авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

В.Э. Багдасарян

С.С. Сулакшин

Религиозное и научное

познание

Москва

Научный эксперт

2013

УДК 130.3

ББК 87.21

Б 14

Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С.

Б 14 Религиозное и научное познание. — М.: Научный эксперт, 2013. —

344 с.

ISBN 978-5-91290-216-1

Вопрос о соотношении религиозного и научного познания насчиты-

вает не одно столетие. В монографии он рассмотрен в том числе на основе новых, не укладывающихся в традиционные представления, эмпириче ских данных. Проводится сопоставление религии и науки как двух когни тивных систем. На основе сопоставления и ряда доказательств авторы приходят к выводу об отсутствии принципиальных неразрешимых про тиворечий между ними. Показан генезис расхождения религии и науки как конечный исторический этап в эволюции человеческого познания.

Дальнейшая эволюция видится авторам в усилении тенденции религиоз но-научной конвергенции. Представлена череда современных открытий, требующих пересмотра прежних представлений о религиозных «заблуж дениях».

Для студентов, аспирантов и преподавателей философских и науко ведческих дисциплин, всех интересующихся природой человеческого знания.

УДК 130. ББК 87. © Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С., ISBN 978-5-91290-216- © Центр проблемного анализа и государственно управленческого проектирования, Оглавление Введение............................................................................................ Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного и научного познания............................... Глава 2. Выдающиеся ученые о религии и Боге........................... Глава 3. Традиционные религии о жизни, разуме и смыслах существования человечества....................................... Глава 4. О корреспондентности религиозных и научных знаний............................................................................. Глава 5. Паранормальные явления и наука................................ Глава 6. Пророки и медиумы и религиозное познание............. Глава 7. Особенности методики религиозного и научного познания......................................................................... Глава 8. «Монополия на истину» в религии и науке................. Заключение.................................................................................... Литература..................................................................................... Наука без религии хрома, религия без науки слепа.

А. Эйнштейн Введение Предложенная читателю книга несколько необычна. Она по священа, как и многие человеческие письменные творения, во просам, обязательно волнующим человека в его жизни. Это не простые вопросы. Самые главные во всей истории человека вопросы. Что он есть сам? Что такое его свойство разума, созна ния, способность постижения мира? Что именно тысячи лет, на зываемое Богом и религией, сопровождало его жизнь и помогало в ней вести себя определенным образом и постигать мир? Как со относится это слабоосязаемое нечто и некто с обычной мирской практикой человека, дающей ему опыт, знания, представления о мироздании, в частности как сочетается с наукой и научной дея тельностью? Соответствуют ли друг другу представления о мире, полученные научным путем и путем иных практик, посредством некоего сообщения от внешнего по отношению к человеку источ ника информации?

В своей жизни каждый человек рано или поздно, в большей или меньшей степени глубины постановки задает подобные во просы. Они естественны для человека думающего, а для человека науки обязательны. Так и авторы, занимаясь по своему научному профилю человеческими и сложными социальными системами, сочли себя вправе поставить эти вопросы и дать свои ответы и результаты собственных научных исследований.

Особенностью книги является то, что авторы сознательно от казались от методологии «кумиров». Истина возникает не тог да, когда ее высказал кто-то авторитетный, а когда она доказана в своей достоверности. Научный результат получается не тогда, когда он оформлен в виде бесконечных цитат, а когда он получен тобою самим, доказан и достоверен.

Введение Особенностью книги является то, что авторы ищут ответы самостоятельно, хотя и понимают обычный и естественный упрек: «Вы, что же, всех мыслителей собрались «переосмыс лить», все предыдущие уложения и дефиниции переписать?» Нет, не все, а только те, которые кажутся нелогичными, необосно ванными, устаревшими, иногда манипулятивными, несистем ными, ошибочными, почему-то выведенными из поля научного анализа, как-то недодуманными или просто даже не поставлен ными в виде научного вопроса до авторской попытки. Авторы никому не навязывают полученные результаты и выводы, каж дый может повторить путь их мысли. И если авторы не сделали ошибки и если читатель не сделает ошибки, то придут они в одну и ту же точку представления и понимания мира.

Непростые дефиниции и категориальные развертки име ют контекстный по отношению к поставленной задаче ха рактер. Не надо считать, что отменяются все иные определе ния основных для предложенной темы понятий. Они просто даны в иных контекстах или вовсе вне контекста, в таком слу чае претендуя на универсальность. Но, к сожалению, чаще все го такая претензия снижает когнитивное значение подобных определений, в науке часто доводя терминологию и смысло вые конструкты до рутинного уровня обычного разговорного жанра.

Авторы не наивные люди и хорошо понимают, что реакции читателя будут самые разные. Но гораздо хуже, когда твой твор ческий труд оставляет читателя равнодушным.

Для того чтобы понимать все дальнейшее более близко к ав торскому смысловому построению, будет полезен контекстный решаемой задаче «словарь». Не надо пугаться его «оригиналь ности». После прочтения книги или в процессе его вернитесь к словарю: он наверняка станет более «близким» вашей мысли.

Религиозное познание — исходно — обретение человеком зна ний о мироздании посредством контакта с внешним (внечелове ческим) источником информации, в дальнейшем — в богослов ском познании.

Религиозное знание — сведения и представления о мирозда нии, полученные путем религиозного познания и религиозного образования.

Религиозное и научное познание Научное познание — обретение человеком знаний о миро здании путем человеческой практики, опыта, накопления эмпи рических сведений, построения теоретических моделей.

Научное знание — сведения и представления о мироздании, полученные путем научного познания и образования.

Знание — сведения и представления о мироздании.

Паранормальность — необъяснимость с позиций существую щих на данный момент научных знаний.

Бог — материальное (т. е. существующее) нечто или некто, входящее в информационный контакт с человеком.

Вера — знание о чем-либо, не вызывающее сомнений.

Познаваемость мира — неограниченность приращения чело веком знаний о мире при неограниченном времени опыта.

Атеизм — вера в несуществование Бога.

Агностицизм — вера в недоступность человеку определенно го знания о мире в процессе бесконечного познания мира.

Сознание — материальное нечто, присущее человеку, отдели мое от человека, проявляющее себя в виде разума.

Разум — свойство особого вида материи к отражению мира, внутренним обратным связям и творчеству.

Творчество — создание информации, не вытекающей из уже имеющейся.

Душа — религиозный термин, сложно связанный с сознани ем, разумом человека и их наблюдаемыми проявлениями.

Дух — религиозный термин, обозначающий материальную субстанцию, соединяющую Бога и душу человека.

Тело — биологическое образование, способное к жизни.

Жизнь (I) — это сложная (1) материальная система, нацелен ная на максимизацию (2) своей способности существовать, об менивающаяся (3) с внешней средой информацией, веществом и энергией, способная на внутри себя организованные обратные (4) информационные связи, самостоятельно и самоподобно вос производящая себя (5) размножаясь и осуществляя экспансию (6) в пространстве.

Жизнь (II) (как процесс) — бытие живой системы.

Человек — биологическое тело, наделенное сознанием, от личающееся от животного аналога нематериальными мотива циями.

Введение Задача, которая поставлена в этой книге, — это вопрос о со отношении религиозного знания и познания и, соответственно, научного знания и познания. Метод решения задачи — научный.

Смысловая топология, рассматриваемая в книге, представлена на рис. В1.

Мироздание Некто или нечто Человеческая богословская практика I. Информация о мире II. Информация о мире Человеческая научная практика Рис. В1. Схематическая иллюстрация содержания книги Человек получает знание о мире двумя путями: путем I и пу тем II. На одном пути исходная опора в построении когнитивной картины это утверждение-догма, на другом — смысловая аксио ма. Вопрос книги: каково соотношение обоих путей познания, соотношение религиозного и научного познания мира?

Каждый научный труд содержит некое главное послание авто ров его читателям. Каково послание этой книги?

Апологетика верующими авторами религии? Нет. Их собст венное отношение к вопросам веры никаким образом не двига ло научной мыслью. Стремление соригинальничать? Нет, хотя в итоге новое содержание авторам, без сомнения, удалось «схва тить». Как ни досадно, причина обращения к теме банальна.

Религиозное и научное познание Это научный вызов. В ходе предыдущих работ авторов возник вопрос о соотношении представлений человека о мироздании, которые сформированы в ходе и религиозной практики, и соот ветственно научной. Вопрос, который абсолютно имеет право на постановку. Он и исследовался обычными научными методами.

Чтобы не быть голословными, перечислим их: компаративный, статистический, историко-динамический и кластерный анализ, логико-философское моделирование. Книга есть итог этих ис следований. Ни одно утверждение авторов или их выводы не делались «потолочным» или вкусовым образом типа «поверьте мне». Все утверждения и выводы обоснованы и вытекают из эм пирики, логики и моделирования. И если кто-то найдет ошибку в построениях авторов, то авторы будут только благодарны, по скольку их цель не переубеждение кого-то в чем-то, а нахождение истины.

