авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования В.Э. Багдасарян, С.С. Сулакшин Высшие ценности Российского ...»

-- [ Страница 9 ] --

Политические ценностные типы Эмпирические данные к задаче определения политических цен ностных типов были взяты из социологических замеров в рамках международного проекта World Values Survey144. Характеристики на http://www. worldvaluessurvey. org/ селения стран по его отношению к политике и собственному полити ческому поведению соотносились с доминирующей в соответствую щем государстве конфессией. Были доступны данные по следующим пунктам: важность политики в жизни респондентов (удельный вес лиц, для которых политика абсолютно не важна);

членство в полити ческих партиях (удельный вес лиц, не состоящих ни в одной из по литических партий);

политическая активность по индикатору подачи петиций (удельный вес лиц, участвовавших в подаче петиций);

поли тическая активность по индикатору участия в политических забастов ках (удельный вес лиц, участвовавших в акциях политических заба стовок);

распространенность этатистских настроений (удельный вес лиц, однозначно считающих необходимым усиление ответственности государства);

склонность к позитивному восприятию сильного поли тического лидера (удельный вес лиц, оценивающих однозначно пози тивно факт наличия сильного политического лидера) (рис. 3.3.4–3.3.9).

Понятно, что на различия страновых показателей помимо цивилиза ционной идентичности могли оказать воздействие и другие, менее глу бинные по своей природе и даже конъюнктурные факторы. Учитывая это обстоятельство и следуя общепринятой методике, крайние значе ния — по одной стране на каждую конфессиональную группу — от брасывались.

Результаты превзошли все ожидания. По всем замеряемым показате лям обнаружилась четко конфессионально объединенная группировка 40 % Католические страны Протестантские страны Православные страны Румыния Болгария Сербия Польша Молдавия Испания Италия Украина Россия Франция Бразилия Германия Нидерланды Новая Зеландия Австралия Швейцария Швеция Норвегия США Рис. 3.3.4. Важность политики в жизни респондентов по странам мира:

удельный вес лиц, для которых политика абсолютно не важна Католические страны Протестантские страны Православные страны % Грузия Румыния Болгария Россия Франция Украина Словения Польша Нидерланды Молдавия Бразилия Италия Австралия Швеция Великобритания Швейцария НоваяЗеландия Норвегия США Рис. 3.3.5. Членство населения в политических партиях по странам мира:

удельный вес лиц, не состоящих ни в одной из политических партий 100 % Католические страны Протестантские страны 60 Православные страны Новая Зеландия Австралия Швеция Швейцария США Норвегия Великобритания Франция Бразилия Италия Нидерланды Словения Польша Испания Болгария Молдавия Россия Грузия Украина Румыния Рис. 3.3.6. Политическая активность населения по индикатору подачи петиций по странам мира: удельный вес лиц, участвовавших в подаче петиций стран. Экономические и социальные признаки оказались менее значи мым фактором, чем конфессиональная принадлежность. Страны, даже находящиеся на общей ступеньке технологического и институциональ ного развития, демонстрируют принципиально различный тип полити ческой аксиологии. Очевидны различия в показателях протестантских и католических стран Западной Европы, католических и православ ных стран Западной Европы. Напротив, политически конъюнктурная конфликтная риторика России с одной стороны и Грузии с Украиной с другой не отменяет факта цивилизационно-ценностной близости их политической аксиологии.

30 % Католические страны Протестантские страны Православные страны Швеция Норвегия Швейцария Великобритания Австралия Франция Нидерланды Бразилия Испания Новая Зеландия Словения Польша Молдавия Грузия Украина Россия Болгария Румыния США Рис. 3.3.7. Политическая активность населения по индикатору участия в политических забастовках по странам мира: удельный вес лиц, участвовавших в акциях политических забастовок % Католические страны Протестантские страны Православные страны Россия Грузия Молдавия Украина Болгария Словения Румыния Италия Испания Великобритания Польша Австралия Франция Нидерланды Норвегия Новая Зеландия Швейцария Швеция США Рис. 3.3.8. Распространенность этатистских настроений среди населения по странам мира: удельный вес лиц, однозначно считающих необходимым усиление ответственности государства 40 % Католические страны Протестантские страны 25 Православные страны Румыния Болгария Украина Молдавия Грузия Россия Франция Нидерланды Великобритания Польша Австралия Словения Испания Италия Швейцария США Новая Зеландия Швеция Норвегия Германия Рис. 3.3.9. Склонность к позитивному восприятию населением сильного политического лидера по странам мира: удельный вес лиц, оценивающих однозначно позитивно факт наличия сильного политического лидера Экономические ценностные типы Методика религиозной кластеризации была применена и к сфере экономики. Результаты страново-статистического анализа соотноше ния религиозной идентичности с различными параметрами экономи ческого развития подтверждают справедливость М. Вебера, противо поставлявшего «идеальные типы» католика и протестанта.

Различая экономическое поведение протестантов и католи ков, М. Вебер указывал на особую ориентированность первых на индивидуально-предпринимательскую деятельность и склонность вто рых к коллективистским формам хозяйственной организации.

В современной Европе протестантские страны явно опережают ка толические по показателям индивидуальной трудовой ориентирован ности. Протестанты по-прежнему более экономически активны, чем католики. Факт нахождения Италии — символа католицизма — на по следнем месте по рассматриваемому показателю среди стран Западной Европы весьма иллюстративен (рис. 3.3.10)145.

Тенденцию подтверждают статистические данные о наличии вто рой работы для населения европейских стран. Протестант обнаружи вает более высокую склонность к поиску дополнительного заработка, чем католик. Уровень достигнутого материального благополучия не является в этом отношении сдерживающим обстоятельством. Даже испытывающие проблемы переходного периода католические народы Тенденции в странах Европы и Северной Америки: стат. ежегод. ЕЭК ООН, 2003.

М., 2004. С. 153.

0 40 % Швеция 78, Дания 78, 74, Исландия 73, Норвегия Швейцария 67, Португалия 62, Нидерланды 61, Финляндия Великобритания 61, Словакия 60, 59, Чехия 59, Ирландия Австрия 58, Словения 57, 56, Польша Франция 54, Люксембург 53, Венгрия 53, 53, Хорватия Испания 52,8 Католики Мальта 52,1 Протестанты Бельгия 51, Италия Рис. 3.3.10. Уровень экономической активности населения (старше 15 лет) протестантских и католических стран современной Европы Восточной Европы в целом (за исключением Польши) оказались менее ориентированы на поиск приработка, чем протестантское население материально благополучных государств (рис. 3.3.11.)146.

Католики по-прежнему обнаруживают более высокую склонность к коллективистским формам хозяйственной самоорганизации. Это подтверждается уровнем представительства семейных рабочих и чле нов кооперативов в общей структуре трудовой занятости. Еще более высокую склонность к общинным формам организации экономики де монстрируют страны православного культурного ареала. Только в со временной России, в противоречии собственной конфессиональной идентичности доля семейных рабочих и членов кооперативов крайне невелика — 0,7% (рис. 3.3.12) 147.

Тенденции в Странах Европы и Северной Америки: стат. ежегод. ЕЭК ООН, 2003.

М., 2004. С. 160.

Там же. С. 157.

0 5 10 17,7% Исландия Дания 10, 9, Швеция 7, Норвегия Швейцария 6, Португалия 6, 5, Нидерланды Австрия Великобритания 4, Финляндия 3, 3, Бельгия 3, Франция 2, Чехия Германия 2, 2, Словения 1, Ирландия Протестанты 1, Испания Католики Венгрия 1, 1, Италия 1, Люксембург 0, Словения Рис. 3.3.11. Доля лиц в структуре занятости католических и протестантских стран Европы, имеющих вторую работу 10 15 20 0 % 21, Турция 19, Румыния Македония 14, Греция 8, 5, Италия 5, Словения Католики Польша Православные Хорватия 4, 3, Кипр Протестанты 2, Австрия Испания 2,6 Мусульмане Португалия 1, Бельгия 1, Швейцария Болгария 1, 1, Чехия 1, Венгрия 1, Германия Ирландия 1, Словакия 0, Нидерланды 0, Финляндия 0, Норвегия 0, Швеция 0, Исландия 0, Дания 0 протестанты Великобритания 0 протестанты Рис. 3.3.12. Доля семейных рабочих и членов кооперативов в структуре занятости населения европейских стран Во Франции члены кооперативов, работающие за свой счет, включены в кате горию самозанятых, куда входят также и работодатели — 8,9%.

Доказательству существования различных типов экономического менталитета было посвящено проведенное в 1970-е г. социометриче ское исследование голландского ученого Г. Хофстеде. Проведя анализ по 40 странам мира он затем расширил их число до 70, включив в него и относящиеся к началу 1990-х гг. сведения о России. Основной вопрос исследования касался приемлемости рыночной модели экономики для различных национальных ментальных типов. Индекс рыночности рас считывался Г. Хофстедом по трем основным параметрам: дихотомия ин дивидуализма и коллективизма;

дистанция от власти (коррелирует с при верженностью к госпатернализму и антикоррелирует с автономностью индивидов);

избегание неопределенности (коррелирует с приверженно стью сложившимся стереотипам экономического поведения и антикор релирует со склонностью к риску). Согласно полученным результатам, аксиология рыночности у россиян почти в три раза ниже, чем у амери канцев, но несколько выше, чем у латиноамериканцев (рис. 3.3.13).

