авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«В. Серебрянников ВОЕННО-ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ И.В.СТАЛИНА МОСКВА 2009 Военно-идеологические воззрения И.В.Сталина ...»

-- [ Страница 7 ] --

Следует подчеркнуть, что потери фашистских войск непрерывно нарастали, особенно в 1943 году. Например, только за 4 месяца года погибли в боях 1,3 млн. (более 1/3 всех потерь за войну), сдались в плен к нам около 2 млн. солдат и офицеров (сопоставимо с тем, как было у нас в 1941 г.) [40]. Сравнение безвозвратных потерь основных видов боевой техники Вооруженных Сил СССР и фашистской Германии с ее союзниками на советско-германском фронте за период с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года показывает, что средняя «производитель ность боевой работы» по отдельным показателям была выше у нас, по другим - у германцев, по третьим - не очень различалась [41].

* 222 * Глава VIII * Советский воин-победитель: социологический портрет * Соотношение потерь основных видов боевой техники СССР Таблица и Германии с ее союзниками (тыс. ед.) Потери Наименования Германии Соотно Потери СССР боевой техники с ее союз- шение никами Боевые самолеты 43,1 58,9 1:1, Орудия 317,3 280,8 1,1: и минометы Танки и САУ 96,5 32,5 3: Характерно убедительное превосходство советских воинов по уничтоже нию вражеских боевых самолетов, Т.е. в одном из самых технологическом виде вооруженной борьбы. Гитлер перед нападением на СССР хвастливо за являл, что «искусство боев в воздухе истинно германская привилегия. Славя не никогда не смогут им овладеть» [42]. Действительность, как показывает таблица 14, опровергает это измышление. Сравнение действий лучшей ис требительной эскадры люфтваффе и ведшего с ней воздушные бои на про тяжении всей войны 4-го гвардейского истребительного полка наших ВВС свидетельствует и о большей выживаемости наших летчиков при почти равной эффективности в сражениях: в фашистской эскадре уцелело 3,6 про цента летчиков от начавших войну, а в советском полку около 12 процентов [43]. С 1943 года наши летчики в целом стали сражаться с фашистами на рав ных, а с 1944 года по всем показателям превзошли их, особенно по искусству ведения воздушного боя и выполнению других боевых задач, не говоря уже о морально-психологическом превосходстве. Наши летчики-истребители со вершили 561 таран, а 33 человека сделали это дважды. Нет ни одного факта о том, что какой-либо немецкий летчик совершил подобное, хотя на завершаю щем этапе войны было специально оборудовано около 300 самолетов для это го, а многие десятки летчиков клялись драться насмерть и идти на таран.

Из таблицы 14 видно примерное равенство воевавших сторон в нанесе * 223 * * О советской военной идеологии * нии ущерба по орудиям и минометам. По эффективности борьбы с танками первое место принадлежит германцам: они уничтожали в три раза больше на ших танков и САУ. В Курской битве и Берлинской операции нами ежесуточно терялось по 7090 танков: главным образом от эффективных противотанко вых средств противника. При всем этом следует учесть, что за 1941 год (шесть месяцев) вследствие внезапности нападения фашистов наша армия понесла наибольшие потери основных видов вооружения и боевой техники: 40,7 % стрелкового оружия;

21,2 % танков;

31,8 % орудий минометов;

23,0 % боевых самолетов, от всего количества вооружений, бывших у нашей армии за всю войну.

На советском фронте фашистская Германия и ее сателлиты понесли процентов всех боевых потерь в живой силе и 75 процентов в оружии и бое вой технике [44].

Интересно рассмотреть проблему «кто лучший воин» Второй мировой войны с точки зрения «коэффициента стойкости войск», выведенного из вестным русским военным социологом Н. Головиным. Коэффициент опреде ляется делением числа своих погибших и раненных в боях на количество за хваченных врагом пленных. Он дает представление о том, какое количество солдат должен противник убить и ранить, чтобы захватить одного пленного.

Таблица Коэффициент стойкости войск Соотношение своих погибших Коэффи Принадлежность и раненых к пленен- циент вооруженных сил ным противником стойкости 21,0 млн.

СССР 4, 4,5 млн.

15,3 млн.

Фашистская Германия 3, 4,4 млн.

Из таблицы 15 видно, что по этому расчету стойкость наших войск выглядит более высокой, хотя им и пришлось, особенно в 1941 и годах действовать в несравненно более трудных условиях, чем когда * 224 * либо германским войскам в ходе всей войны. Примечательно, что ко Глава VIII * Советский воин-победитель: социологический портрет * эффициент стойкости царских войск в Первой мировой войне в 2 раза ниже, чем советских в Великой Отечественной войне. (В 19141918 гг.

русская армия потеряла 2,2 млн. убитыми и умершими от ран;

3,7 млн.

было ранено и 3,3 млн. захвачено в плен). Коэффициент стойкости мо жет быть применен по отношению к различным категориям личного состава, для различных родов войск, и каждый может сам убедиться, что во всех случаях большая стойкость за нашими воинами.

Приведем расчет по генералам и адмиралам. К началу войны у нас было 1106 генералов и адмиралов. Во время войны это звание получи ли 3700 человек. Из 4800 погибли в бою 235, а всего с учетом убыли по болезни, из-за несчастных случаев, репрессий более 500 человек. Почти треть наших генералов и адмиралов находилась на Дальнем Востоке.

В германской армии насчитывалось более 1500 генералов и адмира лов, но с учетом генералов вассальных войск. Разница численности со ветских и германских генералов на советско-германском фронте была незначительная. Показательно, что германский генералитет, включая небоевые потери, потерял 963 человек, из которых погибли в бою 223.

В плен попали 553 германских генерала, советских 72 (по другим дан ным 83). Покончили жизнь самоубийством 64 немецких и 9 советских генералов [45].

У нас немало любителей упрекать советских военачальников в «не померно» больших потерях, особенно в сравнении с союзниками. Но есть исследования, в которых убедительно доказывается, что никому не удалось побеждать вермахт «малой кровью», что не состоятельны утверждения о прокладывании нами пути к победе рекордным числом трупов. Проведены сравнения схожих по масштабам участвующих сил, результатов крупнейших операций наших и союзнических войск в по следний период войны, например, Висло-Одерской операции Красной Армии и кампании союзников в Западной Германии от ее границ и до «встречи на Эльбе» (сентябрь 1944 г., апрель 1945 г.). Общие потери союзников убитыми и ранеными оказались выше в 2,5 раза, 500 тыс.

человек против наших 193 тыс. Безвозвратные потери союзников при освобождении Западной Европы сопоставимы с советскими в гранди озных наступательных операциях лета 1944 года. Причем доказано, что немцы охотнее бросали оружие и сдавались в плен именно союз никам. К моменту открытия союзниками второго фронта в июне * 225 * * О советской военной идеологии * года лучшие германские войска были уже перемолоты красноармейца ми и генералами нашей армии. И один из исследователей справедливо заключает, что «... нет ровным счетом никаких разумных оснований предполагать, что Монтгомери, Паттон, Эйзенхауэр если бы от них потребовали провести наступление такого размаха, какое вела Красная Армия на фронте от Балтики до Дуная, положили бы солдат меньше, чем Баграмян, Рокоссовский, Черняховский, Конев... » [46]. Известно, что Гитлер считал американцев и англичан не такими стойкими про тивниками, как русские.

Приведенные количественные расчеты по формуле коэффициента стойкости войск не бесспорны и их следует рассматривать как одно из оснований для более глубокого проникновения в качественные харак теристики Советского Воина-Победителя. Есть великое множество суж дений выдающихся политиков и государственных деятелей, ученых, писателей, журналистов о беспримерной стойкости, непоколебимой вере в победу, мужестве и геройстве наших солдат, офицеров и генера лов.

Конечно, количественные показатели стойкости необходимо соче тать с реальными ее проявлениями в качестве действий. Здесь недопу стимо упрощение. В начальный период войны сильно давала себя знать и неустойчивость многих наших войск, которые порой не только отсту пали, но и бежали, впадали в панику, страдали «танкобоязнью», «сомо летобоязнью», страхом окружения и т.д. Надо самокритично признать, что наши войска в многочисленных «котлах», которые устраивали для них фашисты в первый период войны, не умели искусно организовы вать сопротивление, зачастую командованию в окружении не удавалось твердо взять руководство в свои руки. Давала себя знать существенная разница в боеспособности частей и соединений. Бывало, рядом воевали дивизии, одна из которых дралась хорошо и стойко, а соседняя бежа ла, хотя была не в худших условиях, и на нее обрушивался такой же по силе удар противника. В целом отмечал Г. Жуков: «В начале войны мы плохо воевали не только наверху, но и внизу» [47]. Наши войска во мно гом доучивались и закалялись в ходе войны, и это был сравнительно длительный процесс. Проявления морально-психологической и боевой слабости потребовали огромных усилий и крутых мер. В критический момент обороны Ленинграда в сентябре 1941 года Военный Совет Ле нинградского фронта объявил, что за оставление без письменного при * 226 * каза Военного Совета фронта и армии указанного рубежа все команди Глава VIII * Советский воин-победитель: социологический портрет * ры, политработники и бойцы подлежат немедленному расстрелу [48].