В человеческой жизни познание мира занимает, пожалуй, ведущее место. В нем многие мыслители даже усматривают смысл и назначение человеческой жизни. В свою очередь, так сложилось в глубокой истории человека, что стремление к по знанию было первоначально почти исключительно связано, если не неразделимо, с религиозным методом. Только потом отделились и оформились нерелигиозные формы знания и по знания, в частности наука. Сложилось два основных способа познания мира. Они и складывались, и конфликтовали вплоть до инквизиторских расправ, но в современности все более под водят к вопросу: а принципиально ли эти два способа не со впадают? Или это всего лишь вопрос ограниченного исто рического этапа в развитии того и другого способа познания мира?

Конечно, центральным вопросом здесь является вопрос о Боге. Существует или нет? Возможно ли в этом удостовериться или остается только полагаться на веру и секулярной науке в этом вопросе места нет? Наверняка у читающего эти строки возник нет привычная рефлексия: «О, тут какое-то богословие. Это не научная тема, мне это неинтересно». Но задача настоящей акцен тированно научной книги как раз и заключается в исследовании вопроса, пограничного с религиозным знанием. Для науки в этом ничего запретного или недоступного нет.

Введение Конечно необходимо дать позицию авторов в основном во просе, поскольку она является центральной.

Любой ответ на вопрос о строении и природе мира основан на опыте человека, фактах, которые он фиксирует как органами чувств, так и приборами, их усилителями, и на соотнесении этих фактов с когнитивной (мыслительной) моделью или теорией. Тео рия — это не описание фактов, с чем ее часто путают, особенно в гуманитаристике. Теория — это формулировка законов приро ды на специальном абстрактном языке, высшем уровнем в кото ром является логика и математика. Логика в принципе есть часть математики. Это формулирование имеет вид текста, написанного как «человеческим» языком, так и специальным языком графика и формул, логических описаний. Здесь возникает трудность науч ной специализации, поскольку абстрактное математизированное и логическое мышление свойственно людям в разной степени.

Оно сопровождается еще и образным интуитивным мышлени ем, существенно «конфликтующим» с математизированным. Но в общем-то не настолько, чтобы не находить их синтез.

Крайне важно установить единое представление о принци пиальном смысле основных понятий. Что такое наука? Прихо дится слышать даже, что это знания. Но знания — это информа ция, содержание, это только компонент науки.

В целом наука — это вид человеческой деятельности, состоя щей в познании мира, необходимом и используемом для его ак тивного преобразования. Для изменений окружающего мира к лучшему, к более полезному, безопасному, нравственному, к тому виду, что корреспондирует в своих описаниях с перечнем потребностей человека и сложной социальной системы.

Наука предназначена для получения двух полезных для че ловека продуктов: знаний (информации о мире), соответствен но понимания и на этой основе рекомендаций, как на практике преобразовывать мир. Отнимите у науки любую из этих функ ций — и это уже будет, как минимум, ущербная наука. На рис. В построено пространство потенциалов науки, а именно, познава тельного и рекомендательного потенциала.

Процесс познания мира стадиален. Он имеет этапы как в историческом времени развития человечества и его представ лений о мире, так и в каждом конкретном процессе научного Религиозное и научное познание Познавательный потенциал науки Понимание мира Математическая теория Запретная зона Теория Модель Знание о мире Упорядочение Эмпирика Описание Отражение мира чувства Рекомендательный потенциал науки Рис. В2. Пространство потенциалов науки исследования. Например, в исследовании по поставленной в этой книге задаче. Начинается познание с отражения чело веком мира. Человек видит, слышит, осязает — и таким образом получает информацию о мире. Это первичная стадия приобре тения знания. Но есть принципиальное отличие знания от пони мания. Можно ли дать рекомендацию на преобразование мира, не понимая что и как? Не понимая каковы законы его функцио нирования? Нет, конечно. Или такая рекомендация будет про вальной.

Известно крылатое изречение Ю.В. Андропова, бывшего ру ководителя СССР и его суперспецслужбы КГБ: «Мы не знаем общества, в котором живем». Чем это обернулось для Совет ского Союза? Его государственные политики и государственное управление не смогли не только обеспечить успешность разви тия, но даже предотвратить распад страны.

Информация о мире должна быть обработана и преобразо вана. Первичные описания и статистики должны быть упоря дочены, в них должны быть выявлены причинно-следственные связи, зависимости, они в свою очередь могут быть выражены в виде модели природных явлений и процессов, иными словами, в виде теории. Теория как описание мира на языке причинно Введение следственных связей, логики и математики на специальном языке уже являет собой понимание мира.

Достоверная теория позволяет предсказывать и затем от крывать ненаблюдавшиеся ранее в практике человека, но в том числе полезные свойства предметов человеческой деятельности.

Позволяет предсказывать, точнее, прогнозировать их развитие во времени. Так создаются новые материалы, новые техноло гии, новые потребительские ценности. Только достоверная тео рия обеспечивает результативность, надежность и безопасность практических рекомендаций и алгоритмов преобразования мира.

Когда под видом теории подается просто описание, то это только первичный уровень знания и далеко еще не уровень понимания. Подобное первичное знание не может породить активной практической деятельности на его основании. Для того чтобы действия были бы ответственны, результативны — как следует из двумерной картины потенциалов науки, уровень освоения знаний, моделей, теории, понимания природы объек та должен быть достаточно высок. Иными словами, наука может быть качественной, но может быть и некондиционной.

На рис. В2 показана жирная ограничительная кривая. Она как раз и отражает вышесказанное. На самом низком уровне по оси познания (вертикальная ось) амплитуда преобразовательной рекомендации (горизонтальная ось) также невелика. Ничего не зная всерьез на сегодня о природе телепортации, человек никак не может рекомендовать ее промышленное применение. Мало зная в прошлом о природе флаттера или шимми, человек полу чал аварии первых самолетов. В силу малости знаний о природе грунтов и фундаментов, попытки рекомендовать высотные зда ния в сотни этажей неизбежно заканчивались их обрушением.

Так же и в крупных социальных системах человека: политике и государственном управлении. Если научное знание и научные методы не применяются в поддержке анализа при принятии го сударственных решений, в прогнозировании последствий плани руемых государственных решений, при выборе самих решений в ответ на идентифицируемые проблемы, то результат такого управления, как правило, провал, неуспешность развития или даже катастрофа государственности и так называемые несосто явшиеся государства.

Религиозное и научное познание Возможности современной науки, подчеркнем, что настоящей науки, а не только описательной практики, настолько велики, что она действительно преобразует мир. Манипуляция массовым сознанием, информационное оружие и войны, так называемый soft-power помогают квалифицированным управленцам орга низовывать революции, мобилизовывать народы на свершения и подвиги или, наоборот, ввергать их в массовую фрустрацию, приверженность низменным пристрастиям, вызывать самораз рушение своих противников.

Таким образом, наука представляет собой человеческий ин струментарий, сопровождающий его жизнь, помогающий ему ее обустраивать, устанавливающий (в части гуманитарных наук) нравственные социальные поведенческие императивы. Но ведь эти же функции присущи и религиозной практике человека!

Если более подробно перечислить и те и другие социально значимые функции, то получается вполне убедительная картина (табл. В1).

Таблица В Основные социально значимые функции религии и науки № Функция Наука Религия 1 Накопление знаний о мире + В древности 2 Сообщение человеку знаний о мире + + 3 Объяснение явлений мира + + Поддержка миростроительной деятельности 4 + + человека Вклад в созидание социальных оболочек 5 + + и обстоятельств жизни человека Установление нравственных поведенческих 6 + + императивов 7 Призыв к нравственным образцам поведения + + 8 Печалование и утешение человека + Сохранение и межпоколенческая передача 9 + традиций и культуры Таким образом, познание мира есть не только и не столько накопление фактических сведений (знаний), но еще и построе Введение ние модели мира, т. е. достижения понимания природы окружаю щего мироздания.

А что же вера? Так ли принципиально она отличается от на учного знания и понимания?

Вера — это очень важное в жизни человека понятие. Оно применяется к более широкому контексту, чем только религи озная область. Это понятие затрагивает чрезвычайно глубокие основания человеческой жизни, смыслов, ее образующих.

Основное здесь — это то, что вера есть результат завершен ного действия или процесса, свершившийся факт, нечто, при обретенное в результате чего-то. Что именно и в результате чего приобретенное? В результате верования, процесса обрете ния частицы знания. В одном смысле это уже обретенное нечто, в другом смысле — это процесс обретения этого чего-то. Опре деление, которое существенно в рамках настоящей работы, сле дующее. Вера — это уверенное, т. е. надежное, достоверное, не сомненное знание о чем-то. В этом определении два ключа:

1) уверенное и 2) знание.

Зачем знание человеку? Это основа способа его ориентации в жизни, в пространстве. Человек — живое существо, он познает мир, накапливает о нем знания путем опыта, путем науки, путем создания моделей и теорий, объясняя мир, а не только отражая и фотографируя его, и, в конце концов, понимая мир. На осно вании этого человек становится более сильным, эффективным во взаимоотношении с миром: в его устройстве и преобразова нии. Основное свойство науки — познание и преобразование на основе познанного.

