авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«В.Э. Багдасарян С.С. Сулакшин Религиозное и научное познание Москва Научный эксперт 2013 УДК 130.3 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Но традиции различны. Традиции высшего уровня — это тра диции системообразующие. Отказ от них означает, по существу, Канашкин А.В. Традиции и традиционализм как культурно-историческое и художественно-эстетическое направление и проблема национальной иден тичности в журнально-литературном процессе рубежа XX–XXI вв.: диссерта ция на соискание уч. ст. докт. филолог. наук. Краснодар, 2006;

Дугин А.Г. Фило софия традиционализма. М., 2002.

http://www.school1924.ru/tradiczii-shkoly.html.

Религиозное и научное познание смену самой системы. Существуют традиции менее значимые для идентичности и жизнеспособности социальной системы.

Эти традиции представлены в формате обычаев, устоев. Иногда они могут вступать в противоречие с традициями первого уров ня, и тогда отказ от них целесообразен. Смешение традиций раз ных уровней может приводить к принятию стратегически оши бочных решений. К религиям, их содержательным накоплениям и удивительно устойчивой системе межпоколенческой трансля ции все это имеет самое непосредственное отношение.

Отсутствие развитой системы трансляторов знания (особен но в условиях дописьменной культуры) обусловливало значи мость традиционного информационного формата для временнй трансляции, регулируемого механизмами табу и ритуала. Кон сервация архаического общества выполняла, таким образом, конструктивную роль в зыбком еще механизме трансляции по знавательного опыта.

Формирование традиций можно рассматривать и как про тонаучную практику. Тысячелетия такого рода практики позво лили выработать оптимум бытийных форм во всем диапазоне — от управления до локальных особенностей пищевого рациона.

Вполне очевидно, что и функция науки состоит, в частности, именно в рекомендациях относительно подобных форм.

Второй подход к генезису традиции вытекает из практики религиозного миропонимания. Знания дифференцировались по источнику происхождения на божественные и мирские. Соответ ственно, выделялись эзотерическое — высшее и профанное — низшее познавательные пространства.

Знания включали в свой состав не только информационную, но и ценностную компоненты. Добро и зло едва ли не в каждой религиозной традиции выступало как первый уровень познава тельной деятельности человека. Достаточно упомянуть библей скую притчу о плоде познания добра и зла.

При всей вариативности локальных культов представления о базовых человеческих ценностях в традиционных религиях удивительным образом совпадают17. Авраамические религиоз Оганесян С.С., Фарре-Трензелева О.А. Тора, Новый Завет и Коран — три по слания от Единого Бога: отношение Корана к Торе и Новому Завету, к иудеям и христианам. М., 2008.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

ные тексты Тору, Новый Завет, Коран некоторые авторы18 пред ставляют как три послания Единого Бога.

Но универсализм высшего познавательного багажа традици онных религий не означал существования единого универсаль ного учения, о котором говорили теософы. Совпадая на высшем уровне, на среднем и низшем религиозные концепты содержа тельно расходились.

Это согласуется с подходом Рене Генона, связывавшего раз личия сакральных форм знания с вариативностью человеческой и исторической среды. Но в ядре традиционных учений, полагал он, конфессиональные расхождения не обнаруживаются. Генон определял это ядро как «Примордиальную Традицию» или «Из начальное Предание»19.

Структура знания традиционного общества может быть представлена в виде пирамиды. Взгляд на один и тот же пред мет с различных когнитивных уровней мог быть различным. По мере познавательного продвижения раскрывались скрытые на низших ступенях глубины. Поскольку транслятором знаний вы ступали традиции, то, ввиду разноуровневости познавательных компонентов, различались и трансляционные типы (рис. 1.13).

Примордиальная традиция Цивилизационно образующая традиция Локальная традиция (Обряд) Рис. 1.13. Иерархия традиций Оганесян С.С., Фарре-Трензелева О.А. Тора, Новый Завет и Коран — три по слания от Единого Бога: отношение Корана к Торе и Новому Завету, к иудеям и христианам. М., 2008.

Генон Р. Избранные произведения. М., 2004;

Элиаде М. Священное и мирское.

М., 1994.

Религиозное и научное познание Различие традиций заключалось прежде всего в степени их универсальности. Традиции с большой буквы адресовались как откровение всему человечеству, отражая его категориальное всеединство. На среднем уровне допускалась вариативность ре лигиозного знания.

Среднеуровневые традиции выступали как интеграторы цивилизационных общностей. Не случайно секулярная детра диционализация обернулась на практике эрозией цивилиза ций.

Наконец, традиции третьего уровня были связаны с микро масштабом общественного существования. Они закреплялись, главным образом, на уровне повседневного бытия, смыкаясь с обрядовой практикой и заповедными нормативами. Разруше ние традиций и профанизация приводили повсеместно к транс формации локальных знаний в суеверия.

Веками вырабатывались оптимальные семиотические про порции, составляющие локально-этническую символику. Архи тектура, конструктив помещений, одежда, пища закреплялись традицией по принципу наибольшего благоприятствования специфике антропологической природы и географической среды.

Если традиции первых двух уровней выражались главным обра зом через теологический и мифологический пласт познания, то для третьего была характерна ниша магического опыта. Поэто му противопоставлять религию и магию, как это часто делается в рамках теологической критики народных суеверий, гносеоло гически некорректно. Различие между ними есть различие не учений, а уровней познания20.

Идея о связи науки и магии высказывается далеко не впер вые. Н.А. Бердяев, рассуждая о «новом средневековье», провоз глашал: «Будет восстановлена космическая иерархия, и человек займет свое царственное место в живой природе. Человек будет властвовать над иерархией природных духов не путем корыст ного разъединения, а путем любовного соединения. Магия тем и отличается от науки и техники, что для нее природа всегда одухотворена и что она вступает в общение не с механическими силами, а с природными духами, будь то демоны или духи свет Mc Kinney J., Loomis C. The Typological Tradition // Urban Man and Society. A Reader in Urban Sociology. N.Y., 1970.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

лые. Когда вернется великий Пан и природа вновь оживет для христианского мира, тогда неизбежно возродится и магия. Наука и техника переродятся в магию, будут познавать живую природу и вступят в практическое общение с духами природы. Магия ста нет светлой»21.

Сакрализации в традиционном обществе подвергался не только процесс трансляции знаний, но и фигура их носителя.

Учитель являлся высшим духовным авторитетом. Неслучайно педагогическая деятельность относилась к жреческой прерога тиве. Зачастую учитель по факту духовного родства почитался выше кровных родителей. Ему приносились клятвы верности.

Дуальная связка учитель–ученик составляет основу большин ства религиозных традиций. В секулярном обществе она разру шается, заменяется отношениями клиентизма. Учащийся пере стает быть учеником в прежнем сакральном смысле и становится клиентом.

Религиозная форма обучения предполагала эксклюзивную методику передачи знаний. Эксклюзивный характер носила, в частности, образовательная модель оккультной платоновской Академии, тогда как аристотелевский Лицей в большей степени соответствовал принципам обучения монтеневской школы Но вого времени. Знаниям не только обучались, а в них посвяща лись. Система инициаций обусловливала восприятие образова тельных учреждений в качестве храма. Профанизация знаний стала оборотной стороной секуляризации школы22.

Религиозные расколы в контексте когнитивных процессов Религии в значительной степени искусственно противопо ставляются друг другу, провоцируются на взаимную конфрон тацию. Многовековая история их борьбы исчисляется много численными жертвами и разрушениями, исключая, казалось бы, почву для примирения. О каком тут исходном когнитивном единстве может идти речь. Но в том-то и дело, что по мере при Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. М., 1989. С. 517.

Холл М.П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. Ново сибирск, 1993.

Религиозное и научное познание ближения к примордиальной, адресуемой всему человечеству традиции противоречия становятся все меньше.

Примером религиозного противостояния может служить антагонизм монотеистических религий и язычества. Языческая картина мира в позднейших интерпретациях преднамеренно примитивизировалась, представляясь исключительно как мно гобожие. В действительности политеизм не был универсальной чертой древнейших религиозных культов. Даже у восточных славян многобожие сочеталось с мифологемой о Роде, выступав шем как единое воплощение всего теологического измерения23.

Понятие «язычество» оказалось сродни дефинициям типа «варварство» или «дикость». Оно выступает как своеобразный идеомаркер, используемый авраамическими религиями для нега тивизации и примитивизации национально-племенного много образия конфессиональных форм. Однако усилия воинствующих богословов по искоренению языческих пережитков не достиг ли абсолютного результата. В реальности под вывеской моно теистических конфессий сложился своеобразный религиозный синтез нового учения с языческой традицией. Сам факт их слия ния доказывает общность традиционалистской мировоззренче ской парадигмы. Характерно, что единение достигается на уровне как повседневного ритуально-мифологического рационализма, так и высшего эзотерического миропонимания24.

Религиозный контент исторически сформировался как слож ный синтез богословия и народных, адаптированных к природ ной среде, представлений. Более других христианских конфессий преемственным по отношению к родовым ценностям потенциа лом обладает православие. Природа православной традиции ярко Азбукин А. Очерк литературной борьбы представителей христианства с остатками язычества в русском народе // Русский философский вестник.

1896. № 2;

Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., 1997;

Клейн Л.С. Вос крешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества. СПб., 2004.

