авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«В. Серебрянников ВОЕННО-ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ И.В.СТАЛИНА МОСКВА 2009 Военно-идеологические воззрения И.В.Сталина ...»

-- [ Страница 8 ] --

Советская же разведка, как и КГБ в целом, осуществляла защит ные функции, не ставя целью изменить внутренние порядки западных стран. Только защите служили и другие виды внешнеполитической дея тельности советского государства: дипломатия, пропаганда, культурно гуманитарные связи и т.д.

Упорно замалчивается, что Сталин не боялся честного соревнова ния идей, в том числе на советской территории. СССР в 30-е годы, во время второй мировой войны и долго после нее был весьма открыт для западной пропаганды: не было глушения их радиостанций, англо американские пропагандистские издания (книги, журналы, газеты и т.п.) широким потоком шли в нашу страну, в том числе по индивидуаль ной подписке. Не говоря о научной продукции, произведениях литера туры и искусства, кино и т.д. США и Англия первыми открыли злобную клеветническую подрывную пропаганду против СССР, стремясь вну шить советским людям вражду к социализму, компартии, России, а так же стали закрывать возможности для информационной деятельности * 257 * * О советской военной идеологии * Советского Союза в своих странах и зависимых от них. Там развертыва лись компании преследований против тех, кто питал симпатии к нашей стране. Запад боялся открытого и честного соревнования идей, сделал главным оружием ложь и фальсификации.

Сталин вынужден был создавать занавес от идеологического мрако бесия, ввести глушение западных радиопередач на СССР (1947), цензу ру на сообщения зарубежных корреспондентов о нашей жизни и т.д. Не однократные отмены цензуры в СССР лишь ухудшали международную атмосферу, так как многие западные корреспонденты объективную ин формацию подменяли злобными выдумками, передергиванием фактов, чудовищными искажениями. В беседе с американским корреспонден том Стассеном 9 апреля 1947 года Сталин рассказал о возмутительных фактах клеветы лично на него, когда изображали его держимордой, избивающим своих ближайших соратников [14]. Его возмущало то, что в западной прессе появлялось много корреспонденций о зверских от ношениях между руководителями СССР, изображая советское прави тельство «в виде своего рода зверинца» [15]. Любой здравомыслящий человек понимает, что цензурный контроль против клеветнических ма териалов в СМИ необходим с точки зрения высоких интересов поддер жания хороших отношений между государствами. Особенно это стало понятным сейчас для граждан России, где допускается настоящая пло щадная брань в адрес тех или иных государственных деятелей, напри мер, президента Белоруссии А.Лукашенко. В целом, можно уверенно сказать, что СССР в информационно-пропагандистском противоборстве держался достойно и высоконравственно, тогда как Запад опустился до крайней степени аморальности.

Сталину принадлежит инициатива создания и системы социальных силовых контрмер против холодной войны, которые Запад окрестил как «железный занавес»: ужесточение погранрежима, усиление КГБ (разведки и контрразведки), тщательный контроль за въезжающими и выезжающими из страны, активизация контрпропаганды и т.

д. Очи щением партийных и государственных органов, СМИ от прозападно настроенных деятелей надо было уберечь народ от разлагающей за падной пропаганды, информационной агрессии. Так называемый «же лезный занавес» пропускал в страну все великое и благородное и за крывал путь низменному и растлевающему, убивающему духовность и нравственность. «Железный занавес» не изолировал нашу страну от * 258 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * остального мира. В тысячах театрах и клубах шли лучшие зарубежные фильмы, пьесы, концерты и т.д. Огромными тиражами издавались за падные ученые и писатели, а журнал «Иностранная литература» был доступен всем желающим. Сотни тысяч людей работали за пределами страны, еще больше совершали зарубежные поездки, вступая в отноше ния с людьми иных цивилизаций, образов жизни и идеологий, обогаща ясь ценным опытом и достижениями культуры. Миллионы граждан со всего мира посещали Советский Союз. Миф об изоляции страны, как и о тоталитаризме, тирании и т.п. явлениях приписываемых социализму, нужен был как орудие его разрушения.

Рассматривая холодную войну как преддверие «горячей» агрес сии, Сталин, учитывая опыт недостаточной подготовки к отражению военного нашествия фашизма, перевел оборону страны на надежные научно-технические и организационные основы, обеспечив в трудней ших условиях создание атомного оружия и стратегической авиации, развитие ракетостроения, задела для нашей ПРО и т.д. Сделанное им почти на пятьдесят лет обеспечило оборонную безопасность страны, которая теперь разрушена.

Укрепляя защиту страны от внешней реакции, Сталин по-прежнему больше всего заботился о повышении стойкости и прочности социали стического общества: комплекс широкомасштабных дел на обновление и укрепление руководящего ядра партии и государства, приведение политики в большее соответствие с коммунистическими идеями, на деждами и чаяниями трудящихся. Динамичная экономика подчинялась максимальному удовлетворению жизненных потребностей людей, все стороннему развитию человека. Поворот от режима полувоенного ком мунизма, обусловленного историческими обстоятельствами, к расшире нию демократии с реальным участием граждан в управлении страной, новыми возможностями для проявления ими творческой инициативы во всех областях жизни пробуждал новые пласты народной энергии и энтузиазма. Этому же служили меры по повышению сознательности, духовности, культуры и образования советских людей.

Перспективные установки были сформулированы в речи И. Сталина на XIX съезде компартии о реализации преимуществ социалистической демократии и полуторачасовом выступлении на пленуме ЦК 16 октя бря 1952 года о требованиях к руководству страны в новых условиях, явившемся фактически его политическим завещанием. Акцентируя * 259 * * О советской военной идеологии * внимание на сложности и остроте мировой обстановки, исключительно коварных замыслах Запада по отношению СССР и других соцстран, он подчеркивал, что «самое опасное в этой борьбе дрогнуть, испугаться, отступить, капитулировать». Призывал к ленинскому мужеству и не сгибаемости. Для многих участников пленума была непонятна жесткая критика Сталиным своих самых ближайших соратников – Молотова и Микояна – за «нетвердость и капитулянство» в ряде их внешнеполити ческих действий. Критикуя тех, кто казался самым стойким и твердым, он как бы утверждал высочайшую планку и меру качеств, необходи мых руководителям, которую должны взять они как критерий оценки своих действий. В его речи звучала тревога, не лишенная трагической подоплеки, за судьбу страны и великого дела строительства нового общества, как оказалось не безосновательная. Как известно, Сталин в последние годы упорно отклонял тезис об окончательной победе социа лизма, считая его преждевременным.

Конечно, рассматривая события в начале холодной войны, нельзя не заметить и то в действиях идеологов и политиков СССР, что не вписы вается в рамки «достойного поведения»: перехлест в критике югослав ских отступников от «принципов социализма», доходивший до грубого искажения истинного положения дел;

подталкивание репрессивных мер против «ревизионистов и оппортунистов» в братских партиях;

сгу щение темных красок в отражении жизни западных стран и т.д. И все же Сталин не пошел на применение силы или методов терроризма про тив Тито и его клики. На предложения одного из руководителей личной разведки физически устранить Тито, Сталин резко ответил: «Запомни раз и навсегда: мы не авантюристы. От твоего предложения на версту отдает эсеровщиной. Не будет Тито, будет на его месте другой. Инди видуальный террор не выход» [16]. А вот американские президенты проводили специальные военные операции, чтобы убрать неугодных руководителей в других государствах: их множество (Гаити, Панама, Югославия, Ирак и т.д.).

После смерти Сталина деятели, возглавившие партию и страну, под флагом обновления теории и политики отнеслись высокомерно к его идеям и задачам в борьбе с холодной войной Запада. Закрывая глаза на существование исторической альтернативы возврата к капитализ му в социалистических обществах, они «обогатили» комучение идеями об окончательной победе социализма, необратимом переходе к нему * 260 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * исторической инициативы, бессилии капитализма повернуть вспять ход прогресса, исчезновении противников внутри нового строя, беспре дельной преданности и готовности поголовно всех советских граждан самоотверженно отстаивать его.

Шапкозакидательские и демобилизационные идеи зачастую сочетались с неконструктивной и злобной критикой историче ски обусловленных несовершенств социалистического общества, деятельности выдающихся предшественников, идеологическим и практически-политическим пособничеством Западу в его холодной войне против СССР. Особенно преуспел в этом Н. Хрущев, стоявший во главе партии и государства 10 лет (с 1954 по 1964 годы). Его секретный фальсификаторский доклад на XX съезде КПСС с критикой культа лич ности Сталина так по душе пришелся предводителям холодной войны, что они переиздали его миллиардным тиражом и распространили по всем странам. Авторитету социализма, мировому комдвижению был нанесен удар большой силы. На его основе стали развертываться ши рокомасштабные антикоммунистические кампании, возникали ростки новых антисоциалистических движений внутри соцстран. В них нача лось объединение амбициозных политиков, интеллигентов, деятелей литературы и искусства. Вместо того, чтобы новыми делами совер шенствовать и возвышать социализм, исправлять ошибки и просчеты предшественников, предоставить времени дело всесторонней оценки их деятельности, свели новаторство в основном к разлагающей клеве те, невиданному размножению головотяпства.