Но оказывается, что это есть основное свойство жизни как таковой: отражать мир, понимать его и, взаимодействуя с миром, быть более эффективной для того, чтобы воспроизводить себя и быть более жизнеспособной.

Получается, что вера — это знание, это познанное. Есть два пути познания: первый — на основе собственного опыта и по знания;

второй, более рациональный выбор, — получение зна ния от кого-то, без собственного опыта, через образование.

Можно это знание принять от учителя или иного наставника и источника знания: уверенное, достоверное, несомнительное, вооружить себя. Вот тут и возникает вера: принять — поверить, Религиозное и научное познание не принять — не поверить. Так маленькие дети воспринимают именно на доверии опыт родителей, их знание. Даже шутки ро дителей они воспринимают как абсолютный факт жизни.

Вера, во-первых, — это прежде всего и в своем смысловом корне знание о мире, располагание некими сведениями. (Ведь вера во что-то, вера чему-то, — а это и есть некое содержание, сведение.) Если эти сведения верны, то в этом смысле никакой мистики, вторичности, второсортности относительно научно го процесса обретения знания в знании религиозном нет. Нет оснований для противопоставления. Научное знание человек по лучает не только в результате собственного опыта, но и в резуль тате получения знаний из книг, от других людей, выступающих учителями. Знание, полученное в области религии, кроме пря мого (пока не очень познанного) внешнего источника, также по лучается из текста и от учителя. Вопрос о достоверности знания в науке решается с помощью критериев истины, но они работают не на 100%, всегда оставляя возможность обнаружения ошибки или необходимость обновить знание в связи с новой практикой.

Текущие практики познания опытным путем в религии усмо треть трудно, но откуда следует, что их никогда не было? Отку да следует, что запрещено предположение о том, что «внешний источник» мог и может передавать человеку знание? Это трудно проверить? Трудно доказать? Да, трудно. Но ничто не указывает на то, что невозможно когда-нибудь или невозможно в принци пе. В науке доказательства причинности, достоверности, истин ности также иногда невероятно трудны. Богословие есть мысли тельный процесс со своей методологией и методикой, оно так же дает новое знание, как и научный мыслительный процесс.

Религиозное знание дается текстом, словом, интерпретацией.

Как видно, категорической несовместимости и разнесенности научного и религиозного знания не существует. Существует во прос достоверности, но он существует для обоих случаев.

Во-вторых, вера — это уверенное знание. Знание, не вызы вающее сомнений. Что есть и зачем уверенность нужна челове ку? Она тождественна психологическому комфорту. Если ты не уверен, возникает беспокойство, тебе неловко, ты чего-то ищешь, надо что-то получить, защититься от неопределенности. Страх темноты как неизвестности. Ощущение незащищенной спи Введение ны, неопределенности, дискомфорт и мотив его ликвидировать.

В науке также есть мотив: жажда познания, определенности, в итоге тот же психологический комфорт.

У жизни как таковой, биологической (человек — это тоже биологическая жизнь) есть три базовых свойства, или инстинкта, которые делают ее жизнеспособной: чувство голода, необходи мость размножения, чувство опасности. Неопределенность ин терпретируется в биологической системе в пользу угрозы, а не в пользу благополучия. Вероятность счастливого случая (в лоте рее, например) всегда меньше вероятности опасного, угрожаю щего случая.

Итак, защита от неопределенности, заполнение неопреде ленности создает психологический комфорт. Отсюда нужно уве ренное знание, и если человек сам не может его приобрести, он берет его на веру — или не берет. Не можешь сам познать — бери готовое знание от более опытного, авторитетного источника. Со вершенно обычная для человека практика. Можно вполне опре деленно полагать, что любой человек, не занимающийся наукой, кроме как из своей бытовой практики (огонь — горячо, лед — холодно) обретает знания в режиме доверия к источнику сведе ний, т. е. верит ему. Это естественная характеристика любого об разования.

Существует или нет Бог, верить в это или нет — вопрос, кор ректный только для общественного или научного диспута. В ре лигиозном сознании и взгляде на мир такого вопроса не суще ствует. Он не то, чтобы запрещен, — он сродни аксиоме, которая не обсуждается, поскольку априори признана верной и лежит в основании всех остальных представлений о мире. Этот момент роднит религиозное и секулярное научное когнитивное построе ние. Аксиоматическая (т. е. изначально принимаемая без доказа тельства) смысловая база научных знаний и теорий также весьма распространена.

Тем не менее на языке секулярной науки вопрос правомерен.

Он распадается на вопрос о фактах, фиксирующих наличие Бога.

Об их достоверности, о фиксируемых или вычисляемых свой ствах и проявлениях, связях с известными и уже доказанными «опорными» точками в картине мира. И здесь очень важна сле дующая посылка.

Религиозное и научное познание Кто-то считает, что поскольку фактов нет, или их мало, или что факты вообще разовые и неустойчивые, то говорить о науч ной феноменологии Бога нельзя. Однако очевидно, что любые, впервые открываемые в науке явления, именно такие — разовые и неустойчивые!

Действительно, поначалу фактов о любом научно фикси руемом явлении мало. Факты неустойчивы. Факты могут быть принципиально разовые, противоречивые. Но любое научное открытие впервые делается как разовое!

Что запрещает допустить, что вопрос о Боге (явлении, сущ ности, субъекте) стоит именно на границе познанного челове ком и только-только приоткрывает свою феноменологию? Что запрещает предположить, что как в древности ничего не знали о радиоволне и геноме, так и сейчас человек знает неизмеримо меньше, чем он будет знать в будущем? Что запрещает мыслен ный эксперимент о будущем познании и познанном через мил лион лет, миллиард лет или вовсе в бесконечно удаленном бу дущем? Разве запрещено предполагать, что возможно не только обнаружение Бога, но и контакт и взаимодействие? И что вопрос об исследовании, как исследуется в науке сам человек, будет со вершенно естественным?

Неоспоримо и то, что начиная от микро- и макромира, от тем ной материи и свойств мозга, самого человеческого сознания че ловеку на сегодня известно меньше, чем будет известно с ходом времени. И нет никаких оснований считать, что ход познания человеком мироздания почему-то должен остановиться или быть запрещен каким-то природным установлением.

Поэтому то, что дано человеку в его знании об окружающем мире в интеллектуальных накоплениях религий заслуживает ин тереса, уважения и научного подхода точно так же, как во всех остальных случаях. А на самом деле даже в большей степени, поскольку, как будет видно в дальнейшем, субъектность старше го «партнера» вполне допустима.

Почему речь идет о «партнере» человека? Об этом гово рит центральная авторская гипотеза о сущности эволюции человека1.

См. начало главы 3.

Введение Человек будет прогрессировать неостановимо, ничто не ука зывает на то, что он вновь превратится в животное. С религиоз ного языка, говорящего о пути к спасению, перевод на научный, секулярный язык означает, что есть путь эволюции как устрем ления к идеалу образа человека, т. е. к категориальному или сущностному облику человека.

Что на сегодня человечество может констатировать о Боге в порядке феноменологии? Не так уж и мало.

1. Явление или, по крайней мере, представление о нем очень масштабно. Подавляющее большинство (правомочно говорить о близости к 100%) человечества, так или иначе, связывают в сво ей жизни важнейшие ее обстоятельства с Богом. Предполагать при такой масштабности, в том числе исторически очень устой чивой, что все это относится к выдумке, сказке, мракобесию, «опиуму для народа», ошибочности, не представляется обосно ванным. Явление как предмет внимания, изучения и осмысле ния, без сомнений, имеет место фактически.

2. Образ человеческого идеала, который увязывается с пред ставлением о Боге, бесспорно, и как доминанта работает в исто рической эволюции человека, является сильным мотиватором в текущей человеческой жизни и также есть фактическое (про) явление.

3. Контакт с Богом, если брать во внимание свидетельства верующих, явление ксеноглоссии и факты информационного привнесения в сознание человека (лозоходство), хотя и неустой чив, не всем и каждому доступен или очевиден, относится к на блюдаемым фактам. Это точно такая же, как в обычной науке, первичная фактология.

4. Информация, приходящая в сознание человека извне не через обычные органы чувств, в ряде случаев носит вневремен ной характер, т. е. относится к будущему и имеет вид пророчеств и даже предсказаний и прогнозов2.

5. Явление коллективного разума, глобального сознания мо жет интерпретироваться как факт самостоятельного, оторван Пророчество, предсказание и прогноз ранжированы в этой последователь ности по степени определенности и точности предсказанного при его реали зации в действительности.

Религиозное и научное познание ного от физического тела человека существования сознания, его материальности.

Перечисленные факты и интерпретации по облику и содер жанию практически не отличаются от соответствующего набо ра, например, для какого-либо нового научного предмета в са мом начале проникновения в его детали и обширную эмпирику.

Можно привести пример. Открытие явления лазерного (вначале мазерного) излучения начиналось с редчайших, разовых вспы шек когерентного излучения, возможно даже чисто случайно го происхождения. В науке так часто бывает. Только потом, по мере построения теории и понимания процессов, человек сумел создать надежные и устойчивые условия для получения и приме нения лазерного излучения. Соответственно, его фиксирования и наблюдения.

