авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Владимир Александрович Калинин Татьяна Михайловна

Иванова Лидия Васильевна Морозова

Отечественные породы служебных собак азиатского

происхождения

Всё о собаках –

Аннотация

Книга содержит богатый материал по происхождению, развитию, состоянию на

сегодняшний день пород среднеазиатской и кавказской овчарок. Приводятся рекомендации

по выращиванию, содержанию и воспитанию собак этих пород.

Для специалистов и собаководов-любителей.

Собаковод, покоренный красотой и мощью среднеазиатских, кавказских овчарок, должен представлять, какое животное вырастает из маленького щенка, приобретенного в клубе. Каждый желающий завести собаку должен правильно оценить свои силы, физические и нравственные возможности. Эта книга поможет вам.

В.А. Калинин, Т.М. Иванова, Л.В. Морозова Отечественные породы служебных собак азиатского происхождения ВВЕДЕНИЕ Собаки, такие обыкновенные и привычные, сопровождают нас повсюду. Они плавают на кораблях и покоряют космос. Они живут во дворцах миллионеров и хижинах бедняков.

Они забрались вместе с человеком на верхние этажи высотных зданий, освоили малогабаритные квартиры и скоростные лифты.

Человек вывел сотни пород собак, предназначенных для самых разнообразных целей — охоты, пастьбы скота, охраны имущества и защиты, просто для того, чтобы иметь возле себя преданное существо. В течение тысячелетий породы складывались стихийно, под влиянием условий жизни и потребностей человека. Лишь последние двести лет человек начал создавать породы собак целенаправленно, исходя из конкретных задач. Породы собак создаются, достигают вершины своего развития и исчезают, когда пропадает в них потребность и необходимость. Некоторые породы, такие как немецкая овчарка, например, разводятся во всех странах мира и насчитывают, вероятно, сотни тысяч, если не миллионы, особей. Другие имеют очень ограниченное распространение, их существование поддерживается лишь кучкой энтузиастов. Кто из наших собаководов слышал, например, о мареммо-абруццкой овчарке? Боюсь, что единицы. Случается и так, что местная порода, долгое время неизвестная широким кругам собаководов, вдруг начинает победное шествие по свету. Так стали модными красавцы афганские борзые, во многих странах мира ведется их племенное разведение. За рубежом появился интерес к шарпею (китайской бойцовой собаке).

И если сейчас эта порода зарегистрирована в книге рекордов Гиннеса как редчайшая, то внимание, уделяемое ей американскими кинологами, позволяет предположить более широкое распространение этой породы в будущем.

Каждая порода — дело рук человека, и редкие, исчезающие породы являются живыми памятниками человеческой истории. Наряду с предметами материальной культуры, произведениями искусства живые памятники требуют тщательного сбережения. Но все живое смертно, поэтому, чтобы сохранить породу, с ней нужно вести тщательную селекционно-племенную работу. Сохранение старинных пород — дело национальной чести.

С гордостью мы говорим о русской псовой борзой, о наших лайках. Ведь это наше национальное достояние, золотой фонд нашей животноводческой культуры.

Сегодня человечество пришло к выводу о необходимости сохранения генофонда всего живущего на Земле. Тем более нельзя позволить исчезнуть породам домашних животных, выдержавшим многовековую борьбу за существование, прекрасно приспособленным к местным условиям и представляющим собой конечный результат народной селекции.

За прошедшие десятилетия в собаководстве страны произошли огромные изменения. В районах исконного обитания отечественных овчарок — в Средней Азии, на Кавказе появились собаки культурных европейских пород. Созданные методами народной селекции местные пастушьи породы постепенно начали вырождаться, метизируясь с собаками, ввозимыми из других районов. Сохранить генофонд древних пород, возможно только перейдя к заводским методам разведения. Теперь их можно встретить в любой точке нашей страны. Вместо вольной полудикой жизни на природе, в горах, степях и пустынях большинство современных отечественных овчарок живет на небольших приусадебных участках или даже в городских квартирах, вместе с семьей владельца. Владельцами отечественных овчарок чаще всего оказываются не суровые чабаны, а горожане, испытывающие потребность в общении с живой природой. Ввиду природной злобности и огромной физической силы этих собак содержание их в городских условиях сложно и возлагает на владельцев большую ответственность. А так как именно большие города становятся ведущими центрами разведения собак отечественных пород, возникает настоятельная необходимость подробно рассказать об этих породах, их происхождении, характере, поведении и дрессировке.

Начинающий собаковод, покоренный красотой и мощью этих собак, должен хорошо представлять себе, какое животное вырастает из маленького щенке, приобретенного в клубе служебного собаководства. Каждый желающий завести собаку должен правильно оценить свои силы, физические и нравственные возможности. Ведь собаку нужно не только кормить, с ней нужно общаться, гулять, дрессировать, лечить. Владельцу собаки придется ущемлять свои желания, от многого отказываться. Даже с небольшой собакой часто невозможно находиться в местах массового отдыха: в парках и садах, на пляжах, в пригородных лесах. А что же говорить о кавказской овчарке, представляющей вполне реальную угрозу для окружающих? Каждый владелец отечественной овчарки должен тщательно планировать свой день, чтобы трижды выгулять своего питомца. Процесс выгула осложняется тем, что собаки этих пород часто крайне враждебно относятся к другим собакам. Поэтому для выгула нужно искать уединенные, закрытые места или переносить длительную прогулку на ночное время.

Прожив бок о бок с собакой в течение 10—12 лет, по причине ее старости или неизлечимой болезни, собаковод обязан принять решение об ее усыплении. Это тяжелая обязанность — если человек действительно привязан к своей собаке, принятие такого решения дается ему нелегко.

Поэтому заводить собаку, тем более такую сложную для содержания, какими являются представители служебных отечественных пород, могут только энтузиасты, готовые преодолеть любые трудности.

В данной работе мы рассказываем о среднеазиатской и кавказской овчарках, имеющих очень древнее происхождение. Между этими породами много общего, главным образом в поведении и характере служебного использования. Вот почему мы решили объединить их в одной книге. Кроме того, вышеназванные породы, в отличие от большинства служебных пород, происходящих из Западной Европы, образовались на территории нашей страны, К ним внимательно присматриваются зарубежные собаководы. Кавказская овчарка входит в список пород, утвержденных Международной кинологической федерацией (FCI). Кавказская овчарка, помимо нашей страны, разводится в Польше, Германии, Чехословакии. Нам представляется, что именно отечественные собаководы должны суммировать, обобщить опыт племенной работы с этими породами и рассказать о нем.

Случилось так, что, начиная с послевоенного времени, Ленинградский клуб служебного собаководства ДОСААФ культивирует отечественных овчарок. Поэтому наши наблюдения основываются на более чем тридцатилетнем опыте племенной работы с этими породами в условиях большого города, опыте их заводского разведения, дрессировки и служебного использования. Работая над книгой, нам пришлось познакомиться со многими публикациями по указанным породам, часть из которых относится к первой четверти XX века. Некоторые из них, как нам кажется, представляют интерес и для современного читателя. Мы постарались привести их, не изменяя языка авторов.

Создать эту книгу нам помогали собаководы, посвятившие свою жизнь делу сохранения и развития отечественных служебных пород. Мы приносим всем им самую искреннюю благодарность.

Глава 1. О происхождении среднеазиатской и кавказской овчарок По современным представлениям непосредственным предком домашних собак считается волк, входящий вместе с ними, шакалом и северо-американским койотом в общую систематическую единицу: род собаки (Canis), семейства псовых (Canidae). Долгое время наряду с волком прямым предком многих собачьих пород считался шакал. Ныне многие ученые исключают шакала из предков собаки.

Однако вопрос о полифилетическом происхождении собак до сих пор не снят с повестки дня. При анализе сыворотки крови собак на совместимость с другими видами псовых выяснено, что собака несколько ближе к койоту, чем к волку. Находки койотоподобных животных в плейстоценовых отложениях Старого Света допускают возможность родственных связей этих двух видов.

Вместе с тем было бы неверным считать, что собаки произошли от современных волков или койотов. Современные волки и койоты, так же как и домашние собаки, произошли от общих предков и, так же как и собаки, являются продуктом последующей эволюции. Если критерием отбора для будущих собак явилась их способность жить рядом с человеком, то для будущих современных диких псовых, наоборот, — способность сохранить. дикий образ жизни и выжить, несмотря на изменяющиеся природные условия и все увеличивающийся пресс со стороны человека. Как считает профессор Н.К. Верещагин, предком домашних собак мог быть некрупный подвид волка Canis volgensis (M. Pawlova, 1931). Костные останки, которого известны из плейстоценовых отложений Поволжья, Приднепровья, Закавказья, Якутии, Северного Китая.

Переход некоторой части волков к жизни рядом с человеком произошел около 14— тысяч лет до нашей эры на необозримых безлесных равнинах палеарктики и продолжался в течение нескольких тысячелетий. Восстановить в точности этот процесс невозможно.

Очевидно, немалую роль в нем сыграл целый ряд факторов — биологических, эколого географических, социальных. По данным академика Д.К. Беляева, наиболее склонными к жизни рядом с человеком оказались животные, обладающие определенным уровнем нейрогормональной активности, в частности с повышенным уровнем серотонина, снижающего агрессивность, и несколько пониженным против средней нормы у диких животных уровнем стероидных гормонов. У современных лисиц, по данным академика Д.К.