Хрущев начал кампанию шельмования служб безопасности государ ства, дезорганизации их деятельности, создания благоприятных усло вий для проникновения западной агентуры в высшие органы власти и обеспечения безопасности предательства. С 1956 года органам безопас ности было категорически запрещено контролировать номенклатур ных деятелей, хотя на Западе сохранялся и усиливался такой контроль.

Функции госбезопасности по отношению к властителям были сведены к охране их и членов семей, сохранению тайн личной жизни. До логиче ского конца процесс низведения органов госбезопасности до ничтож ной роли довел Горбачев, беря под защиту от них открытых агентов в высших эшелонах партийной и государственной власти. Он оконча тельно разрушил барьеры против коррупции закрытым постановле нием Секретариата ЦК КПСС 1988 года о разрешении номенклатурным * 261 * * О советской военной идеологии * работникам делать покупки стоимостью до десяти тысяч долларов без объяснения источника валюты. Жена Горбачева открыто расплачива лась в магазинах кредитной карточкой «Америкен Экспресс», что озна чало наличие банковского счета за рубежом. Тогда же была ликвидиро вана Выездная комиссия ЦК КПСС, регулировавшая выезд чиновников за границу, что было еще одним толчком к растлению и коррумпизации управленческих работников. Заграничные поездки стали формой под купа сторонников Горбачева и Ельцина. Ликвидация существовавшего много лет порядка подбора и назначения кадров на высокие должно сти, открыла путь для движения в нее корыстных, бесталанных и про сто преступных элементов.

Своей аморальностью, интеллектуальной ограниченностью, вла столюбием, неспособностью своевременно отдать власть более достой ным и молодым деятелям, главы партии и государства после Сталина наносили не меньший удар, чем холодная война. Они выступали про тив того, чтобы в подборе и выдвижении руководящих кадров столь же строго оценивались моральные качества, как деловые и политические.

Л. Брежнев, стоявший во главе партии и государства после Хрущева во семнадцать лет, своим честолюбием, болезненной склонностью к по лучению наград и подарков дал сильный импульс буржуазному пере рождению парт- и госноменклатуры, особенно руководства союзных республик, подогреванию их националистических и обогатительных страстей.

Руководители СССР, начиная с Хрущева, оказались неспособными привести в действие огромный созидательный потенциал социализма, усовершенствовать его защиту в новых условиях, хотя в их деятельно сти были и определенные положительные стороны.

Но в целом, они не сумели создать систему защиты от холодной во йны, добиться ее полной дискредитации в глазах мирового обществен ного мнения, прекращения и запрещения в будущем. Реагирование на холодную войну преимущественно усилением военной мощи привело к губительному перенапряжению экономики, но чудовищная военная машина оказалась бессильной против агрессии невоенными средства ми.

Холодная война Запада во главе с США против СССР и его союзни ков (19461991) одно из грандиозных преступлений. В результате по беды в ней Запада Россия оказалась разгромленной без вооруженной * 262 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * борьбы, преимущественно невоенными средствами, отброшенной по уровню социально-экономического развития на целое столетие, за гнанной в границы XVII века, лишенной союзников и в значительной мере подчиненной победителю. В США утверждена медаль «За победу в холодной войне», которая вручается лицам, находившимся в годы хо лодной войны на действительной военной службе не менее 180 кален дарных дней или проходили приравненную к ней учебную подготовку, а также многие государственные чиновники. Это должно постоянно на поминать, кто вел и добился победы в холодной войне.

Характерно содержание доклада, сделанного президентом США в Клинтоном в 1995 году на совещании начальников штабов американ ских вооруженных сил.

«Последние 10 лет наша политика в отношении СССР и его союзни ков убедительно доказала правильность взятого нами курса на устра нение одной из сильнейших держав мира, а также сильного военного блока… Мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советами посредством атомной бомбы. Правда, с существенным от личием мы получили сырьевой придаток, а не разрушенное атомом государство, которое было бы нелегко воссоздать. Да, мы затратили на это многие миллиарды долларов, но они уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью.

Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно выве сти из войны за мировое господство государство, составлявшее основ ную конкуренцию Америке».

Клинтон рассказал начальникам штабов о многих миллионах дол ларов, которые были затрачены на подкуп агентуры влияния в СССР и на переизбрание на второй срок президентом России Б. Ельцина [17].

Сейчас многие эксперты полагают, что США ведут новую холодную войну уже против либерально-демократической России, хотя исчезли былые идеологические и социально-политические причины для нее.

Новая мотивация: стремление полностью завладеть российскими энер горесурсами, добиться полного повиновения и т.д. Базы США созданы в семи из 14 республик бывшего СССР. Идет постоянное вмешательство во внутренние дела. Американские СМИ заполнены антироссийскими материалами. Как отмечают авторитетные эксперты, отношения Рос сии и США все больше выглядят «дуэлью до смерти одного из участни ков, возможно, в буквальном смысле» [18].

* 263 * * О советской военной идеологии * Критическая оценка опыта прошлой холодной войны необходима, чтобы избежать нового поражения.

Среди великих политических деятелей, известных истории, Сталин отличался исключительной волей, мужеством и способностью подчи нять способности и страсти благороднейшему делу борьбы за инте ресы трудящихся нашей Родины. Он был одним из самых величайших тружеников среди выдающихся исторических личностей. В мотивах его действий не было места стремлениям к личной выгоде, обогаще нию и каким-либо другим низменным расчетам и удовольствиям, что характерно буржуазным политикам, особенно нынешним российским.

Его помыслы и дела соответствовали убеждениям. Принимаемым ре шениям предшествовала глубокая коллегиальная проработка проблем с непременной опорой на мнения ближайших соратников, ученых, про фессионалов, практиков. Всегда анализировались возможные альтер нативы. Эта обстоятельность характерна и для стратегии и тактики, противодействия «тайной войне» империалистов против СССР, пода вления сопротивления внутренних враждебных элементов.

Социализм мог выстоять, имел объективные предпосылки отразить и сломить холодную войну. Сильно сказалось отсутствие после Сталина лидера, соответствующего новым условиям.

Главные причины поражения социализма заключены в субъектив ном факторе. Руководство страны не поняло новой формы агрессии, ее опасности, исключило возможность быть побежденным невоенны ми средствами;

не могло выработать эффективных контрмер, усовер шенствовать систему безопасности применительно к новым услови ям;

обновить внутреннюю политику, добиться большего соответствия общества социалистическим идеалам, мечтам и надеждам народа;

сде лать социализм примером благополучия, справедливости, гуманности, демократии, раскрепощенности, всесторонности развития и актив ности человека. Бездарная политика власти была главным фактором огромных перекосов в развитии общества, непомерно крутого крена в наращивании вооружений, что задерживало повышение уровня и ка чества жизни народа, способствовала падению престижа, авторитета и влияния страны на мировой арене. Запад, основываясь на полученном опыте, сейчас развертывает холодные войны против Белоруссии, КНДР, КНР и других соцстран.

* 264 * Глава IX * Стратегия противодействия «холодной войне» * Ссылки 1. Киссинджер Генри. Дипломатия. М., 1997. С. 396.

2. Независимое военное обозрение, 2006, № 3. Кондратков Т.Р. Идеология, политика, война. М., 1983. С. 1618.

4. Сталин И.в. Собр.соч. Т. 16, с. 52, 53.

5. Сталин И.В. Сочинения. Т. 16, с. 25.

6. Холодная война, М., 1995, с. 99–126.

7. Там же. С. 168.

8. Сталин И.В. Сочинения. Т. 16, с.с. 38, 47, 57 и др.

9. Там же. Т. 16, с. 58, 224.

10. Там же. Т. 16, с.с. 43, 45, 60, 146, 148, 230, 244 и др.

11. Там же. Т. 16, с.с. 5960.

12. Там же. Т. 16, с. 144.

13. Яковлев Н.Н. ЦРУ против СССР. М., 1979, с. 4.

14. Сталин И.В. Сочинения. Т. 16, с. 61.

15. Там же. Т. 16, с. 62.

16. Там же, с. 141.

17. Цит. по книге. «Созидательная роль Великой Победы».

Институт философии РАН, 2000. С. 6970.

18. Красная звезда, 2006, 12 июля.

* 265 * * О советской военной идеологии * Вступление к главе X В августе 2008 года Грузия совершила военную агрессию против Южной Осетии, нападение на российских миротворцев, обеспечивавших поддержание мира в данном месте. Несмотря на внешнюю успешность российских войск в действиях против агрессора, еще раз выявились низкая боеспособность и плачевное состояние нынешней Российской армии.

Начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Фе дерации генерал армии Николай Макаров на общем собрании Акаде мии военных наук в сентябре 2008 года с прискорбием признал: «Что бы найти человека в ранге подполковника, полковника или генерала, который мог бы уверенно руководить войсками, надо было их поштуч но искать в Вооруженных силах, потому что штатные командиры, ко торые, просидев и прокомандовав «бумажными полками и дивизиями»

просто были не в состоянии решать вопросы, возникшие в ходе пятид невной войны. Когда им дали людей и технику, они просто растерялись, а некоторые даже отказались выполнять задачи» [1].

