авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 15 |

«В.В. ЛАЗАРЕВ, С.В. ЛИПЕНЬ ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА УЧЕБНИК Издательство «Спарк» Москва 1998 ББК 67.0 Л ...»

-- [ Страница 7 ] --

Советская правовая доктрина относилась к правовому обычаю отрицатель­ но. Это и понятно - для становления и закрепления обычного права требуется значительное время, а новое социалистическое общество, возникшее после ре­ волюции 1917 года, в соответствии с господствовавшими представлениями принципиально и качественно отличается от строя, который существовал ранее (см.: Зивс C.JI. Источники права. М., 1981. С. 153;

пятая глава этой монографии называется «Закат обычного права», а ее первый параграф - «Вытеснение обыч­ ного права из юридической действительности Советского Союза»).

В настоящее время обычай находит достаточно широкое применение при регулировании общественных отношений в государствах Азии, Африки, Океа­ нии. В развитых государствах обычай играет второстепенную роль по сравне­ нию с другими источниками права - нормативным актом и судебной практикой.

Обычай понимается прежде всего как норма, дополняющая закон в тех случаях, когда соответствующее предписание в законе вообще отсутствует или оно не­ достаточно полно. Однако, например, в современной Франции или ФРГ в сфере гражданского и торгового права не исключается применение обычая не только в дополнение, но и против закона.

В законодательстве может содержаться отсылка к обычному праву, может ее и не быть. Новый Гражданский кодекс РФ дает понятие обычая делового оборо­ та: «Обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяе­ мое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведе­ ния, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксирова­ но ли оно в каком-либо документе» (ч. 1 ст. 5 ГК РФ). И далее нормы граждан­ ского права, содержащиеся в ГК РФ, неоднократно указывают на обычай как на источник права (см., например, ст. 309 ГК РФ: «Обязательства должны испол­ няться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требо­ ваниями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требо­ ваний - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъ­ являемыми требованиями»). В Гражданском кодексе РБ отсылки к обычному праву используются не часто (см., например, статьи 193, 241, 258 ГК РБ;

«Ка­ чество проданной вещи должно соответствовать условиям договора, а при от­ сутствии указаний в договоре - обычно предъявляемым требованиями» (ст. ГК РБ);

аналогичное указание содержится и в статье 258 ГК РБ «Качество по­ ставляемого товара»).

Отсылки к обычаям традиционно имеются в морском торговом праве. Так, срок, в течение которого груз должен быть погружен на судно, определяется со­ глашением сторон, а при отсутствии такого соглашения - сроками, «обычно принятыми в порту погрузки» (см. ст. 134 Кодекса торгового мореплавания СССР, см. также и ст. 89, 135, 251, 293 Кодекса, действующего и после ликви­ дации СССР). Значительна роль обычая в международном публичном и частном праве (см., например: Даниленко Г.М. Обычай в современном международном праве. М., 1988).

Примыкают к обычаям так называемые деловые обыкновения - неглас­ ные правила поведения, сложившиеся на основе постоянного и единообраз­ ного их применения в практической деятельности государственных органов, коммерческих и некоммерческих негосударственных организаций, закреп­ ляющие прежде всего определенный порядок ведения дел. Они в большинст­ ве случаев также имеют локальный характер, т. е. распространяются на одну или несколько организаций, либо только на определенный род деятельности.

Четкого отграничения обыкновений от обычаев провести не удается, тем бо­ лее что в законодательстве эти понятия не различаются, а в отдельных стра­ нах используются как взаимозаменяемые. Иногда в литературе приведенные выше примеры из гражданского и морского права служат подтверждением существования именно деловых обыкновений, поскольку здесь соблюдение определенных правил диктуется не какими-либо традициями или националь­ ными особенностями, а прежде всего хозяйственной и административной це­ лесообразностью. Иногда деловые обыкновения называют современными обычаями, которым несколько лет или десятилетий.

Не следует спешить с принятыми в теории государства и права одно­ значными выводами относительно крайне ограниченной сферы применения правовых обычаев в качестве источников права. Как отмечается в изданиях последних лет, в современной правовой науке отсутствует единое понимание обычая как источника права;

к тому же этот вопрос никогда не изучался должным образом (см.: Теория права и государства: Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Манова. М., 1995. С. 171).

Религиозные догмы как источник права.

Источником права в отдельных странах выступают и своды религиоз­ ных правил, юридическая сила которых может превосходить силу официаль­ ных документов, издаваемых государственными органами. Во всех рабовла­ дельческих и феодальных государствах роль религии была велика, она ока­ зывала существенное влияние на право той или иной страны. В настоящее время в этом аспекте говорится прежде всего о шариате - своде норм му­ сульманского права.

Юридическая наука как источник права.

Юридическая наука призвана вырабатывать способы установления и реализации права, давать систематические, глубокие знания обо всей юриди­ ческой действительности. Известно огромное значение научных знаний пре­ жде всего для деятельности по созданию правовых норм. Однако история го­ сударства и права свидетельствует о том, что на определенных этапах разви­ тия общества юридическая наука выступала даже в качестве официального источника права.

В Древнем Риме во время существования республики аргументы из со­ чинений юристов часто фигурировали в судах. В период принципата уже со времени правления Августа выдающиеся юристы получили специальное пра­ во (привилегию) давать официальные консультации по поручению императо­ ра (jus publice respondendi). Ответы таких привилегированных юристов, пред­ ставляющие собой разъяснения и толкования действующих правовых норм, пользовались большим авторитетом и постепенно стали обязательными для судей и других должностных лиц. В III веке на отдельные положения юрис тов-классиков ссылались как на текст закона, а в 426 году императором Ва лентинианом III был издан закон «о цитировании юристов», признававший обязательное значение за сочинениями Папиниана, Павла, Ульпиана, Гая, Модестина (и тех юристов, сочинения которых приводятся этими авторами).

При различии мнений этих юристов предписывалось придерживаться мне­ ния, за которое высказалось большинство, а при равенстве голосов отдава­ лось предпочтение мнению Папиниана.

И в средние века трактаты известных юристов, толковавших нормы пра­ ва, выступали в качестве источников права. Так, к примеру, в XIV-XV веках, когда в западноевропейской юриспруденции господствовала школа коммен­ таторов, труды одного из корифеев этой школы - Бартола в Испании и Пор­ тугалии - считались для судов обязательными.

В XIX-XX веках значение юридической науки как формального, офици­ ального источника права падает, но ее роль как неформального источника права и для совершенствования государственно-правовых институтов возрас­ тает. В некоторых странах при вынесении судебных решений можно до сих пор встретить ссылки на труды известных юристов, но эти ссылки приводят­ ся в качестве дополнительной аргументации, а не обязательного источника права.

Различная юридическая действительность государств, относящихся к романо-германской, англо-американской правовым семьям или к семье рели­ гиозно-традиционного права, обусловливает и разное положение науки.

Так, в мусульманском праве труды ученых-юристов до сих пор являют­ ся официальными источниками права. «Мусульманское право представляет собой замечательный пример права юристов. Оно было создано и развива­ лось частными специалистами. Правовая наука, а не государство играет роль законодателя: учебники имеют силу закона. При рассмотрении дела судья никогда не обращается к Корану или сунне - преданиям о пророке. Вместо этого он ссылается на автора, авторитет которого общепризнан.» (Саидов А.Х. Сравнительное правоведение и юридическая география мира. М., 1993.

С. 114;

см. также Сюкияйнен JI.P. Доктрина как источник мусульманского права // Источники права. М., 1985. С. 65-83).

Интересны суждения известного французского компаративиста Рене Давида относительно значения науки как источника права в романо-германской и анг ло-американской правовых семьях.

«В течение длительного времени доктрина была основным источником пра­ ва в романо-германской правовой семье: именно в университетах были главным образом выработаны в период XI1I-XIX веков основные принципы права...

Можно установить подлинное значение доктрины вопреки часто встречающим­ ся упрощенческим формулам, согласно которым она не является источником права... Сегодня все более и более стремятся признать независимый характер процесса толкования, которое перестало отыскивать исключительно граммати­ ческий и логический смысл терминов закона или намерения законодателя. Для тех, кто считается с реальностью и имеет более широкий и, с нашей точки зре­ ния, более правильный взгляд на право, доктрина в наши дни, так же как и в прошлом, составляет очень важный и весьма жизненный источник права... Важ­ на роль доктрины в установлении тех методов, с помощью которых открывают право и толкуют законы... Признание важной роли законодателя не должно вес­ ти нас к тому, чтобы закрывать глаза на реальные отношения между ним и док­ триной и утверждать диктатуру закона. В действительности все гораздо более сложно. Доктрина влияет на законодателя;

здесь она является лишь косвенным источником права. Но доктрина играет также роль в применении закона. И было бы трудно, не искажая действительности, отрицать за ней в этой сфере качество источника права.» (Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988. С. 142-143).