Аничков Е.В. Язычество и Древняя Русь. СПб., 1914;

Гальковский Н. Борь ба христианства с остатками язычества в Древней Руси. Харьков, 1916;

Ива нов В.В., Топоров В.Н. Исследования в области славянских древностей. М., 1974;

Успенский Б.А. Филологические разыскания в области славянских древностей.

М., 1982;

Карташев А.В. Очерки по истории Русской церкви. М., 1991.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

иллюстрируется составленным Л.Н. Майковым в XIX в. сборни ком 372 текстов русских обрядовых заклинаний.

В зависимости от адресации или апелляции автора-за клинателя заговоры дифференцируются на три группы: христи анскую, языческую и синкретическую. Например, по тематиче скому блоку «брак» христианские заговоры составили — 31,3%, языческие — 56,2%, синкретические — 12,5%. Тематика любви дает еще более увязанную с язычеством картину: христианские заговоры — 18,2%, языческие — 75,8%, синкретические — 6%.

Преобладание языческих заклинаний фиксируется также по во просам веры в сверхъестественные существа, здоровья и болез ней. Христианская атрибутика доминирует в темах хозяйствен ной деятельности и частного быта. Тема о предметах и явлениях природы распределена примерно паритетно между христиан ством и язычеством. Наконец по теме общественных отношений преимущественно представлена синкретическая позиция. Это не следует понимать так, что русские крестьяне не были подлин ными христианами. Более корректно вести речь о преемственном потенциале народной традиции (рис. 1.14)25.

Любовь Сверхъестественные существа Брак Синкретическая атрибутика Здоровье и болезни Языческая атрибутика Христианская атрибутика Предметы и явления природы Хозяйственная деятельность Частный быт Общественные отношения % 0 20 40 60 Рис. 1.14. Религиозная идентичность крестьянских заговоров Майков Л.Н. Великорусские заклинания. СПб., 1869.

Религиозное и научное познание Еще одним примером гиперболизации антагонизма религий и верований является историческое противостояние христиан ской и исламской цивилизации. Известно, что к войне за веру против мусульман Россия дипломатически подталкивалась За падом. Новая мировая война предсказывается в форме разлома христианского и исламского мира. В действительности точек соприкосновения между этими религиями гораздо больше, чем противоречий. Базируясь на единой платформе авраамизма, их близость друг к другу с особой наглядностью видна при сравне нии с буддистским или даосским культурными типами26. Несто рианская версия христианства, базирующаяся на представлении о Христе как величайшем пророке (но не богочеловеке), может быть интерпретирована как протоислам27. В сложившееся со временное клише о религиозном расколе мира не укладываются имеющиеся в традиционном мире факты двухконфессиональной идентичности. Известны случаи самоидентификации верующих одновременно в качестве адептов учения Христа и Мухаммеда, Христа и Будды.

Религиозный раскол, таким образом, не был приговором о не возможности достижения религиями когнитивного синтеза. На уровне примордиальном традиционные религии едины, на более низших уровнях — различны. Природно-средовые условия раз личны, а потому каждая религия в плане адаптационных меха низмов бытия человека — специфична28.

Отсюда правомочность постулата: «У каждого народа свой путь к Богу». Это не означает ни унии, ни какого бы то ни было религиозного компромисса. Ни один из народов не должен отре каться от своей веры, но и не должен попирать как ложные дру гие традиционные верования.

Еще в профетике Вл.С. Соловьева обыгрывался сюжет о при мирении православных, католиков и протестантов, богослов ские противоречия между которыми, казалось бы, неразрешимы, Журавский А.В. Христианство и ислам. М., 1990;

Христиане и мусульмане:

Проблемы диалога / Cост. А. Журавский. М., 2000;

Lewis B. Cultures in Conflict:

Christians, Muslims and Jews in the Age of Discovery. N.Y., 1995.

Селезнев Н.Н. Несторий и Церковь Востока. М., 2005.

Генон Р. Кризис современного мира. М., 1991;

Генон Р. Царство количества и знамения времени. М., 1995;

Генон Р. Очерки о традиции и метафизике. СПб., 2010.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

в борьбе против антихриста29. Такой же призыв к единению мо жет быть выдвинут и в отношении иных традиционных конфес сий. Усматривание признаков «антихристова царства» в «новом мировом порядке» имеет место не только в христианской апока липтике. С определенными терминологическими модификация ми оно присутствует в эсхатологии и других традиционных ре лигий. Например, в исламской традиции «малахим» — это цикл предсказаний о грядущем царствовании Даджжала30.

Разрушение эзотерической системы знаний Структурирование системы эзотерических знаний соот носится с иерархической структурой организации общества (рис. 1.15).

Эзотерики, посвященные Эзотерический Ступени уровень знаний посвящения Экзотерический Экзотерики, уровень знаний непосвященные Профанический Профаны уровень знаний Рис. 1.15. Модель эзотерического знания Соловьев В.С. Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной исто рии. М., 2002.

Бурханийя Д. Махди и Антихрист // Конец Света (эсхатология и традиция).

М., 1997.

Религиозное и научное познание Десакрализация высшего знания была одним из мотивов «восстания масс». Прецеденты этого обнаруживаются задолго до Нового времени. Элемент «бунта низов» присутствовал и при утверждении парадигм мировых религий. Истинность эзоте рического посвящения ставилась под сомнение. Вера впервые противопоставлялась знанию. Это было первым симптомом рас щепления единой познавательной модели.

Путь от эзотерики к экзотерике, а от экзотерики к профанной сфере вел на следующем шаге к секуляризации.

Именно такая историческая логика составляет суть проте стантской трансформации. Сначала через критику индульгенций дезавуируется католический иерократизм. Далее выдвигается императив «всеобщего священства» («каждый сам себе священ ник»). В протестантских и постпротестантских общинах это выразилось в утверждении индивидуализма религиозного опы та. А поскольку конфессиональное единство общества уже отсут ствовало, утрачивалась и легитимность сакральной традиции.

Как итог, в построении общества нарастал секуляризм.

Однако если возвратиться к первохристианству, очевидным становится отсутствие секулярной предопределенности. Нова ции нового, интернационального по своей сути учения, суще ственно поколебав устои традиционного общества, не привели к отрицанию его базовых основ. Традиция сакрального знания была сохранена. Средние века представляли в этом отношении сложную синтетическую модель. С одной стороны, благая весть христианской веры имела доступность для всех и каждого, вне зависимости от индивидуального опыта гнозиса. С другой, за ширмой общей доступности сформировался феномен эзотериче ского христианства.

Культ христианских святынь сочетался с почитанием Гермеса Трисамегиста. Его изображения в композициях соборных фресок были распространены по всей средневековой Европе31. Теоретик догмата Троицы св. Климент Александрийский писал о сущест вовании наряду с письменной устной христианской традиции, передаваемой ограниченному кругу верующих. И Климент, Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада / Cост., комм. и пер. К. Богуцкого. Киев;

М., 1998.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

и Ориген разграничивали общедоступный опыт веры и религи озную тайну посвященных32.

Однако эзотерическая и социальная иерархия уже не совпа дали. Хранители традиций высшего посвящения далеко не всегда находились на вершинах иерократической лестницы. Эзотери ка вытесняется на периферию церковной жизни. Чаще она даже оказывается в рамках различного рода религиозных движений, таких как исихазм. Отделение сакрального знания от офици альных институтов истолкования и хранения традиций явилось в долгосрочной перспективе одним из факторов деконструкции традиционалистской познавательной модели.

Секулярное познание перестает быть познанием добра и зла Вопрос о добре и зле был главным для всей традиционной религиозной гносеологии. Земной путь человека начинается, согласно Библии, с вкушения плодов с древа познания. Познавая добро, человек одновременно познавал и зло. Какими бы зна ниями он не овладевал, все они структурировались в конечном итоге вокруг раскрытия этих базовых категорий33. В этом отно шении познание было аксиологично и нравственно ориентиро вано.

Секулярная культура размывает проблему идентификации зла. Традиционные добродетели, если и ставятся под сомнение, все-таки номинально входят в общий дидактической арсенал современного человека. Однако Добро невозможно без выделе ния антагонистичной по отношению к нему категории Зла. Но что есть Зло для современного секулярного общества? Прелю бодеяние, содомия, мошенничество, корыстолюбие, праздность, эгоизм — все эти пороки открыто популяризуются современ Фаликов Б.З. Европейский оккультизм и религии Индии // Дискурсы эзоте рики (философский анализ). М., 2001. С. 172;

Генон Р. Христианство и инициа ция // Конец Света (эсхатология и традиция). М., 1997;

Дугин А.Г. Метафизика Благой Вести (православный эзотеризм). М., 1996.

Библейские комментарии отцов Церкви и других авторов І–VІІІ веков. Вет хий Завет І. Книга Бытия 1–11. Тверь, 2004;

Гальбиати Э., Пьяцца А. Трудные страницы Библии (Ветхий Завет). М., 1992;

Древо познания // Мифы народов мира. М., 1987. Т. І. С. 406–407;

Хук С.Г. Мифология Ближнего Востока. М., 1991.

Религиозное и научное познание ными средствами массовой информации. Что же до Мирового Зла, то проблема такого рода в сознании секулярного общества и в постановке вопросов секулярной науки отсутствует. Тема выводится из научного дискурса и облекается в формы гротеска, эпатажа, психосоциальных девиаций, фобий и маний.