Польская «газета Выборга», опираясь на мнение некоторых россий ских военных экспертов, злорадно тогда заключала, что Российская ар мия сейчас не победила бы даже Польшу. Некоторые наши обозревате ли полагают, что если в следующий раз Грузия подготовится лучше, то исход ее новой агрессии может быть иным [2].

Следует напомнить, что в кампании против Грузии участвовала 58 ая армия, обладавшая опытными офицерами, к тому же с существен * 266 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * ным превосходством в силах. Сейчас же в более чем миллионной армии России примерно только пятая часть может более или менее успешно воевать. Остальные недостаточно подготовлены, заняты самообеспече нием и охраной самих себя.

Читателю на первый взгляд может показаться все сказанное выше не имеющим отношения к теме книги. Но это не так. В либерально демократической прессе сейчас особенно разносно критикуется, якобы, недостаточно активная и умелая политика Сталина по обеспечению готовности РККА к отражению германского нападения на СССР в году, предотвращению Второй мировой войны в целом. Особое внима ние сосредотачивают на том, что Сталин и высшее военное командова ние РККА не проявили должной бдительности, не привели своевремен но войска в боевую готовность, подставили под сокрушительный удар агрессора их «спящими в казармах».

В этой критике есть немалая доля истины и, казалось бы, правящие либералы в этом отношении должны были бы сделать правильные вы воды, чтобы не допустить повторения чего-либо подобного. Но, оказы вается, одно дело критиковать своих великих предшественников, а дру гое извлечь уроки для себя, для страны, ее безопасности.

Поэтому автор, чтобы читатель сам почувствовал насколько ны нешние вершители судеб страны «преуспели» в военно-оборонных делах, помещает свою статью, опубликованную в журнале «Свободная мысль» № 3 за 2009 год. Сравнение того, что произошло в 1941 и году весьма поучительно, особенно в канун 65-летия Великой Победы 1945 года.

* 267 * * О советской военной идеологии * Глава X.

Упущенные возможности предотвращения войны (август 2008) Прошло уже больше года со времени окончания «пятидневной войны» между Грузией и Россией. Ее результаты известны и де-факто признаны международным сообществом. Но насколько бы впечатляю щими они не казались сторонникам неограниченного силового реше ния международных проблем, мы не имеем права забывать о жертвах той войны, в том числе среди мирных граждан, и о жестокой, возможно неизгладимой, неприязни между некогда братскими народами, кото рая стала следствием короткой и победоносной кавказской кампании.

Именно поэтому до сих пор не утратил остроты вопрос: можно ли было предотвратить ту войну, и все ли было для этого сделано?

Напомним: концепция национальной безопасности и военная док трина России провозглашают главными целями убережение страны от войн (вооруженных конфликтов), их своевременное предотвращение;

«локализацию, нейтрализацию и ликвидацию военных угроз» на ран них стадиях их зарождения [3]. В данном случае достичь этой цели явно не удалось, и причины тому не следует искать только в истории пост советской России. Неудачи в решении соответствующих задач начались еще во времена СССР – вскоре после принятия в 1987 году новой воен ной доктрины, впервые их провозгласившей. Словно по жуткой иронии тогда возникло сразу несколько внутренних «горячих точек», извер гнувших затяжные вооруженные конфликты: карабахский, грузино осетинский, чеченский и др. А затем были первая и вторая чеченские войны, кровавые события в Москве в октябре 1993-го. «Пятидневная * 268 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * война» стала лишь одним из этапов на этом драматическом пути, по скольку на границах вызревают новые очаги конфликтов, из которых потенциально наиболее опасным предстает украинско-российский.

Снизилась роль России как великой державы в предотвращении войн и на мировой арене;

вспомним о позиции нашей страны в кон фликтах НАТО против Югославии, США против Афганистана и Ирака, Израиля против Палестины, а также по отношению к другим локаль ным вооруженным столкновениям в мире, по противодействию гонке вооружений и милитаризации мира. Разразившийся мировой экономи ческий кризис, ощутимо затронувший российскую экономику, в пер спективе не может не вызвать новых военных коллизий разных мас штабов и силы. Если Россия не освоит искусство предотвращать войны, впереди нас ждет лишь нарастание военных бедствий.

Предотвращение войны есть совокупность мер по сдерживанию во 1. Упущения инственных сил, склонению (принуждению) их к отказу от прямого во енного столкновения. Дело это старо как мир: с момента своего оформ ления государства заботились уберечь себя от военных нападений, используя комплекс невоенных и военных средств. История знает мно жество фактов успеха в этом деле, но о них говорится мало. По принци пу: предотвращенная война есть несостоявшаяся война, а потому, мол, о ней нечего и говорить. Научное изучение опыта такой деятельности только начинается.

Предотвращение войны – особый вид отношений между государ ствами (коалициями), негосударственными политическими субъекта ми по поводу возможного военного столкновения между ними. Точнее – это борьба двух сторон, одна из которых делает ставку на войну, другая – на недопущение ее. Результаты этой борьбы зависят от соотношения возможностей, имеющихся у сторон, способности в наиболее полной мере реализовать их. Бывает, сторона, имеющая меньшие шансы, осу ществляет задуманное.

Глава Российского государства на международной конференции в Эвиане (Франция, октябрь 2008), посвященной «пятидневной войне»

на Кавказе, отметил: «Для предотвращения агрессии не сработали ни многосторонняя дипломатия, ни региональные механизмы, ни ны нешняя европейская архитектура безопасности в целом;

особенно на * 269 * * О советской военной идеологии * глядно продемонстрировал свою ущербность так называемый НАТО центризм» [4]. Что верно, то верно: ООН, Совет Безопасности, ОБСЕ, ЕС и НАТО фактически поддержали Грузию. Союзники же России по ОДКБ и СНГ заняли откровенно пассивную позицию. Страна оказалась почти изолированной в ходе конфликта.

Но Россия не такая уж малая величина, а Грузия – не Давид, спо собный поразить Голиафа, чтобы считать невозможным предотвра щение грузинской агрессии своими силами, что является первейшим долгом государства даже без оглядки на глобальные и региональные системы безопасности. Разумеется, если не придерживаться мнения, что ныне право открыть или закрыть путь любой войне принадлежит только одной супердержаве, а она-то как раз и дала добро на авантюру Саакашвили. Но подобная расписка в недееспособности предотвратить грузинскую агрессию явно противоречит объективным возможностям России.

Некоторые исследователи связывают возможность войны, как и ее предотвращения, исключительно с действиями воинственной стороны.

В зависимости от этого и определяют вероятность того и другого, выво дят соответствующие количественные показатели. И в этом есть боль шая доля истины. Так, историк и политолог В. Молодяков дает ранжи ровку вероятностей предотвращения войны в процентах (от 0 до 100) в соответствии со стадиями (этапами) военно-политических действий агрессора: принятие им политического решения о начале военных дей ствий против конкретного противника;

постановка задачи Министер ству обороны и Генштабу на разработку стратегического плана войны;

утверждение его;

организация подготовки страны и армии к войне в соответствии с ним;

принятие решения о времени начала военных действий;

установление полной готовности к войне, окончательное утверждение даты ее развязывания, последние приготовления, приказ о начале операций и т. д. В зависимости от этих действий возможность войны возрастает от низкой до неизбежной (от нескольких до 100 про центов). В зависимости от этих показателей соответственно исчисля ются вероятности предотвращения войны: «она вполне обратима», «об ратима», «для обратимости нужны радикальные меры (значительные уступки или государственный переворот в агрессивной стране)» и т. д.

[5]. Вплоть до ее невозможности (нулевой вероятности) после отдачи приказа о начале боевых действий.

* 270 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * Действительно, так нередко и происходит, если сторона, на кото рую готовится нападение, не обладает достаточным потенциалом сдер живания, или он не приводится в действие. Но известны факты, когда агрессор в связи с изменениями условий отменял нападение уже после отдачи окончательного приказа и даже готов был остановить начавшу юся кампанию. Вспомним, в частности, об отмене Гитлером приказа о вторжении в Чехословакию в 1937 году в связи с принятием последних эффективных мер обороны и поддержкой ее со стороны СССР. Еще рань ше тот же Гитлер, начав вторжение в рейнскую демилитаризованную зону, приказал войскам немедленно вернуться, если начнется встреч ное выдвижение французской армии, которая в то время была сильнее германской. Но французы испугались, и гитлеровская авантюра тогда удалась. Каким бы сумасбродным ни был фюрер, но и он менял решения на развертывание войны, если жертва могла нанести неприемлемый ущерб, сорвать достижение целей.

Вполне очевидно и не требует доказательств абсолютное превосход ство России по наличным силам и средствам – невоенным и военным, которые она могла использовать для предотвращения «пятидневной войны». Стоит только сопоставить их с соответствующими объектив ными предпосылками Грузии для достижения ее целей, и кажется, что дальнейший разговор на эту тему теряет смысл. Особенно если срав нить общие политико-дипломатические, экономические, финансовые, информационные, культурно-гуманитарные, военные потенциалы сторон. В этом плане степень вероятности предотвратить нападение Грузии была на уровне почти 1 при шкале от 0 до 1 (100 процентов).