«Значение доктрины недооценивается в Англии еще больше, чем на конти­ ненте, так как английское право меньше, чем на континенте, обязано ученым, а больше - судьям. Однако и здесь следует остерегаться окончательных формули­ ровок. Англия - страна, где некоторые доктринальные труды, написанные, прав­ ды, судьями, получили квалификацию авторитетных книг (books of authority);

произведения Глэнвилла, Литлтона, Кока имеют огромный престиж. Их изло­ жение права своей эпохи имело в судах авторитет, равный авторитету закона во Франции.» (Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988.

С. 332).

В России до 1917 года в решениях различных судебных инстанций иногда можно проследить использование научной аргументации, однако оно носило несистематический, случайный характер.

В Российской Федерации и в Республике Беларусь юридическая наука не яв­ ляется официальным источником права, однако все, что было сказано относи­ тельно значения доктрины для деятельности по реализации правовых норм в романо-германской правовой семье, представляется возможным отнести и к этим государствам. В этой связи интересен пример, приведенный в учебнике А.Б. Венгерова. «Историческое появление социалистической государственной собственности поставило перед учеными-юристами задачу разграничить право­ мочия государства и организаций, предприятий - реальных пользователей, вла­ дельцев государственными средствами производства, другим имуществом. Эту задачу своеобразно решил А.В. Венедиктов, создав конструкцию так называе­ мого «оперативного хозяйственного управления», которое и осуществляет со­ циалистическое предприятие. В эту конструкцию вошли правомочия пользова­ ния и владения, а правомочие распоряжения осталось за государством в лице его органов и должностных лиц... Конструкция оперативного хозяйственного управления получила признание и закрепление в праве. Она развилась в конст­ рукцию «право хозяйственного ведения», право полного хозяйственного веде­ ния.» (Венгеров А.Б. Теория государства и права. Ч. 2. Теория права. Т. 1. М., 1996. С. 137-138).

Принципы права как источник права.

В правоприменительной практике иногда возникают ситуации, когда необходимо юридическое решение проблемы, но при этом соответствующие нормы права, на которых было бы основано данное решение, нельзя обнару­ жить ни в одном из рассмотренных выше источников права. Тогда дело мо­ жет быть разрешено на основе принципов права - общих начал права, отра­ жающих его подчинение «велениям справедливости в том виде, как послед­ няя понимается в определенную эпоху и определенный момент» (Давид Р.

Основные правовые системы современности. М., 1988. С. 145, 329).

Признание и рассмотрение принципов права в теме «Источники права»

не характерно для отечественной теоретической науки, однако в отдельных учебных изданиях последних лет это упущение исправляется (прежде всего см.: Теория права и государства: Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Манова.

М., 1995. С. 171-177;

см. также: Общая теория права: Учебник / Под ред.

А.С. Пиголкина. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1995. С. 167).

Принципы права могут находить выражение в законодательстве (см., например, закрепление на конституционном уровне основных прав, свобод и обязанностей граждан, основ общественного и государственного строя;

см.

также ч. 2 ст. 6 ГК РФ, ст. 5 Семейного кодекса РФ;

в ГК РФ: содержится указание на общие начала и смысл гражданского законодательства, на требо­ вания добросовестности, разумности и справедливости, в Семейном кодексе РФ - на общие начала и принципы семейного или гражданского права, на принципы гуманности, разумности и справедливости). Однако в этом случае не вполне правомерно указывать на нормативный акт как на источник права, не признавая данное качество за принципами права. Последние не поглоща­ ются нормативными актами. Впрочем, в литературе отмечается различное понимание принципов права, равно как и невозможность дать их четкий пе­ речень. В последнее время некоторые авторы говорят о том, что принципы права начинают приобретать универсальное значение и рассматриваться как своего рода «высшее право», особенно в области обеспечения прав человека.

Здесь же, наряду с доктриной и принципами права (или вместо них), возможно говорить еще об одном источнике права, который иногда указы­ вают в качестве самостоятельного, - о правосознании (см., например: Спири­ донов Л.И. Теория государства и права: Курс лекций. СПб., 1995. С. 146).

Правосознание выступает юридической основой судебной и административ­ ной практики в революционные эпохи, когда отмененное законодательство ли­ квидированного строя еще не заменено новым. Такая ситуация сложилась по­ сле 1917 года в России, где суды и административные органы руководствова­ лись преимущественно «революционным правосознанием».

Проблема значения принципов права и правосознания в качестве источ­ ников права нуждается в дополнительных исследованиях. В этом плане за­ служивает внимания следующая работа: Малеин Н.С. Правовые принципы, нормы и судебная практика // Государство и право. 1996. № 6. С. 12-19.

Рассмотрев каждый источник права в отдельности, сделаем некоторые общие выводы. Как правило, признается многообразие источников права.

Значение каждого источника права зависит от особенностей правовой систе­ мы (романо-германская правовая семья, англо-американская правовая семья, семья религиозно-традиционного права), от этапа ее исторического развития, наконец, от особенностей регулируемых правом общественных отношений. В каждой правовой семье соотношение источников права различно (что будет показано в следующем параграфе), причем в процессе развития это соотно­ шение не оставалось неизменным. Кроме того, в каждой отрасли права (в международном, конституционном, гражданском, уголовном и т. д. праве) складывается своя концепция источников права.

Различные направления в научном правоведении также предлагали свое по­ нимание источников права. Юридический позитивизм основным (а в некоторых вариантах - и единственным) источником права считал нормативные акты. Ис­ торическая школа права на первый план выдвигала обычаи. Социологическая юриспруденция также подчеркивала значение обычного права, но вместе с тем и судебной практики. Различные психологические концепции среди источников права ведущую роль отводят правосознанию лиц, реализующих право, принци­ пам права. Соответствующие взгляды проникали в законодательство и в юриди­ ческую практику в период господства или усиления позиций той или иной науч­ ной школы.

Для определения значения того или иного источника права принципи­ альную роль играет его официальное признание государством. Для романо­ германской правовой семьи (и, соответственно, для отечественной правовой системы) представляется возможным по этому поводу отметить следующее:

- нормативные акты всегда официально признаны государством в каче­ стве источников права и обязательны к исполнению;

- другие источники права могут быть или не быть официально признаны государством;

в первом случае они так же обязательны к исполнению;

- если они официально не признаны государством, в некоторых случаях все же проявляется их реальное действие.

Таким образом, право содержится не только в нормативных актах, но и в других источниках права. В подтверждение предложенного вывода можно привести следующую мысль, взятую из статьи современного немецкого уче­ ного. «Законодательство является лишь малой частью трудового права про­ мышленно развитых стран. Нормы, определяющие отношения между рабо­ тодателем и наемным работником, по большей части не находят отражения в кодифицированном праве. Повсюду в западных странах огромное значение придается судебной практике. Наряду с этим многие чрезвычайно важные вопросы регулируются коллективными договорами, часто выходящими за рамки норм, предусмотренных в законодательных актах.» (Дойблер В. Тен­ денции развития трудового права в промышленно развитых странах // Госу­ дарство и право. 1995. № 2. С. 103).

В современной учебной литературе по теории государства и права также преодолеваются прежние односторонние подходы, говорится о реальном значении в современных условиях в качестве источников права и судебного прецедента, и обычая, и юридической науки, и принципов права (см., напри­ мер: Теория права и государства: Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Манова.

М., 1995. С. 149-177;

Общая теория права: Учебник / Под ред. А.С. Пигол кина. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1995. С. 167;

Спиридонов Л.И. Теория го 7 Зак. сударства и права: Курс лекций. СПб., 1995. С. 143-144;

Венгеров А.Б. Тео­ рия государства и права. Ч. 2. Трория права. Т. 1. М., 1996. С. 130-139).

§ 3. Основные правовые системы современности Учебная литература по теории государства и права советского периода обходила молчанием проблему типологии правовых систем. Во многих изда­ ниях 90-х годов это самостоятельная и достаточно объемная тема (см., напри­ мер: Общая теория права: Учебник / Под ред. А.С. Пиголкина. 2-е изд., пере раб. и доп. М., 1995. С. 341-374;

Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1996. С. 256-272).

Изучением правовых систем занимается сравнительное правоведение, или компаративистика. Один из наиболее авторитетных специалистов в этой области юридического знания - французский ученый Рене Давид, его труды неоднократно издавались и на русском языке. Среди отечественных авторов работами в области сравнительного правоведения известен А.Х. Саидов (см.

обзор специальной литературы по теме). Учитывая наличие достаточного ко­ личества источников, в настоящем издании не предлагается подробного ана­ лиза различных правовых систем. Указание на них выполняет сугубо слу­ жебную роль: демонстрирует существующие в настоящее время в разных го­ сударствах основные варианты соотношения источников права.