Дания Великобритани Ирландия Новая США Австралия Австрия Канада Нидерланды Норвегия Швейцария Финляндия Швеция Германия Южная Африка Израиль Италия Сингапур Индия Гонконг Иран Франция Бельгия Аргентина Испания Япония Протестанты Филиппины Бразилия Православные Таиланд Тайвань Пакистан Турция Китай Россия Мексика Колумбия Перу Греция Югославия Португалия Венесуэла 100 200 0 Рис. 3.3.13. Базовые ценностные экономические характеристики в мире (по методике Г. Хофстеде): общий индекс рыночности На основании полученных данных можно выделить три группы стран, имеющих сходный набор ценностных параметров.

1. Страны высокого уровня рыночности — индекс более 200 баллов (Дания, Великобритания, Ирландия, Новая Зеландия, США, Ав стралия).

2. Страны низкого уровня рыночности — индекс менее 100 (Вене суэла, Португалия, Греция, Югославия, Перу, Колумбия, Мексика, Россия, Китай, Турция, Пакистан, Тайвань, Тайланд, Бразилия, Филиппины).

3. Страны смешанной модели экономики — индекс от 100 до баллов.

В последней группе выделяются подгруппы, заметно тяготеющие к либеральной (Австрия, Канада, Нидерланды, Норвегия, Швейцария, Финляндия) или государственно-патерналистской (Япония, Испания, Аргентина, Бельгия, Франция, Иран, Гонконг, Индия) модели.

Характерно, что среди рыночно ориентированных фигурантов табли цы Г. Хофстеде явно доминируют страны протестантского культурного ареала. Напротив, все государства православной традиции оказались в группе госпатернализма. Еще одной закономерностью является анти корреляция с принципами рыночной экономики национального мента литета тех католических стран, в которых сохранены сильные позиции Церкви, а также приверженных традиции сообществ Востока. Необхо димо отметить, что в группе госпатерналистов оказались государства с весьма различным уровнем экономического развития и динамикой ро ста, что указывает на некорректность интерпретации антирыночности в качестве проявления социально-экономической неразвитости149.

Социальные ценностные типы Для современного секулярного общества религия может и не быть фактором социального структурирования. Как выяснилось в ходе ис следования, религиозная традиция оказалась прочно связана не толь ко с экономическим поведением, но и с национальным менталитетом, можно даже сказать, формируя соответствующий тип социализиро ванности.

Казалось бы, у находящихся на одной ступеньке развития европей ских сообществ различия социальных (классовых) структур должны быть минимизированы. В частности, вовлечение части населения в от Экономические субъекты постсоветской экономики (Институциональный анализ). М., 2001. С. 103;

Рязанов В. Экономическая культура и национальная идентификация // Миро вой общественный форум «Диалог цивилизаций». Вестник. М., 2006. № 1. С. 373–376.

ношения найма (наемные работники и работодатели). Однако для того чтобы убедиться, что это не так, достаточно посмотреть на предста вительство различных социальных групп (наемные работники и рабо тодатели) с точки зрения принадлежности страны к тому или иному конфессиональному типу (рис. 3.3.14).

99, Норвегия Великобритания 99, 99, Дания Финляндия 98, 93, Германия Эстония 93, 91, Австрия Венгрия 91, Словакия Швейцария 90, Словения 87,9 Православие Католицизм Ирландия 87, Протестантизм Чехия 86, Италия 85, Испания 83, Португалия 79, Польша 77,3 % 0 20 40 Рис. 3.3.14. «Классовая» структура общества по странам Европы (доля населения, включающего работающих по найму и работодателей) Видно четкое разграничение предрасположенности к капитали стическому классообразованию для стран протестантского и католи ческого культурных типов. Веберовский тезис о протестантизме как ценностно-мировоззренческом основании капитализма, подтверж дается и на современном социологическом материале150. Любопытно, что из закономерности для православных стран «выключены» Россия, Украина и в меньшей степени, но все же и Болгария. Вероятно, сниже ние конфессионального качества стран в советский период здесь сказа лось заметным образом.

Россия и страны мира. 2006: Стат. сб. М., 2006. С. 63.

Одним из индикаторов развитости является степень урбанизиро ванности исследуемой страны151. И на этом материале подтверждается тезис о связи социальных показателей, в данном случае урбанизации, с конфессиональной принадлежностью страны. В протестантских со обществах урбанизированность, как правило, выше, чем в католичес ких (рис. 3.3.15.).

Великобритания 89, Дания 85, Швеция 83, Норвегия 80, Испания 76, Франция 76, Швейцария 67, Италия 67, Католицизм Нидерланды 66, Протестантизм Австрия 65, Ирландия 60, Португалия 55, % 20 40 60 80 Рис. 3.3.15. Уровень урбанизации по странам католической и протестантской культур Западной Европы Страны же иных конфессиональных традиций (православие, буд дизм, ислам) демонстрируют меньшую предрасположенность к го родскому типу организации бытия, чем оба направления западно христианского культурного типа (рис. 3.3.16)152.

Вывод о цивилизационной обусловленности природы социальных феноменов подтверждается и по показателю отраслевой занятости на селения. Наиболее индикативными параметрами, связанными с фак тором национального менталитета, выступают в данном случае заня тия сельскохозяйственной и финансовой деятельностью (рис. 3.3.17, 3.3.18).

Пивоваров Ю.Л. Россия и мировая урбанизация: антропокультурная и простран ственная динамика. Нальчик, 2007.

Россия и страны мира. 2006: стат. сб. М., 2006. С. 40.

0 20 40 % Россия Беларусь Болгария 70, Украина 67, Армения 64, Греция 61, 59, Македония Румыния 54, 52, Грузия Молдова 68, Иран Алжир Казахстан 57, Азербайджан 51, Индонезия 47, Албания Туркмения 43, Православие Египет 42, Ислам Узбекистан 36, Буддизм 35, Киргизия Пакистан 34, 26, Таджикистан Таиланд 32, 26, Вьетнам Рис. 3.3.16. Уровень урбанизации в странах православного, исламского и буд дистского типов Крестьянин и финансист — два во многом противоположных друг другу архетипа. При рассмотрении отраслевой занятости в разрезе конфессиональной принадлежности стран обнаруживается связь этих архетипов с определенными культурными типами. Среди представите лей трех христианских конфессий протестанты в наибольшей степени склонны к финансовой деятельности и в наименьшей — к сельскому хозяйству. Их культурными антиподами в данном случае выступают православные. Положение же католиков может быть охарактеризовано как срединное153.

Россия и страны мира. 2006: стат. сб. М., 2006. С. 60–61.

0 20 10 % Молдова 40, Румыния 31, Украина 19, Польша Македония 16, Греция 16, Португалия 12, Беларусь 10, 9, Болгария 9, Россия Ирландия 6, Испания 5, Венгрия 5, Словакия 5, Православие Австрия Финляндия 4, Италия 4,9 Католицизм Чехия 4, Франция 4 Протестантизм Швейцария 3, Норвегия 3, 3, Дания Нидерланды 2, Германия 2, Швеция 2, 1, Великобрит Рис. 3.3.17. Занятость населения в сельскохозяйственной сфере в странах Европы Швейцария 17, 15, Великобритания Швеция Финляндия 13, 13, Бельгия Ирландия 12, Германия 12, 12, Франция Австрия 12, Дания 12, 11, Норвегия Италия 10, Испания 10, Венгрия Чехия Греция Польша 7,8 Православие Словакия 7, Католицизм Россия 7, Португалия 6,8 Протестантизм Украина 5, Болгария 5, Македония 4, Румыния 3, Молдова 3, Беларусь 2,1 % 5 Рис. 3.3.18. Занятость населения в финансовой сфере в странах Европы Показательно, что православные и протестантские страны являют ся своеобразными политико-аксиологическимим антиподами, находясь по всем исследованным показателям на разных полюсах ценностного спектра. Это еще раз подтверждает положение о противопоказанности для России автоматического переноса политических институтов, сфор мировавшихся на Западе на почве протестантизма.

В чем авторы не согласны с А. Тойнби и С. Хантингтоном Взятие на вооружение цивилизационного подхода само по себе еще не является гарантией укрепления жизнеспособности страны. Более того, бездумный автоматизм и тут генерирует риски, не менее деструк тивные для национального государства, чем стратигемы унифициро ванного развития мира. Дело в том, что идеологемы теории цивилиза ционной множественности парадоксальным на первый взгляд образом используются в целях продвижения проекта унифицирующей глобали зации.

Неясность относительно природы этого парадокса отчасти снима ется при анализе «выдающихся» персоналий научной и политической популяризации теории цивилизаций. Для этого полезно обратиться к должностным статусам крупнейших и общепризнанных фигур циви лизационного дискурса — А.Д. Тойнби и С. Хантингтона.

Первый из них был руководителем Королевского института между народных отношений, директором научного отдела Министерства ино странных дел Великобритании.

Второй работал в секретариате Правительства, координатором в Совете Безопасности, директором Центра международных отноше ний США154.

Почему лица, функционально связанные с задачами создания ар хитектуры нового мирового порядка, реализацией национальных интересов в политике западных государств, оказались увлечены ци вилизационной тематикой (рис. 3.3.19), кроме того, что эти люди настоящие ученые и выдающиеся мыслители? Что объясняет практи чески общемировое распространеие их идей? Дело в том, что мировое распространение идей вовсе не означает в современном мире крите рия научной истины. Достаточно указать на фактический крах теории постиндустриализма, которая на поверку временем и анализом пока зывает свой не столько научный, сколько проектно-манипулятивный характер.

Тойнби А. Пережитое. Мои встречи. М., 2003.