Беляева, в дикой природе такие животные составляют примерно 10 процентов. В глубокой древности, когда пресс охоты и уничтожения хищников не был столь силен, как в последующие времена, таких животных, вероятно, было еще больше. Таким образом, волки, селившиеся возле человека, вероятно, принадлежали к типу с более слабой нервной деятельностью, с развитой ориентировочной и пониженной активной оборонительной реакцией по отношению к человеку в сравнении с их дикими собратьями.

Среди причин, заставляющих часть волчьих популяций искать пропитание возле человека, вероятно, немаловажное значение имели пульсации численности кормовых ресурсов. Периодические падения численности кормовых ресурсов в соответствии с общими законами экологии образовывали излишки в диких популяциях волков. Некоторая часть этих излишков находила спасение рядом с поселениями палеолитического человека. Этому способствовали длительное существование палеолитического человека на одном месте, наличие вокруг поселений громадного количества костей животных и пищевых отбросов, терпимость древнего человека к непрошеным нахлебникам. Вокруг поселений человека складывались относительно изолированные волчьи популяции, размножавшиеся внутри себя, часто с высоким уровнем инбридинга, в результате которого продолжалось дальнейшее изменение гормонального баланса. Инбридинг приводил к дестабилизирующему отбору — появлению в фенотипе животных так называемых доместикационных признаков — утончению костяка, появлению висячих ушей, пежин и расчленению по окрасам.

В гормональном балансе доместикация проявлялась, прежде всего, в нарушениях выработки гормонов гипофиза — гонадотропина (стимулирующего развитие половой сферы) и соматотропина (стимулирующего рост). У одомашниваемых животных нарушались циклы пустовок, появлялась акромегалия (удлинение костей черепа и конечностей), акромикрия (укорочение лицевого скелета), хондродистрофия (резкое укорочение и искривление конечностей и иногда — челюстей).

В дикой природе все эти уродливые формы не могли бы существовать, рядом с человеком они получали шанс на выживание.

По данным ряда палеозоологов и археологов, первые признаки появления рядом с человеком четвероногого существа волчьего облика без всяких признаков одомашнивания в костных останках и следы его деятельности относятся ко времени расцвета позднепалеолитической культуры, примерно к 20-му тысячелетию до нашей эры. Таковы стоянки Мезин в Черниговской области, Авдеево под Курском, Афонтова гора у Красноярска (см. «Палеолит СССР». М.: 1984. С. 353). Правда, впоследствии не все определения, останков домашней собаки в палеолите подтвердились. Но вот в останках волкообразного животного, найденных на древней стоянке возле города Оберкассель недалеко от Бонна (14 тысяч лет до нашей эры), некоторые ученые склонны видеть собачьи черты. Во всяком случае, в мезолит — период, сменивший верхний палеолит и начавшийся в Европе около 10 000 лет до нашей эры, — человек должен был войти уже с собакой. И вот почему.

В это время на территории Европы завершилось последнее оледенение, на смену холодным и сухим приледниковым степям пришли леса и болота. Повсеместно исчезли мамонты — постоянный объект охоты древнего человека. Чтобы выжить, человек должен был покинуть долговременные стационарные стоянки и начать кочевой образ жизни. Вместе с человеком отправился в бесконечный поход и полуприрученный волк.

Костные останки, точно определяемые как собачьи, т. е. несущие явные признаки одомашнивания, не столь уж древни. Самые старые из них относятся к неолиту, начавшемуся примерно в седьмом тысячелетии до нашей эры.

Волкообразная собака Иностранцева (Canis familiaris inostranzewi Anuczin), кости которой найдены при строительстве Ладожского обводного канала, и очень близкая к ней собака Путятина (Canis familiaris putiatini Studer), найденная близ г. Бологое, датируются четырехтысячным годом до нашей эры. Это были собаки с крупными черепами и сильными челюстями, с хорошо развитыми скуловыми дугами и выраженным затылочным бугром, плоским лбом и постепенным переходом ото лба к морде.

Существовавшая одновременно мелкая разновидность домашней собаки — торфяная собака (Canis familiaris palustris Riitimeyer), определенная по останкам, найденным в древних торфяниках, перекрывающих свайные поселения неолитического человека в Швейцарии, сильно отличалась от собак Иностранцева и Путятина. Эта некрупная собака обладала слабо выраженным затылочным бугром, крутым переходом ото лба к утонченной и короткой морде. Торфяная собака, очевидно, не имеет прямого отношения к дальнейшему рассказу.

А вот так называемую бронзовую собаку (Canis familiaris matris optimae Jeittels) упомянуть следует. Бронзовые собаки — крупные животные с черепами, имеющими при осмотре сверху вид узкого клина с плоским лбом и слабым переходом к узкой и длинной морде. Датируются эпохой бронзы Причерноморских степей и Северного Кавказа (2000 лет до нашей эры). Этот период соответствует становлению развитого скотоводства. Можно предположить, что именно с этого времени собака целенаправленно используется для охраны стад.

Ни одну из существующих пород собак невозможно вывести непосредственно от конкретного ископаемого предка. Сложность развития человеческого общества, разновременность этапов его истории в разных географических зонах, многочисленные пути миграции древних народов, безусловно, наложили свой отпечаток и на спутника человека — собаку.

Многочисленные скрещивания между собой различных местных типов собак делают задачу выяснения происхождения каждой из ныне существующих пород практически неразрешимой.

Наиболее древней ветвью домашних собак, ближе других стоящей к волку, являются лайки и лайкоподобные собаки акитаику, чау-чау, колымские ездовые, аляскинские маламуты, вторично одичавшие в глубокой древности австралийские динго.

Безусловно, древними являются сторожевые и пастушьи собаки Тибета и Центральной Азии. Как это ни странно, между ними и древнейшими формами лайкоподобных собак усматривается определенная общность в строении головы — широкий и плоский лоб, чуть укороченная морда, сильные челюсти, развитые скуловые дуги.

Первое применение собаки, вероятнее всего, было охотничьим. Ведь использование хищника, нуждающегося в той же пище, что и человек, в качестве мясного животного нецелесообразно и могло носить лишь эпизодический или ритуальный характер, При мясном использовании собаки отбор шел бы в одном направлении, безжалостно уничтожались бы все облегченные и мелкие формы. Вероятно, именно охотничье использование в разных географических зонах различными группами людей и привело к первоначальному расчленению волнообразного массива на два основных типа древних собак: лайкообразных в зоне тайги и гончеобразных в зоне лесостепи и степи.

Рассматривая изображения собак древних египтян, можно заключить, что в те далекие времена собаки работали в качестве травильных, т. е. сами догоняли и душили добычу. Лишь иногда охотник добивал жертву. В дальнейшем из массива гончеобразных собак в степях и пустынях Азии и Африки складывались борзые, а в лесостепях Европы — типичные гончие.

Известно, что темпы исторического развития человечества не были одинаковыми в разных регионах Земли. Если в зоне тайги человек надолго задержался в первобытнообщинном строе с его присваивающим хозяйством охотника и рыболова, то в зоне степей уже в V–IV тысячелетии до нашей эры зарождается скотоводство, и начинают складываться классовые общества. Скотоводство потребовало от гончеобразных собак новых навыков охраны стад и пастьбы и положило начало древним пастушьим породам.

В эпоху бронзы и раннего железного века человечество пережило глубокие социальные изменения, приведшие к образованию рабовладельческих обществ и государств. Заря цивилизации впервые забрезжила на востоке — в Китае, Индии, Месопотамии.

Военные столкновения, создание укрепленных городищ, необходимость охраны поселений дали толчок к караульному и боевому использованию собак, а значит, и к отбору по физическим данным и злобности наиболее желательных экземпляров из числа травильных и пастушьих собак. Причем следует подчеркнуть, что злобных собак приходилось целенаправленно отбирать, и злобу по отношению к человеку специально культивировать. Ведь все поголовье волкообразных животных, первично подвергшихся одомашниванию, исходно этого качества не имело. Так появились ранние догообразные, предназначенные не только для травли зверей и сопровождения стад, но и для защиты человека, охраны его жилищ и военных действий.

Термин «догообразные», принятый в отечественной кинологической литературе, объединяет группу пород, ведущих свое происхождение от тибетской пастушьей и сторожевой собаки. Впервые эта собака описана охотничьим писателем Юаттом (Youatt) под названием тибетский дог (The Thibet dog) в 1845 году.

Тибетский дог (на фото) — крупная, грубая и сырая собака, отличающаяся громадной силой, с тяжелой и короткой головой, широкой мордой, со складками кожи на лбу, сырыми губами и веками. Имеет небольшие висячие уши, грубую, густую, Длинную шерсть. Окрас черный, черно-подпалый или черный с белыми ногами и грудью. Далекие предки тибетского дога, так же как и ездовых собак восточной палеарктики, австралийских динго и ряда других пород Азии — крупные волнообразные собаки типа Canis inostranzewi, Canis putiatini.

Издавна эта примитивная порода была известна в Китае и Индии. Самое раннее упоминание о тибетском доге относится к 1121 году до нашей эры, когда один из них, отдрессированный для розыска людей, был подарен китайскому императору. Из первоначального ареала распространения в Тибете и на склонах Гималаев эти собаки попали в Монголию, Месопотамию, Среднюю Азию. Попав в новые районы обитания, частично перемешиваясь с местным поголовьем, тибетские доги утратили длинный шерстный покров, стал более разнообразным их окрас. Но сохранились главные черты: как правило, крупный рост и грубое сложение, массивная голова с объемной, недлинной мордой. Памятники ассиро-вавилонского искусства донесли до нас облик древних догообразных собак. Так на древней терракотовой пластине, называемой Бирс Нимруда, изображена крупная боевая собака величественного облика с массивной головой и характерным строением задних конечностей.

