авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«В. Серебрянников ВОЕННО-ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ И.В.СТАЛИНА МОСКВА 2009 Военно-идеологические воззрения И.В.Сталина ...»

-- [ Страница 4 ] --

Львиная доля ответственности за произошедшее ложится на выс шее военное командование. Оно не понимало с должной глубиной слож нейшей политики по предотвращению и оттягиванию войны, воспри нимало некоторые ее шаги как помехи военным делам (заявление ТАСС от 13 июня 1941 года, сохранение торгово-экономических отношений с Германией, указания о сдержанности в применении оружия при на рушении границы), не оценивало правильно важность усилий Стали на, направленных на то, чтобы СССР выглядел последовательно миро любивой обороняющейся стороной, и чтобы никто не сомневался, что агрессором является фашистская Германия. Ясность этого факта имела первостепенную военно-политическую значимость для всего последу ющего хода войны, определила отношение к ней всего прогрессивного человечества, западных великих государств, успех в образовании анти гитлеровской коалиции. Все это убедительно доказывается во многих новейших исследованиях, в частности, в книгах талантливого и очень плодотворного историка А.Б. Мартиросяна [15], вовлекшего в научный оборот огромную массу материалов, в том числе новых документов и фактов.

В мемуарах ряда высших военачальников той поры, в которых много говорится об их личных тревогах, невозможно найти раздумий, как из бежать неожиданности и не допустить, чтобы войска не оказались под внезапным для них ударом агрессора в любом варианте начала втор жения. Получилось так, что они не посчитались с установками военной науки и военного искусства постоянно руководствоваться принципом внезапности, делая все, чтобы не поставить войска под внезапные уда ры противника и подготовке оперативно-тактических внезапностей * 114 * Глава IV * Предотвращение войн * против напавшего врага. Это святая обязанность командования, и для выполнения ее не требовалось каких-то особых указаний и разрешений политики. Нет никаких следов, чтобы высшие военные деятели заду мывались и выходили с инициативами по содействию предотвращению войны, о разработке хотя бы на умозрительном уровне моделей действий на этот счет. Не было проявлено активности в теоретиче ском и практическом обосновании этих особенностей действий на этот счет, обобщении соответствующих идей выдающихся военных мыслителей (Сунь-Цзы, Макиавелли, Клаузевица и других).

Сейчас нарастает поток публикаций, в которых утверждается, что СССР мог добиться предотвращения германского нашествия, если бы политики и военные действовали более искусно и согла сованно. Критикуется недостаточно активное воздействие на ру ководство и генералов Германии с целью разбить их ошибочное представление о «непрочности и шаткости» Советского Союза и его вооруженных сил. Необходимо, мол, было лучше показывать кре пость обороны, военно-экономические, технические и мобилиза ционные возможности страны, не сокращать, а наращивать число учений и маневров, подобных тем, которые проводились в сере дине 30-х годов в западных военных округах, которые буквально удивили Запад развитием военно-оборонного дела. Военачальники и военные ученые критикуются за недостаточное внимание к раз работке и внедрению идей и проектов усиления роли армии в пре дотвращении войн.

В переизданной у нас книге шведского историка Леннарта Са муэльсона «Красный колосс. Становление военно-промышленного комплекса СССР. 1921–1941» (2001) утверждается, что если бы СССР не тяготел к чрезмерной закрытости и показал немцам более полно свои лучшие танковые, авиационные и другие заводы, то мы бы удержали их от войны. СССР сделал это лишь в малой дозе и слишком поздно (в марте–апреле 1941 года) [16]. Доклады военных атташе Германии об увиденном были очень тревожными.

Эти, несколько упрощенные, но заслуживающие внимания тол кования действий страны нашей страны и армии по предотвра щению фашистской агрессии. Главное – они стимулируют изучение такого опыта, который, к сожалению, не стал предметом глубокого на учного исследования.

* 115 * * Проблемы войны и мира в современную эпоху * Во время Великой Отечественной войны 1941–1945 годов против 3. В ходе и после второй мировой германского фашизма главным для СССР и Сталина, возглавлявшего советскую страну, было ведение вооруженной борьбы, разгром гитле ровских полчищ на полях сражений, в воздухе и на море, достижение военных побед. Успешному ведению боевых действий вооруженными силами в максимальной мере должно было способствовать целеустрем ленное применение и невоенных средств – политических, дипломати ческих, экономических, информационно-пропагандистских, разведы вательных и других.

Невоенные средства нацеливались на создание наиболее благо приятной для СССР и его союзников по антигитлеровской коалиции военно-политической обстановки по всему периметру границ нашей страны, особенно на Юге и Дальнем Востоке, а также в глобальном мас штабе. Важно было не допустить возникновение новых боевых фрон тов против советского государства. Тем более, что такая опасность существовала со стороны Японии, Ирана, Турции, а также ряда других стран Ближнего и Среднего Востока, которые находились под сильным влиянием гитлеровской Германии, имели определенные обязательства перед ней на этот счет.

Сталин еще до войны, а затем в ее ходе уделял пристальное вни мание тому, чтобы уменьшить, а затем устранить полностью эту опас ность. Этому служило заключение соглашений о нейтралитете с ука занными сторонами, постоянные дипломатические воздействия на их руководство, использование для этого политического влияния со юзников, проведение информационных, разведывательных операций, поддержание высокой готовности войсковых группировок на наиболее вероятных направлениях и т.п. Результатом этой деятельности явилось то, что ни одного нового очага вооруженной борьбы против СССР в ходе второй мировой войны не возникло. Более того, с началом и в ходе вой ны существовавшие такие опасности устранялись, а к 1945 году почти полностью исчезли.

Уже в начале войны, а затем по ходу ее с нарастающей активностью Сталин приступил к обдумыванию контуров будущего мира, надежных методов и средств предупреждения новых войн. Эта проблема нахо дилась в центре внимания переписки Сталина с президентами США и * 116 * Глава IV * Предотвращение войн * премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечествен ной войны 1941–1945 годов, в его многочисленных выступлениях, офи циальных документах, на встречах лидеров трех великих держав того времени. По мере приближения победоносного завершения войны эта сторона в деятельности Сталина занимала все большее место и время.

В 1944 году в докладе о 26-й годовщине Великой Октябрьской ре волюции он говорил о необходимости безотлагательных «специальных мер», способных предотвратить агрессию в будущем, не допустить, что бы миролюбивые нации могли вновь оказаться застигнутыми врасплох агрессором. «Выиграть войну с Германией значит осуществить великое историческое дело. Но выиграть войну еще не значит обеспечить на родам прочный мир и надежную безопасность в будущем. Задача со стоит не только в том, чтобы выиграть войну, но и в том, чтобы сделать невозможным возникновение новой агрессии и новой войны, если не навсегда, то по крайней мере в течение длительного периода времени»

Сталин обратил внимание на повторяющийся в истории факт, [17].

своеобразную «историческую закономерность», которую опасно не учитывать. В истории, особенно в ХХ веке, говорил он, как правило, агрессивные государства опережали других в подготовке новой войны, создавали до ее начала готовые армии вторжения и нападали внезапно на избранные жертвы. Неагрессивные страны опаздывали с подготов кой к обороне, не имели к началу нападения достаточно подготовлен ные вооруженные силы к отражению неожиданных ударов.

Проявление этой закономерности в своеобразной форме прояви лось за последние почти двадцать лет и для России: достаточно обра титься к двум чеченским войнам, а также к «пятидневной войне» на Кавказе в августе 2008 года между Грузией и Россией.

Какие средства имел ввиду Сталин, чтобы предотвратить новые агрессивные войны, или, если они возникнут, задушить их в самом на чале и не дать им развернуться в большие войны?

«Для этого, кроме полного разоружения агрессивных наций, суще ствует лишь одно средство: создать специальную организацию защиты мира и обеспечения безопасности из представителей миролюбивых на ций, дать в распоряжение руководящего органа этой организации ми нимально необходимое количество вооруженных сил, потребное для предотвращения агрессии, и обязать эту организацию в случае необ * 117 * * Проблемы войны и мира в современную эпоху * ходимости – применить без промедления эти вооруженные силы для предотвращения или ликвидации агрессии и наказания виновников агрессии» [18].

В отличие от Лиги наций, международной организации, существо вавшей для этих целей до второй мировой войны, новая организация должна иметь политические и юридические права, а также реальную военную силу для этого. Необходимым условием эффективного дей ствия этой организации он считал единодушие и согласие великих дер жав, добившихся победы в войне против Германии.

К сожалению, в основном по вине западных государств это необхо димое условие не было соблюдено и созданная после окончания второй мировой войны Организация объединенных наций и Совет безопас ности, хотя и сыграли большую роль в поддержании всеобщего мира, не смогли обеспечить предотвращение многих локальных войн и кон фликтов, принесших беды и страдания сотням миллионов людей.

