авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 15 |

«В.В. ЛАЗАРЕВ, С.В. ЛИПЕНЬ ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА УЧЕБНИК Издательство «Спарк» Москва 1998 ББК 67.0 Л ...»

-- [ Страница 4 ] --

его избирает парламент. Правительство формируется лидером победившей на выборах партии и находится у власти до тех пор, по­ ка пользуется поддержкой большинства парламентариев. Члены правитель­ ства ответственны перед парламентом за свою деятельность. Парламент мо­ жет вынести вотум недоверия правительству или отдельным его членам, и тогда они уходят в отставку. В зависимости от того, удается ли сформировать партийное большинство в парламенте, так же, как и в случае с парламентар­ ными монархиями, возможно говорить о парламентаризме и министериализме.

Парламентских республик в мире не очень много: ФРГ, Финляндия, Ин­ дия, Турция, Венгрия, Чехия, Словакия, Эстония, Италия и некоторые другие государства.

Президентская республика. Эта форма правления характеризуется тем, что президент занимает в государственном аппарате очень значительное ме­ сто. Поэтому иногда она по аналогии с монархиями называется дуалистиче­ ской республикой, так как в ней существуют два основных центра власти парламент и президент.

В президентской республике законодательная власть принадлежит выс­ шему представительному органу - парламенту, который издает законы, а ис­ полнительная - правительству. Однако парламент не формирует исполни­ тельную власть, последняя не несет перед ним ответственности. Парламент не может отправить в отставку должностных лиц исполнительной власти (только лишь в случае совершения преступления, грубого нарушения консти­ туции), если депутаты не согласны, например, с проводимой правительством политикой.

Президент является главой государства и главой исполнительной вла­ сти. Обычно он самостоятельно назначает министров и формирует прави­ тельство. Правительство (министры) ответственно перед президентом и не ответственно перед парламентом за свою деятельность, президент может са­ мостоятельно смещать членов правительства. Как правило, президент изби­ рается всенародным голосованием. Президент имеет право отлагательного вето на законы, принятые парламентом. Вето может быть преодолено по­ вторным рассмотрением законов в парламенте.

В президентской республике у президента находятся широкие полномо­ чия в самых разных сферах деятельности. Обычно президент имеет право за­ конодательной инициативы, назначения референдума, право введения чрез­ вычайного положения, самостоятельно решает отдельные наиболее важные персональные дела (помилование, награждение, предоставление гражданства и др.), по должности является главнокомандующим вооруженными силами, имеет право заключать мир, объявлять войну и т. д. Президент в пределах своей компетенции (достаточно широкой) самостоятельно издает норматив­ ные акты (указы, декреты и т. п.), которые занимают важное место в системе законодательства той или иной страны.

Президентская республика - достаточно распространенная форма прав­ ления. Президентскими республиками являются США, многие государства Латинской Америки (Бразилия, Аргентина, Мексика и др.), Африки (Зимбаб­ ве, Нигерия и др.), Азии (Филиппины и др.).

Парламентская и президентская республики - две основных разновид­ ности данной формы правления. Каждая имеет и свои достоинства, и свои недостатки.

К числу достоинств президентской республики следует отнести доста­ точно высокую степень эффективности государственного руководства обще­ ством: ведь президент, обладая широкими полномочиями, во многом опреде­ ляет политику государства. Управленческое воздействие более целенаправ­ ленно, если оно исходит из одного центра. Особенно важно эффективное управление в периоды реформ, крупных общественных преобразований, вы­ вода страны из кризиса. Основной недостаток президентской республики яв­ ляется, как это часто бывает, продолжением ее достоинств. А именно: об­ ширные полномочия президента могут привести к чрезмерной централизации власти, к узурпации власти и злоупотреблению ею (см. ниже - «монократи ческие», «суперпрезидентские» республики).

Преимущества парламентарной республики можно усмотреть в ббльших гарантиях реального воплощения в государственное управление обществом начал демократии, поскольку среди органов государства отсутствует едино­ начальный орган, наделенный широкой компетенцией. Следовательно, отсут­ ствуют и «объективные» предпосылки установления чьей-либо диктатуры.

Основной недостаток парламентарных республик заключается в том, что при многопартийной системе, когда не удается сформировать парламентское большинство, практически невозможно проводить продуманную, целена­ правленную политику, часты правительственные кризисы. Стало уже класси­ ческим упоминание в этой связи послевоенной Италии, где вплоть до 90-х годов чуть ли не ежегодно правительство отправлялось в отставку.

Во многих государствах были предприняты попытки сочетания черт парламентской и президентской республик с тем, чтобы преодолеть недос­ татки и сохранить достоинства, присущие этим формам правления. Пред­ ставляется возможным даже говорить о «промежуточной» форме правления полупрезидентской (или смешанной) республике, в которой в различных со­ четаниях используются элементы, характерные для классических форм прав­ ления. Вариаций полупрезидентских республик, различающихся между собой значительно или лишь в деталях, достаточно много.

Вот одна из основных.

Существует сильный президент, избираемый народом. Он, как правило, является главой исполнительной власти и руководит правительством. Но в формировании последнего в обязательном порядке принимает участие пар­ ламент (например, утверждает кандидатуры министров, представленные пре­ зидентом). Правительство должно пользоваться доверием большинства в парламенте, должно быть ответственно и перед парламентом. Таким образом, 4 Зак. именно формирование, а в еще большей степени - ответственность прави­ тельства- фактор, который юридической наукой считается ключевым в разграничении разновидностей республиканского правления.

У президента по конституции могут быть широкие полномочия, но на практике он может некоторыми не пользоваться (такие полномочия консти­ туционалисты называют «спящими»). В полупрезидентской республике по­ вышается самостоятельность правительства, увеличивается важность поста главы правительства по сравнению с президентской республикой, где такой должности может и не быть, или же существует так называемый администра­ тивный премьер, который лишь координирует деятельность отраслевых ор­ ганов управления.

Примечательно, что в большинстве стран, свергших в недавнем прошлом тоталитарные режимы (Португалия, Польша, Болгария и др.), установилась именно смешанная республиканская форма правления, при которой правитель­ ство опирается на парламентское большинство, а всенародно избранный прези­ дент, будучи нередко харизматическим лидером нации, (т. е. обладая общепри­ знанной популярностью и народным доверием) не вмешиваясь в текущее управ­ ление, направляет политический курс. Глава правительства подчас выступает «мальчиком для битья»: если что-то не получается, то причина не в политиче­ ском курсе президента, а в плохом проведении этого курса правительством. В этом, пожалуй, сказываются черты определенной национальной психологии, сложившейся за многие десятилетия, а порой даже века единоличной власти.

Подобная система традиционно существует и в Финляндии.

Своеобразна форма правления в Швейцарии. Правительство (Федеральный совет) назначается парламентом (Федеральным собранием) и подотчетно ему, однако политическая ответственность правительства перед парламентом не пре­ дусмотрена. (см.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран.

Т. 2. С. 12).

В литературе говорится о том, что иногда вообще трудно провести грань между парламентской и президентской республикой (Турция, Шри-Ланка, Перу, Россия, Украина и др.). В определенных случаях возникает по сущест­ ву новая форма республики: полупрезидентская, полупарламентская, с пре­ обладанием черт той или другой республики, а иногда и с такими чертами, которые не были присущи ни президентской, ни парламентской республике (см.: Сравнительное конституционное право. С. 465).

Республиканская форма правления характерна для современных консти­ туционных государств с демократическим политическим режимом, однако необходимо иметь в виду два момента.

Во-первых, республики существовали и в рабовладельческом обществе, и при феодализме, правда, на ограниченной территории: как правило, это бы­ ли города-республики.

Во-вторых, за внешне демократической республиканской формой прав­ ления вполне может стоять авторитарный политический режим. Сама идея демократии и республики как наиболее демократической формы правления приобрела большую популярность в XX веке. И распад колониальной систе­ мы, за незначительными исключениями, повлек за собой образование именно республик в Азии, Африке, Латинской Америке. Многие страны, однако, ни по уровню экономического развития, ни по уровню культурного развития оказались не готовы к восприятию демократических идей и возвратились к авторитаризму.

Например, в ряде стран Тропической Африки, там, где оказались осо­ бенно сильны монархические традиции, известно такое явление, как «моно кратические республики». Формально там провозглашено разделение вла­ стей, но власть президента практически не ограничена, и реально совсем не­ многим отличается от абсолютной монархии. Власть приобретается, как пра­ вило, нелегитимным способом (узурпируется): путем отказа оставить свою выборную должность по истечении срока, захвата не принадлежащих по кон­ ституции полномочий, наконец, путем военного переворота. Очередные вы­ боры президента, если таковые проводятся (к примеру, в соответствии с Кон­ ституцией Малави президент находится в своей должности пожизненно), но­ сят декоративный характер. Президент может являться руководителем един­ ственной политической партии, а то и создателем официальной и единствен­ но допускаемой государственной идеологии (например, Гана при президенте Кваме Нкруме, Гвинея при президенте Секу Туре, Заир при президенте Мо буту и др.). Смена президента происходит в результате военного переворота или естественной его смерти.