В сравнительном правоведении существуют различные подходы к типо­ логии правовых систем - в зависимости от собственно юридических особен­ ностей (значение каждого источника права, правовая культура, правовые традиции, основные понятия и категории и т. д.) выделяют разное количество классификационных групп, называя данные группы или «правовыми семья­ ми», или «правовыми кругами», или «правовыми системами». В общем виде представляется возможным рассмотреть три модели соотношения источни­ ков права, которые свойственны романо-германской правовой семье, или системе континентального права;

англо-американской правовой семье, или системе «общего права»;

семье религиозно-традиционного права.

Романо-германская правовая семья, или система континентального права (государства континентальной Европы). Основное внимание здесь бы­ ло уделено нормативному регулированию общественных отношений, созда­ нию более совершенного законодательства. Правоприменительной, и прежде всего - судебной практике отводилась, как правило, пассивная роль. Счита­ ется, что ее основная задача- найти, правильно истолковать и применить предписания, содержащиеся в нормативных актах. Основным источником права в системе континентального права выступает нормативный акт. В этой системе существует четкая иерархия нормативных актов (конституции, зако­ нодательство, подзаконные нормативные акты). Есть достаточно четкое де­ ление права на отрасли, право носит кодифицированный характер, т. е. нор­ мы, составляющие одну отрасль права, сведены в крупные, внутренне систе­ матизированные нормативные акты. В большинстве стран приняты граждан­ ский, уголовный, гражданско-процессуальный, уголовно-процессуальный и некоторые другие кодексы. Все остальные источники права рассматриваются обычно лишь в плане дополнения писаного права и имеют подчиненное, вспомогательное значение. Такое значение, например, судебной практики, обычного права может законодательно закрепляться или не закрепляться.

Англо-американская правовая семья, или система «общего права» (Анг­ лия, США, государства - члены Британского содружества). Здесь главное для юриспруденции - не закреплять предписание в официальном документе, де­ лать нормативные акты более совершенными по форме и содержанию для адекватного регулирования отношения в будущем, а разрешить конкретную ситуацию. В романо-германской правовой семье право понимается как сово­ купность норм, которыми регламентированы определенные конкретные си­ туации. В англо-американской правовой семье право заранее как бы не уста­ новлено, оно для каждого конкретного дела формируется в процессе его су­ дебного рассмотрения. Право - это прежде всего то, к чему приведет рас­ смотрение дела, право существует, если оно обеспечено судебной защитой.

Нормы права в англо-американской правовой семье менее абстрактны, более конкретны и казуистичны, они направлены не в будущее, а в настоящее.

Здесь иная концепция источников права. Основное значение имеет су­ дебный прецедент: однажды вынесенное судебное решение, обязательное (при концепции «жесткого прецедента») для судей при рассмотрении анало­ гичных дел. В настоящее время в Англии приняты следующие правила: 1) ре­ шения высшей инстанции - Палаты лордов - обязательны для всех других судов;

2) апелляционный суд, состоящий из двух отделений (гражданского и уголовного), обязан соблюдать прецеденты Палаты лордов и свои собствен­ ные, а его решения обязательны для всех нижестоящих судов;

3) Высший суд связан прецедентами обеих вышестоящих инстанций, и его решения обяза­ тельны для всех нижестоящих судов;

4) окружные и магистратские суды обя­ заны следовать прецедентам всех вышестоящих инстанций, а их собственные решения прецедентов не создают (см. Общая теория права и государства:

Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1996. С. 264 265). В качестве источника признано и писаное право;

более того, существует достаточно развитое законодательство (английский парламент ежегодно при­ нимает около 80 законов, а всего им было издано более 40 тысяч актов), при­ нимаются и подзаконные нормативные акты. Писаное право в основном не кодифицировано. Соотношение судебной практики и нормативных актов как источников права неоднозначно. С одной стороны, существует принцип при­ оритета закона при коллизии закона и прецедента. Однако для того, чтобы предписания, содержащиеся в нормативных актах, начали эффективно дейст­ вовать, сначала должна сложиться достаточно устойчивая практика их при­ менения. К тому же суд связан не только законом, но и его толкованиями, со­ держащимися в судебных решениях, так называемыми «прецедентами толко­ вания». Нередки примеры «поглощения» писаного права правом прецедент­ ным.

В англо-американской правовой семье более значительна и роль обыча­ ев как источников права. Особенности имеет американское право по сравне­ нию с английским, что обусловлено не только федеративной структурой США (велики полномочия штатов и в законодательстве, и в судебной деятельности;

наряду с федеральной правовой системой каждый штат имеет свою собст­ венную). В США законодательство в системе источников права более значи­ мо, оно частично кодифицировано (во всех штатах приняты уголовные ко­ дексы, в некоторых - уголовно-процессуальные, гражданские, гражданско процессуальные). Здесь нет концепции «жесткого прецедента» (впрочем, от­ ход от нее наметился и в Англии).

Несмотря на то, что в романо-германской и англо-американской право­ вых семьях различны структура права, принципы построения правовой сис­ темы, иной юридический язык, иные основные понятия и категории, в плане концепции источников права отмечаются тенденции к их сближению. В ро мано-германской правовой семье признается увеличение значения судебной практики, а в англо-американской - писаного права.

Семья религиозно-традиционного права (мусульманское право, индус­ ское право, обычное (традиционное) право стран Африки) характеризуется дуализмом источников права. Вообще право как система норм, регулирую­ щих определенную сферу общественных отношений, как особые процедуры разрешения конфликтов - продукт европейской цивилизации. В африканских и азиатских государствах до знакомства с европейской культурой те отноше­ ния, которые в Европе регулировались правом (политические, имуществен­ ные, наследственные, земельные и т. д.), были упорядочены при помощи обычаев и религии. В результате колонизации колониальные власти вводили правовые нормы (прежде всего - в публично-правовой сфере), нередко ос­ тавляя регулирование частноправовых отношений - имущественных, наслед­ ственных, земельных, семейных - обычному или религиозному праву. Со­ вершенствование государственного управления и правового регулирования, восприятие источников права европейского происхождения обусловило так­ же социально-экономическое развитие человеческого общества в XIX - XX вв. С середины XIX века начался процесс модернизации мусульманского права, выразившийся в издании государством нормативных актов. Таким об­ разом, в семье религиозно-традиционного права существует дуализм источ­ ников права - основным источником права на протяжении длительного вре­ мени являлись религиозные догмы или обычное, традиционное право;

в на­ стоящее время их роль также велика, однако усиливается значение писаного права и судебной практики.

Обзор специальной литературы по теме По проблеме источников права см. следующие работы:

Александров Н.Г Понятие источника права // Ученые труды ВИЮН.

1946. Вып. VIII.

Алексеева Л. Судебный прецедент: произвол или источник права? // Со­ ветская юстиция. 1991. № 14. С. 2-3.

Богдановская И.Ю. Закон в английском праве. М., 1987.

Богдановская И.Ю. Концепции судейского нормотворчества в «общем праве» // Проблемы буржуазной государственности и политико-правовая идеология. М., 1990. С. 71-83.

Богдановская И.Ю. Прецедентное право. М., 1993. 239 с.

Вильданова М. М. Французская буржуазная доктрина о формах права // Проблемы совершенствования советского законодательства. № 38. 1987.

Вильнянский С.И Источники гражданского права. М., 1949.

Воробьева С.И. Право и обычаи в развитом социалистическом общест­ ве. Ташкент, 1982. 24 с.

Голунский С.А. Обычай и право // Советское государство и право. 1939.

№ 3.

Даниленко Г.М. Обычай в современном международном праве. М., 1988.

192 с.

Дойблер В. Тенденции развития трудового права в промышленно разли­ тых странах //Государство и право. 1995. № 2. С. 103-109.

Зивс СМ. Развитие формы права в современных империалистических государствах. М., 1960.

Зивс С.Л. Источники права. М., 1981. 240 с.

Зыкин И.С. Обычай в советской правовой доктрине // Советское госу­ дарство и право. 1982. № 3.

Иванов С.А. Применение конвенций МОТ в России в переходный пери­ од. Некоторые проблемы //Государство и право. 1994. № 8-9. С. 66-74.

Иванов С.А. Трудовое право переходного периода: новые источники // Государство и право. 1996. № 1. С. 43-52.

Исаев И.А. Проблема правовой формы в советской юридической науке 20-х годов // Правоведение. 1983. № 2. С. 18-26.

Исаев НА. Понятия «законность» и «целесообразность» в советской правовой науке 20-х годов // Советское государство и право. 1985. № 10.

С. 98-104.

Исаев НА. Революционная психология и революционная законность (российский опыт 1917 г.) //Государство и право. 1995. № 11. С. 144-149.

Кечекъян С.Ф. О понятии источника права // Ученые записки МГУ.

Вып. 116. Труды юридического ф-та. Кн. 2. 1946.

Кросс Р. Прецедент в английском праве. М., 1985.

Лукашук И.И. О применении международного права судами России // Государство и право. 1994. № 2. С. 106-115.

Малеин Н.С. Правовые принципы, нормы и судебная практика // Госу­ дарство и право. 1996. № 6. С. 12-19.