Изображение на Бирсе Нимруда. Древнеассирийский дог.

Этому изображению более 2500 тысяч лет. Во дворце ассирийского царя Ашшур банипала (VII век до нашей эры) также найдены отличные изображения сцен охоты и шествий, где главными участниками являются боевые догообразные собаки. Из Месопотамии они проникли в Древнюю Грецию, откуда под именем эпирских собак или молоссов распространились по всему Средиземноморью. В Древнем Риме хорошо знали этих собак. Римляне использовали их в цирке, в кровавых представлениях. Эти же собаки сопровождали римские легионы в походах. Римляне же широко распространили эпирских собак по Европе.

Месопотамские боевые собаки.

Далекими потомками эпирских собак считаются многие европейские породы. Это русские меделяны, вымершие в XX веке, пиренейские овчарки, мастифы, сенбернары, ховаварты, ротвейлеры, ньюфаундленды, доги, боксеры, бульдоги, леонберги. Многие из них значительно уклонились от первоначального типа древних догообразных — пастушьих и боевых собак Азии. Но первоначальный тип сохранился на Востоке, по периферии древнего ареала основного обитания тибетских собак. Самым близким их потомком является современная монгольская овчарка. Еще совсем недавно она кроме Монголии была широко распространена в Читинской области, Агинском Бурятском автономном округе, Бурятской АССР, Усть-Ордынском Бурятском автономном округе, Иркутской области, доходя по югу Сибири до Восточного Казахстана. Вероятно, большие массивы этой породы имеются в Монгольской Народной Республике. Везде она используется местным населением как пастушья и сторожевая собака. Еще в 1932 году в журнале «Собаководство», № 2 была опубликована статья Мальгинова о монгольской овчарке. Он пишет: «О происхождении монгольской овчарки материалов мало. Недавно мне попалось коротенькое описание тибетского дога, экстерьерные данные которого совпадают с экстерьером монгольской овчарки, хотя последняя меньше ростом и с более легким телосложением. Монгольская овчарка — собака крупная: рост кобелей 65—75 см, суки ниже. Голова несколько напоминает голову кавказской овчарки, уши полустоячие. Мощный костяк, широкая грудь.

Хвост несколько загнут вверх. Шерсть длинная, на хвосте опускается щеткой, достигая 10— 15 см (обычно скатывается в комки). Характерен однообразный окрас овчарки: черный с ржаво-коричневыми подпалами на брюхе, лапах, хвосте и такими же точками над глазами.

Другие окрасы «монголки» очень редки. Для монгольской овчарки характерны злобность, общая активность, развитые сторожевые рефлексы. Монгольская овчарка нетребовательна в уходе. Она служит буряту сторожем двора — и горе смельчаку, который захочет пробраться в юрту бурята, когда его собака дома. Монгольская овчарка сохраняет и пасет стада овец.

Она же главная участница в охоте на волков». В этой же статье говорится о бедственном состоянии монгольской овчарки;

о том, что большое число монгольских овчарок живет в полудиком, бродячем состоянии, питаясь падалью и отбросами.

Из каталогов довоенных выставок служебных собак видно, что монгольские овчарки изредка и в небольшом количестве даже выставлялись. В послевоенные годы в каталогах выставок они уже не встречались. Но Ю.Н. Пильщиков пишет, что монгольская овчарка встречается и в Средней Азии. Основное поголовье этих собак сосредоточено в Семипалатинской области, куда они были завезены в годы Великой Отечественной войны кочевавшими чабанами Монголии. Кроме монгольской овчарки совершенно исчезла из поля зрения наших собаководческих организаций киргизская овчарка. Вот что писалось о ней в журнале «Собаководство» (1929, № 7) в статье Ткаченко: «Киргизская овчарка — крупная волнообразная собака мощного сложения — обладает отлично развитым инстинктом охраны. В меру злобная, привязчивая к своему хозяину, воспитанная в условиях континентального климата, она отлично пасет стада баранов, охраняет крупный рогатый скот и кибитку киргиза и часто употребляется для охоты за степными волками. Внешние признаки этой породы примерно следующие: голова крупная с удлиненным щипцом и широким лбом, челюсти крепкие с правильным прикусом, глаз темный, уши некрупные, волчьего постава. Шея необычайной мощности переходит в широкую мускулистую грудь и обладает крутым изгибом. Ноги крепкие, лапы в комке, плечо косое с отлично развитым ходовым механизмом. Спущенный книзу хвост на конце имеет крючкообразный загиб.

Шерсть гладкая с хорошим подшерстком, окрас чаще серый и белый, рост в плече доходит до 80 см. Указанный тип большей частью попадается в киргизских степях к востоку и юго востоку от города Орска».

Судя по описанию, киргизская овчарка — потомок древних догообразных Азии, возможно с прилитием крови местных борзых. Киргизская овчарка в начале 30-х годов появлялась на Всесоюзных выставках, причем всегда четко отделялась от туркестанской овчарки как отдельная порода. В настоящее время племенная работа с этой породой клубами служебного собаководства не ведется. Ныне ни монгольская, ни киргизская овчарки собаководам совершенно не известны. Не пропагандируются они и клубами служебного собаководства ДОСААФ, нет у них и разработанного стандарта.

Племенная работа с этими породами если и ведется, то населением методами народной селекции, которую, как известно, из-за большой подвижности населения и проникновения в «глубинку» многочисленных собак европейских пород становится все труднее осуществлять.

А ведь генофонд любой древней аборигенной породы, отлично приспособленной к местным условиям, представляет большую ценность, Пока еще, может быть, не поздно, нужно бы изучить состояние этих пород в районах их естественного распространения, не дать им метизироваться, перевести хотя бы часть поголовья в заводские условия содержания и разведения. Сохранение монгольской и киргизской овчарок — благородная задача клубов служебного собаководства ДОСААФ, особенно расположенных близко к районам естественного обитания этих пород. Среди собаководов-любителей всегда найдутся энтузиасты, готовые поддержать это начинание, что подтверждает пример развития пород кавказской и среднеазиатской овчарок в крупных городах. Пусть наша страна получит еще две служебные породы и сможет гордиться ими.

Потомками древних догообразных являются и наши среднеазиатские и кавказские овчарки. Среднеазиатская овчарка ближе к первоначальному типу догообразных собак, кавказская более отошла от него под влиянием условий среды и искусственного отбора.

География Средней Азии в прошлом несколько отличалась от современной. Амударья впадала не в Аральское море, а в огромное Сарыкамышское озеро, вода из которого по руслу Узбоя стекала в Каспийское море. Здесь не было ярко выраженных пустынных условий, значительную часть нынешних Каракумов занимали степи и сухие степи. По Узбою и в предгорьях Копетдага располагались многочисленные поселения. Еще в VI тысячелетии до нашей эры здесь жили выходцы из Ирана — люди Джейтунской культуры, занимавшиеся земледелием, охотой, разводившие коз и овец. В конце VI — начале V тысячелетия до нашей эры Джейтунскую культуру сменила культура Аннау, носители которой представляли новую волну выходцев из Ирана. Они также занимались земледелием, кроме коз и овец держали крупный рогатый скот. Были у них и собаки, которых палеонтолог Дюрст определил как бронзовую собаку (Canis matris optimae).

Иржи Марек в своей книге «Собачья звезда Сириус» (М.: Радуга, 1988) рассказывает, что древние иранцы занимались скотоводством, и это определило их отношение к собакам.

Собака, как утверждает автор, была уважаемым животным на иерархической лестнице стояла сразу после домашнего скота, составлявшего основное богатство древних иранцев.

Они создали целую науку о разведении собак и строго следили, чтобы с собаками обходились по-человечески. Уже тогда различали собак пастушьих, сторожевых и охотничьих. Более всех ценили пастушьих собак, и человек нес самое большое наказание, если наносил ущерб именно пастушьей собаке. В те времена в обязанность собаки входило не только сторожить дом и стадо, она принадлежала к тем животным, которым отдавали дань особого уважения еще и потому, что она вместе со стервятниками и прочими хищными птицами избавляла людей от разлагающихся трупов. Быть сожранным собакой или голодным грифом считалось счастливым концом.

На рубеже 1V–III тысячелетий до нашей эры территорию современного Туркменистана заполонила новая волна переселенцев из Ирана. Вскоре они ассимилировались с местным населением, образовав новое культурное сообщество с развитым земледелием и скотоводством. Этим людям принадлежали собаки иного облика. Кости таких собак и даже терракотовая статуэтка, изображающая собаку, найдены при раскопках поселения бронзового века Алтын-Депё (2000 лет до нашей эры в южной Туркмении). Это были крупные, с мощными челюстями и укороченными мордами собаки. В терракотовой фигурке сразу узнается силуэт среднеазиатской овчарки.

Знаток фауны Алтын-Депе палеонтолог Н.М. Ермолова, большой энтузиаст разведения среднеазиатской овчарки, считает, что уже в те времена собаки несли в основном пастушью службу — они охраняли и сопровождали стада. Интересно, что уже тогда существовал обычай купирования хвостов и ушей, сохранившийся до наших дней.

Изменение природной среды в сторону резкого опустынивания территории современной Туркмении, начавшееся с середины второго тысячелетия до нашей эры, вызвало отток населения. Люди уходили назад в Иран, к берегам Персидского залива, а на пустынной родине в стороне от столбовой дороги истории оставались племена — предки туркменского народа со своим хозяйством, скотом и собаками.