Рис. 3.3.19. Связь тойнбиевско-хантингтоновской версии цивилизационной множественности с геополитическими интересами Запада Идея множественности локальных цивилизаций противостоит идее унифицированной цельности. В этом смысле абсолютизация вариативности может иметь деструктивные последствия для осо знания возможности духовного единства человечества. (Важно, что на основе иной, чем заложена в американизирующую глобали зацию.) Не случайно, осознавая угрозы, содержащиеся в концепте множественности миров, инквизиция принимает в 1600 г. решение о сожжении его автора — Джордано Бруно. Теологи Римской церк ви небезосновательно опасались, что его концепт будет иметь под рывное значение для традиционной дуальной системы координат «Бог — дьявол»155.

Традиционно религиозная модель мировосприятия выстраива лась на основе абсолютизированного противостояния добра и зла.

Тойнбиевско-хантингтоновская версия цивилизационной вариатив ности ценностей противоречит этому взгляду156. Множественность цивилизаций предполагает множественность подходов к определению добра и зла (в каждом цивилизационном ареале — собственный). Пер Джордано Бруно перед судом инквизиции (Краткое изложение следственного дела Джордано Бруно) // Вопросы истории религии и атеизма, 1958. С. 349–416;

Менцин Ю.Л.

«Земной шовинизм» и звездные миры Джордано Бруно // Вопросы истории естество знания и техники. 1994. № 1.

Тойнби А. Постижение истории. М., 1990;

Тойнби А. Цивилизации перед судом истории. СПб., 1996;

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2003.

спективы для духовного единения человечества на основании заложен ной в традиционных религиях общности базовых ценностей при такой постановке вопроса упраздняются. Понятие «добро и зло» в современ ной глобализации устанавливается глобализаторами в их, и только их, трактовке.

Внесение разобщенности в пространство сил, ориентированных на сохранение традиций народов, расчищает дорогу для продвижения проекта либеральной унифицирующей глобализации. В этом смыс ле прямо противоположную направленность имеет деятельность ми рового общественного форума «Диалог цивилизаций». Главное в его работе — не констатация цивилизационных различий (тойнбиевско хантингтоновский ориентир), а обнаружение общности подходов к фундаментальным ценностным основаниям бытия.

Новый мировой порядок, а именно гегемония западного мира, реа лизуется через два тактически различных, но стратегически связанных между собой проекта (рис. 3.3.20). Первый — это проект либеральной унификации человечества. Его целевые установки очевидны. Как пра вило, продвижение этого проекта тактически соотносится с внешне политической доктриной Демократической партии США. Второй про ект реализуется через логику «цивилизационных войн». Формируется мировая архитектура множественности враждующих и заключающих временные альянсы друг с другом региональных центров. Над всеми ними статусно возвышается третейский военно-политический ар битр — США. Чаще всего эта линия соотносится с внешней политикой Республиканской партии. Первый проект предлагает путь прямой гло бализации. Во втором случае стратегия глобализма реализуется через опосредованную установку глокализации (идеологемы цивилизаци онной множественности и мультикультурализма). Результатом глока лизационной политики является региональная локализация, подрыв духовного (в истинном смысле) единства человечества, деструктури рование его до уровня атомарных сущностей. Вначале констатируется ценностная автономность цивилизаций, затем — этнических локалите тов, и, наконец, отдельных групп индивидуумов. Итог оказывается тем же, что и при первом проекте либеральной унификации. Сходятся оба проекта, как видно, в одной точке.

Принятие тойнбиевско-хантингтоновского концепта цивилизаций представляет для России стратегическую ловушку. Будучи внешне при влекательным для той части российского общества, которая обеспоко ена происходящей эрозией российской цивилизационной идентично сти, этот концепт ввиду подлога целевых установок сегодня особенно опасен.

Новый мировой порядок Деструкция духовных потенциалов человечества Глокализация Глобализация Проект Проект Либеральной цивилизационной унификации множественности Рис. 3.3.20. Проектные линии стратегии воплощения доктрины нового мирового порядка Предлагаемое авторами представление о природе цивилизаций имеет принципиальное отличие от версии А. Тойнби — С. Хантинг тона. Фундаментальные ценности всех исторически сложившихся ци вилизаций едины. Народы имеют сущностно совпадающие представ ления о добре и зле, о ценностной значимости таких категорий как духовность, патриотизм, любовь, дружба, труд и т. д. Специфичность цивилизаций состоит не в различии содержания самих ценностей, а в различии форм и меры их воплощения. Эти формы и мера и задают самобытность цивилизационного бытия. Исторически каждая из ци вилизаций может находиться на различной дистанции от положения максимального достижения универсальных для человечества высших ценностных ориентиров. Вместе с тем понятно, что мегаперспектива человечества все равно связана с их сближением и соединением.

Например, ценностная значимость идеи коллективизма обнару живается в каждой из цивилизаций. Однако исторически одни из цивилизационных общностей оказались более коллективистски ори ентированными, другие — более индивидуумно ориентированными.

Различаются, соответственно, и формы воплощения указанной ценно сти. Различия эти проявились, в частности, в специфичности институ тов социальной самоорганизации (рис. 3.3.21).

Специфичность форм воплощения ценностей есть производная от средовых условий бытия. Генезис цивилизаций связан с определенным географическим ареалом и особым этническим составом населения.

Цивилизационная среда, соответственно, формируется через уникаль ный набор факторов исторического месторазвития. Для специфичных средовых условий существует свой адаптационный оптимум институ циональных форм и механизмов. Отступление от него, увлечение ино системным копированием объективно ведет к снижению жизнеустой чивости всей системы.

Ценность:

коллективизм Страны Западная Россия Китай Индия ислама Европа Община, Клан-цзя, Касты Религиозная Городское мир круговая порука община — самоуправление — пятидворье умма магдебургская модель Рис. 3.3.21. Страновые различия институтов социальной самоорганизации, воплощающих ценности коллективизма Признание истинной ценностной общности человечества обладает потенциалом для того, чтобы воплотить его в некое планетарно значи мое послание к миру. Оно указывает на принципиальную возможность диалога цивилизаций и на отсутствие конфликтной предопределенно сти межцивилизационных взаимодействий. Единство фундаменталь ной ценностной матрицы цивилизаций дает основания для духовной интеграции человечества, консолидации его на решение планетарных задач.

Глава 4. Ценностное измерение государственных и политических документов Государству доступны различные средства трансляции и закрепле ния высших ценностей в сознании народа. В мире и исторически на коплен в этом отношении значительный опыт. Однако в современной России основные соответствующие трансляторы оказались разруше ны. Поэтому ставя задачу их восстановления целесообразно провести анализ существующих в мире способов ценностных номинаций. С этой целью исследовался широкий перечень инструментов — от норматив ных правовых актов, до символов и ритуалов.

4.1. Конституция как ценностно-мировоззренческий документ В знаменитой сенатской речи против рабства видный сподвижник Авраама Линкольна, будущий госсекретарь США Уильям Сьюард за явил: «Есть Закон и выше Конституции»1. Сенатор имел в виду Закон Божий. Указывалось на очевидный диссонанс между христианскими ценностями и узаконенным американской Конституцией институтом рабства. Как известно, в результате событий Гражданской войны эта конституционная норма была отменена, и ценностный диссонанс та ким образом ликвидирован.

В плане подобных разрывов ценностей интересен анализ ценност ного содержания и ценностных диссонансов Конституции Российской Федерации.

Историко-аксиологическая эволюция Основного закона В настоящее время Конституция отождествляется с Основным законом. Однако при рассмотрении проблемы в мегаисторической проекции обнаруживается их категориальное расслоение. Историче ски смысловое назначение Основного закона кардинально менялось (рис. 4.1.1).

Клюкина Т.П., Клюкина-Витюк М.Е., Ланчиков В.К. Политика и крылатика: Высказы вания деятелей Великобритании, Ирландии, США и Канады. М., 2004. С. 183.

Закон Закон Сфера религиозный религиозный духовных ценностей рия »

Тео истин ух «дв ценности духовные ценности Закон светский Закон светский естественные Конституция ценности Рис. 4.1.1. Историческая трансформация аксиологии Основного Закона Первоначально под ним понимался комплекс религиозных запове дей. По существу во всех религиях под законом, в сакральном смысле слова, понимался именно закон Божественный. В ином случае он по просту не был бы легитимен. Ведическая религия определялась индуса ми как закон Ариев. Для евреев Израиля Основной закон по сей день — это Тора. По этой причине израильтяне до сих пор воздерживаются от принятия Конституции2. В правосознании населения средневековой Руси обнаруживается четкое разграничение: одно дело Судебник, а со всем другое — Закон Божий. Это разграничение сохранялось и в пери од Российской Империи. Закон Божий по-прежнему четко отличался по приоритетности от Свода гражданских законов. Закон Божий в тра диционных системах права ценностно окормлял собой светское зако нодательство3.

Начало расщепления единой аксиологической системы право сознания происходит при распространении и под влиянием теории двух истин. Окончательно наступление этого раскола привязывается к эпохе Просвещения. Именно в атмосфере просветительства конца XVIII — начала XIX в. возникают первые Конституции, формируется направление конституционализма. В основе конституционного фе номена, в отличие от прежнего понимания Основного закона, лежала секулярная идея. Другое дело, что остались, конечно, мировоззренче ские компоненты, в большей или меньшей степени инкорпорирован ные в конституционные статьи. Известно, что разработчиками первых конституций: и американской, и французской, и польской, и латиноа мериканских (в также и российских конституционных проектов эпохи Госратян С.М. Религиозные партии государства Израиль. М., 1996.