Максимов А.А. Прецедент как один из источников английского права // Государство и право. 1995. № 2. С. 97-102.

Муромцев Г. И. Источники права (теоретические аспекты проблемы) // Правоведение. 1992. № 2.

Наумов А. Судебный прецедент как источник уголовного права // Рос­ сийская юстиция. 1994. № 1.

Новицкий И.Б. Источники советского гражданского права. М., 1959.

160 с.

Пяткина С.А. О теории источников права в английской юриспруденции // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 19. 1969.

Разумович Н.Н. Источники и форма права // Советское государство и право. 1988. № 3.

Синицына И.Е. Обычай и обычное право в современной Африке. М., 1978.

Скрипилев Е.А. Роль источников права в исследовании источников рус­ ского права // История права: Англия и Россия. М., 1990. С. 66-84.

Смолярчук В.И. Источники советского трудового права. М., 1975.

Сюкияйнен Л. Р. Доктрина как источник мусульманского права // Источ­ ники права. М., 1985. С. 65-83.

Судебная практика как источник права. М., 1997. 48 с.

Cynamaee М.А. Обычное право в странах Восточной Африки. М., 1984.

Тихомиров Ю.А. Договор как регулятор общественных отношений // Правоведение. 1990. № 5. С. 27-35.

Тихомиров Ю.А. Договор в экономике. М., 1993.

Хачатуров Р.Л. Источники права. Тольятти, 1997.

Шебанов А.Ф. Форма советского права. М., 1968. 216 с.

Шебанова А.И. Соглашения и коллективные договоры в условиях фор­ мирования рыночных отношений //Государство и право. 1993. № 5. С. 69-80.

См. также обзор литературы к теме 17 «Реализация права» - все работы, касающиеся проблем судебной практики, в частности, юридической природы постановлений Пленума Верховного Суда РФ (РБ), а ранее - Пленума Вер­ ховного Суда СССР.

Более глубокое представление о соотношении различных источников права можно получить, обратившись к соответствующим разделам учебников и научных изданий по зарубежному праву, например:

Боботов С.В., Жигачев И.Ю. Введение в правовую систему США. М., 1997. 333 с.

Введение в шведское право / Отв. ред. Б.С. Крылов. М., 1986. 336 с.

Дженкс Э. Английское право. М., 1947. С. 27-51.

Инако Ц. Современное право Японии. М., 1981.

Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник.

В 4 т. Т. 1-2 / Отв. ред. Б.А. Страшун. М., 1995. С. 15-20.

Сравнительное конституционное право / Отв. ред. В.Е. Чиркин. М., 1996. С. 20-60.

Фридмэн Л Введение в американское право. М., 1992. 286 с.

Чиркин В.Е. Элементы сравнительного государствоведения. М., 1994.

152 с.

Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., 1997. 672 с.

Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 24-196.

Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред.

Е.А. Васильев. 3-е изд., перераб. и доп. М., 1993. С. 28-61.

МорандьерЖ. дела. Гражданское право Франции. Т. 1. М., 1958. С. 97-156.

Нарышкина Р.Л. Источники гражданского и торгового права буржуаз­ ных государств. М., 1956.

Шапп Я. Основы гражданского права Германии: Учебник. М., 1996.

304 с.

Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т. 1. М., 1948.

С. 24-235.

Трудовое право Франции. М., 1985.

Административное право зарубежных стран: Учебное пособие. М., 1996.

Литература по сравнительному правоведению:

Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988. 496 с.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современ­ ности. М., 1996. 399 с.

Международный конгресс юристов // Государство и право. 1994. № 12.

С. 153-154.

Оксамытный В.В. Проблемы сравнительного правоведения // Право, культура, демократия: Сб. ст. М., 1994. С. 183-190.

Очерки сравнительного права: Сб. ст. / Сост., перев. и вступ. ст.

В.А. Туманова. М., 1981. 256 с.

Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира: Справочник. М., 1993.

256 с.

Сагадар М.И. Основы мусульманского права. М., 1968.

Саидов А.Х. Введение в сравнительное правоведение. М., 1988. 144 с.

Саидов А.Х. Введение в основные правовые системы современности.

Ташкент, 1988.

Саидов А.Х. Сравнительное правоведение и юридическая география ми­ ра. М., 1993. 148 с.

Сравнительное правоведение: Сб. ст. / Сост., ред. В.А. Туманов. М., 1978. 247 с.

СССР - Франция: социологический и международно-правовой аспекты сравнительного правоведения. М., 1987.

Тилле А.А. Социалистическое сравнительное правоведение. М., 1975.

207 с.

Тилле А.А., Швеков Г.В. Сравнительный метод в юридических дисцип­ линах. М., 1978. 169 с.

Тихомиров Ю.А. Проблемы сравнительного правоведения // Государство и право. 1993. № 8. С. 49-51.

Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996. 432 с.

Цвайгерт К., Кётц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. В 2 т. Т. 1. Основы: Пер. с нем. М., 1995. 480 с.

Тема 10. НОРМЫ ПРАВА § 1. Понятие и признаки нормы права.

§ 2. Виды норм права.

§ 3. Структура типичной нормы права.

§ 4. Изложение элементов нормы права в нормативных актах.

Обзор специальной литературы по теме.

§ 1. Понятие и признаки нормы права О том, что собой представляет право, рассказывалось в одной из преды­ дущих тем. Право состоит из норм - общих правил поведения. Рассмотрим подробнее, что они собой представляют.

Норма права - это установленное и обеспечиваемое государством общеобязательное правило поведения, предназначенное для регулиро­ вания отношений в обществе.

Право и норма права соотносятся между собой как общее и единичное, поэтому и норма права как единичное сохраняет основные признаки права как общего. Это заметно и по данному определению. Перечисленные ниже признаки нормы права также почти идентичны рассмотренным в одной из предыдущих тем признакам права.

Нормативность. Норма права имеет общий, а не конкретный характер, т. е. является общим правилом поведения. Она рассчитана на все сходные си­ туации, а не на конкретную жизненную ситуацию. Норма права предназначе­ на для регулирования общественных отношений. Ее содержание составляют так называемые статутные права и обязанности субъектов права, которые за­ тем конкретизируются в правоотношениях, в так называемых субъективных правах и обязанностях (подробнее об этом см. тему «Правовые отношения»).

Системность. Ни одна норма права самостоятельно, вне связи с други­ ми нормами права, не может регулировать общественные отношения. Так, к примеру, для того, чтобы наказать преступника, применив соответствующую норму уголовного права, следует воспользоваться очень многими нормами уголовно-процессуального права, определяющими порядок возбуждения уго­ ловного дела, его расследования и рассмотрения в суде.

Норма права установлена компетентными государственными органа­ ми. В то же время следует иметь в виду, что нормы права могут быть приня­ ты непосредственно народом и содержаться в актах референдума. В отдель­ ных случаях нормы права могут устанавливаться общественными организа­ циями (подробнее см. тему «Правотворчество»).

Общеобязательность. Нормы права обязательны для исполнения всеми гражданами, их организациями, должностными лицами и органами государ­ ства, поскольку имеют государственно-властный характер.

Реализация норм права при необходимости обеспечивается принуди­ тельной силой государства.

Формальная определенность. Содержание правовых норм со всей опре­ деленностью выражено в тексте нормативного акта, с помощью заранее ус­ тановленных приемов и правил юридической техники.

Правовые нормы являются разновидностью социальных норм и поэтому содержат такие общие с ними признаки, как нормативность, объективность, сознательно-волевой характер и т. д. (см. тему «Социальные нормы общест­ ва»). В то же время, говоря о правовых нормах, указывают прежде всего на свойства, характеризующие их связь с государством: общеобязательность, обеспечение средствами государственного принуждения и т. п.

§ 2. Виды норм права Нормы права чрезвычайно разнообразны. Для того, чтобы облегчить изучение и исследование норм права, применяют различные классификации.

Классифицировать нормы права можно по различным основаниям.

Одна из наиболее важных классификаций - разделение норм права в за­ висимости от роли в регулировании общественных отношений. По этому основанию выделяют типичные и нетипичные нормы права.

Типичные нормы являются правилами поведения. Они непосредственно регулируют отношения между субъектами права, устанавливая определенные права и обязанности, а также способы их защиты. Типичными эти нормы права называются потому, что норма права по определению является прави­ лом поведения (кроме них, в нормативных актах содержатся и предписания, правилами поведения не являющиеся, - так называемые нетипичные нормы права, которые будут рассмотрены ниже).

Типичные нормы права подразделяются на регулятивные и правоохра­ нительные.

Регулятивные нормы права рассчитаны на правомерное поведение и ус­ танавливают юридические права и обязанности граждан, организаций, орга­ нов государства. В зависимости от характера устанавливаемых прав и обя­ занностей, т. е. от характера предписываемых правил поведения, регулятив­ ные нормы права бывают обязывающими, запрещающими или управомочи­ вающими.