Уже в начале войны стали создаваться заградительные отряды, призванные восстанавливать дисциплину, останавливать бегство одер жимых паникой военнослужащих, формировать части из вышедших из окружения. Родились эти отряды снизу в войсках, а 12 октября года были узаконены Верховным Командованием. Их не надо путать с заградительными отрядами НКВД, охранявшими тылы действующих войск, которые только с начала войны по 10 октября 1941 года задер жали 657464 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта. 96 процентов из них вошли во вновь формируемые части и вновь направлены на фронт [49].

Приказом Верховного Главнокомандующего И.Сталина № 227 от июля 1942 г. были определены жесткие меры, направленные на реши тельное укрепление порядка и дисциплины в войсках в период вынуж денного отступления летом 1942 года под натиском превосходящих сил Вермахта. В приказе необыкновенно жестко оцениваются отступа тельные действия войск Южного фронта, в ряде мест превратившиеся в паническое бегство частей. Подчеркнув, что они покрыли свои зна мена позором, приказ со всей откровенностью дал обобщенную харак теристику действиям Вооруженных Сил в целом. Стоит еще и еще раз вдуматься в нее. «Население нашей страны, с любовью и уважением от носящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама бежит на восток [50].

Исходя из этого, приказ определил меры чрезвычайного характера, чтобы остановить и затем разгромить врага. Главное было укрепле ние дисциплины и строжайшее выполнение приказов. Согласно при казу, лица среднего и старшего командного и политического состава, виновные в нарушении дисциплины, оставлении боевых позиций без приказа по трусости или неустойчивости, направлялись в штрафные батальоны. Для рядовых и младших командиров, виновных в анало гичных нарушениях, создавались штрафные роты. Главной целью было дать возможность провинившимся искупить свою вину перед Родиной кровью, отважной борьбой с врагами на более трудном участке фронта.

Всего за войну через штрафные подразделения прошли 427910 воен * 227 * * О советской военной идеологии * нослужащих. Общие потери (убитые, умершие, раненные, заболевшие) всех штрафных частей только за 1944 год составили 170298 человек.

Среднемесячные потери в них были в 36 раз больше, чем в обычных войсках. Они решали самые опасные, самые рискованные, но все же ло кальные задачи, и нельзя им приписывать чуть ли не решающую роль, как это делается иногда в СМИ. Многие штрафники проявили мужество, досрочно возвращались в части с получением прежних званий, долж ностей, наград.

О якобы «зверской» деятельности фронтовых заградительных от рядов распространяется много небылиц, но факты свидетельствуют, что никто из них не стрелял по своим. В начале 1944 года они были за ненадобностью расформированы. Если говорить в целом, то характер ной чертой нашего воина, в том числе и того, кто в некоторые моменты терялся и даже бежал, была вера в победу. Она не покидала советских воинов в самые драматические моменты борьбы: в пору жестоких неу дач и поражений, вынужденного оставления родной земли, в неравных боях в отрыве от своих войск, когда, казалось бы, враг одолевал.

О том, как самоотверженно сражались попавшие в окружение во йска в критический момент битвы под Москвой, говорит итоговое до несение политуправления Западного фронта о политико-моральном состоянии войск, вышедших из окружения в ноябре 1941 года. В доне сении излагаются многие примеры мужества и беззаветности в боях.

«Морально-политический образ бойцов, командиров и политработни ков, выходивших из окружения организованными боевыми подразде лениями и частями, продолжающими жить уставными положениями Красной Армии, оставался высоким. Эти группы, подразделения и части не избегали встреч с противником, а наоборот, разыскивали его, смело вступали в бой и громили его».

Вера в победу согревала бойцов на грани жизни и смерти, не зати хала в израненных и умирающих на поле брани. Выраженная в много тысячных завещаниях и клятвах, письмах и надписях на стенах дотов, крепостей и обороняемых домов, она заставляла трепетать врагов и удесятеряла силы защитников Родины. Эта вера проявлялась столь определенно, внушительно и ярко, что ее не могли не заметить те, кто приезжал в ту пору к нам из-за рубежа. Так, корреспондент амери канской газеты «Ньюс кроникл» Ф. Гриббл писал в январе 1942 года:

«Шесть месяцев я имел возможность наблюдать армию на фронте и в * 228 * тылу и могу сказать, что даже в самые тяжелые дни я не заметил ниче Глава VIII * Советский воин-победитель: социологический портрет * го, кроме высокой веры в конечную победу, какой бы ценой за нее не пришлось заплатить» [51].

Единство веры в победу народа и советских воинов убедительно раскрыл и известный западный историк и журналист А.Берт в книге «Россия в войне 19411945 гг.». Он пишет: «В страшные дни гг. и на протяжении следующих двух с половиной лет тяжело и дорого доставшихся побед меня никогда не покидало ощущение, что это была подлинно народная война. Сначала это была война народа, поднявше гося против намного превосходящих сил врага..., чтобы отстоять свою Родину и собственное существование, а потом - война неагрессивного в душе народа, но теперь разъяренного и решившего доказать врагу свое военное превосходство. Сознание того, что это была их собственная вой на, было, в общем, одинаково сильно как у гражданского населения, так и у солдат. Несмотря на то, что жизненные условия были очень тяжелы в течение всей войны, а в некоторые периоды - поистине ужасны, люди работали так, как никогда прежде им не приходилось работать;

рабо тали иной раз до того, что падали и умирали... Дух подлинной патрио тической преданности и самопожертвования, проявленный советским народом за эти четыре года, имеет мало подобных примеров в челове ческой истории, а история осады Ленинграда (и в меньшем масштабе Севастополя) являются вообще единственными в своем роде» [52].

Нередко невиданную боевую стойкость, упорство и веру наших вои нов в победу объясняют исключительно тысячелетним национальным духом, традиционным русским патриотизмом, привычкой к тяготам и бедствиям и т.п. Действительно, эти особенности психологии нашего на рода развернулись в годы войны на полную мощь. Но главным источни ком здесь выступали глубокое понимание своей правоты, жизненность идей и дела социализма, верность политике компартии и государства.

Миллионы фактов, в том числе десятки тысяч последних писем бойцов с фронта, написанных перед боем, собранных в пяти огромных томах, свидетельствуют, что духовная несгибаемость наших воинов базирова лась на сплаве великих, благородных и справедливых идей и лучших нравственно-психологических качеств соотечественников, сложивших ся за многие века истории.

Наиболее полному проявлению духовно-морального и боевого пре восходства нашего воина способствовало то обстоятельство, что он был * 229 * * О советской военной идеологии * оснащен более совершенным оружием и боевой техникой, настойчиво постигал науку побеждать. И в этом отношении советское государство оказалось выше фашистской Германии. Хотя в начале войны в наших войсках была велика доля устаревшей техники, мощная экономика и правильная научно-техническая политика позволили СССР быстро преодолеть отставание и произвести за годы войны в 2,5 раза больше и более качественного вооружения, чем фашисты.

Качественное и количественное превосходство советского оружия признавали сами враги. Советским танкам «немцы не смогли противо поставить ничего равноценного по техническому качеству, растущему количеству», - признавал генерал Г. Кисель [53]. Особенно прославил ся средний танк Т-34. По сравнению с однотипной немецкой машиной Т-III он имел лучшую подвижность и проходимость, большой запас хода, абсолютное превосходство в броне и вооружении. Недаром в начале войны представители фронтового немецкого командования требовали от Гитлера организовать производство танка Т-34 в Германии [54]. На стоящей грозой для фашистских войск были также советские тяжелые танки, особенно ИС-2.

Наши успехи в боях с фашистами неразрывно связаны с первокласс ной советской артиллерией - «богом войны», которая ежегодно попол нялись 120 тыс. артиллерийских орудий.

Советские Военно-воздушные Силы оснащались лучшей в мире авиационной техникой и в большом количестве. «В это время как само летный парк советской авиации был почти полностью обновлен в тече ние полутора лет войны, германские военно-воздушные силы остава лись на уровне 1939 г.» [55], с горечью отмечал гитлеровский генерал и историк К. Типпельскирх.

На врагов наводили ужас советские штурмовики ИЛ-2, а затем ИЛ 10 «черная смерть», как их назвали фашисты. Только одна штурмо вая авиадивизия за три месяца боев в Подмосковье уничтожила немецких танков [56]. Немецко-фашистское командование вынуждено было формировать специальные истребительные части для борьбы с советскими штурмовиками и поставило конструкторам задачу создать самолеты-штурмовики, подобные ИЛ-2. Это попытка не удалась. Луч шими качествами обладали также советские истребители, бомбарди ровщики и транспортные самолеты.

Оказалось лучше и наше самое массовое оружие стрелковое. «Наше * 230 * оружие часто кажется войскам слишком сложным и вследствие этого Глава VIII * Советский воин-победитель: социологический портрет * слишком чувствительными. Во всех войсковых частях указывалось на простоту, безопасность и легкость приведения в действие русского ору жия [57], докладывали фашисты руководству.

Материально-техническая база советских Вооруженных Сил служи ла решающей объективной предпосылкой превосходства советской во енной стратегии, оперативного искусства и тактики. Воинское мастер ство куется в неразрывном единстве высоких морально-политических, боевых качеств бойца и превосходных тактико-технических данных оружия.

Характерным для советских воинов было проявление боевой ини циативы и творчества, что давало большой военный эффект. Так, лет чик 779 бомбардировочного полка Н.Скосырев предложил увеличить бомбовую нагрузку на самолете Пе-2 вместо 750 кг по норме до 1000 кг.