Очевидно, что Россия имела все возможности создать непреодолимый заслон против данной войны.

У Грузии объективные средства для успешной войны в Южной Осе тии и Абхазии были весьма невелики с учетом того, что ей неизбежно пришлось бы иметь дело с российскими войсками (как и случилось на самом деле). Но она использовала их до дна, в том числе политическую, экономическую, финансовую, информационную и военную поддержку Запада, особенно США. Нарастающее внимание уделялось военному по тенциалу. Соответствующие расходы с 2001 по 2008 год увеличились в 45,4 раза, достигнув рекорда в мире в пересчете на душу населения [6].

Была осуществлена военная реформа, заново создана 30-тысячная кон трактная армия, имевшая превосходство по некоторым видам техники * 271 * * О советской военной идеологии * (связь, разведывательные комплексы, беспилотные средства и т. д.), получившая подготовку при содействии 127 военных советников США, в том числе к боевым действиям в ночное время, против городских партизан и групп самообороны. Около тысячи грузинских военнослу жащих получили опыт действий в Ираке. В готовности были 100 ты сяч отмобилизованных резервистов. Сознание армии и значительной части населения было отравлено идеями радикального национализма.

Грузии удалось добиться поспешного вывода российской группы войск со своей территории с оставлением там Россией важных военных объ ектов и инфраструктуры. Все это резко подняло ее военные возможно сти, воинственный дух, уверенность в успехе готовящегося блицкрига, особенно при российской беспечности. Открывающаяся перспектива достижения внезапности кружила головы грузинского президента – верховного главнокомандующего – и его генералов.

Непосредственная подготовка к нападению на Южную Осетию на чалась и нарастала с конца весны – начала лета 2008 года почти от крыто: оборудование исходных рубежей, формирование и выдвижение наступательных группировок к границе, учащение провокаций, лави нообразный рост разведывательно-диверсионных действий на югоосе тинской территории. Весь июль 2008 года США проводили совместно с грузинской армией учения под кодовым названием «Мгновенная реак ция», профинансированные американцами и спланированные Восточ ным командованием их вооруженных сил. Это была открытая демон страция грузино-американской солидарности. Не переставая сыпались открытые угрозы М. Саакашвили в адрес России, непослушных народов Южной Осетии и Абхазии. За неделю до войны обстановка крайне ухуд шилась: начались «снайперская война», массированные артиллерий ские обстрелы российских миротворцев и города Цхинвал, резко под скочило число убитых и раненых.

Опыт истории свидетельствует, что предотвращение войны осу ществляется нарастающим противодействием приготовлениям агрес сора, которое достигает апогея именно в последние мгновения перед нападением. Это касается не только политических (невоенных), но осо бенно военных средств противодействия, приобретающих в это время решающее значение. Воителей сильнее всего сдерживает возможность немедленного сокрушительного ответного удара. Агрессоры, даже полностью подготовленные, начинали войны, лишь убедившись, что * 272 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * военных сил жертвы в данный момент и в данное время явно недоста точно.

На территории Южной Осетии, где Саакашвили решил осуществить блицкриг, не хватало войск, способных сдержать вторжение. Войсковая группировка грузин в 10-14 раз превосходила силы обороны, не считая их вторых эшелонов. Российские войска, находившиеся в данном месте для участия в учениях, были буквально накануне возвращены в места постоянной дислокации: десантники – под Псков, 42-я мотострелко вая дивизия в Чечню (за 300 километров от линии вторжения) и т. д. В данном районе образовался силовой вакуум, воспринятый некоторыми аналитиками как специально созданная оперативно-тактическая ло вушка для «заманивания агрессора».

Российское командование всех уровней и войска не имели ясной стратегии, плана, не осуществляли системы специальных предупре дительных, демонстрационных, информационных, психологических и других воздействий, ориентированных на грузинские вооруженные силы, различные категории их личного состава с целью заблаговремен ного разрушения их веры в успех, внушения неизбежного поражения, подрыва морального духа.

Разрозненно принятые меры не были сколько-нибудь действенны ми. Казалось бы, на грузинское руководство должны были сильно по влиять широкомасштабные командно-штабные учения ОДКБ «Рубеж 2008» с участием различных войск на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях, проводившиеся в канун «пятидневной войны», охватившие все регионы коллективной безопасности, в том числе и кавказский. Тем более что на них отрабатывались вопросы принятия политических и собственно военных решений по отражению агрессии против одного из членов ОДКБ, проведения совместных оборонитель ных операций;

проверялась возможность на этот счет. Тем не менее же лаемым воздействием на агрессора они не увенчались. Причина в том, что учения рассматриваются лишь как высшая форма выучки войск. А должны быть и фактором сдерживания воинственных сил, подачи им соответствующих сигналов (знаков) стратегического и оперативно тактического значения.

К счастью, можно привести и примеры более успешных действий в том же направлении. Так, недавно началась подготовка совместных российско-белорусских учений «Запад-2009», и в генштабе Беларуси раз * 273 * * О советской военной идеологии * рабатывается замысел с учетом «современных взглядов на предотвра щение и отражение агрессии» [7]. Известно, какую революцию в воен ном деле вызвало использование новейших информационных средств.

Операции американцев против Ирака с использованием Интернета, ра дио и т. п. для адресного воздействия на военно-политическое руковод ство, генералов и офицеров, на их родственников позволили многих из них склонить к отказу от сопротивления. В результате из семи иракских боевых корпусов сражался против агрессора лишь один. И это при том, что морально-психологическое подавление иракской армии осущест влялось во имя облегчения оккупации Ирака, то есть несправедливой захватнической цели, а иракские военнослужащие теоретически долж ны были сохранять верность патриотическому долгу.

Российская армия могла действовать подобным образом во имя действительно благородной и гуманной цели – убережения народов от войны. Тем более что многие российские и грузинские генералы и офи церы лично знакомы, вместе служили и жили, учились в военных учеб ных заведениях, не говоря уж об историческом и культурном родстве двух народов в целом. Однако эти возможности не были использованы.

По сообщениям западной прессы, грузинский генштаб, отчитываясь за войну в брюссельской штаб-квартире НАТО, доложил, что командую щие грузинских вооруженных сил были против военного вторжения в Южную Осетию. Они якобы считали, что с южноосетинской армией и милицией грузинские вооруженные силы справиться могли бы, но про тив России были заведомо бессильны. Сообщалось, будто благодаря им не был взорван Рокский туннель. Высказывания грузинского генштаба, отмечала пресса, есть попытка генералов отмыться от обвинений в раз вязывании преступной войны, списать вину за нее на грузинского пре зидента. Это так. Но колебания в настроениях генералов Грузии могли получить развитие при более сильном точечном информационном воз действии с нашей стороны.

Особую тревогу вызывает конкретный факт: в условиях нарастаю щей угрозы агрессии не было должной бдительности и боеготовности.

Агрессор знал это и торопился использовать. Фактически повторилась ситуация июня 1941 года, только в меньших масштабах. Нападение агрессора оказалось внезапным, и почти сутки в российских командных верхах и войсках царило замешательство. Характерны признания выс ших политиков, генералов, офицеров и рядовых: «мы убедились, война * 274 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * может вспыхнуть внезапно» (российский президент) [8];

«мы просто не предполагали, что Грузия и те, кто руководил ее лидером из-за рубежа, начнут так подло действовать» (заместитель главкома Сухопутных во йск);

«ждали обычных провокаций, но не войну»;

«только после напа дения пришло понимание, что это не учения, а война»;

«никто не думал, что будет такое нападение»;

«трудно было представить заранее то, что мы увидели» и т.п. [9] Если в 1941 году руководство страны переоцени ло возможность предотвращения войны, то в 2008-м недооценило (пре небрегло) ее.

И это при том, что СМИ, может быть особенно «Красная Звезда», – центральный орган печати Минобороны, задолго до начала событий с нарастающей тревогой давали конкретную масштабную информацию о завершении подготовки Грузией операции вторжения в Южную Осе тию, возможности ее начала в любой момент [10]. Прямо говорилось о накале обстановки, концентрации войск на границе, расчете агрессора на блицкриг, обстрелах расположений военных-миротворцев и мили ции. Давались рекомендации по военным аспектам предотвращения войны.

Происшедшее невольно подталкивает к историческим аналоги ям. Авторитетные политики, военачальники и ученые полагают: будь Красная армия в 1941 году боеготова, нападения фашистской Германии могло бы не произойти. Эта гипотеза, вокруг которой продолжаются научные споры, все больше воспринимается как истина. Если бы этот урок и данные науки были поставлены на службу безопасности страны – война на Кавказе не произошла бы.

