авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 15 |

«В.В. ЛАЗАРЕВ, С.В. ЛИПЕНЬ ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА УЧЕБНИК Издательство «Спарк» Москва 1998 ББК 67.0 Л ...»

-- [ Страница 9 ] --

Обязательной процедурой может быть согласование проекта нормативно­ правового акта с государственными органами, не участвующими в его разра­ ботке, но имеющими к разработанному проекту самое непосредственное от­ ношение (например, министерства финансов, юстиции и т. п.). В случае под­ готовки достаточно важного документа предусматривается его предвари­ тельное обсуждение, ознакомление с содержанием проекта нормативно­ правового акта для максимального учета общественного мнения, мнений всех заинтересованных сторон. Эта процедура может предусматривать, например, проведение заседаний подготовительных комиссий с привлечением специа­ листов или представителей заинтересованных сторон;

рецензирование проек­ та учебными и научно-исследовательскими учреждениями, иными государст­ венными и негосударственными организациями;

обсуждение проекта наибо­ лее важных нормативных актов в средствах массовой информации - в печа­ ти, на радио и телевидении и тому подобные мероприятия. Первая стадия за­ вершается доработкой проекта нормативно-правового акта. Текст проекта нормативно-правового акта редактируется окончательно перед внесением на рассмотрение правотворческого органа. Для этого в особых случаях (напри­ мер, при окончательной доработке проектов конституций) может создаваться специальный орган - редакционная комиссия.

2. Содержание второй стадии правотворческой деятельности - принятие (прохождение) нормативно-правового акта - зависит в первую очередь от то­ го, каким органом государства (единоначальным или коллегиальным) при­ нимается официальный документ. В первом случае проект подписывается руководителем, хотя и здесь не исключены более сложные варианты, напри­ мер, при возвращении проекта нормативно-правового акта на доработку.

Принятие нормативно-правовых актов коллегиальным органом, например, парламентом, представляет собой уже более длительный и более структури­ рованный процесс, в котором можно выделить следующие этапы: внесение проекта нормативно-правового акта на рассмотрение правотворческого орга­ на - эта стадия заканчивается включением проекта нормативно-правового ак­ та в повестку дня;

обсуждение проекта нормативно-правового акта;

доработ­ ка проекта нормативно-правового акта;

принятие нормативно-правового акта.

При принятии закона парламентом его обсуждение проходит как в ко­ митетах (комиссиях), так и на пленарных заседаниях палат, где законопроект при положительных результатах голосования становится законом. Обсужде­ ние на пленарных заседаниях называется чтением законопроекта, и во мно­ гих государствах при принятии закона предусмотрены три обязательных чте­ ния. При первом чтении депутаты решают, необходим ли вообще предлагае­ мый документ. Второе чтение предполагает тщательное, детальное обсужде­ ние законопроекта: идет работа над его содержанием, принимаются либо от­ клоняются поправки, возможно голосование и по отдельным статьям, разде­ лам документа. В третьем чтении законопроект обсуждается и принимается в целом.

Свои особенности имеет и принятие решений на референдуме.

3. Последняя стадия правотворчества -.введение в действие норматив но-правового акта. Существует и иная точка зрения, в соответствии с которой выделяются только две перечисленные выше стадии. Однако большинство авторов склоняются к тому, что правотворческий процесс не может считаться полностью завершенным без включения в него различных процедур, совер­ шаемых с уже принятыми нормативно-правовыми актами до вступления их в юридическую силу: подписания, регистрации, официального опубликования или иных способов официального доведения содержания принятого норма­ тивно-правового акта до его адресатов и т. п. Многие нормативно-правовые акты подлежат обязательному официальному опубликованию - помещению в официальное издание, на которое можно ссылаться (см. один из принципов правотворчества - гласность).

Содержание заключительной стадии правотворчества также в большой степени зависит от вида принимаемых нормативно-правовых актов.

Представляет интерес анализ заключительной стадии законотворческого процесса. Официальный текст принятого закона подписывается главой государ­ ства. Во многих странах этот акт является составной частью механизма сдержек и противовесов, хотя, например, в Испании, ФРГ это просто формальная проце­ дура, поскольку отказаться от подписания закона глава государства не может.

Отказ от подписания закона - вето - может быть абсолютным и отлагательным.

Абсолютное вето, когда к рассмотрению закона парламент более не возвраща­ ется, ушло в прошлое. При отлагательном вето парламент вновь рассматрива­ ет закон с возражениями главы государства или без таковых. Отлагательное ве­ то преодолевается повторным принятием закона, при этом может быть необхо­ димо квалифицированное большинство голосов. Если в одних странах преодо­ леть вето главы государства достаточно трудно (например, в США это довольно действенный инструмент в руках президента, было преодолено лишь около трех процентов вето), то в других - относительно несложно. После подписания закон подлежит официальному опубликованию - помещению его полного подлинного текста в официальном издании. В зарубежном конституционном праве активно используется термин «промульгация закона», под которым понимается или санкционирование законопроекта главой государства и опубликование закона в официальном вестнике (т. е. рассмотренные выше процедуры), или же издание главой государства специального акта, содержащего, в частности, распоряжение об официальном опубликовании закона. Данный акт в официальных изданиях публикуется перед текстом промульгируемого закона.

§ 5. Систематизация нормативно-правовых актов Для лучшего нахождения правовых норм и ориентации в нормативном материале нормативно-правовые акты определенным образом группируются или даже перерабатываются.

Систематизация нормативно-правовых актов- это деятельность по упорядочению и совершенствованию законодательства, приведению его в определенную систему путем составления единых нормативно­ правовых актов или их сборников.

Значение научно обоснованной систематизации нормативных актов ве­ лико как для правотворческой деятельности (можно выявить несогласован­ ности, пробелы в нормативном материале и быстро их устранить), так и для правоприменителей (можно быстро найти нужную норму права, уяснить ее смысл). Традиционно различают три формы систематизации нормативно­ правовых актов: инкорпорацию, кодификацию и консолидацию.

Инкорпорация - такая форма систематизации, при которой проис­ ходит объединение различных нормативно-правовых актов в сборники, расположение их в определенном порядке.

Инкорпорация может проводиться как уполномоченными на то государ­ ственными органами, так и частными лицами (в основном научными работ­ никами или правоприменительными органами в учебных целях или для удов­ летворения потребностей практики). В первом случае она называется офици­ альной, во втором - неофициальной. К официальным инкорпорированным сборникам (например, Собранию законодательства Российской Федерации, Ведомостям Национального Собрания Республики Беларусь) следует обра­ щаться при уточнении текста нормативного акта.

Нормативно-правовые акты могут объединяться в сборники по различ­ ным признакам (критериям). Если нормативно-правовые акты группируются в той последовательности, в которой они принимались, т. е. по времени при­ нятия, то такую инкорпорацию называют хронологической (например, Со­ брание законодательства Российской Федерации, Собрание декретов, указов Президента и постановлений Правительства Республики Беларусь). Если же в сборники сведены вместе нормативные акты, в которых содержатся нормы права, регулирующие определенную однородную сферу общественных от­ ношений, то это систематическая инкорпорация (см., например: Порядок опубликования и вступления в силу нормативных правовых актов: Сборник нормативных правовых актов. М., 1996. 102 с.;

см. также: Действующие за­ коны Республики Беларусь о труде / Сост. А. Соснов. Минск, 1995. 128 с., включает КЗоТ РБ и еще три закона, в которых содержатся нормы трудового права: «О коллективных договорах и соглашениях», «О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)», «О занятости населения Рес­ публики Беларусь»).