Почин был тщательно просчитан и проверен в пробных боевых выле тах. Выявились еще большие резервы, позволившие довести бомбовую нагрузку до 1200 кг. Распространение этой инициативы привело к тому, что полки стали за один вылет сбрасывать на головы врагов на 7,58 т бомб больше нормы, а для бомбардировочного корпуса это было равно значно появлению двух новых полков. Корпус стал гораздо сильнее, хотя количество самолетов в нем не увеличилось [58].

Массовое соревнование по перекрытию боевых нормативов широ ко распространилось среди артиллеристов, минометчиков, танкистов, снайперов.

Внедрялись многие тысячи рационализаторских и изобретатель ных предложений. Осенью 1941 года было широко внедрено изобрете ние красноармейца В. Тарналакова, представлявшее воспламенитель ный механизм для бутылок с горючей смесью, которые стали в руках наших пехотинцев важным средством уничтожения фашистских тан ков. Фронтовик А.Корольков разработал способ подрыва мин по радио с оригинальным предохранителем от случайных помех. Были и более крупные технические новации. Например, вторая кабина для стрелка радиста на прославленном штурмовике ИЛ-2 впервые была оборудова на в 1942 году летчиками и техниками фронтового полка. Это явилось действенной мерой для защиты задней полусферы, откуда чаще всего нападали фашистские истребители, причиняя немалый урон нашей штурмовой авиации. Высшее командование и конструкторское бюро * 231 * * О советской военной идеологии * С. Ильюшина распространили это усовершенствование на всю штур мовую авиацию, что усилило ее оборонительные возможности, боевую эффективность и резко сократило потери самолетов.

Подобные начинания и рационализации всемерно поддержива лись Ставкой Верховного Главнокомандования. Для быстрого внедре ния ценного боевого опыта в штабах армий, фронтов, родов войск и в Генштабе были созданы специальные отделы, отделения и введена должность старших помощников начальников оперативных отделов.

Издавались специальные информационные сборники, сводки, инструк ции, отчеты, доводившие все ценное и новое до всего личного состава Вооруженных Сил.

В советской армии исходили из признания ценности инициативы каждого бойца, важности его воли и изобретательности как непре менного фактора достижения общего успеха. Весь дух жизни и борьбы армии нового типа способствовал тому, чтобы доля, вносимая каждым воином в успех, была максимальной и основанной на сознательном стремлении к этому. Единое понимание и отношение к боевой задаче вызывало активный поиск дополнительных возможностей и наибо лее эффективных путей к победе. Советские воины в ходе войны про демонстрировали высокое умение сочетать строгую дисциплину и исполнительность с разумной инициативой, боевым творчеством, ис ключавшим шаблон и догматизм в боевых действиях. Последнее было в немалой степени присуще фашистским воякам, приверженным к сле пой исполнительности, считавшимися высшим командованием «неким подобием моторизованного оружия», как признал германский идеолог Вернер Пихт [59].

При сравнении боевой эффективности бойцов советской и герман ской армий 19411945 годов важно брать не только рекордные личные количественные показатели по уничтожению живой силы и техники противника, но целую совокупность показателей, в том числе и каче ственных: характер идей и стимулов, лежащих в основе их действий, отношение к пленным, другим народам, местному населению заня тых территорий, их материальным и духовным ценностям, благопри ятствующие или затрудняющие условия (лучшее оружие, численное превосходство в одержанных победах и т.п.), а также учитывать, как все это влияло на самого человека и общество. Нельзя забывать, что фашистским войскам принадлежат многие зловещие и самые бесче * 232 * ловечные «рекорды»: по массовым расстрелам и сожжениям пленных, Глава VIII * Советский воин-победитель: социологический портрет * мирного населения, включая стариков, женщин и детей, уничтоже нию культурных святынь, грабежам и т.п. Людские потери СССР по трясают - около 30 млн. человек. Но нередко забывают, что около млн. составляют мирные граждане, ставшие жертвами варварских бом бардировок, организованных массовых уничтожений мирных людей немецко-фашистскими вояками, бесчеловечных условий жизни на ок купированной территории. В зоне действия советских войск в Европе потери мирного населения составили всего около 1 млн. человек. Со ветские войска не совершали массированных бомбардировок немецких городов, не допускали жестокого обращения с мирными гражданами и пленниками, оказывали помощь населению в снабжении продуктами, медикаментами, топливом, помогали в сельхозработах, спасали стари ков женщин и детей. Проводились специальные операции по выдавли ванию без сражений вражеских войск из крупных населенных пунктов и промышленных районов (Силезская операция в Польше и др.) с целью спасения важных экономических объектов, ценностей искусства и куль туры. В самое тяжелейшее время войны советские воины, ненавидя во оруженных врагов и беспощадно истребляя их, сохраняли уважение к немецкому народу, внесшему огромный вклад в мировую культуру.

В оценке боевой эффективности, нельзя не учитывать так называе мые «издержки», сопутствующий ущерб людям, производительным си лам, культуре и т.д. По этим показателям фашистские вояки установили самые «высокие рекорды», прославившись как дикие варвары, звери, грабители и бездумные громилы. Ущерб от их нашествия составил треть национального богатства нашей страны, а в районах, подверг шихся оккупации около двух третей. Полностью или частично было уничтожено и разграблено почти 32 тыс. промышленных предприятий, 98 тыс. колхозов, 1876 совхозов, 2890 МТС, 216700 магазинов, столовых и ресторанов и других торговых предприятий, 4100 железнодорожных станций, 82,5 тыс. учебных заведений, 427 музеев, 43 тыс. библиотек и 167 театров. Было захвачено или уничтожено 7 млн. лошадей, 17 млн.

голов крупного рогатой скота, 20 млн. свиней, 27 млн. овец и коз и т.д.

Несколько слов об индивидуальных рекордных показателях «про изводительности боевой работы». Часто лучшими асами Второй миро вой войны называют немецкого летчика Э. Хартмана, якобы сбившего 352 самолет, и Г. Руделя, который якобы уничтожил 536 танков и т.д.

* 233 * * О советской военной идеологии * Есть убедительные исследования, доказывающие, что указанные циф ры сильно преувеличены: примерно в пять раз [60]. О приписках у нем цев говорит такой факт: в боях на Кубани наша авиация в воздушных боях от огня наземного противника и по другим причинам потеряла 750 самолетов. А немцы записали себе 2280 сбитых наших самолетов.

У нашего аса А. Покрышкина, напротив, число сбитых фашистских самолетов снижено почти в 2 раза. Новосибирские исследователи (а го род Новосибирск родина нашего великого воина) скрупулезно изучили боевую деятельность Александра Ивановича Покрышкина, проанализи ровав его дневники, боевые документы полка, воспоминания соратни ков, прочие источники, сделали вывод, что он за время войны уничтожил 116 немецких самолетов: сбил 94, подбил 19 и сжег на земле 3 [61]. Сам Покрышкин, чисто советский русский человек, не придавал большого значение точному учету того, что лично сделал в бою. «Русские никогда скальпов не снимали, ушей не отрезали и количеством врагов не хваста лись», - справедливо замечает один из исследователей, много сделавший для объективного сравнения эффективности действий советских и не мецких летчиков в 19411945 годах. Важно учитывать и то, что в первый год войны Покрышкину пришлось выполнять больше задач по штурмов ке наземных войск противника, разведке. К тому же он еще разработал собственную исключительно эффективную тактику воздушного боя, обучил сотни выдающихся мастеров его ведения, сделал лучшими полк и дивизию, которыми он командовал. Ничего подобного нельзя сказать о германских «рекордсменах» от авиации.

По личным рекордам боевой работы в войне с фашистами отличи лись наши летчики, моряки, снайперы, артиллеристы разведчики, меди ки и др.

Критерий, который позволяет судить о том, кто является лучшим во ином во Второй мировой и Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

включает комплекс показателей. Главное, кто в конечном счете стал по бедителем, а не количественные данные о рекордах в производительно сти боевой работы отдельных сражавшихся субъектов, хотя это и нельзя сбрасывать со счетов. Особая честь воину, который, будучи слабее в нача ле борьбы и терпя неудачи, сумел преодолеть свою слабость и отставание, накачать свои «боевые мускулы» и одолеть сильного противника. По скольку бой и сражение есть коллективное деяние, то важно учитывать, в какой мере героизм и мастерство отдельных бойцов служили достиже * 234 * нию общего успеха подразделений и частей, в составе которых они воева Глава VIII * Советский воин-победитель: социологический портрет * ли, не были ли они самоцелью. В сравнении качеств бойцов противостоя щих армий следует учитывать условия, т.е. то, что благоприятствовало и что затрудняло их действия, насколько они использовали свои шансы и силы. Нельзя закрывать глаза на цену и издержки действий: расход своих сил и средств в сравнении с противником, ущерб, причиненный мирному населению, хозяйству, культуре, развитию человека, в том числе воина. И здесь невольно возникает такой важнейший критерии, как оценка целей, во имя которых сражается и умирает воин. Цели, которые преследовали фашисты, пробуждали в них зверские инстинкты, жестокость, бессмыс ленные убийства и разрушения. Идеи и цели советских воинов, напротив, развивали и укрепляли в них лучшие человеческие качества, приближая их к идеалу человеческой личности.

*** Чем дальше уносит нас река истории от событий Великой Отече ственной войны Советского народа против нашествия фашистской Германии 19411945 годов, тем грандиознее и прекраснее предстает бессмертный подвиг советского солдата: большое лучше видится на расстоянии.