Что касается материальности сознания, т. е. возможности его самостоятельного объектного существования вне физического человеческого тела, то целый ряд фактов также делает эту воз можность пригодной для научной интерпретации.

Авторы исходят из возможности аксиоматического предпо ложения (скорее, даже положения), порождающего и охваты вающего значимый логический и эмпирический ряд, о том, что сознание материально и отделимо от человека. Со строго науч ной методологической точки зрения если это предположение не верно, то необходимо найти способ доказать его ошибочность.

Просто так его отбрасывать оснований нет.

Обычно представление о сознании сводится к тому, что со знание — это свойство (или способность, или состояние) высо коорганизованной материи отражать окружающий мир, способ ность материи отражать. Значит, утверждается, что есть некая особая материя, способная отражать. При этом очевидно, что отражение имеется в виду как процесс. Значит, есть процесс отражения. Процесс в самом общем случае — это временное переконфигурирование какой-то сущности. Но сама сущность при этом обязательно должна быть, т. е. должна быть обнаружи ма. Именно с ней нечто происходит в процессе отражения. Но, значит, в данном выше определении речь идет не о сознании как сущности, а только о свойстве (характеристике) или в крайнем случае об осознании как процессе. То есть определение не опре Введение деляет сознание, а всего лишь указывает на его свойство и на про цесс, в котором сознание себя обнаруживает.

Но что же все-таки тогда сознание? Пока не очень определен но вытекает, что суть сознание — это и есть «высокоорганизован ная» материя. А способность отражать мир — это ее свойство.

Значит, сознание материально. Очевидно, что мозг не тож дествен сознанию. Оно есть само по себе, оно предметно и объ ективно. Мозг — это физико-химическая, физиологическая кон струкция, которая взаимодействует с сознанием и позволяет ему проявиться. Ближе всего для представления себе какого-то об раза тут образ типа поля. Не хлебного, конечно, а электромагнит ного например. Только типа, только в аналогии, в образе для по нимания, конечно. Поле также материально, но оно специфично, поскольку не особенно фиксируется органами чувств человека.

Хотя если засунуть руку в микроволновку, то еще как зафикси руется!

По-видимому, сознание, как материя, а не как свойство, так же очень и настолько специфично относительно привычных человеческих ощущений и фиксаций, что необходимо признать — эмпирических сведений о сознании в сущностном изложенном представлении еще очень мало.

Мозг человека — это сложная структура, для которой изуча ются процессы, структурные составные элементы, взаимосвязи, физические, химические, физиологические и прочие процессы, деятельность которых как будто бы и представляет собой тот самый процесс отражения и то самое свойство отражения. Но возникает какой-то логический провал.

Если мы говорим о свойстве, то возникает вопрос: чье свой ство или свойство чего? Возникает вопрос: кто именно или что именно отражает? Вновь: сознание — это что такое? Свойство — это только характеристика чего-то. Но чего? Что именно это «чего» из себя представляет? Отражает что-то или кто-то. Что это «что-то» или кто этот «кто-то»?

Вопросы эти не снимаются вышеприведенным обычным определением. Логика подводит к вопросу о том, что существу ет какая-то специфическая объектность, которая увязывается в этом поиске с категорией сознания. Достаточна ли объектность мозга как сложной системы, в которой насчитали некое коли Религиозное и научное познание чество нейронов, связей, процессов и т. д.? Это механистический, тривиально материалистический подход к категории сознания.

Если это так, если можно пересчитать счетное количество ней ронов, связей и т. д., то когда-нибудь их можно смоделировать искусственно, изготовить. Сейчас многие технические аналоги уже существуют: антенна, ресивер, усилитель, декодер, фази рующие устройства, «отражение» мира в виде звука (радиопри емник), «отражение» в виде изображения на экране телевизора.

Радиоволна как нечто (некая объектность) попадает на антенну, потом проявляет себя для человека как информация. Поэтому изучение мозга сродни изучению именно устройства, которое позволяет нечто зафиксировать.

Возникает представление, что сознание как искомая объект ность отделимо от материальной структуры мозга. Что застав ляет делать это предположение? Логика. Если сознание — это свойство высокоорганизованной материи отражать мир, то под солнух также отражает мир. И очень «умно». Он воспринимает информацию (свет), он реагирует, совершает действия, полез ные для собственного бытия. Кузнечик, обезьяна тоже отража ют мир… Но разве относится к ним представление о категории сознания? Если и относится, то только в одном случае: мож но представить себе соединение между объединенной объект ностью и «прибором», позволяющим визуализировать сам про цесс и его итог в виде некоторого канала с некоторой емкостью.

Канал и емкость позволяют предполагать, что проявления такого рода сознания-отражения в живой природе, но при максималь но воплощенной сложности в случае человека и его мозга, — это и есть приближение представления о том, что есть сознание.

Существенно спросить: материально ли сознание в своей объектности? Очевидно, что материально не только «данное нам в ощущениях», это ограниченное и, в общем, ошибочное пред ставление.

Материально все сущее, независимо от того, успели, смогли ли мы его ощутить. Материальный мир существует, конечно, и за пределами (или, точнее, пока существующими пределами) воспринимаемого нами.

Возникает еще один вызов. Если индивиды индивидуаль ны, и сознание каждого из них есть принадлежность развитого Введение мозга, как и наоборот, оно (сознание) исчезает, когда мозг по врежден, и человек превращается в «овощ», то предположение, что сознание отделено от мозга, заставляет говорить о том, что оно существует не только в своей множественности, но и в своем единстве, точнее, целостности.

Замечательно наглядную иллюстрацию этой идеи дают не авторы (рис. В3). Она прорисована на фресках во множестве старинных христианских церквей, в соответствующей религи озной богословской литературе. Называется ли это святым ду хом, называется ли это душой или еще как-то — пока это не столь важно. Важнее другое — сама топологическая или, точнее, ло гическая схема, в которой нечто, отличающее человека от иных тварей, едино и одновременно множественно в виде доставше гося разным людям в силу наличия разной емкости каналов.

Важно показать, что приведенная аксиоматико-логическая цепочка уже имеет под собой определенные эмпирические основания.

Их по крайней мере семь.

Первое. Есть ряд экспериментов, неустойчивых, но, тем не менее, с вероятностью, превышающей случайность, демонстри рующих наличие связанности отдельных сознаний друг с дру гом, т. е. их единство в множественности, целостность. Это ряд экспериментов по телепатии.

Второе — явление интуиции. Известно, что есть тип мыш ления или своеобразной воплощенности, проявленности со знания в виде логического или абстрактного мышления, но есть и такой тип, как мышление интуитивное. Это когда нечто рож дается как новый образ сознания, как новая информация, воз никшая неизвестно откуда, и при этом она не вытекает из пре дыдущей, уже имевшейся информации. Свидетельством в пользу такой схемы является творчество.

Конечно, это еще не является доказательством, лишь схема тической предпосылкой, зафиксированной в религии, и мы вправе верить или не верить, пока наука не получила об этом устойчивые эмпирические и теоретические представления. Ин терпретация же такова, что верхнее удивительное цельное об лачко есть средоточие всезнания, вездесущности, всеприсут ствия. Конечно, справедливо предположение, что религиозное Религиозное и научное познание Рис. В3. Исторические религиозные образы связанности человечества разумного с единым целостным началом Введение знание есть знание зашумленное аллегориями, мифологией, переписыванием, искажениями, но, тем не менее, возможно, не сущее в себе важные зерна истины. Откуда они взялись — это другой вопрос. Пока не ясный, но ничто не запрещает его про яснить в будущем.

Третье эмпирическое обстоятельство — это так называе мый коллективный разум. Сетевые экспертные институты сей час используются в науке почти обычным образом. Проведен ные эксперименты и опубликованные результаты показывают, что когнитивный потенциал сети экспертов, независимых друг от друга (это условие), сильнее, чем потенциал каждого из них в отдельности. В Америке создается специальный институт кол лективного разума, который не только осуществляет приклад ные применения, но и пытается — впрочем, как и авторы, — до казать, ощутить, понять свойства этой, пока гипотетической, картины. Проводится, и с вполне отчетливым результатом, ис следование по теме «Глобальное сознание»3. Это чисто научные результаты.

Четвертое. После форс-мажорных ударов по человеку (на пример, удар молнии или клиническая смерть) в его сознании вдруг проявляются знания древних языков, языков вымерших народов (явление ксеноглоссии).

«Среди различных скрытых способностей человеческого разума одной из наиболее загадочных является ксеноглоссия — феномен, при котором люди внезапно и без всяких на то причин, находясь в сознании или в трансе, начинают разговаривать на иностранных языках и диалектах, которые они никогда не зна ли. Психиатры, занимающиеся шизофрениками, объясняют, что больной человеческий разум способен создавать целый ряд аль тернативных персоналий;

таким образом, в одном теле как бы сосуществуют несколько личностей, абсолютно непохожих друг на друга. Но трудно объяснить, откуда берется знание языка, до того неизвестного человеку. Более того, уже исчезнувшего. В кон це концов, изучение иностранного языка подразумевает большой труд: запоминание слов, практические занятия, отработку грам матических и синтаксических правил, которые не похожи на те, что мы привыкли использовать в родном языке. Когда же речь The Global Consciousness Project. http://www.noosphere.princeton.edu/.