Сколько издано научных трудов, как российская военно политическая элита проявляла беспечность перед лицом очевидных военных угроз, подставляя армию под внезапные удары огромной силы – в 1812, 1904, 1914, 1941 годах! Сколько проклятий высказано по этому поводу! Казалось бы;

ныне такое невозможно. Однако в самое опасное время – накануне «пятидневной войны» – центр Российского государ ства оказался в бесхозном состоянии: за несколько дней до ее начала глава государства убыл в отпуск (в круиз по Волге на теплоходе «Рос сия»), глава Правительства – в Пекин на открытие Олимпийских игр, министр иностранных дел готовился к путешествию по рекам Горного Алтая;

Минобороны и Генштаб были дезорганизованы авральными де лами очередного капитального ремонта, для командования СКВО на * 275 * * О советской военной идеологии * чался период отпусков – в итоге некому было отдать команду войскам о приведении в полную боеготовность, выдвижении в угрожаемый рай он и т. д. Приведем лишь один из многих красноречивых примеров: на поиски министра обороны в день вторжения грузинской армии было потрачено более десяти часов (!).

Кажется, это какой-то рок: война настигает нас в момент, когда мы менее всего ее ожидаем, чувствуем себя надежно защищенными. И в свете этого опыта весьма примечательно мнение председателя Коми тета Госдумы по международным делам К. Косачева, будто кризис на Южном Кавказе летом 2008 года неверно определять как войну: «на са мом деле в Южной Осетии никакой войны между Грузией и Россией не было», а была какая-то односторонняя операция грузин. Конечно, легче и, вероятно, приятнее всего просто забыть об этом событии, так как оно вскрыло много прорех в безопасности страны, состоянии вооруженных сил. Но умнее и крепче от этого мы не станем [11].

Активность в предотвращении войны, таким образом, вместо уси ления по мере обострения обстановки ослаблялась. Некоторые важные общепринятые меры вообще не проводились. Необходимые меры по предотвращению или ограничению поставки наступательных воору жений в Грузию иностранными государствами были введены лишь после воины указом Президента РФ [12]. По нему запрещены поставки Грузии продукции военного и двойного назначения из России, прекра щается военно-техническое и военно-экономическое сотрудничество с иностранными государствами, продающими или поставляющими ей оружие и военную технику, и др.

Еще более очевидны упущения на ранних стадиях развития грузин ского очага агрессии, возникшего в конце 1980-х - начале 1990-х годов в связи с распадом СССР. Тогда в Грузии при содействии российских радикал-либералов оформилась и пришла к власти партия крайних на ционалистов, жаждавших отделиться от СССР, подавить волю двух сво их субъектов – Южной Осетии и Абхазии, стремившихся сохраниться в качестве республик в составе СССР, а затем – РФ. Грузинские нацио налисты уже в конце 1980-х годов создали незаконные вооруженные формирования, а затем развязали вооруженные конфликты против южноосетинского (1991) и абхазского (1992) народов, превратившиеся в настоящий геноцид.

После принуждения Грузии к прекращению этого зверского наси * 276 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * лия ее агрессивность усилилась, приобретя более выраженную антирос сийскую направленность, особенно с приходом к власти политической группировки во главе с М. Саакашвили (2003). Она злобно относится к России, ориентирована на Запад, видит перспективу исключитель но в интеграции страны в НАТО, силовом решении территориальных претензий. Нельзя сказать, что Россия пассивно созерцала развитие грузинского очага агрессии. В начале 1990-х годов она инициировала миротворческий процесс, добилась введения контроля над сохранени ем мира в регионе с использованием смешанных сил. Самоотверженно действовали здесь российские миротворческие контингенты. Но из-за частых провокаций с грузинской стороны почти 16 лет обстановка в данной зоне держалась на грани «ни мира, ни войны», грозя в любой момент вылиться в открытое вооруженное противоборство.

Постепенно происходило фактическое привыкание к такому поло жению. Реакция на усиление агрессивности Грузии приобрела характер спорадических, запаздывающих, вялых действий. А успех в предотвра щении войн прямо зависит от активных опережающих системных мер, которые должно было инициировать руководство России. Требовалось представить общую политическую линию, выработать план, опреде лить исполнителей по непосредственному руководству различными силовыми структурами и невоенными ведомствами, выделить необ ходимые силы и средства, организовать контроль над «демонтажем»

очага войны.

Ход событий показывает, что таких системных действий в отноше нии грузинского очага войны Российское государство не предприняло.

Не наблюдалось сосредоточенных, планомерных, нарастающих дей ствий политиков, дипломатов, парламентариев, военных и обществен ных деятелей по воздействию на Грузию и ее спонсора, которые бы целеустремленно изменили обстановку, добивались содействия своей политике соседних государств, поддержки со стороны общественного мнения и т. д. Такими действиями можно было предотвратить враж дебное России вмешательство Запада, особенно США, во внутреннюю жизнь Грузии с целью осуществления «революции роз». Она означала геополитическое и стратегическое поражение России в Закавказье, как и в ряде других мест постсоветского пространства.

Давно стало аксиомой, что предотвращение войн (конфликтов) есть союзническое дело. Россия не опиралась в должной мере на по * 277 * * О советской военной идеологии * мощь союзников. Даже в момент «пятидневной войны» ее союзники в лице ШОС, ОДКБ, СНГ держались отстраненно. Лишь спустя почти месяц после окончания военных действий они публично выказали поддержку действиям России по принуждению Грузии к миру. Если бы они включи лись в дело обуздания грузинских агрессоров на ранних стадиях вызре вания войны, могли оказать сильное позитивное воздействие на всю об становку в регионе. Создание коллективных миротворческих сил ОДКБ началось лишь в январе 2009 года, а они могли бы быть определенным сдерживающим фактором, если бы появились раньше. Таким образом, ОДКБ, СНГ не оказывали сдерживающего влияния на агрессора.

Улучшению военно-политической обстановки, тесному объедине нию стран СНГ и ОДКБ немалый вред причиняла линия на строитель ство максимально прагматических отношений с бывшими советскими республиками, нацеленная на получение максимальной сиюминутной выгоды, достижение меркантильных, а не геополитических интересов даже в отношении самых верных друзей и союзников, например Бела руси. Пора, наконец, понять, что льготы и дотации, помощь, в том числе на безвозмездной основе, странам, способствующим укреплению об щей безопасности, не есть пустая трата средств.

Россия далеко не в полной мере (а точнее совершенно) не исполь зовала возможности публичной дипломатии, культурно-гуманитарных, информационных, гражданских связей, формирования нужного обще ственного мнения для воздействия на правящие круги и командова ние вооруженными силами Грузии. Тяготение 6070 процентов грузин к России, в том числе находящейся на ее территории почти миллион ной диаспоры, влиятельных деятелей науки, образования и культуры создавало благоприятные предпосылки к этому. Показательно, что наши войска встречались с простыми людьми Грузии вполне привет ливо. Исторические, экономические, культурные, гуманитарные связи многовековой совместной жизни сохраняются в сознании и психологии людей.

Конечно, наивно полагать, что при активности и искусном действии предотвращение войны неизбежно даст желаемый результат. Это дей ствие имеет двусторонний характер, включает немало неопределен ностей и неожиданностей, но не относится к разряду заранее сулящих только негативные последствия.

* 278 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * В выступлениях руководителей Российского государства, концеп 2. Причины и выводы ции национальной безопасности, военной доктрине, директивах и при казах высшего командования содержатся установки по вопросам пре дотвращения войн (конфликтов): определение этого дела как главной цели системы обеспечения безопасности;

необходимость применения для этого комплекса политических (невоенных) и военных средств при приоритете первых;

требование к вооруженным силам быть готовыми к согласованным действиям по предотвращению, локализации и ней трализации внешних и внутренних военных угроз (данная задача на совещании руководящего состава вооруженных сил в ноябре 2007 года определена как главная [13] и т. д. В последние 1520 лет заметный интерес к теоретическому осмыслению проблемы проявила военная наука. Впервые понятие «предотвращение войны» включено в предмет и определение военной науки «это система знаний о законах, военно стратегическом характере войны, путях ее предотвращения, строитель стве и подготовке вооруженных сил и страны к войне, способах ведения вооруженной борьбы (курсив мой. В.С.)». Характерно, что изучение за конов предотвращения войны поставлено на первое место. В это еще предстоит вдуматься ученым и практикам.

В новой «Военной энциклопедии» имеются статьи «Предотвращение войны, «Военно-политическое сдерживание», «Военно-стратегическое сдерживание» и др., в которых раскрываются основные пути решения этой задачи комплексным применением невоенных и военных мер, раскрывается опыт классических успешных межведомственных опера ций, например операции «Анадырь» (1962), остановка войны в период Суэцкого кризиса (1956) и т.п. Среди этих мер выделяются и военные косвенное, опосредованное (без вооруженной борьбы) использование военной силы в качестве политического средства принуждения потен циального агрессора к отказу от применения вооруженного насилия под угрозой неприемлемого для него ущерба в результате ответных дей ствий. Раскрываются формы использования вооруженных сил: подача сигналов (стратегических знаков) специальными маневрами и учения ми, переводом войск в повышенную боеготовность, сосредоточением группировок на угрожаемых направлениях, оборудованием местности, заблаговременным развертыванием войск на выгодных рубежах и т.п.

* 279 * * О советской военной идеологии * Конечно, нельзя считать, что военная наука, как и военная доктрина, в развитии знаний о предотвращении войны достигла желаемого уров ня. Эта проблема не оформлена как особая составная часть (специаль ная теория) военной науки и военного искусства;

имеется отставание в осмыслении отечественного и мирового опыта ее решения, прежде всего связанного с применением новейших средств и технологий. Как и прежде, 99 процентов сил военная наука отдает искусству подготовки и ведения войны, вооруженной борьбы.