Воин-Победитель не родился сам по себе, не есть пассивный про дукт природной и социальной среды. Он ·есть продукт исторического развития страны, советского общества, целеустремленного труда руко водства страны и народа по его формированию.

Исходя из решающей роли человека в войне, советское государство, действовавшее на планомерных началах во всех сферах, еще за лет до войны 19411945 годов разработало идеал воина, способного надежно защищать страну. Этот идеал показывал, каким должен стать советский воин в ходе развития страны с точки зрения материально технической вооруженности, боевой выучки, духовно-нравственных и психологических сил, чтобы не только быть на уровне лучших миро вых образцов, но и превзойти их. Обоснованный выдающимися военно политическими деятелями (М. Фрунзе, С. Гусевым, А. Снесаревым и др.), закрепленный в военной доктрине, планах боевой и политической под готовки, он стал эталоном и критерием оценки в деле формирования эф фективного воина, будущего победителя. Его осуществление шло в ногу * 235 * * О советской военной идеологии * с экономическим, социальным, культурным, научно-техническим разви тием страны.

Советские люди, совершившие великий подвиг, спасшие родину и человечество, это простые советские граждане, которые в труднейших условиях осуществили индустриализацию, провели коллективизацию, коренным образом укрепили обороноспособность страны и ценою сво их жизней разгромили врага, а затем восстановили разрушенное фаши стами народное хозяйство, создали ядерный щит и первыми открыли дорогу в космос, превратили Россию в великую сверхдержаву. Это были лучшие сыны и дочери народа, благородные и кристально чистые, са моотверженные и бескорыстные борцы за справедливость, социализм, счастье народа. Это пассионарное поколение, следуя примеру патриотов и борцов за свободу в прошлом, сделало больше других для спасения и возвеличения отечества. Равнение на поколение победителей, стремле ние перенять его характерные черты и опыт всеми соотечественника ми, начиная с тех, кто стоит у руля государства и кончая самым рядовым тружеником - залог выхода из кризиса, спасения и успешного прорыва страны к новым высотам прогресса.

Ссылки 1. Ильин С.К. Моральный фактор в современных войнах.

М., 1979. C.1819.

2. Лавренов С., Попов И. Крах III рейха. М., 2000. С. 11З114.

3. Солдат, которого победить нельзя. Киев, 1970;

4. Сенявская Е.С. Психология войн ХХ века. Исторический опыт России.

М., 1999.

5. Советская военная энциклопедия. В 8 т. Т. 2. М., 1976.-- С. З50.

6. Военная энциклопедия. В 8 т. Т.2. М., 1994. С. 399.

7. Там же. Т. 6. С. 462.

8. Там же. Т. 4. С.86.

9. Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери Вооруженных Сил.

10. Статистическое исследование. М., 2001. С. 2З6.

11. Аксел А. Герои России. 19411945. М., 2002.

12. Советская военная энциклопедия. В 8 т. Т. 3. М.,1977. С. 332.

13. История Второй мировой войны. В 12 т. Т. 2.

С.164;

«Известия». 1967, 13 октября.

14. Бескровный Л.Г Армия и флот России в начале ХХ века.

* 236 * Глава VIII * Советский воин-победитель: социологический портрет * М., 1986. С. 27.

15. Гусев С.И Гражданская война и Красная Армия. Сборник статей.

М., 1958. С. 9798.

16. Народное хозяйство СССР 19221972. М., 1972. С. 35.

17. Борьба КПСС за создание военных кадров. М., 1960. С. 200;

18. Архив МО СССР. Ф. 33, Оп. 36571, Д. 3. № 294;

19. Великая Отечественная война Советского Союза.

М., 1967. С. 574 и др.

20. «Независимое военное обозрение». 2003, № 23, с. 5.

21. Военная энциклопедия. В 8 т. Т. 2. М., 1994. С. 5.

22. РГВИА Ф. 400. Оп. 4. Д. 266. л. 55. Сведения о генералах русской армии.

23. Геббельс И. Последние записи. Смоленск, 1993. С. 259260.

24. Карпов В. Генералиссимус. Книга 1. Калининград, 2002. С. 296.

25. Гусев С.И Гражданская война и Красная Армия. М., 1958. С..145146.

26. Ворошилов К.Е. Статьи и речи. М., 1937.

27. Военная энциклопедия. В 8 т. Т. 4. М., 1997.

28. Там же.

29. Советская военная энциклопедия. В 8 т. Т. 2. М., 1976. С..401402.

30. Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери Вооруженных Сил.

Статистическое исследование. М., 2001. С. 246.

31. Там же.

32. Там же. С. 463.

33. Цит. по: Карпов В. Генералиссимус. Книга II. Калининград, 2002. С. 241.

34. Невежин А. Сталин о войне. М., 2007. С. 217218.

35. Суходеев В. Эпоха Сталина. События и люди. М., 2004. С. 6972.

36. «Независимое военное обозрение». 2004, № 22 (382)., с. 13.

37. Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери Вооруженных Сил.

Статистические исследования. М., 2001. С. 227248.

38. Жуков Г Воспоминания и размышления. М., 1968. С. 262.

39. Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил.

Статистические исследования. М., 2001. С. 257.

40. Там же, с. 503.

41. Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил.

Статистические исследования. М., 2001. С. 488.

42. «Авиация и космонавтика», 1999, № 1, с. 11..

43. Мухин Ю. Асы и пропаганда. Дутые победы люфтваффе.

М., 2004. С. 334.

* 237 * * О советской военной идеологии * 44. Советская военная энциклопедия. В 8-ми т. Т. 2. М., 1976. С. 66.

45. Солонин М.О. О цене военного искусства // «Независимое военное обозрение», 2003, № 28 (343), с. 8.

46. «Независимое военное обозрение», 2003, № 28 (343), с. 8.

47. Цит. по: Карпов В. Генералиссимус. Книга 1.

Калининград, 2001. С. 400.

48. Там же. С.465.

49. «Красная Звезда», 2004, 16 декабря.

50. Приказ народного комиссара обороны СССР. 28 июля 1942 г. № город Москва. 60 лет Сталинградской битвы в Великой Отечественной войне. М., 2003. С. 399403.

51. Солдат, которого победить нельзя. Киев, 1970. С. 233.

52. Берт А. Россия в войне 19411945 гг. М., 1967. С. 2627.

53. «Военно-исторический журнал», 1962, № 22, с. 79.

54. Развитие тактики Советской Армии в Великой Отечественной войне 19411945 гг.. М., 1958. С. 54.

55. Типпельскирх К. История Второй мировой войны. М., 1956. С. 478.

56. Развитие тактики Советской Армии в Великой Отечественной войне 19411945 гг. М., 1958. С. 61.

57. «Военно-исторический журнал», 1969, № 21, с. 38.

58. Рытов А. Рыцари пятого океана. М., 1968. С. 228.

59. Итоги Второй мировой войны. М., 1957. С. 40.

60. Мухин Ю. Асы и пропаганда. Дутые победы люфтваффе. М., 2004.

61. Тимофеев А. Александр Покрышкин. М., 2001;

62. Покрышкин А. Бой требует мысли. Новосибирск, 1998. С. 188.

* 238 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * Глава IX.

Стратегия противодействия «холодной войне»

У нас и за рубежом зачастую вину за холодную войну приписывают Сталину. Известный американский деятель Г. Киссинджер пишет, что после окончания Второй мировой войны «Сталин восстановил полити ку конфронтации с Западом», а США, якобы, хотели сохранить союзни чество [1]. Другие раскладывают ответственность за холодную войну поровну на обе стороны, на «политическое зазнайство» их лидеров, разгоревшийся между ними спор о том, кто сыграл главную роль в раз громе Германии и Японии, в завоевании Великой Победы 1945 года, а также о преимущественных правах руководить миром.

У СССР и Сталина не было никаких мотивов для инициирования та кой войны. Они были вполне удовлетворены итогами закончившейся второй мировой войны. Сыграв главную роль в достижении Великой Победы 1945 года, СССР в полной мере осуществил задачи (цели), ко торые ставил перед собой. Высоко подскочили авторитет и влияние Советской России во всем мире как главного спасителя мировой циви лизации от фашистской чумы. Видный общественный деятель США Лео Кржицкий в 1946 году отмечал, что в Соединенных Штатах «Советский Союз рассматривается как сила, которая была способна не только раз бить фашизм, но и как сила, способная построить лучший и новый мир», что до 7080 процентов американцев симпатизировали СССР [2]. СССР приобрел новых союзников в лице стран народной демократии восточ ной и юго-восточной Европы. Поскольку коммунисты везде проявили * 239 * * О советской военной идеологии * себя самыми героическими борцами, отдав только в западноевропей ских странах более двухсот тысяч жизней, сражаясь с фашизмом, то они снискали высокое признание и увеличили свои ряды более чем в пять раз с четырех миллионов до двадцати миллионов человек. Если до войны была 61 компартия, то после нее их стало уже 76. Коммунистов активно избирали в парламенты и включали в правительства западно европейских государств. Поднялась волна освободительных движений в Азии, Африке и Латинской Америке.

СССР вышел из войны «сверхдержавой», обладавшей самыми силь ными в мире вооруженными силами, способными, как отмечали на За паде, выйти к Ла-Маншу и Гибралтару и смести любого противника.