Тенденция отхода от познания Зла обнаруживается уже в ка толической схоластике. Учение о высшем предопределении идентифицировало Зло в качестве компонента божественного замысла, т. е. приобретает, таким образом, черты добродетели.

Католическая теодицея дошла до постановки вопроса об отсут ствии зла в природе. В протестантизме данная тенденция только усилилась. Для просветительского пантеизма сама постановка вопроса об инфернальном зле бессмысленна.

Итогом трансформаций стало формирование секулярного христианства. Его принципиальное отличие от традиционного христианского учения заключалось в купировании сюжетной линии о приходе антихриста. Наибольшую рефлексию пробле ма Мирового Зла вызывает в православии. Возможно, именно поэтому российская цивилизация в гораздо большей степени, чем Запад, внутренне отторгала путь секуляризации, противопо ставляя ему исторически различные формы идеократии.

Западная секулярная культура впервые в мировой исто рии реализует проект миростроительства вне координат добра и зла.

Естественно-научная картина мира Нового времени Естественная наука отнюдь не сразу приобрела черты нау ки секулярной. После первой волны ее институционализации в 60-е гг. XVII в. она испытала даже период гонений. К концу столетия естественные науки еще имели статус эзотерической доктрины. Они возможно и далее сохраняли бы такое положе ние, если бы не PR-акция, связанная в Англии с открытиями И. Ньютона, а во Франции — с деятельностью президента Ака демии Ж. Фонтанеля34. Наименование «академик» стало тожде Копылов Г.Г. Научное знание и инженерные миры // Кентавр. 1996. № 1;

Гай денко П.П. Эволюция понятия науки (XVII–XVIII вв.). М., 1987.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

ственно понятию «еретик»35. Истоки этого шли от св. Августина, выступившего в свое время с трактатом «Против академиков».

Первые теоретики философии науки подчеркивали комп лексность научного пути познания. Знание первоначально мыслилось лишь как синтез дисциплин. О дисциплинарно изолированном знании в XVII–XVIII вв. речи еще не велось. «Вся философия, — указывал Р. Декарт, — подобна как бы дереву, кор ни которого — метафизика, ствол — физика, а ветви, исходящие от этого ствола, — все прочие науки, сводящиеся к трем главным:

медицине, механике и этике»36. В дальнейшем же ветви стали восприниматься как самодостаточные организмы. Утрачивалось понимание их места в единой системе и зависимости от других частей.

Итогом логического развития теории «двух истин» стало сужение сферы познания границами Природы в ее сугубо ма териальном истолковании. Характерно, что бэконовский «Но вый Органон» открывается афоризмом, направленным против религиозной модели познания: «Человек, слуга и истолкователь Природы, ровно столько совершает и понимает, сколько он охва тывает в порядке Природы: свыше этого он не знает и не может ничего»37. От расщепления единого познавательного постиже ния мира, начавшего крениться к исключительно материальной сфере, оставался один шаг до собственно материалистической концепции мироздания.

Этот шаг был совершен в трудах Френсиса Бэкона. В проти воречии с традицией христианского креационизма он утверждал первопричинность материальной субстанции, расценивая дан ный тезис как «величайшую из всех когда-либо высказанных»

идейных позиций. «Эта первичная материя и ее специфические силы и действия, — формулировал Бэкон новую познаватель ную парадигму, — не могут иметь никакой собственной причи ны (Бога мы всегда исключаем), ибо до них ничего не было… не было никакой производящей их причины и ничего более пер вичного в природе»38. В бэконовской оговорке «Бога мы всегда Бутми Н.А. Каббала, ереси и тайные общества. СПб., 1914. С. 225–255.

Декарт Р. Избранные произведения. М., 1950. С. 420–421.

The Works of Lord Bacon. London. Vol. 2. P. 433.

Бэкон Ф. О принципах и началах. М., 1937. С. 13–14.

Религиозное и научное познание исключаем» содержится ключ к пониманию генезиса секуляри зованной науки.

Наука сакральная и наука профаническая Теория «двух истин», институционализировавшая разделение религии и науки, была дуальна лишь по названию. В действи тельности в ней утверждалась монистическая модель мира. Речь применительно к секулярному обществу шла не о легитимизации и разграничении сфер двух путей познания — рационального и мистического, а о репрессивности первого по отношению ко второму. Хотя и обскурантизм исторически имел свои причины и проявления (см. гл. 8).

Уже для Аристотеля физическое постижение мира являлось вторичным по отношению к метафизическому. Впоследствии у просветителей метафизика стала нарицательной характеристи кой ложного знания. Еще более показательно «двухистинное»

разделение познания Вселенной на сферы астрологии и астроно мии. Для древних такого разделения не существовало. Для них это были не две науки, а два уровня единого знания. Астрология выражала высшие духовные аспекты постижения космоса. Тео рия «двух истин» вывела ее за рамки научного дискурса. Сле дующим шагом стало присвоение астрологии титула лженауки39.

Та же процедура была проделана в отношении алхимии.

Дезавуирование алхимии осуществлялось сведением ее к проб леме производства алхимического золота и обвинением алхи миков в шарлатанстве40.

Выхолощенным оказался первичный древний трансцендент ный пласт и в секулярной версии математики. Какая бы то ни было духовная составляющая, по логике самого предмета, в ней отсутствует. Между тем в эзотерическом знании математика име ла высший, ныне дезавуированный пласт нумерологии. Цифры Морей Р.А. Астрология и христианство. Новосибирск, 1997;

Вронский С.

История астрологии в самом кратком изложении // Гермес. Альманах. М., 1994.

Рабинович В.Л. Алхимия как феномен средневековой культуры. М., 1979;

Элиаде М. Азиатская алхимия. М., 1996;

Ютен С. Повседневная жизнь алхи миков в Средние века. М., 2005.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

и геометрические фигуры имели как земное — исчислительное, так и небесное — символическое значение. Образец такого со вмещения представляло, в частности, пифагорейство. Геомет рию в сакральной традиции называли наукой о душе, ибо она исследует сферу идеального. В идеальном геометрическом сим волизме усматривалась множественность форм проявления бо жественного (природного) единства. Через геометрию происхо дило осознание процесса космогенеза41.

Разрушенными с позиций секулярной научной критики ока зались традиции «сакральной географии» и «сакральной исто рии». Характерно, что их разрушение осуществлялось с позиций «материализованной» реальности (физическая география, пози тивная история). Символическая сфера разоблачалась указани ем на противоречивость и недостоверность. Так, для секулярной физической географии «Запад» и «Восток» есть относительные понятия. В сакральной географической традиции они указыва ют на дихотомию прежде всего культурную восточной тради ции божественного откровения и западной инфернальности, жизни и смерти42.

Секуляризация истории выразилась в сведении ее к факто графическому описанию прошлого. Историографический про цесс последовательно шел в направлении деконцептуализации исторического материала. Историософский подход оказался в итоге выведен за рамки метода профессиональных истори ков. «Таким образом, — резюмировал Р. Генон свои рассуждения о соотношении сакрального и профанического познания, — вся современная наука основана на руинах более древних наук, на останках, отторгнутых ими и оставленных в распоряжении не вежд и “профанов”»43.

Секуляризованные науки развивались синхронно с техниче ским прогрессом. Но существенно, что произошла смена целе вой установки познания. Познание древних было гармонично и комплиментарно по отношению к природе. Мыслитель древ ности был в большей степени созерцателем, чем преобразова Числа Судьбы: пифагорейская, индийская и китайская нумерология. СПб., 2003.

Дугин А.Г. Мистерии Евразии. М., 1996.

Генон Р. Кризис современного мира. М., 1991. С. 51.

Религиозное и научное познание телем. Именно секулярная наука приобрела потенциал преоб разовательного, миростроительного содержания. Наука стала производительной силой. Ее задачи и результаты в первую оче редь приобрели нацеленность на практические вызовы техно кратического развития. Космогония традиционного миропони мания сменилась космоургией модернизированного общества.

Предложенное Г. Гачевым противопоставление цивилизаци онных принципов «гонии» и «ургии» здесь многое объясняет.

Традиция «гонии» — рождения подразумевала сакрализацию природы и родовой (в широком понимании — национальной) преемственности. Ургийность секулярного общества соотно силась с архетипом человека-производителя. Адаптивность са кральных наук заменялась производственно-преобразователь ной ориентированностью нового секулярного знания. США стали наиболее выраженным историческим воплощением принципа ургийности. Гонические категории — «род», «приро да», «народ», «родина» — в ургийной культуре деактуализиро вались44.

Материальная парадигма мира соотносится в эзотерике с выведением новой породы человека — голема. Големическая природа есть материальный субстрат. В отличие от человека божественного у голема отсутствует духовная составляющая.

Согласно еврейским фольклорным преданиям, голем пред ставлял собой оживленного магическими средствами глиняного великана. Он выступал как онтологический антипод Адама. По преданию, Альберту Великому удалось изготовить голема. Но тот был разрушен Фомой Аквинским, усмотревшим в его создании вызов Богу45.

Секулярная система по своей культурно-антропологической направленности в этой терминологии выглядит как големичная.