Исходя из того, что нельзя полностью полагаться на ООН и Совет Безопасности, что в мире имеются мощные силы, которые сеют рознь и вражду между народами, Сталин первостепенное значение придавал укреплению обороноспособности советского государства и его союзни ков. Представляет интерес с точки зрения новых задач по предотвра щению войн обращение ЦК ВКП(б) к избирателям перед выборами в Верховный Совет СССР в феврале 1946 года, отредактированное Стали ным. В нем говорилось: «Необходимо бдительно сохранять завоевания советского народа в Великой Отечественной войне, твердо отстаивать интересы Советского Союза. Необходимо совместно с демократически ми силами других стран бороться за укрепление сотрудничества миро любивых держав, за выкорчевывание всех корней фашизма, за предот вращение всякой агрессии в будущем» (подч.мною В.С..).

Какие же новые идеи были выдвинуты на этот счет?

Во-первых, итоги войны укрепили советское руководство в необ ходимости еще активнее бороться против войн, за их предотвращение, ибо возможности на этот счет, имевшиеся еще перед второй мировой войной, стали еще более сильными и широкими. Явно обозначился вы вод, что третья мировая война, масштабы которой довольно четко и грозно определились, не является неизбежной, ее можно и необходимо не допустить. Надо активнее бороться тогда, когда она только зарожда ется. Создание атомного, а затем водородного оружия делает эту зада * 118 * Глава IV * Предотвращение войн * чу главной для всего человечества. Сталин после войны неоднократно подчеркивал, что объективно государства противоположных систем могут мирно сотрудничать и различие между ними не имеют суще ственного значения. Сотрудничали во время войны против фашистской Германии, и тем более, это возможно в мирных условиях. Важно, чтобы у обеих сторон было желание сотрудничать: «если нет желания сотруд ничать, то, даже при одинаковых экономических системах, государства и люди могут передраться». Он подчеркивал, что у СССР есть желание сотрудничать. Решающую роль в этом играет субъективный фактор.

Во-вторых, надо на порядок поднять материальную и духовную мощь, обороноспособность Советского Союза, дело защиты социализма в мире. Конкретные задачи на этот счет Сталин изложил в своей речи на предвыборном собрании избирателей сталинского избирательного округа города Москвы 9 февраля 1946 года. Речь шла, прежде всего, о том, чтобы поднять уровень нашей промышленности втрое по сравне нию с предвоенным 1941 годом. Только при этом условии, полагал он, можно гарантировать страну от всяких случайностей. Предполагалось, что на это уйдет три новых пятилетки, но было сделано быстрее. Произ веденные сдвиги в экономическом развитии страны позволили создать несокрушимый ракетно-ядерный щит, содержать мощную армию, осна щенную оружием и другими средствами по последнему слову науки и техники. Они удерживали самых сильных потенциальных агрессоров от нападения на нашу Родину в течение многих десятилетий второй по ловины ХХ века.

В-третьих, стало больше уделяться внимания вовлечению народных масс всех стран в борьбу за предотвращение войны, целеустремленному воздействию на мировое общественное мнение, внешнепропагандист скому аспекту деятельности советского государства на международной арене, развитию «народной дипломатии», сотрудничеству с миролюби выми кругами Запада. Основополагающей здесь была сталинская идея о том, что мир может быть прочным лишь тогда, когда народы мира возьмут это дело в свои руки и будут отстаивать его до конца.

Сталинская политика и стратегия предотвращения войны середи ны 40–50-х годов прошлого века сыграла огромную роль в организации и развитии Всемирного движения сторонников мира, охватившего все крупнейшие страны Земного шара.

Программа этого Движения нацеливалась на запрещение атомного * 119 * * Проблемы войны и мира в современную эпоху * оружия, прекращение гонки вооружений, урегулирование междуна родных проблем исключительно минным путем.

Конечно, и раньше были массовые движения, выражавшие рост стремления народных масс против войны к сохранению мира. Напри мер, пацифистское общественное движение, проповедующее мир и осуждающее всякую войну, возникшее в Англии и США после наполео новских войн, организовавшее ряд международных конгрессов и до стигшее наивысшего развития в 80-х 90-х годах XIX века. Еще больше го размаха достигли миролюбивые движения в канун и в ходе первой и второй мировых войн. Но они сравнительно быстро затухали, охваты вали почти исключительно народы западных стран и России. Речь шла о сотнях тысяч и миллионах участников движения, в крайних случаях до десятков миллионов.

Новое Всемирное движение отличалось возросшей на порядок массовостью, охватом всех континентов планеты, способностью воз действовать на мировую политику. К началу 50-х годов XX века в нем участвовали более 600 млн человек, организованных в населенных пунктах и городах, на предприятиях и по месту жительства и руково димых локальными, региональными, национальными комитетами, а в мировом масштабе Всемирным конгрессом сторонников мира. В этом движении участвовало население 72 стран. Превратившись, благодаря высокой активности и решительности действий, в мощный фактор ми ровой политики, движение сторонников мира сыграло решающую роль в прекращении ряда крупных войн, грозивших перерасти в мировой во енный пожар: Корейской (1953), Индокитайской (1954), Вьетнамской (1973) и др. Давление сторонников мира заставляло агрессивные круги умерять свои военные аппетиты, идти на улучшение отношений с со циалистическими государствами и странами, обретавшими независи мость путем изгнания колонизаторов.

Резкое повышение уровня участия рядовых граждан, увеличение массы борцов, эффективности мирозащитных действий в националь ных и мировом масштабах несомненно имело под собой сдвиги во вну треннем мире человека. Конечно, нельзя считать, что этот внутренний сдвиг был одинаков у всех сотен миллионов борцов за мир. Естествен но, наибольшим он был у активистов, которые постоянно занимались определенными делами движения. А таковых, по расчетам социологов, приходилось до десяти человек на сто рядовых участников, что состав * 120 * Глава IV * Предотвращение войн * ляло 6065 миллионов человек. Это огромный массив акторов, какого не знала история. И хотя после развала СССР, исчезновения Варшав ского Договора, объединявшего европейские соцстраны, планетарное миротворческое движение утратило былую организованность и спло ченность, в целом таких акторов не стало меньше. Возросла активность национальных и региональных потоков движения сторонников мира.

Поскольку движение основывается исключительно на доброволь ных началах, то основная масса акторов это люди, включившиеся в него инициативно, имеющие интерес (потребность), влекомые вну тренней установкой совершить пусть «маленький», но собственный вклад в большое дело, воспринимаемое как лично важное. Может, это будет звучать слишком громко, но оно знаменует возникновение у де сятков миллионов людей личной устремленности и ответственности за преодоление войны и утверждение мира. Конечно, нельзя преувели чивать силу и прочность данного внутреннего духовно-нравственного комплекса участников борьбы за мир и обусловленного им практиче ского действия. Важно за ним видеть эволюцию в сознании, психологии и нравственности человека вообще как социального существа.

До 90-х годов ХХ века у нас официально и в обществе проблема во йны и мира ставилась на первое место как главная среди глобальных проблем современности. Сейчас закреплено, как доктринальное, иное положение: глобальная и региональная безопасность смещается от бо лее ясных вопросов войны и мира к менее определенным и более слож ным политическим, финансово-экономическим, этнонациональным, демографическим и другим проблемам. Из основополагающих государ ственных документов ушли идеал общества без войны, установки про тив гонки вооружений, милитаризма и агрессии. Расширился перечень условий, когда могут применяться военная сила, превентивные удары, ядерное оружие (причем, первыми). По существу, взяты на вооружение либеральные западные взгляды на этот счет. Признание факта усиле ния значимости военной силы в постбиполярном мире, в обеспечении жизненно важных интересов и безопасности государств, роста числа и грозности военных отношений все это находится в противоречии с формулой смещения войны на задний план среди важнейших проблем современности. Тем более, что военные угрозы неуклонно приближа ются к границам России. Расширяется практика развязывания войн на основе национальных решений. С 2000 года обозначился мощный * 121 * * Проблемы войны и мира в современную эпоху * всплеск гонки вооружений, наращивается и без того беспрецедентная мощь США, которые открыто провозглашают планы новых войн.

Эволюция соотношения войны и мира выражается западными ис следователями в виде кратких формул «мир невозможен, война не вероятна» (для периода холодной войны), «мир в меньшей степени невозможен, а война в меньшей степени невероятна» (для современно сти), указывающих на возрастание сложности их диалектики. При этом война по сравнению с другими средствами политики (экономическими, дипломатическими, информационными, психологическими и т.п.) оста ется самым опасным средством, обладает самым гигантским потенциа лом разрушения и уничтожения, способна убить жизнь на Земле. Сохра няется и даже растет опасность применения ядерного оружия. Десятки государств стремятся обзавестись им, не видя другого способа защи тить свой суверенитет перед глобализаторским натиском США.

Война продолжает оставаться самым прожорливым хищником, съедающим огромные ресурсы. Причем, не только, когда бушуют сра жения, но и опосредованно, когда она существует лишь в потенции. Во второй половине ХХ века крупнейшие державы мира израсходовали на подготовку к новой большой войне, которая так и не состоялась, боль ше материальных и духовно-интеллектуальных ресурсов, чем в миро вой войне 19391945 годов. Сейчас ежегодно в мире на военные дела тратится около одного триллиона долларов. Десятой доли от этого хва тило бы для оздоровления лесов, чистоты вод, озеленения пустынь на всей планете.