По этой же причине - огромной и фактически неограниченной власти президента- многие государства Латинской Америки получили названия «суперпрезидентских» республик.

Возникшие после второй мировой войны так называемые «социалисти­ ческие» или «народно-демократические» республики фактически являлись формой диктатуры генерального секретаря и центрального комитета соответ­ ствующей коммунистической партии.

В условиях военных режимов создается президентско-милитарная рес­ публика. Это хотя и временная, но не такая уж редкая форма: со времени воз­ никновения независимых государств в Латинской Америке, Азии, Африке, Океании, а также, хотя и в меньшей степени, в Европе произошло около удавшихся военных переворотов. В отдельных странах такая форма правле­ ния существовала на протяжении более 10 лет (Алжир, Нигерия и др.), а в не­ которых из них военное правление, перемежаясь с гражданскими режимами, охватывалось значительным периодом существования независимого государ­ ства (Нигерия, Пакистан и др.). Президентско-милитарная республика опира­ ется на армию, образующую единую систему органов управления сверху дот низу (см.: Сравнительное конституционное право. Указ. соч. С. 465).

В этих государствах признаки республиканской формы правления носят формальный характер. Ранее, рассматривая классификации республик, мы имели в виду «нормальные», «правильные» республики с демократическим политическим режимом. Впрочем, в связи со все более явственно проявляю­ щимся процессом всеобщей демократизации в последнее десятилетие прак­ тически исчезли монократические (президентско-монистические), социали­ стические и народно-демократические республики, значительные изменения в сторону демократизации формы правления происходят и в странах Латин­ ской Америки.

Таким образом, после рассмотрения различных форм правления воз­ можно уточнить понимание принципиальных вопросов организации и дея­ тельности государственного аппарата. Проблема формы правления- это прежде всего проблема признания или непризнания разделения властей, спо­ собов формирования и соотношения органов законодательной и исполни­ тельной власти, проблема их ответственности перед народом.

Многие мыслители со времен Платона и Аристотеля занимались поиском наилучшей, совершенной формы правления. Существует ли она? В настоящее время представляется возможным оставить этот вопрос открытым. Нет идеаль­ ной, пригодной абсолютно для всех государств модели организации высших ор­ ганов государственной власти. Обычно та или иная форма правления складыва­ ется исторически в процессе борьбы различных политических сил данного об­ щества. Такой вывод, однако, не устраняет возможность поиска наиболее адек­ ватной формы правления для каждого конкретного государства.

В этом плане интересны рассуждения известного русского философа и юри­ ста первой половины XX века И.А. Ильина относительно самой подходящей формы правления для России. «Каждый народ и каждая страна есть живая ин­ дивидуальность со своими особыми данными, со своей неповторимой историей, душой и природой. Каждому народу причитается поэтому своя, особая, индиви­ дуальная государственная форма и конституция, соответствующая ему, и только ему. Нет одинаковых народов и не должно быть одинаковых форм и конститу­ ций. Слепое заимствование и подражание нелепо, опасно и может стать гибель­ ным. Какое же политическое верхоглядство нужно для того, чтобы навязывать всем народам государственную форму монархии, даже и тем, у которых нет и тени монархического правосознания (напр., Соединенным Штатам, Швейцарии или бунтовщической Мексике, где император Максимилиан был убит восстав­ шими республиканцами через три года по воцарении в 1867 г.)?! Однако не столь же безответственно - загонять в республиканскую форму жизнь народа, выносившего в долгие века монархическое правосознание (напр., Англию, Гер­ манию, Испанию, Сербию и Россию)?!... Какое политическое доктринерство нужно было для того, чтобы в 1917 году сочинять в России некую сверхдемо кратическую, сверхреспубликанскую, сверхфедеративную конституцию и по­ вергать с ее наиндивидуальнейшей историей, душой и природой в хаос бес­ смысленного и бестолкового распада, который только и мог закончиться тира­ нией бессовестных интернационалистов! Сколь прав был один из составителей избирательного закона в Учредительное собрание, говоривший через три года (1920) с горем и ужасом: «О чем мы тогда думали? Что мы делали? Ведь это был просто психоз! Мы стремились превзойти в демократичности все известные конституции - и погубили все!» (Ильин И.А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 годов. В 2 т. Т. 1. М., 1992. С. 47^48).

Как считают авторы написанной в 1994 году, в преддверии принятия Кон­ ституции РБ, статьи «Нужна ли Беларуси президентская форма правления?», «...для Республики Беларусь наиболее приемлемым и естественным путем фор­ мирования новой государственности является путь установления парламентской республики. Она в большей степени отвечает народному духу, представлениям нашего народа о демократии.» (Вишневский А.Ф., Горбаток Н.А. Нужна ли Бе­ ларуси президентская форма правления? // Народная газета. 1994. 16 февр.). Ес­ ли Россия на протяжении своего исторического развития почти всегда являлась абсолютной монархией и имела сильную центральную власть, то сейчас ей вполне соответствует президентская республика. В Беларуси практически не было чувства сильной центральной власти, ведь Беларусь, почти не имея исто­ рии собственной самостоятельной государственности (поскольку входила в со­ став других государств), тем не менее всегда пользовалась значительной авто­ номией. И наиболее адекватная форма правления для Республики Беларусь - не президентская, а именно парламентская республика.

В последние годы происходят изменения в теоретическом понимании формы правления, поскольку появляются такие модели организации высших органов государственной власти, которые не представляется возможным с полной уверенностью отнести к той или иной группе в соответствии с тради­ ционными классификациями. Выше уже говорилось о трудностях, возни­ кающих при проведении четких границ между абсолютной и дуалистической, между дуалистической и парламентарной монархиями, между парламентски­ ми, полупрезидентскими и президентскими республиками. Кроме того, в форме правления конкретных государств иногда сочетаются монархические и республиканские принципы.

Ранее речь шла о выборах монархов в Объединенных Арабских Эмира­ тах и Малайзии, а ведь выборность (в противоположность наследованию) главы государства- важнейший признак именно республиканской формы правления. Известны также республики с пожизненными президентами. В свое время такая ситуация, характерная для монархий, имела место, к приме­ ру, в Центрально-Африканской Республике, в Тунисе. Функционирование высших органов власти в современных западных конституционных монархи­ ях и в парламентских республиках принципиально не различается.

В развитых странах различия между монархией и республикой практически не имеют значения;

по степени демократичности порядка управления та же мо­ нархия Великобритания мало чем отличается от республики Франции. Однако в развивающихся государствах эти различия могут быть принципиальными (см.:

Чиркин В.Е. Элементы сравнительного государствоведения. М., 1994. С. 30).

В связи с этим конституционалисты пытаются уточнить понятие формы правления, найти новые подходы классификации государств по этому при­ знаку.

При аграрном строе значение формы правления сводилось лишь к определе­ нию того, каким образом замещается должность главы государства: в порядке наследования или путем выборов. По мере разложения феодализма и перехода к индустриальному строю, сопровождавшемуся ослаблением власти монархов, появлением и укреплением народного (национального) представительства, фор­ мы правления стали обогащаться: наибольшую значимость приобрел не тот факт, наследственный или выборный глава государства в стране, а то, как орга­ низуются отношения между главой государства, парламентом, правительством, как взаимно уравновешиваются их полномочия, - словом, как устроено разделе­ ние властей. И сегодня при анализе формы правления конкретного государства нас прежде всего интересует не провозглашение республики или монархии, а то, какая разновидность республики или монархии установлена (см.: Конституци­ онное (государственное) право зарубежных стран. Т. 2. С. 1).

По мнению В.Е. Чиркина конституционно-правовой институт формы прав­ ления состоит из следующих слагаемых: 1) нормы и практика, относящиеся к разновидностям, структуре, правовому положению органов законодательной, исполнительной, судебной и контрольной власти;

2) нормы и практика, характе­ ризующие отношения между названными выше органами государства;

3) нормы и практика прямой и обратной связи управляемых с основными органами управления (см.: Сравнительное конституционное право. С. 457-459).

§ 3. Форма государственного устройства Форма государственного устройства - это политико-территориаль ное устройство государства, характер взаимоотношений между цен­ тральными и местными властями.

Решать абсолютно все задачи, стоящие перед государством, из центра нецелесообразно, а во многих случаях и невозможно. Поэтому территория государства после определенного порога численности населения и размеров территории делится на части, каждая из которых имеет свои органы власти и управления. Характер взаимоотношений между центральными и местными органами и составляет проблему государственного устройства.

Она возникла после того, как увеличившиеся размеры территории госу­ дарства, далеко вышедшей за рамки города с окрестностями, потребовали создания специальных органов и учреждений для управления периферией.