Несколько по-иному происходило становление кавказской овчарки. Природная среда на Кавказе не претерпевала столь существенного изменения, как в Средней Азии. Если Средняя Азия в ранние периоды своей истории была относительно изолирована, то Кавказ имел тесные связи с Передней Азией и Средиземноморьем. Развитие этого региона шло более быстрыми темпами. Здесь раньше, чем в Средней Азии, зародилась металлургия. К самому, началу эпохи меди относится появление укрепленных поселений, с оборонительными стенами, сложенными из крупных неотесанных каменных глыб.

Жители этих поселений, подобно жителям Алтын-Депе, занимались ремеслами, земледелием, скотоводством. Они разводили коз, овец, крупный рогатый скот, весной перегоняли стада на высокогорные пастбища и осенью возвращались в свои селения.

Охранять стада от хищников и воинственных соседей, пытавшихся захватить скот и рабов, пастухам помогали крупные догообразные собаки. Появление на территории Турции и Кавказа древнейших рабовладельческих государств около 1000 лет до нашей эры увеличило военную опасность. Обилие боевого оружия в могилах этого времени свидетельствует об учащении и усилении военных столкновений.

Собаки древних жителей Кавказа принадлежали к тому же огромному массиву догообразных, что и собаки жителей Средней Азии. Но к их использованию в качестве пастушьих в значительно большей степени, чем в Средней Азии, добавился еще защитно оборонительный аспект. Собаки были неотъемлемым элементом охраны многочисленных крепостей. В соседней Ассирии их ближайшие сородичи давно уже использовались в качестве боевых. При этом велась и соответствующая селекция по росту, силе, агрессивности по отношению к человеку. Собак специально дрессировали, обучали нападению на человека.

Древнейшее государство Закавказья Урарту, строившее свою армию по образцу ассирийской, также имело таких собак. В последующую эпоху феодализма, с его раздробленностью на мелкие княжества, войнами, национальными особенностями народов Кавказа, надобность в сильной, смелой, независимой пастушьей и защитной собаке еще более усиливалась.

Эти факторы способствовали вычленению кавказской овчарки из исходного массива догообразных и превратили ее в самостоятельную породу с характерными для нее особенностями поведения и экстерьера. Если среднеазиатская овчарка Туркмении, оказавшись в условиях относительной изоляции, на малонаселенной территории пустыни и сухих степей сохранила первоначальный тип ранних догообразных, то кавказская овчарка, развиваясь в иных условиях, приобрела новые черты.

Материалов, достоверно свидетельствующих о происхождении кавказской овчарки, недостаточно, и точно проследить ее формирование не представляется возможным. Нельзя не согласиться с утверждением А.П. Мазовера (1947) о том, что родиной кавказской овчарки нужно считать Азию. Подтверждением этому может служить характерное для данной разновидности собак сходное с азиатскими догообразными анатомическое строение:

мощный костяк, массивная голова и присущие этим животным исключительные бойцовские качества, бесстрашие в борьбе с хищниками.

В книге «Служебное собаководство» (М.: Сельхозгиз, 1936) говорится, что, по некоторым источникам, настоящая форма кавказских овчарок является разновидностью турецких, бездомных собак-париев, оставшихся в большом количестве после завоевания Кавказа русскими.

Это утверждение не представляется верным. Кавказ вошел в состав России всего полтора века тому назад. Породы же существуют более двух тысячелетий. Кроме того, бездомные собаки-парии, обитающие во многих городах юго-западной Азии, потерявшие связь с человеком и питающиеся отбросами в течение многих поколений, в массе обладают ярко выраженной пассивно-оборонительной реакцией, не свойственной кавказской овчарке.

Для того чтобы активная форма оборонительной реакции по отношению к человеку, агрессивность стали породным признаком, нужны многие поколения, подвергнутые целенаправленному отбору.

Собаки-парии экстерьерно разнотипны. На большом статистическом материале ученые выделили четыре основных типа собак-париев — лайкообразный, борзообразный, облегченный с полустоячими ушами и тип, близкий к пастушеским породам собак Азии.

Лишь собаки последнего типа могли иногда вливаться в породу, не оставляя заметного следа в экстерьере потомков. Собаки, происходящие от других типов собак-париев, выбраковывались бы человеком сразу.

Скорее можно представить себе обратную картину. Потерявшие владельцев, малоценные экземпляры кавказских овчарок могли пополнить популяцию бездомных собак париев, но не наоборот.

Формирование породы происходило в условиях Кавказа, под влиянием человека, в соответствии с национальными традициями народов, населяющих этот регион, с присущим им темпераментом и укладом жизни. В результате местные догообразные собаки превратились в очень ценную служебную породу чабанских собак пастушье-сторожевого направления.

Наряду с традиционным применением кавказской овчарки для охраны стад от хищников она с успехом использовалась как сторожевая в турецкой и русской армиях. В упомянутой выше книге «Служебное собаководство» описывается, как поручик турецкой армии Нури Халил в исторической части своего наставления о применении служебных собак приводит ряд характерных случаев работы кавказских овчарок в турецкой армии. В частности, большую пользу принесли эти собаки во время походов 1765—1774 годов, где они с успехом использовались для охраны обозов, лагерей и мест отдыха бойцов.

В русской армии во время покорения Кавказа специальным приказом командования кавказские овчарки были введены для караульной службы во всех крепостях театра военных действий.

Одним из первых ученых, изучавших среднеазиатскую овчарку, был профессор, академик Казахской академии наук С.Н. Боголюбский. В 1927 году в журнале «Собаководство и дрессировка» № 15 он опубликовал статью «По поводу пастушьих собак (овчарок) Туркмен истина». Ввиду того, что эта статья впоследствии часто пересказывалась или цитировалась различными авторами без ссылок на источник, учитывая, что это первое описание условий жизни и экстерьера среднеазиатской овчарки, имеется настоятельная необходимость привести эту статью почти полностью.

«Современный Туркменистан представляет страну, находящуюся между Каспийским морем и рекой Амударьей. Безграничные, почти безводные пески занимают больше 9/ страны. В них невозможно земледелие, но зато они кормят своими сухими жесткими травами многочисленные стада разных пород овец.

…Если говорить о собаках, то здесь деление их может быть только на собак культурных центров (городов) и остального района — кишлаков и юрт.

В городах собак много и, по-видимому, среди них бесхозных или нет вовсе, или их очень мало. По признакам подавляющее большинство — беспородные дворняжки, часто с явными следами скрещивания с культурными породами: сеттером, пойнтером, шпицем, пинчерами. Довольно редко встречаются чистые породы охотничьих и сторожевых собак.

Только за высокими, глинобитными стенами дворов с непременными садами слышится бряцанье цепей и грубый лай больших собак, пришельцев из привольных степей и туркменских кишлаков.

В районах, ближе подходящих к Афганистану, заметно среди дворняжек преобладание низконогих, длинных (таксообразных) собак. Да, по слухам, ближе к Кушке попадаются собаки, рождающиеся куцыми… Но эти группы собак не характерны для фауны страны.

Самой же характерной группой являются так называемые «пастушьи собаки»

(овчарки), которые несут в городах сторожевую службу. В моих предыдущих статьях о них уже говорилось. Это — Canis pastoralis… Что это за группа? Какое отношение она имеет к прочим типам? Является ли она достаточно однородной, консолидированной? Вот какие вопросы рождаются при первом знакомстве с ними.

Эта группа и раньше имела громадную область распространения и была тесно связана со скотоводческими народами. Со времени приручения первых сельскохозяйственных животных, когда хищные звери всюду грозили домашним стадам, требовались сильные, рослые собаки, привязанные к человеку и могущие защитить его добро от хищников.

Вероятно, подобные формы, возникшие из смешения волков с более мелкой, старой домашней собакой, уже до этого времени обитали около человеческого жилья. Теперь же на них обратили особое внимание и, полубездомных, превратили в верных пастушьих собак, преданных своим хозяевам и стадам. Черепа и костяки подобных собак мы встречаем в различных неолитических отложениях, как в Европе, так и в Азии.

Какова была внешняя форма тех собак, мы точно не знаем, потому что кочевые народы не оставили нам их изображений. Но из них постоянно черпался материал для оседлого населения культурных стран древности. Отсюда возникли знаменитые греческие молосы, собаки эпира и прочие южно-европейские формы.

В Европе кочевой период продолжался много меньше времени, чем в Азии. Поэтому в ней и сохранилось не много своих форм. Зато в Азии мы имеет длительную кочевую эру и длительную культуру пастушьих собак. Поэтому собак Туркменистана вовсе нельзя назвать примитивными, стоящими близко к волкообразным предкам. Они так же далеки от них, как доги и сенбернары. Это типичные собаки: хвост вверх, висячие уши, широкое рыло, высокие ноги, разнообразный окрас, различный характер псовины, значительное развитие брылятости и т. д.

Только прямая голова, без заметного перегиба, сильные зубы, сравнительно низкая черепная коробка, массивные лапы — говорят нам, что естественный отбор не позволяет им превратиться в формы наших, более изнеженных, крупных культурных пород.

Между тем леонбергеры, сенбернары, а вероятно, и доги — это не что иное, как культурные формы подобных пастушьих собак. Но в Европе время настоящих Canis pastoralis прошло. Там, где хищники вывелись, перестали беспокоить стада, и скот имеет стойловое содержание, нужда в подобных собаках исчезла, они заменяются настоящими «овечьими» собаками (Schaferhunde), более понятливыми, но менее сильными, которые помогают пастуху вести стадо среди всюду разбросанных возделанных полей.