Наконец, ошибочно считать проблему войны и мира более простой.

Она была и остается архисложной, о чем свидетельствуют чрезвычай ные трудности ее истинного понимания и тем более практического ре шения.

Лидеров различных государств сравнивают по многим основаниям:

социально-политической ориентации, масштабности и глубине мыш ления, особенностям и силе характера, нравственному облику, способ ности формировать лучшую «команду» соратников, качеству решений, результатам деятельности и т.д. Разумеется, и по подходу к решению проблем войны и мира: по степени предрасположенности к исполь зованию военных или невоенных средств в конфликтных ситуациях, устойчивости избранного подхода, количеству предпринятых военно силовых акций, соотношению военного и мирного времени в период их * 122 * Глава IV * Предотвращение войн * правления и т.д. Имеются работы, в которых на основе этих показателей сравниваются и ранжируются российские властители от Ивана Грозно го до Сталина, лидеры западных государств. Выявилось, в частности, что в одних и тех же странах, даже при неизменных порядках, режимах, у власти могут оказываться деятели с разной предрасположенностью к войне и миру, независимо, касается это демократических или автори тарных стран.

Сравнение Сталина с великими воителями прошлого, американски ми президентами XX века, другими западными политиками показыва ет, что у него не было гегемонистско-воинственных идей и замыслов, определенно преобладали созидательные миротворческие устремле ния. Не было у него, как было показано выше, стремления принести в какую-либо страну революцию на штыках. В отличие от западных ли деров, он последовательно выступал за мирное сосуществование двух социальных систем, скрупулезно следил за выполнением заключен ных соглашений и договоров, был за равноправие и взаимовыгодное сотрудничество, стремился запретить атомное оружие и существен но сокращать обычные вооружения, не проявлял идеологической и социально-политической нетерпимости в международных отношениях (чем страдали западные деятели), проявлял готовность к компромис сам и уступкам, не задевающим суверенитета страны, не давал устано вок на войну с Западом, не имел планов атомных бомбардировок каких либо противников и т.д.

С полным основанием можно сказать, что он наиболее ответствен но, сдержанно и осторожно из всех политиков XX века, в том числе из «великой тройки», возглавлявшей антигитлеровскую коалицию во второй мировой войне, решал проблемы войны и мира. Исследователи жизни У. Черчилля, например, указывая на его огромные интеллекту альные способности, мужество и стойкость, другие позитивные каче ства, как выдающегося политика XX века, вместе с тем отмечали, что он «испытывал ненормальное очарование войной»;

в момент начала мировой войны у него «преобладали чувства радостного возбуждения и волнения», он был «прирожденный солдат», мечтающий о войне и т.п.

[18]. Известно, что и американские президенты склонны были дольше созерцать со стороны и даже поощрять агрессоров исходя из эгоистиче ских расчетов. Они после Победы 1945 года осуществляли агрессивные войны, планировали атомные удары по СССР, КНР, Вьетнама, развязали * 123 * * Проблемы войны и мира в современную эпоху * холодную войну против социализма.

Сталин был последовательнее в борьбе за мир против войн. Из его уст никогда не вырывались воинственные кличи, угрозы или началь ственные требования к другим государствам и народам. Появление такого типа политика в отношении войны и мира нельзя отрывать от того социального строя, которому он служил.

Мерилом же «калибра» исторического деятеля являются объек тивные показатели: а) масштабы, глубина, новизна, уникальность, значимость сделанного для народа и человечества;

б) степень и эф фективность использования возможностей, имеющихся сил и средств;

в) умение опираться на творчество, инициативу и энергию народных масс;

г) духовно-нравственные, гуманные, человеческие основания це лей и достигнутого.

Сталин стоит на первом месте среди отечественных и западных дея телей XX века по всем этим характеристикам. Наука с особым внимани ем должна изучать этот великий человеческий феномен. Это особенно важно для России, которая остро нуждается в эффективных лидерах, а они не могут сформироваться без опоры на идеи и опыт деятельности Сталина.

Если бы во главе СССР после Сталина стояли деятели такого же ка либра, то социалистическая система выстояла бы, вместе с другими на родами заставила бы Запад отказаться от политики холодной войны, представляла бы сейчас самое передовое и процветающее государство.

Ссылки 1. Сталин И.В. Соч. Т.3, СС. 15, 32, 47, 352–353 и др.

2. Там же, с. 8.

3. Там же, с. 211.

4. Сталин И.В. Соч. Т.18, с. 13.

5. Там же, Тт. 8, с. 64.

6. Там же, с. 287–289;

Т. 12, с. 257–258, 299.

7. Там же. Т. 13, с. 300, 305.

8. Там же. Т. 3, с. 87, 116;

Т. 7, с. 13, 18.

10. Там же. Т. 16, с. 179.

11. Там же. Т. 13, с. 283, 305.

12. Там же. Т. 13, с. 280.

* 124 * Глава IV * Предотвращение войн * 13. Сталин И.В. Вопросы ленинизма. – М., 1953. – С. 609–610.

14. Международная жизнь, 1959, № 3. – С. 139.

15. Киссинджер Генри. Дипломатия. – М., 1997. – С. 396.

16. Мартиросян А.Б. 22 июня 1941;

На пути к мировой войне;

на пути к победе и др.

17. Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза.

Изд. 5-ое. – М., 1946. – С. 146.

18. Там же, с. 148.

19. Роббинс К. Черчилль. М., 1997. Сс. 85, 113, * 125 * * О советской военной идеологии * Часть II О советской военной идеологии Даже и самые эрудированные и творческие военные профессиона лы высочайших рангов нередко проявляют непонимание сути, места и роли военной идеологии в обеспечении безопасности государства, стро ительстве вооруженных сил, подготовке и ведении войны. Характерна в этом отношении статья в газете «Красная звезда» за 1 декабря года «Уроки полководца», посвященная 110-й годовщине выдающегося советского военного деятеля и полководца четырежды Героя Советско го Союза маршала Жукова Георгия Константиновича и 65-летию нача ла контрнаступления под Москвой. Статья в целом глубокая, но с суще ственным перекосом.

В ней утверждается, что на деятельность полководца вначале нега тивно сказывалось влияние идеологического фактора. Дело, якобы, по шло лучше, когда он перестал исходить из «идеологических установок и общих теоретических положений», а исключительно из конкретной обстановки наличных условий. Ну, не нравится автору статьи идеоло гия. И не просто та конкретная, которая была в ту пору, а вообще идео логия как таковая.

Что говорить, были в советской идеологии (в том числе военной) абстрактные и даже ошибочные положения, которые принесли нема лый вред, особенно в начальный период войны. Но вряд ли можно так оценить в целом советскую идеологию и ее роль по отношению к во енному делу, подготовке страны и вооруженных сил накануне войны и в ходе ее ведения. Идеология призвана освящать всю борьбу, быть * 126 * * О советской военной идеологии * главенствующим фактором высокого морального духа народа и армии.

Ни один полководец не может игнорировать ее роль: история учит, что победу одерживают армии, которые вдохновляются идеями, близкими сердцам солдат. Идеология и политика лежат в основе единства народа и армии. Советский человек не победил бы без того, что обеспечивает высокий дух, в том числе советского искусства, культуры, морали, про низанных идеологией. И маршал Г.К. Жуков следил, чтобы в самые важ ные и опасные места и моменты, в том числе в ходе великой Московской битвы, направляли «политбойцов» коммунистов самых самоотвер женных идейных бойцов. Немало сказано им о ведущей роли комму нистов вообще. СССР был идеологическим государством, и его победа над фашизмом в более широком плане была победой его идеологии.

Уступки деиделогизаторам в этом вопросе искажают суть и содержание самй Великой Победы 1945 года.

Кто и когда на высшем уровне требовал, чтобы боевые решения исходили непосредственно из идеологических установок? Наверху по нимали роль идеологии по-другому. Советская идеология как раз ори ентировала каждого субъекта на творчески активное осмысление кон кретной боевой обстановки, учет реальных факторов и возможностей.

Утверждение, что советские идеологи в 1941 году в канун нападения фашистов на СССР твердили бездумные лозунги о подчинении всего только предотвращению войны, прямо скажем, необъективно. Кроме того, важно понимать, что добротная хорошая идеология помощник любого военного деятеля. Нигде, ни в одном государстве военачальни ки не действуют вне рамок господствующей идеологии. Человек, лю бой деятель, пренебрегающий идеологией вообще, в конечном счете оказывается во власти самых отсталых идей и взглядов, что нередко происходило и с выдающимися военачальниками.

Важно подчеркнуть, не вдаваясь в глубину сложности вопроса о вза имодействии идеологии и практической деятельности людей, особен но военнослужащих, то, что отрицательные моменты в этой области, имевшие место перед войной, не дают оснований для умаления идео логии, политики, науки и т.д.

Вызывает недоумение и положение, что планы и деяния воена чальника не должны исходить из «общих теоретических положений».