Религиозное и научное познание идет о языке, который вышел из употребления вот уже 100 или даже 1000 лет, найти разумное объяснение еще труднее.

Наверное, самый потрясающий пример ксеноглоссии в XX в.

связан с английской девочкой из Блекпула, которая в 1931 г. на чала осознавать себя Телекой Вентуи, вавилонской женщиной, которая жила во времена царствования XVIII династии в Древ нем Египте примерно в 1400 г. до н. э. Ребенок, которому в досье Британского общества психологических исследований дали псевдоним Розмари, обладал способностью в состоянии транса говорить на странном древнем диалекте. В связи с этим она про ходила обследование у психиатра Фредерика Вуда, который за писал несколько фраз и послал их египтологу Говарду Халму.

К удивлению Фредерика Вуда, египтолог заключил, что речь де вочки совсем не тарабарщина: фразы, записанные психиатром, демонстрируют высокую степень грамотности и содержат мно го архаизмов, древних терминов, идиом и оборотов, характер ных для речи египтян дохристианской эры. «Очевидно, — заяв лял он, — что разум, контролирующий Розмари, имеет отличное представление о языке и обычаях Древнего Египта при фараоне Аменхотепе III».

Для того чтобы разобраться получше в этой загадке, Халм приехал в Блекпул, чтобы самому встретиться с «Телекой Вен туи». Он подготовил список из двенадцати вопросов, которые касались мельчайших особенностей быта вавилонян, и получил на них точные ответы, хотя эти сведения, кроме него, были из вестны всего дюжине историков во всем мире. В его присут ствии маленькая девочка, живущая на севере Англии, изъяс нялась на наречии, которое несколько сотен лет было слышно только в академических кругах. За полтора часа девочка написала 66 правильных фраз иероглифами. К концу своих исследований Халм был убежден, что действительно слышал голос далекого прошлого»4.

Откуда взялась эта информация и знание? Ответ с логической необходимостью требует назвать самостоятельный источник.

Цит. по: Wood F. This Egyptian Miracle, Or The Restoration of the Lost Speech of Ancient Egypt by Supernormal Means [recorded and ed. by Frederic H. Wood].

London: The Psychic Book Club. 1939.

Введение Пятое. Явление матери и дитя. Есть множество свидетельств, что существует связь — информационная связь между матерью и ребенком, которая чувствует свое чадо и на расстоянии, и за стенами, и даже на удалении в тысячи километров.

Шестое. Предсказания, пророчества как вневременное зна ние, озарение. Такая эмпирика также имеет место.

И наконец, седьмое — весьма важное. Это так называемое ло зоходство или биолокация. Уже 4–5 тыс. лет назад человек, иду щий по поверхности Земли и держащий в руках две металличе ские рамки (поначалу просто ветку лозы), с точностью до единиц сантиметров обнаруживает на поверхности Земли границу вер тикальной проекции водяного депозита с глубин в десятки ме тров, наиболее подходящего для копания колодца (рис. В4).

Рис. В4. Определение залегания воды или полезного ископаемого с помощью «лозы»

Никаких объяснений, основанных на известных физиче ских явлениях, например, вроде контура проводимости, кото рый замыкается на рамке, или каких-то иных, не найдено. Рамки могут быть и диэлектрические. Соображения о том, что имеет место какая-то особенная влажность, абсолютно не работают, Религиозное и научное познание поскольку граница на поверхности земли определяется резкая и поскольку эффект имеет место и зимой.

Работает единственное непротиворечивое объяснение, что нечто или некто, откуда-то, как-то, почему-то, по-доброму рас положенный к человеку, сообщает ему эту информацию. При чем информация может сообщаться не только о депозите воды.

Информация приходит любая, кроме той, которая является «злом» в социальном понимании. Причем информация прихо дит даже на дистанции, в закрытом помещении, в самолете и под землей, хотя это уже вторжение в область многих деталей и фак тологии.

Фактология лозоходства показывает, что человеку приходит информация любого сорта. Когда лозоходцы ищут воду, то они мысленно задают вопрос некоему адресату: «Есть вода или нет воды?» С точностью до сантиметров они находят на поверхности земли примерно полутораметровые в диаметре пятна будущих колодцев. При этом они еще и глубину водоносного слоя могут определять, задавая мысленно вопрос опять же некоему адреса ту: «На какой глубине лежит водяной пласт?» Так ищут полезные ископаемые, пустоты в грунте или еще какие-то полезные вещи.

Определение глубины лозоходцем — это уже есть цифра, выра женная в метрах. Условно, скажем, 10 метров. Цифра может ка саться и других предметов, например плотности почернения на фотографии.

Так была получена информация в виде цифровой «фотогра фии» (в данном случае цифра — это не глубина залегания воды, а степень почернения в изображении) (рис. В5).

Методика получения информации исключает волевое при внесение в результат оператором. Информация приходит «отку да-то» от «кого-то», т. е. извне, сообщаясь с сознанием оператора.

Можно назвать это контактом с внешним источником инфор мации.

В ряде предыдущих исследований авторами природы со циального движения в Центре проблемного анализа и государ ственно-управленческого проектирования5 довольно регулярно возникало понимание непротиворечивости религиозного и на учного познания. Это обнаружилось, в частности, при построе www.rusrand.ru.

Введение Рис. В5. Растровая «фотография» исторической персоны, жившей 2013 лет назад, полученная методом лозоходства (задний фон — ближневосточный пейзаж) нии модели глобальной мегавременной эволюции человечества (традиционно наиболее конфликтного вопроса как в научном, так и в религиозном диспуте)6. При различии выдвигаемых в науке и религии путей познания мира в ряде случаев обнару живается совпадение итоговых выводов и результатов, что по критерию истины указывает на их достоверность. Возможно, что обобщать отдельные совпадения неправомерно или еще преждевременно. Поэтому для более обоснованного ответа на этот вопрос было предпринято целенаправленное исследова ние соотношения и, в частности, непротиворечивости научного и религиозного познания.

Современная наука все чаще привлекается для подобных сопоставлений по конкретным поводам и получает эмпириче ские подтверждения считавшихся ранее выдумками религиоз ных положений. Религия, со своей стороны, все чаще обраща ется к научной аргументации. Возможно, что это проявления Национальная идея России: в 6 т. М.: Научный эксперт, 2012.

Религиозное и научное познание сущностной близости обоих мыслительных и когнитивных пространств человеческой деятельности и путей познания мира.

Для уточнения этого предположения оказалось целесооб разным исследование соотношения научного и религиозного знания, рассмотрение исторического генезиса религиозной и на учной модели познания мира. В этом контексте содержательно сопоставление знаний и разных традиционных религий.

Базовой для религиозного познания категорией является Бог.

Можно ли дать определение Бога? Позиция богословия ясна — определить нельзя, определять нецелесообразно, поскольку в вере такой необходимости нет. В науке же определенность смысловой нагрузки используемых категорий и понятий обязательна, хотя российская гуманитаристика буквально больна противополож ным представлением, часто сводя содержание к обессмысленно му в прямом соответствии с нежеланием присваивать эти самые смыслы базовым категориям когнитивной конструкции.

Религиозное смысловое приближение содержания понятия Бога выстраивается по правилам катафатической и апофатиче ской систем. В соответствии с катафатическим подходом, Бог — это и то, и другое, и третье, и так до бесконечности;

по апофати ческому — ни то, ни другое, ни третье и т. д. Это путь определения сущности через ее характеристики или признаки. Он не дает основной или прямой дефиниции.

Но, повторим, в науке требование прямой дефиниции обяза тельно. Это совершенно нетождественно тому, что Бог познан, но это обозначает предмет познания. Без обозначения предмета исследования в науке возникает уничтожающая научность си туация типа «Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что».

Бывает, конечно, совершенно свободный поисковый когнитив ный режим. Но и он производится в связи с какой-то вполне определенной научной постановкой вопроса.

Итак, что достоверно известно о Боге и может быть включено в определение? Традиционно указываются качества — вездесу щий, всемогущий, всеведущий, бессмертный. Но откуда все это о Боге известно? Ответа на этот вопрос нет. В ходе познания че ловечеством Бога указанные свойства могут подтвердиться, а мо гут и нет. Достоверно же известно следующее:

Введение во-первых, Бог существует, поскольку предположить, что явление такой исторической продолжительности и массо вого масштаба всего лишь выдумка и заблуждение менее обоснованно, чем наоборот;

во-вторых, существуя, он определенно представляет собой некую сущность;

в-третьих, он имеет фундаментальную связь с существова нием человека, глобален с точки зрения человечества;


в-четвертых, он связан в сознании человечества с идеалом и идеальным целеполаганием человека.

Исходя из этого, доступного для современного знания, пе речня дефиниционных составляющих, возможно выдвинуть следующее определение.

Бог — материальное (существующее) нечто или некто, входя щий в информационный контакт с человеком. Если добавить де тали, то получится следующее.