Пастушьи же собаки Европы в мало измененном виде сохранились лишь в очень ограниченном количестве. Сюда относятся «русские овчарки», венгерские комондоры, собаки апеннинские, пиренейские, шампанские и др. Частью эти собаки остались еще от древнейшего полукочевого населения Европы, сохранившись в районах стадного скотоводства, преимущественно в горных областях, частью же были вновь ввезены в моменты подъема овцеводства.

Из чисто азиатских форм наиболее известны по литературе пастушьи собаки: тибетские доги черного окраса и афганские, напоминающие русскую косматую овчарку.

Об остальных мы знаем очень мало, преимущественно из отрывочных описаний путешественников. Поэтому заметки о пастушьих собаках нашей страны всегда очень ценны. Имея в виду собак Туркменистана, называемых волкодавами, я и хочу о них сказать несколько слов в этой статье.

Первое, что бросается в глаза в этих собаках, обрезанные уши и хвосты. Подобная «забота» человека явно говорит о старой традиции давать примечательный облик своим сторожевым собакам. Вызван этот обычай, очевидно, полезностью, проявляющейся в том, чтобы удалить с тела уязвимые места. Теперь многие объясняют срезывание ушных раковин тем, что оно ведет к улучшению слуха. Как бы то ни было, этот обычай имеет древние корни.

Нет ни одного аула, кишлака, стада, где бы мы ни встретили подобных собак. Все они отличаются большой злобностью и при своем большом росте являются прекрасными сторожами. Если в городах их держат на цепи, то в кишлаках они бегают на свободе, и поэтому, приезжая в сумерках верхом на ишаке и даже лошади, рискуешь быть схваченным за ноги. Без хорошей дубинки или, как защищаются туркмены, без песка и лесса чужому человеку не пройти в их владениях. Кроме того, некоторые имеют повадку хватать за ноги, подкрадываясь, без всякого лая. Измерять подобных собак очень трудно, т. к. часто сами хозяева не могут удержать их. Ввиду этого промерить мне удалось весьма мало и то только при закрытой голове.

По окрасу пастушьи собаки варьируют очень сильно. Наиболее часто встречаются следующие масти: коричнево-серая, гиеновая, черная, белая, черно-пегая, желто-пегая, палевая, желто-песочная с темным рылом, часто черные, пепельные и гиеновые собаки имеют белые пятна на шее и брюхе. Рыло у светлых собак часто пепельное или крапчатое.

Псовина средней длины, прямая, иногда имеющая вид длинношерстного сенбернара. Чаще всего густая. Хвост, который удалось наблюдать, загнутый вверх дугою, с легким уклоном.

Уши висячие, средней длины. Общий склад, конституция неодинаковы. Встречаются собаки сырые, массивные, очень напоминающие сенбернаров, и собаки более сухого склада. Эта двойственность лучше всего замечается по степени брылятости, складкам кожи, легкости бега. Голова массивная, широкая и длинная. Перегиба почти нет, почему рыло кажется длинным, но широким. Глаза небольшие, сидят глубоко, мало выразительные, злобные. Шея прямая, с сильно развитым загривком. С брюшной стороны от гортани и груди у собак сырой конституции тянется складка кожи, образующая подгрудок. Спина слегка вогнутая, крестец немного выше холки, ноги прямые, довольно длинные и очень крепкие, толстые. Лапа большая. Грудь не очень глубокая, но широкая.

…Никаких племенных родословных этих собак не ведется, но все же кое-где линии поддерживаются и измеряются способностью брать волка!..

Промеры одной из таких собак: голова 25 см, высота в холке — 70 см, в крестце — 71 см, глубина груди — 27 см, косая длина — 72 см, обхват за лопатками — 80 см, обхват пясти — 15 см. Пальцы громадные, сильно растопыренные… Масть палевая. Своеобразное строение лапы, очевидно, необходимо при движении по сыпучим пескам (район Уч-Аджи).

Свою роль охранителей стад и домовладений собаки выполняли блестяще. Они сильно привязываются к стадам, отличаются большой чуткостью и храбростью. Поэтому во всех стадах, иногда насчитывающих тысячу и более голов, всегда можно встретить 3—4 собаки. В своем существовании они более подвержены естественному отбору, чем искусственному отбору. Питаемые туркменами, преимущественно джугарой, они нередко промышляют питание и сами себе. Немало их гибнет в борьбе друг с другом, волками, гепардами, дикими кошками. Остаются особи наиболее сильные и выносливые.

Подобных собак можно было бы разводить для сторожевой и военной служб, и думаю, что не только в южных, сухих районах.

При нетребовательности к своему содержанию, при привычке переносить не только жару, но и холод зимою, особенно в горах, собаки могут действительно выделить из себя несколько разнотипных линий, напоминающих догов, леонбергеров, сенбернаров. Стареют они к 8-10 годам. Дальше вряд ли живут, т. к. старых собак очень мало. Они, вероятно, погибают, как только органы чувств начинают притупляться. К удивлению своему, несмотря на близость Мервского района к Афганистану, мне не удалось видеть ни одного экземпляра известной афганской пастушьей собаки с длинной шелковистой, слабо извитой псовиной».

В статье С.К. Боголюбский подчеркивает принципиальное положение, заключающееся в следующем.

В русском языке принято все породы собак, занятые пастьбой скота, называть овчарками. С точки зрения происхождения и систематики это неправильно. Такие различные по происхождению породы как немецкая овчарка, шотландская овчарка-колли, среднеазиатская, южнорусская, кавказская овчарки, венгерские овчарки пули и муди оказываются объединенными в одну общую группу. Необходимо четко: различать пастушьих собак (Hirtenhunde — немецких авторов) и овчарок — овечьих собак (Schaferhunde — немецких авторов). Если пастушьи собаки имеют древнее азиатское происхождение, тесно связаны со скотоводческими, кочевыми в прошлом народами и служат не столько для управления стадом, сколько для его охраны, то овчарки — собаки, совершенно иного, в основном европейского происхождения. Более понятливые и менее сильные, более подвижные, обладающие своеобразным «пастушеским» инстинктом, помогающие пастуху управлять стадом, вести его среди возделанных полей культурного ландшафта.

К первым относятся среднеазиатская и кавказская овчарки, а также апеннинские, пиренейские собаки, венгерские комондоры и кувачи, словацкие чувачи.

Ко вторым принадлежат немецкая овчарка, шотландская овчарка-колли, шелти, пули, пуми, муди, бобтейли, вельшкорги, польские низинные овчарки и многие другие породы.

Это уточнение необходимо для того, чтобы показать, что между пастушьими овчарками, происходящими от древних догообразных собак Азии, и другими овчарками, применяемыми при пастьбе скота, имеется глубокая и принципиальная разница.

Необходимо уточнить также термин «порода», которым мы уже неоднократно пользовались, излагая происхождение собак. Существует много определений породы, но, наверное, наиболее полное из них дано Н.А. Кравченко: «Порода — это созданная человеческим трудом достаточно многочисленная группа домашних животных одного вида, имеющих общее происхождение и общность ряда хозяйственно полезных, физиологических и морфологических особенностей, достаточно стойко передающихся по наследству. При соответствующей работе с породой она способна изменяться в желаемом направлении». При прекращении работы с породой она вырождается и постепенно перестает существовать.

История собаководства знает много исчезнувших пород собак, в том числе и догообразных, например эпирские, аляно, булленбейсеры, меделяны и т. д.

Принято различать породы примитивные, заводские и переходные. Примитивные породы сложились в древнейшие времена, в условиях экстенсивного натурального хозяйства при «бессознательном» искусственном отборе (методами народной селекции), чаще всего в инбридинге, при очень сильном влиянии естественного отбора. Характерной чертой примитивных пород является их низкая продуктивность. Собаки примитивных пород недостаточно привязаны к человеку, плохо поддаются дрессировке, для них характерен резко выраженный половой диморфизм — резкое отличие по промерам и мощи кобелей от сук.

Однако примитивным породам свойственны такие важные положительные качества, как большая выносливость, отличная приспособленность к местным, часто очень суровым условиям существования. При низкой продуктивности собаки примитивных пород, как правило, универсальны и могут быть использованы для разных целей.

Типичными представителями примитивных пород являются в наше время ездовые лайки Колымы, монгольские овчарки среднеазиатские овчарки в ареале их естественного распространения.

Заводские породы разводятся на основе высокой техники племенной работы, в наиболее благоприятных условиях для размножения и проявления рабочих качеств. Для заводских пород характерна высокая, часто узкоспециализированная продуктивность, большая выравненность поголовья по фенотипу и генотипу. Заводские породы требуют постоянной и непрерывной племенной работы с ними. Если племенная работа с породой прерывается или не выдерживаются необходимые условия кормления и содержания, порода начинает деградировать. Ввиду меньшей зависимости от природных условий заводские породы отличаются менее устойчивой наследственностью, что обусловлено частым включением в себя наследственных качеств нескольких исходных пород. Большинство современных заводских пород создавалось на протяжении двух последних столетий. Таковы южнорусские овчарки, доги, боксеры, ротвейлеры, доберманы и многие другие. Вновь создаваемые современные породы обычно сразу имеют уровень заводских. Типичный пример молодой заводской породы — черный терьер.

Переходными породами называются породы собак, постепенно переходящие из группы примитивных в группу заводских пород.