Процесс разработки и принятия боевого решения подспудно (даже под сознательно) строится в соответствии с научно (теоретически) обо * 127 * * О советской военной идеологии * снованным порядком, структурой и логикой действий, разумеется, из меняемыми соответственно условиям и обстановке. А разве не должен полководец в процессе обдумывания и принятия решений опираться на теоретически осмысленный опыт, действовать на основе его твор ческого использования? Такой же перекос, как в отношении идеологии, имеет место в отношении политики и науки. Тем более досадно, что он нередко проявляется у очень глубоких, творческих, действительно патриотичных и болеющих за страну, выступающих за правильное по нимание ее прошлого и настоящего, ученых и писателей. Но ученые не должны быть снисходительными к любой идее, если она искажает дей ствительность, мешает ее правильному пониманию.

Науке важно разобраться в том, как проявлялось единство идео логии, политики, науки и практики в деятельности наших великих полководцев, в том числе и маршала Жукова. У него есть ряд важных собственных высказываний на этот счет, а также его подчиненных военачальников. Известно, сколь надуманными и зловредными были потуги Хрущева приписать Жукову пренебрежение к идеологической, партийно-политической работе в Вооруженных Силах. Все это необхо димо глубоко изучать на благо будущего.

Сейчас особо активничают в принижении роли советской идео логии антисталинисты. Сталинские военно-теоретические положе ния о войне и армии, защите Отечества они объявляют примитивно схоластическими, поверхностными, нежизненными. Его методология анализа и объяснения военных явлений – несостоятельна-де из-за аб солютизации классово-формационного и игнорирования цивилизаци онного, геополитического и национального подходов. Сталинская иде ология характеризуется воинственно-агрессивной, милитаристской, ориентированной на расширение социалистического пространства с помощью вооруженного насилия, «включая превентивные войны», твердят правоверные либералы.

Всем противникам сталинских идей присущ бросающийся в глаза недостаток. Они, как правило, не рассматривают реальные сталинские военно-теоретические и военно-политические воззрения, а называют надуманные ими недостатки и ошибки в этих взглядах и затем разо блачают свои выдумки. Или сосредотачивают внимание на частных по ложениях, игнорируя принципиально важные. Так, в одном довольно фундаментальном и во многом талантливом труде, посвященном влия * 128 * * О советской военной идеологии * нию роли Сталина в достижении Великой Победы 1945 года. В больших пяти главах, посвященных военной идеологии Советского Союза, ста линской стратегии идеологической работы в стране и в Красной Армии среди пятисот используемых источников имеется только около десяти ссылок на собственно сталинские положения. Преобладают ссылки на труды других деятелей, общие документы и т.п. Такое игнорирование анализа собственно сталинских документов приводит к «стрельбе из пушек по воробьям».

Для крайне критического отношения к советской военной идеоло гии накануне Великой Отечественной войны вроде бы дают основания собственно сталинские оценки ее состояния, сделанные уже в конце войны, а именно, 5 марта 1945 года при рассмотрении и подписании им приказа о журналах «Военная мысль» и «Военный вестник». Однознач но признав необходимость советскому государству иметь и развивать собственную военную идеологию, он отметил, что «мы начали войну, по существу, не имея военной идеологии. «…Такую идеологию мы созда ли во время войны. Теперь у нас есть своя военная идеология» [1].

Сталин хорошо понимал, что военная идеология любого государ ства, тем более такого молодого и принципиально нового по своему ха рактеру, как СССР, не возникает вдруг, подобно «черту из табакерки». Это сравнительно длительный и весьма сложный идейно-политический, научный, интеллектуально-нравственный процесс, в котором участву ет множество государственных, общественных, научных институтов и организаций, ученых и практиков. В ходе него выдвигаются и обсужда ются не только верные, но и недостаточно взвешенные и ошибочные идеи и положения, идет борьба мнений. Все они проверяются, уточня ются военной практикой, прежде всего опытом ведения войн. Многое в ходе такой проверки отбрасывается, что-то обретает признаки «объек тивных истин» и развивается. Еще больше появляется нового, которое вовсе не предполагалось. При этом надо полагать, что Сталин, давая та кую оценку, относил насчет идеологии определенную ответственность за крупные военные поражения в начале войны. Впоследствии он не сколько конкретизировал свои взгляды на этот счет. Именно все это в комплексе имел в виду Сталин, когда говорил, что военная идеоло гия сложилась как целостный феномен у СССР только во время войны 19411945 годов. А отнюдь не признание в полной идеологической не подготовленности советского руководства, народа и армии к вооружен * 129 * * О советской военной идеологии * ной защите отечества, к отражению германской агрессии, как это пыта ются представить антисталинисты.

Сказанное выше свидетельствует о трудностях понимания сути, ме ста и роли военной идеологии в обеспечении безопасности государства, которые усугубляются сознательным искажением этого антисоветчи ками и антисталинистами. Поэтому целесообразно перед конкретным рассмотрением сталинских военно-идеологических положений изло жить общие представления о военной идеологии.

* 130 * Глава V * Военная идеология государства * Глава V Военная идеология государства В период Великой Отечественной войны и до начала 70-х годов ши роко использовалось понятие «советская военная идеология». Затем произошел крутой разворот: понятие «военная идеология» объявили негативно-милитаристским, неприемлемым для последовательно ми ролюбивых советских взглядов на войну и армию. В фундаментальных энциклопедических изданиях указывалось, что понятие «военная идео логия» относится исключительно к части буржуазной идеологии и обо значает совокупность милитаристских идей, обосновывающих агрес сивную политику империализма.

После радикальных перемен в жизни России с середины 90-х годов словосочетание «военная идеология» конституировалось как общена учное, относящееся к идеологическим конструкциям государств любых социальных систем, а также негосударственных организаций и инсти тутов (партий, общественных движений, блоков и т.п.) [2].

Общегосударственная военная идеология представляет собой си 1. Суть, содержание и функции стему взглядов, идей, нормативных установок, выражающих отноше ние государства к проблемам войны и мира, вооруженному насилию, к армии как главному орудию военной политики, обеспечению нацио нальной и глобальной безопасности. Она может быть миролюбивой или агрессивной.

* 131 * * О советской военной идеологии * Ее содержание весьма объемно и многогранно. В основе его лежит совокупность идей и теорий о военных феноменах обще ственной жизни как таковых: их сути, смысле, месте и роли в истории, источниках и причинах. Ведущее значение имеет ха рактеристика переживаемой эпохи, существующих опасностей и угроз, места и роли данного государства в решении проблем вой ны и мира, его военных потребностей, целей и задач, принципов военной политики и деятельности, строительства вооруженных сил, систем национальной и глобальной безопасности.

Одно из центральных мест в военной идеологии принадле жит совокупности критериев оценки военных явлений с точки зрения справедливости или несправедливости, законности или незаконности, поддержки или осуждения и протеста, являю щихся своеобразным нравственным компасом в военной сфере.

Из этого вытекает обоснование идеальных (желанных) образов устройства глобальной и национальной жизни, освещение образ цов поведения (героических символов) для всеобщего подража ния, правил взаимодействия и отношений внутри вооруженных сил, а также между армией и обществом, гражданскими и воен ными людьми. Фундаментальной базой, на которой строится вся военная идеология, является совокупность идей и теорий о фак торах достижения победы в войне.

Содержание государственной военной идеологии выражает ся в различных формах. Ее важнейшие положения и выводы за крепляются и представляются обществу в основополагающих до кументах: конституциях, доктринах, концепциях и программах, решениях, призывах, лозунгах, исходящих от высшей власти, вы ступлениях главных должностных лиц государства. Более широко и детально она выражается и реализуется в военно-специальных нормативных документах государства: совокупности законов по различным аспектам военной безопасности, военной присяге, воинских уставах и наставлениях, программах и планах военно политического просвещения граждан и военно-политического образования военнослужащих и др. В арсенал идеологии госу дарства входит также совокупность символов: гимн, герб, боевые знамена воинских частей, награды, знаки отличия, особенности военной одежды и т.п. В них выражается приверженность опреде * 132 * ленным социально-политическим ценностям, принятым нормам Глава V * Военная идеология государства * воинский деятельности и жизни, установкам на самоотвержен ное выполнение воинского долга, соблюдение традиций, героизм и стойкость в вооруженной борьбе. Наконец, это теоретические труды (философские, социально-политические, экономические, богословские), а также произведения литературы и искусства, в которых обосновываются, развиваются и освещаются положения государственной военной идеологии.

Методологически важно отличать военную идеологию госу дарства от близких и схожих явлений, с которыми она перекре щивается и действует взаимосвязано.

Ближе всего к ней стоит военная политика, под которой по нимают систему взглядов, отношений и институтов, направлен ных на создание, подготовку и применение военной силы. Поли тика более прагматична, конкретна, подвижна, теснее привязана к текущим условиям и событиям, выражается в виде решений, заявлений и оценок происходящего, действий вооруженных сил.

Она служит своеобразным пусковым механизмом, мотором воен ной идеологии. Отличительные признаки политики и идеологии четко проявляются при перекосах в их отношениях. Например, абсолютизация идеологических расхождений между руковод ством СССР и КНР о характере эпохи, ее основных противоречиях, взаимосвязи войны и мира, роли Сталина в истории привела в 5070-е годы ХХ века к взаимной вражде этих стран, в том числе военно-политической.