Бог — это терминологическое обозначение объективно суще ствующей сущности, фундаментально связанной с сущностью и существованием человека, проявленной в его сознании в основ ном через посредство религии, определяющей человеческие идеалы и влияющей на развитие человечества через культуру, мировоззрение, нравственное целеполагание и поведенческие мотивации.

Авторы просят извинения у верующих людей, для кото рых проведенное терминологическое исследование излишне или может показаться неприемлемым. Но это всего лишь ход мысли.

Предлагаемая читателю книга опирается эмпирически на ре лигиозные тексты, представляющие различные мировые рели гии. Круг таких источников хорошо известен — Библия, Коран, Талмуд, буддистские и индуистские сутры, Авеста и др. Но од них этих текстов для реконструкции религиозных взглядов недо статочно. Написанные аллегорическим языком, они могут быть использованы для обоснования самых различных, зачастую пря мо противоположных положений. Поэтому важен вопрос о тра дициях и методике истолкования. Так, в иудаизме различаются Закон — Тора, истолкование Закона — Мишна и истолкование истолкования — Гемара. В христианстве, наряду со Священным Религиозное и научное познание Писанием, источником вероучения выступает также и Священ ное Предание (творения церковных авторитетов).

Вполне допустимо представление, что религиозный гнозис может рассматриваться как одна из форм познания. Во всяком случае в далеком прошлом это несомненно. Поэтому представля ет интерес анализ религиозных текстов на предмет их сопостав ления с данными современной науки. Если верно предположе ние, что религиозное знание исходно достоверно с современных научных позиций в проверяемой части, то возможно предполо жить и то, что пока непроверяемая часть религиозных знаний также достойна внимания, изучения, а может быть, и практиче ской ориентации в использовании.

Традиция жесткого противопоставления науки и религии объясняется инерцией представлений, связанных с ранней ста дией развития научного познания. Для формирования собствен ного инструментария науки потребовалось первоначально от межеваться от религии. Концептуально это разделение было оформлено в рамках «теории двух истин». За скобки «достовер ного», т. е. научно познанного, оказался выведен весь пласт ре лигиозных знаний. Картина мира ограничилась достаточно вуль гарным «материалистическим» измерением.

Однако далее, по мере накопления самостоятельного науч ного знания, противоречия все более снимались. То, что каза лось раньше религиозным заблуждением, получало научное под тверждение. Развивая эту логику далее, можно предположить, что вслед за периодом разделения науки и религии должен насту пить период их синтеза.

У идеи синтеза религиозного и научного знаний много про тивников. Против и Церковь, и Академия наук. Как для тех, так и для других более привычно представление о несовместимости религиозного и научного подходов. И это понятно: такой синтез предполагает почти мировоззренческую революцию. Это слиш ком радикальный и пугающий вызов.

Поэтому идея синтеза двух мыслительных пространств опе режает время. Авторы отдают себе в этом отчет. Но познание не стоит на месте. Именно принцип науки, заключающийся в том, что для нее нет запретных вопросов, оправдывает попытку на стоящего исследования.

Введение Между тем противоречие между «быть ученым» и «быть ве рующим» снимается персональными многочисленными приме рами жизни выдающихся ученых. Религиозными, и даже во церковленными были многие выдающиеся ученые прошлого, доказывая, по меньшей мере, саму возможность указанного синтеза.

Нуждается в научном осмыслении феномен религиозно го чуда. Сведение его к шарлатанству духовенства не является удовлетворительным объяснением. Конечно, совершенно необ ходимы анализ и фильтрация «фактов» чуда, но по крайней мере один из таких вызовов в отношении современной секулярной науки действительно представляет собой феномен пророчеств.

Существенной является трудность, связанная с неоднород ностью религиозных традиций из-за множественности религий.

Однако, несмотря на это, предварительный анализ позволяет говорить о единстве основных положений религиозного зна ния традиционных религий человечества. Различия в большей степени относились не к содержанию, а к способам артикуляции религиозных истин. Они, в свою очередь, верифицируемы с по зиций средовых условий бытия народов, влияющих на истори ческий адаптационный механизм их выживания. По ходу време ни нарастала видимая вариативность в принципе единых знаний в связи с конкретными ментальными, расовыми, географиче скими, хозяйственными условиями этнического бытия, которые приводили к отличающимся друг от друга камуфлирующим на слоениям. Кроме того, профанизация религий привела со време нем даже к их противопоставлению друг другу.

Значительная методологическая сложность исследования заключается в аллегорическом стиле изложения религиозных положений. Многие из них нуждаются практически в дешиф ровке. Требуется смысловая реконструкция мифологических изложений, «перевод» религиозных текстов с языка символов на язык науки.

В работе содержатся сведения об экспериментах в области так называемых «паранормальных явлений», свидетельства оче видцев религиозных чудес. Проверить их все на достоверность, не представляется возможным. Такие проверки ведутся круп ными НИИ (зачастую связанными со спец- и военной сферой) Религиозное и научное познание годами и продолжают вызывать вопросы о достоверности факта либо его интерпретации. Об общих причинах трудности верифи кации обозначенного корпуса информации речь пойдет ниже.

Авторы рассматривают имеющуюся феноменологию как по лезную для определения возможных масштабов грядущей ког нитивной трансформации. Ошибки и фальсификации в истори ческих текстах и информации здесь не исключены. Но в рамках решаемой задачи важно не только доказать или опровергнуть реальность факта, но еще и обозначить повестку и перспективы научно-религиозного дискурса.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного и научного познания В современности религия и наука обычно рассматриваются как две непересекающиеся самостоятельные сферы человече ской деятельности. Но в действительности так было не всегда.

Разделение между ними возникло на определенном историче ском этапе. Когда-то знание о мире (конечно, на уровне соответ ствующего периода) было цельным, внутренне нерасщепленным.

Естественен вопрос, как именно исторически произошло их рас щепление и насколько оно инвариантно будущему времени?

Методологические тупики познания Развитие науки долгое время шло по пути дисциплинарной дифференциации (рис. 1.1).

Науковедение выделяет несколько этапов эволюции науки, в частности триаду стадий: классика — неоклассика — пост классика1. Новые научные области выделялись посредством специализирующего дробления уже существующих предметных сфер. Сыграв положительную роль на определенном этапе как детализация исследовательских предметных ниш, такая атомиза ция привела науки к определенному методологическому тупику.

Уменьшается возможность общесистемного видения рассматри ваемых проблем. Но наиболее значимые достижения современ ной науки получаются и в поле междисциплинарного синтеза.

Осознается потребность формирования нового интегративного знания2.

Перспектива снижения познавательной эффективности наук в связи с их дисциплинарным дроблением подтверждается ста Философия социальных и гуманитарных наук / Под общ. ред. А.С. Лебеде ва. М., 2006.

Багдасарян В.Э. Генезис секулярного познания: ценностно-мировоззренче ская парадигма секуляризма. М., 2007.

Религиозное и научное познание Постклассические науки:

Неоклассические науки:

Классические науки:

Религия Теория Донаучное двух знание истин Идеология Наука синергийного типа Наука Научные дисциплины … … … Рис. 1.1. Эволюция сферы человеческого познания тистически. Американский физик Джонатан Хюбнер эпатиро вал научную общественность математически подтвержденными выводами о закате эры инновационного развития. Взятый им за основу расчетов критерий соотношения числа патентов к чис ленности населения США выявил столетний тренд снижения динамики научных открытий. Пик инновационного приращения знаний пришелся на 1873–1915 гг.3.

Распределение изобретений, ранжируемых по методике ООН как величайшие в истории человечества открытия, на шкале времени также подтверждает хюбнеровские выводы (рис. 1.2, 1.3). Апогей научного приращения знаний был достигнут в XIX Huebner J. The History of Science and Technology. Houghton Mifflin, 2004.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

Открытия Великие мыслители 80 Великие ученые VII в. до н.э.

VI в. до н.э.

V в. до н.э.

IV в. до н.э.

III в. до н.э.

II в. до н.э.

I в. до н.э.

I в.

II в.

III в.

IV в.

V в.

VI в.

VII в.

VIII в.

IX в.

X в.

XI в.

XII в.

XIII в.

XIV в.

XV в.

XVI в.

XVII в.

XVIII в.

XIX в.

XX в.

Рис. 1.2. Историческая динамика показателей научной деятельности Число открытий Год 1900 1910 1920 1930 1940 1950 1960 1970 Рис. 1.3. Распределение величайших открытий ХХ столетия, вошедших в рейтинг ста важнейших мировых открытий столетии. В XX в. относительная научно-инновационная актив ность человечества снизилась4.


Симчера В.М. Развитие экономики России за 100 лет: 1900–2000. Исто рические ряды, вековые тренды, институциональные циклы. М., 2006.

С. 393–432;

Федоренко Н.П., Симчера В.М. К оценке масштабов сокращения Религиозное и научное познание Заметен методологический тупик наук и в сфере гуманита ристики. Процесс внутреннего дисциплинарного дробления мо жет быть проиллюстрирован на примере сферы исторического познания (рис. 1.4).