Но страна ради Победы над фашизмом отдала много сил, жертв, ре сурсов, на нее пришлось около 60 процентов мировых людских потерь (28,7 млн. из 50 млн. человек) во второй мировой войне и 41 процент всех материальных потерь 61-го государства, участвовавшего в войне.

СССР потерял более тридцати процентов национального богатства.

США, к примеру, потеряли 0,4 процента от общей стоимости общих по терь материальных ценностей и существенно нарастили свое богатство на военных поставках.

Подчеркнем: у СССР не было никаких мотивов к «холодной войне».

Больше всего ему нужен был мир. Из этого исходил Сталин, и нет никаких свидетельств, что он выдвинул установки, противоположные этой не обходимости. Они сводились к тому, чтобы закрепить результаты Вели кой Победы, сохранить дружбу и союз великих держав-победительниц, не дать возможности появиться новым очагам милитаризма и войны, обеспечить необходимую оборону нашей стране.

Характерны в этом отношении выводы доклада Совета по планиро ванию политики госдепартамента США под названием «Резюме между народной политики» от 7 ноября 1947 года. Выводы доклада относятся к периоду с 1945 года и на перспективу. В них указывалось: «Советское правительство не желает и не ожидает войны с нами в обозримом бу дущем.… Крайние опасения по поводу опасности войны исходят из не верной оценки советских намерений. Кремль не желает новой большой войны и не ожидает ее.… В целом, нет оснований полагать, что мы вне запно будем вовлечены в вооруженный конфликт с СССР». Приведен ные сведения показывают, что СССР не был настроен на конфликт с Западом, не ставил перед собой агрессивных целей, тем более развязы * 240 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * вать «горячие» или «холодные» войны.

У Запада мотивы к развязыванию холодной войны были очевидны ми. Он был удовлетворен итогами второй мировой войны далеко не в полной мере. Важные цели, на взгляд политиков США и Англии, оказа лись недостигнутыми. Они хотели, по образному выражению Черчилля, чтобы к концу войны Германия лежала в гробу, а СССР на операцион ном столе. Этому служила и политика крайнего затягивания открытия второго фронта. Не получилось: пациент хотя и пострадал, но оказался здоровым. Не удалось «забить решающий гол» даже применением атом ного оружия, стать главным творцом победы и, соответственно этому статусу, получить от нее все, стать единоличным вершителем мировой истории. Они многое потеряли из-за мелочных и низменных расчетов в отношении союзника, который добросовестно и самоотверженно вы полнял обязательства и свой долг. Произошедшие в мире изменения, связанные с Великой Победой, американские правящие круги воспри няли как «катастрофические», как «поражение западной цивилизации», как опасные для ее судеб. Стали сожалеть об утрате «оплотов антиком мунизма в Европе и Азии». Возбуждались реваншистские страсти, ко торые в конечном счете и толкнули на холодную войну против СССР и его друзей. Учитывались и послевоенные трудности нашей страны, свя занные с огромными жертвами и потерями, которые они стремились использовать по-своему.

Именно западные политики задумали и начали холодную войну.

Фактическим ее началом справедливо считается речь Черчилля 5 марта 1946 года в Фултоне (США), согласованная с президентом США Трумэ ном, бездоказательно обвинившая СССР в стремлении к неограничен ной экспансии и потребовавшая от него подчиниться Западу.

45-летняя «холодная война» между Западом во главе с США, с одной 1. Самая подлая война стороны, и СССР с Варшавским договором, с другой, одно из самых агрессивных, грандиозных и уникальных явлений всемирной исто рии.

Впервые была сокрушена почти исключительно невоенными сред ствами великая держава, обладавшая равноценным военным потен циалом, побеждавшая крупнейшие нашествия вооруженных врагов в «горячих войнах».

* 241 * * О советской военной идеологии * Термин «холодная война» введен западной прессой в 1946 году для характеристики крайне напряженной международной обстановки, острейшего противоборства между капитализмом и социализмом, осо бенно США и СССР в период с середины 40-х до начала 90-х годов ХХ века «Холодная война» была порождена агрессивной политикой Запада, ее целями. Бытует мнение, что Запад, вступая в конфликт с СССР, снача ла ставил перед собой сравнительно ограниченные задачи – сдерживать Советский Союз, его мировые претензии, всячески дискредитировать и ослаблять его. В справочно-энциклопедических изданиях подчеркива ется стремление США «холодной войной» создавать неблагоприятную для СССР внешнюю обстановку;

возбуждать страх перед новой войной, особенно ядерной;

затруднять и замедлять его развитие вовлечением в непосильную гонку вооружений;

остановить мировой революционный процесс;

переиграть результаты второй мировой войны;

установить свое господство в мире.

Открытые теперь на Западе совершенно секретные документы кон ца 40-х – начала 50-х годов ХХ века свидетельствуют, что изначально цели «холодной войны» были более грандиозными, предельно реши тельными и далеко идущими. Основное внимание акцентировалось на трех целях: 1) уничтожить коммунизм, трансформировать мировой со циализм в капитализм;

2) разрушить и расчленить СССР на множество мелких и средних государств, зависимых от Запада;

3) распространить на весь мир западный образец устройства общества.

Запад был верен курсу, взятому в отношении Советской России с 1917 года и состоявшему в отказе ей каких-либо шансов на осуществле ние социалистического эксперимента.

Наиболее часто «холодную войну» считают нетрадиционной разно видностью войны вообще, то есть первую и вторую отождествляют как однородные явления, имеющие одинаковую сущность (качество).

Отождествление понятий «война» и «борьба» уходит в далекое про шлое. Древнегреческий философ Гераклит (520-460 гг. до н.э.), величая «войну отцом всего и всего царем», использовал как синонимы дефини ции «борьба», «распря», «вражда», «война».

Философ средневековья Т. Гоббс (1588–1679) ввел понятие «война всех против всех» для характеристики общественных отношений на определенных стадиях истории человечества.

* 242 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * К отождествлению войны и «холодной войны» подталкивает то об стоятельство, что «холодная война» предстает как весьма милитаризо ванное явление. В ней выделяются, прежде всего, военные процессы и события: форсированная гонка вооружений, «особенно ядерных;

созда ние военных блоков», сети военных баз вокруг СССР;

взаимные угрозы силой;

масса вооруженных конфликтов и локальных войн на перифе рии, за которыми зачастую стояли главные соперники. Исходя из этого, нередко ее считают «острой военной конфронтацией», разновидностью или новой формой классических войн. При таком подходе, «холодная»

и «горячая» войны не два разных социальных явления, а одно и то же, но в своеобразных видах.

К их отождествлению подталкивает и то, что «холодная война» во многих отношениях родственна классическим («горячим») войнам:

одни и те же источники (социальные антагонизмы);

одинаковая при рода (продолжение политики);

схожие и даже более масштабные поли тические цели, результаты и последствия;

обе выступают формой мас сового насилия и т.п. Отсюда и постановка ее многими журналистами и обозревателями в общий ряд мировых войн как «третьей» (1946–1991) и «четвертой» (с середины 90-х гг. ХХ века и продолжающейся сейчас).

Иногда «холодную войну» рассматривают как предельно широкое яв ление, охватывающее и невоенные и вооруженные формы борьбы, т.е.

все виды социального противоборства. Исчезает различие между вой ной и миром.

На самом деле «холодная война» есть качественно новое явление, отличающееся от классических войн. Четкое определение сущности, отличительных особенностей (специфики) явлений – не философская формальность. Неправильное понимание сути явлений влечет за собой неправильные отношения к ним, ошибочные действия, дающие проти воположные результаты, нежели прогнозируются.

Характерным примером в этом отношении является идея известно го политолога А.Дугина, выдвинутая им в капитальном труде «Основы геополитики», что Советскому Союзу в ответ на «холодную войну» За пада следовало осуществить решительную военную экспансию на За пад до Атлантики и на Юг до теплых морей, что якобы привело бы к краху США и НАТО, к стабильному континентальному миру. Нет надоб ности развеивать вселенскую губительность такой затеи.

Реакция «горячей» войной на «холодную» – не только полное не * 243 * * О советской военной идеологии * понимание их качественного различия, но и бессилие в поисках адек ватных ее особенностям сил и методов противодействия. Советское руководство после Сталина, не разобравшись глубоко в замыслах инициаторов «холодной войны», реагировало на нее в основном по милитаристски, втянулось в гонку вооружений, создало гигантскую военную машину, которая оказалась неспособной защитить страну от невоенной агрессии, подорвала экономику, перечеркнула планы повы шения жизненного уровня народа, социального прорыва вперед.

Обстановка требовала коренного пересмотра стратегии по отноше нию к Западу. Бесперспективность военного столкновения в ракетно ядерный век диктовала не милитаризацию, а победу в мирном сорев новании: поднятие жизненного уровня, решение квартирного вопроса, улучшение бытового обслуживания населения, чтобы продемонстри ровать преимущества нового социального строя. Надо было на деле обеспечить широкое участие трудящихся в управлении государством, развитие народовластия как высшей формы демократии. Именно на эти меры делал упор Сталин после создания надежного меча защиты.

В классификации различных видов социальной борьбы, выявлении их специфики, сути приоритетная роль принадлежит применяемым средствам, ибо они придают цели вполне определенное содержание и переводят ее в результат, превращают из абстрактного явления в кон кретное жизненное явление, изменяющее действительность. Они по зволяют отличать мирные формы борьбы от военных, четко опреде лять такие явления как экономическая, финансовая, идеологическая, технологическая, информационная и другие виды борьбы.