В период абсолютизма центральная власть в лице монарха определяла административно-территориальное деление страны - систему единиц, на ко­ торые делилась ее территория и в которых действовали назначенные из цен­ тра должностные лица или органы власти. Деление в большинстве случаев не было чисто искусственным, не определялось произвольно проведенными на карте линиями. Обычно оно строилось с учетом фактического расселения людей, реальных связей между поселениями. Учитывались при этом и адми­ нистративные задачи - интересы обороны, полицейского контроля, удобство сбора налогов и т. д. В более крупных государствах административно территориальное деление становилось ступенчатым: мелкие единицы, сохра­ няя свою обособленность, включались в крупные. Объединение мелких фео­ дальных государств приводило к тому, что прежние государства превраща­ лись в территориальные единицы нового крупного государства, носящие ис­ торический характер. В дальнейшем многие из них перестали быть государ­ ственными единицами, как, скажем, Пьемонт в Италии, Валахия в Румынии, Уэльс в Великобритании, тогда как другие сохранили определенные государ­ ственные признаки (например, Бавария в Германии, Сицилия в Италии) (см.:

Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т. 2. С. 353— 354).

Возможны различные варианты взаимоотношений между центральными и местными властями. По форме государственного устройства различают унитарные и федеративные государства. Кроме того, в теории государства и права традиционно определенное внимание уделяется различным видам объ­ единений государств: конфедерациям, содружествам, сообществам и т. п.

Унитарным (unus (лат.) - один) является единое государство, части которого не обладают признаками государственности. К унитарным го­ сударствам относится, например, Республика Беларусь, что закреплено в час­ ти I статьи 1 Конституции РБ: «Республика Беларусь - унитарное демократи­ ческое социальное правовое государство».

Унитарное государство делится на административно-территориальные единицы. Они не обладают политической самостоятельностью, хотя в эконо­ мической, социальной, культурной сферах могут наделяться значительной компетенцией для управления соответствующей территорией с учетом ее осо­ бенностей. Как правило, административно-территориальные единицы имеют одинаковый юридический статус, равное положение по отношению к госу­ дарству в целом (это симметричные унитарные государства). Если же на той или иной территории существуют достаточно яркие национальные, истори­ ческие, культурные или иные особенности, которые обуславливают специфи­ ческие подходы к управлению данной территорией, может иметь место поли­ тическая или административная автономия (это асимметричные унитарные государства). Права у органов административной автономии несколько шире, чем у органов обычных административно-территориальных единиц, но гра­ ницы самостоятельности автономий устанавливают высшие органы государ­ ства. Административно-территориальное деление может быть двух-, трех или четырехзвенным. Его не имеют вообще только некоторые крайне малые государства.

Унитарное государство характеризуется единой структурой государст­ венного аппарата на всей территории страны. Компетенция высших органов ни юридически, ни фактически не ограничена компетенцией местных орга­ нов. В зависимости от административно-территориального деления государ­ ства действует один уровень высших органов государства и один или не­ сколько уровней местных органов.

В унитарном государстве существует единое гражданство, администра­ тивно-территориальные единицы собственного гражданства не имеют. Есть одна конституция, единое законодательство;

нормотворческая деятельность местных органов носит подчиненный, подзаконный характер.

Унитарные государства можно разделить на децентрализованные, отно­ сительно децентрализованные и централизованные с точки зрения соотноше­ ния компетенции высших и местных органов, участия первых в формирова­ нии вторых. Здесь прослеживается связь с различными моделями организа­ ции местного самоуправления.

Федерация (foedus (лат.) - союз) - сложное союзное государство, час­ ти которого обладают признаками государственности.

Федерации могут быть образованы или в результате договора (иногда он заключается в письменной форме) между ранее независимыми государства­ ми, или путем присоединения к государству территорий с сохранением их определенной государственной самостоятельности, или вследствие развития стремлений к обретению государственности в административно-территори­ альных или автономных единицах унитарных государств.

В мире сейчас насчитывается около двадцати федераций. Это в боль­ шинстве своем достаточно крупные государства, расположенные на всех ма­ териках - Австрия, ФРГ, Россия, Индия, Малайзия, Нигерия, Танзания, США, Канада, Мексика, Аргентина, Бразилия, Австралия и т. д. После второй ми­ ровой войны число федераций значительно возросло. В последние десятиле­ тия наблюдаются процессы как ликвидации (стали унитарными государства­ ми Индонезия, Ливия, Уганда;

распались СССР, ЧССР), так и возникновения (Бельгия - 1993 г., Эфиопия - 1994 г.) федеративных государств.

Субъекты, т. е. составные части федерации, в большей или меньшей степени обладают признаками самостоятельных государств, одновременно и федерация - единое суверенное государство. В связи с этим при конструиро­ вании и теоретическом осмыслении различных моделей федеративных госу­ дарств возникает немало практических и теоретических проблем.

В некоторых федеративных государствах составляющие их государст­ венные образования имеют свои конституции (США, Мексика, ФРГ, СССР) и свое гражданство (США, СССР, т. е. здесь двойное гражданство). В отдель­ ных федерациях эти признаки самостоятельной государственности у субъек­ тов федераций отсутствуют (Индия, Нигерия, Пакистан). Существуют также проблемы соотношения федерального законодательства и законодательства субъектов федераций.

Основная отличительная особенность построения государственного ап­ парата в федеративных государствах - наличие двух уровней высших госу­ дарственных органов - федерации в целом и субъектов федерации. Союзный парламент, как правило, двухпалатный, обычно здесь принята следующая модель: верхняя палата отражает интересы субъектов федерации, от каждого субъекта федерации в нее входит равное количество депутатов вне зависимо­ сти от численности населения;

нижняя палата избирается всем населением федерации.

Охраной внешних границ федерации занимаются федеральные погран­ войска, обороной федеративного государства- федеральные вооруженные силы.

В случае отсутствия согласия по каким-либо вопросам между централь­ ной властью и органами политико-территориальных единиц чрезвычайно остро встает проблема суверенности федеративных государств и субъектов федераций. Суверенность власти, по определению, означает ее верховенство и независимость на какой-либо территории, а в принципе - неограниченность и неделимость. Если мы называем государствами и федерацию, и субъекта федерации, получается, что на одной и той же территории будут действовать две суверенные организации власти, а это уже нонсенс. Можно ли в этом случае вообще говорить о двух суверенных государствах или только об од­ ном суверенном государстве? Но тогда что первично: суверенитет субъекта федерации или суверенитет федерации в целом? Если признать, что первичен суверенитет федерации и что окончательное разрешение любого вопроса за­ висит от федеральных органов, то в этом случае не имеют большого смысла все претензии субъектов федерации на самостоятельную государственность.

Если же отдать первенство суверенитету субъектов федераций, то это в ко­ нечном счете подорвет целостность федерации как единого государства. Из­ вестно высказывание французского государствоведа начала XX века А. Эсме на относительно того, что федеративное государство разбивает суверенитет.

Интерес к этой непростой проблеме обострился в конце 80-х - начале 90-х годов, когда начались процессы, которые привели к распаду СССР и об­ разованию СНГ. Отечественные ученые пытались разрешить эту проблему самыми разнообразными способами. Утверждалось, что полным суверените­ том наделена только федерация. Суверенитет субъектов федерации ограни­ чен (прежде всего суверенитетом федерации), и поэтому субъекты федерации не являются государствами в собственном смысле слова. Теоретически до­ пускали суверенитет субъекта федерации, но только если за ним признается право на одностороннее решение о выходе из федерации. Кстати говоря, большинство зарубежных конституций не называют субъекты федераций су­ веренными.

Известна и противоположная точка зрения, которая состоит в абсолюти­ зации суверенитета субъектов федераций.

Одной из теоретических проблем явилась необходимость различать по­ нятия «суверенитет» и «компетенция». Суверенитет - это качество, свойство государства, он не может быть ограниченным. Ограниченной может быть только компетенция (количественный показатель), но это не исключает суве­ ренности государства. С другой стороны, суверенитет предполагает прежде всего неподчиненность власти. Поэтому получили распространение идеи так называемого кооперативного федерализма, согласно которым являются го­ сударствами и суверенны и федерация в целом, и субъект федерации, по­ скольку отношения между ними строятся на принципах кооперации, сотруд­ ничества, согласования интересов, они не основаны на подчинении одного государства другому.

Заслуживает внимания концепция ограниченного, «разделенного» суве­ ренитета. Суверенитет федерации в целом и субъекта федерации взаимно ог­ раничивают друг друга, отношения между ними строятся на основе принципа «трех сфер полномочий». В соответствии с этим принципом существуют ис­ ключительные полномочия федерации, совместные полномочия федерации и субъектов федерации и полномочия субъектов федерации. В рамках своих полномочий федерация и субъекты федерации являются суверенными. Рас­ смотрим принцип «трех сфер полномочий», обратясь к Конституции Россий­ ской Федерации 1993 года (подробнее об этом см., например: Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1994. С. 224-237).

Исключительные полномочия федерации составляет круг вопросов, ко­ торым занимаются только федеральные органы. Как правило, к таким вопро­ сам относится лишь то, что необходимо и достаточно для установления и за­ щиты суверенной государственной власти федерации, для защиты прав и свобод каждого человека, в какой бы части страны он ни проживал.