Отставание или ошибки идеологии также наносят вред по литике. Последняя зацикливается на текучке, утрачивает четкое видение перспективы. Из-за неспособности идеологии найти эф фективный ответ на «холодную войну» Запада советская внеш няя и военная политика в 5060-х годах погрязла в подготовке к возможной военной битве с Западом, взвалив на страну чрез мерное бремя военных расходов в ущерб решению внутренних социально-экономических проблем. Сильная зависимость идео логии от политики и постановка их вне критики одинаково па губны.

Важно также отличать военную идеологию от военной поли тологии, которая преподается в учебных заведениях Миноборо * 133 * * О советской военной идеологии * ны. Последняя отражает лишь политические аспекты военных явлений, тогда как идеология разрабатывается на основе дости жений всех гуманитарных наук.

Военная идеология тесно связана с военной наукой, которая содер жит систему знаний о законах, военно-стратегическом характере войны, путях ее предотвращения, строительстве и подготовке во оруженных сил страны к войне. Основным ее предметом является вооруженная борьба в войне. Военная наука вскрывает тенден ции и эволюцию войны, разрабатывает ее новые модели, с уче том которых строится и совершенствуется армия. Сталин при рассмотрении и подписании им приказа о журналах «Военная мысль» и «Военный вестник» 5 марта 1945 года специально под черкнул, что нельзя ограничиться разработкой только военной науки, «только вопросами теории». Он четко представлял и то общее, что роднит военную науку и военную идеологию, а так же их специфику и отличия друг от друга, своеобразие функций каждой из них.

Военная идеология рассматривает войну целостно, в единстве социально-политического и военно-технического характера, оце нивает взаимосвязано ее политические, правовые и нравствен ные основания, связь с экономическим и социальным строем го сударств, влияние на жизнь общества и систему международных отношений. Различие между военной наукой и военной идеоло гией рельефно проявляется в анализе конкретных войн. Идеоло ги, анализируя войну США в Ираке, акцентируют внимание на ее незаконности (отсутствие мандата ООН на применение силы, нару шение международного права и порядка), отрицательных послед ствиях для всеобщей безопасности и мира. Что касается военной науки, то она сосредоточивается на оценке техники и оружия, ко личественных и качественных характеристиках вооруженных сил, особенностях их действий, новаций военного искусства, проверке в ней доктрин «бесконтактной», «высокотехнологичной», «бескров ной» войн и т.п. Военная наука и военная идеология тесно взаимо действуют: идеология не может развиваться без опоры на выводы науки, а последняя исходит из положений первой. Общее и различие науки и идеологии показано в таблице 10.

* 134 * Глава V * Военная идеология государства * Таблица Сравнение специфики отражения «военного бытия»

в науке о войне и армии, военной науке и идеологии Отражаемое «военное бытие» Роль в Главные познании формы военной Форма основной отра- действи отражения объект предмет жения тельности Учение о Взаимосвя- Сущность, про- Кате- Мировоз войне и ар- зи войны исхождение, гории, зренческая мии: система и мира, законы возник- понятия, и методо философских, война как новения хода и теории логическая социально- социальное исхода войны, основы политических явление, ее источники познания и экономиче- военная (причины), вли- военно ских взгля- органи- яние на жизнь го бытия дов на войну, зация общества;

роль общества армию, во- общества, в истории. Сущ енную жизнь армия, ность и роль общества военная военной орга безопас- низации госу ность дарства, зако ны развития и функции армии Военная Война, Вооруженная Кате- Дать истин наука: систе- армия, борьба в войне, гории, ные знания ма знаний военная закономерно- понятия, о законах о законах деятель- сти, средства теории вооружен и военно- ность го- и способы ее ной борьбы стратеги- сударства ведения, под- в войне, ческом готовка армии средствах характере с учетом хода и способах войны, строи- и исхода ее от достижения тельстве и соотношения победы, подготовке материальных подготовке армии и стра- и духовных страны и ар ны к войне, возможно- мии к войне, способах стей страны развивать вооруженной военное борьбы искусство * 135 * * О советской военной идеологии * Военная Военное Военно- Идеи, Обеспечить идеология положение политическая идеалы, правильную государства: государ- обстановка учения, ориентиров принятая ства и его (внешняя и теории, ку власти система военные внутренняя) дирек- в военных теоретиче- потреб- и политика в тивы, делах, в осу ских взгля- ности в данное время, лозунги, ществлении дов, идей и данный задачи государ- нормы военной по директивных момент ства, общества деятель- литики, мо установок, истории и граждан в ее ности билизации выражающих осуществлении и т.д. и сплочении его военные общества интересы, потребности Весьма важные положения о различении при рассмотрении вой ны «чисто военных» и политико-идеологических вопросов высказал Сталин. К «чисто военным» он относил, например, вопросы о военной стратегии и тактике и их взаимоотношении, о соотношении между на ступлением и отступлением, обороной и контрнаступлением и т.п. К политико-идеологическим он относил вопросы о взаимосвязи военно го дела, войны и армии с политикой, социальной борьбой, идеологией и т.д. В письме «Ответ товарищу Разину» Сталин утверждает, думается не совсем верно, что Ленин, рассматривая, например, труды Клаузевица, не затрагивает «чисто военных вопросов», что он подходил к военным на учным трудам и доктринам «не как военный, а как политик», не считая себя знатоком военного дела». Так-де было до Октябрьской революции, после нее, вплоть до окончания гражданской войны 1917-1922 годов.

Не останавливаясь на неточности такой оценки Ленина в отноше нии к военному делу, подчеркнем еще и важную мысль о принципиаль ной важности различения идеологии и военной науки, а также видения и взаимосвязи между ними.

Это различие и взаимосвязь ясно различает Сталин, особенно вы двигая задачи критики германской военной идеологии и ее главных носителей – Клаузевица, Мольтке, Шлиффена, Людендорфа, Кейтеля и других. Эта идеология не выдержала испытания, но пользовалась и пользуется большим уважением во всем мире и у нас. Нужна ее основа тельная критика, особенно со стороны победителей Германии.

* 136 * Сталин в письме «Ответ товарищу Разину» поставил еще две задачи.

Глава V * Военная идеология государства * Первая состоит в том, что новый «машинный период» – период войны – требует новых военный идеологов. К сожалению таковые у нас так и не появились.

Весьма важна и вторая задача, поставленная Сталиным. Указав на то, что нельзя двигаться вперед, не подвергая критике устаревшие положения известных деятелей, он подчеркнул, что это относится и к классикам марксизма-ленинизма. При этом он подверг критике ряд вы сказываний Ф. Энгельса в оценке русских полководцев периода войны 1812 года. Критический подход в отношении военных авторитетов обя зателен, заключал он.

Актуальны его замечания о вредности оторванности идеологии от практики, узкого понимания «партийности» в военной науке, т.е. чрез мерно жестокого подчинения ее идеологии.

Эти проблемы сейчас приобрели значение при подготовке нового фундаментального труда по истории Великой отечественной войны 1941-1945 годов. Некоторые ученые, например, отрицают возможность создания «чисто военного труда», в котором бы отображался и иссле довался опыт развития военной науки и военного искусства. Думается, что это назревшая задача. При этом необходим и труд об этой войне, как особом явлении в истории.

Исследователи идеологи, как особого феномена, нередко подчерки вают такие ее свойства, как пристрастность, агрессивность, враждеб ность и непримиримость каждой к другим. Пристрастна в определенной степени и государственная военная идеология, выражая непосред ственно взгляды высшей власти страны. В зависимости от характера политического строя в этих взглядах своеобразно сочетаются интересы разных социальных групп (классов, слоев) общества, а также, как прави ло, учитываются интересы международного сообщества. История знает факты полного отрыва военной идеологии и политики государства от подлинных национальных и общечеловеческих интересов (фашист ские, колониальные и неоколониальные, марионеточные государства), а также почти исчерпывающего их совпадения (СССР в период Великой Отечественной войны). При этом даже весьма просвещенные народы могут увлекаться крайне варварскими идеями и планами.

В государствах переходного типа (от одного строя к другому) не редко военная идеология, как и идеология в целом, представляет * 137 * * О советской военной идеологии * своеобразный симбиоз старых и новых, революционных и консерва тивных, национальных и чужеродных, светских и религиозных идей.

Нынешняя военная идеология России - смесь военно-идеологических концепций: либеральных, позаимствованных у Запада, особенно у США;

консервативно-исторических, взятых от царской России, православной церкви, белого и эмигрантских антисоветских движений (большая доля материалов 20 выпусков «Российского военного сборника» и др.);

совет ского времени - воинские уставы, которые с большим трудом переделы ваются на либеральный лад, а также некоторые символы - боевые крас ные знамена воинских частей, советские ордена, медали и т.д. Содержит она и ряд новых реалистичных представлений: о нынешнем снижении общей и национальной безопасности;

росте числа и грозности опасно стей, способах их парирования;

усилении роли военной мощи в миро вых и внутренних делах;

новой парадигме партнерства с Западом как факторе глобальной стабильности;

миротворческой миссии России, ее Вооруженных Сил и др.