Систематическая, или предметная инкорпорация более удобна, поскольку позволяет легче находить необходимый нормативный материал. Высшей фор­ мой предметной инкорпорации является свод законов - систематический сбор­ ник расположенных в определенном порядке законов и важнейших подзакон­ ных нормативных актов. Продолжительное время в XIX-XX веках действовал Свод законов Российской империи, состоявший из 15-ти, а в последующем - и 16-ти томов. Свод законов как результат тщательной предметной инкорпора­ ции - документ для практики чрезвычайно важный и полезный, однако работу над его созданием следует начинать лишь при стабильных общественных отно­ шениях и, соответственно, при стабильном законодательстве. По мнению В.К. Ба­ баева, уже сейчас очевидно, что работа по созданию Свода законов СССР и ана­ логичного Свода законов, изданного в России, оказалась преждевременной, а с распадом Союза - и бесполезной (см.: Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С. 337).

Противоположная позиция аргументирована в специальном исследовании, изданном в 1997 году. В нем рассмотрены также проблемы, возникающие в процессе подготовки свода законов Российской Федерации (см.: Поленина С.В., Колдаева Н.П. О своде законов Российской Федерации. М., 1997. 56 с.).

Кодификация - такая форма систематизации, при которой проис­ ходит коренная переработка нормативного материала, объединение его в новые, единые, внутренне систематизированные нормативно-право вые акты.

При кодификации изменяется содержание нормативных актов: отменя­ ются устаревшие нормы права, вводятся новые;

многие нормы переформули­ руются;

устраняются повторы, противоречия, ликвидируются пробелы и т. д.

Именно этим данная форма систематизации отличается от инкорпорации.

В содержание кодификации входит, таким образом, в качестве необходимого элемента и правотворческий процесс. Кодификация связана с совершенство­ ванием законодательства. В результате кодификации появляются крупные, внутренне систематизированные и согласованные нормативные акты, чем достигается наилучшее качество правового регулирования общественных от­ ношений. Кодифицированный (или кодификационный) нормативно-правовой акт может именоваться по-разному: и законом, и положением, и уставом, и как-то иначе, хотя для обозначения именно такого документа выработан спе­ циальный термин «кодекс». Большинство кодифицированных актов направ­ лены на детальное и всестороннее правовое регулирование соответствующих общественных отношений, часто исключается необходимость конкретизации содержащихся там предписаний в иных нормативно-правовых актах. Вслед­ ствие многочисленности регулируемых общественных отношений и из-за не­ обходимости большой степени детализации предписаний кодифицированные акты отличаются значительным объемом. В отличие от инкорпорации коди­ фикация всегда проводится компетентным государственным органом, она обязательно носит официальный характер.

В Российской Федерации, в Республике Беларусь, как и в других государст­ вах континентальной Европы, право носит кодифицированный характер. То есть нормы многих отраслей права сведены в крупные, внутренне систематизирован­ ные нормативно-правовые акты: нормы уголовного права - в Уголовный кодекс РФ (РБ), трудового права - в Кодекс законов о труде РФ (РБ) и т. д. Основные кодификации в республиках бывшего СССР прошли в 20-х и в 60-х годах. Изме­ нения, произошедшие во всех сферах жизни общества в конце 80-х- начале 90-х годов., требуют адекватных изменений и в законодательстве, в частности, необходимо проведение крупных кодификационных работ. Так, в Российской Федерации в 1994-1996 годах приняты Гражданский, Семейный, Уголовный кодексы.

В Постановлении Президиума Верховного Совета Республики Беларусь от 16 апреля 1996 г. «Об ориентировочном плане подготовки проектов законода­ тельных актов и других вопросов, подлежащих рассмотрению Верховным Сове­ том Республики Беларусь в 1996 году и в перспективе» (см.: Ведомости Верхов­ ного Совета Республики Беларусь. 1996. № 13-14. Ст. 189) намечено принятие 17 кодексов: налогового, банковского, трудового, жилищного, о государствен­ ном социальном страховании, об административных правонарушениях, админи­ стративно-процессуального, о браке и семье, уголовно-исполнительного, граж­ данского, уголовного, гражданско-процессуального, лесного, о недрах, о земле, воздушного, кодекса торгового мореплавания. Признано целесообразным рас­ смотреть в перспективе вопрос о подготовке Избирательного кодекса РБ.

На основе изложенного материала можно уточнить понимание право­ творческого процесса, его соотношение с кодификационными работами. В результате правотворчества разрабатываются и издаются главным образом некодифицированные нормативно-правовые акты, и таковых - абсолютное большинство. Кодификация - особый, специфический вид правотворческой деятельности, проводимой с целью совершенствования действующего зако­ нодательства путем издания сводных нормативно-правовых актов, содержа­ щих систематизированное изложение правовых предписаний, направленных на регулирование определенной области общественных отношений (см.:

Правотворчество в СССР. М., 1974. С. 231-247.) Консолидация - такая форма систематизации, при которой норма­ тивно-правовые акты дорабатываются, дополняются и объединяются в новый нормативно-правовой акт.

Консолидация проводится с целью устранения ненужных повторов или противоречий, сокращения количества нормативных актов, для удобства на­ хождения последних и пользования ими. Этот вид систематизации норматив­ ных актов - нечто среднее между инкорпорацией и кодификацией. Результа­ том консолидации, как и при кодификационных работах, является один нор­ мативный акт, однако сам нормативный материал не перерабатывается, воз­ можна лишь редакторская правка, исключение отдельных правовых норм для устранения противоречий.

Вот удачный пример, ставший классическим в учебной литературе по тео­ рии государства и права: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 1 ок­ тября 1980 г. «О праздничных и памятных днях» заменил собой 48 нормативных актов. Каждым из этих документов в свое время вводился тот или иной празд­ ничный или памятный день, а принятый Указ, не изменяя сути нормативного регулирования, упорядочил нормативный материал, объединив его в один доку­ мент. Подобные мероприятия проводятся компетентными государственными органами, и поэтому в данном случае консолидация носит официальный харак­ тер.

Таким образом, систематизация нормативно-правовых актов может быть направлена либо на совершенствование содержания правовых норм (так называемая внутренняя систематизация), либо на совершенствование распо­ ложения нормативного материала (так называемая внешняя систематизация).

Инкорпорация представляет собой только внешнюю систематизацию;

коди­ фикация охватывает и внешнюю, и внутреннюю;

консолидация - это прежде всего внешняя систематизация, и в небольшой степени - внутренняя.

Иной точки зрения придерживается В.К. Бабаев. Он утверждает, что традиционное деление систематизации на виды не отражает реального поло­ жения вещей, поскольку систематизация как деятельность по упорядочению законодательства имеет дело с уже готовым нормативным материалом, а ко­ дификация - это, по сути дела, создание новых нормативно-правовых актов.

Кодификация не укладывается в рамки систематизации, а представляет собой самостоятельную, причем основную форму совершенствования законода­ тельства (см.: Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева.

Нижний Новгород, 1993. С. 331-332.) Развитие компьютерных технологий открывает широкие возможности для быстрой и правильной ориентации в нормативном материале, для скорейшего нахождения нужных документов. Поэтому говоря о систематизации норматив­ но-правовых актов, следует иметь в виду и существование различного рода справочных компьютерных программ. За рубежом такие программы разрабаты­ ваются с 60-х годов, в Советском Союзе исследования в этом направлении акти­ визировались в 80-х годах. Самая крупная на то время система правовой ин­ формации- АИПС (автоматизированная информационно-поисковая система) «Законодательство» - была создана в Научном центре правовой информации Министерства юстиции СССР (см.: Правовая информатика и кибернетика:

Учебник / Под ред. Н.С. Полевого. М., 1993. С. 258-270;

390-408).