Характерной чертой переходных пород является их неоднородность, обусловленная тем, что племенная работа, проводимая с ними, охватывает лишь небольшую часть массива породы. Остальная же, большая часть породы, находившаяся в ареале основного распространения, продолжает находиться на уровне примитивной. Типичный пример переходной породы — кавказская овчарка. Часть ее поголовья, находящаяся в руках любителей и в питомниках, разбросанных по всей стране, испытывает воздействие искусственного отбора и современных методов. селекции, другая же ее часть, находящаяся в естественных условиях, остается на прежнем уровне примитивной породы. И если среднеазиатская овчарка лишь в небольшой своей части только сейчас становится переходной породой, то кавказская овчарка уже прошла значительный отрезок пути превращения в заводскую.

Хотя среднеазиатская овчарка — одна из древнейших пород собак, но свое современное название она получила лишь несколько десятилетий тому назад.

В книге А.П. Мазовера «Служебное собаководство в колхозах и совхозах» (М. КОИЗ, 1939) на с. 13 имеется ссылка:

«Среднеазиатскую овчарку раньше неверно называли туркменской овчаркой».

Название породы среднеазиатская (туркменская) овчарка встречается уже в 1935 году в объяснительной записке эксперта А.П. Мазовера к рингам собак на XI Всесоюзном смотре служебного собаководства (Рукописный отчет А.П. Мазовера хранится в архиве клуба служебного собаководства ДОСААФ г. С.-Петербурга) Однако непосредственно перед описаниями собак порода названа туркменской овчаркой, Видимо, по происхождению — все собаки были из Туркмении. А в каталоге этого же смотра дается название туркменская овчарка.

В ряде выставочных каталогов порода именуется туркестанской овчаркой. В каталоге XIV Всесоюзной выставки-смотра служебного собаководства 28—30 сентября 1939 года порода названа среднеазиатской овчаркой, а в каталоге-справочнике Ленинградского областного и городского смотра-выставки служебного собаководства Осоавиахима 23— августа 1937 года — туркменской.

Видимо, в 1938 году и произошло переименование породы, однако кем было вынесено и как обосновано это решение, нам установить не удалось. По нашему предположению, изменение названия породы произошло чисто автоматически. Дело в том, что Средняя Азия до национально-государственного размежевания 1924—1925 годов носила название Туркестана. Туркестан — историко-географическая область, включавшая в XIX — начале XX веков территорию современной Средней Азии и Казахстана, а также часть Центральной Азии, населенную тюркскими народами. Условно Туркестан делился на Западный, или Русский (южная часть Казахстана и среднеазиатские владения России), Восточный, или Китайский (входивший в китайскую провинцию Синьцзян), и Афганский (северная часть Афганистана). На территории Западного Туркестана, присоединенного к Российской империи в 1867 году, было образовано Туркестанское генерал — губернаторство, с 1886 года носящее официальное название Туркестанский край. В апреле 1918 года на территории Западного Туркестана была образована Туркестанская автономная советская социалистическая республика. В 1925 году название Туркестан стало выходить из употребления и было заменено термином Средняя Азия.

Так как наряду с названием туркменская овчарка в каталогах многих довоенных лет и некоторых послевоенных выставок встречалось равнозначное название туркестанская овчарка, то, вероятнее всего, замена на среднеазиатскую овчарку произошла ввиду выхода из употребления понятия «Туркестан» и распространения этих собак на площади значительно большей, чем площадь Туркменистана. С конца 40-х годов название породы среднеазиатская овчарка утвердилось окончательно. Однако это название, при выходе породы на международную арену, может оказаться не совсем удачным, так как в зарубежных странах понятия Средняя Азия не существует. Там более обиходным является понятие Центральная Азия, включающая помимо бывшей советской Средней Азии Восточный Туркестан, Афганистан, Восточный Иран (Систан и Белуджистан), Пакистан и Северную Индию. Это понятие — более широкое, чем Средняя Азия.

Естественный ареал обитания среднеазиатской овчарки очень широк (А.П. Мазовер, 1947, 1960). Традиционно считается, что лучшее поголовье с наиболее чистым и однородным типом сконцентрировано в Туркменистане. Лучшие туркменские собаки — грубого и крепкого типа конституции, с короткой или средней длины грубой и густой шерстью.

Большое поголовье этих собак существует и в Таджикистане, где в горных районах Памира собаки имеют более сырую конституцию с рыхлой складчатой кожей, часто длинношерстные.

Узбекистан, обладая широко развитым овцеводством, имеет довольно многочисленное поголовье среднеазиатской овчарки. Много собак, близких по типу к туркменским и практически почти не отличающихся от них, сосредоточено в южной и юго-западной части республики, там сконцентрировано основное поголовье каракульских овец.

К северу животноводство уступает свою ведущую роль хлопководству и другим видам сельского хозяйства. Здесь количество собак резко уменьшается, в массе они более мелкие, часто встречаются помеси. Хороших собак держат в кишлаках для охраны домов и приусадебных хозяйств.

В Казахстане и Киргизии среднеазиатская овчарка не представляет собой монолитного массива и менее типична. Если в Южном Казахстане среднеазиатские овчарки еще неплохого качества, то по мере продвижения к северу, смешиваясь с местным поголовьем, они приобретают борзо-образный облик. Эта группа помесей, носящая местное название дрок, применяется уже не для охраны стад, а для охоты. Еще более выродившийся тип дрока, собака меньшего роста, легкая, остромордая, в массе добрая, встречается в заволжских степях.

В Киргизии лучшее по типу поголовье сосредоточено в юго-западных районах. На территории Киргизии, так же как и в Казахстане, встречается большое число помесей, полученных в скрещивании с местными собаками. В районе города Бишкек в 40-50-х годах случались скрещивания среднеазиатских овчарок с догами, в результате чего образовались помеси, так называемые киргизские волкодавы.

За пределами бывшего СССР среднеазиатские овчарки распространены в Афганистане, Северном Пакистане, Северных штатах Индии, Восточном Иране. В каждом из этих регионов порода приобрела свои особые специфические черты.

В совершенствование породы народы Средней Азии внесли разный вклад. Ведущая роль здесь принадлежит туркменскому народу. Туркмены — это народ-селекционер. Им выведены породы овец и лошадей, снискавшие мировое признание. Создав совершенную по красоте лошадь, туркменский народ вложил много труда в совершенствование пастушьей собаки. В Туркмении, по словам А.П. Мазовера, лучшее поголовье собак. Туркмены называют свою собаку алабай, относя к ней животных определенного фенотипа. Местное население других народов Средней Азии называет этих собак волкодавами или просто чабанскими собаками.

Возможно, было бы более правильным оставить за породой название алабай или именовать ее туркменский алабай, по аналогии с принятыми во всем мире названиями анатолийский карабаш, венгерский кувач, испанский подвигу. Таким образом, название туркменский алабай, подчеркивая роль туркменского народа, хорошо вписывалось бы в утвержденную номенклатуру названий пород. Кроме того, в названии отсутствовал бы термин овчарка, как не соответствующий служебной характеристике данной породы.

Как отмечал А.П. Мазовер, Иран является своеобразным Центром, где собраны две крупнейшие ветки догообразных собак — среднеазиатской и кавказской овчарок, образуя, вероятно, какую-то промежуточную форму, к сожалению, еще не изученную. Ведущие свое происхождение от догообразных собак Тибета, обе породы сохранили первоначальные черты своих предков. Однако больше этих черт можно обнаружить у среднеазиатской овчарки — наиболее короткой и прямой ветви, не подвергшейся влиянию других пород и сколько нибудь значительному искусственному отбору.

А.П. Мазовер (1947) пишет: «Среднеазиатская овчарка очень хорошо сохранила характерную для тибетских собак широкую у основания и на конце морду, которая при дальнейшей культуре разведения преобразовалась в свойственную мастифам и далее бульдогам и боксерам. Тяжелые и сырые губы, покрывающие с боков нижнюю челюсть, тоже особенность этих собак. Значительный процент среднеазиатских овчарок имеет характерные, опять же для тибетских собак и их потомков, складки кожи на голове и отвислые веки. Черный окрас, основной для древних догов, является очень распространенным в этой породе».

Таким образом, среднеазиатская овчарка, после монгольской овчарки, является наиболее близкой к исходной форме тибетского дога.

Как было указано выше, кавказская овчарка дальше, чем среднеазиатская, отстоит от тибетского дога. Само название породы говорит о регионе ее распространения. Однако действительный ареал породы значительно шире. Кроме горных районов Кавказа, территории Грузинской, Армянской, Азербайджанской республик, Дагестана и Кабардино Балкарии порода распространилась в степные районы Северного Кавказа, Краснодарского и Ставропольского краев и Астраханской области.

Такому широкому распространению кавказской овчарки способствовали ежегодные перегоны овечьих отар с высокогорных пастбищ в степные районы. Кавказская овчарка проникла также в прибрежные районы Прикаспийской низменности, в Калмыкию и Северный Казахстан. В меньшем количестве кавказскую овчарку можно было встретить в степях Воронежской, Волгоградской и Саратовской областей (А.П. Мазовер, 1947).

Значительное количество кавказских овчарок имеется в Турции и Иране.

В Турции на Анатолийском плато выделилась порода анатолийский карабаш, очень близкая к кавказской овчарке. В Иране ареал распространения кавказской овчарки смыкается с ареалом среднеазиатской овчарки, образуя при этом промежуточные типы. По северным границам ареала естественного распространения также образуются помеси кавказских овчарок с местными пастушьими собаками и дворняжками.