История как История как интерпретация информация Экономическая Микроистория история История повседневности Священная Историо- Политическая История менталитета история софия история Гендерная история Социальная Историческая антропология история Клиометрика Военная история Историческая география История История История Семейная история История культуры как процесс как наука как миф Устная история Археология Историческая имагология Историография Вспомогательные История античности исторические Медиевистика дисциплины История Нового времени Исторические Современная история биографии История Востока История цивилизаций История России История стран Всеобщая история Историческая регионалистика Рис. 1.4. Эволюция исторического познания Рубежной вехой на этом пути стало расщепление предмет ных областей истории и историософии5. Предметная детализа ция знания об истории и специализация историков обернулись в итоге фрагментизацией исторического процесса. От процесс ного понимания истории произошел переход, первоначально под влиянием методологии позитивизма, к ее восприятию как информации о совокупности фактов. Смысловое моделирование оказалось подменено простой описательностью. Но далее «исче зает» и сам исторический факт! На общей волне эпистемологии научно-технического и производственного потенциалов России // Проблемы машиностроения и автоматизации. 2000. № 3. С. 5–16.

Багдасарян В.Э. Метаистория. М., 2003.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

постмодернизма от истории как информации происходит пере ход к истории как субъективной интерпретации6.

Речь, конечно, не идет об отрицании сформировавшихся внутри истории дисциплинарных ниш. Каждая из них актуали зировала те или иные стороны единого исторического процесса.

Задача заключается в обеспечении их синтезированного включе ния в общую научную картину7.

Расщепленное знание: три стадии гносеологической инволюции Стадии расщепления когда-то единого и цельного знания связаны с естественной сменой мировоззренческих парадигм.

Древнейший мировоззренческий тип характеризовался универ сальностью представления о мире. Нельзя было быть медиком, не будучи астрономом, нельзя было быть астрономом, не являясь при этом теологом. Вспомним мыслителей прошлого — все они, фактически без исключения, являлись универсалистами. Науч ная специализированность противоречила существовавшему познавательному типу.

Первое расщепление заключалось в распределении универ сального знания по нишам религиозных учений.

Багдасарян В.Э. Проблемы мифологизации истории в отечественной лите ратуре 1990-х гг. М., 2000.

Кром М.М. Политическая антропология: новые подходы к изучению фено мена власти в истории России // Исторические записки. М., 2001. Т. 4;

Гуре вич А.Я. Проблемы ментальностей в современной историографии // Всеобщая история: дискуссии, новые подходы. М., 1989. Вып. 1;

Зубкова Е.И., Куприя нов А.И. Ментальное измерение истории: поиски метода // Вопросы истории.

1995. № 7;

Кукарцева М.А. Метод исторической ментальности в контексте философии истории // Менталитет и политическое развитие России. М., 1996;

Леви Дж. К вопросу о микроистории // Современные методы преподавания новейшей истории. М., 1996;

Пушкарева Л.Н. Что такое менталитет? Историо графические заметки // Отечественная история. 1995. № 3;

Репина Л.П. Вызов постмодернизма и перспективы новой культурной и интеллектуальной исто рии // Одиссей. Человек в истории. 1996. М., 1996;

Репина Л.П. Социальная история в историографии XX века. М., 2001;

Сидорова Л.А. Проблемы истори ческой антропологии // Отечественная история. 2000. № 6;

Хоф Р. Возникно вение и развитие гендерных исследований // Пол. Гендер. Культура: Немецкие и русские исследования. М., 1999.

Религиозное и научное познание Второе расщепление системы знаний произошло при разде лении науки и религии. Именно оно описывается теорией «двух истин» (рис. 1.5).

Трансцендентные Трансцендентные знания знания н»

ис я х ри ти ву ео «д Т Эмпирические Эмпирические знания знания t Рис. 1.5. Теория «двух истин» и расщепление целостного знания При этом под трансцендентными знаниями понимаются зна ния, полученные неэмпирическим и нетеоретическим путем.

Вопрос о том, что это за путь, является одним из вопросов на стоящей работы и в целом актуальным научным вопросом, пока он не прояснен даже в начальной степени. Речь идет о возмож ности привнесения знания подобно тому, как это происходит по факту явления ксеноглоссии.

Содержание активно познанного оказалось сведено исклю чительно к сфере секулярной науки. Между тем познавательный процесс имеет место, помимо научной сферы, и в художествен ном, и в интуитивном, и в бытовом познании. Классическим примером мистического (т. е. внерационального) познания на Востоке является медитативный иррационализм дзэн. Ми стическая познавательная традиция христианской культуры была представлена, в частности, исихазмом и апофатической теологией.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

Утверждение секулярной науки в качестве универсальной познавательной парадигмы не оставило места для чуда8 как на учного предмета. Последнее отнесено исключительно к области религий. Накапливаемая, тем не менее, эмпирика паранормаль ных явлений ученым сообществом либо игнорируется, либо без разбора объявляется шарлатанством. Само понятие чуда из области сказок перекочевало в сферу бытия и в общем-то при обрело смысл обозначения априорно непознаваемого. Однако во введении авторы уже предложили доказательство принципи альной познаваемости любых проявлений окружающего мира.

Вторая стадия расщепления знаний тогда еще не привела к их окончательной фрагментации. Они по-прежнему сохраня ли некую целостность. Роль синтезирующего каркаса выполня ла идеология. Она в тот период не воспринималась как антипод науки. Напротив, посредством ее разрозненные научные дисци плины складывались в концептуально единую, интегрирующую систему. Такую модель интегративного объяснения мира в его природном и общественном проявлениях с позиций достигнуто го уровня наук представил Карл Маркс.

Третье расщепление знаний связано с процессом их деидео логизации, отъединением от социально ответственного цен ностного каркаса. Постмодерн сработал и тут. Ввиду того, что построение идеологических конструктов связано в первую оче редь с гуманитаристикой, деидеологизация вызвала дисфункцию и эрозию смыслового наполнения гуманитарных дисциплин.

Процесс деидеологизации знаний протекал по той же схе ме, что и осуществленная прежде их секуляризация. Вначале — развод науки и религии, затем — науки и идеологии. Под идео логией конечно понимается не столько эгоцентричная групповая политическая платформа, но в целом мотивирующая и органи зующая общество ценностная платформа.

В итоге такого исторически трехстадиального расщепления знаний сложился современный «парадокс». Уровень специали зированных знаний, казалось бы, стремительно возрастает. Од нако их цельность (как ценностная увязанность целеположенное единство) при этом разрушается. Знание, лишенное цельности, Чудо — в контексте исследования — это достоверно установленное явле ние, временно не получающее научного объяснения.

Религиозное и научное познание есть знание деформированное, значит, очень вероятно, что не полностью достоверное.

Связь религии и знания с адаптацией к средовым условиям существования С чем связаны, при признании схожести религиозного зна ния, различия в отдельных религиях? Исторически эти различия возникли схожим с адаптацией человека к среде обитания обра зом. Религия, помимо прочих своих функций, выступала и как механизм и как следствие такого приспособления.

Генезис цивилизаций является специфичным для вполне определенного в каждом конкретном случае географического ареала (месторазвития). Для конкретных средовых условий су ществует свой адаптационный оптимум институциональных форм и механизмов. Отступления от него, увлечение иносистем ными формами по каким-либо подсказкам или в силу навязыва ния объективно ведут к снижению жизнеустойчивости всей си стемы. Ядром, вокруг которого выстраивались цивилизационные системы, выступали соответствующие традиционные религии.

Их цивилизационно образующая роль определялась не столько волевым или даже произвольным выбором одной из возможных вер (что есть распространенная мифологема), сколько самой сре дой существования.

Это предположение формулирует задачу изучения причинно следственной цепочки: природная среда — вид религии — циви лизационная специфика (рис. 1.6).

Задача решалась методом группирования (еще его назы вают методом кластеризации). Если окажется, что страны группируются в зависимости от религиозной принадлежности по природно-зональному признаку, то гипотеза подтвердится.

Однако, возможно, что причина группирования заключается в другом, а именно, в разном уровне экономического, социаль ного и инфраструктурного развития. Одни страны более успеш ны, другие — менее. Для снятия этой неоднозначности анализ был ограничен группой стран, находящихся примерно на одном уровне экономического и социального развития, — стран Евро пы. Проверялась актуальность модели М. Вебера по противопо Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

Цивилизационная специфика Менталитет Религия Природная среда Рис. 1.6. Одна из причинно-следственных цепочек цивилизационогенеза ставлению типов «католик» и «протестант»9. Казалось бы, в совре менном секулярном мире такое деление утратило свое значение.

Однако в действительности картина обратная.

Шкалы для кластеризации были выбраны следующие: распре деление по температуре, урожайности, надоям молока, осадкам.

У кого-то вызовет улыбку религиозная зависимость надоев мо лока, но эта и подобные связи отражают объективные генезис ные начала.

На рис. 1.7 показано групповое распределение стран Европы по средней температуре января. Предположение о страновом конфессиональном группировании по климатическому парамет ру подтвердилось10.