Совмещение в деятельности вооруженных сил двух противополож ных функций (готовности не только сражаться и побеждать, но и пре дотвращать войны) требует большой гибкости от политического и во енного руководства, личного состава армии, недопущения ослабления внимания к первой функции, ибо она является и главной основой успе ха выполнения второй. Но жизнь диктует необходимость существенно усилить внимание военной науки к проблеме предотвращения войн.


Важно четко обосновать превентивную роль армии. Преувеличение или недооценка этой роли, нарушение единства политической и воен ной стратегии снижают эффективность всего дела. Например, как пере дача всей ответственности за предотвращение войны военным, так и исключение их из этого процесса, неизбежно умаляют роль политики, дипломатии, утяжеляя или сводя на нет военную составляющую на не военной стадии конфликта, снижая общую эффективность действий, что проявилось на Кавказе.

Российская военно-политическая элита не осознала жизненную актуальность проблемы предотвращения войн, может быть особенно локальных, нетрадиционных, низкой интенсивности. Многие ее пред ставители, в том числе высшие военачальники, преподаватели акаде мий, профессора, считают эту проблему надуманной, неправомочно навязанной. Помнится, как к выступившему на эту тему на научной конференции в Минобороны подошел четырехзведный генерал и резю мировал: «Вы тянете армию в сторону от ее предназначения». У людей с подобными взглядами, естественно, нет главных мотивов для изуче ния искусства предотвращения войны (конфликта), нет знаний, жела ния заниматься этим делом. К тому же не менее сложным, чем ведение войны, вооруженной борьбы, особенно в обеспечении единства приме нения невоенных и военных средств.

Примечательна в этом отношении большая статья генерала армии * 280 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * А. Ф. Маслова [14]. Без преувеличения ее тема звучит сверхактуально.

Однако пытливого читателя ждет разочарование. Автор не касается таких значимых вопросов, как существо понятия «нейтрализация во енных угроз», содержание, структура и этапы соответствующего про цесса, роль и место в нем вооруженных сил (ведь нейтрализацией во енных угроз занимаются многие государственные органы МИД, ФСБ, Внешторг, разведка и т. д.) и т.п. К сожалению, об этом в статье практи чески ничего не говорится. Речь идет лишь о понимаемых в традицион ном ключе задачах повышения боеготовности, перевооружении, учете в подготовке войск опыта и тенденций развития вооруженной борьбы, использовании потенциала контрактного принципа комплектования войск, улучшении ремонта техники и оружия... Строго говоря, к заяв ленной тематике относится лишь одна фраза: «Нейтрализация угроз осуществляется в сложной и противоречивой обстановке».

Такой подход к освещению проблемы предотвращения войн, лока лизации, нейтрализации и ликвидации военных угроз характерен и для ряда других публикаций, появлявшихся на протяжении более 20 лет.

Между тем еще в конце 1980-х годов начальник Генштаба генерал ар мии М. Моисеев писал: «Одной из сложных задач военной науки являет ся разработка стратегии предотвращения войны. Такая проблема еще никогда не ставилась в наших Вооруженных силах. Требуются глубокие научные исследования, разработка конкретных рекомендаций органам управления, войскам и силам флота» [15].

Спустя десятилетия генерал армии Ю. Балуевский, будучи началь ником Генштаба, подчеркнул возросшую значимость этой задачи: «Если для советской военной науки предметом исследования в первую оче редь были проблемы ведения широкомасштабной войны, то сейчас на первый план выходит проблематика предупреждения, недопущения этих войн [16]. Тем не менее, заметного сдвига пока не произошло.

Означенные недоработки военной науки отразились и на нынешней военной доктрине. В ней не хватает конкретики: ничего не говорится о практических мерах, составлении конкретных планов, проведении спе циальных операций, обязанностях командных структур, формах и спо собах взаимодействия военной силы с другими элементами националь ной мощи (политическими, дипломатическими, информационными и т. д.), также занимающимися предотвращением войн. И что поражает:

отсутствуют установки по предотвращению внезапных нападений на * 281 * * О советской военной идеологии * страну.

Для сравнения: в «Национальной военной стратегии США» доку менте, сопоставимом с нашей доктриной, кроме общих и конкретных установок по той же проблеме в ее 14 разделах имеется специальный раздел «Предотвращение конфликтов и внезапного нападения», ко торый по объему примерно в 10 раз превышает соответствующие по ложения нашей доктрины. А главное в нем четко определено упре ждающее воздействие на противника: удержание от опасных действий, подавление воли к войне, вынуждение к отказу от нее;

давление всеми средствами, использование в стране-противнике оппозиции, объедине ние в этих делах с союзниками, нейтралами и т. д. Что наиболее важно даются указания о формах непосредственного участия командующих группировок войск в угрожаемых зонах, в разработке планов таких дей ствий совместно с дипломатами, разведкой, СМИ;

о добывании сведений о развитии угрозы, мотивах, планах, целях и действиях противника, по строении прогнозов и стратегии срыва его замыслов, соответствующей работы с войсками, проведении непрямых действий (демонстраций, учений и т. д.) [17].

Конечно, все эти меры зачастую направлены на упреждающие сило вые действия, нанесение превентивных ударов, в том числе, возможно, ядерных, по принципу «война против войны», что служит развязыва нию агрессивных войн, выдаваемых за их предотвращение (Югославия, Афганистан, Ирак, а теперь и возможная война против Ирана). Но, буду чи критически и творчески осмысленными, указанные меры и лежащие в их основе идеи, служащие милитаристским целям, могут эффективно применяться во имя действительно благородного дела предотвраще ния войны.

Критикуя пассивность военных в предотвращении войн, важно помнить, что всякое применение вооруженных сил осуществляется по решению высшего политического руководства, прежде всего Пре зидента РФВерховного главнокомандующего. Но командование в тех или иных регионах обязано, своевременно вскрывая угрожающее раз витие обстановки, выходить с инициативой, добиваясь разрешения на проведение превентивных косвенных действий. Кроме того, им должно быть предоставлено право неких самостоятельных решений на основе заранее утвержденных планов. От высшего государственного руковод ства зависит, чтобы кадры, действующие в этой сфере, формировались * 282 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * думающими, инициативными людьми, способными максимально эф фективно решать задачи.

В предотвращении войны участвуют многие государственные ор ганы законодательной и исполнительной власти, правительство и ми нистерства - прежде всего МИД, ФСБ, МВД, МО, Минэкономики и др. В регионах и субъектах Федерации в это дело включены органы местной власти и находящиеся в их распоряжении силы и средства. Важно, что бы каждому субъекту были четко прописаны конкретные обязанности.

Первостепенное значение имеет наличие соответствующей норматив ной базы межведомственного сотрудничества: специальные руковод ства (инструкции), положения о создании смешанных групп и центров по управлению комплексными операциями, назначении их руководи телей, программы подготовки к этому государственных служащих.

Наиболее важные конкретные установки на этот счет должны быть в концепциях национальной безопасности и внешней политики, военной доктрине и других руководящих государственных документах. К меж ведомственному взаимодействию государственные деятели должны готовиться на специальных курсах по утвержденным учебным посо биям. К сожалению, нормативно-правовой базы, которая бы служила объединению усилий разнородных субъектов, пока нет.

Целесообразно в Совете безопасности РФ иметь специальный сектор (отдел) с возможным названием «Отдел по анализу, прогнозированию и предотвращению военных угроз», который бы постоянно занимался этим вопросом под руководством одного из заместителей секретаря Совбеза. Он должен взять на себя организацию разработки теории и стратегии, специального документа (руководства) по предотвращению войн (конфликтов), который бы конкретно определял функции, задачи и ответственность различных государственных (невоенных и военных) структур за деятельность на этом направлении. Разработка научной теории предотвращения войн есть дело общественных, технических, естественных, военных наук: на Западе в этой сфере работают десятки научных центров. У нас же нет ни одного. РАН стоит в стороне от этого.

Ситуация явно нуждается в коррективах.

В Министерстве иностранных дел, которое несет особую ответ ственность за сохранение мира и предотвращение войн, следовало бы иметь координационный центр, взаимодействующий со всеми мини * 283 * * О советской военной идеологии * стерствами, занимающимися внешней деятельностью, а также с Мино бороны, составляющий общий план, организующий проведение спе циальных кампаний в наиболее угрожаемых зонах, затрагивающих безопасность страны. В Минобороны России кроме установочных по ложений доктрины по участию вооруженных сил в предотвращении войн, уточняемых в ежегодных приказах, важно иметь наставление (инструкцию) для командования видов и родов войск, учебные посо бия и другие издания для личного состава армии и флота. Требуется внести изменения в учебные программы и организацию учебного процесса в высших учебных заведениях с учетом межведомственно го характера рассмотренных задач. В военных вузах важно готовить кадры, исходя из необходимости наличия у офицеров одновременно развитого стратегического и тактического мышления для их эффек тивного решения.

В целом же главная цель и задача по обеспечению военной без опасности, то есть предотвращению войн, требуют серьезного го сударственного внимания, конкретных дел государства и общества.