Пропагандируемые в настоящее время ставленниками олигархии идеи либерализма: об абсолютной ценности демократии западного типа, ее миролюбии, «транспарентности» и благонамеренности, «ве стернизации» России и следовании ее в фарватере Запада, законности невиданных олигархических богатств, отрицании всего советского, превосходстве индивидуализма, о полицейских функциях армии, мер кантильных основах военной службы объективно не способствуют высокой духовности армии. Офицеры сегодня открыто спрашивают, как им объяснять солдатам, что они защищают не власть и собственность олигархов, а свою Родину. От подобных вопросов никуда не уйти [3].

Нынешняя военная идеология России имеет опасные слабости в самом своем фундаменте в ней превалирует текущее содержание. Ее справедливо критикуют за отсутствие крупных перспективных идей по решению проблем общей и национальной безопасности с ориенти ровкой на середину XXI века и его вторую половину, желаемого образа будущего мира и собственной страны (с точки зрения решения про блем войны и мира), к которому следует стремиться, представлений о необходимых качествах армии и ее личного состава. А ведь идеология, формируя высший уровень сознания людей, определяет их морально психологическое состояние.


Из того, что всякая идеология пристрастна, нередко следует заклю * 138 * чение, что она непременно дает искаженно-субъективистскую картину Глава V * Военная идеология государства * действительности. Некоторые ученые даже полагают, что закон любой идеологии - поиск врагов: «если врага нет, то его искусственно изобре тают» [4]. Известный социолог А. Зиновьев пишет: «Чтобы побудить граждан страны защищать ее от врага, идеология должна создавать апологетическую картину своего общества, то есть выделять и подчер кивать его достоинства и преуменьшать или вообще замалчивать его недостатки, и давать критически негативную картину общества врага, то есть замалчивать его достоинства и выделять его недостатки» [5].

Действительно, воюющие стороны предельно заостряют критику, направленную друг против друга. Однако государства, основанные на справедливых началах и борющиеся за правые цели, не нуждаются в придумывании «образа врага», а их крайне жесткие суждения об обли ке и действиях агрессоров служат лучшему пониманию сути происходя щего, как было в войне СССР против фашистской Германии. Агрессоры же объективно нуждаются во лжи, причем во всевозрастающем коли честве. Так, США вторглись в Ирак (2003)на основе абсолютно ложного довода о наличии у него оружия массового поражения, готовности со вершить удар им по западным странам. Представители американских политических кругов, включая президента, в течение года перед агрес сией многократно повторяли эту выдумку в публичных выступлениях.

Государство, выстраивая свои идеологические представления о дру гих странах, их внешнеполитическом облике, намерениях, влиянии на национальную и глобальную безопасность, наряду с понятиями «друг», «союзник», «партнер», «соперник», «конкурент» иногда использует и понятие «враг» («противник»). В применении последнего наблюдается большой разнобой. США и их союзники, исходя из принципа «кто не с нами, тот против нас», называют противниками (врагами) десятки го сударств, предвидят появление новых. В политических декларациях и военном планировании НАТО до сих пор присутствует антироссийская направленность. В то же время Россия, а также, например, Китай, Индия не применяют этого термина по отношению к другим государствам.

Большинство стран объявляют единственным врагом «международ ный терроризм», который по опасности сравнивают с фашизмом 30-х годов.

Если вспомнить недавнюю историю, то СССР официально не назы вал врагом ни одно государство, с которым не был в состоянии войны, * 139 * * О советской военной идеологии * даже в канун нападения Германии и ее сателлитов. В международных отношениях понятие «враг» применялось только к тем, кто вступал в войну против нашей страны. Оно имело только военное значение, тол ковалось исключительно в военных изданиях (отсутствовало в Боль шой Советской Энциклопедии, Советском Энциклопедическом словаре, Философской Энциклопедии и т.д.), обозначало «название воюющего государства (коалиции) по отношению к противостоящему в войне го сударству (коалиции), общее название вражеских войск [6].

Требование Устава ООН не допускать пропаганды вражды и нена висти в межгосударственных отношениях не исключает использования понятия «враг», когда государство подвергается агрессии и вынужде но с оружием в руках отстаивать свою свободу и независимость (ст. Устава ООН). Иначе говоря, «образ врага» может стать реальностью.

Это важно учитывать в просвещении и образовании всех граждан, но особенно личного состава Вооруженных Сил. Сознание людей инер ционно и при переходе от мира к войне, будучи неподготовленным, трудно перестраивается в соответствии с военными задачами, как было и в начале Великой Отечественной войны. Армия и народ должны быть готовы к такой перестройке сознания. Тем более что у нас более 30 про центов граждан заражены абсолютным пацифизмом. В США же царит воинственный настрой до 90 процентов населения поддерживало развязывание войн в Югославии, Афганистане, Ираке. Такое противо положное состояние общественного мнения по вопросу войны и мира само по себе представляет большую опасность.

Что касается суждения о враждебности идеологий, то оно, как вся кое крайнее суждение, однобоко. Идеологии даже противоположных по существующему строю государств могут относительно мирно со существовать, избегая взаимных враждебных выпадов (антигитле ровская коалиция во Второй мировой войне, современные китайско американские отношения и др.). Многое здесь зависит от конкретных условий, особенностей властвующих группировок, их лидеров. Великая «тройка» Сталин, Рузвельт и Черчилль в 19411945 годах сумела подняться над идеологическими распрями и плодотворно сотрудни чала в войне против фашизма, но сохранить эти отношения и после ее окончания не позволила идеологическая зацикленность, прежде всего Черчилля и Трумэна.

Ошибочно полагать, что идеология современных государств, как * 140 * правило, не содержит военного аспекта в прямой постановке. Сейчас Глава V * Военная идеология государства * нет государств (даже среди самых нейтральных), не имеющих своих взглядов на проблемы войны и мира, собственной безопасности, роли военной силы и т.д. Эти взгляды можно рассматривать как относитель но самостоятельные, они и оформлены в отдельных документах док тринах, концепциях, декларациях и т.п.

Необходимость военной идеологии обусловлена тем, что пробле ма войны и мира остается проблемой номер один среди глобальных проблем, стоящих перед человечеством. В российском обществе с его плюрализмом партий и идеологий (в том числе пацифистских, анти армейских, коллаборационистских и т.п.) все сильнее проявляется по требность в утверждении единого отношения к проблемам обеспече ния военной безопасности страны, которое должно пронизывать всю систему социализации человека (образование, воспитание, СМИ и т.д.).

И это не есть идеологический диктат, нарушающий свободу мышления личности, а это реализация потребности общества в том, чтобы граж дане коллективистски и по-государственному относились к важным общим делам, имели идентичные взгляды на средства и способы их вы полнения, свою личную обязанность и ответственность в них.

Положения идеологии по вопросам обеспечения общей безопасно сти, входящие в сознание людей, призваны быть инструментом их са мостоятельного мышления по военным вопросам, правильного выбора линии поведения, стимулом практических дел. Это мощнейшее сред ство управления духом народа и армии в выполнении общих задач. Ар мия не может быть полем произрастания различных «идеологических цветов».

Особая острота вопроса о военной идеологии для России в настоя щее время связана, прежде всего, с наступлением новой эпохи, карди нальными изменениями внешней обстановки и основ внутренней жиз ни, увеличением военных опасностей и угроз, в том числе внутренних, резким падением обороноспособности на фоне наращивания военной мощи других государств, продолжающейся революции в военном деле.

Подлинно национальная военная идеология должна отражать дол говременные и глубокие (базовые) национальные интересы в ведении военных дел, не меняться в своей основе в зависимости от внутриполи тических пертурбаций, не давать права недалеким политикам ломать систему военной безопасности страны, кромсать тело державы как им * 141 * * О советской военной идеологии * заблагорассудится. Она должна исходить из таких общенациональных· ценностей, как сохранение сложившегося географического поля жиз недеятельности народа, границ, стратегических рубежей, зон влияния, крепких Вооруженных Сил, всеобщей обязанности граждан защищать Родину. Без опоры на такую идеологию нельзя решить «приоритетную в политике государства» задачу «осуществить специальную феде ральную программу военно-политического просвещения российских граждан» и «военно-политического образования военнослужащих» [7], чтобы сформировать у них правильные взгляды на проблемы войны и мира, обороны, строительства Вооруженных Сил, воинский долг.

В крупномасштабной войне участвует вся идеология, но на пер 2. Идеологический фактор в войне вый план выдвигается ее военная составляющая по принципу «все для победы». В войне СССР против фашистской Германии, когда стоял во прос о самом существовании нашего народа, военная идеология была как бы равнозначна национальной идее. Идеологический фактор (по тенциал), включающий совокупность выдвинутых идей, количество и качество специалистов и технических средств, искусство идеолого пропагандистской деятельности, соответствующие кампании и опера ции, решает несколько стратегических задач.

Прежде всего, это укрепление мощи своего государства и его воору женных сил, обеспечение их превосходства в силе духа, стимулирова ние самоотверженности и героизма, инициативы и творчества, успеш ного ведения боевых действий, всемерное содействие достижению и закреплению военной и политической победы. Идеология и политика призваны свести в единую силу власть, армию и народ, обеспечить не рушимую монолитность этой главной триады войны, без которой не возможен успех. Для победы необходимо единое понимание субъектами триады целей войны, восприятие их как своих собственных, готовность сделать все для их достижения.