Под лозунгом свободы личности произошло ее освобождение от высших духовных нормативов. Дух, как изначально заложен ный Богом компонент человеческой природы, у современного человека все более атрофируется. Реализуется глобальный про ект антропологической инверсии. Человек превращается в го Ценности американизма и российский выбор // Знание — сила. 1993. № 5.

С. 68–70.

Майринк Г. Голлем. Вальпургиева ночь. М., 1990.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

лема. Важнейшую роль в големическую трансформацию внес ли секулярные науки. Человеческий микрокосмос расщеплен ими в соответствии с дисциплинарными сферами. Человек как цельное существо, образ и подобие Божье исчез как предмет на учного дискурса.

Характерно, что при детальной проработке анатомо-фи зиологических, психологических, ментальных аспектов челове ческого бытия ни одна из наук не взяла на себя, точнее, не справляется с функцией исследователя «духа». Под духом здесь понимается вполне определенный (научный) предмет, но, как указывалось во введении, он слишком слабо пока что уловим и плохо поддается обычным секулярным методам исследования и даже фиксации. Как самостоятельный предмет изучения, он не закреплен ни за одной из современных научных дисциплин.

Религиозно-еретические истоки секулярного знания Генезис «теории двух истин» имеет свои истоки в средневеко вом еретичестве. Основным антиподом христианства весь инкви зиционный период истории Европы выступала, как известно, ересь манихейства. Ее еретическими модификациями были уче ния павликиан, богомилов, катаров, альбигойцев и даже тайная доктрина тамплиеров46.

Антагонизм манихейства не был адресован исключительно христианству. Манихейское учение распространялось на широ ком пространстве от Испании до Китая, модифицируясь всякий раз применительно к каждой из религий. В этом смысле манихей ство являлось первой глобальной ересью, противостоящей не отдельно взятой религиозной традиции — христианской, ислам ской или индуистской, но традиционализму в целом. Глобаль ность и универсализм манихейского противостояния фактически также свидетельствует в пользу общности в ядре познания всех традиционных религий47.

Амбелен Р. Драмы и секреты истории. 1306–1643. М., 1992. С. 26–55;

Бутми Н.А. Каббала, ереси и тайные общества. СПб., 1914. С. 80–96;

Булга ков С.В. Православие. Ереси, секты. Западные верования. Соборы. М., 1994.

С. 349–350.

Хосроев А.Л. История манихейства (Prolegomena). СПб., Фил. фак. СПбГУ, 2007;

Алексанян А.Г. Манихейство в Китае (опыт историко-философского Религиозное и научное познание В традиционной христианской космологии мир выстраива ется как единая пирамидальная структура, нисходящая с бо жественного до тварного уровня. Разграничение манихеями земной и небесной сфер бытия привело к разрушению целост ности модели мироздания. Проистекающим из онтологической деконструкции логическим шагом стала гносеологическая де конструкция. Вслед за признанием субстанциональной изоли рованности сфер последовало разделение способов их познания:

религиозно-мистического для трансцендентных сфер и научно рационального для тварных. Хрестоматийность такого подхо да в современной науке не должна затемнять тот факт, что в его основе лежит средневековая ересь.

Манихейство немало поясняет в парадигме Ренессанса. При знание человеческого Я как самоценности вне ее божественной связанности уже представляло вызов христианской версии. Гу манизм, взятый с началом эпохи Возрождения на всеобщее во оружение как универсальная ценность, шел вразрез с религи озным пониманием божественно-человеческих отношений.

«В самом начале, — реконструировал логику возрожденцев в до полнениях к «Диалектике мифа» А.Ф. Лосев, — Бога мы даже и трогать не станем: Бог-де, конечно, есть. Помилуйте! Как же без абсолютного существа! Даже и в церковь, пожалуйста, ходите.

Но просим только одной безделицы: признайте, что и вы имеете право на существование… В этом-то и заключен весь секрет… И Бог остается нетронутым, и религия остается в целости, и мир существует, как существовал до сих пор, но… я тоже имею право на существование… Невинное тоже и есть огромная победа са таны над Богом»48.

Истоки манихейской ереси обнаруживаются и в просвети тельской доктрине пантеизма. Пантеистический концепт Ново го времени имел принципиальные отличия от пантеистического мировосприятия, характерного для первобытной версии. Па радигма одухотворения природы замещалась парадигмой рас исследования). М., 2008;

Манихейские рукописи из Восточного Туркестана.

Среднеперсидские и парфянские фрагменты / Пер. О. Чунакова. М., Восточная литература, 2011;

Смагина Е.Б. Манихейство: По ранним источникам. М.: Вос точная литература, 2011.

Лосев А.Ф. Диалектика мифа. М., 2001. С. 256–259.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

творения Бога в природе. Сообразно с манихейской традицией, продолженной в каббалистике, речь шла о погружении Перво человека в тьму материального мира — клипот.

Вследствие грехопадения душа Адама Кадмона раскололась на 70 частей, погрузившихся в клипот (нечто нечистое, представ ляющее материальную субстанцию). 70 осколков есть 70 народов мира. Задача высших, посвященных в каббалистические таин ства, заключается в предначертании освободить чистые души из клипота, собрать их и восстановить первозданную гармонию Адама. Восстановленный Адам Кадмон истолковывается как «Новый Иерусалим»49.

Утверждалось представление, что мировая душа не только не одухотворяет природу, но производна от субстанциональной материи. Отсюда всего один шаг до практически вульгарного материализма в атеистическом истолковании. Сходные мотивы в развитии космологического сознания древней Индии отражены в учении о пуруше и пракрити, мировой душе, попавшей в силу незнания в плен субстанции мировой материи.

Пантеизм резко порывал с традицией христианства. Через утверждение пантеистического миропонимания отрицалось са мостоятельное неопосредованное существование Бога, загробное инобытие, божественное откровение, вообще наличие нравст венной и интеллектуальной связи между человеком и Господом.

Пантеистическая парадигма современного миростроительства В противоположность средневековому рассмотрению твар ного мира через призму трансцендентной субстанции, миро воззренческой парадигмой цивилизации Нового времени стал пантеизм. Природа, будучи прежде низшей из космологических сфер, становилась теперь единственно возможной сферой50.

Происходит секулярная инверсия в экономике, политике, праве. Основным законом вместо религиозного текста теперь выступает Конституция. Известно, что разработчиками первых конституций: и американской, и французской, и польской, и ла Воробьевский Ю.Ю. Путь в Апокалипсис: Точка Омега. М., 1999.

Гвардини Р. Конец нового времени // Вопросы философии. 1990. № 4.

Религиозное и научное познание тиноамериканских (в том числе российских конституционных проектов эпохи Александра I) — были лица, принадлежавшие к ложам вольных каменщиков. Фиксируются буквальные текс товые совпадения уставов масонских братств с первыми кон ституциями (особенно в части преамбулы). Еще более очевидно такого рода корреляции обнаруживаются в Декларации прав че ловека и гражданина и в первых Декларациях независимости.

Так, Декларация прав человека и гражданина начинается с апелляции к некой теологической фигуре — Верховному суще ству. Характерно, что не к Христу. Далее в ней проводится связь Верховного существа (традиционное масонское наименование Демиурга) с выдвигаемым концептом естественных прав чело века. Сообразно с пантеистическим миропониманием Бог рас творяется в Природе, а человек, будучи частицей божественно природной субстанции, уже в силу своего рождения наделен естественными правами. Отсюда выстраивается все дальнейшее развитие идеологии прав человека.

Показательна в этом отношении Декларация независимости США. Она начинается с положения о том, что права человека устанавливаются по законам природы и ее Творца. Далее следует тезис о наделении Творцом всех людей неотчуждаемыми права ми. Христианская мысль, как известно, ничего о неотчуждаемых правах, а тем более о естественном праве человека не говорит.

Напротив, в ней получила развитие прямо противоположная идея — о первородном грехе. Право, согласно христианской тра диции, дается не в силу рождения, а на основании Божественного завета. Ветхого — для евреев, Нового — для христиан51.

Преамбула большинства конституций (за исключением кон ституций, дарованных монархами) открывается с провозгла шения народа источником права (мы народ такой-то…). Леги тимизируется, таким образом, народный суверенитет. Данное положение не является мировоззренчески нейтральным, сочета ясь с обозначенной выше спецификой пантеизации права. Кон ституционная правосубъектность, таким образом, устанавлива ется не сверху, а снизу, идет не от Бога, а от совокупной народной воли.

История государства и права зарубежных стран. М., 2000. С. 73, 111.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

В иных цивилизационных моделях земная жизнь не воспри нимается в качестве самоцели. В тех культурах, где господствует представление о посмертном бытии, она подчинена достижению благодати небесной, т. е. вполне определенных нравственных императивов. Адепты инквизиции оправдывали казни и пытки человеколюбием. Согласно христианскому принципу обратного воздаяния земные муки лишь помогают человеку обрести рай и потому могут рассматриваться как благо52.

В постхристианской цивилизации Нового времени жизнь человека, как частицы пантеистической эманации, оправдыва ется уже фактом его рождения. Для иных религиозных доктрин никаких абстрактных прав человека не существует. Функцио нальное предначертание для индивидуума определено задачами бытия коллектива. Только в рамках теории, гласящей, что инди видуум и есть высшая цель, уместно говорить о его онтологиче ских правах53. Теория «естественного человека», модификацией которой является доктрина «прав человека», уничтожает соци альный, культурный, исторический облик личности, превращая его в абстрактного атомизированного индивидуума.