Используемые в настоящее время информационные системы (ЮрИнформ, Консультант Плюс, ЮСИАС и т. п.) содержат несколько тысяч нормативно-пра вовых актов и позволяют вести поиск нормативно-правового акта по его данным (вид акта, название, орган, принявший нормативно-правовой акт, номер, дата при­ нятия, номер государственной регистрации, дата государственной регистрации), по данным о публикации в периодических изданиях, по слову в тексте или в за­ головке нормативно-правового акта. Возможны также просмотр старых редак­ ций нормативно-правовых актов, создание тематических подборок, создание сборного документа на основе фрагментов нормативно-правовых актов, вывод на печать всей информации и многое другое. Подобные информационно-по­ исковые системы могут оказать неоценимую помощь при составлении различ­ ных инкорпорированных сборников, консолидированных актов и при кодифи­ кационных работах.

§ 6. Понятие и основные требования юридической техники Процесс издания или отмены нормативных актов, внесения в них изме нений идет постоянно, поскольку необходимо совершенствование законода­ тельства в целях наиболее адекватного регулирования общественных отно­ шений. В этой деятельности следует соблюдать определенные правила, кото­ рые получили название «юридическая техника».

Юридическая техника - это совокупность правил разработки, оформления, публикации и систематизации нормативно-правовых актов.

Здесь прослеживается связь с одним из признаков, свойств права - фор­ мальной определенностью, т. е. с выражением норм права в тексте норматив­ ных актов при помощи языковых средств. Юридическая техника - это преж­ де всего правила внешнего изложения права, и очень часто речь идет просто об элементарных требованиях правовой культуры.

Наибольшее значение имеют правила разработки и формулирования норм права, а также правила построения, оформления и публикации норма­ тивно-правовых актов.

Основные правила, которых следует придерживаться в процессе разра­ ботки и формулирования норм права, таковы: доступность норм права для понимания, их ясность, отсутствие излишней сложности;

четкость формули­ ровок, терминологическая строгость (т. е. необходимо единство терминоло­ гии, тождественность употребления терминов - общеупотребительных, спе­ циальных, юридических - в разных сочетаниях в различных частях данного нормативного акта, в других нормативных актах);

использование юридиче­ ских конструкций в соответствии с определенными правилами;

оправданное использование тех или иных способов изложения элементов правовых норм (см. тему «Нормы права»);

нецелесообразность повторения положений, из­ ложенных в нормативных актах вышестоящих органов;

использование назва­ ний государственных органов и организаций, наименований встречающихся нормативных актов в соответствии с официальным и т. п.

Одна из актуальных проблем юридической техники, имеющая немаловажное практическое значение именно для Республики Беларусь (поскольку здесь два государственных языка - русский и белорусский), - какой текст нормативно­ правового акта является первичным: русский или белорусский. Возможно их неполное соответствие, поскольку не всегда удается сделать адекватный пере­ вод, подобрать термины, понятия, точно совпадающие по объему с терминами и понятиями другого языка. Для достижения надлежащего качества нормативно­ правовых актов необходимо к подготовке их проектов привлекать, во-первых, специалистов в той сфере деятельности, регулировать которую призван данный документ;

во-вторых, юристов - как ученых, так и практиков;

в-третьих, приме­ нительно к Республике Беларусь - филологов, специалистов по русскому и бе­ лорусскому языкам.

Правила построения нормативных актов: логическая последователь­ ность изложения нормативного материала (в частности, сначала принято из­ лагать более общие предписания, затем - более конкретные);

согласован­ ность и однородность включенного в нормативно-правовой акт нормативно­ го материала;

оправданная рубрикация нормативно-правовых актов, разгра­ ничение их на части, снабженные заголовками: разделы, главы, статьи;

от­ сутствие противоречий между частями нормативного акта, между разными нормативными актами;

достижение согласованности между нормативно­ правовыми актами, составляющими одну отрасль законодательства, содер­ жащими предписания, регулирующие сходные общественные отношения.

Нередко приходится решать вопрос относительно количества и иерар­ хии нормативно-правовых актов: следует принимать один или относительно немного, или же несколько нормативных актов, сокращать или увеличивать число нормативных актов, составляющих одну отрасль законодательства?

Решение этих проблем зависит от многих причин, и прежде всего от характе­ ра общественных отношений, от особенностей их правового регулирования.

Удобно, конечно, в использовании сравнительно небольшое количество нор­ мативных актов, составляющих отрасль законодательства, однако следует учитывать, что желательно в один нормативный акт включать достаточно од­ нородный материал. Возникают вопросы и следующего характера: законом или подзаконным нормативным актом должны регулироваться те или иные общественные отношения? Какие нормы права должны содержаться в зако­ не, а какие - в подзаконных нормативных актах?

К этому же блоку требований юридической техники можно отнести и необходимость совершенствования законодательства путем своевременного внесения поправок, издание нормативно-правовых актов в новой редакции, приведение перечня отмененных нормативно-правовых актов.

Существуют и правила оформления и публикации нормативно-правовых актов. Речь идет о наличии обязательных реквизитов нормативно-правовых актов: название и наименование, указание органа, издавшего данный норма­ тивно-правовой акт, дата и место принятия, номер нормативно-правового ак­ та, соответствующие подписи, печати. Должны быть решены также вопросы, связанные с введением в действие вновь принятых нормативно-правовых ак­ тов, со своевременной отменой потерявших свое значение или недействую­ щих документов. При ссылке на нормативно-правовой акт принято указывать на основные его реквизиты, а также на официальный инкорпорированный сборник, в котором данный акт был опубликован.

Интересно сравнение юридической техники в странах с континентальной и в странах с англосаксонской системами права. К примеру, в английских законах, как правило, нет предписаний общего характера, не формулируются какие-либо общие принципы. Законодатель старается предусмотреть максимально возмож­ ное число конкретных ситуаций, вникает во множество деталей. Законы пре­ дельно казуистичны, переполнены многочисленными исключениями, исключе­ ниями из исключений, разграничениями и квалификациями.

Вот что по этому поводу отмечают западногерманские компаративисты К. Цвайгерт и X. Кётц:

«Для юристов континентальной Европы английское право всегда представ­ ляется как нечто странное и необычное. На каждом шагу они вынуждены стал­ киваться с правовыми институтами, процедурами и традициями, которым не­ возможно подыскать аналогов в привычном мире правовых понятий континен­ та. Наоборот, они с сожалением констатируют, что в английском праве отсутст­ вует многое из того, что кажется им само собой разумеющейся предпосылкой для нормального отправления правосудия, как, например, ГК, торговый кодекс, Гражданский процессуальный кодекс (ГПК), логичная и выстроенная по единой схеме система понятий. Вместо этого они видят юридическую технику, основу которой составляют не тексты законов и их толкование и не система юридиче­ ских понятий, опосредствующих явления социальной жизни и служащих инст­ рументом их классификации. Для английских юристов более характерными яв­ ляются преюдициальный образ мышления, стремление систематизировать пре­ цеденты. Они склонны детально обсуждать жизненные проблемы и аргументи­ ровать свои выводы, опираясь скорее на конкретные и исторические факты, не­ жели на абстрактные понятия.» (Цвайгерт К., Кётц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 1. Основы. М., 1995. С. 273-274).

«Там, где континентальный законодатель удовлетворится одним всеобъем­ лющим понятием, английский использует пять специальных, чтобы допустимым было одно-единственное толкование и тем самым была ограничена свобода дей­ ствий судей. По мнению Поллока, искусство законодателя в конце XVIII века заключалось в том, чтобы «сложить в одну кучу как можно больше нужных и ненужных слов в надежде, что многословие обеспечит надежную защиту содер­ жанию законодательного акта» (A First Book of Jurisprudence. 1929. P 359).