Обязывающие нормы права устанавливают обязанность для субъекта права совершать определенные действия, требуют активного обязательного поведения. При их изложении могут употребляться глаголы «должен», «обя­ зан» и т. п.

Так, в части 1 статьи 614 ГК РФ указано: «Арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом». Статья 59 КЗоТ РФ гласит: «Про­ должительность еженедельного непрерывного отдыха должна быть не менее сорока двух часов». Часть 1 статьи 80 СК РФ: «Родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей». Обязывание может быть выражено и без ис­ пользования специальных глаголов, например: «Государственная Дума избира­ ется сроком на четыре года» (ч. 1 ст. 96 Конституции РФ). (По законодательству Республики Беларусь см, например, ч. 1 ст. 235 ГК РБ, ст. 59 КЗоТ РБ, ст. КоБС РБ, ч. 1 ст. 93 Конституции РБ).

Запрещающие нормы права устанавливают обязанность для субъекта права воздерживаться от совершения определенных действий. При их изло­ жении обычно используются глаголы «воспрещается», «запрещается», «не допускается» и т. п.

«Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков подряд» (ч. 3 ст. 81 Конституции РФ). «Не под­ лежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, ес­ ли при этом не были превышены ее пределы» (ст. 1066 ГК РФ). «Муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время бере­ менности жены и в течение года после рождения ребенка»(ст. 17 СК РФ). «При предоставлении жилых помещений не допускается заселение одной комнаты лицами разного пола старше девяти лет, кроме супругов. Не допускается засе­ ление освободившихся жилых помещений в домах, подлежащих сносу, капи­ тальному ремонту, а также жилых помещений, подлежащих переводу в нежи­ лые» (ч. 2, 3 Жилищного кодекса РБ, по законодательству Республики Беларусь см., например, ч. 1 ст. 86, ч. 4, 5 ст. 94 Конституции РБ, ч. 2 ст. 22 УК РБ, ст. КоБС РБ).

Управомочивающие нормы предоставляют право на совершение опре­ деленных действий. При их изложении обычно употребляются выражения «имеет право», «вправе», «может», «возможно» и т. п.

«Если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмеще­ ния убытков (ч. 2 ст. 405 ГК РФ). «Судьи вправе задавать вопросы свидетелю в любой момент судебного следствия» (ч. 4 ст. 283 УПК РСФСР). «Дисципли­ нарное взыскание может быть обжаловано в порядке, установленном законо­ дательством. Орган, рассматривающий трудовой спор, вправе учитывать тя­ жесть совершенного проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника, отношение к труду, а также соответст­ вие дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка» (ч. 6, ст. 136 КЗоТ РФ). (По законодательству Республики Беларусь см., например, ст. 237 ГК РБ, ч. 3 ст. 286 УПК РБ, ч. 6, 7 ст. 136 КЗоТ РБ).

В юридической науке XIX века управомочивающие нормы права неред­ ко назывались «ненастоящими» нормами, поскольку считалось, что право должно предписывать обязательный вариант поведения: или что-то обязы­ вать, или что-то запрещать, не оставляя свободы для самостоятельного выбо­ ра участникам правового общения.

Правоохранительные нормы права рассчитаны на неправомерное пове­ дение и поэтому всегда содержат указание на меры государственного прину­ ждения.

«Надругательство над Государственным гербом Российской Федерации или Государственным флагом Российской Федерации - наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года» (ст. 329 УК РФ). «Умышлен­ ная порча паспорта, а также небрежное хранение паспорта, повлекшее его утра­ ту, - влечет предупреждение или наложение штрафа в размере до пяти мини­ мальных заработных плат» (ст. 180 КоАП РБ).

Правоохранительные нормы права обычно являются обязывающими, но иногда они изложены как управомочивающие. «Работник может быть при­ влечен к материальной ответственности за ущерб, причиненный нанимателю виновными действиями или бездействием при исполнении трудовых обязан­ ностей» (ч. 1 ст. 118 КЗоТ РБ).

Правоохранительные нормы права, содержащиеся в УК РФ (РБ), в КоАП РСФСР (РБ), предусматривают меры юридической ответственности за мно­ гочисленные конкретные правонарушения. В большинстве своем они очень подробно описывают противоправное поведение. Правоохранительные нор­ мы некоторых иных отраслей права (гражданского, трудового и др.) имеют более общий характер.

Таким образом, регулятивные нормы устанавливают определенные по­ ложительные правила поведения, а правоохранительные —санкции за нару­ шение этих правил. Абсолютное большинство правовых норм являются регу­ лятивными, поскольку право как нормативная система рассчитано прежде всего на правомерное поведение субъектов правового общения.

Нетипичные (или специализированные) нормы права называются так потому, что они не являются правилами поведения субъектов права в кон­ кретной ситуации, а содержат определенные положения, обеспечивающие действие типичных норм права. Их иногда именуют даже не нормами права, а исходными, отправными, учредительными предписаниями. Как свидетель­ ствует юридическая практика, современное правовое регулирование стано­ вится эффективным именно благодаря сочетанию в нормативном материале как типичных, так и нетипичных норм права. Среди специализированных норм права обычно выделяют общезакрепительные, декларативные (целеус тановительные) и дефинитивные нормы.

К специализированным правовым нормам часто относят оперативные и кол­ лизионные нормы. Оперативные нормы определяют момент и порядок вступ­ ления в силу того или иного нормативного акта, пролонгируют действие норма­ тивного акта на новый срок, распространяют действие нормативного акта на но­ вые общественные отношения или отменяют действие нормативного акта. Такие нормы содержатся, например, в статьях 1 и 2 Федерального закона Российской Федерации «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Россий­ ской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996.

№ 5. Ст. 411 (ст. 1: «Ввести в действие часть вторую Гражданского кодекса Рос­ сийской Федерации... с 1 марта 1996 г.»;

ст. 2: «Признать утратившими силу с марта 1996 г.:... (следует перечень)».

Коллизионные нормы устанавливают порядок выбора той или иной правовой нормы из нескольких правовых норм. Коллизионными нормами будут, напри­ мер, нормы, содержащиеся в статьях 9-12 УК РФ (ст. 4-6 УК РБ), определяю­ щие действие уголовного закона во времени, в пространстве и по кругу лиц.

Представляется все же возможным не рассматривать оперативные и коллизион­ ные нормы права в качестве нетипичных, поскольку они являются правилами поведения, хоть и специфическими: это - нормы о нормах.

Общезакрепительные нормы права в обобщенном виде закрепляют оп­ ределенные состояния общественных отношений, к примеру, основы соци­ ального, экономического, политического строя.

Декларативные (целеустановительные) нормы права провозглашают принципы построения и функционирования государственно-правовой дейст­ вительности, задачи, стоящие перед юридическими учреждениями в той или иной сфере деятельности.

«Семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепят­ ственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав». «Регулирование семейных отношений осуществляется в со­ ответствии с принципами добровольности брачного союза мужчины и женщи­ ны, равенства прав супругов в семье, разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию, приоритета семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии и развитии, обеспечения приоритетной защиты прав и интере­ сов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи» (абз. 2 ч. 1. ч. ст. 1 СК РФ).

Различие между общезакрепительными и декларативными нормами права иногда довольно условно, поскольку закрепление определенного со­ стояния общественных отношений вполне может служить и правовым прин­ ципом, например: «Государственная власть в Российской Федерации осуще­ ствляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и су­ дебную» (ст. 10 Конституции РФ;

см. и ст. 6 Конституции РБ). «В Российской Федерации признается идеологическое многообразие» (ч. 1 ст. 13 Конститу­ ции РФ). «В Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права» (ч. 1 ст. 7 Конституции РБ).

Дефинитивные нормы права законодательно закрепляют определенные юридические понятия.

«Местом жительства признается место, где гражданин постоянно или пре­ имущественно проживает» (ч. 1 ст. 20 ГК РФ;

ст. 18 ГК РБ). «Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания» (ч. 1 ст. 14 УК РФ;

см. и ч. 1 ст. УК РБ). «Ночное время - время с двадцати двух по шести часов по местному времени» (п. 15 ст. 34 УПК РСФСР;

п. 20 ст. 22 УПК РБ).

При изучении истории законодательства можно увидеть, что сначала появились типичные нормы права. Первые памятники права почти не знали общезакрепительных, декларативных и дефинитивных норм, которые появ­ ляются с развитием законодательной техники, с одной стороны, и с необхо­ димостью юридического оформления буржуазных правовых принципов (ра­ венство, право на собственность и др.) - с другой.

Традиционно основное внимание уделяется изучению и исследованию ти­ пичных правовых норм, поскольку они составляют основной массив права. При помощи именно типичных норм право способно удовлетворять своему социаль­ ному назначению. В последнее время в юридической литературе наблюдается несколько иной подход к оценке значения содержащихся в нормативных актах специализированных правовых предписаний, и в этом есть определенный смысл. Отрицается их якобы служебное, вспомогательное значение по сравне­ нию с нормами-правилами поведения, прежде всего в связи с юридическим при­ знанием так называемых общечеловеческих ценностей.