«Один для меня — десять тысяч, если он — наилучший», — го ворил в свое время Гераклит54. Идеология гражданского общества соотносилась с идейным арсеналом протестантской и пантеисти ческой мысли. Декларируемое М. Лютером всеобщее священство приводило к отрицанию как института церкви, так и монархии, ибо всякий может обращаться к Богу напрямую. Ж. Кальвин, провозгласив, что успех в земной жизни является следствием богоизбранности человека, создал обоснование не только свято сти предпринимательских доходов, но и политической карьеры.

Таким образом, помимо монархических особ, на высшие ступени власти получал право претендовать каждый. Теория богоизбран ности в кальвинизме явилась следствием развития католическо го догмата о предопределении. Как известно, православное бого словие отвергало данный постулат.

Тем более не коррелировала с православием пантеистическая концепция мироустройства, согласно которой Бог отождествля Григулевич И.Р. Инквизиция. М., 1976.

Острецов В.М. Масонство, культура и русская история. М., 1998.

История политических и правовых учений. М., 1996. С. 41.

Религиозное и научное познание ется с природой. Для пантеизма монархическая власть, воспри нимаемая прежде в качестве моста, связующего человечество с высшими сферами, теряла смысл. Формула «Глас народа — глас божий» отражала новое пантеистическое понимание обще ственного устройства. Прежняя христианская теза выражала прямо противоположный подход: «Глас народа Христа распял».

В свое время Гогенцоллерны любили подчеркивать, что полу чили корону от неба, и только перед небом будут держать отчет.

Разъяснять массам тонкости государственной политики счита лось делом неблагодарным. Идеологическим выражением панте изма стала теория «общественного договора», подменяющая со бой божественную этиологию власти.

В соответствии с ней государство провозглашается следст вием соглашения между людьми, а не установлением свыше. Если уполномоченные на основании этого консенсуса к осуществле нию властных обязанностей выполняют их ненадлежащим об разом, договор можно расторгнуть и перезаключить. Для опти мизации общественного контроля власти была выработана технология периодического переоформления договора. Отсюда идея периодической перевыборности верховной власти.

Пантеизм нашел отражение и в классической экономиче ской теории. Не будет преувеличением сказать, что выдвинутый А. Смитом принцип laissez — faire проистекал из религиозных воззрений шотландского ученого. Концепция саморегулирую щегося рынка связана с получившим широкое распростране ние в просветительской среде пантеистическим учением. При рода в соответствии с этим пониманием наделялась качеством разумности. Отсюда и проистекал концепт саморегулирую щегося рынка. Его саморегуляция допускалась на основе веры в изначальное устроение экономических механизмов в соответ ствии с Высшим Разумом55. Отрицать самодостаточность рынка означало поставить под сомнение разумность божественного устроения.

В соответствии с духом эпохи Просвещения рыночная эко номика представлялась как бесперебойно функционирующий Соколов В.В. К исторической характеристике пантеизма в западноевропей ской философии // Философские науки (Научные доклады высшей школы).

1960. № 4.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

механизм. Даже свободная конкуренция представлялась в ме ханическом свете. Каждый конкурирующий друг с другом субъ ект в общем замысле существования системы выполнял опре деленную свыше миссию. «Невидимая рука», управляющая рынком в теории А. Смита, — это «божественное провидение»56.

Только при вполне сбалансированном с точки зрения выс ших нравственных регуляторов содержании оправдывалось снятие с государства функций управления рынком. Конечно, государственное управление не могло быть совершеннее боже ственного. Но насколько современный экономист должен разде лять подходы смитовской теологии?

Очевидно, что концепт саморегулирующегося рынка жест ко привязан к контексту «естественной религии» XVIII в. При избрании иных мировоззренческих парадигм логика системы рыночной самоорганизации разрушается. Если саморегуляцией правит не высшая нравственность, а просто прибыль, то кон цепт мутирует к неустойчивому, несправедливому типу, что и происходит в современности57.

С точки зрения основателя «физической экономики», альтер нативной современной финансово-вульгаризованной рыночной модели, Л. Ларуша истоки концепта смитовского экономическо го человека следует искать в общественной доктрине Дж. Лок ка. Общество, согласно локковскому пониманию, представляет собой механистическое сцепление атомизированных индиви дуумов. Их поведение редуцируется до трех основополагающих импульсов: «оставаться в живых» (импульс жизни), «стремить ся к чувственному удовольствию» (импульс свободы), «удов летворять жадность» (импульс собственности). Экономическая деятельность человека сводится, таким образом, до уровня жи вотных инстинктов. Л. Ларуш противопоставил локковско смитовской модели экономики традицию ее понимания, идущую от Г. Лейбница. Через труд, в понимании Лейбница, происходит Аникин А.В. Адам Смит. М., 1968. С. 58–64;

Яковенко В.И. Адам Смит. Его жизнь и научная деятельность. СПб., 1894;

Смит А. Теория нравственных чувств. СПб., 1895;

Юм Д. Естественная история религии. СПб., 1909;

Юм Д.

Диалоги о естественной религии. СПб., 1909.

Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1962.

С. 253, 331.

Религиозное и научное познание уподобление человека Творцу. Саморегуляции рынка противо поставляется сотрудничество с Богом в вечном антиэнтропий ном «подкручивании мировых часов»58.

В действительности, оставляя в стороне ларушевский поле мический запал, следует признать, что альтернативность локков ской и лейбницевской моделей экономики отражает различие двух теологических подходов нового времени.

Деистический концепт выразился через принцип креацио нистского управления экономическими процессами, пантеисти ческий — их естественной саморегуляции59.

Пантеистический идеал естественного всечеловека приводит к национальному, историческому, религиозному и сословному обезличиванию. Различные социальные утопии проистекали из пантеистического восприятия человека как чистого листа бума ги, на котором базировалась идея тотального равенства в смыс ле одинаковости субъектов природы. Отрицание существования надприродной субстанции приводит к противопоставлению стоического, рационально-эгоистического морализма и положе ний христианской морали.

«Отныне, — пишет один из современных критиков масонской идеологии В.М. Острецов, — с торжеством пантеизма, природа становится неким нормативом для человека. Все, что естествен но, — хорошо. Пантеизм не знает первородного греха, не знает противоестества, извращения природы, так же как не знает он и сверхъестества. Все, что есть в природе, — хорошо, и греха нет.

Добро и зло исчезают из морали и становятся только синонимом плюса и минуса, свойственного миру физическому. Но что есть зло и что есть добро, этого пантеист не знает»60.

Ларуш Л. Физическая экономика. М., 1997;

Ларуш Л. Место России в миро вой истории // Шиллеровский институт науки и культуры. Бюл. № 8. М., 1998;

Ларуш Л. О сущности стратегического метода // Шиллеровский институт нау ки и культуры. Бюл. № 9. М., 2000;

Ларуш Л. О духе российской науки // Эко логия — XXI век. 2003. Т. 3. № 1/2. С. 169–178;

Тукмаков Д. Уподобление Богу (Физическая экономика Ларуша как преодоление энтропии) // www.zavtra.ru.

Лейбниц Г.В. Соч.: в 4 т. М., 1982–1984;

Локк Дж. Избранные философские произведения. М., 1960. Т. 1–2.

Острецов В.М. Масонство, культура и русская история. М., 1998.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

К генезису секулярной науки Обнаружение значительного манихейского, иудейско-кабба листического и пантеистического компонентов в генезисе се кулярной науки позволяет зафиксировать важные положения применительно к теме дифференциации религиозной и светской моделей познания.

Наука, разойдясь с религией, все равно развивалась первона чально в религиозном формате.

Альтернативные по отношению к ортодоксальному христи анству версии религии порождали специфические методологии.

Они окормляли собственно научные знания, выступали его фи лософским каркасом. Такая оппонентность определила враждеб ное отношение секулярной науки к официальной религиозной традиции и Церкви.

Сформировалась конфликтная система отношений. Расхож дение науки и религии не было предопределено исключительно гносеологическими причинами, а определялось в значительной мере контекстом внутрирелигиозных и межрелигиозных про тивостояний. Соответственно, с выходом за рамки этого конф ликтного контекстного поля возникает перспектива религиозно научного сближения.

Показательно, что расщепления секулярно-научного и ре лигиозного знания за пределами собственно западной циви лизации не произошло. По сей день образование в странах ислама, так же как образование в Израиле и еврейских обра зовательных учреждениях диаспоры, представляет собой син тез богословия и науки. Это выражается в перечне препода ваемых дисциплин, в содержательной структуре изучаемых курсов.


Светская модель образования и науки получила распро странение за пределами Запада как дань представлению о безусловной успешности западного опыта. Следовательно, расщепление секулярно-научного и религиозного знания опре делялось не имманентными когнитивными основаниями, а спе цификой протекания исторического процесса в цивилизации Запада.

Религиозное и научное познание «Консерватизм церковников» и «радикализм ученых»

как составляющие конфликта Нового времени Вина в исторически возникшей конфронтации между рели гией и наукой обоюдна. Радикализм секуляристов лишь одна сторона медали. Расщепление религиозного и научного знания было в значительной степени предопределено ретроградными позициями Церкви. Проблема состояла не в отсутствии позна вательных потенциалов у религии, а в доминировании консерва тивной части клира. Многие научные открытия не признавались.