Памятники права периода образования Русского централизованного государства.

XIV–XV вв. М., 1955;

Клибанов А.И. Духовная культура средневековой Руси. М., 1996.

Александра I)4 — выступали лица, принадлежавшие к ложам вольных каменщиков. Фиксируются буквальные текстовые совпадения уста вов масонских братств с первыми конституциями (особенно в части преамбулы)5. Еще более очевидны такого рода компоненты в Деклара ции прав человека и гражданина и в первых Декларациях независимо сти. Декларация прав гражданина и человека открывается с апелляции к некой теологической фигуре — Верховному существу. Характерно, что не к Христу. Далее в ней проводится связь Верховного существа (традиционное масонское наименование для Демиурга) с выдвигаемым концептом естественных прав человека. Сообразно пантеистическому миропониманию Бог растворяется в Природе и человек, будучи части цей божественно-природной субстанции, уже в силу своего рождения наделен естественными правами. Отсюда выстраивалось все дальней шее развитие идеологии прав человека6.

Показательна в этом отношении Декларация независимости США.

Она открывается положением о том, что права человека устанавлива ется по законам природы и ее Творца7. Дальше — все люди наделены Творцом неотчуждаемыми правами. Христианская мысль, как извест но, ничего о неотчуждаемых правах, а тем более о естественном праве человека не говорит. Напротив, в ней получила развитие прямо проти воположная идея о первородном грехе. Право, согласно с христианской традицией, дается не в силу рождения, а на основании Божественного завета: Ветхого — для евреев, Нового — для христиан.

В итоге двухистинного расщепления духовные ценности оказались вытеснены в сферу религии и культуры. Светское же законодательство фокусировалось в основном на естественном интересе, будучи связано с благосостоянием и гражданскими правами человека. Но вместе с тем проведенный анализ позволяет утверждать, что нет ни одной консти туции, в которой не был бы представлен и духовно-мировоззренческий компонент правосознания. Весь вопрос в пропорциях представленно сти. Именно духовные ценности конституций определяют их нацио нальное своеобразие. Как они представлены в Конституции РФ?

Касаткин В. П. Попытка становления конституционализма в России в период прав ления Александра I // Проблемы правоведения. Вып. 1. Белгород: БГУ, 2003. С. 25–30.

Захаров В. Ю. Основные этапы развития масонства в России, его соотношение с кон ституционализмом // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». 2008. № 6.

История.

Французская Республика: Конституция и законодательные акты. М., 1989. С. 26–29.

Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII–XIX вв. М., 1957;

Фурсенко А.А. Американская буржуазная революция XVIII в. М. — Л., 1960;

Аптекер Г.

История американского народа. Американская революция 1763–1783: т. 2. М., 1962.

Конституционный ценностный классификатор Классификация ценностных ориентиров, которые присутствуют в конституциях разных стран, позволяет выделить следующие типы аксиологических идеологем.

1. Бог, религиозные и этические ценности.

2. Историческая традиция государственности, апелляция к пред кам.

3. Государственное единство.

4. Идеологический проект, апелляция к будущему.

5. Национальное освобождение, суверенность.

6. Международное позиционирование, характер заимоотношений с другими государствами.

7. Специфика национального жизненного уклада, особенности на ционального бытия.

8. Права и благосостояние человека.

Все эти установки представлены в конституционных текстах в раз ных соотношениях и иерархиях (рис. 4.1.2).

БОГ, религиозные ценности Историческая Идеологический традиция проект государственности Права Государственное и благосостояние единство человека Национальное Международная интеграция, освобождение международное позиционирование Специфика национального жизненного уклада Рис. 4.1.2. Доминирующие ценностные ориентиры в Конституциях стран мира Посмотрим, как перечисленные ценностные ориентиры находят свое отражение в современной российской конституции. Ее преамбула содержит апелляцию к шести из восьми аксиологических принципов.

Однако формулировка в российской конституции минимально реша ет те задачи, которые этими ценностными ориентирами определяются (рис. 4.1.3). Сравним характер их выражения с конституционными тек стами иных государств.

«стремясь обеспечить НЕТ «соединенные общей судьбой благополучие и процветание на своей земле», «чтя память предков, России», «исходя из передавших нам любовь и уважение ответственности за свою к Отечеству, веру в добро Родину перед нынешним и справедливость» и будущими поколениями»

«сохраняя исторически «утверждая права и свободы сложившееся человека, гражданский мир государственное единство»

и согласие»

«возрождая суверенную «сознавая себя частью государственность России и утверждая мирового сообщества»

незыблемость ее демократической основ», «исходя из общих принципов НЕТ равноправия и самоопределения народов»

Рис. 4.1.3. Ценностные номинации в преамбуле Конституции РФ Первый параметр: Бог, религиозные и этические ценности.

В Конституции РФ этот ценностный ориентир полностью отсутствует.

Противопоставить этому вакууму можно далеко не только законода тельство полутеократического Ирана, но и конституционные тексты традиционно позиционирующихся в качестве светских либерально демократических государств. Для примера возьмем Конституцию Швейцарии, демократизм которой вряд ли кто поставит под сомне ние. Открывается она следующим обращением: «Во имя всемогущего Бога, швейцарский народ и кантоны, чувствуя ответственность перед Творением…»8.

Второй параметр: историческая традиция государственности, апелляция к предкам. Конституция РФ: «…соединенные общей судь бой на своей земле». Что утверждает данная фраза? Она не так безо бидна, как может показаться на первый взгляд. Проводится мысль, что народы России объединились, создав государство не на основе какой либо осознанной идеи, сознательного выбора, а в силу действия некой судьбы, фатума, сведшего их на одной терриртории. Для сравнения об ратимся к тексту Конституции Словакии: «В смысле духовного насле дия Кирилла и Мефодия и исторического завета Великой Моравии…».

Совсем другая постановка вопроса.

Третий параметр: государственное единство. Конституция РФ:

«…сохраняя исторически сложившееся государственное единство…».

К данной формулировке может быть адресован тот же упрек, что и в предыдущем примере. Государственное единство России, указы вает приводимый конституционный фрагмент, сложилось именно та Здесь и далее тексты Конституций см.: http://constitution. garant.ru/DOC_4000.htm.

ким образом: исторически, без объяснения причин и оснований этого единения. В общем, так случилось. Почему же народы России должны стремиться сохранить данный исторический конструкт, разъяснений не следует. Совершенно иная формулировка предложена в тексте дого вора о Европейском союзе: «Полные решимости перейти на новый этап в европейской интеграции, заложенные образованием европейских со обществ;

сознавая историческое значение прекращения деления евро пейского континента и необходимость образования прочных основ для строительства будущей Европы».

Четвертый параметр: идеологический проект, апелляции к буду щему. В Российской конституции данный ценностный ориентир пред ставлен в минимально конкретизированном с точки зрения номинации целей виде: «обеспечить благополучие и процветание России». Возмож но ли в современном деидеологизированном мире нечто иное? Чтобы убедиться в такой возможности достаточно обратиться к преамбуле турецкой конституции: «В соответствии с концепцией национализма, а также формами и принципами, провозглашенными основателем Ре спублики Турция бессмертным лидером и непревзойденным героем Ататюрком, настоящая Конституция, которая утверждает вечное су ществование Турецкой нации и Родины, а также неделимое единство турецкого государства…». Турция — это государство — член Северо атлантического альянса, для вхождения в который идеологически на сыщенная конституция не стала препятствием.

Пятый параметр: национальное освобождение, суверенность.

В Конституции РФ есть два смысловых утверждения: «возрождая суверенную государственность» и «исходя из общих принципов са моопределения народов». Заявлением о возрождении суверенной го сударственности демонстрируется отрицание советского периода го сударственного строительства. Подразумевается, что суверенности в рамках СССР не было. Данное положение противоречит идее полити ческого преемства Российской Федерации Советскому Союзу и непре рывности потока национальной истории. С изгнанием в 1612 г. поляков из Москвы Россия более не утрачивала государственного суверените та. Менялись лишь ее официальные названия. Суверенность России сохранялась и в прославленном многими выдающимися достижения ми советском периоде ее истории. С этой точки зрения корректнее го ворить не о возрождении суверенной государственности России, а об установлении ее новой формы — Российской Федерации.

Апелляция к «общим принципам самоопределения народов» име ет в специфических российских условиях многоэтничности и вовсе дезинтеграционное значение. Используемая как обоснование государ ственного единства России, данная фраза скорее применима в прямо противоположном смысле. Иной тип формулировки идей националь ного освобождения и суверенности представляет литовская конститу ция: «Веками решительно защищавший свою свободу и независимость, сохранивший свой дух, родной язык, письменность и обычаи, вопло щая естественное право человека и каждого народа свободно жить и творить на земле своих отцов и предков — в независимом Литовском государстве».

Шестой параметр: международное позиционирование, харак тер взаимоотношений с другими государствами. Определение места России в мире исчерпывается в Конституции РФ следующим утверж дением: «Сознавая себя частью мирового сообщества…». Претензии на какую-либо особую роль отсутствуют. Нет даже указания на на циональные интересы. Главный обозначенный ориентир — между народная интеграция. Для сравнения, Конституция КНР расставляет приоритеты внешней политики совершенно иначе: «Китайский народ должен будет вести борьбу против внутренних и внешних вражеских сил и элементов, которые подрывают наш социалистический строй.

Тайвань является частью священной территории Китайской Народной Республики. Завершение великого дела воссоединения Родины — свя щенный долг всего китайского народа, в том числе и наших соотечест венников на Тайване».