В целом следует отметить, что последствия этого можно наблюдать и в со­ временном законодательстве. Юрист, представляющий континентальную систе­ му права, еще и сегодня с удивлением обнаруживает довольно частую практику, когда из употребляемых в законе понятий составляют лексикон и помещают его в начале текста, а затем дают им определения, как в учебнике. Амос называет такую юридическую технику «инструментом обеспечения закона своим собст­ венным словарным запасом». Английский закон о толковании 1978 года сплошь состоит из таких объяснений слов. Там, например, совершенно серьезно провоз­ глашается: «В любом акте, если нет иного намерения, слова мужского рода включают слова женского рода, а слова в единственном числе включают слова во множественном числе».

На каком же уровне находится законодательная техника в стране, в которой требуются столь тривиальные вспомогательные средства?

Педантизм и мелочность языка законов коренятся, разумеется, не только в стремлении максимально ограничить возможности для их толкования судьей.

Причиной тому является также и формализм юридического мышления, следы которого заметны и по сей день... Английский судья, пытаясь воспрепятствовать обходу закона, облекает свои решения по простейшим делам в многословные, витиеватые и трудные для понимания формулировки.

Не только законы, но и договоры, и завещания еще и сегодня составлены на языке, который континентальному юристу кажется средневековым. Если в Гер­ мании договор найма жилой площади содержит простую формулировку:

«Наймодатель сдает внаем квартиросъемщику следующую квартиру...», то ана­ логичная формулировка в договоре, заключенном в Англии или США, будет звучать приблизительно следующим образом: «Владелец дома сдает внаем и тем самым предоставляет, сдает в аренду и внаем квартиросъемщику, а квартиро­ съемщик соглашается взять внаем и в аренду и сим берет внаем и в аренду сле­ дующую квартиру...». Множество подобных примеров можно отыскать с легко­ стью в формулярных книгах Англии и США.

В основе этого, разумеется, лежит сословный интерес юристов: им не может не понравиться, когда простые вещи с помощью искусственного юрвдико технического языка покрываются завесой таинственности, проникнуть через ко­ торую простой гражданин без помощи специалиста не в состоянии.»

(Цвайгерт К., Кетц К. Указ. соч. С. 399-400).

Обзор специальной литературы по теме По изучаемой теме во многом не утратила своей ценности монографи­ ческая литература советского периода;

в то же время следует обратить вни­ мание и на новые исследования. Полезным, к примеру, будет знакомство с фундаментальной коллективной работой Института законодательства и срав­ нительного правоведения при Правительстве Российской Федерации «Рос­ сийское законодательство: проблемы и перспективы». В этом издании затро­ нуты также проблемы экономической, экологической, правоохранительной деятельности государства, теории разделения властей, правового положения личности, сравнительного правоведения.

Целесообразно ознакомиться с конституционной регламентацией зако­ нотворческого процесса (см. ст. 104-108, 134-137 Конституции РФ;

ст. 99, 100, 104, 138-140 Конституции РБ), а также с нормативными актами, регули­ рующими процесс разработки, принятия и введения в действие законов, при­ нимаемых парламентами, иных нормативных документов, издаваемых раз­ личными государственными органами (относительно российского законода­ тельства см., например, сборник: Порядок опубликования и вступления в си­ лу нормативных правовых актов. Сборник нормативных правовых актов. М., 1996. 102 с.).

В юридической науке уже достаточно продолжительное время ведутся дискуссии по проблеме подготовки закона, определяющего виды норматив­ но-правовых актов, их основное содержание и юридическую силу, механизм реализации и делегирования правотворческих полномочий, общим вопросам подготовки, издания и действия законов и других нормативно-правовых ак­ тов. По этой проблематике см.:

Казьмин И.Ф., Поленина С.В. «Закон о законах»: проблемы издания и содержания // Советское государство и право. 1989. № 12. С. 3-9.

Пиголкин А.С., Казьмин И.Ф., Рахманина Т.Н. Инициативный проект за­ кона «О нормативно-правовых актах Российской Федерации» // Государство и право. 1992. № 7. С. 76-86.

Поленина С.В., Лазарев Б.М., Лившиц Р.З., Козлов А.К, Глушко Е.К Инициативный проект федерального Закона о законах и иных нормативно­ правовых актах РФ //Государство и право. 1995. № 3. С. 57-68.

В некоторых субъектах Российской Федерации подобные нормативно­ правовые акты уже приняты.

Общие проблемы создания и типологии нормативно-правовых актов, совершенствования законодательства интересуют не только теоретиков, но и специалистов по иным юридическим дисциплинам, и прежде всего - по кон­ ституционному праву, поэтому ниже приведены не только теоретические ис­ следования. При необходимости можно ознакомиться в большем объеме с литературой по конституционному праву, в частности, с учебниками по кон­ ституционному праву зарубежных стран (см., например: Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник. В 4 т. Т. 1-2. М., 1993— 1995;

Сравнительное конституционное право. М., 1996. 729 с.;

Чиркин В.Е.

Конституционное право зарубежных стран. М., 1997. 672 с.).

9 Зак. Анализ первых двух лет практики применения государственной регист­ рации ведомственных нормативных актов содержится в статье: Жевакин С.Н.

Государственная регистрация ведомственных нормативных актов: краткий комментарий и обзор практики применения // Государство и право. 1995.

№ 5. С. 30-38. Говоря об очевидности и несомненности позитивного значе­ ния данного института, автор отмечает: «Известно, что интересы общества в целом и уровень интересов того или иного отдельного ведомства не вполне совпадают. Стремление органа управления повысить ценность своего соци­ ального места в структуре общественных связей может выражаться в созна­ тельном или не вполне осознанном стремлении выйти за рамки своих закон­ ных полномочий, трактовать их расширительно. С точки зрения данной про­ блемы контрольная функция Министерства юстиции РФ является мерой, препятствующей разбалансированности отдельных компонентов правовой системы общества и содействующей гармонизации объективных проявлений различных уровней интересов. Ведь создавая то или иное правило, законода­ тель преследовал определенную социальную цель, и препятствовать разрыву между такими целями и средствами по их достижению призвана государст­ венная регистрация ведомственных нормативных актов. Заданность мини­ стерства или ведомства кругом вопросов, отнесенных к его компетенции, в известном смысле затрудняет для него комплексное восприятие и всесторон­ нюю оценку тенденций развития общества и соответственно учета социаль­ ных последствий вводимой им той или иной нормы. Путь к достижению ве­ домственных целей как бы освобождает от учета тех результатов, которые непосредственно не связаны с функциями данного органа управления. На­ пример, усиливая своими актами налоговое бремя, финансовые органы абст­ рагируются от спада производства, усиления теневой экономики и т. п. А ме­ жду тем такие проблемы, как правило, усугубляются существующими прави­ лами налогообложения.» (Жевакин С.Н, Указ. соч. С. 31-32).

Литература ко всей теме Богдановская ИЮ. Закон в английском праве. М., 1987.

Баранов В. М. и др. Систематизация нормативно-правовых актов / В.М. Бара­ нов, Т.Н. Рахманина, В.М. Сырых. Н. Новгород, 1993.

Брауде И.Л. Очерки законодательной техники. М., 1958.

Василевич Г.А. Верховный Совет Республики Беларусь: Правовые во­ просы деятельности. Минск, 1993. 288 с.

Васильев В.И Прямая демократия: опыт Калифорнии // Государство и право. 1994. № 1. С. 116-124.

Васильев Р.Ф. Правовые акты органов управления: Учебное пособие.

М., 1970. 108 с.