Передовые взгляды преследовались (см. гл. 8)61.

Скорее, наоборот, речь может идти о преувеличении его масштабов. Инквизиция — это, безусловно, «черная страница»

в истории Церкви. Но в период Великой Французской револю ции секуляристы казнили больше врагов республики, чем было приговорено к смерти инквизиционными судами за все время их существования. Такие ученые, как Дж. Бруно, были в основ ном казнены не за научные, а за религиозные взгляды. Чаще всего ученые жертвы инквизиции были лицами духовного сана.

Официальная церковь их преследовала, но сами они тоже явля лись представителями религиозной среды. Их научный опыт го ворил в пользу познавательных потенциалов религии, а не про тив нее.

Тем не менее общая атмосфера ретроградности в Церкви имела к началу Нового времени достаточно устойчивый харак тер. В условиях назревавшей научной революции это был фак тор, отталкивавший науку от религии. Удивительны в этой связи рассуждения о плюралистичности западной цивилизации, яко бы противоположной автократичным цивилизационным систе мам остального мира, включая Россию.

А что на православном Востоке? В Византии богословию еще удавалось окормлять и поддерживать научное познание. Но Григулевич И.Р. История инквизиции. М., 1970;

Лей Г. Очерк истории сред невекового материализма. М., 1962;

Крывелев И.А. Костром и пыткой против науки и ученых. М., 1933;

Рожицын В.С. Джордано Бруно и инквизиция. М., 1955;

Шейнман М.М. Огнем и кровью во имя бога. М., 1924;

Выгодский М.Я.

Галилей и инквизиция. М., 1934;

Гурев Г.А. Коперниковская ересь в прошлом и настоящем. М., 1933.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

с падением Восточно-Римской империи ситуация изменилась.

Ретроградное отношение к секулярным наукам определялось боязнью проникновения вместе с ними деструктивных по отно шению к православию концептов. Охранительская позиция пе рерождалась в обскурантизм.

Иллюстративна в этом отношении ситуация, сложившаяся в России к моменту начала Петровских преобразований. Умно жение и деление давалось населению с трудом, еще хуже опе рации с дробями. Арабские цифры подлежали преследованию.

Евклидова геометрия вовсе не была известна, ибо «богомерзо стен перед Богом всякий любяй геометрию». Измерять площади и углы не умели, единственным землемерным орудием служи ла веревка. Строение вселенной представляли в форме сундука с полукруглой крышкой. Сведения о ботанике и биологии чер пали из книги «Физиолог», составленной в первые века хрис тианства62. Понятен в этой ситуации выбор Петром I секулярной (во многих отношениях — антицерковной) модели развития.

Противоположная сторона, представляемая ученым сооб ществом, заняла в отношении Церкви радикальную позицию.

Даже те из мыслителей, кто оставался на позициях религии (как правило, модернизированных), резко отрицательно относились к церковным институтам. Апогей конфликта пришелся на эпо ху Просвещения. Сама семантика просвещенчества апеллиро вала к «свету истины», противостоящему церковному «мраку невежества»63.

Конечно, снятие жестких норм традиции привело на первых порах к раскрытию нереализованных человеческих потенциалов, взлету креативности. Однако лишение каркаса традиций вызва ло к жизни самостоятельные процессы. На эту угрозу обращал еще внимание «женевский папа» Жан Кальвин: «Плохо живет ся при князе, все запрещающем, но много хуже — при князе, все дозволяющем»64. Задача в этой связи видится в восстановлении традиций, но традиций не в виде первобытных табу, а аккумуля ции потенциалов религиозного и секулярного типов познания.

Ульянов Н.И. Петровские реформы // Отклики. Нью-Хейвен, 1986. С. 11.

Да скроется тьма! Французские материалисты XVIII в. об атеизме, религии, церкви. М.: Политиздат, 1976.

Колсон Ч., Вон Э. Конфликт царств. М., 1996. С. 229.

Религиозное и научное познание На путях к постмодернизму Традиционные позиции богословия на определенном этапе стали играть ретроградную роль сдерживания общественного развития. Произошла инверсия общественной роли религий.

Они стали относительным препятствием на пути прогресса.

Религия в рамках традиционной когнитивной парадигмы ока залась неготовой адекватно объяснить новую, накапливаемую в результате познавательной практики феноменологию. Светские же науки давали объяснение, обходясь и без религиозной методо логии.

Однако это разъединение заложило в систему познания ряд «мин замедленного действия». «Мины» в итоге сработали.

В какой-то степени это внесло вклад в назревание современного методологического кризиса, увязываемого еще с явлением пост модерна65.

Религиозное знание предполагает наличие нравственного компонента. Он является требованием к участию в процессах приобщения к знанию и к самой методологии религиозных зна ний.

Такая традиция сохранялась до эпохи Просвещения, про возгласившей принцип освобождения науки от «моральных ин тенций». Наличие нравственного обрамления соответствующих теорий стало рассматриваться как признак ненаучности.

Своеобразным «гробовщиком» нравственности в секулярной науке выступил Д. Юм. «Я, — с возмущением писал шотландский философ, — к своему удивлению, нахожу, что вместо обычной связки, употребляемой в предложениях, а именно «есть» или «не есть», не встречаю ни одного предложения, в котором не было бы в качестве связки «должно» и «не должно»66. Подмена эта проис ходит незаметно, но «тем не менее она в высшей степени важна».

Лиотар Ж.Ф. Состояние постмодерна. СПб.: Алетейя, 1998;

Ильин И.П.

Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа. М.:

Интрада, 1998;

Можейко М.А. Становление теории нелинейных динамик в со временной культуре: сравнительный анализ синергетической и постмодер нистской парадигмы. Минск, 1999;

Сокал А., Брикмон Ж. Интеллектуальные уловки. Критика философии постмодерна. М.: Дом интеллектуальной книги, 2002.

Юм Д. Трактат о человеческой природе. М., 1995. Кн. 2–3. С. 229.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

Следствием юмовской ревизии науки было изъятие из нее не только предписывающих суждений, но и ценностных кате горий. Ценности оказались выдавлены исключительно в сферу художественного творчества. Между тем при игнорировании ценностного уровня невозможна даже корректная постановка научных задач. «Нравственная экономика», «нравственная по литика», «нравственное право» — все эти понятия, имманент но свойственные сакральной парадигме знаний, для секулярной науки стали звучать как контрнаучный вызов.

Слова Мессии «Я есть истина» не допускали критериальной неоднозначности. Концепт «двух истин» выступил как антипод традиционного христианского принципа истины во Христе. Но если допустимы две истины, то почему невозможна формули ровка третьей? Развитие подобной логики привело к постмо дернистскому релятивизму. Но множество истин тождественно ее отсутствию. Так возникало новое издание агностицизма, низ водящее научный потенциал в социальной науке до беспомощ ности.

Трансформация функций ученого происходила в направле нии сужения познавательной сферы. Интересно, что уже в эл линском мире был проигран весь сценарный путь данной ин волюции. «Держателями знаний» первоначально выступали эзотерики. Хранителей знаний сменили толкователи. На место эзотерика пришел философ. На первый план выходит проблема субъективизма интерпретаций. Третий этап инволюционного сценария заключался в выходе на авансцену развития греческой мысли софистов. Софистический релятивизм стал прообразом философии постмодернизма. Этическим выражением софисти ческой мысли стал скептицизм. Если полисная система миро строительства базировалась на строго определенных добродете лях, соотносимых с императивом служения городу-государству (дидактика «Илиады»), то для софизма добро и зло стали относи тельными категориями, сводясь к субъективизму индивидуаль ного выбора (рис. 1.16)67.

Гиляров А.Н. Греческие софисты, их мировоззрение и деятельность в свя зи с общей политической и культурной историей Греции. М., 1888;

Лурье С.Я.

Антифонт, творец древнейшей анархической системы. М., 1925;

Дубко Е.Л., Зу бец О.П., Шклярик Е.А. Человек в системе природных координат у Демокрита Религиозное и научное познание Ценности субъективны Софистский Ценности период объективны Ценности Философский аккумулированы период в традиции Дорефлекторный период Рис. 1.16. Эволюция аксиологической компоненты знания в античном мире Сценарий релятивизации знаний был повторен в Новое вре мя. Определение философии применительно к средневековой традиции в качестве служанки богословия является нарицатель ным. В дальнейшем «служанка» стала выдавать себя за госпожу.

Однако ее кругозор остался прежним. Переход от богословия к натурфилософии объективно сужал познавательные горизон ты человека. Ньютоновская механистическая модель, основы ваясь на такого рода сужении, не нуждалась в трансцендентных сферах.


Впрочем, сам И. Ньютон разрабатывал, в отличие от сво их последователей, не только проблемы физики, но и теологии.

Ньютоновская механика имела подчиненное положение по от ношению к ньютоновской теологии. Нельзя сбрасывать со счетов и принадлежность И. Ньютона к движению квакеров. Общность законов микро- и макрокосмоса, имманентного и трансцен и софистов // Мораль, общество, личность. М.: Изд-во Московского универси тета, 1980. С. 99–102;

Горан В.П. Кризис древнегреческой демократии и фило софия софистов: Протагор и Ксениад // Гуманитарные науки в Сибири. Ново сибирск, 2001. № 1. С. 43–48;

Горан В.П. Кризис древнегреческой демократии:

Продик и Критий // Гуманитарные науки в Сибири. Новосибирск, 2003. № 1.