Президент РФ в Послании Федеральному Собранию, говоря о выво дах, вытекающих из августовского вооруженного конфликта на Кав казе, предложил военному руководству «проанализировать не толь ко успехи, но и промахи. Извлечь из этого самые серьезные уроки»


[18]. Важно сделать это при более широком представительстве руко водящих военных и невоенных структур государства, гражданского общества, ученых, чтобы подвергнуть глубокому анализу причины неудач в предотвращении вооруженных конфликтов, в частности произошедшего на Кавказе, с целью выработки мер, которые в корне улучшили бы осуществление этой важнейшей задачи. Иначе Россия может захлебнуться аналогичными явлениями не только на Кавказе, но и во многих других местах по периметру границ.

Возникают новые войны, меняются существующие - следова тельно, становятся необходимыми новые средства, способы и фор мы действий по их предотвращению. Справедливо полагают, что ны нешняя революция в организации и ведении войн предполагает и революцию в борьбе против них.

Предотвращение войн - это сложная борьба, но ведущая не к взаимному уничтожению, а к взаимному признанию и сохранению мира.

* 284 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 3. Главные показатели состояния национальной обороны 2020 года» [18] определяет в качестве основных приоритетов нацио нальной безопасности РФ национальную оборону, а также государствен ную и общественную безопасность. Среди основных характеристик состояния национальной безопасности, предназначенных для оценки состояния национальной безопасности, указывается две характеристи ки, имеющие прямое отношение к национальной обороне: а) уровень ежегодного обновления вооружения, военной и специальной техники;

б) уровень обеспеченности военными инженерно-техническими кадра ми.

Рассмотрим реальное положение дел по указанным характеристи кам.

У нас и за рубежом действует система предельно-критических (по роговых) показателей качественно-количественных характеристик вооруженных сил, выход за которые в сторону снижения на длительное время ведет к существенному падению их боеготовности и боеспособ ности. Это следующие показатели: укомплектованность армии личным составом 70 процентов;

доля новейших образцов оружия и боевой техники 60 процентов;

финансовое, продовольственное, вещевое и другие виды обеспечения 8590 процентов;

уровень освоения лич ным составом учебно-боевых программ 6070 процентов;

уровень доверия общества к армии 3040 процентов. Снижение реальных по казателей ниже указанных пороговых значений ведет к резкому ухуд шению качества вооруженных сил.

Не беря всех данных показателей, остановимся на вооружении и во енной технике.

В течение почти двадцати последних лет происходит техническая деградация российских вооруженных сил, причем весьма высокими темпами, о чем свидетельствует следующая таблица.

Из таблицы следует, что удельный вес новых вооружений за двад цать лет снизился в 89 раз. Скоротечность технической деградации вооруженных сил РФ обусловлена уходом после развала СССР значи тельной части лучшей боевой техники, сосредоточенной в группах со ветских войск за рубежом и в западных военных округах, в собствен ность новых государств и на продажу;

резким ухудшением условий * 285 * * О советской военной идеологии * содержания (хранения), эксплуатации и обслуживания;

длительным сокращением замены устаревших вооружений новыми и т.п. Государ ство, общество, армия сжились с этим явлением. Сложилась психология восприятия технической деградации, как своеобразной нормы. В том числе к тому, что новые образцы вооружений многими десятками (ино гда сотнями) продаются другим армиям, а в свою поступают единицами в год (вертолеты, самолеты, зенитно-ракетные комплексы и т.д.).

Таблица Реальные показатели для рос сийской армии, %% Предельно-критическое Название значение, %% показателя конец- 1980-х Доля новейших образцов 60 40 30 оружия и боевой техники Во время «пятидневной» войны на Кавказе в 2008 году по ряду образцов оружия и военной техники российские войска существенно уступали грузинской армии: по средствам ПВО, связи, приборам ночно го видения, снаряжению войск, средствам защиты военнослужащих в * 286 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * бою и т.п.

В 2009 году прошли крупные стратегически и оперативно тактические учения российских войск, в том числе совместно с армиями союзных государств. Наиболее массовыми по количеству войск и зна чимыми по тематике явились маневры «Запад-2009», проводившиеся совместно с Белоруссией. Большая часть боевой техники, задействован ной на этих учениях, была создана в 7080-е годы прошлого века, лет назад. Исключение составили: один экземпляр нового фронтового бомбардировщика Су-34 (не из войск, а из Липецкого центра переучи вания летного состава), а также один новый вертолет Ка-52 («Аллига тор»), который еще не начал поступать в войска, и вертолеты Ми-28Н, которые только-только пошли в войска. Сухопутная техника войск Мо сковского округа, участвовавших в учениях танки, боевые машины пе хоты, артиллерийские системы и т.п. не отличались новизной.

Еще более удручающая картина с состоянием в ВМФ, особенно с под водным флотом.

Явное отставание процесса обновления вооружений по сравнению с их устареванием характерно и для РВСН. По заявлениям командующего РВСН «приоритетное развитие» этого рода войск продление сроков эксплуатации комплексов. Но ставится задача, чтобы с конца 2016 года комплексы с продленными сроками составляли не более 20 процентов [19].

Планы обновления вооружений в последние десять лет регулярно не выполнялись. Политико-идеологическая установка иметь современ ные «технически оснащенные» вооруженные силы, повторяемая сверху, более десяти лет фактически прикрывала техническую деградацию.

Объявленная предыдущим министром обороны программа ежегод ного полного технического перевооружения нескольких эскадрилий, батальонов и им равных подразделений предана забвению. Нет преем ственности в военно-технической политике. По заявлениям нынешне го министра обороны до 2009 года приоритет отдавался модернизации и ремонту имеющихся в наличии образцов вооружения. Только в году приоритетом объявлена закупка новых средств ведения вооружен ной борьбы. Но итоги уходящего года не дают никаких оснований для оптимизма: в 2009 году поступили лишь единицы новых образцов воо ружений, что не влияет на техническое состояние вооруженных сил.

Военно-техническая политика последних двадцати лет выглядит * 287 * * О советской военной идеологии * неадекватной, декларативно-популистской, оторванной от жизни и не выполнимой. В ней преобладает рыночный подход, то есть стремление получить максимальную прибыль от продаж вооружений за рубеж, а не политико-стратегические интересы обеспечения надежной нацио нальной обороны. Причем доходы от продажи вооружений в значитель ной мере идут на обогащение небольших групп собственников и чинов ничества.

Сужаются возможности отечественного оборонно-промышленного комплекса. Получает развитие практика закупки таких вооружений за рубежом, которые с не менее высоким качеством могут производиться собственным ОПК (беспилотные летательные аппараты боевого назна чения, десантные корабли, снайперские винтовки и т.п.). Это негатив но сказывается на ОПК, да и ухудшает условия для выхода экономики страны из кризиса.

В целом можно сделать следующий вывод: нынешняя военно техническая политика ведет дело в тупик. Она не обеспечивает пре кращения технической деградации, увеличения удельного веса со временных вооружений, ликвидации технического отставания наших вооруженных сил от других армий.

В западных армиях (НАТО) новые вооружения составляют процентов наличной военной техники, а в действующих войсках (Аф ганистан, Ирак и др.) до 9095 процентов. В армии Китая новейшие вооружения составляют около 80 процентов.

Сильно дает себя знать отставание теории вооружений;

особенно по вопросам обеспечения гармоничного развития различных видов и ти пов вооружений;

соотношения ядерных и неядерных средств;

обосно вания боевых возможностей новых типовых штатных формирований, особенно бригад;

обновления совокупности средств защиты воина в боевой обстановке;

методологии измерения боевых возможностей раз личных технических средств, сравнения технических потенциалов раз личных армий и т.п. В настоящее время в обеспечении национальной обороны усиливается акцент на ядерное оружие в ущерб неядерным средствам. Недостаточно внимания уделяется новым направлениям развития технических средств: информатизации, совершенствованию высокоточного оружия, созданию новых поколений разведывательно ударных комплексов, в том числе с применением беспилотных лета тельных аппаратов, роботизации и т.д.

* 288 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * Как положительный момент в 2009 году следует отметить улучше ние электронного наполнения модернизированных вооружений, вне дрение новейших средств связи, автоматического управления войска ми и т.д. Но это не меняет существенно общей картины.

Сходное положение складывается с уровнем обеспеченности во енными и инженерно-техническими кадрами. В истории России не раз «маленькие» войны обнажали крупные негативы в качестве венных ка дров: русско-японская война (19041905), «зимняя» война СССР с Фин ляндией (19391940), чеченские войны (вторая половина 1990-х на чало XXI века) и т.д. Подобную роль сыграла и «пятидневная» война на Кавказе в 2008 году.

В пятидневной войне вскрылись низкие качества ряда ответствен ных государственных деятелей, военачальников, генералитета, старших офицеров: отсутствие глубокого военно-политического мышления, уме ния адекватно оценивать и предвидеть развитие военно-политической обстановки, осуществлять эффективные меры по предотвращению войны или вооруженного конфликта, что установлено военной доктри ной как главная задача вооруженных сил. Многие генералы и офицеры не умеют спокойно и уверенно действовать, командовать подчинен ными в сложных условиях начавшегося конфликта, организовывать эффективные боевые действия и добиваться успехов с минимальными потерями (сравнение среднесуточных потерь с потерями американцев в ходе боевых операций показывает, что они у нас были в разы больше) и т.д. Все это имело место в быстрой войне со слабым противником, и можно представить, как бы пошло дело, если бы вместо него оказался настоящий сильный противник.