Кавказскую овчарку завозили в Куйбышевскую, Оренбургскую и смежные с ними области, а также в Западную Сибирь, где ее разводили в совхозах и колхозах.

Распространившись на огромной территории, кавказские овчарки в разных районах различаются по экстерьеру, образуя внутрипородные типы. Даже на Кавказе, на основной территории распространения породы, в силу труднодоступности высокогорных районов и изоляции их друг от друга сформировались разные типы кавказской овчарки.

Близкородственное разведение в условиях жесточайшего естественного отбора закрепило в потомстве эти различия.

Независимо от принадлежности к тому или иному типу и значительного диапазона экстерьерных различий все эти собаки характеризуются как физически очень сильные животные, с прекрасно развитой мускулатурой корпуса и конечностей, что позволяет им успешно выполнять обязанности по охране стад от хищников в суровых условиях кочевой жизни. Все эти местные типы представляют собой единую породу, называемую кавказской овчаркой.

На многочисленных языках народов Кавказа порода имеет различные названия.

Выделить народ, внесший наибольший вклад в совершенствование породы, невозможно.

Название кавказская овчарка прочно вошло в советскую и зарубежную кинологическую литературу, под этим названием порода утверждена Международной кинологической федерацией (№ 328). Поэтому представляется правомерным и в дальнейшем оставить за породой название кавказская овчарка.

Как неоднократно повторялось выше, обе породы — среднеазиатская и кавказская овчарки выведены методами народной селекции. Эти методы предполагают жесточайший естественный и искусственный отбор. В прошлом человек не имел времени заниматься разведением собак специально, он делал это попутно с основной работой скотовода. Даже в наше время родившиеся щенки во многом предоставлены самим себе и условия их существования очень тяжелы. Собаки постоянно находятся при отарах и сопровождают их со щенячьего возраста в далеких перегонах. Они работают круглосуточно по охране отар от хищников.

Вольное выращивание щенков, практикуемое чабанами, сразу отсеивает слабых животных. Но зато оставшиеся сильные щенки с развитыми приспособительными реакциями развиваются хорошо. Несмотря на скудное кормление, щенки при отарах вырастают без признаков рахита. Приотарные собаки, как правило, выглядят здоровее и лучше, чем собаки, живущие в этом же регионе в городах и селениях.

В 1980 году в Туркмении удалось побывать группе собаководов Ленинградского клуба служебного собаководства ДОСААФ. Они увидели, что условия существования среднеазиатских овчарок практически не изменились. И если исчезли крупные хищники, и значительно уменьшился пресс волков, то все остальное осталось по-старому. По-прежнему собаки проходят с отарами овец огромные расстояния, ведь колодцы отстоят друг от друга на 60—80 км. По-прежнему собаки ведут полу вольный образ жизни, рождаются и умирают при отаре, получая от человека лишь минимум внимания и заботы. Запомнился рассказ участницы поездки, активистки клуба И.В. Конон: «В одной из отар среди собак увидели мы хромого щенка. Ковыляя на трех лапах, он еле поспевал за спешившими к водопою овцами.

«Почему Вы не поможете ему?» — обратились мы к чабану. «Аллах поможет», — последовал невозмутимый ответ. А помощь требовалась минимальная: достаточно было вытащить впившуюся между пальцами колючку, продезинфицировать и перевязать лапу, как щенок повеселел и уже через несколько часов чувствовал себя здоровым. Без нашей помощи он был бы обречен».

Отбор производителей в основном идет по рабочим качествам, но он естественно увязан с конституцией и экстерьером. Отбирают обычно самых крупных кобелей, которые известны как истребители волков, злобные и смелые сторожа или победители в собачьих боях (травлях), культивируемых местным населением. Однако эти способы отбора имеют и отрицательные стороны, так как драки кобелей и испытания их в травле часто сопровождаются тяжелыми ранениями и даже гибелью хороших племенных производителей.

Отрицательно сказывается на развитии породы в районах ее естественного распространения древний обычай, существующий до сих пор: уничтожать щенков — сук. Уничтожение сук главным образом диктовалось экономическими соображениями: бедняку не под силу было иметь несколько собак, а беременная или кормящая сука не работает. В прежнее время сук имели в основном зажиточные люди. И сейчас сук при стадах держат редко, хотя, по мнению старых опытных чабанов суки, работают не только не хуже, а часто лучше кобелей, так как они более чутки, подвижны и не убегают от отары. Кроме того, суки лучше передают свои навыки молодняку. Вязки в основном бывают вольными. Суки в пустовку покрываются обязательно, поэтому у местного поголовья резко выражен половой диморфизм — суки значительно мельче и легче кобелей.

Местное население на Кавказе и в Средней Азии никогда не оставляет под сукой всех родившихся щенков. Отбор производится на 7-8-й день, чтобы щенки успели разработать у суки соски и как следует раздоить ее. К этому же времени происходит естественное отставание в росте слабейших щенков и их становится легко отбраковать.

Отбракованные щенки уничтожаются.

Щенков чабаны отдают преимущественно родственникам или близким друзьям, поэтому оставляют в живых наиболее сильных и энергичных, лучших щенков помета.

Еще в 30-е годы раздавались голоса о бедственном состоянии аборигенных овчарок Кавказа и Средней Азии.

В 1934 году Кошелев и Тимашук в работе «Пастушье-сторожевые собаки в совхозах Северо-Кавказского края и собаководство Армении» писали: «Печальную картину представляет собой дело разведения собак. Сук и молодняка почти нет. Некоторые селения, не говоря уже о колхозах, не имеют ни одной суки. Большинство собак 5-7-летнего возраста.

По своим экстерьерным качествам собаки представляют собой бракованный материал.

Армения до сих пор являлась базой бесконечных заготовок и вывоза собак главным образом по линии ведомств. В результате этой работы ценное собачье хозяйство многих районов Армении совершенно разорено. Если раньше высота кавказской овчарки достигала 70 см, то теперь высота большинства собак равна 55 см».

Надеяться на то, что в наше время состояние породы в исконных районах обитания улучшилось, не приходится. Скорее, наоборот. Продолжается изъятие поголовья в другие районы страны и даже за границу. Разведение породы и ее судьба находятся в руках лишь небольшого числа энтузиастов-чабанов.

В связи с прогрессом и освоением труднодоступных районов Кавказа, развитием массового туризма, горнолыжного и альпинистского спорта, а также широким народнохозяйственным использованием заповедных уголков природы в последние годы возникла реальная угроза метизации этой ценнейшей породы. В указанные районы завозятся собаки других пород, особенно немецкие овчарки. В горно-спасательной службе широко используются лайки, колли. Встречаются и другие породы.

Так, например, из разговора с работниками высокогорного заповедника Кабардино Балкарии стало известно, что у местного чабана кроме кавказских овчарок отару охраняет черный терьер, выбракованный из армейского питомника.

А в близлежащем поселке живет высокопородная немецкая овчарка. Помимо собак культурных пород в подобных селениях встречаются и некрупные беспородные собаки.

Те же процессы происходят и в регионах исконного обитания туркменского алабая.

Здесь существенно изменились социальные условия жизни местного населения. Теперь чабаны не сопровождают отары вместе с семьями. Семьи, как правило, живут оседло, в поселках. Со стадами передвигаются только чабаны, нанимающиеся на сезон. Часто это случайные люди, утратившие многовековые традиции и опыт кочевников. Ввиду уменьшившегося числа волков крупные и злобные собаки им не нужны. Чаще всего такие сезонные рабочие берут с собой первую попавшуюся собаку, а после перегона стада бросают ее. Поэтому в угодьях и поселках появилось много бесхозных бродячих собак.

Под эгидой борьбы с бешенством часто происходит поголовное истребление всех собак, даже принадлежащих коренным жителям-чабанам, многие поколения которых разводили и совершенствовали туркменского алабая. К этому добавляется никем не контролируемый вывоз собак за пределы Туркмении и планируемая заготовка собачьих шкур.

Поэтому необходимо самым серьезным образом ставить перед руководящими органами республики вопрос о сохранении национального достояния, созданной народом уникальной породы собак.

Необходимы и меры к наемным на сезон рабочим-чабанам по усилению их ответственности за судьбы собак, используемых для работы. Нужно разделять действительно бесхозных и бездомных собак от принадлежащих конкретным местным жителям. Борьба с бешенством должна проводиться современными методами путем вакцинации животных, особенно такой ценнейшей породы, какой, является среднеазиатская овчарка — туркменский алабай.

Сохранение среднеазиатской и кавказской овчарок в регионах естественного распространения в настоящее время является наиболее актуальной задачей.

Глава 2. Экстерьер среднеазиатской и кавказской овчарок Понимание экстерьера среднеазиатской и кавказской овчарок невозможно в отрыве от специфики условий, в которых эти породы сформировались. Они воплотили в себе мудрость природы, служили определенным задачам, живя вместе с народами, имеющими свои национальные традиции. Человек создал собаку такой, какую хотел иметь рядом с собой, чтобы она делила вместе с ним трудности жизни, одновременно не мешая ему.

Регионы существования среднеазиатских и кавказских овчарок обширны, поэтому собаки одной породы, происходящие из разных мест, несколько отличаются друг от друга.

Но общее между особями, происходящими из различных районов ареала породы, преобладает, оно является основой экстерьера породы. Объясняется это сходностью условий существования и использования этих собак, близкими природными характеристиками мест их обитания, одинаковыми задачами и методами народной селекции.