С. 20–23;

Медведев А.Ф. Добро и зло в воззрениях софиста // Вестник Русского Христианского гуманитарного института. СПб., 2001. № 4. С. 372–397.

Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

дентного уровней, обеспечивала цельность механистической картины мира68.

Однако идея автономности человека приводила к распа ду такого тождества. Эйнштейновская теория относительно сти окончательно дезорганизовала «ясность» в представлениях о целостности мироздания. Именно на ее платформе возникает в дальнейшем импульс «поддержки» философии постмодерниз ма69.

Что представляет собой теория научного познания сегодня?

Науковедение выделяет в развитии науки по меньшей мере две парадигмальные трансформации. Речь идет о триаде методо логических парадигм классика–неоклассика–постклассика. Раз личие между ними прослеживается по ряду критериальных по зиций (табл. 1.1)70.

По большому счету то, что определяется как постклассиче ская наука, — наукой не является. Она представляет собой не познавательную деятельность, а в большей степени самовыра жение субъекта. Причем относится это в наибольшей степени к гуманитарным (социальным, общественным) наукам. Есте ственные, точные, математизированные науки более устойчивы к наступлению разговорного жанра, простой описательности, замещающей собой научный метод. Безусловно, постмодернизм подводит гуманитарную науку к довольно опасной черте.

Проблема научности современной секулярной науки дей ствительно существует, касаясь прежде всего наук о сущем со циальной природы. Именно в этой сфере критически значимы нравственные императивы и их противоположность, которая, будучи подкреплена корыстью, колоссальными материальными, политическими и административными ресурсами, превращают науку в подобие информационного прикрытия контрнаучного «знания».

Вольтер. Философские сочинения. М., 1988. С. 275–320;

Вавилов С.И. Исаак Ньютон. М., 1961;

Исаак Ньютон. 1643–1727. Сб. к 300-летию со дня рождения.

М., 1943;

Кудрявцев П.С. Исаак Ньютон. М., 1955.

Панарин А.С. Искушение глобализмом. М., 2003. С. 195–258.

Философия социальных и гуманитарных наук / Под общ. ред. С.А. Лебеде ва. М., 2006;

Лебедев C.А., Кудрявцев И.К. Детерминизм и индетерминизм в раз витии естествознания // Вестник Московского университета. Серия 7, Фило софия. № 6. 2005. С. 3–20.

Религиозное и научное познание Таблица 1. Историческая инверсия эпистемологических моделей Классическая Неоклассическая Постклассическая Критерии наука наука наука Объективность Чистая Субъектно- Субъективное знания объективность объектное знание знание Определен- Абсолютная Относительная Принципиальная ность знания определенность определенность неопределенность Детерминиро- Однозначный Вероятностный Индетерминизм ванность детерминизм детерминизм Субъект Трансцендентный, Индивидуально- Эмпирический познания надчеловеческий трансцендентный субъект познания субъект познания субъект познания Истинность Абсолютная Относительная Гипотеза истинность истинность Универсаль- Всеобщность Партикулярность Идеализированный ность научной научных теорий законов характер законов теории Плюралистич- Монотеоре- Принцип Возможность ность знаний тизм — одна дополнительного, неограниченного ко истина политеоретизм личества одинаково истинных описаний Элементарная Понятие Переход к термину Знак/символ единица науч ных теорий Обоснован- Доказательность Подтверждаемость Утверждаемость ность научных научных теорий научных теорий научных теорий теорий Предмет науки Объект Абстрактный Структурированная объект, модель сознанием сущность Базовая линг- Текст Контекст Интертекст, вистическая супертекст характеристика Содержание Дедуктивно упо- Частично упорядо- Нарратив научных теорий рядоченный текст ченный текст Метод науки Универсальный Методологический Особый лингви метод плюрализм стический способ самовыражения и творчества Глава 1. Генезис разъединения и перспектива конвергенции религиозного...

Впору говорить о «когнитивном оружии», которым пора жается научный мир. Ложные теории, по заказу изготовленные доктрины, получают всемирную раскрутку и серьезно подрыва ют позиции истинной научности.

Поэтому период полной дивергенции религиозного (прежде всего корреспондентного нравственности) и научного знания, очевидно, исторически подходит к завершению (рис. 1.17).

Восстановление Религия Цельное цельного знания знание на новом уровне Знание о трансцендентном Теория двух истин Знание ди Пе об эмпирическом ии ве ри рг од кон Период генц ен ци Наука и вер Дисциплинарная дифференциация Рис. 1.17. Дивергенция и гипотетическая конвергенция научного и религиозного познания Как представляется синтез двух сфер человеческого «ког нито»? На первом этапе должен быть поставлен сам вопрос об обоснованности соотнесения религиозной и научной методо логии познания и структуры знания о мироздании. Подобный анализ обещает дать многое. В дальнейшем наука, скорее всего, перестанет шарахаться от так называемых «паранормальных», трансцендентных, «ненаучных» предметов. Достаточно очевидно, что вопрос о научности предмета уже есть предмет для науки. Да и новые достижения естественных и точных наук продвинулись достаточно, чтобы вплотную заняться вопросами социальной и «трансцендентной» природы. Тем более что в закрытых лабора ториях спецслужб такие исследования ведутся вполне серьезно.

Глава 2. Выдающиеся ученые о религии и Боге За годы атеистической пропаганды утвердился расхожий стереотип, противопоставляющий религию и науку. Он под разумевает, что ученый — это активный борец с «религиозны ми предрассудками». Даже в государственных статистических отчетах количество церквей противопоставлялось количеству университетов1. Примерно с таких позиций появилось открытое письмо нескольких российских академиков президенту РФ об угрозах клерикализации2.

Стереотип представления о религиозном обскурантизме ак туален и для западного научного сознания. По данным опроса, проведенного в 1996 г. среди ученых США, подавляющее боль шинство из них — 60,7% идентифицировало себя как атеистов или агностиков. Примерно такие же показатели аналогичного опроса, организованного в 1914 г., — 58%3.

Скептическая позиция ученых США по отношению к рели гии не претерпела за восьмидесятилетний период принципиаль ных изменений. Показатели противоречат достаточно высокому, по сравнению с Европой, уровню общей религиозности амери канского общества. Социум преимущественно религиозен, уче ная корпорация — безрелигиозна. В этом содержится противо речие.

Есть, впрочем, национальные научные школы, в которых пре обладают верующие ученые. Принципиально значимой явля ется религиозная платформа для понимания социокультурной среды формирования научной традиции у евреев. Высокая доля ученых еврейского происхождения среди лауреатов Нобелев ской премии — общеизвестный факт. По различным номинаци Иоффе Я.А. Мы и планета: Цифры и факты. М.: Политиздат, 1988. С. 25.

Открытое письмо президенту В.В. Путину // http://www.xn----ttbebhmkmg.

xn--p1ai/material/news/367278.html?pf=2.

http://www.nature.com/nature/journal/v394/n6691/full/394313a0_fs.html#top;

http://www.skeptik.net/ism/sci_god.htm;

Поиск. 1998. № 25.

Глава 2. Выдающиеся ученые о религии и Боге ям эта доля представлена следующими показателями: экономи ка — 34,4%, физиология и медицина — 27,1%, физика — 25,4%, химия — 16,4%, литература — 12,4%, премия мира — 8%4. Но при этом фактом является религиозность еврейских ученых. Указан ные соответствия еще не являются доказательством благотвор ной и конструктивной роли религиозности в научной деятельно сти, но, исходя из необходимости (в смысле пары необходимости и достаточности) доказательности путем иллюстрации, половина доказуемости указанного тезиса имеет место.

Профессор Оксфордского университета П. Аткинс коммен тировал вышеуказанное противоречие следующим образом:

«Вы, конечно же, можете быть ученым и исповедовать какую либо религию. Но я не думаю, что в этом случае вы можете быть настоящим исследователем в полном смысле этого понятия, по скольку научный стиль мышления совершенно не совместим с религиозными представлениями»5. П. Аткинс акцентировал внимание, что большинство американских ученых — неверую щие. Но полученные результаты могут быть прочитаны и иначе:

почти 40% представителей науки США являются верующими.

Наука не стоит на месте. Изменяются в том числе и мировоз зренческие представления ученых. Проведенные уже в 2000-е гг.

опросы американских ученых об их отношении к религии дали принципиально отличные от прежних результаты. Согласно ис следованиям социолога Хьюстонского Университета Райса док тора Элайн Говард Экланд, основанным на анкетировании респондентов по 36 опросным позициям, 70% ученых являют ся верующими. Среди представителей естественных наук этот показатель составил 62%6.

Аналогичный опрос американских докторов наук, проведен ный исследовательской группой Чикагского университета, дал еще более высокий результат удельного веса ученых, идентифи цирующих себя как верующих — 76%. Из перечисленных опро Черняк А. Нобелевские премии и еврейство // http://www.lechaim.ru/ ARHIV/109/chernyak.htm;

http://www.zonakz.net/blogs/user/izgi_amal/2113.html;

Радзиховский Л. Еврейская Симхас Тора // Еврейское слово. 2004. № 41 (214).