В соответствии со статьей 71 Конституции РФ 1993 года в ведении Россий­ ской Федерации находятся: регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина;

установление основ федеральной политики и федеральные про­ граммы в области государственного, экономического, экологического, социаль­ ного, культурного и национального развития Российской Федерации;

установ­ ление правовых основ единого рынка;

финансовое, валютное, кредитное, тамо­ женное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики;

феде­ ральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющиеся мате­ риалы;

федеральные транспорт, пути сообщения, информация и связь;

деятель­ ность в космосе;

внешняя политика и международные отношения Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации;

вопросы войны и мира;

оборона и безопасность;

оборонное производство;

определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и другого военного имущества;

производство ядовитых веществ, наркотических средств и порядок их использования;

определение статуса и защита государственной границы;

су­ доустройство;

прокуратура;

уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-ис полнительное законодательство;

амнистия и помилование;

гражданское, граж­ данско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство;

право­ вое регулирование интеллектуальной собственности;

метеорологическая служ­ ба, стандарты, эталоны, метрическая система и исчисление времени;

геодезия и картография;

наименования географических объектов;

официальный статисти­ ческий и бухгалтерский учет и некоторые другие вопросы (подробнее см. текст соответствующей статьи).

Совместные полномочия федерации и субъектов федерации. Здесь од­ ними и теми же проблемами занимаются и федеральные органы, и органы субъектов федерации. Это, как правило, те проблемы, которые в полной мере не могут быть разрешены отдельно ни федерацией, ни ее субъектами. Здесь выработаны соответствующие юридические процедуры сотрудничества, при­ нятия совместных решений.

В соответствии с частью 1 статьи 72 Конституции РФ в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (республики, края, области, города феде­ рального значения, автономная область, автономные округа) находятся: обеспе­ чение законности, правопорядка, общественной безопасности;

режим погранич­ ных зон;

вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, вод­ ными и другими природными ресурсами;

природопользование;

охрана окру­ жающей среды и обеспечение экологической безопасности;

особо охраняемые природные территории;

охрана памятников истории и культуры;

общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта;

ко­ ординация вопросов здравоохранения;

защита семьи, материнства, отцовства и детства;

социальная защита, включая социальное обеспечение;

осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвида­ ция их последствий;

установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации;

административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, за­ конодательство о недрах, об охране окружающей среды;

установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления и некоторые другие вопросы (подробнее см. текст соответст­ вующей статьи).

Полномочия субъектов федерации. Это полномочия, необходимые для решения разнообразных проблем местного значения.

В соответствии со статьей 73 Конституции РФ 1993 года вне пределов веде­ ния Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федера­ ции субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти.

Отдельный вопрос - обладают ли субъекты федерации правом сецессищ т. е. правом свободного выхода из федерации? Современные зарубежные конституции не предусматривают такого права. Более того, в федеративных государствах оно рассматривается даже в негативном плане - как подрыв це­ лостности суверенного государства. В конституционном законодательстве многих федеративных государств установлены гарантии их целостности, а попытки выхода из состава федерации подавлялись преимущественно воо­ руженным путем (в США в 1861-1865 гг., в Мексике в 30-х гг. XX в., в Ниге­ рии в 70-х гг.). Известны и успешные (хотя и незаконные) попытки сецес с и и - в 1965 году отделился Сингапур от Малайзии, в 1971 году на террито­ риях, принадлежавших Пакистану, образовалось государство Бангладеш. В Конституциях СССР 1924, 1936 и 1977 годов было закреплено право выхода союзных республик из состава СССР, что было связано с содержащимся в работах В.И. Ленина обоснованием права наций на самоопределение вплоть до отделения. До начала 90-х годов оно не использовалось, однако во време­ на «перестройки» выступало в качестве формально-юридического основания сепаратистских претензий: в 1991 году Латвия, Литва и Эстония вышли из состава СССР.

Федеративная форма государственного устройства крайне разнообразна.

По-разному могут называться и федерации: Соединенные Штаты Америки, Федеративная Республика Германия, Российская Федерация, Швейцарская Конфедерация, Союз Советских Социалистических Республик, Объединенная Республика Танзания, Королевство Бельгия и т. д.;

и субъекты федераций штаты, кантоны, провинции, земли, республики и т. д. Различно и количество субъектов федераций: 50 в США, 25 в Индии, 16 в ФРГ, 10 в Канаде, 3 в Бельгии.

В зависимости от принципа образования существуют национально государственные федерации (которые строятся с учетом национальных осо­ бенностей населения, но их относительно немного, это Эфиопия, Бельгия, СССР) и административно-территориальные федерации (это США, Брази­ лия, Мексика, Австралия, Германия, Австрия). Ни первый, ни второй прин­ ципы образования федераций нельзя абсолютизировать, каждый из них имеет свои плюсы и минусы, каждый может быть применен с учетом конкретной ситуации (подробнее см.: Сравнительное конституционное право. С. 481-483).

Федерации, состоящие из обладающих одинаковыми полномочиями субъектов, называют симметричными (СССР). В случае различия правового статуса составных частей это асимметричная федерация (Россия). Абсолют­ но симметричных федераций, даже при одинаковом названии их субъектов, в настоящее время не существует, поскольку и в этом случае имеются особен­ ности в правовом положении составных частей сложного государства. Мож­ но говорить лишь о наличии относительно симметричных федераций.

Возможны различные варианты взаимоотношения между центральной федеральной властью и органами субъектов федерации. По этому критерию различают относительно централизованные федеративные государства со значительными полномочиями федеральных органов, они приближаются к унитарным государствам (СССР);

и относительно децентрализованные феде­ ративные государства - со значительными полномочиями субъектов федера­ ции.

Какая форма государственного устройства самая лучшая? Как правило, так вопрос вообще не ставился. На решение проблемы унитарного или феде­ ративного устройства государства очень часто влияние оказывала не столько целесообразность, сколько нерациональные факторы - сложившиеся истори­ ческие условия, политическое заимствование, подражание, колониальное воздействие и т. п.

Существует ряд теоретических обоснований федерализма как предпочти­ тельной системы организации управления. Так, концепция дуалистического фе­ дерализма, развившаяся на раннем его этапе и нашедшая известное отражение в Конституции США 1787 года, заключалась в идее равновесия между федераци­ ей и ее субъектами, которые имеют каждый свою компетенцию и не вмешива­ ются в дела друг друга. Это, разумеется, было идеалистическое представление, от которого реальная жизнь изначально отличалась довольно сильно. Позднее была разработана концепция кооперативного федерализма, которая основана на идее взаимного дополнения центра и субъектов федерации, их взаимовыгодного сотрудничества. На этой идее базируется ряд современных федеративных кон­ ституций, в частности, германский Основной закон (см.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т. 2. С. 366).

Иногда в литературе высказывается точка зрения, согласно которой на­ ряду с унитаризмом и федерацией существует и третья форма территориаль­ но-политического устройства - так называемое «регионапистское государст­ во». К нему относят гибридные формы, занимающие промежуточное поло­ жение между автономией и субъектом федерации, которые существуют, к примеру, в Италии, Испании, Шри-Ланке (см.: Сравнительно конституцион­ ное право. С. 481).

Проблемы политико-территориального устройства чрезвычайно слож­ ны, они далеко не исчерпываются материалом данного параграфа.

Заметим, что в последние годы в литературе само понятие «форма госу­ дарственного устройства» подвергается критике, и уже наметилась тенденция к исключению его из научного оборота. Термин «государственное устройст­ во» кроме употребления в узком специально-юридическом смысле (см. опре­ деление) может использоваться и более широко - как характеристика в целом государственного строя страны. Именно это обстоятельство и предопределя­ ет его не вполне удачное применение в узком смысле. Взамен предложены понятия «территориальная организация публичной власти», «территориаль но-политическая организация государства», однако отмечается, что для обо­ значения системы взаимоотношений между центральной государственной властью и действующими в территориальных составных частях органами публичной власти полностью адекватный обобщающий термин еще не най­ ден (см.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т. 2.

С. 352-353;

Сравнительно конституционное право. С. 468-469).

Теория государства и права обычно обращается к теоретическим осно­ вам не только унитаризма и федерализма, но и объединений государств.

Прежде всего рассмотрению подлежат конфедерации.

Конфедерация - (в переводе с латинского означает «сообщество») объединение государств для решения каких-либо политических, воен­ ных, экономических, социальных задач.

Классический пример конфедеративного сою за- Соединенные Штаты Америки с 1781 до 1787 года (а фактически - до 1791, когда вступили в силу первые 10 поправок к Конституции США). Конфедерацию в первой половине XIX века - с 1815 по 1848 год - образовывали швейцарские кантоны (в этой связи отметим, что официальное название этого государства - Швейцарская Конфедерация - не отражает его федеративного устройства и носит истори­ ческий характер). С 1958 по 1961 год существовала Объединенная Арабская Республика - конфедерация Египта и Сирии;

а в 80-е годы - конфедерация Гамбии и Сенегала.