Седьмой параметр: специфика национального жизненного укла да, особенности национального бытия. Данный ценностный ориен тир в Конституции РФ совершенно не отражен. Тематика цивилизаци онной специфичности и национальной самобытности России оказалась чужда конституционным законотворцам. Для сравнения обратимся к Конституции Ирландии. Первая (что само по себе показательно) ста тья Основного закона республики звучит следующим образом: «Ир ландский народ настоящим утверждает неотъемлемое, неотчуждаемое и суверенное право избирать собственную форму правления, опреде лять свои отношения с другими народами и развивать свою полити ческую, экономическую и культурную жизнь в соответствии с его соб ственными склонностями и традициями». Ирландские законодатели посчитали, таким образом, необходимым продекларировать, что поли тика, экономика и культура страны имеют собственные национальные традиции формирования и определяются в своем развитии в соответ ствии с ними.

Восьмой параметр: права и благосостояние человека. Указанный ценностный ориентир не только номинирован в преамбуле, но прохо дит через весь текст российской конституции. Вторая статья дает пере чень высших государственных ценностей — «человек, его права и сво боды». И все! В этом ценностном ряду не нашлось места даже для самой России. Идеологический перекос в российской конституции в направ лении неолиберального космополитического ценностного подхода представляется, таким образом, очевидным.

Аксиология конституций через призму количественного анализа Методика количественного анализа заключается в сравнении коли чества употребления ценностно значимых понятий (терминов) в кон ституционных текстах различных государств мира. Всего было проана лизировано 60 конституций. Для предупреждения возможного упрека относительно экзотичности законодательства государств геополитиче ской периферии использовались главным образом конституции запад ных стран. Текстовые объемы конституций, как известно, различны.

При большем объеме количество случаев употребления искомых поня тий также потенциально возрастает. Российский показатель в диапазо не сравниваемых текстов — средний, что говорит о корректности срав нения именно по отношению к России. Особое внимание обращалось на конституции: СССР 1977 г. (с точки зрения изменения ценностного насыщения Основного закона — увеличения/снижения), Китая (как одного из наиболее интенсивно развивающихся государств современ ного мира) и Белоруссии (как одного из наиболее интенсивно разви вающихся государств на постсоветском пространстве). Все указанные конституционные тексты по объему несколько меньше российского аналога, при большем, как будет видно ниже, ценностном насыщении (рис. 4.1.4). При этом не ставилось задачи построения ценностного рейтинга конституций стран мира, решалась проблема аксиологиче ской оценки российского Основного закона в контексте мирового кон ституционного законодательства.

Насколько сама категория ценности приемлема для традиций рос сийского законотворчества? Данные показывают, что никакого оттор жения этого понятия на уровне конституционного законодательства не существует. Напротив, частота употребления слова «ценности» в кон ституции России выше, чем в Основных законах других государств (рис. 4.1.5). Другое дело, что за номинируемым термином обнаружива ется зачастую содержательная пустота.

Частота употребления в конституциях слова «Бог» и идущих от него лингвистических производных показала следующее. В конститу ционном тексте Российской Федерации данный понятийный ряд от 0, Сан-Марино Италия 9, Монако 3,0 Финляндия 9, 3,2 Хорватия 9, Латвия 9, 3,9 СССР (1977) Босния и Герцеговина Беларусь 9, 4, Люксембург Нидерланды 9, Япония 4, Казахстан 9, Исландия 4, Россия 9, 4, Дания Албания 10, Туркменистан 4, Ватикан 10, Таджикистан 5, Ирландия 11, 5, Узбекистан Иран 11, Лихтенштейн 5, Азербайджа 11, 5, Армения Бельгия 11, Норвегия 6, Украина 12, США 6, Швейцария 13, 6, Андорра Испания 13, Македония 7, Словакия 13, Грузия 8,0 13, Польша Китай 8,1 Греция 17, Болгария 8,2 Германия 18, 8, Эстония Мексика 20, Словения 8,4 Турция 22, Молдова 8,4 Кипр 26, 8, Чехия Португалия 27, Литва 8,8 Швеция 27, Киргизия 8,8 Мальта 27, Франция 8,8 Австралия 31, Румыния 8,9 Индия 38, тысяч Бразилия 9,0 45, Венгрия тысяч 20 0 10 0 10 Рис. 4.1.4. Количество слов в конституциях стран мира 3, 2, 2 2 2 1, 1 0, 0 ия ия ия ия ия я ия я н ли и ра нд ан ан н сс ец нд ба та И а Ро рм сп Гр И рл И Ал И Ге И Рис. 4.1.5. Частота употребления слова «ценности» в конституциях стран мира, раз сутствует. Это иногда объясняют светским характером российского го сударства. Однако, например, в конституции Германии понятие «Бог»

употребляется 4 раза. Нидерландов — 7 раз. Ирландии — 9 раз. Все эти государства также, казалось бы, позиционируются в качестве светских.

Но светскость не стала для них основанием отвергать ценностное зна чение религии и религиозного мировоззрения. Речь уже не идет о те ократическом Иране, в конституции которого имя Бога упоминается 24 раза (рис. 4.1.6).

5 3 2 1 1 1 1 1 Россия Бразилия Швейцария Чехия Турция Лихтенштейн Украина Греция Албания Швеция Норвегия Германия Индия Польша Нидерланды Ирландия Иран Рис. 4.1.6. Частота употребления слова «Бог» в конституциях стран мира, раз С апелляции к Богу открываются преамбулы многих конституцион ных текстов. Германская конституция: «Сознавая свою ответственность перед Богом и людьми…». Греческая конституция: «Во имя Святой, Еди носущной Неразделимой Троицы…». Ирландская конституция: «Во имя Пресвятой Троицы, от которой исходят все власти и к которой как на шей последней надежде должны быть направлены все действия человека и государства, Мы народ Эйре, смиренно признавая все наши обязан ности перед нашим священным Господином Иисусом Христом, который поддерживал наших отцов в столетних испытаниях…». Все перечислен ные государства признаются и светскими, и демократическими. Они представляют три различных направления в христианской культуре со ответственно: протестантизм, православие и католицизм. Очевидно, что российская конституция является на этом фоне производной от гипер трофированного понимания сущности светского государства.

Сакральные ориентиры в конституционных текстах задаются не только апелляцией к Богу. Еще одним индикатором сакральности явля ется частота употребления слов «святой», «священный». В Конституции РФ они отсутствуют. Даже священный долг защиты Родины, о котором говорилось в советском конституционном тексте, в Основном законе РФ более не присутствует. Для сравнения, в конституции Франции со ответствующие термины употребляются 4 раза, КНР — 4 раза, конфес сионально близкой России православной Греции — 24 раза (рис. 4.1.7).

10 5 1 1 Россия (1977 г.) Швеция Норвегия Турция Ирландия Италия Франция Китай Иран Греция СССР Рис. 4.1.7. Частота употребления слов «святой», «священный» в конституциях стран мира, раз Насколько текст Конституции РФ отражает российскую нацио нальную идентичность? Кто мы такие? На этот вопрос Основной закон России не дает никакого ответа. Нет в нем ни наименования русские, ни даже россияне. Современная российская конституция парадоксаль ным образом лишена субъекта государственной идентичности. Между тем в конституционных текстах большинства других государств, в том числе этнически неоднородных, такая идентификация содержится. На циональная принадлежность фиксируется в соответствующих консти туциях со следующей частотой: идентификатор «китайцы» употребля ется 6 раз, «немцы» — 8 раз, «швейцарцы» — 9 раз, «греки» — 15 раз, «бразильцы» — 23 раза. Советский народ как новая идентификацион ная общность фигурировал в тексте Конституции СССР 1977 г. 14 раз (рис. 4.1.8).

Наряду с национальными в конституционных текстах применяются религиозные идентификаторы. В целом они используются значительно реже. Однако и этот тип идентичности нашел свое отражение в кон 25 Количество слов 13 10 6 5 3 2 2 2 1 1 1 Русские, россияне Итальянцы Поляки Норвежцы Словаки Хорваты Хорваты Словенцы Индусы Французы Румыны Китайцы Турки Португальцы Немцы Швейцарцы Люксембуржцы Советский Греки Мексиканцы Бразильцы народ Рис. 4.1.8. Национальные идентификаторы в конституциях стран мира ституционном законодательстве зарубежных государств. Религиозные идентификаторы присутствуют в конституциях Италии, Норвегии, Дании, Швеции, политическая система которых традиционно рассма тривается как либерально-демократическая. В российском Основном законе ничего подобного не содержится (рис. 4.1.9).

7 Количество слов 6 5 4 3 2 2 2 1 1 1 1 Россия Аргентина Финляндия Испания Грузия Польша Норвегия Дания Италия Мальта Швеция Греция Рис. 4.1.9. Религиозные идентификаторы в конституциях стран мира В ряде исследований Центра проблемного анализа и государственно управленческого проектирования было доказано основополагающее значение для жизнеспособности государства фактора идейно-духовного состояния общества. Одной из важнейших скреп государства явля ется идеология. Ее концентрированным эквивалентом выступает на циональная идея. В современной Конституции РФ слово «идеология»

используется дважды и оба раза в негативном значении. Широко упо требляемое слово идея и вовсе отсутствует. Парадоксальным образом Конституция России оказалась конституцией без идей. Для сравнения, в конституционных текстах иных государств указанные термины наш ли свое отражение, получая при этом позитивное звучание: СССР — 5 раз, Китая — 5 раз, Турции — 9 раз (рис. 4.1.10).