Специфика (суть) «холодной войны» заключалась в том, что глав ная ставка в разгроме СССР делалась не на военные, а на невоенные средства и способы, применяемые преимущественно скрытно, при од новременном усилении своей способности разгромить новую социаль ную систему в открытой вооруженной борьбе. Яснее всего это выразил Дж. Кеннеди, определяя свою политику и стратегию по отношению к СССР, вступая на пост президента США (1961). «Мы не можем победить СССР в обычной войне. Это непреступная крепость. Мы можем победить Советский Союз только другими методами: идеологическими, психоло гическими, пропагандой, экономически», – говорил он.

В документах 1945–1950 годов, определивших основные установки политики и стратегии Запада, значатся два варианта и четкая последо * 244 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * вательность их осуществления в сокрушении социализма: 1) без вой ны;

2) посредством «самой настоящей войны», если не удастся первый вариант.

Радикальная программа комплексного применения невоенных средств для разгрома коммунизма, иногда называемая программой «тотальной политической войны», разрабатывалась и осуществлялась Западом как альтернатива (замена) настоящей («горячей») войне, кото рая в ядерную эру стала самоубийственной. Осознание невозможности сокрушить СССР военной силой привело к плану его «мирного разруше ния и завоевания». «Холодная война» выступала продолжением поли тики невоенными средствами, но во имя целей, которые традиционно достигались вооруженной борьбой, «горячей» войной.


Возможность разрушать и побеждать государства и их армии без вооруженной борьбы обосновывал еще в VI–V вв. до н.э. китайский мыс литель Сунь-Цзы в «Трактате о военном искусстве».

Сунь-Цзы первым в истории предпринял попытку классифициро вать войны в зависимости от применяемых средств, выделяя три их формы и оценивая каждую с точки зрения эффективности. Идеальной и лучшей из них он считал умение «разбить замыслы противника», не применяя военную силу, путем других средств (политических, диплома тических, разведывательных и т.п.) заставить противника покориться.

Другая форма – менее выгодная на его взгляд – умение «разбить союзы»

противника, заставить его почувствовать себя слабым до вступления в противоборство и тем сделать его уступчивым. Третья, наихудшая, са мая трудная и рискованная форма войны – применение вооруженных сил, стратегия. «...Сто раз сразиться и сто раз победить – это не лучшее из лучшего;

лучшее из лучшего – покорить чужую армию не сражаясь».

Сражения он считал крайним и весьма опасным средством борьбы.

Сунь-Цзы не акцентировал внимание на качественных различиях военных и невоенных средств в политическом противоборстве, по су ществу, придерживался расширительного понимания войны. Но для нас важно то, что первые две формы войны, которые он выделял, есть «холодная война» в нашем понимании.

Характерно, что именно в годы «холодной войны» западные ис следователи всячески возвеличивали Сунь-Цзы, подчеркивали, что его учение более всего соответствует современной эпохе, призвано пере жить ренессанс в штабах и центрах политической власти западных и * 245 * * О советской военной идеологии * восточных государств.

«Сунь-Цзы, – писал американец Д.Коллинз, – первый великий тео ретик в области стратегии, его трактат стоит в ряду лучших военных работ всех времен, включая труды Клаузевица». Англичанин Б. Лидеел Гарт подчеркивал: «трактат Сунь-Цзы о военном искусстве затмевает книгу Клаузевица «О войне» в отношении стиля и качества» [3].

Следует подчеркнуть, что наши исследователи, политики и военные деятели недооценивали современную теоретическую и практическую значимость трактата древнекитайского мыслителя для понимания сути «холодной войны», разработки средств и способов противобор ства ей.

В XVIII–XIX веках военные теоретики Г. Ллойд, А. Бюлов и др., авто ры так называемых «кабинетных войн», продолжили разработку тео рии «войны без сражений».

В истории агрессоры не раз потерпев неудачу в попытках нанести сопернику военное поражение, делали ставку на сокрушение их нево енными средствами: межвоенное противоборство Рима и Карфагена в III–II вв. до н.э.;

континентальная блокада Англии наполеоновской Францией (1806–1814);

экономическая и дипломатическая блокада Со ветской России в начале 20-х годов ХХ века и др. В большинстве случаев такой способ борьбы не обеспечивал полного достижения целей. «Хо лодная война» второй половины ХХ века дала впервые в истории не виданные результаты.

В США были проведены сотни, если не тысячи, исследований по раз работке «мирных» способов достижения крайне решительных целей без вооруженной борьбы. «Философскому» и стратегическому обосно ванию этого посвящались фундаментальные труды Ричарда Никсона «1999 год. Победа без войны» (М.: Прогресс, 1989);

Лиддел-Гарт «Стра тегия непрямых действий» (М.: Воениздат, 1957);

Дж. Томпкинса «Ору жие третьей мировой войны» (М.: Воениздат, 1969) и др. Целостному отражению опыта США по ведению «холодной войны» посвящена книга Петера Швейцера «Победа» (Минск: СП «Авест», 1995).

К невоенным средствам «холодной войны» относятся: политико дипломатические, экономические, технологические, идеолого психологические, информационные, разведывательные и другие. К се редине ХХ века они, вследствие научно-технической революции, обрели невиданную мощь, дальнодействие, возможность проникать вглубь * 246 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * социально-политических структур, жизнь и быт, сознание и психоло гию людей, трансформировать общества, мышление и поведение наро дов. Нарастающий процесс глобализации, усиление взаимозависимости государств, возросшие возможности управлять их «включенностью» в мировые связи и получением благ от этого из центров мировой власти, ослабление государственных границ и контроля над передвижением людей, товаров и идей - все это благоприятствует наиболее полному проявлению колоссальных сил невоенных средств как в созидатель ных, так разрушительных формах. Именно невоенными средствами За пад наносил самые сильные удары, наибольший ущерб СССР и его со юзникам, подрывал основы их жизнеспособности.

В 80-е годы только экономическими санкциями – искусственным снижением цен на энергоресурсы и сырье, прекращением договорных поставок оборудования, закрытием рынка для советских товаров и т.п.

– Запад нанес СССР ущерб в 1,2–1,5 трлн. долларов: почти в два раза больший, чем в войне 1941–1945 годов.

Исключительно важным в стратегии «холодной войны» считалось нанесение «морального ущерба», идеологическое переориентирование людей, массовое применение СМИ для пропагандистского и психоло гического воздействия на мировое общественное мнение, но особенно население соцстран. Главным было подорвать духовное, нравственное и интернациональное единство нашего государства.

Развертывая глобальные операции «холодной войны» на мировой арене, катализируя повсюду антисоветизм и антикоммунизм, Запад главное внимание концентрировал на проникновение во внутрь социа листических обществ. Первостепенная роль в этом отводилась развед кам, которые применяли новейшие технологии конструирования в дру гих системах политических движений, партий, оппозиций, подготовки и осуществления переворотов, трансформации политических систем и режимов.

Перенесение борьбы внутрь соцстран, особенно СССР, превраще ние внутреннего антикоммунистического фронта в главный было цен тральным пунктом стратегии холодной войны.

Уже в инструкции ЦРУ № 2004 от 17 июля 1945 г., составленной небезызвестным А. Даллесом, особое внимание отводилось выявле нию, взращиванию, вербовке помощников в самой России, подкупу партийных деятелей и высших должностных лиц государства, ученых, * 247 * * О советской военной идеологии * деятелей литературы и искусства, интеллигенции. При помощи колла борационистов планировалось создавать хаос и неразбериху в государ ственном управлении, экономике, социальной сфере, торговле и т.п. Но особенно – переделывать сознание людей, пробуждая самые низмен ные чувства, культивируя секс, насилие, садизм, предательство, пьян ство и наркоманию, хамство и наглость, жажду наживы, вражду между нациями и народами. Ставка делалась на молодежь.

Западу, как он и спланировал, удалось к 80-м годам создать в СССР хорошо организованную и управляемую «пятую колонну», в которую входили «агенты влияния», одержимые ненавистники коммунизма, по клонники капитализма и западного образца жизни, завербованные и подкупленные, приспособленцы и легко манипулируемые, амбициоз ные и алчные государственные, партийные и общественные деятели.

Созданная Западом «пятая колонна» нанесла завершающие, решитель ные, коварные удары по исторической России. По существу, она дей ствовала как передовой отряд внешних агрессоров.

Характерная особенность «холодной войны» - скрытность политико-дипломатических, экономических, финансовых, технологи ческих, информационных, пропагандистских и психологических опе раций. Не говоря о собственно разведывательных. Она выступает как «супертайная», «невидимая», «молекулярная» борьба. Многие исследо ватели полагают, что именно тайные операции на главных фронтах и в важнейших сферах «холодной агрессии» сыграли решающую роль в достижении Соединенными Штатами и Западом победы над СССР.

Таинственность «холодной войны» выражалась в ряде мер руко водства западных стран, прежде всего США: 1) подготовка и осущест вление тайных операций скрывались не только от государств, против которых они были направлены, но и от своего народа, общественности, граждан и даже от 90 процентов представителей своей высшей власти;

от правительства, парламента, СМИ, суда и т.д.;

2) разработкой планов и руководством их выполнением занимались строго засекреченные органы из предельно узкого круга государственных деятелей США;

3) решающую роль во всех этих делах играли спецслужбы, разведыватель ные сообщества;

4) ядром данных операций являлось широкое, скры тое вмешательство во внутренние дела других государств, организация и обеспечения деятельности радикальных оппозиционных движений, партий и групп и т.п.