«Исходные (отправные, первичные, учредительные) нормы занимают выс­ шую (!) ступень в законодательстве, имеют наиболее общий характер (наиболее высокую форму абстрагирования) и играют особую роль в механизме правового регулирования общественных отношений.


Эти нормы определяют исходные на­ чала, основы правового регулирования общественных отношений. В этом их основное назначение. Посредством названных норм определяются цели, задачи, принципы, пределы, направления, методы правового регулирования, закрепля­ ются правовые категории и понятия. Исходные правовые нормы получают ло­ гическое развитие и конкретизацию в иных нормах, правилах поведения, что не исключает их прямого действия. На них можно ссылаться также при решении конкретного юридического дела - если надо обосновать правоприменительный акт тем или иным принципом права, особенно если этот принцип прямо не вы­ ражен в законодательстве, либо подтвердить незыблемость какого-либо законо­ дательного положения, либо усилить авторитетность принимаемого решения.»

(Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С. 289).

Таким образом, можно выделить следующие виды норм права в зависи­ мости от их значения для регулирования общественных отношений:

типичные - регулятивные + обязывающие + запрещающие + управомочивающие - правоохранительные нетипичные - общезакрепительные - декларативные (целеустановительные) - дефинитивные.

Благодаря регулятивным и правоохранительным нормам выполняются собственно юридические функции права (см. соответствующую тему). Регу­ лятивные и правоохранительные нормы имеют различную структуру (см. § «Структура типичной нормы права» настоящей темы).

Предложенная классификация имеет и практический, и научный смысл, но она не носит абсолютного характера, поскольку иногда в соответствии с ней трудно провести четкую грань между различными видами правовых норм. Дан­ ное обстоятельство порождает многообразие научных подходов к проблеме.

Проанализируем предписание, содержащееся в части 2 статьи 81 Конститу­ ции РФ (почти аналогичное - в ст. 80 Конституции РБ): «Президентом Россий­ ской Федерации может быть избран гражданин Российской Федерации не мо­ ложе 35 лет, постоянно проживающий в Российской Федерации не менее лет». Судя по сказуемому «может быть» данная норма права может расцени­ ваться в качестве управомочивающей, и смысл ее сводится к тому, что каждый, кто удовлетворяет определенным требованиям, может быть избран Президентом Российской Федерации. Однако в анализируемой норме содержится и обязыва ние: кандидаты на пост Президента должны удовлетворять определенным тре­ бованиям;

можно в ней усмотреть и запрет: запрещается выдвигать кандидатов на пост Президента лиц, не являющихся гражданами Российской Федерации, моложе 35 лет, постоянно проживающих в Российской Федерации менее 10 лет.

Спорным остается также и вопрос в отношении классификации многих так называемых компетенционных (т. е. устанавливающих права и обязанности ор­ ганов государства, должностных лиц) норм: являются они обязывающими или управомочивающими (см., например, ст. 83-90, 102, 103 Конституции РФ;

ст. 84, 97, 98 Конституции РБ).

Отдельные авторы подчеркивают условность разделения типичных норм права на регулятивные и правоохранительные, поскольку охрана - один из спо­ собов регулирования, вследствие чего одну и ту же норму одновременно можно назвать и регулятивной, и охранительной (см., например: Братусь С.Н. Юриди­ ческая ответственность и законность. М., 1976. С. 104-105;

Марксистско ленинская общая теория государства и права: Социалистическое право. М., 1973. С. 261).

Иногда достаточно трудно провести четкую грань даже между типичными и нетипичными нормами права, поскольку последние могут быть изложены тоже как правила поведения, только правила поведения еще большей степени общно­ сти. Сложно их разграничить еще и потому, что нетипичные нормы права также играют свою роль в процессе правового регулирования, а в отдельных случаях могут применяться и непосредственно (например, при аналогии права).

В зависимости от сферы регулируемых общественных отношений, от принадлежности к той или иной отрасли права различают нормы конститу­ ционного, административного, гражданского, уголовного и других отраслей права. В рамках этой же классификации различают нормы материального права (которые регулируют содержательную сторону общественных отноше­ ний) и нормы процессуального права (которые регулируют порядок деятель­ ности по осуществлению и защите норм материального права), нормы част­ ного и нормы публичного права. Подробнее об этих классификациях см. тему «Структура и система права».

По объему регулирования общественных отношений выделяют: об­ щие нормы права, которые регулируют определенный род общественных от­ ношений, и специальные нормы права, которые регулируют соответствую­ щий вид общественных отношений, т. е. более узкий их круг по сравнению с общими нормами права. Специальные нормы конкретизируют, детализируют общие в отношении различных условий их реализации. Следует запомнить правило: специальная норма отменяет в части своего действия общую норму.

Так, к примеру, часть 1 статьи 158 УК РФ («Кража, то есть тайное хищение чужого имущества, - наказывается...») является общей нормой, а специальными по отношению к ней будут нормы, содержащиеся в частях 2, 3 статьи 158 УК РФ, а также в части своего действия нормы, содержащиеся в статьях 164, 229, 221, 226 УК РФ (ч. 1 ст. 87 УК РБ содержит общую норму, ч. 2, 3, 4 ст. 87 УК РБ - специальные нормы. См. также ст. 2112, 2131, 2192 УК РБ).

В рамках специальных норм права, а иногда и в качестве самостоятель­ ного вида в данной классификации указывают также на исключительные (или чрезвычайные) нормы права. Последние устанавливают изъятия из общих (или из общих и специальных норм). Здесь направление правового регулиро­ вания противоположно направлению, обозначенному в общих и специальных нормах. При их изложении используются, как правило, выражения «в исклю­ чительных случаях», «в виде исключения» и т. п. При уяснении специфики исключительных норм права важен прежде всего момент осознания исклю­ чительности, нестандартности, иногда даже чрезвычайности ситуации, в ко­ торой оказываются субъекты права. Такие ситуации крайне нежелательны или крайне редки, но в жизни они могут возникать.

Направления правового регулирования общественных отношений об­ щими и специальными нормами совпадают.

В части 1 статьи 54 КЗоТ РФ сказано: «Сверхурочные работы, как правило, не допускаются» (общая норма). В статье 55 КЗоТ РФ «Исключительные случаи, когда допускаются сверхурочные работы» содержатся исключительные нормы по отношению к указанной выше общей.

В части 2 статьи 54 КЗоТ РБ изложено следующее правило: «Привлечение к сверхурочным работам допускается только с согласия работника (общая нор­ м а - авт.), за исключением случаев, предусмотренных статьей 55 настоящего Кодекса, а также коллективным договором, соглашением». Норма, содержащая­ ся в статье 55 КЗоТ РБ, является исключительной по отношению к приведенной общей норме: «Сверхурочные работы без согласия работника допускаются только в следующих исключительных случаях: 1) при производстве работ для предотвращения общественного или стихийного бедствия, производственной аварии и немедленного устранения их последствий, предотвращения несчастных случаев, оказания экстренной медицинской помощи работниками учреждений здравоохранения;

2) при производстве общественно необходимых работ по во­ доснабжению, газоснабжению, отоплению, освещению, канализации, транспор­ ту, связи - для устранения случайных или неожиданных обстоятельств, нару­ шающих правильное их функционирование».

По характеру обязательности правила поведения выделяют следую­ щие виды норм права:

Императивные (категорические) нормы права. Правила, содержащиеся в императивных нормах права (как обязывание, запрет, так и дозволение), не могут быть изменены соглашением сторон. Большая часть норм права явля­ ется императивными.

Диспозитивные нормы права. Они действуют лишь постольку, посколь­ ку субъекты конкретного правоотношения не установили для себя иных пра­ вил поведения. Обычно диспозитивные нормы права формулируются сле­ дующим образом: должно быть то, «если иное не установлено законом или договором».

Например, части 1, 2 статьи 486 ГК РФ гласят: «Покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другим законом, иными правовыми ак­ тами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства».

«Если договором купли-продажи не предусмотрена рассрочка оплаты това­ ра, покупатель обязан уплатить продавцу цену переданного товара полностью»

(см., например, ст. 256, 273, 274 и некоторые другие статьи ГК РБ. Часть 2 ста­ тьи 256 ГК РБ гласит: «К договору поставки применяются правила о договоре купли-продажи, если иное не предусмотрено законодательными актами или до­ говором»).

Рекомендательные нормы права содержат правила, исполнение которых только желательно для государства, но не обязательно. В частности, такие рекомендации давались ранее колхозам, иным негосударственным предпри­ ятиям по вопросам организации сельскохозяйственного производства и опла­ ты труда. Зачем, в таком случае, нужны рекомендательные нормы права, если их исполнение не обязательно? Данный юридический институт является сви­ детельством важности права как инструмента социального управления.

