душе, о чем говорил Христос. Не следует также забывать об участи, которая в таком случае постигла бы бесчисленных чиновников, копиистов, нотариусов, адвокатов, банкиров, сводников... Вся эта огромная свора, которая окружает папский престол, взвыла бы от дикой ярости. Вот почему святейшие отцы предпочитают проливать не слезы о мучениках веры, а христианскую кровь.

– Жадность человеческая позволяет царствовать в мире богине Глупости, которая заставляет весь это мир ломать дурака и рядиться в разные гнусные маски, – философски заметил Томас Мор. – Глупость царит над прошлым и будущим, а на стыке этих времен, то есть в современной жизни, мы имеем настоящую ярмарку дураков, с которыми можно говорить только на их языке. Для этого требуется напялить на себя шутовской колпак с бубенчиками или прикинуться полным глупцом.

Интересная беседа закончилась, когда на город опустились сумерки и на улицах появились стражи порядка.

Из Роттердама граф Говард направился в немецкий город Виттенберг, где стал свидетелем торжественной встречи, устроенной местными учеными мужами курфюрсту Саксонскому. Толпа встречающих восторженно пресмыкалась перед знатным вельможей, ибо богатый и могущественный курфюрст являлся главным патроном Виттенбергского университета. Встав на сторону церковного реформатора Лютера, он содействовал упразднению в Виттенберге католических служб и помог городу освободиться из-под папской юрисдикции.

На этом мы распрощаемся с графом Говардом и его слугой, чтобы вернуться к запротоколированным фактам истории.

Излишняя революционность бунтовщиков-реформаторов пугала Лютера, ибо по своей бюргерской натуре он являлся консерватором, скрывавшим за горячими религиозными речами умеренные политические воззрения. Ощущая силу своего религиозно политического влияния, Лютер делает выбор и становится на сторону князей, осуждая рыцарские и крестьянские восстания. В «Пастырском увещании всем христианам остеречься мятежа и возмущения» он пишет: «Простой же люд нужно успокоить и указать ему, чтобы он воздержался от мятежа и в словах, и в помыслах, и ничего бы не PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com предпринимал без повеления начальства, без указаний законной власти».

В 1524 году Лютер сложил с себя монашеский сан и в следующем году женился на бывшей монахине Катарине фон Бора, от которой у него завелось пятеро детей. Это был во многом символический поступок, так как еще в трактате «О монашеском обете», написанном незадолго до женитьбы, Лютер резко критиковал безбрачие католического духовенства и настаивал на том, что человек, как существо греховное, не может быть полным господином своего тела, но и не должен становиться рабом своей похоти. Брак мыслился им как хорошее лекарство от искушения развратом. Благодаря Лютеру вступление священников-реформаторов в брак стало важным моментом церковных преобразований в Германии.

Год женитьбы Лютера явился годом развертывания широкого реформационного движения в швейцарском городе Цюрихе, инициатором которого стал Ульрих Цвингли, почитаемый за одного из эпигонов Лютера. Цвингли яростно нападал на торговцев индульгенциями и даже добился запрещения их продажи. В ряде случаев этот незаурядный реформаторский проповедник шел дальше Лютера в деле церковного преобразования и критики социальной действительности. Он был сторонником республиканского политического идеала в евангелическом духе. Это не могло не привести к полемике между ним и Лютером.

К концу двадцатых годов XVI века в очередной раз начали сгущаться тучи над реформаторами. Князья-католики попытались объединить свои силы для подавления нового вероучения. В 1529 году на втором рейхстаге в городе Шпейере князья-католики предприняли атаки на сторонников Реформации, на что реформаторы заявили резкий протест в виде знаменитой «Шпейерской протестации». Впоследствии название протестантов перешло на всех последователей нового религиозного учения.

Соответственно этому Лютер считается основателем первой протестантской церкви.

Протестанты признавали единственным источником веры Священное Писание и призывали вернуться в церковном учении и богослужении к евангельской простоте первых времен христианства. Отсюда название протестантской церкви – евангелическая.