Гаврилов О.Л. Стратегия правотворчества и социальное прогнозирова­ ние. М., 1993. 128 с.

Грошев А.В. Правосознание и правотворчество: Уголовно-правовой ас­ пект: Учебное пособие. Екатеринбург, 1996.

Грязин И. Текст права: Опыт методологического анализа конкурирую­ щих теорий. Таллин, 1983.

Дмитриев Ю.Л., Комарова В.В. Референдум в системе народовластия.

М., 1995. 323 с.

Дрейшев Б. В. Правотворчество в советском государственном управле­ нии. М., 1977. 160 с.

Дрейшев Б. В. Правотворческие отношения в советском государственном управлении. Л., 1978. 176 с.

Жевакин С.Н. Государственная регистрация ведомственных норматив­ ных актов: краткий комментарий и обзор практики применения // Государст­ во и право. 1995. № 5. С. 30-38.

Жевакин С.Н. Ведомственные нормативные акты Российской Федера­ ции: краткий аналитический обзор // Государство и право. 1996. № 11. С. 98 104.

Завадская JI.H. Концепция закона: отрицание отрицания // Теория права:

новые идеи. Вып. 3. М., 1993. С. 4-12.

Заец А.П. Система советского законодательства: Проблема согласован­ ности. Киев, 1987. 99 с.

Закон в переходный период: опыт современной России («круглый стол»

журнала)//Государство и право. 1995. № 10. С. 28-61.

Законодательная техника / Под ред. Д.А. Керимова. Л., 1965. 143 с.

Законодательный процесс в России: граждане и власть. М., 1996. 80 с.

Законодательство Российской Федерации: теоретические вопросы, про­ блемы и перспективы //Государство и право. 1992. № 10.

Игнатенко В.В. Модельный региональный закон о правотворческой деятельности: концепция и содержание. Иркутск, 1995.

Игнатенко В.В. Региональное правотворчество и законодательство: Ос­ новные понятия и термины. Иркутск, 1996.

Кабанов А.В. Ведомственные нормативные акты в общенародном госу­ дарстве: понятие и роль // Вестник МГУ. № 3. 1982.

Керимов Д. А. Законодательная деятельность советского государства. М., 1955.

Керимов Д А. Кодификация и законодательная техника. М., 1962.

Керимов Д. А. Культура и техника законотворчества. М., 1991. 160 с.

Кленова Т. В. Принципы уголовного права и принципы кодификации в уголовном праве //Государство и право. 1997. № 1.

КовачевД.А. Законодательный процесс в европейских социалистических государствах. М., 1966.

Ковачев Д.А. Механизм правотворчества социалистического государст­ ва. М., 1977. 112 с.

Колдаева Н.П. К вопросу о социологических аспектах правообразования // Теория права: новые идеи. Вып. 3. М., 1993. С. 37-44.

Колдаева Н.П. К вопросу о роли идеологических факторов в правообра зовании // Теория права: новые идеи. Вып. 4. М., 1995. С. 32-41.

Кондратович Н.М. Субъекты законотворческого процесса: Автореф.

дисс. канд. юр. наук. Минск, 1995.

Конституция, закон, подзаконный акт / Отв. ред. Ю.А. Тихомиров. М., 1994. 136 с.

Концепции развития российского законодательства. М., 1994. 244 с.

Координация правотворчества в Российской Федерации. М., 1996.

Королев В.А. Опубликование законов как стадия законодательного про­ цесса // Советское государство и право. 1992. № 5.

Котелевская И. В. Информация и законодательный процесс // Советское государство и право. 1990. № 9.

Крестъянинов Е.В. Особенности порядка принятия федеральных кон­ ституционных законов //Государство и право. 1995. № 12. С. 3-10.

Кривой В. И. Проект трудового кодекса Республики Беларусь // Государ­ ство и право. 1996. № 6. С. 111-120.

Кривой В. И. Кодификация законодательства о труде Беларуси. Минск, 1997.52 с.

Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Современная социология права: Учеб­ ник для вузов. М., 1995. 297 с. (см. с. 37-63).

Кухарчук Т. В. К вопросу о кодификации законодательства на современ­ ном этапе // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Вып. 2.

Jlanaeea В. В. Социологическое обеспечение законодательства // Совет­ ское государство и право. 1989. № 9.

Лившиц Р.З. О легитимности закона // Теория права: новые идеи.

Вып. 4. М., 1995. С. 18-26.

Лучин В О. «Указное право» в России. М., 1996.

Малков В.П. Опубликование и вступление в силу федеральных законов, иных нормативных правовых актов // Государство и право. 1995. № 5. С. 23-29.

Мицкевич А.В. Акты высших органов Советского государства: Юриди­ ческая природа нормативных актов высших органов государственной власти и управления СССР. М., 1967.

Морозова Л А. Конференция по вопросам подготовки и проведения ре­ ферендумов //Государство и право. 1993. № 4. С. 151-157.

Мытник П. Каждый год по... новому УПК? // Судовы Весшк. 1995. № 4.

С. 47— 49.

Научные основы советского правотворчества. М., 1981.

Нашиц А. Правотворчество: Теория и законодательная техника. М., 1974. 256 с.

Новая конституция Российской Федерации и развитие законодательства // Государство и право. 1994. № 12. С. 129-150.

Ноздрачев А.Ф. Опубликование ведомственных актов и их систематиза­ ция // Советское государство и право. 1971. № 7.

Опубликование нормативных актов. М., 1978.

Пастухов М. Декрет № 1: почему президент пошел на нарушение зако­ нов и Конституции // Народная воля. 1997. № 44 (11 марта 1997 г.).

Пиголкин А.С. Подготовка проектов нормативных актов. М., 1968.

Пиголкин А. С. Совершенствование советского законодательства на со­ временном этапе // Советское государство и право. 1988. № 1.

Пиголкин А.С., Рахманина Т.Н. Демократические основы создания нор­ мативных актов // Советское государство и право. 1989. №11.

Поленина С. В. Теоретические проблемы системы советского законода­ тельства. М., 1979.

Поленина С. В. Закон как средство реализации задач формирования пра­ вового государства // Теория права: новые идеи. Вып. 3. М., 1993. С. 13-22.

Поленина С.В. Законодательная техника и формирование правового го­ сударства // Советское государство и право. 1990. № 7.

Поленина С. В. Федеративные договоры и структура законодательства // Государство и право. 1993. № 1. С. 3-13.

Поленина С. В. Новое в системе законодательства РФ // Государство и право. 1994. № 12. С. 27-36.

Поленина С.В. Законотворчество в Российской Федерации. М., 1996.

145 с. (рецензия: Исаков В.Б. // Государство и право. 1997. № 2. С. 113-114).

Поленина С.В., Силъченко Н.В. Научные основы типологии нормативно­ правовых актов в СССР. М., 1987.

Правовой эксперимент и совершенствование законодательства / Под ред. В.И. Никитинского и И.С. Самощенко. М., 1988. 304 с.

Право и правотворчество: вопросы теории. М., 1982.

Правотворчество в СССР / Под ред. А.В. Мицкевича. М., 1974. 319 с.

Проблемы законотворчества Российской Федерации. М., 1993.

Проблемы правотворчества и совершенствования законодательства: Сб.

научн. тр. Иркутск, 1996.

Развитие кодификации советского законодательства. М., 1968.

Розин Л.М. Нормативные и правоприменительные акты органов внут­ ренних дел. М., 1969.

Российское законодательство: проблемы и перспективы. М., 1995. 478 с.

Самощенко И.С. Новый шаг в совершенствовании советского законода­ тельства // Советское государство и право. 1987. № 2.

Свод законов Советского государства: Теоретические проблемы / Отв.

ред. И.С. Самощенко. М., 1981. 256 с.