* 248 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * Сталин на встрече с творческой интеллигенцией в 1946 году ука зал на невиданный еще в истории размах тайной войны, которую Запад развернул против нашей страны, в том числе в области культуры, лите ратуры и искусства. «Перед иностранной агентурой в нашей стране по ставлена задача проникать в советские органы, ведающие делами куль туры, захватывать в свои руки редакции газет и журналов, оказывать решающее воздействие на репертуарную политику театра и кино, на издание художественной литературы. Всячески препятствовать выхо ду в свет революционных произведений, воспитывающих патриотизм и поднимающих советский народ на коммунистическое строительство, поддерживать и продвигать в свет произведения, в которых пропове дуется неверие в победу коммунистического строительства, пропаган дируется и восхваляется капиталистический способ производства и буржуазный образ жизни. Поставлена задача пропаганды пессимизма, всякого рода упадничества и морального разложения» [4] Сталин показал способы использования агентурой Запада литера туры, музыки, живописи для духовного разложения советских людей.


В литературе это очернение советской действительности, высмеи вание положительного героя, культивирование низкопоклонничества перед всем иностранным, космополитизма и т.д. В музыке это внедре ние формалистического направления, всякого рода ритмов, доводящих людей до экстаза, превращающих их в «неуправляемых животных, спо собных на самые дикие поступки. Это своего рода музыкальная нарко мания, попав под влияние которой, человек уже ни о каких светских идеалах думать не может, превращается в скота». Сталин подчеркивал, что музыка есть специфическое оружие в тайной войне, она тоже воюет.

Западные магнаты для внедрения такой музыки платят баснословные гонорары. Не менее тлетворно влияние и абстрактной живописи, кото рая уводит людей от реальной жизни в мир мистики и бездуховности.

В выступлении Сталина на встрече с творческой интеллигенцией подчеркивалось, что литература и искусство сильнейшие формы иде ологического внушения. Он призывал деятелей культуры серьезно по думать над способами противодействия идеологическим диверсиям За пада и их прислужников внутри страны. Главное он видел в том, чтобы деятели культуры со всей глубиной осознали, что культура есть важная составная часть господствующей в обществе идеологии. Она использу ется для защиты интересов господствующего класса, при социализме * 249 * * О советской военной идеологии * для защиты интересов трудящихся. Необходимо, чтобы этот закон по стоянно учитывался государством, общественными организациями и творческими союзами, деятелями культуры. К сожалению, эти сталин ские установки постепенно забывались, и их игнорирование сыграло роковую роль в судьбах советского общества.

Отличительные особенности невоенных средств, играющих главную роль в «холодной войне», выражаются в том, что они непосредственно не разрушают материальных вещей и не уничтожают физически людей, имеют иные объекты поражения нежели классическое оружие. Напри мер, средства информационно-пропагандистского поражения, то есть тиражируемые СМИ идеи, догмы, образы, примеры поведения и дей ствия, имеют объектом воздействия сознание, дух, нравственность, чув ства, психику человека. Многие люди, являясь объектом воздействия, зачастую не понимают опасности и враждебности этого воздействия, пассивно предаются ему. Но даже те, которые сознают враждебность, не умеют и считают невозможным ему противостоять. Способы и формы ведения «холодной войны» не бросаются в глаза, подобно вооруженной борьбе, не вызывают страха как перед болью и кровью. Враг невидим или кажется недосягаемым. То же неочевидное воздействие на полити ку, экономику и т.п. через сложнейшие отношения людей.

Военные средства в «холодной войне» применялись по-другому, нежели в «горячих» войнах. Важно подчеркнуть, что как содержание обычных войн не сводится к их сути или специфическому признаку - вооруженной борьбе, а включает в себя подчиненные интересам до стижения военных побед политическую, экономическую, дипломати ческую, идеологическую, информационную, разведывательную борьбу, так и содержание «холодной войны» не исчерпывается применением невоенных средств (сущностной признак).

Оно охватывает и использование военных средств в форме их: 1) не прямых действий в отношениях главных соперников (изнурение гонкой вооружений, постоянным напряжением, устрашением возможностью внезапного ядерного нападения;

давление, вынуждение к уступкам;

создание позиций превосходства, сдерживание и т.п.);

2) разжигание и участие во многих региональных конфликтах на периферии. Непрямые применения военной силы носили подчеркнуто демонстративный и угрожающий характер. Перемещения и сосредоточения войск, широко масштабные учения и маневры вблизи границ СССР, объявления ядер * 250 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * ных тревог, разнообразные военные демонстрации США и НАТО слу жили внушению советскому народу и руководству готовности Запада на сумасшедшие действия, в любой момент нажать на ядерную кнопку, нанести внезапный сокрушительный удар. Действовал принцип: «враг должен ложиться спать и бодрствовать в полной убежденности, что За пад может в любой момент выпустить в дело атомное оружие».

США и НАТО часто, а с начала 80-х годов по несколько раз ежене дельно, направляли эскадрильи стратегических бомбардировщиков к территории СССР, которые в крайней точке перед советской воздушной границей разворачивались и возвращались назад.

Американский футуролог Г. Хан правомерно сравнил «холодную во йну» с опасной игрой, когда две машины идут на таран, причем ни одна из них не желает как столкновения, так и свертывания со своего курса, но в какой-то момент что-то делается для предотвращения катастро фы. Что касается локальных войн и конфликтов, за которыми стояли соперничающие великие державы, то последние либо скрывали свою причастность к их развязыванию и ведению, либо действовали откры то, но не допуская перерастания их в военное столкновение между со бою. Постоянный диалог между ними помог удержать противостояние на черте допустимого.

Применение военных средств Западом во всех случаях подчинялось задаче победы над СССР и Варшавским Договором без непосредствен ного вооруженного столкновения, в рамках «мирных отношений», «на ходящимися на грани с войной».

Каково же было отношение Сталина к развязанной Западом холод ной войне?

Сталин изначально справедливо оценил холодную войну как опас 2. Политика и стратегия защиты ный акт, стремление посеять семена раздора между союзными госу дарствами и утвердить американо-английское господство над челове чеством, как угрозу для мира и безопасности, как курс на подготовку войны против СССР. В интервью газете «Правда» 14 марта 1946 года он подчеркнул, что западные политики «предъявляют нациям, не говоря щим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда будет все в порядке, в противном случае неизбежна война…» [5].

* 251 * * О советской военной идеологии * В первые послевоенные годы (19451948) в США стали дей ствовать секретные директивы, предписывавшие государственным структурам Америки развернуть экономическую, психологическую и разведывательно-агентурную войну против Советского Союза, не оста навливаясь перед применением самых подлых и преступных средств, с целью уничтожения его политического и экономического строя. В се кретной директиве Совета национальной безопасности от 18 августа 1948 года недвусмысленно определялось: «наша цель – свержение со ветской власти», полное подчинение России. Планировались и вариан ты атомного сокрушения нашей страны;

известны несколько планов на этот счет, каждый из которых предусматривал все большее количество советских городов, подлежащих атомным бомбардировкам.

По-иному вели себя Сталин, советское руководство. Особенно хоро шо это видно на примере первых послевоенных кризисов, в частности иранском. С ним некоторые американские исследователи связывают даже происхождение «холодной» войны. Начался он с болезненной ре акции США и Великобритании на затягивание Советским Союзом выво да войск с территории Ирана. Западные союзники обвиняли московское руководство в нарушении соглашений, стремлении навсегда обосно ваться на иранской территории, совершить там революцию, посадить прокоммунистический режим. В действительности СССР опасался, что с его уходом туда ринутся американцы, как и произошло на самом деле.

Но, во имя сохранения союзнических отношений с Западом, СССР пошел на ускоренный вывод своих войск, отказался от некоторых экономиче ских и геополитических интересов. Новые документы показывают, что Советская страна не преследовала в Иране целей территориальной экс пансии, последовательно шла на компромиссы и уступки, уважала суве ренитет Ирана, не имела никаких планов революционного свержения его законного правительства. Сталин отвергал всякую мысль об этом, заявив, что там нет «глубокого революционного кризиса», а успехи де мократического движения на Севере страны связаны с присутствием советских войск и потому не могут быть прочными. Иранский кризис породил некоторые основополагающие компоненты «холодной» вой ны: сближение США и Англии на почве антисоветизма, элементы кон цепции сдерживания и отбрасывания коммунизма, вовлечение стран «третьего мира» в разгоравшуюся борьбу между великими державами победительницами во второй мировой войне.

* 252 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * Заботой о сохранении союзнических отношений с Западом прони зана и политика Сталина в балканских делах того времени. Характерно, что при подготовке учреждения Коминфорна (1947), на настойчивые предложения Тито, Димитрова и Ходжи образовать в Юго-Восточной Европе югославо-болгарско-албанскую федерацию, на просьбы Алба нии о введении на ее территорию югославских войск для усиления во енной безопасности, и при других важнейших событиях первых после военных лет, Сталин непременно напоминал, что не надо раздражать «англосаксов», сеять у них подозрения и вражду, провоцировать их на агрессивные акции [6]. По мнению американского ученого Скотта Пэр риш (колумбийский университет) Сталин питал надежды на возмож ность сотрудничества с Западом и не инициировал конфронтации «по крайней мере, до появления «плана Маршалла», в котором он увидел намерение американского руководства вытеснить Советский Союз из Восточной Европы и создать вновь враждебное окружение вокруг него.