Обычно в этом случае право распространяет свое действие на те сферы об­ щественных отношений, которые до того в силу различных причин: новизны, невозможности или нецелесообразности - не подвергались правовому регу­ лированию. Таким образом, сначала происходит очень осторожное вмеша­ тельство права в новые области общественных отношений, их юридическая регламентация. Кроме того, рекомендательные нормативные документы по­ лучили распространение в международном праве, где следует учитывать су­ веренность каждого государства, являющегося субъектом межгосударствен­ ных отношений. Это различные дедсларации, пакты, конвенции;


в рамках Со­ дружества Независимых Государств Межпарламентская Ассамблея «прини­ мает типовые (модельные) законодательные акты и с соответствующими ре­ комендациями направляет их Парламентам государств - участников настоя­ щей Конвенции» (см. п. «г» ст. 4 Конвенции о Межпарламентской Ассамблее государств - участников Содружества Независимых Государств).

По юридической силе различают нормы права, содержащиеся в зако­ нах и обладающие высшей юридической силой, и нормы права, содержащие­ ся в подзаконных нормативных актах. И те, и другие нормы имеют также свою иерархию. Подробнее об этой классификации см. тему «Нормативно­ правовые акты».

По сфере действия существуют нормы права внешнего действия и нор­ мы права внутреннего действия. Последние, будучи принятыми соответст­ вующим государственным органом или организацией, действуют только в рамках данного органа, ведомства, предприятия, организации.

Нормы права могут распространять свое действие или на всю террито­ рию государства, или только на определенную ее часть. В первом случае они издаются высшими (или центральными) органами государства и имеют один (в унитарных государствах) или два (в федерациях) уровня. Существуют и нормы права, издаваемые местными органами государства и действующие только в пределах отдельных административно-территориальных единиц.

Данные нормы права могут иметь также иерархическую структуру (нес­ колько уровней) в зависимости от административно-территориального деле­ ния государства. Кроме того, при создании по каким-либо причинам в той или иной местности особого юридического режима [свободная экономиче­ ская зона, районы Крайнего Севера (ст. 251 КЗоТ РФ) и т. п.] появляются правовые нормы, которые издаются как высшими, так и местными органами государства, но которые распространяют свое действие только на данную ме­ стность.

По кругу лиц выделяют нормы права, действующие в отношении всех лиц, находящихся в пределах территории данного государства, и нормы пра­ ва, распространяющие свое действие только на определенную категорию лиц, например, на военнослужащих, пенсионеров, депутатов, молодежь, врачей и т. д. В этих нормах определяется специальный адресат, специальный субъ­ ект права.

По времени действия существуют нормы права постоянного действия, их абсолютное большинство;

и нормы права временного действия, т. е. дей­ ствия, заранее ограниченного определенным сроком.

В зависимости от способа выражения и закрепления, т. е. по источни­ кам права, существуют: нормы, издаваемые государственными органами и выраженные в нормативных актах;

нормы, закрепленные в нормативных до­ говорах;

нормы, выработанные судебной и административной практикой и выраженные в судебных и административных прецедентах;

нормы, закреп­ ленные в юридических обычаях;

нормы, вырабатываемые юридической нау­ кой;

нормы, закрепленные в религиозных догмах. Данная классификация противоречит предложенному в первом вопросе определению нормы права как правила, устанавливаемого государством и содержащегося в норматив­ ных актах. В предыдущих темах по теории права было, однако, показано, что понимание права не исчерпывается «узким», нормативным подходом, что право может содержаться и в иных источниках.

Кроме указанных, существуют и иные классификации правовых норм по различным основаниям.

Так, в зависимости от механизма правореализации выделяют нормы права непрерывного, постоянного действия, которые регулируют функцио­ нирующие постоянно в течение длительного времени те или иные общест­ венные отношения (например, статутные, связанные с деятельностью любого должностного лица, иного субъекта права по реализации его правового ста­ туса);

и нормы дискретного действия, регулирующие общественные отно­ шения, которые возникают, изменяются и прекращаются в зависимости от наличия или отсутствия тех или иных юридических фактов, от волеизъявле­ ния людей. К примеру, привлечь человека к административной ответственно­ сти можно только после совершения им административного проступка, т. е.

при наличии соответствующего юридического факта.

По степени активизации социально-полезной деятельности иногда выделяют поощрительные правовые нормы. Последние являются правилами, стимулирующими производственную, социальную, творческую активность личности. Государству выгодно, когда люди не просто соблюдают требова­ ния правовых норм, а совершают действия, превосходящие заложенный в праве минимальный уровень правомерности. Поэтому государство старается поощрять социально-активное поведение.

В зависимости от специфики объекта регулируемых общественных отношений выделяют социально-технические правовые нормы, которые ус­ танавливают правила обращения с различными техническими устройствами, правила поведения в отношении различных природных объектов (см. тему «Социальные нормы общества»).

§ 3. Структура типичной нормы права Структура нормы права - это внутреннее ее строение, совокуп­ ность ее взаимосвязанных частей. Представления о структуре норм права важны как для правотворческих, так и для правоприменительных органов.

Первым эти знания помогают точно формулировать юридические предписа­ ния, вторым - надлежащим образом их исполнять.

Как правило говорят лишь о структуре типичной правовой нормы, о структуре нормы как правила поведения, указывая на то, что нетипичные правовые нормы не являются правилами поведения и поэтому структуры не имеют.

Иной точки зрения придерживаются авторы монографии «Нормы советского права. Проблемы теории» (Саратов, 1987. С. 95-97): «Структура юридических норм должны определяться применительно ко всем их видам, а не только по от­ ношению к нормам-правилам поведения, как обстоит дело в настоящее время.

Юридическая наука сделала значительный шаг вперед, рассматривая структуру юридических норм в зависимости от их специализации в регулировании обще­ ственных отношений... Структуру любой правовой нормы образует единство со­ ставляющих ее элементов. Однако характер этих элементов, их количество, рас­ положение, способ связи и назначение зависят от вида юридических норм. Сле­ дует, таким образом, различать структуру юридических отправных (исходных, учредительных) норм и норм-правил поведения». Впрочем, авторы не предлага­ ют детальной разработки структуры отдельных видов нетипичных норм права.

Типичные правовые нормы построены по схеме «если..., то...»;

в них можно выделить два элемента. Первый элемент (соответствует «если...») представляет собой описание условий, при которых данная правовая норма начинает действовать. Этот элемент называется гипотезой. Второй элемент (соответствует «то...») является самим правилом поведения, которым следует руководствоваться при наступлении определенных условий;

он называется диспозицией или санкцией. Рассмотрим более подробно указанные структур­ ные элементы правовой нормы.

1. Гипотеза - это часть правовой нормы, в которой содержится описа­ ние условий действия данной правовой нормы. Гипотеза указывает на те фак­ тические обстоятельства, при наступлении которых следует руководствовать­ ся правилом, содержащимся далее. Сама правовая норма может начинаться со слов «если...», «в случае...», либо подобные выражения подразумеваются.

Их отсутствие не означает отсутствия гипотезы: данный элемент в типичной правовой норме есть всегда.

2. Вторым структурным элементом нормы права является диспозиция либо санкция, в зависимости от вида нормы. Если правовая норма является регулятивной, то вторым ее элементом выступает диспозиция - само правило поведения, которым следует руководствоваться при наступлении условий, предусмотренных гипотезой. Диспозиция указывает на конкретные права и обязанности участников правоотношений. При формулировании правовых норм гипотеза может стоять и перед, и позади диспозиции.

«Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим (диспозиция), если в течение года в месте его жи­ тельства нет сведений о месте его пребывания (гипотеза)» (ч. 1 ст. 42 ГК РФ;

см.

ст. 19 ГК РБ). «В случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим (гипотеза), суд отменяет решение о при­ знании его безвестно отсутствующим (диспозиция)» (ст. 44 ГК РФ;

ст. 21 ГК РБ).

Во многих случаях для того, чтобы четко выделить в правовой норме гипо­ тезу и диспозицию, ее нужно переформулировать в соответствии с логической структурой правила поведения «если..., то...». «Президентом Российской Феде­ рации может быть избран гражданин Российской Федерации не моложе 35 лет, постоянно проживающий в Российской Федерации не менее 10 лет» (ч. 2 ст. Конституции РФ;

см. ст. 80 Конституции РБ). Гипотеза данной правовой нор­ м ы - «если необходимо избрать Президента Российской Федерации»;

диспози­ ция - «то это может быть только гражданин Российской Федерации не моложе 35 лет, постоянно проживающий в Российской Федерации не менее 10 лет».

«Администрация предприятия, учреждения, организации обязана известить ра­ ботников о введении новых условий оплаты труда или изменений условий опла­ ты труда не позднее чем за два месяца» (ст. 85 КЗоТ РФ;

см. также ст. 85 КЗоТ РБ). Здесь гипотеза - «если администрация предприятия, учреждения, организа­ ции вводит новые условия оплаты труда или изменяет условия оплаты труда»;

диспозиция - «то она обязана известить об этом работников не позднее чем за два месяца».