Седугин П.И. Рождение закона. М., 1991. 80 с.

Сенякин И.Н. Проблемы специализации и унификации российского за­ конодательства // Государство и право. 1993. № 5. С. 20-27.

Сенякин И.Н. Специализация и унификация российского законодатель­ ства: проблемы теории и практики. Саратов, 1993. 194 с.

Сидельников И.П. Доступность закона: Правовое информирование гра­ ждан / Под ред. В.А. Круталевича. Минск, 1992. 125 с.

Сидорчук И.П. Пути повышения качества ведомственного правотворче­ ства // Право и демократия. Минск, 1991. С. 70-75.

Сильченко Н.В. Границы деятельности законодателя // Советское госу­ дарство и право. 1991. № 8.

Сильченко Н.В. Закон: Проблемы этимологии, социологии и логики / Под ред. С.Ф. Сокола. Минск, 1993. 119 с.

Сильченко Н.В. Юридический закон сквозь призму законов науки // Право и демократия. Вып. 6. Минск, 1994. С. 11-18.

Система советского законодательства. М., 1981.

Скрипилев Е.А., Антонова НА. Учение о законе в русском правоведении второй половины X IX - начала XX в. // Теория права: новые идеи. Вып. 3.

М., 1993. С. 54-67.

Совершенствование законодательства Союза ССР и союзной республи­ ки / Под ред. В.И. Семенкова, В.Г. Тихини. Минск, 1990. 350 с.

Советское законодательство: пути перестройки / Отв. ред. А.В. Мицке­ вич, А.С. Пиголкин. М., 1989. 432 с.

Соколова А.А. Процедурно-процессуальный фактор в правообразовании // Право и демократия. Вып. 2. Минск, 1989. С. 49-56.

Соколова А.А. Субъективные факторы и их оценка в процессе правооб разования // Право и демократия. Вып. 4. Минск, 1991. С. 9-17.

СССР- Франция: социальные вопросы правотворчества. М., 1980.

128 с.

Становление основ общесоюзного законодательства. М., 1972.

Теоретические вопросы систематизации законодательства / Под ред.

С.Н. Братуся и И.С. Самощенко. М., 1962.

Тихомиров Ю.А. Теория закона. М., 1982. 257 с.

Тихомиров Ю.А. Закон в социалистическом правовом государстве // Со­ ветское государство и право. 1988. № 10.

Тихомиров Ю.А. Закон и формирование гражданского общества // Со­ ветское государство и право. 1991. № 8.

Тихомиров Ю.А. Действие закона. М., 1992. 163 с.

Тихомиров Ю.А. Проблемы сравнительного законоведения // Государст­ во и право. 1993. № 8. С. 43-51.

Тихомиров Ю.А. Публичное право: Учебник. М., 1995.496 с. (см. с. 223-248).

Тихомиров Ю.А. Закон в условиях общественных преобразований в Рос­ сии // Драма российского закона. М., 1996. С. 7-26.

Тихомиров Ю.А., Зражевская Т.Д. Правотворчество области как субъек­ та Российской Федерации //Государство и право. 1997. № 1. С. 12-18.

Троицкий B.C., Морозова JT.A. Делегированное законотворчество // Го­ сударство и право. 1997. № 4. С. 91-99.

Уткин В.А. Проблемы кодификации республиканского исправительно трудового законодательства // Право и демократия. Вып. 4. Минск, 1991.

С.114-120.

Ушаков А.А. Очерки советской законодательной стилистики. Пермь, 1967.

Халфина P.O. Научные основы советского правотворчества. М., 1981.

Черников В.В. Нормативные акты органов внутренних дел в системе правовых аспектов управления. М., 1996.

Четверикова J1. В. Законотворчество в Республике Коми на современном этапе: Учебное пособие. Сыктывкар, 1996.

Чехарина В. И. Проблемы законодательного процесса в Российском пар­ ламенте // Конституционный строй России: Сб. статей. Вып. 1. М., 1992.

С. 63-72.

Шишкин С.И., Ронсанский М.Я., Игнатенко В.В. Межрегиональная про­ грамма развития правотворчества // Государство и право. 1993. № 8. С. 59-71.

Шохин А. Взаимодействие властей в законодательном процессе. М., 1997.

Шупленков В.П. Законотворчество: фундаментальный курс. М., 1993.

Язык закона / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1990.

Тема 13. ПРЕДЕЛЫ ДЕЙСТВИЯ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ § 1. Понятие юридического действия нормативно-правовых актов.

§ 2. Действие нормативно-правовых актов во времени. Обратная сила закона. Переживание действия нормативно-правовых актов.

§ 3. Действие нормативно-правовых актов в пространстве. Случаи экстерриториального действия закона.

§ 4. Действие нормативно-правовых актов по кругу лиц. Особенно­ сти правового положения иностранцев и лиц без гражданства.

Обзор специальной литературы по теме.

§ 1. Понятие юридического действия нормативно-правовых актов Нормы права, призванные регулировать общественные отношения, со­ держатся в официальных документах - нормативно-правовых актах. Дейст­ вующие в том или ином государстве нормативно-правовые акты согласованы между собой и образуют целостную систему, именуемую системой законода­ тельства. Вопросы понятия юридического действия нормативно-правовых актов, действия нормативно-правовых актов в пространстве и во времени имеют важное значение как для правотворческого процесса, так и для дея­ тельности по реализации правовых норм. Знакомясь с нормативно-правовы ми актами, граждане получают знания о содержании нормативных предписа­ ний. Именно нормативно-правовой акт как внешняя форма права определяет, какие общественные отношения регулируют содержащиеся в акте нормы права, когда они начинают действовать, на какую территорию они распро­ страняются, какой категории лиц касаются.

Таким образом, пределы действия правовых норм определяются прежде всего (но не во всех случаях) пределами действия нормативно-правовых ак­ тов, в которых данные правовые нормы содержатся.

Действие нормативно-правового акта - это порождение тех юриди­ ческих последствий, которые в нем предусмотрены.

Пределы действия нормативно-правового акта обычно устанавливаются по трем основным параметрам: по времени, территории и кругу лиц. Иногда добавляют и четвертый параметр: определенную сферу общественных отно­ шений, которую регулируют содержащиеся в нормативно-правовом акте нормы права, и говорят о предметном действии нормативно-правовых актов.

От четкого и рационального установления пределов действия нормативно­ правовых актов зависят их качество, согласованность между собой, и в конеч­ ном счете- уровень эффективности правового регулирования. «С пределами действия нормативного акта связано осуществление требований законности.

Эти пределы должны быть регламентированы так, чтобы принятые норматив­ ные акты своевременно вводились в действие, старые отменялись, строго опре­ делялась их субординация, не допускались случаи произвольного применения акта к отношениям, которые не попадают в сферу его функционирования.»

(Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2. С. 237-238).

Пределы действия нормативно-правового акта специально урегулирова­ ны в особых нормах: оперативных и коллизионных (см, например, нормы права, содержащиеся в ст. 9-12 УК РФ, ст. 4-6 УК РБ).

§ 2. Действие нормативно-правовых актов во времени. Обратная сила закона. Переживание действия нормативно-правовых актов Действие нормативно-правового акта во времени ограничено моментом вступления в юридическую силу (1) и моментом утраты юридической силы (2). Кроме того, в этом параграфе будут рассмотрены обратная сила (ретро­ активность) нормативно-правового акта (3) и переживание действия (ультра­ активность) нормативно-правового акта (4).

1. Срок вступления в юридическую силу может быть указан или в самом нормативно-правовом акте, или в специальном сопутствующем документе.