10 6 5 5 4 3 2 2 2 2 2 2 1 1 1 Китай Иран Германия Австрия Казахстан Мексика Россия Индия Япония Франция Беларусь Бразилия Испания СССР Турция Рис. 4.1.10. Частота употребления терминов «идеология», «идея»


в конституциях стран мира, раз Показательно выглядит частота употребления самих идеологем.

Они идентифицировались на основе подсчета «изм»-енных словоо бразований. В Конституции РФ, на удивление, нет ни одного понятия такого рода. Для сравнения, в конституционном тексте КНР они при сутствуют 30 раз, СССР — 38 раз. Следует вывод об искусственном вы чищении всех терминов, каким-либо образом связанных с идеологией, из Конституции 1993 г. (рис. 4.1.11).

10 3 5 1 1 1 1 Россия Индия Япония Бельгия Мексика Швеция Иран Греция Испания Германия Турция Португалия Бразилия Китай СССР Рис. 4.1.11. Частота употребления «изм»-енных словообразований в конституциях стран мира, раз Может быть, выхолащивание идеологем есть не более чем реак ция на доминирующую в советский период схоластику марксистско ленинской теории? Для проверки этого предположения целесообразно обратиться ко второй составляющей идейно-духовного фактора, под считав частоту употребления терминов «дух», «духовность».

В Конституции РФ они также полностью отсутствуют. Основной за кон Российской Федерации оказался вычищен не только не только по от ношению к идеологии, но и к духовности. Показательно, что в американ ской Конституции частота употребления духовной терминологии также находится на нулевой отметке. В конституциях других стран частота упо требления терминов «дух», «духовность» иная: Греция — 3 раза, КНР — 4 раза, Белоруссия — 4 раза, СССР — 5 раз, Турция — 12 раз (рис. 4.1.12).

6 4 4 4 2 2 2 2 2 2 2 2 2 1 1 1 1 0 Россия Хорватия Норвегия Германия Болгария Мексика Иран Швеция Чехия Словения Португалия Италия Индия Узбекистан Румыния Греция Китай Швейцария Беларусь СССР 1977 г.

Турция США Рис. 4.1.12. Частота употребления слов «дух», «духовность» в конституциях стран мира, раз Еще один вопрос — насколько российская конституция содержатель на этически. Этот показатель измеряется в данном случае по частоте упо требления терминов «мораль» и «нравственность». В российской консти туции данный показатель вновь имеет минимальное значение — одно упоминание. Для сравнения, в конституционном тексте СССР — 4 раза, КНР — 5 раз, Италии — 5, Греции — 6, Белоруссии — 8 раз (рис. 4.1.13).

Традиционным средством достижения этических императивов яв ляется воспитание. Этот термин в Конституции РФ в ансамбле рассма триваемых государств имеет среднее значение — четыре упоминания.

Это заметно меньше, чем в конституционных текстах СССР — 7 раз, КНР — 9 раз. Еще более высокая частота употребления термина обна руживается конституциях Литвы и Польши (рис. 4.1.14).

10 8 8 5 5 6 4 3 2 2 2 2 Россия Япония Германия Индия Казахстан Мексика Испания Турция СССР Иран Китай Италия Португалия Греция Бразилия Беларусь Рис. 4.1.13. Частота употребления терминов «нравственность» «мораль»

в конституциях стран мира, раз 10 9 8 7 7 5 4 4 3 3 2 2 Италия Норвегия Швейцария Чехия Хорватия Германия Испания Россия Бразилия Польша СССР 1977 г.

Литва Турция Китай Португалия Рис. 4.1.14. Частота употребления слова «воспитание» в конституциях стран мира, раз Важное понятие гуманитарной сферы — культура. Оно довольно часто употребляется в конституционных текстах. В Конституции Рос сии указанное понятие встречается 11 раз. Но на мировом фоне этот показатель выглядит небольшим. В Конституции Украины он употре бляется 25 раз, Китая — 26 раз, СССР — 27 раз, Португалии — 49 раз (рис. 4.1.15).

Слова «патриот», «патриотизм» в целом не имеют в конституцион ных текстах широкого употребления. Нет этих терминов и в современ ной российской конституции. Однако данное обстоятельство не означает их полного отсутствия в мировом конституционном законодательстве.

Они обнаруживаются в конституциях Казахстана, Греции, СССР, Китая (в конституционном тексте КНР — четырежды) (рис. 4.1.16).

30 20 14 15 12 12 Италия Польша Россия Иран Швейцария Турция Хорватия Индия Испания Беларусь Украина Китай СССР Бразилия Португалия Рис. 4.1.15. Частота употребления термина «культура» в конституциях стран мира, раз 1 Казахстан СССР Китай Греция Россия Рис. 4.1.16. Частота употребления терминов «патриот», «патриотизм»

в конституциях стран мира, раз Выражением патриотического отношения к своей стране является понятие «Родина». В Конституции РФ данный термин встречается один раз. На мировом конституционном фоне Россия занимает позиции аутсайдера. В отличие от россиян финны посчитали целесообразным использовать термин «Родина» в своей Конституции 3 раза, греки — 5 раз, китайцы — 6 раз, турки — 8 раз (рис. 4.1.17).

Важнейшая составляющая жизни общества — семья. Об отражении этой темы в конституции дает представление показатель частоты упо требления термина «семья». Конституция РФ оказывается при страно вом сравнении в нижних рядах — 3 упоминания. Для сравнения, в кон ституционном тексте СССР — 5 раз, КНР — 7 раз, Мексики — 9 раз, Португалии — 15 раз, Бразилии — 19 раз (рис. 4.1. 18).

9 7 6 5 5 3 3 3 3 3 3 2 2 1 1 1 Россия Румыния Испания Болгария Чехия Словения Италия Швеция Хорватия Финляндия Португалия Молдавия Венгрия Мексика Словакия Греция Азербайджан Китай Турция Рис. 4.1.17. Частота употребления термина «Родина» в конституциях стран мира, раз 12 8 6 6 5 6 3 3 3 4 Португалия Бразилия Италия Ирландия Испания Китай Польша Германия Мексика Швеция Беларусь Турция Греция Иран Россия СССР Рис. 4.1.18. Частота употребления термина «семья» в конституциях стран мира, раз Важный ценностный индикатор — отношение к прошлому. Одним из его измерителей может выступать частота употребления термина «история». В данном случае российская конституция имеет среднее для мирового уровня насыщение. Тем не менее ее показатель ниже, чем в конституционных текстах Украины, Китая, Турции (рис. 4.1.19).

Значение прошлого выражается в словах «традиция», «наследие».

По частоте употребления этих терминов Конституция России нахо дится в положении аутсайдера. Таким образом, история оказывается в конституционном тексте понятием, не несущим значительной смыс ловой нагрузки (рис. 4.1. 20).

10 6 5 5 5 4 3 3 3 Казахстан Литва Армения Индия Беларусь Россия Португалия СССР Азербайджан Украина Китай Хорватия Турция Бразилия Рис. 4.1.19. Частота употребления термина «история» в конституциях стран мира, раз 4 4 4 4 3 3 3 3 2 2 2 Португалия Бразилия Албания Словакия Испания Болгария Китай Украина Польша Германия Словения Киргизия Туркмения Грузия Чехия Беларусь Азербайджан Россия Рис. 4.1.20. Частота употребления слов «традиция», «наследие»

в конституциях стран мира, раз Но, может быть, российская конституция обращена не к прошлому, а к будущему? Проверить это можно по частоте употребления соответ ствующего термина. Категория «будущего» только один раз употребля ется в российском Основном законе в его преамбуле. Для сравнения, в Конституции Германии данное понятие встречается 5 раз. Конститу ционное законодательство закладывает в подсознание немецких граж дан установку развития (рис. 4.1.21).

4 3 2 2 1 1 1 1 1 1 Россия Словения Ирландия Дания Греция Индия Албания Китай Грузия Аргентина Япония Румыния Польша Мексика Германия Рис. 4.1.21. Частота употребления термина «будущее» в конституциях стран мира, раз Насколько в Конституции РФ заложена идея развития? «Разви тие» — довольно распространенный в речевой коммуникации термин.

Однако в Конституции РФ он встречается минимально — 7 раз. При сравнении с конституционным законодательством интенсивно разви вающихся государств современного мира Россия явно проигрывает:

Белоруссия — 14 раз, Индия — 32 раза, Китай — 34 раза, Бразилия — 46 раз (рис. 4.1.22).

60 55 50 40 20 10 10 10 6 5 Финляндия Иран Нидерланды Чехия Мексика Россия Франция Германия Италия Швейцария Беларусь Греция Испания Индия Китай Бразилия СССР Португалия Рис. 4.1.22. Частота употребления термина «развитие» в конституциях стран мира За счет чего предполагается в конституции обеспечивать развитие страны? Традиционным терминологическим маркером инновационной ориентированности ситраны является понятие «наука». Конституция РФ по частоте употребления этого понятия имеет крайне низкий пока затель — 5 упоминаний. В конституционном тексте Индии слово наука используется 10 раз, Китая — 15, Турции — 15, СССР — 16 раз. Отсту пление по отношению к советскому времени очевидно (рис. 4.1.23).

15 10 6 6 5 5 5 5 Мексика Россия Иран Хорватия Литва Беларусь Греция Германия Испания Индия Украина Португалия Китай Турция СССР Бразилия Рис. 4.1.23. Частота употребления термина «наука» в конституциях стран мира, раз При минимизации значения одних ценностей на первый план вы ходят другие. Что это за ценности применительно к Конституции РФ?