Очень часто из помета оставляют всего лишь одного-двух щенков, а лучшие, выбираемые по одним и тем же, освещенным традицией требованиям, определяют общность основных характеристик экстерьера.

Например, чабаны-туркмены выбирают щенка, имеющего много «духа», то есть с таким анатомическим строением грудной клетки, которое обеспечивало бы развитую дыхательную систему. Щенок и со стороны спины и со стороны груди должен быть широким, он должен ложиться на ладонь, а не упираться в нее килем, говорят туркмены. У выбираемого щенка должна быть широкая крепкая нижняя челюсть, большое анальное отверстие. Щенок должен быть терпимым к боли.

Эти традиционные требования к щенкам определяют рост, массивность, атлетичность сложения и, в конечном счете, силу, работоспособность и бойцовские качества будущей собаки.

Суровые условия жизни сформировали внешний облик туркменского алабая, сделали его сильным и неприхотливым научили экономно расходовать силы. Поведение алабая независимое, уверенное в себе. Он обладает сильно развитым инстинктом охраны себя, своей территории, имущества владельца. Находясь на собственной территории, алабай злобен и недоверчив. Постоянные схватки с хищниками и соперниками отточили его боевое мастерство.

Итак, об экстерьере среднеазиатской овчарки — туркменского алабая.

Среднеазиатская овчарка — собака выше среднего и крупного роста, крепкого, грубого, иногда с тенденцией к рыхлости типа сложения. Излишняя сухость и легкость сложения для среднеазиатской овчарки нетипична, она свойственна борзообразным помесям. Однако с точки зрения пригодности к служебному использованию рыхлое сложение также не представляется желательным. Собаки легкого сложения, беднокостные, со слабой мускулатурой, маленького роста, безусловно, должны выбраковываться. Но нужно помнить об очень позднем формировании среднеазиатских овчарок, собаки сильно грубеют к 4— годам, а в возрасте 1,5—2 лет часто производят впечатление «легких».

По формату среднеазиатская овчарка умеренно растянута, причем кобели более приближаются к квадратному формату, нежели суки. Общая тенденция селекции — культивирование компактного типа собаки с индексом формата порядка 102—104, обтекаемых форм, такой, говорят чабаны-туркмены, сделал их ветер.

При общей пропорциональности сложения предпочтение отдается более крупным собакам с массивным костяком, желательный рост для кобелей не ниже 70 см. Суки, как правило, меньше ростом, легче, имеют более растянутый корпус и менее массивную голову.

Кобели имеют более мужественный облик.

Кожа должна быть толстой, непробиваемой, но достаточно эластичной, подвижной относительно мускулатуры, подвес на шее имеет защитные функции, предохраняет горло собаки от травм во время боев, но он не должен быть излишне выраженным.

Главным признаком принадлежности к породе является строение головы. Этот тезис подтверждается многими авторами. Однако практические работники, по роду своей деятельности тесно связанные с пастушьим животноводством, не уделяют экстерьеру собак должного внимания. Как сказал на Всесоюзном семинаре по собакам отечественных пород (июнь 1988 года) Ю.Н. Пильщиков, основываясь на материалах экспедиции по изучению собак Казахстана, основными требованиями, предъявляемыми к породе и закрепленными стандартом, должны быть хозяйственные признаки. Чабану в работе нужна собака помощник, которая охраняла бы стадо, крупная, мощная, злобная, смелая, недоверчивая к посторонним, т. е. обладающая активно-оборонительной реакцией.

Действительно, среднеазиатская овчарка, как служебная собака, должна удовлетворять всем народнохозяйственным требованиям, но в ней обязательно должны сохраняться черты, свойственные именно данной породе. И основным признаком принадлежности к данной породе, менее всего зависящим от условий среды и содержания, является голова. Именно поэтому при археологических исследованиях в первую очередь по строению черепа собаки определяют ее принадлежность к тому или иному типу. Собственно, прослеживая происхождение среднеазиатской овчарки от тибетских собак, в первую очередь находят черты, сохранившиеся у среднеазиатских овчарок, а именно: массивную, широкую в черепной части голову с развитыми скулами, плоский лоб с едва заметным переходом к широкой в межглазничной части, почти не сужающейся, несколько короче Длины лба, тупой морде. Вот основные признаки в строении головы, свойственные среднеазиатским овчаркам и указывающие на их родство со всеми догообразными собаками Тибета, их общими предками.

А.П. Мазовер (1935) по материалам экспедиции на юг Туркмении отмечает, что у собак встречается форма черепа двух типов: с резко выраженным переходом ото лба к морде и прямая, без резких переходов.

Всесоюзный победитель Алтай Голова среднеазиатской овчарки.

Узбеки также различают два типа в строении головы среднеазиатских овчарок. В народе головы собак определяют как «медвежьи» и «лошадиные». Предпочтение отдается «лошадиному» типу головы.

У среднеазиатских овчарок головы массивные, с толстыми губами, создающими определенный рисунок при осмотре спереди, сверху и в профиль. Голова имеет несколько вытянутую, обтекаемую форму, с плавным переходом ото лба к морде, но надбровные дуги при этом могут быть и приподнятые (несколько выраженные или чуть выступающие).

Голова должна быть хорошо сбалансирована, уравновешена по отношению к корпусу, не казаться легкой или маленькой. Затылочный бугор хорошо развитый.

Низкопоставленные уши (нижний край уха расположен на уровне глаз или даже ниже) треугольной формы, висячие на хряще, как правило, коротко купированные, усиливают впечатление широкой, округлой, в затылочной части головы, В районах распространения уши купируют только у кобелей, сукам эту операцию обычно не производят. Основание уха небольшое.

Морда, по длине составляющая чуть более 1/3 от общей длины головы, должна быть обязательно широкой в межглазничной части, хорошо заполненной под глазами, с сильными челюстями. Нижняя челюсть — с широкой и ровной линейкой расположения резцов.

Такое строение морды характеризует сильную мускулатуру челюстей и предопределяет успешную борьбу с хищниками.

Мочка носа у среднеазиатских овчарок достаточно крупная, нигде не выступает из общего рисунка морды. Крылья ноздрей плавно закругляются, продолжаются поверхностью верхней губы. При осмотре спереди мочка носа с передней поверхностью верхней губы образует единую линию. Верхняя губа с тупым обрезом закрывает нижнюю, но не свисает.

Как было сказано выше, морда должна быть хорошо заполненной, но при возрастном ослаблении мускулатуры головы кожа несколько обвисает, уменьшается заполненность под глазами, обнажается склера глаз, верхняя губа опускается за нижнюю челюсть. С ослаблением мускулатуры более выступающим становится затылочный бугор.

Характерны глаза среднеазиатской овчарки — небольшие, широко расставленные, относительно глубоко посаженные, с плотно прилегающими веками — глядят на окружающих настороженно и независимо, исподлобья.

Крупные, выпуклые глаза не характерны для среднеазиатских овчарок, они не для сильных ветров и песчаных бурь Туркмении.

Глаза могут иметь различные оттенки — от темно-коричневых до светло-желтых.

Предпочтительным является более темный цвет глаз. Народные методы селекции, естественно, цвету глаз не придают никакого значения, как хозяйственно бесполезному признаку.

Весьма строго современные стандарты всех служебных пород относятся к зубной системе собаки. Здесь нет никаких разночтений — прикус должен быть только ножницеобразный и все зубы в полном комплекте. Однако среди среднеазиатских овчарок часто встречается клещеобразный прикус. И вероятно, у собак старших возрастов при широкой и тупой морде, когда трилистники резцов стираются, исходный ножницеобразный прикус переходит в клещеобразный.

Голубая мечта многих собаководов — не браковать такой прикус на выставках. В работе Юдиных («Охота и охотничье хозяйство», 1977, № 10) показано, что и у волков тенденция перехода прикуса к прямому наблюдается уже с трехлетнего возраста. Авторы такое изменение прикуса считают закономерной возрастной изменчивостью и предлагают оценку состояния зубной системы собак проводить до трехлетнего возраста.

Перекус же является уродливой формой смыкания зубов, и собаки с таким прикусом должны исключаться из племенного разведения независимо от прочих достоинств.

Солидарны с Юдиными и А.Т. и С.Д. Войлочниковы (см.: Охотничьи лайки, М.: Лесная промышленность, 1982). Однако доктор биологических наук Е.К. Меркурьева, говоря о быстром распространении неправильного прикуса по породе, решительно высказывается об устранении из племенной работы не только собак с неправильным прикусом, но и тех, у кого «зубы на пределе», так как они могут давать потомство с сильно выраженным пороком прикуса.

Что касается среднеазиатской овчарки, то пока порода существует на уровне примитивной, в районах ее основного распространения на прикус никто обращать внимания не будет. В клубах служебного собаководства при завозе поголовья с мест обитания мы будем встречаться с самыми разнообразными прикусами.

В качестве иллюстрации можно привести результаты экспертизы туркменских овчарок на XI Всесоюзном смотре служебного собаководства 1935 года. Как отмечает в описании туркменских овчарок эксперт А.П. Мазовер, из 19 собак у четырех отмечен прямой прикус, у четырех недокус и у одной — смешанный. В конце 60-х — начале 70-х годов в Ленинград из разных районов Средней Азии от неродственных производителей было завезено 10 собак. У двух из них прикус был ножницеобразный, у двух к двум годам — на пределе, а у остальных — клещеобразный. Причем ножницеобразный прикус имели самые легкие, с малообъемной головой собаки.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.