Сталин в 1930-е годы резко усилил внимание к идеологической под готовке страны к грядущей войне с фашистами. Формированием едино го ответственного отношения государства, народа, армии, всех граждан к защите отечества он занимался не меньше, чем важнейшими эконо мическими, научно-техническими и собственно военными делами. В центре его внимания было выращивание из каждого советского чело * 142 * века патриота, интернационалиста, коллективистской и героической Глава V * Военная идеология государства * личности, самоотверженного воина. Этому подчинялась воспитатель ная работа государства, партии, общественных организаций, творче ских союзов всех видов искусства (литературы, кино, театра, живописи, музыки и др.). В результате общество обрело великую прочность и силу, позволившие выстоять стране перед самыми тяжелыми испытаниями невиданной войны. Сталину удалось создать и непрерывно наращивать дружбу народов, прочный сплав государства, партии, общества, армии.


Сам он отмечал, что важным условием Великой Победы явилось пре вращение страны в единый боевой лагерь, сосредоточение усилий на рода и армии к одной общей цели – разгрому врага [8].

Другая стратегическая задача идеологии в войне - разрушать соци альную триаду противника, подрывать доверие его армии и народа к власти, стимулировать внутренние противоречия;

ослаблять мораль ный дух, веру в достижение успеха;

убеждать в своем превосходстве, склонять противника к прекращению вооруженной борьбы, сдаче в плен и капитуляции. В российской военной доктрине указывается, что «Ключевым условием победы практически во всех конфликтах стал подрыв морального духа войск и стимулирование брожений в офицер ском корпусе. Существенную роль в вооруженных конфликтах... начала XXI века будет играть соотношение уровней морально-психологической устойчивости сторон и в особенности высшего командного состава...

Большое значение для исхода вооруженных конфликтов будет иметь наличие инструментов ведения информационной и пропагандистской работы среди войск и населения противника» [9].

Достигли большой эффективности и быстро совершенствуются технологии, позволяющие переделывать на желаемый лад сознание целых народов и их армий, менять умонастроения, брать самую непри ступную крепость человеческую голову, определять настрой правя щих и военных элит. Идеологическое программирование, экспорт и повсеместное внедрение нужных стереотипов мышления и поведения - стержень борьбы США за мировое господство. Многократно возросла сила идеологических и психологических ударов, которые обрушивают агрессоры на свои жертвы перед началом и в ходе современных войн.

Тот факт, что в войнах сталкиваются силы, имеющие в основе социаль но однородную политику и идеологию, не свидетельствует о миними зации идеологической борьбы, как иногда полагают. В Первой и Второй * 143 * * О советской военной идеологии * мировых войнах государства с однородным политическим строем тоже вели ожесточенные идеологические битвы.

Третьей стратегической целью идеологии в войне является завое вание мирового общественного мнения, увеличение числа союзников и друзей. Общественное мнение и основанное на нем массовое практиче ское отношение к войне зачастую определяют, быть войне или не быть.

Та сторона, которая привлечет его на свою сторону, обретает дополни тельные шансы для достижения этой цели.

Сталин в речи по радио 3 июля 1941 года отмечал, что успехи в заво евании на свою сторону общественного мнения мирового сообщества в современной войне может иметь не меньшее значение, чем даже круп ные, чисто военные достижения. Они увеличивают число союзников, друзей, сочувствующих. Он отмечал, что одной из больших слабостей фашистов было пренебрежение общественным мнением. То, что они, развязав целый ряд захватнических войн, приведших ко второй миро вой войне, наплевали на миролюбивый настрой человечества, вызвало со стороны последнего великий гнев и возмущение против фашизма, могучую поддержку борьбы СССР и его союзников. Это явилось факто ром стратегического значения в достижении Великой победы. Влияние его нарастало в ходе войны и долго сохранялось после нее.

Даже в случаях ограниченных конфликтов, локальных и региональ ных войн, не говоря уже о крупномасштабных, зона информационно идеологической борьбы охватывает не только сталкивающиеся сторо ны, а практически весь мир, всю структуру международных отношений и организаций. Существенно возрастает глубина и разветвленность воздействия на каждую клеточку общественного организма, сознания и чувств человека. В этом участвует вся мировая и внутригосударствен ные системы СМИ под направляющим влиянием высших политических деятелей, государственных и коалиционных идеолого-политических структур. Высокопоставленные военные деятели Запада полагают, что «общественное мнение как таковое стало орудием войны» [10], то есть не просто создает благоприятный фон, а является мощным средством воздействия на противника, существенно определяющим его самочув ствие и поведение, особенно руководства страны и вооруженных сил.

Совершенствуются технологии управления (манипулирования) этим орудием, в том числе через воздействие на подсознание. Агрессорам и в новых ‘условиях нередко удается дезориентировать общественное мне * 144 * ние в отдельных государствах и мировое сообщество в целом, добивать Глава V * Военная идеология государства * ся поддержки своих предприятий.

Решение перечисленных задач отличается своеобразием на каж дом этапе подготовки и ведения войны, тесно увязывается с военно политическими, стратегическими и оперативно-тактическими планами и решениями, изменениями общей политической и военной обстанов ки, перипетиями вооруженной борьбы.

Если в период подготовки к войне ограничиваются непосредствен ным воздействием на сознание людей посредством информирования, убеждения, внушения, устрашения, дезориентирования, то с началом боевых действий к этому добавляются действия по физическому на рушению работы, уничтожению информационно-пропагандистских средств противника (создание помех, нанесение огневых ударов и др.).

Преследуется цель завоевать инициативу и превосходство, обеспечить свое доминирующее влияние в информации и пропаганде, лишить противника возможности влиять на сознание и чувства своего народа и вооруженных сил, а также на мировое общественное мнение. Так, в войнах в Югославии, Афганистане, Ираке американцы среди первоо чередных задач осуществляли разгром политико-идеологических и информационно-пропагандистских центров (радио- и телевещания, издательств газет и журналов, узлов связи и т.п.). Резко повышается значимость оперативной информации об успехах своих войск для под держания их боевого духа и нужного настроя общественного мнения. В войне с Ираком более 500 журналистов были прикреплены к американ ским войскам, чтобы через широчайшую сеть СМИ в режиме реального времени показать «человеческое лицо» армии. Одновременно возрас тает объем и оперативность дезинформации, обмана, психологических операций против войск и населения противника.

Победа в войне как социальном явлении включает разгром воору женных сил противника, подчинение его своей воле;

убеждение его на селения в правоте и благородстве своих идей и целей. Три составляющие победы военная, политическая и идеологическая - в войнах последнего времени для США и их союзников оказались недостижимыми. Не было решительных побед над вооруженными силами: они либо не включались полностью в вооруженную борьбу (Югославия), либо растворялись среди населения после ряда сражений (Афганистан и Ирак) перед лицом много кратно превосходящих сил. Политические успехи тоже оказывались не * 145 * * О советской военной идеологии * достаточно прочными. Об идеологической победе не может быть и речи:

население завоеванных стран не приемлет идей оккупантов, развертыва ет повстанческую борьбу против его войск;

растет протест против агрес сии в мировом общественном мнении, среди населения самих западных стран. Вряд ли им удастся изменить идеологический настрой, переделать культуру и образ жизни побежденных стран по-американски, «вестерни зировать» их. Чем жестче оккупационная политика, чем больше она будет зацикливаться на обвинениях повстанцев в международном терроризме, тем меньше будет шансов у Запада завоевать расположение народов, тем больше будет нарастать национально-освободительная борьба.

Идеологическая и морально-психологическая победа является в совре менной войне самым важным, но одновременно и самым труднодостижи мым показателем успеха. Идеологическая победа придает прочность побе де военной и победе политической. Идеологическое же поражение может оказаться самым неприятным и опасным даже при военных успехах, так как оно свидетельствует о неоконченности борьбы, переходе ее в другие формы. Идеологическое поражение вообще является самым тяжелым и долговременным. Сделать приемлемой или восстановить отвергнутую на родом идеологию, будь она даже самой лучшей, неизмеримо труднее, чем воссоздать разрушенную политическую систему, экономику. Положение наших доктринальных документов о том, что «главное значение имеет ре шение политических задач в вооруженном конфликте, тогда как военно политические и оперативно-тактические задачи носят преимущественно вспомогательный характер»[11], предполагает привлечение на свою сто рону населения противоположной стороны, а также завоевание мирового общественного мнения.

В то же время усиление воздействия идеологического фактора на под готовку, ход и исход войны не дает оснований принижать роль других фак торов в современных войнах. Победа в них достигается не одним, пусть даже самым мощным средством, а в результате действия совокупности ма териальных и духовных, военных и невоенных, технических, гуманитарных и других факторов. Возрастает роль каждого из них, их взаимодействия и неразрывности, что предъявляет новые требования к политическому ру ководству и командованию вооруженных сил. Решающей же силой в бою остается человек, вооруженный современным оружием. Все победоносные войны имели в основе идеи, близкие сердцам солдат. Поэтому нет никаких оснований говорить о минимизации идеологического фактора, пренебре * 146 * гать им при рассмотрении роли духовных сил в современных войнах, бегло Глава V * Военная идеология государства * перечислять его как рядовой среди компонентов информации [12].