Субъекты конфедерации сохраняют суверенитет практически в полном объеме. Они продолжают иметь собственные государственные органы, граж­ данство, территорию, свою конституцию и законодательство, свои источники дохода;

самостоятельно осуществляют власть на своей территории. Некото­ рое ограничение суверенитета касается только тех сторон деятельности, ко­ торые повлекли добровольное объединение данных государств.

Конфедерация создается, как правило, на договорной, добровольной ос­ нове для решения определенных задач (политических, военных, экономиче­ ских, социальных и т. д.). Юридическое оформление конфедеративного сою­ за происходит путем заключения договора: так, образование союза между 13 американскими штатами провозгласили «Статьи конфедерации» 1781 года.

Иногда конфедерации называют государственными образованиями, но это не вполне точный термин: следует четко определить, являются они госу­ дарствами или нет. Конфедерация не обладает признаками государства, это не государство, а союз государств. Для достижения поставленных целей в конфедерации создаются необходимые органы управления, которые могут издавать нормативные акты, принимать управленческие решения. Однако в предмет ведения конфедерации входит ограниченный круг вопросов. Обра­ зуются только те органы, которые необходимы для решения задач, стоящих перед конфедерацией. Органы конфедерации формируются, как правило, высшими органами государств, входящих в конфедерацию.

Есть особенности и в процедуре принятия актов конфедерации, которые выражаются прежде всего в достаточно широких полномочиях у представи­ телей субъектов конфедерации.

В конфедерациях нет единого конфедеративного гражданства. Нет и единой территории конфедерации: есть только территории субъектов конфе­ дерации, они сами ее и охраняют. Оборона конфедерации (если это еще и во­ енный союз) осуществляется союзной армией, но последняя состоит из воин­ ских формирований субъектов конфедерации.

Конфедерации не обладают суверенитетом. У органов конфедерации есть полномочия в определенных сферах, но они настолько ограничены, что ни о какой суверенности не может быть и речи.

В конфедерациях нет конституции и законодательства: есть только до­ говор о создании конфедерации, подписанный представителями всех субъек­ тов конфедерации. Органам конфедерации предоставляется право издания нормативных документов, но они носят рекомендательный характер или же для вступления в юридическую силу должны быть одобрены высшими орга­ нами субъектов конфедерации.

Конфедеративные налоги не устанавливаются, как правило, нет и общей конфедеративной собственности. Финансовые средства, необходимые для решения стоящих перед конфедерацией задач, объединяются по соглашению субъектов конфедерации. Органы конфедерации находятся на территории одного из субъектов конфедерации, который обеспечивает их работу, предос­ тавляет необходимую собственность.

Субъекты конфедерации имеют право сецессии, т. е. право свободного выхода из конфедерации. А выход из состава федеративного государства рассматривается как подрыв его целостности, что было показано выше.

Если мы обратимся к истории, то заметим, что конфедерации являются не очень устойчивыми образованиями. Как и государства, конфедерации соз­ даются для управления делами общества, однако слишком ограниченные полномочия конфедеративных органов делают это управление весьма за­ труднительным, а в некоторых случаях и невозможным. Поэтому конфедера­ ции являются временным союзом, который может эволюционировать в двух направлениях. Если возникает потребность в более эффективной организации управления, конфедерация при необходимости перерастает в федерацию (США, Швейцария). Конфедерация может прекратить свое существование, если задачи, поставленные этим союзом, оказались выполненными, или же в случае возникновения серьезных противоречий среди субъектов конфедера­ ции.

Как отмечает Ю.А. Тихомиров, во второй половине двадцатого столетия заметно разнообразнее стали формы межгосударственных объединений.

Можно указать на следующие основные виды: а) содружество наций (типа Британского содружества);

б) сообщества конфедеративного типа (двух- и четырехсторонние объединения России с другими государствами);

в) содру­ жество независимых государств (СНГ и Европейский союз с конфедератив­ ными элементами);

г) конфедерации (в прошлом - США, Швейцария, в по­ следние десятилетия- Сенегамбия);

д) универсальные объединения госу­ дарств (типа ООН);

е) институциональные межгосударственные объединения (типа Межпарламентского Союза);

ж) функционально-целевые объединения государств (типа Совета Европы, МОТ, ЮНЕСКО);

з) федерации - террито­ риальные, национально-территориальные, этнические (см.: Тихомиров Ю.А.

Государство на рубеже столетий // Государство и право. 1997. № 2. С. 24-32).

Эта классификация далеко не бесспорна, однако она наглядно демонстрирует сложность проблемы объединений государств, которая не исчерпывается изучением основных характеристик конфедераций.

Исследование участия унитарных и федеративных государств в различ­ ного рода союзах приобретает в современных условиях для России и Респуб­ лики Беларусь особую актуальность. Интересен анализ интеграционных про­ цессов, наблюдаемых как в отношениях между этими двумя государствами, так и в рамках Содружества Независимых Государств (см. обзор специальной литературы по теме, а также учредительные и иные документы СНГ, Договор об образовании Сообщества Беларуси и России от 2 апреля 1996 г., Договор о Союзе Беларуси и России от 2 апреля 1997 г., Устав Союза Беларуси и Рос­ сии).

§ 4. Политический режим Политический режим - это совокупность приемов и методов, при помощи которых осуществляется государственная власть.

В различных учебных и научных изданиях этот элемент формы государ­ ства может именоваться по-разному: и государственным, и государственно­ политическим, и политико-правовым режимом, однако все эти категории ха­ рактеризуют одно и то же явление.

В каждом конкретном государстве складывается свой политический ре­ жим, имеются свои особенности осуществления государственной власти. Все же по определенным общим признакам политические режимы можно разде­ лить на две большие группы - авторитарные и демократические режимы.

Принято считать, что в более широком смысле изучаемая категория ха­ рактеризует не столько деятельность государства, сколько атмосферу всей политической жизни, господство в ней или жестких, авторитарных, или же демократических методов властвования.

Основные характеристики авторитарного политического режима вы­ глядят следующим образом:

отсутствие, ограничение или ликвидация прав и свобод граждан;

отсутствие, ограничение деятельности или ликвидация представитель­ ных органов государства;

отсутствие контроля со стороны населения за осуществлением власти, формирование ее институтов через закрытые каналы;

сосредоточение всей полноты власти в руках одного человека (монарха, диктатора), нескольких лиц или одного органа;

жесткие командно-административные, а иногда и террористические ме­ тоды осуществления государственной власти, произвол, насилие;

отсутствие, ограничение деятельности или ликвидация прогрессивных (как правило оппозиционных) политических партий и общественных органи­ заций;

политический монизм - господство одной идеологии (религиозной или псевдонаучной), возведенной в ранг государственной;

отсутствие или ограничение сферы гражданского общества, сферы сво­ бодного выражения интересов.

В теории государства и права нередко выделяют и анализируют кон­ кретные исторические разновидности авторитарного политического режима (деспотический, тиранический, тоталитарный, фашистский и т. д.). Так, то­ талитарное государство - это всеохватывающая, всеконтролирующая, все­ проникающая власть, которая стремится к полному контролю над всеми сфе­ рами жизни общества (экономической, политической, духовной), которая по­ глощает гражданское общество. Тоталитаризм ярко проявил себя в XX веке.

Он характеризуется наличием одной официальной идеологии, одной правя­ щей партии, крайним централизмом в управлении, усилением органов испол­ нительной власти и прежде всего - карательных органов, применением неза­ конных насильственных методов по отношению к населению.

Основные характеристики демократического политического режима:

наличие гарантированных прав и свобод граждан;

нормальное функционирование представительных учреждений, народ единственный источник государственной власти;

контроль населения за принятием политических решений;


разделение властей;

всей полнотой власти в государстве не обладает ни один орган;

ограничение государственного насилия преимущественно сферой от­ клоняющегося поведения граждан, деятельность правоохранительных орга­ нов основана прежде всего на строгой законности;

свободная деятельность оппозиционных политических партий, разнооб­ разных общественных организаций;

политический плюрализм - свободное выражение интересов всех соци­ альных групп общества (а его показатели - деятельность различных полити­ ческих партий и общественных организаций);

наличие гражданского общества.

В рамках демократического политического режима выделяют либераль­ ный, или либерально-демократический, который был характерен для запад­ ных государств в XIX веке, а в настоящее время существует во многих разви­ вающихся странах. При таком режиме провозглашены права и свободы гра­ ждан, однако они практически не гарантированы вследствие недостаточного экономического развития и низкого культурного уровня большинства насе­ ления.

Многими исследователями отмечается связь политического режима с экономической сферой жизни общества. В слаборазвитых в экономическом отношении государствах невозможно достижение реальной демократии, - им почти всегда соответствует та или иная разновидность авторитарного поли­ тического режима. И наоборот: высокий уровень экономического развития является предпосылкой проведения в жизнь демократических принципов го­ сударственности.

Авторитарные политические режимы существовали в традиционных го­ сударствах. Переход к демократическим политическим режимам начался в период буржуазных революций, в эпоху становления современной государст­ венности, и продолжается до настоящего времени.