Называется конкретная дата, причем чаще всего срок между принятием и введением в действие нормативно-правового акта не превышает одного-трех месяцев. Если же принимается достаточно сложный, важный нормативно­ правовой акт, то срок между принятием и введением его в действие может быть и более продолжительным. Так, Уголовный кодекс РФ был принят Го­ сударственной Думой 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федераций 5 июня 1996 г., а введен в действие с 1 января 1997 г. Гражданский и гражданско процессуальный кодексы РБ (в то время - БССР) были приняты 11 июня 1964 г., а введены в действие с 1 января 1965 г. Срок между принятием и вве­ дением в действие увеличивается и в случае невозможности или нецелесооб­ разности немедленной реализации предписаний, содержащихся в норматив но-правовом акте.

Нормативно-правовой акт может вступать в юридическую силу поэтап­ но. В этом случае этапы введения в действие тех или иных глав, разделов, статей обозначаются определенными сроками либо связываются с наступле­ нием определенных условий. Так, УК РФ введен в действие с 1 января 1997 г., в то же время его положения о наказаниях в виде обязательных работ и ареста вводятся в действие федеральным законом после вступления в силу Уголовно-исполнительного кодекса РФ по мере создания необходимых усло­ вий для исполнения этих видов наказаний, но не позднее 2001 года (см. ст. 1, 4 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Россий­ ской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1996. №25. ст. 2955).

Часть первая Гражданского кодекса РФ введена в действие с 1 января 1995 г., за исключением положений, для которых установлены иные сроки введения в действие. В соответствии со статьей 8 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3302) впредь до введения в действие закона о регистра­ ции юридических лиц и закона о регистрации прав на недвижимое имущест­ во и сделок с ним применяется действующий порядок регистрации юридиче­ ских лиц и регистрации недвижимого имущества и сделок с ним.


Наконец, один из наиболее популярных в последнее время сроков, на которые указывают при вступлении нормативно-правовых актов высших ор­ ганов государства в юридическую силу - момент опубликования. Тем самым обеспечивается оперативность действия вновь принятого документа. Однако, как отмечается в литературе, такой способ не обеспечивает населению воз­ можность своевременного ознакомления с новыми нормами права, и такую практику вряд ли следует признать приемлемой (см.: Малков В.П. Опублико­ вание и вступление в силу федеральных законов, иных нормативных право­ вых актов // Государство и право. 1995. № 5. С. 28-29). Введение в действие законов с момента их опубликования не согласуется с тем, что по общему правилу они вступают в юридическую силу по прошествии определенного срока после их опубликования (в Российской Федерации и в Республике Бе­ ларусь это десять дней). Современной зарубежной конституционной практи­ ке также известен подобный способ вступления законов в юридическую силу, однако обычно с момента опубликования вводятся в действие лишь такие за­ коны, которые относятся к государственным органам и не затрагивают прав, свобод, обязанностей и ответственности человека.

Может быть указан также следующий срок: нормативно-правовой акт вступает в юридическую силу с момента принятия или подписания. Этот спо­ соб не очень удобен применительно к нормативно-правовым актам высших органов государства, поскольку субъекты права узнают содержание правовых норм, знакомясь с уже опубликованными документами. Он, как правило, применяется для введения в действие нормативно-правовых актов, не имею­ щих общего значения. В отечественной юридической практике подобный способ вступления в юридическую силу применялся даже к законам.

Если срок вступления акта в юридическую силу не указан, он определя­ ется в соответствии с правилами, установленными для каждого вида норма­ тивно-правовых актов. Общее правило здесь таково: вступление в юридиче­ скую силу нормативно-правовых актов, имеющих наиболее важное значение (принимаемых прежде всего высшими государственными органами), привя­ зывается к моменту их официального опубликования;

они вступают в юриди­ ческую силу или после официального опубликования, или же по истечении определенного срока после официального опубликования. Остальные норма­ тивные документы вступают в юридическую силу с момента принятия или подписания.

2. Существуют следующие способы прекращения действия нормативно­ правовых актов во времени:

Прямая отмена нормативно-правового акта. Этот способ наиболее удо­ бен, он ведет к «расчистке» законодательства, поскольку здесь содержится четкое указание на время прекращения действия официального документа.

Подобное указание может содержаться рядом с новыми правовыми нормами, с правовыми нормами о введении в действие нового нормативно-правового акта;

отмене устаревших нормативно-правовых актов или отдельных их час­ тей могут быть посвящены и специальные нормативно-правовые акты.

Фактическая отмена данного нормативно-правового акта другим нор­ мативным актом, принятым по тому же вопросу. Данный способ не слишком удобен, поскольку полная ясность для правоприменителя относительно дей­ ствия того или иного документа во многих случаях не наступает. Все-таки по самым разным причинам именно таким способом нормативные акты утрачи­ вали юридическую силу и в советское время, да и в 90-е годы.

Истечение срока, на который был издан нормативно-правовой акт, если этот срок был установлен.

Изменение обстановки, исчезновение общественных отношений, на ре­ гулирование которых были рассчитаны те или иные нормативно-правовые акты. Так, утратили смысл и поэтому прекратили свое действие без специ­ альной отмены многие нормативно-правовые акты периода Великой Отече­ ственной войны после ее окончания.

3. По общему правилу нормативно-правовой акт не распространяет свое действие на факты и юридические последствия, которые наступили до его вступления в силу. Этот принцип знало еще римское право: «lex ad praeteriam non valet» - «закон обратной силы не имеет». Настоящее правило содержит определенные гарантии стабильности правопорядка, препятствия для произ­ вольного регулирования отношений в обществе. Так, нельзя, например, с зав­ трашнего дня ввести новый налог и заставить налогоплательщиков выпла­ тить его за какой-то период до этого момента (кстати, такой запрет содер­ жится в ст. 57 Конституции РФ: «Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют»).

Однако из рассматриваемого правила возможны и исключения. В неко­ торых случаях, обычно из справедливых, гуманных соображений, может ис­ пользоваться обратная сила нормативно-правового акта (обратная сила за­ кона): распространение действия нового нормативно-правового акта на те факты и порожденные ими правовые последствия, которые возникли до вступления его в юридическую силу. Нормативно-правовой акт может иметь обратную силу в случае прямого указания на это законодателя. Произвольное придание обратной силы недопустимо, при этом, как правило, положение граждан ухудшаться не должно.

В соответствии с частью 1 статьи 4 ГК РФ «акты гражданского законода­ тельства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо преду­ смотрено законом». Статья 12 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» (Собрание законо­ дательства РФ. 1996. № 5. Ст. 411) гласит: «Действие статей 1069 и 1070 Граж­ данского кодекса Российской Федерации распространяется также на случаи, ко­ гда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 г. (с этого момента введена в действие часть вторая ГК - В.Л., С.Л.), но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался невозмещенным. Действие статей 1085— 1094 указанного Кодекса распространяется также на случаи, когда причинение вреда жизни и здоровью гражданина имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался невозмещенным».

Обратную силу имеют также нормативно-правовые акты, смягчающие или отменяющие юридическую ответственность за совершение противоправ­ ного деяния.

«Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон» (ст. 54 Конституции РФ). В соответствии с частью 1 статьи 9 УК РФ «преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния». В то же время «уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным об­ разом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет об­ ратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих на­ казание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, ус­ танавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным обра­ зом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Если новый уго­ ловный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголов­ ным законом» (ст. 10 УК РФ).