Еще более очевидно группирование европейских стран по средней температуре июля в дихотомии (католик — протестант), представленное на рис. 1.811.

Известна, особенно для язычества, связь генезиса религиоз ных культов с аграрной практикой. Такая связь прослеживается даже в современности. Достаточно сравнить показатели аграр Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Избр. произведения.

М., 1990.

Страны мира. Современный справочник. М., 2006.

Там же.

- °C °C -8 - Финляндия Фарерские острова Норвегия Норвегия Исландия Эстония -5 -5 - Эстония Латвия Дания Германия -4 - 15 16 16 Финляндия Швейцария Швеция Швеция Католическая Католическая Латвия Протестантская Польша Протестантская -3 -3 - Великобритания Литва 17 17 17 - Люксембург Словакия Германия Исландия Швейцария Чехия -1 -1 - Литва Венгрия Лихтенштейн Дания Нидерланды Люксембург Андорра Лихтенштейн Польша Австрия Ирландия Словения Бельгия температуре июля Великобритания 18 181818 18 18 1919 19 температуре января Австрия Нидерланды Чехия Бельгия 20 Франция Испания Словакия Италия Словения Сан-Марино 2121 Венгрия 4 4 4 4, Ирландия Хорватия Франция Италия Хорватия Монако Андорра Португалия 2323 23 Португалия Мальта Рис. 1.8. Конфессиональная группировка стран Европы по средней Рис. 1.7. Конфессиональная группировка стран Европы по средней Монако Сан-Марино 24 Религиозное и научное познание Испания Мальта Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

ного сектора протестантских и православных стран Европы.

Урожайность в протестантских странах устойчиво выше, чем в православных. Различия устойчивы с древних времен. Клима тически сформированные аграрные зоны совпадают с конфес сиональными границами (рис. 1.9)12.

ц с 1 га 80 Протестантская 70 64 Православная 60, 57, 50 42, 38,6 37, 35, 40 32,9 31, 30, 25 24,9 24, 20,2 18, рм я ия ед ия Ру ия ия Гр я ия я ло ова Ук ия Гр а ор я Бо ция ия ия я Ге ни ги ни ци ин ни ар М янд он ан ар сс сс уз та ве Бе д мы ра ве е Да ру йц Ро лг ол ри л Ш ве ак ин М об Н Ш Ф к ли Ве Рис. 1.9. Урожайность зерновых и зернобобовых по странам Европы При рассмотрении страновых показателей животновод ства также обнаруживается тенденция конфессионального группирования. Причем не только для северных, но и для юж ноевропейских православных стран. Именно отсюда вытекает специфика исторически сложившейся в странах православия модели — с особой ролью общинно-патерналистского и госу дарственного начала. В зоне сравнительно низких показателей аграрного сектора требовался особый механизм труда и прину дительного перераспределения (рис. 1.10)13.

Хорошо известна значимость для религиозной рефлексии вопроса об осадках. Бог, повелевающий стихией дождя, тради Россия и страны мира. 2008: Стат. сб. М., 2008. С. 205.

Там же. С. 235.

Религиозное и научное познание кг в год 9000 Протестантская 6773 6637 Православная 7000 5920 5000 3598 3522 3639 4000 3000 ия ля я рм я Ля ия йц я Ро я Бо ния ак на бр ия ло ия ия Ру ия Ук ия я и Н ия и и и и ни он Ф тан нд ар ан Ш вег ар ко ец М аи Бе атв сс ец сс он мы Да ед ру лг ли Шв р Гр ор и ст ве ин Ге Э Ве Рис. 1.10. Надой молока на одну корову по странам Европы ционно один из важнейших в древнем языческом пантеоне. Оби лие осадков приводило к формированию циклической модели мировосприятия, наиболее ярко представленной в буддистском учении о сансаре. Засушливый климат, при котором дождь вос принимался населением как величайшее благо, порождал догмат откровения (божьего нисхождения).

Азиатский континент, как известно, включает два крупных конфессиональных страновых очага ислама и буддизма. При со отнесении их с годовым количеством осадков вновь обнаружива ется очевидное группирование стран (рис. 1.11).

Религиозная карта Африки также дихотомична, но уже в про странстве ислама и христианства. Соотнося ее с годовым коли чеством осадков, вновь можно видеть достаточно четкое конфес сиональное групповое распределение стран (рис. 1.12).

Выявленные закономерности подтверждают, что связь при родной среды с религией, а через нее с цивилизационной иден тичностью существует.

Полученный вывод не означает, вместе с тем, абсолютиза ции роли географического фактора. Речь идет только о том, что мм мм 4000 Мьянма Либерия Камерун Тайвань Гвинея Шри-Ланка Габон Сингапур Экваториальная Гвинея Вьетнам Того Япония 1800 Конго 1800 Малайзия Конго (Заир) Нигерия Бангладеш Мадагаскар Индонезия Свазиленд Непал ЦАР Таиланд Руанда Корея Бурунди 1200 Лаос Малави Уганда Камбоджа Сейшельские острова Бутан Ангола Турция Гамбия Китай Свазиленд Ливан 900 Танзания 900 Сирия Лесото Кения Йемен Эфиопия Киргизия Сенегал Казахстан Мали Пакистан ЮАР 630 Оман Буркина-Фасо Тунис Узбекистан Марокко Иран Алжир Афганистан Чад Ирак Сомали Монголия Эритрея Христианство 200 Туркменистан Нигер Судан Кувейт Египет Катар Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

Ислам Намибия ОАЭ Буддизм Ливия Саудовская Аравия Мавритания Иордания Рис. 1.11. Группировка стран Азии по годовому количеству осадков Ислам Джибути Рис. 1.12. Группировка стран Африки по годовому количеству осадков 70 Бахрейн Западная Сахара Религиозное и научное познание религии формировались, не оставаясь в стороне от процессов адаптации человека к определенному природному контексту.

Поэтому и первичные религиозные знания были в значи тельной мере знаниями о том, как максимизировать жизнеспо собность социума в соответствующих условиях существования.

Освящаемые религией заповеди, посты, ритуалы проистекали из накапливаемого веками практического опыта.

Но ведь те же функции, отражая потребности человека, реа лизовывались и в древнейшем протонаучном познании. Осно вания для их разделения на той стадии отсутствовали. Они по явятся в дальнейшем в связи с развитием теоретического уже научного уровня знаний.

Традиции как механизм трансляции знаний Сложность в определении общей религиозной платформы знаний создается вариативностью религий народов мира. По стижению природы их единства помогает феномен традиций.

Именно благодаря появлению традиций стало возможным само формирование человеческого общества. Через них осуществил ся эволюционный переход от биологического к социальному состоянию. Традиции выполняли функцию накопления и пере дачи из поколения в поколение накопленного опыта. Вне прин ципа преемственности никакой социум исторически не мог бы состояться14.

Основные религии современности чаще всего ориентированы традиционалистски. Следует ли из этого их противопоставление научному знанию? Ввиду распространенности такой аргумента ции на содержании религиозного традиционализма следует оста новиться более подробно.

Понятие «традиция» в общественном дискурсе иногда под меняется понятием «консервация». Традиционализм путается с консерватизмом. Однако это разные понятия. Консервация подразумевает охранительство текущего статус-кво, независимо Суханов И.В. Обычаи, традиции, преемственность поколений. М., 1976;

Маркарян Э.С. Узловые проблемы теории культурной традиции // Советская этнография. 1982. № 2;

Захаров А.В. Традиционная культура в современном обществе // Социологические исследования. 2004. № 7.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

от его качества (по каким-либо критериям). Традиция имеет со вершенно иной смысл. Ее функциональное назначение в отборе и преемственной передаче в поколениях лучших практик и опы та. Исторически лучших, а не имеющихся в текущий момент.

Консерватизм может быть реакционным и ретроградным, тра диционализм по определению относится к факторам оптими зации успешности и развития, т. е. к факторам прогресса. Если иметь в виду, что прогресс как таковой возможен только при на личии опорной базы как неизменного компонента и приращения инновации, то получается, что традиция — это фактор прогресса.

Консерватизм, удерживающий от регресса, тоже может быть фак тором прогресса, но только в этом случае.

Этимологически термин «традиция» восходит к латинско му tradere — «передавать». Значение охранительства этот глагол не содержит. Смысл традиции в системе межпоколенческих от ношений состоит именно в «передаче» опыта, обеспечивающей переход от прошлого к настоящему и далее к будущему15.

Традиция не является антитезой инновациям, а соответствен но, и науке. Инновации противоположны именно консервации, а не традиции. Существуют, как известно, различные модели со циального развития. Одна реализуется через разрыв с традицией, другая, напротив, через опору на нее. Пример развития с опорой на национальные традиции представляет, в частности, Япония и Южная Корея. «Сила традиций и сила творчества в их сочета нии — животворящий источник всякой культуры»16.

Распространенное представление о том, что новые техноло гии непременно подрывают традиции, не абсолютно. Даже если они их модифицируют, т. е. границы такого влияния. Любой тех нологический уклад невозможен без опоры на уже накопленный научный и образовательный опыт, передаваемый от поколения к поколению.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.