Между крайними разновидностями политических режимов - авторитар­ ным и демократическим- существует огромное количество переходных форм, тяготеющих либо к авторитаризму, либо к демократии. Они складыва­ ются в обществах, осуществляющих революционные или эволюционные пре­ образования в том или ином направлении.

Как представляется, в юридической науке, и тем более - в обществен­ ном правосознании пока не выработано адекватных подходов к оценке раз личных политических режимов. Общепризнанно, что и форма правления, и форма государственного устройства в каждом государстве складываются ис­ торически и нет заранее «хороших» и «плохих» государственных форм. Как показывает развитие государственности, в определенных условиях может быть вполне прогрессивной и, скажем, абсолютная монархия. Что же касает­ ся политического режима, то здесь более принято говорить о демократии как о благе и об авторитаризме как о худшей разновидности политического ре­ жима, которую необходимо по возможности скорейшими темпами демокра­ тизировать. Это далеко не так. Можно утверждать, что каждому обществу, каждой конкретной государственности присущи своя разновидность и свои особенности политического режима. Следует и в научном плане более адек­ ватно подойти к характеристике и демократии, и авторитаризма, исследовать и их достоинства, и их недостатки. Общеизвестны положительные стороны демократии и отрицательные стороны авторитарного политического режима.

Остановимся на их противоположных характеристиках.

Многие философы и юристы с древнейших времен и до наших дней ука­ зывали на существенные недостатки демократии. Платон считал демократи­ ческое государство далеко не самым лучшим, и более того, - недолговечным и со временем вырождающимся в тиранию.

В демократическом государстве только и слышишь, как свобода прекрасна и что лишь в таком государстве стоит жить тому, кто свободен по своей природе.

Так вот, такое ненасытное стремление к одному и пренебрежение к остальному искажает этот строй и подготовляет нужду в тирании. Когда во главе государст­ ва, где демократический строй и жажда свободы, доведется встать дурным ви­ ночерпиям, государство это сверх должного опьяняется свободой в неразбав­ ленном виде. Разве в таком государстве свобода не распространится неизбежно на все? Отец привыкает уподобляться ребенку и страшиться своих сыновей, а сын - вести себя наподобие отца;

там не станут почитать и бояться родителей (все под предлогом свободы!). При таком порядке вещей учитель боится школь­ ников и заискивает перед ними, а школьники ни во что не ставят своих учителей и наставников. Вообще молодые начинают подражать взрослым и состязаться с ними в рассуждениях и в делах, а старшие, приспособляясь к молодым и подра­ жая им, то и дело острят и балагурят, чтобы не казаться неприятными и власт­ ными.

Если собрать все это вместе, самым главным будет то, что душа граждан де­ лается крайне чувствительной, даже по мелочам: все принудительное вызывает у них возмущение как нечто недопустимое. А кончат они тем, что перестанут считаться даже с законами - писаными или неписаными, - чтобы уже вообще ни у кого и ни в чем не было над ними власти. Именно из этого правления, такого прекрасного и по-юношески дерзкого, и вырастает тирания. (Платон. Государ­ ство // Собр. соч. в 4 т. Т. 3. М., 1994. С. 350-352).

Не единожды обращалось внимание на то, что при демократическом режиме не обеспечивается выдвижение лучших на государственные должно­ сти, демократические процедуры принятия решений громоздки, дорогостоя­ щи и в конечном счете неэффективны, - и в итоге отсутствует компетентное и качественное руководство обществом со стороны государства (см., напри­ мер: Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М., 1866. 533 с.).

В XX веке больше говорят о неучастии избирателей в выборах (абсенте­ изме), о недоверии к политикам, о том, что реально власть все равно нахо­ дится у правящей элиты, которая приспособилась к демократическим требо­ ваниям (считая их своего рода «правилами игры», которые необходимо со­ блюдать) и имеет, например, возможность оказывать решающее влияние на исход выборов, референдумов, манипулируя общественным мнением при помощи средств массовой информации (см., например: Шумпетер Й. Капи­ тализм, социализм и демократия. М., 1995;

Тихомиров Ю.А. Государство на рубеже столетий //Государство и право. 1997. № 2. С. 29).

Апология авторитаризма в условиях современной политической ситуа­ ции в Российской Федерации и в Республике Беларусь чревата обвинениями в определенных политических пристрастиях, однако научная объективность требует здесь хотя бы кратких пояснений. Дело в том, что в странах со слабо развитой экономикой, в условиях нестабильной политической ситуации так называемые «мягкие» авторитарные режимы (когда граждане ограничивают­ ся в политических правах, как правило, не допускается деятельность полити­ ческой оппозиции, однако государство воздерживается от применения край­ него насилия, террористических методов по отношению к населению) пока­ зали свою ценность и жизнеспособность. В условиях определенного ограни­ чения демократических свобод эффективнее осуществляется государственное управление, быстрее развивается экономическая и социальная сфера общест­ ва. Подобная ситуация наблюдалась на протяжении десятилетий второй по­ ловины XX века во многих государствах Латинской Америки.

Впрочем, в 90-е годы заметна тенденция к демократизации существую­ щих там политических режимов. Для более подробного знакомства с полити­ ческой обстановкой в латиноамериканских странах можно обратиться к пуб­ ликациям в журнале «Латинская Америка» за несколько последних лет, (см., например: Клеченов Г.Е. Парагвай на пути от диктатуры к демократии // Ла­ тинская Америка. 1995. № 6;

Лаптев Е. Опасное наследие XX века // Латин­ ская Америка. 1995. № 10;

Альберто Фухимори: «Борьба с нищетой - самое главное» // Латинская Америка. 1994. № 5;

Альберто Фухимори: «Я, деспот во благо Перу» // Литературная газета. 1993. № 15. С. 14;

Кагарлицкий Б.Ю.

Латиноамериканские сюжеты в российской политике // Латинская Америка.

1995. №6).

Однако только лишь на основе изложенного материала не следует де­ лать скоропалительных выводов. Соединенные Штаты Америки, многие за­ падноевропейские государства представляют собой вполне процветающие демократии;

авторитаризм, страшный в своих крайних проявлениях, отнюдь не симпатичен и в «мягких» формах. Поставленные проблемы, безусловно, нуждаются в более тщательном научном исследовании.

Хотелось бы обратить особое внимание на одну из первых монографий постсоветского периода, специально посвященных проблеме соотношения двух крайних разновидностей политического режима: Ковлер А.И. Кризис демократии? Демократия на рубеже XXI века. М., 1997. 102 с. Автор говорит о том, что исторических спор между тоталитаризмом и демократией еще не завершен. Происходящие сейчас в странах Центральной и Восточной Евро­ пы, странах СНГ, Китае, Монголии, Вьетнаме процессы вновь и вновь воз­ вращают к проблеме жесткой альтернативы: экономический рост или демо­ кратия (см.: Ковлер А.И. Указ. соч. С. 100-101).

§ 5. Общие проблемы понимания категории «форма государства»

В учебной литературе по теории государства и права утвердилась рас­ смотренная выше триада, которая составляет содержание формы государст­ ва: форма правления, форма государственного устройства и политический режим. В научных источниках высказаны самые различные суждения, под­ тверждающие или модифицирующие «классическое» понимание формы го­ сударства или же вообще отвергающие ценность данной конструкции.

Отдельные авторы, рассматривая содержание формы государства, оста­ навливаются только на форме правления, поскольку считают, что это основ­ ной формальный признак, характеризующий государственность. Другие ог­ раничиваются исследованием проблем формы правления и формы государст­ венного устройства. Высказано и предложение, не получившее, впрочем, поддержки, добавить к трем элементам формы государства и четвертый - по­ литическую динамику, отражающую изменения в форме правления, форме государственного устройства и политическом режиме. Все же наиболее рас­ пространенной в настоящее время в теоретической литературе является точка зрения, согласно которой выделяются три «классических» элемента формы государства;


говорится о том, что их нельзя изучать изолированно друг от друга, что все они - три взаимосвязанных аспекта единой характеристики го­ сударства.

Несколько выпадает из комплексного понятия «форма государства» та­ кой ее элемент, как политический режим. Если и форма правления, и форма государственного устройства - это собственно формальные характеристики государственности, то относительно политического режима возникают со­ мнения, поскольку при его описании указываются и содержательные аспекты государственности.

Высказана и заслуживает внимания точка зрения, в соответствии с кото­ рой политический режим - это характеристика не столько формы, сколько сущности государства. Иногда форма правления и форма государственного устройства называются внешней формой государства, а политический ре­ жим - внутренней. При рассмотрении государства в статическом (организа­ ционном) и динамическом (функциональном) аспектах в первом случае в ка­ честве формы государства будут выступать форма правления и форма госу­ дарственного устройства, а во втором - политический режим. Политический режим признается иногда ведущим элементом в форме государства, так как он имеет решающее влияние на две другие ее стороны, является для них об­ щей политической предпосылкой. Любые изменения в методах осуществле­ ния государственной власти - в сторону демократии или наоборот- неиз­ бежно отражаются на форме правления и (хотя и в меньшей степени) на форме государственного устройства (см.: Комаров С.А. Общая теория госу­ дарства и права: Курс лекций. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1995. С. 50).