Большинство лидирующих ученых Америки отрицают существование бога // http://www.skeptik.net/ism/sci_god.htm.

Американцы подсчитали, сколько ученых верят в Бога // http://www.from ua.com/news/42fd289910c46.html.

Религиозное и научное познание сов, за каждым из которых стоит авторитет соответствующих научно-образовательных учреждений, следует вывод о проис ходящем в среде ученых мировоззренческом «переломе». Изме нение взглядов американских ученых, имея в виду позиции США на научной карте мира, симптоматичны для всей мировой науки (рис. 2.1)7.

Смена мировоззренческой парадигмы?

% 80 50 42 39, t 1914 1998 Рис. 2.1. Доля американских ученых, верящих в Бога Наиболее верующими из всех дисциплинарных корпораций американских академиков оказались математики (14,3% — вера в Бога, 15% — в загробную жизнь). Вероятно это связано с самой природой математического доказательства. Трансцендентное не фиксируемо, но его онтологичность для математика может быть обоснована логико-математическим путем. Менее всего религи озны биологи (5,5% — вера в Бога, 7,1% — в загробную жизнь).

В данном случае, вероятно, сказывается приверженность к рас смотрению категории жизни исключительно в рамках биологи ческого существования.

Парадоксально численное преобладание верящих в загроб ное существование души над верящими в бытие Бога. Из этого расхождения следует, что есть ученые, которые не верят в Бога, но полагают, что душа существует и после смерти. Странное ми http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=35764;

http://msnbc.msn.com/ id/8916982/;

http://www.uchicago.edu/index.shtml.

Глава 2. Выдающиеся ученые о религии и Боге ровоззрение. Оно нуждается, по меньшей мере, в пояснении.

Возникает вопрос об однозначности интерпретации позиции респондентов.

Взгляды ведущих ученых в мировой истории науки на рели гию и основные положения религиозных доктрин качественно можно выяснить по их прямым свидетельствам (цитированию).

Отбор персоналий для исследования осуществлялся не по фор мальным признакам (например, членству в академиях), а по при частности к крупнейшим открытиям8.

Первоначально движение по пути научного познания при водит ученого (естествоиспытателя) на позиции религиозно го скепсиса или даже атеизма. Однако, двигаясь далее, он вы ходит на такие проблемы в осмыслении бытия, которые уже не могут быть решены без признания концептов, характерных для религии.

Николай Коперник, основоположник гелиоцентрической космологии «Познавать великие дела Божьи, постигать Его премудрость, величие и силу, прикасаться к чудесам установленных Им за конов — все это, несомненно, богоугодные способы поклоне ния Всевышнему, которому невежество не может быть приятнее знания».

«Не благодати, воспринятой Павлом, желаю я. Не благоволе ния, с которым Ты простил Петра. Лишь той же милости прошу я у Тебя, что даровал Ты разбойнику на кресте».

«Ибо кто, занимаясь предметами, которые по всей очевид ности упорядочены наилучшим образом и управляются Боже ственной рукой, — кто, усердно размышляя над этими вещами и приобретая определенный навык, не пробудится к лучшему и не восхитится Всевышним, в котором всякое блаженство и вся кое добро? Ибо божественный псалмопевец не напрасно гово рил, что восхищается замыслами Божьими и радуется делам рук Его — ведь они служат своего рода посредником, приводящим нас к осмыслению высшего блага».

Мы верим… Говорят 53 известных современных ученых о вере в Бога;

http:// www.creationism.org/crimea/text/248.htm.

Религиозное и научное познание Галилео Галилей, итальянский астроном и физик «В действиях природы Господь Бог является нам не менее достойным восхищения образом, чем в божественных стихах Писания».

«Священное Писание никогда не может лгать или заблуж даться. Его высказывания абсолютно правильны и невредимы.

Само оно не может заблуждаться, только его толкователи мо гут в различной степени заблуждаться… Священное Писание и природа, оба исходят из Божественного Слова, то как повеле ние Святого Духа, другая как исполнитель Божьих повелений».

«В действиях природы Господь Бог является нам не менее достойным восхищения образом, чем в божественных стихах Писания».

Рене Декарт, французский философ, математик «В каком-то смысле можно сказать, что, не зная Бога, нельзя иметь достоверного познания ни о чем».

Готфрид Лейбниц, немецкий математик, философ, физик «Сотворенный мир является совершеннейшим… божест венное всемогущество произвело его».

Иоганн Кеплер, немецкий астроном «Главной целью всех исследований внешнего мира должно быть открытие рационального порядка и гармонии, которые Бог ниспослал миру и открыл нам на языке математики».

«О, как счастлив тот, кому дано через науку возвышаться до небес. Там видит он превыше всего творчество Божие!»

«В творении я ощущаю Бога как бы руками». Свое важнейшее произведение о гармонии мира он заключает такими прекрас ными словами: «Благодарю Тебя, Творец и Владыка, что Ты спо добил меня радости восхищаться делами рук Твоих…»

Уильям Гарвей У., английский врач, основатель современных физиологии и эмбриологии «Мы сознаем, что Бог, Высший и Всемогущий Творец, участ вует в создании всех животных, и все творения — это перст Самого Бога, указывающий на Его существование. Поистине, все сущее задумано и упорядочено единым Промыслом, божествен ной мудростью и восхитительным, непостижимым умением.

И никому иному нельзя приписать эти качества, как только Все могущему».

Глава 2. Выдающиеся ученые о религии и Боге «Меня всегда увлекало изучение строения животных, и я на деялся таким образом не только заглянуть в маленькие тайны природы, но и уловить образ или отражение Самого всемогущего Творца».

Джон Рей, английский биолог, основатель биологии «Нет более великого или, по крайней мере, более ощутимо го и убедительного аргумента в пользу существования Божества, чем восхитительное искусство и мудрость, обнаруживаемые в устройстве и организации, порядке и расположении, цели и ис пользовании всех частей и членов этой величественной ткани небес и земли».

«Для свободного человека нет занятия более достойного и приятного, нежели созерцание изящных творений в природе и прославление бесконечной мудрости и благости Бога».

«Тот, кто в христианском всеоружии мужественно сражает ся против искушений и нападок духовных врагов, отражая их атаки, кто сохраняет свои одеяния в чистоте и чья совесть не оскорбляет Бога и человека, — тот будет наслаждаться совершен ным миром здесь и обретет вечность».

Роберт Бойль, английский физик и химик, один из учреди телей Лондонского королевского общества (ведущее научное общество Англии), автор газового закона (закон Бойля — Ма риотта), основоположник химического анализа «В сравнении с Библией все человеческие книги являют ся малыми планетами, которые свой свет и блеск получают от Солнца. Истинный естествоиспытатель нигде не может проник нуть в познание тайны творения без того, чтобы не воспринять перст Божий».

«Многочисленность, красота и упорядоченность небесных тел, совершенное устройство животных и растений и другие явления природы справедливо побуждают разумного, непред взятого наблюдателя сделать вывод о существовании высшего, могущественного, праведного и благого Создателя».

«Если оставить в стороне все абсурдные мнения, кото рые необоснованно приписывают христианству, и все лож ное, отвратительное христианству тщеславие, которое беспочвенно приписывают философии, то кажущихся противо речий между Божеством и истинной Философией окажется Религиозное и научное познание не так уж и много, а настоящих противоречий не найдется ни одного».

Блез Паскаль, французский физик и математик «Есть три разряда людей: одни обрели Бога и служат Ему, люди эти разумны и счастливы. Другие не нашли и не ищут Его;

эти безумны и несчастны. Третьи не обрели, но ищут Его, это люди разумные, но еще несчастные. Земную науку надо понять, чтобы ее полюбить, а божественную надо полюбить, чтобы по нять ее. В мире нет ничего более великого, чем Иисус Христос, а в Иисусе Христе нет ничего более великого, чем Его жертва».

«Вера, конечно, открывает нам нечто, чего через чувства мы познать не можем, но никогда им не противоречит. Она выше их, а не против них».

«Два рода людей знают Бога: люди со смиренным сердцем, — все равно, умные они или глупые, — и люди истинно разумные.

Только люди гордые и среднего разума не знают Бога».

«Иисус Христос — Бог, к Которому приближаются, не испы тывая гордыни, пред Которым уничижаются, не испытывая от чаянья».

«Если бы Иисус Христос не сошел к людям, они погрязли бы в пороках и горестном ничтожестве своего бытия. Причас тившись Иисусу Христу, они избавляются и от этих пороков, и от этого горестного своего ничтожества. В Нем одном — вся наша добродетель, высшее наше счастье. Без Него — только по роки, ничтожество, заблуждения, мрак, смерть, отчаянье»9.

Бэкон Фрэнсис, английский философ, естествоиспытатель «Наука — это полная чаша, утоляющая жажду ума;

если кос нуться этой чаши только краями губ, то она удаляет от Бога;

но если ее пить большими глотками, то она приближает нас к Богу».

Исаак Ньютон, английский физик и математик, один из основоположников новой научной картины мира «Небесный Владыка управляет всем миром как Власти тель Вселенной… Из слепой физической необходимости, ко Паскаль Б. Мысли / Пер. с фр. Ю. Гинзбург. М.: АСТ;

Харьков: Фолио, 2003.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.