В результате раскола между немецкими и швейцарскими реформаторами возникло две протестантские церкви – лютеранская и реформатская (цвинглианская и кальвинистская).

Кальвинистская церковь. Кому или чему она обязана своим названием?

10 июля 1509 года на севере Франции в городке Нойон в семье зажиточного прокурора и синдика местного соборного капитула Кальвина родился мальчик, окрещенный Жаном.

Родители обеспечили ему достаточно хорошее образование, включая учебу в Париже.

В школьной и студенческой среде Жан Кальвин выделялся своим острым умом, но любви и просто дружеского расположения у товарищей так и не снискал. Да и за что его было любить, если Жан славился злословием по адресу товарищей. За свои злобные обличения их мелких грешков и шалостей он получил насмешливое прозвище «винительного падежа».

Следуя указаниям отца, Жан старательно изучал юриспруденцию и даже написал труд филолого-юридического характера. Однако, как и Лютера, его не тянуло к юриспруденции. Идеи Реформации захватывают Кальвина, и он выбирает путь рискованных богословских исканий.

Во время своего пребывания в Париже Кальвин уговаривает ректора университета Николая Копа произнести речь, сочиненную им, Кальвином. Речь была посвящена евангелической идее об оправдании верой. Богословы Сорбонны встретили ее шумной бранью. Автор и оратор едва спаслись от преследований Сорбонны и Парижского парламента.

Покинув Париж, Кальвин некоторое время путешествует по югу Франции, посещает двор гуманистически настроенной Маргариты Наваррской, относимой историками PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com литературы к числу ярких ренессансных поэтов и писателей. Затем он возвращается в Париж, но вскоре опять бежит из него по причине гонений на сторонников Реформации.

Кальвин переезжает в швейцарский город Базель и в 1536 году издает свое знаменитое «Наставление христианской веры» («Наставление в христианской вере»). Этот труд переиздавался шесть раз при жизни Кальвина, каждый раз подвергаясь серьезному авторскому редактированию.

В 1536 году Кальвин проездом через Швейцарию попал в Женеву, в которой только что одержали победу реформаторы. Здесь он и остался, уступая просьбам духовного главы женевской общины реформаторов Фареля. Женевские идеологи Реформации начинают усердно работать над организацией молодой церковной общины евангелистов.

Это вызывает резкое сопротивление городского совета, и Кальвин вынужден удалиться в Страсбург, где женится на тихой и болезненной вдове Иделетте Штордер. В Германии он принимает деятельное участие в съездах проповедников Реформации и сближается с Меланхтоном. При этом его не покидает мысль о возвращении в Женеву, где остался со своими «штурмовыми отрядами» Фарель.

Фарель – личность весьма примечательная. Такие люди, а вернее, подобные ублюдки являются живой тенью каждого диктатора. Этот маленький человечек, уродливый, с рыжей бородой и растрепанными волосами, стремился соединить террор с пропагандой, но преуспел только в осуществлении террора. Его «штурмовики» во многом помогли введению реформированной религии в Женеве. Он не стыдился вербовать толпы детей, чтобы те во время богослужения в католических храмах криками и визгом срывали службу. По его приказу фанатики силой вторгались в монастыри, срывали иконы со стен и беспощадно сжигали их.

Когда партия сторонников Фареля прочно укрепилась в Женеве, Кальвин принимает решение ехать в Швейцарию и в 1541 году вновь появляется на улицах Женевы.

Развернув чрезвычайно кипучую деятельность, он в короткий срок реализует программу религиозно-нравственной диктатуры консистории пасторов-реформаторов. «Женевский папа» превращается в догматического узурпатора, не признающего никаких идейных и политических компромиссов. Он не всегда отделяет врагов Реформации от своих личных недругов. Примером его отношения к инакомыслящим служит трагическая судьба врача и богослова Мигеля Сервета.

Сервет – довольно привлекательная фигура для писателей. В этом необычном человеке как бы ненароком уживались любознательность и своенравие, стремление к истине и отсутствие систематичности в ее достижении. Этот фаустовский ум не мог основательно заняться ни одной наукой, хотя и тянулся к каждой из них.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.