В 90-е годы новые подходы к проблеме формы государства предлагают прежде всего конституционалисты. В одном из учебников по конституционному праву зарубежных стран (см.: Конституционное (государственное) право зару­ бежных стран: Учебник. В 4 т. Т. 1-2 / Отв. ред. Б А. Страшун. М., 1993-1995) три элемента формы государства рассматриваются отдельно друг от друга в са­ мостоятельных темах. При таком вполне имеющем право на существование подходе обычно указывается на то, что конструкция «форма государства» была выработана советской юридической наукой прежде всего для того, чтобы ком­ плексно продемонстрировать принципиальные различия между социалистиче­ ским и буржуазным государством. В настоящее время изучение проблем формы правления, формы государственного устройства и политического режима в рам­ ках формы государства большого познавательного смысла не имеет. Здесь от­ сутствует новый уровень знаний, ведь, к примеру, никаких классификаций госу­ дарств именно в зависимости от комплексного критерия - формы государства не проводится.

Противоположный и также весьма интересный подход к проблеме содер­ жится в изданиях «Элементы сравнительного государствоведения» (автор В.Е. Чиркин) и «Сравнительное конституционное право» (автором соответст­ вующей главы является также В.Е. Чиркин).

Анализ норм основных законов, конвенциональных соглашений, конститу­ ционной и политической практики свидетельствует о том, что комплексный конституционно-правовой институт формы государства в обобщенном виде со­ стоит из следующих слагаемых: 1) конституционные писаные, неписаные (кон­ венциональные) нормы и соответствующая практика, относящиеся к структуре основных органов государства (например, существование или отсутствие пар­ ламента), их разновидностям (например, монарх, единоличный президент, кол­ легиальный президент) и их правовому положению;

2) нормы и практика, отно­ сящиеся к организации территории государства, то есть к политико-территори­ альному устройству (унитаризм, федерализм, автономия, «регионалистское го­ сударство», «ассоциированные государства») и административно-территориаль­ ному делению (виды административно-территориальных единиц и правовое по­ ложение территориальных коллективов);

3) нормы и практика, относящиеся к методам деятельности органов государства - «прямые» связи (предписания, доз­ воления, стимулы, запреты, ответственность, а в более широком плане - наси­ лие, либерализм, компромисс, консенсус и др.);

4) нормы и практика, характери­ зующие внутренние связи и отношения между «элементами», между органами государства (например, ответственность правительства перед парламентом, пе­ ред президентом, перед тем и другим), между государством и территориальны­ ми единицами (штатами, автономными образованиями, административно территориальными единицами, представляющими территориальные коллективы и не представляющие таковых);

5) нормы и практика, характеризующие внеш­ ние, «обратные» связи: участие населения, граждан, их объединений в деятель­ ности государственного аппарата. В соответствии с предложенными критерия­ ми выделяются три основных формы государства: поликратическая («много­ властная»), монократическая («единовластная») и сегментарная, занимающая промежуточное положение между ними. Каждая из них может иметь и респуб­ ликанскую, и монархическую форму правления, унитарное и федеративное тер­ риториально-политическое устройство, разный государственный режим (см.:

Сравнительное конституционное право / Отв. ред. В.Е. Чиркин. М., 1996.

С. 449—454, здесь содержится и характеристика каждой формы государства в соответствии с предложенной классификацией;

см. также: Чиркин В.Е. Элемен­ ты сравнительного государствоведения. М., 1994. С. 23-24).

Обзор специальной литературы по теме Как уже отмечалось, новые подходы к осмыслению проблем формы го­ сударства предлагаются в изданиях по конституционному праву зарубежных стран:

Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник.

В 4 т. Т. 1-2 / Отв. ред. Б.А. Страшун. М., 1993-1995.

Сравнительное конституционное право / Отв. ред. В.Е. Чиркин. М., 1996. 729 с.

Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., 1997. 568 с.

Литература ко всей теме ЛагиинА.Г Развитие форм социалистического государства. М., 1965.

Петров B.C. Тип и формы государства. Д., 1967.

Петров B.C. Сущность, содержание и форма государства. М., 1971.

Тихомиров Ю.А. Государство на рубеже столетий // Государство и пра­ во. 1997. № 2. С. 22-32.

Фарберов Н.П. Социалистического государство и его исторические формы. М., 1967.

Хабибулин А.Г. Научные основы типологии государства: вопросы тео­ рии и практики. СПб., 1997. 305 с.

Чиркин В.Е. Формы государства, переходного к социалистическому ти­ пу. М., 1966. 224 с.

Чиркин В.Е. Формы социалистического государства. М., 1973. 272 с.

Чиркин В.Е. и др. Формы государства в буржуазных странах Латинской Америки / В.Е. Чиркин, А.А. Тихонов, С.В. Рябов. М., 1982. 192 с.

Чиркин В.Е. Элементы сравнительного государствоведения. М., 1994.

152 с.

Чиркин В.Е. Основы государственной власти. М., 1996. 112 с.

Чиркин В.Е. Переходное постсоциалистическое государство: содержа­ ние и форма //Государство и право. 1997. № 1. С. 4-11.

По проблеме формы правления см.:

Благож Й. Форма правления и права человека в буржуазных государст­ вах. М., 1985.

Вишневский А.Ф., Горбаток Н.А. Нужна ли Беларуси президентская форма правления? // Народная газета. 1994. 16 февраля.

Каминский С.А. Институт монархии в странах Арабского Востока. М., 1981.

Монархии Европы: Судьбы династий / Ред., сост. Н.В. Попов. М., 1996.

623 с.

Степанов И. М. Российское парламентское право: сущностные и регуля тивно-целевые ориентиры формирования // Государство и право. 1994. №11.

С. 3-11.

Степанов И. М. Парламентская демократия и выбор формы правления // Конституционный строй России: Сб. ст. Вып. 2. Вопросы парламентского права. М., 1995. С. 16-25.

Чиркин В.Е. Нетипичные формы правления в современном государстве //Государство и право. 1994. № 1. С. 109-115.

Возможно обращение к трудам русских мыслителей, сторонников мо­ нархической идеи, см.:

Ильин И.А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Ста­ тьи 1948-1954 годов. В 2 т. М., 1992.

Солоневич И.Л. Народная монархия. М., 1991. 512 с.

Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. СПб., 1992.

Проблемы формы государственного устройства рассматриваются в сле­ дующих работах:

Абдулатипов Р.Г и др. Федерация в истории России: В 3 кн. / Р.Г. Аб дулатипов, Л.Ф. Болтенкова, К.Ф. Яров. М., 1992-1993.

Абдулатипов Р. Г., Болтенкова Л.Ф. Опыты федерализма. М., 1994.

Абдулатипов Р.Г Россия на пороге XXI века: Состояние и перспективы федеративного устройства. М., 1996.

Бабурин С.Н. Современные проблемы российской государственности:

территория и гражданство //Государство и право. 1996. № 11. С. 3-9.

Бабурин С.Н. Территория государства: правовые и политические про­ блемы. М., 1997. 480 с.

Витрук Н.В. Федерализм, автономия и права национальных мень­ шинств: современная ситуация в России // Право и жизнь. № 11. 1997. С. 64-82.

Ганклис А.Б. Многообразие форм федерализма в США // Государство и право. 1994. № 6. С. 133-140.

Государственное устройство Российской Федерации: Учебное пособие.

Екатеринбург, 1993.

Государство, право и межнациональные отношения в странах западной демократии. М., 1993.

Карапетян Л.М. Федеративное устройство и правовой статус народов.

М, 1996. 150 с.

Карапетян Л.М. К вопросу о «моделях» федерализма (Критический об­ зор некоторых публикаций) // Государство и право. 1996. № 12. С. 53-65.

(ответ на эту публикацию: Чиркин В.Е. «Закрыть Америку!»? // Государство и право. 1997. № 2. С. 123-128).

Комарова В. Некоторые аспекты развития федеративных отношений в России // Право и жизнь. № 10. 1996. С. 10-48.

Кряжков В.А. Правовые проблемы статуса коренных малочисленных народов России // Государство и право. 1994. № 6. С. 3-12.

Кудинов Н.А. Государственно-правовые проблемы советской федерации.

Минск, 1989.

Лафицкий В.И. США: Конституционный строй и роль штатов в структу­ ре американского федерализма. М., 1993.

Лысенко В. Развитие федеративных отношений в современной России.

М, 1995.220 с.

Манов Г.Н. Правовое государство и советский федерализм // Советское государство и право. 1991. № 1.

Международная конференция «Конституционные проблемы федерализ­ ма и регионализма» (Абросимова Е.Б.) // Государство и право. 1994. № 3.

С. 142-154.

Межрегиональная научно-практическая конференция «Перспективы раз­ вития Российской Федерации» (Захаров О.А.) // Государство и право. 1993.

№ 7. С. 141-144.