Такое положение дел является результатом неадекватной кадровой политики: подбор по принципу лояльности к вышестоящему начальству, бездумной исполнительности, поддержки любых «новаций» сверху и т.д. Сказывается упадок боевой подготовки и воспитательной работы в войсках, снижение качества работы военно-учебных заведений. Глу бокие качественные изменения генералитета произошли вследствие заражения рыночной идеологией, стремления приобщиться к бизнесу и обогатиться, по высшему уровню обеспечить личное благополучие, заражения любовью к комфорту, дачам, потребительству. Превращение их в аполитичных клерков, пугливых чиновников, лишенных права го лоса и творческого соучастия в военно-политических делах связано с * 289 * * О советской военной идеологии * характером отношения политиков к военным. Политики страдают из лишней самоуверенностью в вопросах перестройки военного дела, ре формирования вооруженных сил, чаще всего не зная глубоко законов военного дела. У нас не выстроены правильные взаимоотношения меж ду политиками (например, министром обороны) и военными профес сионалами, которые зачастую оказываются неспособными предупре дить ошибочные политические установки и решения по применению, строительству и реформированию системы национальной обороны, армии и флота. Полезно напомнить следующую мысль выдающегося военного профессионала и ученого Маршала Советского Союза Б.М. Ша пошникова: «Война это такое явление общественной жизни, которое, хотя и служит для достижения политических целей, однако имеет, как насилие, свои собственные законы, свой «дух», свою природу. Поэтому со стороны политики ничего не должно быть предпринято, что проти воречило бы природе войны» [20]. Это положение относится к взаимо действию политики со всем военным делом. Нынешняя военная рефор ма является ярким негативным образчиком взаимоотношений между политикой и военным делом, между политиками и военными. Послед ние не посвящены в замысел, цели, планы реформы и воспринимают в значительной своей массе реформу Сердюкова как противоречащую интересам национальной обороны, как разгром армии. Но их мнение политики, государственные чиновники и министр обороны не ставят ни в грош.

Оптимизация процессов взаимодействия политиков и военных тре бует научно-поисковых и политико-организационных мер с целью:

– формирования способности у политиков разбираться в военных делах, умения принимать решения на основе современной науки и опы та посредством военной доподготовки политиков, умения их взаимо действовать и сотрудничать с военными и т.п.;

– обучения военных, особенно высшего командования, способно стям разбираться в социальных и политических процессах и явлениях, делать выводы из этого для своей деятельности (социологическая и по литическая подготовка военных кадров, наличие механизма общения с политиками, совместная с ними проработка вопросов военной полити ки, доктринальных положений по военной безопасности государства);

– создания законодательно утвержденных государственных орга нов систематического взаимодействия политиков и военных по выра * 290 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * ботке стратегии, планов и решений по вопросам военной безопасности, строительства и реформирования Вооруженных Сил;

– принятия Закона об ответственности высших должностных лиц государства, Президента – Верховного Главнокомандующего за состоя ние Вооруженных сил, руководство их реформированием, о введении совместного решения глав государства и правительства, председателей Думы и Совета Федерации за назначение и смещение высших воена чальников;

– создания научно-обоснованного механизма оптимального взаи модействия политиков и военных и гражданского контроля над ними.

Позитивным в подготовке кадров в 2009 году стала интенсифика ция боевой учебы войск, проведение крупных учений «Кавказ-2009», «Запад-2009», «Ладога-2009», «Взаимодействие-2009» и других, отра ботка на них действительно важных задач: развертывание сил в угро жаемый период в целях демонстрации готовности их к применению;

прикрытие границы;

предотвращение войны или вооруженного кон фликта;

отражение агрессии;

локализация военных действий и т.д. От рабатывались вопросы взаимодействия с армиями союзников. Наконец то отрабатываются действия «армии против армии», а не только борьба с «международным терроризмом», что считалось главным почти десять лет и обусловило существенный перекос в сознании и профессиональ ных качествах генералов, старших и младших офицеров.

Сейчас почти каждый генерал имеет за плечами дватри высших военно-учебных заведения, включая Академию Генштаба, а многие ученые степени кандидатов и докторов наук. Однако их участие в раз работке проблем военной науки и военного искусства нельзя считать активным. По сравнению с советским периодом, а также с нынешним положением дел в западных армиях, сократилось количество крупных военно-теоретических трудов, книг, научных разработок, которые да вали существенный прирост новых военно-научных идей, концепций, методов подготовки и ведения боевых операций и т.д. Нет заботы о вы ращивании военных интеллектуалов. Если такие выдающиеся воена чальники прошлого, как М. Фрунзе, Б. Шапошников и другие, в возрасте 3040 лет, предельно занятые практической работой, создавали свои великие научные труды, сыгравшие огромную роль в развитии воен ной идеологии и доктрины государства, подготовке страны и вооружен ных сил к войне 19411945 годов, то среди нынешних военачальников * 291 * * О советской военной идеологии * эта традиция вымерла. Сейчас, когда люди мучаются «сердюковской»

реформой, никто из высшего генералитета не выступает с научно поисковыми публикациями: нет ни одной статьи в журнале «Военная мысль», ни одной личной или коллективной монографии. Среди во енных профессоров практически нет творческих дискуссий, обсуж дений каких-либо научных проблем. Научные конференции военных отличаются скукой, заслушиванием официальных отчетов одних и тех же лиц – главкомов видов и родов войск, в которых воспроизво дятся чаще всего официальные взгляды. Многие эксперты отмечают «смерть военно-теоретической мысли» в России. Есть необходимость принятия специальных мер выращивания командиров и начальников, сочетающих в себе творческих практиков и ученых-исследователей, способных добиться существенных успехов в военной науке.

Исходя из резкого возрастания роли новых знаний в решении всех задач национальной военной безопасности, целесообразно ввести в перечень основных ее характеристик и такую – «уровень развития В офицерском корпусе сохраняется сравнительно высокий уро теории безопасности, военной науки, военного искусства».

вень криминального поведения. Каждое четвертое преступление, со вершенное военными, приходится на офицеров.

В комплектовании армии и флота наметились некоторые позити вы: стабилизация по состоянию здоровья (нет негативной динами ки третий год);

увеличение удельного веса призывников с высшим и средним образованием, рост процента идущих на службу с желанием и т.д. Но все же не обеспечивается необходимая укомплектованность войск (примерно ниже потребной на 20 %). Треть призывной молоде жи не годна для службы, вторая треть ограниченно годна. Около тысяч призывников скрывается от призыва (цифра накопилась за ряд лет). Среди призывников немалая доля склонных к алкоголю, хули ганским действиям, нарушениям дисциплины и порядка.

Таким образом, в соответствии с указанными выше двумя по казателями национальной обороны, ее нельзя считать отвечающей современным потребностям. Известно, что при отставании по харак теристикам вооружений, не помогут никакая стратегия и никакие тактические новинки. Положение еще больше усугубляется, если на техническое отставание накладывается отставание в качестве ко мандных и военно-технических кадров армии и флота. Структурные * 292 * Глава X * Упущенные возможности предотвращения войны * обновления вооруженных сил при этих условиях не могут выправить положение дел.

Ссылки 1. «Российская армия оказалась не готова к войнам будущего».

http://news.mail.ru/politics/2247513/.

2. См. «Свободная мысль, 2009, с. 21.

1. См. «Военная доктрина Российской Федерации. Правовые акты Российской Федерации в сфере военно-гражданских отношений.

2. Сб. документов». М., 2002. С. 86. «Военная мысль». 2008. № 12, с. 3. См. В. Молодяков. Тайный сговор, или Сталин и Гит лер против Америки. М., 2008. С. 309-322.

4. См. «Красная звезда». 13.12.2008.

5. См. «Красная звезда». 13.02.2009.

6. См. «Красная звезда». 09.08.2008.

7. См. «Красная звезда». 27.08.2008, 02-03.09.2008 и др.

8. См.: «Красная звезда». 06.08.2008;

«Воeннo-политический курьер».

2008. № 28 (244);

«Советская Россия». 05.08.2008.

9. См. «Красная звезда». 30.01.2009.

10. См. «Красная звезда». 20.01.2008.

11. См. Красная звезда», 2007.

12. См. Маслов А.Ф. Как нейтрализовать военные угрозы.

«Военно-промышленный курьер», 2008, № 7 (223). С. 7.

13. «Коммунист Вооруженных сил», 1989, № 21, с. 25.

14. «Красная звезда» от 11 декабря 2007 г.

См. «Национальна военная стратеги США. «Военная мысль», 2005, № 35.

15. Независимое военное обозрение, 2009, № 16.

16. Независимое военное обозрение, 2009, № 37 (588).

17. Шапошников Б.М. Мозг армии. В 3 кн. Кн. 3.

Л.: Госиздат, 1929. С. 230.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.