Базовым понятием для либерального категориального аппарата высту пает «свобода». Частота употребления этого термина в тексте россий ского Основного закона — 69 раз. Впереди нее по рассматриваемому показателю — только Конституция Германии (рис. 4.1.24).

Показательно соотношение в конституциях разных стран катего рий «права» и «обязанности». Слово «право» во всех без исключения 80 55 57 44 50 36 40 31 23 24 25 17 19 20 Япония Бельгия Иран Китай Дания Нидерланды Австрия Мексика СССР Италия Франция Греция Индия Финляндия Испания Беларусь Швейцария Россия Германия Рис. 4.1.24. Частота употребления термина «свобода» в конституциях стран мира, раз конституционных текстах употребляется чаще. Различия заключаются в величине пропорций. В Конституции РФ термин «право» употребля ется в 6 раз чаще, чем обязанности. Это четвертый показатель среди всех конституций. Для сравнения, в США «права» по частоте упомина ний только в 2 раза превосходят «обязанности» (рис. 4.1.25).

9 6,9 7, 7 6, 5,4 5, 4,1 4,1 4, 3,3 3,3 3, 2,7 2, 3 2, 1,6 1, 1,1 1, Иран Мексика Греция Финляндия Норвегия СССР Индия Франция Португалия Китай Италия Беларусь Бразилия Испания Россия Нидерланды Германия Япония США Рис. 4.1.25. Соотношение употребления слов «права» и «обязанности»


в конституциях стран мира Таким образом, ценностный перекос и дефицит в Конституции РФ налицо. Соответственно, актуализируется задача пересмотра Основно го закона Российской Федерации в сторону его духовно-ценностного и идейного насыщения. «Реформы нравов, — провозглашал в свое вре мя К. Гельвеций, — следует начинать с реформы законов»9. Очевидно, что начинать при такой постановке вопроса следует с конституции.

Конституционные циклы и перспективы ценностной инверсии российского Основного закона Главное, предупреждают приверженцы либеральной победы 1991– 1993 гг., ни в коем случае нельзя изменять конституцию. И понятно — это манифест либерализма и космополитизма. Аргументация при этом не выходит за рамки того, что такого рода изменения подрывают, с их точки зрения, основы правосознания, выстраивающиеся на безогово рочном признании авторитета высшего закона.

Но Конституция — это не религиозный сакрализованный текст Божественного откровения. В отличие от него, конституционное за конодательство является не целью, а средством, инструментом реа Антология философской мысли: т. 3. М., 1989. С. 152.

лизации соответствующих ценностных установок. Несоответствие вызовам и запросам современности делает закон юридически, может быть, и правомочным, но практически разрушительным. Ссылка на историческую устойчивость американской конституции является на мировом фоне исключением из правил. Как правило, конституционное законодательство довольно часто модернизируется. Из существующих на сегодняшний день конституций 38% было принято позже принятия российского Основного закона в 1993 г.

Возрастное распределение конституций позволяет заметить, что российская на общем мировом фоне не выглядит «молодой»10. Россий ский Основной закон принадлежит к самой распространенной по чис ленности возрастной группе конституций в 15–20 лет (рис. 4.1.26).

30 Число стран 9 10 9 10 7 5 5 1 1 1 1 1 1 1 1 лет до 5– 10– 15– 20– 25– 30– 35– 40– 45– 50– 55– 60– 65– 70– 75– 80– 85– 100– 135– 190– 220– Рис. 4.1.26. Возрастное распределение конституций стран мира За 15–20 лет происходит смена поколений в человеческом смысле.

Соответственно происходит определенная ценностная модификация.

Должно ли конституционное законодательство реагировать на эти аксиологические инверсии? С одной стороны, базовые национальные ценности, составляющие фундаментальную основу цивилизационно го бытия, не могут пересматриваться при каждом новом поколении граждан. Но, с другой, не должно быть и конституционной законсерви рованности, препятствующей историческому развитию народа, в том числе его ценностной рефлексии. Это задача на оптимизацию и прими рение на уровне конституционного законодательства традиционного и модернизационного компонентов национальной жизни.

Саидов А.Х. Национальные парламенты мира. М., 2005. С. 666–672.

В 1990-е гг. публицисты «иллюстрировали» советский правовой нигилизм с помощью частого пересмотра Основного закона: «ленин ская конституция», «сталинская конституция», «брежневская кон ституция». Едва не состоялась еще и «хрущевская конституция». Но достаточно обратиться к мировому опыту, включая опыт западных го сударств, чтобы убедиться, что конституционное реформирование это событие естественное и распространенное (рис. 4.1.27). Никто ведь не будет говорить о правовом нигилизме испанцев на том основании, что Конституция Испании менялась 11 раз, не считая вносимых в каждую из них поправок. Для Франции ныне действующая конституция и во все пятнадцатая по счету.

Осуществляя законодательную модернизацию, государства реша ют через нее возникшие управленческие задачи, вырабатывают адап тивную модель, соотносящую основной закон с новой исторической реальностью. На рис. 4.1.27 отражена общая для Европы динамика конституционных реорганизаций. Для стран «третьего мира» замены конституций осуществляются в целом с той же периодичностью11.

Количество стран 8 7 4 2 1 1 1 2 5 6 8 1 3 7 Рис. 4.1.27. Количество принятий конституций в истории стран Европы Идея пересмотра конституции актуализируется в российском по литическом дискурсе с устойчивой периодичностью. Можно говорить об особых исторических конституционных циклах России12, начиная с кондиций, предъявленных в 1730 г. Анне Иоанновне. Конституцион ный цикл в России в среднем составляет 19 лет. Имея в распоряжении данную величину, можно прогнозировать, что к 2012 г. ситуация исто рически созрела (рис. 4.1.28).

Саидов А.Х. Национальные парламенты мира. М.,, 2005. С. 666–672.

Медушевский А.Н. Теория конституционных циклов. М., 2005.

13 18 24 16 14 1730 1754 1767 1785 1801 1815 1830 Издание Полного Конститу Екатери- Жалован- Конститу Елизаве- собрания ционные Конститу нинская тинская ционные законов ная проекты ция уложенная грамота уложен- проекты Кондиции Царства Российской при комиссия ная Негласного империи вступлении Польского комиссия комитета на престол Александра II 24 13, 25 26 15 16 1918, 1881 1905 1936 1962 1977 1993 Конституция РСФСР Конститу ционный Конституция Новая Манифест Конституция проект СССР Конституция 17 Октября СССР М. Лорис- России Конституцион- Конституция РФ Меликова ный проект Конституция Н.С. Хрущева СССР Рис. 4.1.28. Конституционный цикл в истории России 4.2. Ценностно-мировоззренческий компонент государственных документов высокого уровня Типология ценностно ориентированных государственных документов Высшая власть должна обладать механизмом трансляции генери руемых обществом и ею самой ценностных установок народу. Одной конституции в этом отношении недостаточно. Ценностная компонен та конституционного текста предназначена для ее проекции в законы государства, декларации базовых принципов его существования. Но функционально она не обеспечивает аксиологического содержания текущей государственной политики, ценностного реагирования на злободневные угрозы и вызовы. Не содержит она и разъяснения (ис толкования) мировоззренческих смыслов номинируемых ценностей.

В этих целях работают иные тексты и пути ценностной трансляции.

Каждое государство устанавливает собственную традицию продуци рования ценностно ориентированных документов. Они выполняют функцию ценностно-целевого форматирования надконституционного пространства — мировоззренческих смыслов, и, соответственно, под конституционного — практической политики (рис. 4.2.1) Уровень Декларация, мировоззренческих манифест, смыслов доктрина Уровень Конституция законов Уровень практической Манифест, политики послание Рис. 4.2.1. Пространства отражения высших ценностей государства в государственных документах высокого уровня Декларация независимости для США более ценностно значимый документ, чем Конституция. Конституционное законодательство в ко нечном итоге — это лишь инструмент реализации содержащихся в Де кларации высших ценностей посредством законов. Хронологическая последовательность четко указывает на логику ценностной импле ментации. Вначале формируется Декларация независимости и только через 11 лет на ее основе создается Конституция. В других странах — последовательность та же самая. Цивилизационно варьирует только тип базового аксиологически манифестационного документа. Для со ветской государственной общности таким документом первоначально выступал «Манифест коммунистической партии», затем в условиях однопартийности — Программа КПСС. Идеология Ливийской Джама хирии раскрывалась в «Зеленой книге» М. Каддафи, Туркменистана — в «Рухнаме»13. Для несекуляризированных государств роль идеологиче ского манифеста выполняют религиозные тексты, «священные книги».

Ценностно ориентированные документы в истории России Для дореволюционной России роль ценностно содержащего фун дамента государственного управления выполняла Библия. Реагирова ние царской власти на текущие вызовы и проблемы осуществлялось в форме императорских манифестов. По степени ценностного апелли рования текста документа ни один из современных указов президен та РФ не идет с ними ни в какое сравнение. Каждое из принимаемых императорской властью решений обосновывалось в связи с высшими ценностями российского государства.

Каддафи М. Зеленая книга. М., 1989;

Ниязов С. Рухнама. Ашх., 2005.