Мухаметшин Ф.Х. Российский федерализм: проблемы формирования отношений нового типа (Политико-правовые аспекты) // Государство и пра­ во. 1994. № 3. С. 49-59.

Новый союзный договор: поиски решений: Сб. ст. М., 1990. 129 с.

Пернталер П. Проблемы федеральных отношений в Австрии // Государ­ ство и право. 1994. № 3. С. 120-125.

Пустогаров В. В. Социалистическое правовое государство и мировое со­ общество // Советское государство и право. 1989. № 5.

Пустогаров В. В. Общеевропейский процесс и проблемы федерализма // Советское государство и право. 1991. № 6.

Пустогаров В.В. О концепции развития международных связей субъек­ тов Российской Федерации // Государство и право. 1997. № 2. С. 45-50.

Ржевский В.А., Киселева А.В. Субъекты Российской Федерации: типо­ логия и конституционные основы организации // Государство и право. 1994.

№ 10. С. 38-45.

Саломаткин А.С. Административно-территориальное устройство Рос­ сийской Федерации: Вопросы теории и практики. М., 1995.

Синюков В.Н. О форме федерации в России // Государство и право.

1993. № 5. С. 28-35.

Тадевосян Э.В. Российский федерализм и современный национально­ государственный нигилизм //Государство и право. 1996. № 10. С. 3-14.

Умнова И.А. Эволюция правового статуса края, области как субъекта Российской Федерации //Государство и право. 1994. № 8-9. С. 43-51.

Умнова И.А. Устав области (края): Первый опыт. М., 1995.

Федерализм: Энциклопедический словарь. М., 1997. 288 с.

Федерализм - глобальные и российские измерения. Казань, 1993.

Федеративное устройство: реализация Конституции Российской Феде­ рации: Сб. аналит. обзоров и рекомендаций. М., 1995.

Федерация в зарубежных странах. М., 1993. 112 с.

Чиркин В.Е. Модели современного федерализма: сравнительный анализ // Государство и право. 1994. № 8-9. С. 150-158.

Шафир М.А. Административно-территориальное устройство Советского государства: Конституционные основы. М., 1983. 176 с.

Шеремет КФ. Становление новой государственности России: федера­ тивный договор // Государство и право. 1992. № 7.

Эбзеев Б.С., Карапетян Л.М. Российский федерализм: равноправие и асимметрия конституционного статуса субъектов // Государство и право.

1995. № 3. С. 3-12.

Достаточно большое количество публикаций обусловлено актуально­ стью проблемы государственного устройства для Российской Федерации. С 1996 года в Москве издается журнал «Федерализм»;

появилась серия брошюр «Отечественный и зарубежный федерализм». Предлагаем некоторые работы из этой серии:

Федеративное устройство России: история и современность: Сб. обзоров и ст. М., 1995. 207 с.

Чиркин В.Е. Современный федерализм: сравнительный анализ. М., 1995.

72 с.

Ковачев Д. А., Дымов Д.Е. Разграничение предметов ведения между фе­ дерацией и ее субъектами в зарубежных странах. М., 1995. 35 с.

Андриченко Л.В., Белоусова Е.В. Основы правового статуса националь­ ных меньшинств в Российской Федерации. М., 1995. 78 с.

Козлов А.Е. Федеративные начала организации государственной власти в России. М., 1996. 62 с.

Умнова И.А. Современная российская модель разделения власти между федерацией и ее субъектами: Актуальные правовые проблемы. М., 1996. 60 с.

Дымов Д. Е. Конституционные гарантии целостности федерации в зару­ бежных странах. М., 1996. 28 с.

Осавелюк А.М. Зарубежный федерализм: организация государственной власти в субъектах федерации. М., 1996. 59 с.

Бюджетный федерализм: опыт развитых стран: Сб. обзоров. М., 1996.

80 с.

Фадеева Т.Ш. Европейский союз: федералистские концепции европей­ ского строительства. М., 1996. 75 с.

По проблеме объединений государств (СНГ, ЕС и др.) см.:

Виноградов С.В., Транин А.А. СНГ: Межгосударственные отношения в области охраны окружающей среды // Государство и право. 1994. № 12.

С. 37-45.

Возможность создания военно-политического союза с участием России:

Материалы научно-дипломатической конференции. М., 1996.

Евразийский Союз: Новые рубежи, проблемы, перспективы: Материалы научной сессии 18 января 1996 г. М., 1996. 55 с.;

Евразийский Союз: Новые рубежи, проблемы, перспективы: Материалы научной сессии 16 февраля 1996 г. М., 1996.35 с.

Ерохов С.В. Межпарламентская ассамблея СНГ: становление и перспек­ тивы // Государство и право. 1994. № 8-9. С. 190-194.

Голубецкая Н.П. Роль межгосударственных структур СНГ в решении экологических проблем // Государство и право. 1996. № 2. С. 104-109.

Королев Ю.А. Проблемы соотношения законодательства государств участников СНГ и актов органов Содружества // Государство и право. 1995.

№ 2. С. 3-9.

Моисеев Е.Г. Правовой статус Содружества Независимых Государств:

Учебное пособие / Отв. ред. К.А. Бекяшев. М., 1995. 176 с.

Политико-правовые проблемы Содружества Независимых Государств (Круглый стол) // Государство и право. 1993. № 7. С. 100-111.

Правовые и информационные проблемы создания единого экономиче­ ского пространства СНГ (Агапов А.Б.) // Государство и право. 1994. № 8-9.

Проблемы охраны окружающей среды в Содружестве Независимых Го­ сударств (Материалы международной научно-практической конференции) // Государство и право. 1995. № 8. С. 115-145.

Пустогаров В.В. Международно-правовой статус Содружества Незави­ симых Государств // Государство и право. 1993. № 2. С. 27-36.

Ржевский В.А. О юридической природе форм нового содружества неза­ висимых государств // Советское государство и право. 1992. № 6.

Сравнительный обзор законодательства государств-участников СНГ:

Информ. сб.: Ч. 1-2. М., 1995.

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Европейскими Со­ обществами и их Государствами-Членами и Республикой Беларусь // Ведомо­ сти Верховного Совета Республики Беларусь. 1996. № 1-2. Ст. 2.

Борхард К.-Д. Азбука права Европейского Сообщества. М., 1994.

Бункина М. К. Взаимозависимость, интеграция, общеевропейский дом // Государство и право. 1989. № 10. С. 128-136.

Кирстен Й., Вайхельт В. Некоторые замечания по поводу процесса ев­ ропейской интеграции //Государство и право. 1993. № 4. С. 131-135.

Костенко М.Л., Лавренова Н.В. ЕС после Маастрихта: федерация, кон­ федерация или международная организация? // Государство и право. 1994.

№ 4. С. 105-113.

Крылова Н.С. Содружество наций: политико-правовые проблемы. М., 1991.

Лобанов К.Н. Договор о Европейском союзе: правовой анализ новейших тенденций в развитии западноевропейской интеграции: Учебное пособие.

Белгород. 1996.

Маклаков В.В. Парламенты стран-членов Европейского Союза. М., 1994.

136 с.

Топорнин Б.Н. Европейские сообщества: право и институты: Динамика развития. М., 1992. 183 с. (рецензии: Моргунова М.А. // Государство и право.

1993. № 6. С. 154-156;

Олтеану О.М. // Там же. С. 156-158).

Некоторые специальные работы по проблеме политического режима:

Авторитаризм и демократия в развивающихся странах / Отв. ред.

B.Г. Хорос. М., 1996. 335 с.

Горобцов Г.А. Армия и политический режим // Власть силы, сила власти:

Сб. научн. тр. МГЮА / Отв. ред. и сост. В.В. Серкова. М., 1996. С. 76-83.

Данилевич И. В. Государство и институты гражданского общества в пе­ риод перехода от авторитаризма к демократии: Чили, Португалия, Испания.

М., 1996.

Дзодиев В. Проблемы становления демократического государства в Рос­ сии. М., 1996.

Завьялов Ю.С. Политический аспект идеи тоталитаризма // Власть силы, сила власти: Сб. научн. тр. МГЮА / Отв. ред. и сост. В.В. Серкова. М., 1996.

C. 72-75.

Замковой В.И. Тоталитаризм: сущность и концепции. М., 1994.

Ковлер А.И. Кризис демократии? Демократия на рубеже XXI века. М., 1997. 102 с.

Кашкин С.Ю. Политический режим в современной Индии: сущнЛть, основные особенности и тенденции развития // Государство и право. 1995.

№ 4. С. 122-130.

Стародубский Б.А. Политические режимы европейских буржуазных стран. Свердловск, 1984.

Оболонский А.В. Какую политическую систему мы унаследовали (Ана­ томия «доапрельского» политического режима) // Советское государство и право. 1990. № 10.

Тема 6. ГОСУДАРСТВО В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВА § 1. Политическая система общества: понятие и структура.

§ 2. Государство в политической системе общества.

§ 3. Государство и другие элементы политической системы общества.

§ 4. Типология политических систем. Развитие политических систем.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.