Если правовая норма является правоохранительной, то ее вторым эле­ ментом будет санкция - указание на меры государственного принуждения, которые могут быть применены к субъектам права, поступающим неправо­ мерно. «Организация либо содержание притонов для потребления наркотиче­ ских средств или психотропных веществ (гипотеза) - наказываются лишени­ ем свободы на срок до четырех лет (санкция)» (ч. 1 ст. 232 УК РФ). Гипотеза правоохранительных норм также имеет специфический характер. В качестве гипотезы выступает несоблюдение правил, изложенных в диспозиции регуля­ тивных норм, либо посягательство на общественные отношения, закреплен­ ные нетипичными нормами права, нарушение принципов, провозглашенных последними. Так, условием применения санкций норм уголовного права, предусматривающих ответственность за посягательство на жизнь человека (см. ст. 105-110 и некоторые другие статьи УК РФ;

ст. 100-105 и некоторые другие статьи УК РБ), служит нарушение конституционного права на жизнь (см. ст. 20 Конституции РФ, ч. 1, 2 ст. 24 Конституции РБ).

Рассмотренное выше представляет собой структуру нормы права как формально определенного правила поведения, словесно выраженного в ста­ тье нормативного акта. Однако следует сказать о том, что существуют логи­ ческие нормы права, которые имеют несколько иную структуру. Они строят­ ся по схеме «если..., то..., иначе...» и обязательно имеют в наличии три эле­ мента: гипотезу (описание условий действия нормы права, «если...»), диспо­ зицию (само правило поведения, «то...») и санкцию (ответственность за несо­ блюдение правила, изложенного в диспозиции, «иначе...»). Право состоит из таких логических норм, причем не очень много случаев, когда гипотеза, дис­ позиция и санкция находятся рядом, в одной статье нормативного акта.

Обычно разные элементы логической нормы права содержатся в разных статьях нормативного акта или даже в разных нормативных актах, либо же нигде не выражены (как правило, это относится к гипотезам и санкциям), а предполагаются и их необходимо формулировать самому.

Об этом трехчленном строении норм права необходимо помнить орга­ нам государства, занимающимся правотворчеством. Для адекватного и эф­ фективного регулирования общественных отношений следует надлежащим образом выразить все три элемента правовых норм: во-первых, достаточно ясно и четко изложить условия действия правовой нормы;

во-вторых, указать само правило поведения;

и, в-третьих, установить ответственность за несо­ блюдение этого правила. Именно таким образом, обращая внимание не толь­ ко на центральную часть нормы права - диспозицию, но и на гипотезу и на санкцию, можно создать условия для надлежащей реализации права.

Представленная научная позиция, в соответствии с которой норма права состоит из трех элементов, содержится в большинстве учебников по теории государства и права. (Трехчленного деления нормы права придерживается один из авторов настоящего издания - В.В. Лазарев).

Оба подхода к исследованию структуры правовых норм имеют право на существование. Необходимо иметь представление о так называемых логиче­ ских нормах права. Однако, изучая конкретный нормативный материал, при­ ходится заниматься выделением и изучением элементов реальных правовых норм. Ведь на самом деле в большинстве случаев логическая правовая норма (если..., то..., иначе...») распадается на две нормы - на регулятивную («если...

[гипотеза], то... [диспозиция]») и правоохранительную («если [нарушено пра­ вило, содержащееся в диспозиции регулятивной нормы- гипотеза], то [применяются меры государственного принуждения - санкция]).

Вопрос о структурных элементах правовой нормы - один из спорных, дис­ куссионных в теории государства и права, и проблема далеко не исчерпывается приведенными взглядами. Более двух веков назад классик английской юриспру­ денции Г Блэкстон выделял в составе закона четыре части: объявительную, по­ велевающую, способствующую и наказательную. Различные суждения по дан­ ному вопросу высказывались и в русской дореволюционной литературе, и юри­ стами советского периода (подробнее о всех точках зрения на проблему, а также библиографию см. в работах: Нормы советского права: Проблемы теории. Сара­ тов, 1987. С. 97-101;

Кудрявцев Ю.В. Нормы права как социальная информа­ ция. М., 1981. С. 54-61).

Поддерживая двухэлементное строение правовых норм, ученые говорили о том, что в одних случаях это гипотеза и диспозиция, а в других - диспозиция и санкция. Отдельные авторы считают не обязательными такие структурные эле­ менты, как гипотеза и санкция. Тенденции к сокращению структурных элемен­ тов правовой нормы в отдельных работах противостоит стремление к их увели­ чению. Дополнительно предлагается выделять субъектный состав (т. е. указание на субъектов, подпадающих под действие нормы), субъект и объект, цель право­ вой нормы.

§ 4. Изложение элементов нормы права в нормативных актах По строению сами структурные элементы нормы права могут быть про­ стыми, сложными, альтернативными или сложно-альтернативными.

Простая гипотеза предусматривает одно обстоятельство, при наличии которого данная правовая норма начинает действовать, в простой диспозиции или санкции содержится одно правило поведения. Вот примеры правовых норм с простой гипотезой и диспозицией: «Срок действия доверенности не мо­ жет превышать трех лет» (ч. 1 ст. 186 ГК РФ). «Согласие родителей на усынов­ ление должно быть выражено в письменной форме» (ч. 3 ст. 115 КоБС РБ).

Сложная гипотеза предусматривает несколько обстоятельств, только в своей совокупности являющихся условиями действия правовой нормы. В сложной диспозиции или санкции содержится несколько правовых последст­ вий, которые обязательно должны наступить при наличии определенных ус­ ловий, изложенных в гипотезе. Представляем правовую норму со сложной гипотезой: «Трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них» (ч. 1 ст. 87 СК РФ;

см., например, ст. 99 КоБС РБ). Правовая норма со сложной санкцией выглядит следующим образом: «Грабеж, совершенный:

а) организованной группой;

б) в крупном размере;

в) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство, - наказывается лише­ нием свободы на срок от шести до двенадцати лет с конфискацией имущест­ ва» (ч. 3 ст. 161 УК РФ;

см., например, ст. 911УК РБ).

В альтернативной гипотезе содержится несколько условий, причем при наличии любого из них данная правовая норма начинает действовать. Аль­ тернативные диспозиция или санкция предусматривают наступление одного из нескольких изложенных правовых последствий. Вот правовая норма с аль­ тернативной гипотезой и диспозицией: «В случаях, когда покупатель в нару­ шение закона, иных правовых актов или договора купли-продажи не прини­ мает товар или отказывается его принять, продавец вправе потребовать от покупателя принять товар или отказаться от исполнения договора» (ч. ст. 484 ГК РФ). Правовая норма с альтернативной санкцией: «Кража, то есть тайное хищение чужого имущества, - наказывается штрафом в размере от двухсот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере зара­ ботной платы или иного дохода осужденного за период от двух до семи ме­ сяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет» (ч. 1 ст. 158 УК РФ;

см., например, ч. 1 ст. УК РБ).

Иногда элементы норм права имеют одновременно и сложность, и аль­ тернативность, и называются в этом случае сложно-альтернативными. Слож но-альтернативный характер носит, к примеру, санкция нормы, содержащей­ ся в части 2 статьи 159 УК РФ (см. ч. 2 ст. 90 УК РБ): «Мошенничество, со­ вершенное: а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) лицом с использованием своего служебного положения;

г) с причинением значительного ущерба гражданину, - наказывается штрафом... либо лишени­ ем свободы... со штрафом... либо без такового».

Струкгурные элементы нормы права формулируются по-разному. Раз­ личают прямой, ссылочный и бланкетный способы изложения.

Прямой способ предполагает полное изложение содержания того или иного элемента нормы права непосредственно в статье данного нормативно­ го акта. Этим способом выражено большинство норм права;

в его рамках вы­ деляют простой и развернутый способы изложения. При простом способе изложения содержание того или иного элемента нормы права не раскрывает­ ся, чаще всего в силу его очевидности, либо указываются его самые общие признаки. Развернутый (или описательный) способ изложения предполагает указание на главные признаки содержания того или иного элемента нормы права, например: «Вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имуще­ ственного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения све­ дений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, - наказывается...» (ч. 1 ст. 163 УК РФ;

см. ч. 1 ст. 90 УК РБ, ст. 156 КоАП РБ) При ссылочном способе изложения элементов нормы права для уясне­ ния их содержания следует обратиться к другим нормам права, изложенным в этом же нормативном акте. Рассмотрим гипотезы правовых норм, содер­ жащихся в частях 1 и 2 статьи 166 УК РФ. «Неправомерное завладение авто­ мобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон) - нака­ зывается...» (ч. 1). «То же деяние, совершенное: а) группой лиц по предвари­ тельному сговору;

б) неоднократно;



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.