«Как следствие, Сталин предпринял жесткие меры и для того, чтобы оградить свою сферу влияния в Восточной Европе, и для того, чтобы подорвать то, что он рассматривал, как попытку США создать антисо ветский блок в этом регионе» [7]. Сигналом этого поворота в полити ке СССР С.Пэрриш считает речь А.Жданова на заседании Коминформа в октябре 1947 года, в которой главным был тезис о расколе мира на две противоположные системы («два лагеря»), определяющей роли их борьбы для будущего человечества. Сильнейшим толчком к изменению отношений СССР к Западу явилось создание НАТО (1949), провозгласив шей враждебную политику к Советской России и её союзникам, реши тельную борьбу против коммунистического движения. Эта организа ция была вызовом всем соглашениям великих держав о послевоенном сотрудничестве и совместным действиям по поддержанию всеобщего и европейского мира.

Несмотря на грубый и открыто враждебный тон выступлений руко водителей США и Англии, Сталин не говорил ничего оскорбительного и лично обидного по отношению к ним. Даже после введения в действие США плана Маршалла (1947), заняв более твердую позицию, он прояв лял готовность сохранить доверительные отношения на уровне, каки ми они были в пору совместной войны с фашизмом, и даже перевести их в «хорошие», «дружеские», даже «сердечные», в «дружественное со ревнование» [8]. Это были действительно добрые знаки, сигналы, при * 253 * * О советской военной идеологии * зывы. Он считал, что различия экономических, политических и идео логических систем, конечно, нельзя было совершенно сбрасывать со счетов, но они могли отойти на второй план перед политической волей и желанием сотрудничать со стороны правительств. Подчеркивая здесь определяющую роль субъективного фактора, он с разных сторон под ходил к нему: желание к сотрудничеству должно быть у обеих сторон, и если его нет у одной, оно становится невозможным;

«если нет жела ния сотрудничать, то даже при одинаковых экономических системах государства люди могут передраться»;

«у русских имеется желание со трудничать» и т.п. [9]. Дело не сводилось к добрым пожеланиям, а выра жалось также в комплексе конкретных предложений: систематически встречаться «Большой тройке» (главам СССР, США и Великобритании), обсуждать важнейшие внешнеполитические проблемы, разрабатывать общую долговременную политику;

усиливать ООН как инструмент мира и безопасности, обеспечивая полное равноправие всех государств, исключая подчинения одних другими;

создать международные поли цейские силы для предупреждения войн и вооруженных конфликтов в любой точке планеты;

оптимизировать торговлю, научно-технические и культурные связи, обмен студентами, артистами, учеными и т.д. [10].

Уже после того, как Америка на полную мощность включила меха низм холодной войны в январе 1949 года, Сталин предложил Трумэну встретиться и обсудить накопившиеся проблемы, выработать мирную декларацию и заключить Пакт Мира. Он был за то, чтобы прекратить пропагандистскую дуэль между Западом и Востоком. «… Не следует увлекаться критикой системы друг друга. Каждый народ держится той системы, которой он хочет и может держаться. Какая система лучше – покажет история. Надо уважать системы, которые избраны и одобрены народом. Плоха или хороша система в США – это дело американского народа. Для сотрудничества не требуется, чтобы народы имели одина ковую систему» [11]. Если обе стороны начнут ругать друг друга моно полистами или тоталитаристами, говорил он, то сотрудничества не по лучится. Когда народ пожелает изменить систему, он это сделает сам. До 1947 года Сталин внимательно следил за тем, чтобы в публичных вы ступлениях его ближайших соратников соблюдалась доброжелатель ная тональность по отношению руководства США и Англии.

Таким образом, для Сталина холодная война не была его выбором.

Вся его жизнь и деятельность, образ мышления и духовно-нравственный * 254 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * облик говорят о том, что он не мог сделать такого выбора ни при каких обстоятельствах. Он не только не желал ее. Она была для него нена вистна, ибо являлась сильной помехой в залечивании тяжелейших ран, нанесенных стране фашистской агрессией, отвлекала силы и средства от реализации созидательных планов. Тем более, что по натуре он был, прежде всего, творцом и созидателем нового общества.

Сталин редко употреблял понятие «холодная война»: в 16-ом томе его сочинений, относящихся к 19461952 гг., оно применено один раз.

В беседе с американским журналистом Дж. Рестоном Сталин назвал «агрессивные действия политики «холодной войны», ведомой против Советского Союза» источником существовавшей тогда напряженности в международных отношениях. Он подчеркивал, что «политика холод ной войны» – это политика Запада в отношении СССР и последний не может иметь подобной политики в отношении Запада. Он не мог наце ливать партию и страну на холодную войну, так как она была несовме стима с природой социализма.

Для того чтобы это понять, необходимо вспомнить о содержании политики холодной войны, развернутой Западом. Она была нацелена на тотальный разгром Советского Союза, уничтожение его политическо го и социально-экономического строя, идеологии, духовной культуры, морали, сложившихся новых в истории человеческих отношений, типа личности и возращение страны в лоно капитализма, разрушение (рас членение) России, разграбление ее природных богатств. Цели холод ной войны были сродни тем, которые преследовал Гитлер, нападая на СССР. Исключительно бандитские, человеконенавистнические, крайне преступные цели требовали соответствующих им варварских средств, способов и форм действий. Об этом неопровержимо свидетельствуют раскрытые теперь секретные документы США.

Применявшиеся средства были самые подлые, гнусные, коварные, изощренно садистские. Новейшие средства массовой информации, ком муникаций, спецслужбы, разведка, все виды связей с СССР американ ское руководство направило на то, чтобы превратить интеллектуально думающее, по- настоящему духовное и нравственное общество в бездумно-тупое, бездуховное, безнравственное, неспособное разо браться и оценить, что с ним происходит. Государства, претендующие на то, чтобы считаться самыми «цивилизованными», направили огром нейшие средства на чудовищно реакционное дело, отбрасывающее * 255 * * О советской военной идеологии * сотни миллионов людей, да и все человечество, в бездну варварства и дикости. Главным было: массовая дебилизация, оскотинивание, растле ние людей, стимулирование вседозволенности, стяжательства, стрем ления к наживе и разграблению общественных достояний, пробужде ние низменных инстинктов, культивирование секса, насилия, пьянства и наркомании, хамства, вражды между нациями и народами, религия ми, конфессиями и т.д. Ложь, клевета, дезинформация, проповедь анти гуманных «ценностей» в руководящих директивах США приравнива лись к ядерному оружию и нацеливались на то, чтобы «уничтожить русских».

Сказанного выше, более чем достаточно для того, чтобы понять, что в сталинской политике, воплощавшейся в поведении страны на миро вой арене, не могло быть ни одного грамма от той лавины яда, которая была запущена политикой холодной войны Запада. Сталин и СССР не могли следовать такой политике. Ни Сталин, ни компартия, ни совет ское государство, ни на словах, ни в своих решениях и планах никогда не ставили целей разгромить США, Великобританию или другое западное государство, обратить их в свою веру, подчинить себе и поживиться на их богатствах, тем более нравственно развращать и дебилизировать их народы. Конечно, Сталин вынужден был вступить в борьбу с холодной агрессией Запада, искать такие способы и формы действий, которые бы защитили народ и страну, но, не опускаясь до западного варварства, аморализма и преступности. В его политику не входила задача перене сти ответные действия на территорию противника, как это делается в настоящей войне, чтобы разбить его в собственном логове. В холодной войне, навязанной Западом, он действовал достойно, благородно, не переступая принципов международных отношений, в том числе невме шательства во внутренние дела других государств.

Было бы неверно считать, что он действовал зеркально, подражая западникам, как это делают некоторые ученые. В.Поздняков в иссле довании под названием «Тайная война Иосифа Сталина: советские раз ведывательные службы в Соединенных Штатах накануне и в начале холодной войны, 19431953», опираясь на новые рассекреченные ма териалы, намеревался уличить Сталина в ведении тайной войны про тив Запада, но не получилось. Нельзя же считать здесь аргументами то, что Сталин придавал огромное значение разведке, лично определял приоритетные направления ее деятельности, формулировал задания * 256 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * резидентам, заботился о совершенствовании, финансовом обеспече нии, улучшении кадрового состава, активизации и расширении разве дывательных операций, тщательно изучал развединформацию и т.д.

Упоминается лишь один факт выхода советской разведки за пределы информационных дел. Это создание в разведке по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 9 октября 1950 года, инициированному Сталиным, двух специальных бюро № 1 и 2. «Задачей первого было проведение дивер сионных акций за границей», второго – «специальных заданий внутри Советского Союза». Под последними подразумевалось уничтожение агентов иностранных держав и противников советской системы. Одна ко эти органы Сталин вскоре упразднил [12].

Где же «тайная война Сталина» против Запада? Нельзя же таковой считать добывание информации, вербовку агентов для этого и т.п. А вот Запад вел настоящую диверсионную войну. Лишь десять процентов усилий разведки США уходило на информационные дела, а 90 процен тов на преступную подрывную работу [12]. Упор делался на создание «пятой колонны», внедрение своих агентов влияния, вербовку предате лей и изменников в органах партии и государства, СМИ, общественных организаций, дестабилизацию обстановки, внесение анархии, провоци рование конфликтов, враждебности к власти, подготовку с их помощью контрреволюционного переворота в СССР.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.