Идеология, так или иначе, входит в содержание любой социальной ин формации, является важным слагаемым информационной борьбы в ши роком плане. Это особый компонент социальной информации: ведущий, стержневой, цементирующий и стимулирующий, придающий ей единый смысл, взаимосвязанность и силу. Социальная (военно-социальная) ин формация насквозь идеологична вплоть до сообщений об отдельных со бытиях и фактах. Таково положение идеологии и в духовном факторе в целом.

Без уяснения роли и значения идеологии в военном деле, в подготовке и ведении войны нельзя эффективно решать проблемы безопасности го сударства, строительства и совершенствования Вооруженных Сил.

Ссылки 1. Гареев М.А. Константин Симонов как военный писатель.

М., 2006. С. 275.

2. Военная энциклопедия. В 8 т. Т. 3 М.: Воениздат, 1995. С. 306307.

3. Красная звезда, 2003, 18 октября 2004 г., 20 и 26 марта.

4. Гаджиев К. Политическая философия. М., 1999. С. 342.

5. Зиновьев А. Идеология партии будущего. М.: Алгоритм, 2003. С. 31.

6. Советская военная энциклопедия. Т. 6 М.: Воениздат, 1978. С. 581;

7. Военно-энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 1986. С. 595.

8. Красная звезда, 2003, 11 октября.

9. Сталин И.В. Собрание сочинений, т.16, с. Цит. по «Красная звезда», 2003, 11 октября.

10. Ефимов Н. Новое лицо войны. Красная звезда, 2004, 27 мая.

11. Красная звезда, 2003, 11 октября, с. 5.

12. Военная мысль, 2003, № 1, с. 59;

№ 7, с. 3437.

* 147 * * О советской военной идеологии * Глава VI.

Познать предстоящую войну Великая Октябрьская революция 1917 года, образование первого в мире социалистического государства кардинально изменили жизнь народов России, оказали огромное воздействие на расстановку сил в мире.

Для правильного решения вопросов защиты мира и социали стического отечества необходимо было осмыслить новую военно политическую обстановку, место и роль вооруженного насилия и войн в новых исторических условиях, состояние военного дела и тенденции его развития, особенности подготовки и ведения вооруженной борь бы. Требовалось опираться в этой работе на накопленный историче ский опыт, достижения отечественной и зарубежной военной науки, рациональное использование материальных и духовных возможностей страны. Важно было точно прогнозировать эволюцию мировой и ре гиональной военно-политической обстановки, выработать адекватную военную доктрину и военную политику.

Особенно усилилось внимание к вопросам собственно «советской военной идеологии» в конце 20-х начале 30-х годов прошлого века. То есть с возникновения двух главных очагов войны на Западе и на Восто ке, началом Второй мировой войны, при анализе итогов освободитель ного похода (освобождение Западной Белоруссии и Западной Украины), войны с японцами на Халхин-Голе, а также зимней кампании против Финляндии (ноябрь 1939 март 1940), развязывания захватнических * 148 * Глава VI * Познать предстоящую войну * войн фашистской Герман.

21 апреля 1940 года Сталин, выступая на заседании комиссии Глав ного Военного Совета, поставил задачу «коренным образом переделать нашу военную идеологию». В соответствии с этим указанием 1314 мая 1940 года состоялось специальное совещание по военной идеологии. С заглавным докладом на нем выступил начальник главного Политуправ ления РККА армейский комиссар 1 ранга Л.З. Мехлис. Он обосновал, что военная идеология складывается из двух диалектически взаимосвя занных частей: военной доктрины и концепции воспитания личного со става армии в самом широком понимании этого слова. Совещание дало заметный импульс активации разработки советской военной идеоло гии. На нем было, по существу, целостно проанализировано развитие военной идеологии в СССР.

Военная идеология СССР в целом справилась с этой задачей, под тверждением чему стала и победа СССР в Великой Отечественной во йне.

Методологической основой формирования советской военной иде 1. О военных угрозах и характере грядущей войны ологии было марксистско-ленинское учение о войне, активно разраба тывавшееся еще самими основоположниками научного коммунизма, а затем их последователями и учениками. К середине 30-х годов прошло го века марксистско-ленинское учение о войне и армии оформилось в СССР как относительно самостоятельная ветвь научного знания. Вы шел в свет ряд учебников и учебных пособий, был введен специальный учебный предмет в высших военно-учебных заведениях, публикова лись научные статьи.

Учение о войне и армии вошло в общественное сознание страны на теоретическом и обыденном уровнях. Оно стало фактором подготовки народа и вооруженных сил к войне, в неизбежности которой не было сомнения. Это учение оказывало ведущее воздействие на формирова ние всей советской военной идеологии, начиная с доктрины, военной науки и кончая идейным содержанием художественной литературы, ис кусства, кино, театра, радиовещания, печати и т.д.

Ведущее значение в формировании и развитии советской военной идеологии имели выступления руководителей компартии и советско го государства и, прежде всего, Сталина в силу его выдающейся роли в * 149 * * О советской военной идеологии * решении задач строительства и защиты социализма, определении вну тренней и внешней политики СССР.

С начала 30-х годов и вплоть до 1941 года советское руководство внимательно отслеживало факты неуклонного нарастания военных опасностей и угроз для СССР. В политическом отчете Центрального Комитета XVI съезду компартии (июнь 1930), с которым выступил И.

Сталин, был дан глубокий анализ начавшегося нового кризиса миро вой капиталистической системы. Отмечалось, что кризис обострил все противоречия капитализма, борьбу между буржуазными государства ми за рынки сбыта, источники сырья, сферы приложения капитала, передел уже поделенного мира. Показав, что политические, экономи ческие, финансовые и другие невоенные меры буржуазных государств не обеспечивают преодоления кризиса, Сталин сделал вывод о том, что «единственным средством» достижения этого для империалистов ста ла война. Во имя этого осуществлялась перегруппировка сил, формиро вались новые военно-политические союзы, производилось довооруже ние и перевооружение империалистических государств, росло военное производство.

Ключевые положения формулировались в решениях XVI съезда предельно четко: кризис, поставивший капиталистическую систему на грань жизни и смерти, будет усиливаться;

«буржуазия будет искать выход в новой империалистической войне»;

«опасность войны будет нарастать ускоренным темпом»;

ширится стремление империалисти ческих держав «разрешить противоречия за счет СССР», «отсюда тен денция к авантюристическим наскокам на СССР и к интервенции, ко торая (тенденция) должна усилиться…» [1]. XVI съезд ВКП(б) отметил также и тенденцию к налаживанию отношений ряда буржуазных го сударств с Советским Союзом, необходимость в полной мере использо вать ее для улучшения международного положения СССР, отстаивания дела мира, предотвращения войн и вооруженных конфликтов.

На XVII (1934) и XVIII (1939) съездах партии были развиты указан ные выводы, сформулированы новые об обострении «до крайности»

отношений между капиталистическими странами, «создании почвы»

для военных столкновений;

выдвижении в империалистических госу дарствах «на первый план» партий воинствующего империализма, пар тий войны и реванша;

явном движении империализма к новой войне, стремление некоторых государств Европы и Японии «разбить СССР, по * 150 * Глава VI * Познать предстоящую войну * делить его территорию и поживиться за его счет» [2].

На XVII съезде (январь 1934) через год после прихода к власти в Германии Гитлера было отмечено «изменение политики Германии»:

она стала напоминать «политику бывшего германского кайзера»

Вильгельма II, имевшего целью сокрушение России как геополитиче ской величины еще в первой мировой войне. Эта цель не менялась со времен Тевтонского ордена, возникшего в XII веке.

Уже к началу 1939 года империалистическая война втянула в свою орбиту свыше пятисот миллионов населения, распространила сферу своего действия на громадную территорию от Китая до Гибралтара. На чался открытый передел мира и сфер влияния, перечеркнувший цен ность международных договоров и обязательств, подорвавший основы мирного режима.

В этих условиях советское руководство окончательно определяет, кто же будет главным противником СССР, что имеет первостепенное значение для военной политики, решения всех оборонных дел. В начале 30-х годов в таком качестве воспринимались Франция, Англия, Польша, но впоследствии установки на этот счет менялись. Уже с середины 30-х годов выделяются фашистская Германия и Япония.

Большое внимание задолго до Великой Отечественной войны отво дилось определению характера будущих войн, прежде всего, выявлению их политического, социального, правового, морального, гуманитарно культурного аспектов, их влияния на характер военного противобор ства, собственно вооруженную борьбу.

Главные зачинщики новой мировой войны фашистские государ ства Германия, Япония и Италия открыто провозгласили стремление добиться мирового господства и распространить фашистский режим во всем мире, осуществить порабощение всех свободолюбивых народов и суверенных государств. Фашисты хотели ликвидировать демократиче ские порядки, уничтожить, сократить численность «неполноценных»

рас и наций, а оставшихся превратить в рабов «высшей расы».



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.