Проиллюстрируем это на примерах. В 1848 г. в связи с актуализа цией революционной угрозы в Европе Николаем I был подписан ма нифест следующего содержания: «После благословений долголетнего мира запад Европы внезапно взволнован ныне смутами, грозящимися ниспровержением законных властей и всякого общественного устрой ства. Возникнув сперва во Франции, мятеж и безначалие скоро сообщи лись сопредельной Германии, и, разливаясь повсеместно с наглостью, возраставшей по мере уступчивости правительств, разрушительный поток сей прикоснулся, наконец, и союзных нам империй Австрийской и королевства Прусского. Теперь, не зная пределов, дерзость угрожа ет, в безумии своем, и нашей, Богом нам вверенной России. Но да бу дет так! По заветному примеру православных наших предков, призвав на помощь Бога Всемогущего, мы готовы встретить врагов наших, где бы они ни предстали, и, не щадя себя, будем в неразрывном союзе со святой нашей Русью защищать честь имени русского и неприкосновен ность пределов наших. Мы удостоверены, что всякий русский, всякий верноподданный наш ответит радостно на призыв своего государя;

что древний наш возглас: за веру, царя и отечество! — и ныне предукажет нам путь к победе, и тогда в чувствах благоговейной признательности, как теперь в чувствах святого на него упования, мы все вместе восклик нем: “С нами Бог! Разумейте языцы и покоряйтесь: яко с нами Бог”»14.

В восьми предложениях четырежды фигурирует слово Бог, дваж ды — святые, дважды — русские, один раз — православные. Исполь зование наряду с Россией древнеотеческого обозначения «святая Русь»

усиливало ценностный резонанс документа. Манифест был зачитан всенародно, сыграл роль идеологического мобилизатора российского населения. А между тем речь шла о николаевском политическом курсе, традиционно трактуемом историками как проявление «жандармской политики царизма»15.

Манифест Александра II об отмене крепостного права (точное на звание «О всемилостейшем даровании крепостным людям прав состо яния свободных сельских обывателей и об устройстве их быта») тра диционно анализируется в исторической науке в плане столкновения сословных интересов. Их действительно можно обнаружить. Однако в манифесте содержалась вместе с тем и апелляция к высшему ценност ному целеполаганию российского государства. Текст его был подготов лен не безымянным спичрайтером-конъюнктурщиком, а митрополи том московским Филаретом, готовившим документ в соответствии Полное собрание законов Российской империи: собр. 2-е. Т. XXIII. Отд. II.

№ 22 087.

Виноградов В.Н. Великобритания и Балканы: от Венского конгресса до Крымской во йны. М., 1985;

Киняпина Н.С. Внешняя политика Николая I // Vivos Voco. 2001. № 1–2.

с православной аксиологической парадигмой. Главная идея состояла в распространении на народ христианского принципа равноценности человеческих душ. Христианин не может быть ни рабом, ни господи ном. Для составителя документа основной вопрос заключался в этике взаимоотношения сословий. Мотивы апелляции манифеста к высшим христианским ценностям отражаются, в частности, в следующих фраг ментах:

«Божиим провидением и священным законом престолонаследия быв призваны на прародительский всероссийский престол, в соот ветствие сему призванию мы положили в сердце своем обет обнимать нашею царскою любовию и попечением всех наших верноподданных всякого звания и состояния, от благородно владеющего мечом на защи ту Отечества до скромно работающего ремесленным орудием, от про ходящего высшую службу государственную до проводящего на поле борозду сохою или плугом. Вникая в положение званий и состояний в составе государства, мы усмотрели, что государственное законода тельство, деятельно благоустрояя высшие и средние сословия, опреде ляя их обязанности, права и преимущества, не достигло равномерной деятельности в отношении к людям крепостным, так названным по тому, что они частию старыми законами, частию обычаем потомствен но укреплены под властию помещиков, на которых с тем вместе лежит обязанность устроять их благосостояние. Права помещиков были до ныне обширны и не определены с точностию законом, место которого заступали предание, обычай и добрая воля помещика. В лучших слу чаях из сего происходили добрые патриархальные отношения искрен ней правдивой попечительности и благотворительности помещика и добродушного повиновения крестьян. Но при уменьшении простоты нравов, при умножении разнообразия отношений, при уменьшении непосредственных отеческих отношений помещиков к крестьянам, при впадении иногда помещичьих прав в руки людей, ищущих только соб ственной выгоды, добрые отношения ослабевали и открывался путь к произволу, отяготительному для крестьян и неблагоприятному для их благосостояния, чему в крестьянах отвечала неподвижность к улуч шениям в собственном быте.

…Таким образом, мы убедились, что дело изменения положения крепостных людей на лучшее есть для нас завещание предшественни ков наших и жребий, чрез течение событий поданный нам рукою про видения.

…Призвав Бога в помощь, мы решились дать сему делу исполни тельное движение. В силу означенных новых положений, крепостные люди получат в свое время полные права свободных сельских обывате лей. Помещики, сохраняя право собственности на все принадлежащие им земли, предоставляют крестьянам, за установленные повинности, в постоянное пользование усадебную их оседлость и сверх того, для обеспечения быта их и исполнения обязанностей их пред правитель ством, определенное в положениях количество полевой земли и других угодий.

…Обращая внимание на неизбежные трудности предприемлемого преобразования, мы перве (?) е всего возлагаем упование на всеблагое провидение Божие, покровительствующее России. Засим полагаемся на доблестную о благе общем ревность благородного дворянского со словия, которому не можем не изъявить от нас и от всего Отечества заслуженной признательности за бескорыстное действование к осу ществлению наших предначертаний. Россия не забудет, что оно до бровольно, побуждаясь только уважением к достоинству человека и христианскою любовию к ближним, отказалось от упраздняемого ныне крепостного права и положило основание новой хозяйственной будущности крестьян. Ожидаем несомненно, что оно также благо родно употребит дальнейшее тщание к приведению в исполнение но вых положений в добром порядке, в духе мира и доброжелательства и что каждый владелец довершит в пределах своего имения великий гражданский подвиг всего сословия, устроив быт водворенных на его земле крестьян и его дворовых людей на выгодных для обеих сторон условиях, и тем даст сельскому населению добрый пример и поощре ние к точному и добросовестному исполнению государственных повинностей»16.

В советский период обращение государственных лидеров к наро ду также имело черты ценностного послания. Слова национального вождя должны были соответствовать его статусу. Не дело главы госу дарства описывать технические процедурные приемы проводимой по литики. Этот вопрос лежит в компетенции чиновников более низкого ранга. Но изложение народу ценностных стратегических ориентиров развития государства — прямое назначение национального лидера.

Классической иллюстрацией мобилизационного значения обращения главы государства к народу может служить речь И.В. Сталина во вре мя парада 7 ноября 1941 г. Апелляция к образам русских исторических героев, имена которых еще недавно находились под идеологическим запретом борьбы с монархическим прошлым, содержала в себе колос сальный психологический заряд. Не случайно сталинская речь 7 ноября 1941 г. на Красной площади традиционно относится к началу перелома Российское законодательство X-XX вв.: в 9 т. Т. 7. Документы крестьянской рефор мы / отв. ред. О.И. Чистяков. М., 1989.

в Московской битве. «На вас, — обращался И.В. Сталин к борющимся с врагом представителям советского народа, — смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких за хватчиков. На вас смотрят порабощенные народы Европы, подпавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии! Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужествен ный образ наших великих предков — Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суво рова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя велико го Ленина! За полный разгром немецких захватчиков! Смерть немец ким оккупантам! Да здравствует наша славная Родина, ее свобода, ее независимость! Под знаменем Ленина — вперед, к победе!»17.

Страновый опыт создания ценностно ориентированных документов высокого государственного уровня Может быть ценностно ориентированный текст документов выс шего государственного уровня является признаком идеократических режимов и не распространяется на страны, избравшие демократиче ский путь развития? Обратимся к опыту «главного хранителя демокра тии» в современном мире — США. В отличие от Российской Федера ции Конституция в Соединенных Штатах не является высшим, с точки зрения выражения государственных ценностей, документом. Над ней аксиологически находится Декларация независимости. Учреждение американского государства обосновывается в ней посредством апел ляции к законам природы (естественно-научное основание) и Творцу (трансцендентное основание). Далее излагается теория общественного договора, выводимая из особого представления об изначальном сотво рении Богом человека. Все признаки государственной идеологии в ней наличествуют. Ввиду важности выдвигаемого тезиса об идеологич ности американской государственной системы показателен фрагмент вводной части декларации независимости США.

«Когда ход событий приводит к тому, что один из народов вынуж ден расторгнуть политические узы, связывающие его с другим наро дом, и занять самостоятельное и равное место среди держав мира, на которое он имеет право по законам природы и ее Творца, уважительное отношение к мнению человечества требует от него разъяснения при чин, побудивших его к такому отделению. Мы исходим из той самооче Правда. 08 нояб. 1941.

видной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых отно сятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляемых. В случае, если какая-либо фор ма правительства становится губительной для самих этих целей, народ имеет право изменить или упразднить ее и учредить новое правитель ство, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат лю дям безопасность и счастье»18. Заканчивается документ новой апелля цией к Богу: «С твердой уверенностью в покровительстве Божествен ного Провидения мы клянемся друг другу поддерживать настоящую Декларацию своей жизнью, своим состоянием и своей незапятнанной честью»19.

Могут возразить, что Декларация независимости США принима лась в XVIII в. и, как своеобразный реликт, не отражает современных реалий. Но вот декларация о государственном суверенитете Израиля была принята в 1948 г. Тем не менее и в ней содержится определение ценностных оснований национального государства. Идеология де кларации в этом случае заключается в утверждении концепта «исто рической родины». Через текст документа проходит сюжетная линия истории насильственного разлучения еврейского народа со страной Израилем. Развертывается идеологема расколотой нации. Деклара ция открывается утверждением исторических оснований создания из раильского государства: «В стране Израиля возник еврейский народ.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.