«Закон не имеет обратной силы, за исключением случаев, когда он смягчает или отменяет ответственность граждан» (ч. 6 ст. 104 Конституции РБ, здесь да­ на принципиально иная формулировка, чем в Конституции РФ;

в соответствии с новой редакцией Конституции РБ (в старой такого положения не было) может быть признана противоречащей Конституции вполне допустимая- и ранее в СССР, и ныне в России - практика придания обратной силы отдельным нормам, к примеру, гражданского права, не связанным с юридической ответственно­ стью). В соответствии со ст. 6 УК РБ «преступность и наказуемость деяния оп­ ределяется законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Закон, устраняющий наказуемость деяния или смягчающий наказание, имеет обратную силу, то есть распространяется также на деяния, совершенные до его издания.

Закон, устанавливающий наказуемость деяния, обратной силы не имеет» Ста­ тья 8 КоАП РБ гласит: «Акты, смягчающие или отменяющие ответственность за административные правонарушения, имеют обратную силу, то есть распростра­ няются и на правонарушения, совершенные до издания этих актов. Акты, уста­ навливающие или усиливающие ответственность за административные право­ нарушения обратной силы не имеют».

По степени завершенности наступивших в соответствии с прежним нормативно-правовым актом правовых последствий различают простую и ревизионную обратную силу. При ревизионной обратной силе действие нор мативно-правового акта распространяется на факты, по которым юридиче­ ские последствия уже наступили, происходит пересмотр этих юридических последствий. Так, в связи с принятием в 60-х годах нового гражданского за­ конодательства требовался пересмотр договоров купли-продажи жилого дома с условием пожизненного содержания. Простая обратная сила нормативно­ правового акта пересмотра завершенных юридических последствий не пред­ полагает.

4. Рассматривая вопросы действия нормативно-правовых актов во вре­ мени, следует остановиться и на явлении, противоположном обратной силе на так называемом «переживании» нормативно-правового акта. Старый до­ кумент, отмененный новым, в какой-то мере продолжает действовать и после утраты им юридической силы. Он как бы «переживает» отведенный ему срок.


Переживание возможно в тех случаях, когда для приведения старых оби явст­ венных отношений в соответствие с новым нормативно-правовым г стом тре­ буется определенный срок.

Сходное с переживанием нормативно-правовых актов явление наблюдается в революционные периоды развития общества. В этом случае вооСще все «старое» законодательство, принятое на предыдущем этапе развития общества, государства и правовой системы, может быть отменено одним росчерком пера.

Однако для принятия огромного количества нормативно-правовых актов, кото­ рые могли бы эффективно регулировать разнообразные общественные отноше­ ния, требуется немало времени. Поэтому «революционерам» и «преобразовате­ лям», как правило, приходится пролонгировать действие норм права, содержа­ щихся в уже отмененных нормативно-правовых актах. В отечественной истории только в XX веке подобная ситуация возникала два раза - в 1917 и в 1991 годах.

В пункте 5 Декрета Совета Народных Комиссаров от 22 ноября 1917 г. «О суде» было записано: «Местные суды... руководятся в своих решениях и приго­ ворах законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революци­ онному правосознанию. Примечание. Отмененными признаются все законы, противоречащие декретам ЦИК Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов и рабочего и крестьянского правительства, а также программа-мини мум РСДРП партии и партии СР».

В соответствии со статьей 11 Соглашения о создании Содружества Незави­ симых государств «с момента подписания настоящего Соглашения на террито­ риях подписавших его государств не допускается применение норм третьих го­ сударств, в том числе и бывшего Союза ССР». Однако, к примеру, в Постанов­ лении Верховного Совета РБ «Об оговорке к Соглашению о создании Содруже­ ства Независимых Государств» (Ведомости Верховного Совета Республики Бе­ ларусь. 1992. № 9 (47). Ст. 164) сказано: «В целях создания необходимых усло­ вий для реализации статьи 11 вышеназванного Соглашения предусмотреть, что на территории Республики Беларусь действуют правила о применении законо­ дательства Республики Беларусь и бывшего Союза ССР, закрепленные в статье 72 Конституции (Основного Закона) Республики Беларусь и статье 3 Закона «Об основных принципах народовластия в Республике Беларусь». Часть 4 ст. 3 Зако­ на РБ от 27 февраля 1991 г. «Об основных принципах народовластия в Респуб­ лике Беларусь» (Ведомости Верховного Совета Белорусской ССР. 1991. № (14). Ст. 129) гласит: «Законодательство СССР действует на территории Бело­ русской ССР, если оно не противоречит законодательству Белорусской ССР».

Таким образом, принимая во внимание обратную силу (ретроактив­ ность) и переживание действия (ультраактивность) нормативно-правового акта, при изучении действия норм права во времени следует обращать вни­ мание на два обстоятельства. Во-первых, на сроки календарного действия правовых норм: они ограничены моментом вступления в юридическую силу нормативно-правового акта и моментом утраты им юридической силы. И, во вторых, на те факты и отношения, на которые нормы права распространяют свое действие.

Основные принципы действия нормативно-правовых актов во времени на­ шли отражение в важнейших международных документах, в частности, в актах, составляющих Хартию прав человека.

«Никто не может быть осужден за преступление на основании совершения какого-либо деяния или за бездействие, которые во время их совершения не со­ ставляли преступления по национальным законам или по международному пра­ ву. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое мог­ ло быть применено в то время, когда преступление было совершено» (ч. 2 ст. Всеобщей декларации прав человека 1948 г.).

«1. Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уго­ ловного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву не являлось уголовным преступ­ лением. Равным образом не может назначаться более тяжкое наказание, чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступле­ ния. Если после совершения преступления законом устанавливается более лег­ кое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника.

2. Ничто в настоящей статье не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое деяние или упущение, которые в момент совершения яв­ лялись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признан­ ным международным сообществом.» (Ст. 15 Международного пакта о граждан­ ских и политических правах 1966 г.).

Действие во времени- наиболее значимый параметр с практической точки зрения действия нормативно-правовых актов. Слишком быстрое (после принятия) введение в действие крупного и сложного нормативного акта мо­ жет вызвать затруднение в работе органов государства, поставить в невыгод­ ное положение тех или иных субъектов, повлечь за собой трудности в реше­ нии практических вопросов. При кажущейся простоте правил действия нор­ мативно-правовых актов во времени (внимание следует обращать прежде всего на момент вступления в юридическую силу и на момент утраты юриди­ ческой силы, в отдельных случаях возможна обратная сила нормативно­ правового акта, и лишь иногда - переживание его действия) на практике не­ редко возникают достаточно запутанные ситуации, выход из которых прихо­ дится искать высшим судебным инстанциям.

В научных исследованиях поднимаются самые разные проблемы временных пределов действия нормативно-правовых актов.

Д.Н. Бахрах считает, что само понятие «действие нормативно-правового ак­ та во времени» следует заменить более точным определением «действие нормы права во времени», поскольку один документ может содержать предписания с различными временными параметрами. Это позволит уточнить соотношение та­ ких явлений, как обратная сила, действие и переживание действия нормы права.

Такая позиция в принципе верна и заслуживает поддержки. Следует иметь в ви­ ду и то, что в научной и учебной литературе прочно закрепился термин «действие нормативно-правовых актов». В этой же работе выделяются типы и принципы действия правовых норм во времени.

Типы действия новой нормы: перспективное - на факты, возникшие после вступления в силу нормативно-правового акта, только на новые правоотноше­ ния;

немедленное - на факты прошлого и ранее возникшие правоотношения;

обратное - на правоотношения, которые возникли до вступления в силу норма тивно-правового акта. Соотношение действия во времени новой и старой нормы может быть выражено следующим образом: перспективное действие новой нормы - переживание старой;

немедленное действие новой нормы - немедлен­ ное прекращение действия старой;

обратное действие новой нормы - досрочное прекращение действия старой.

Нормы права должны действовать во времени в соответствии со сле­ дующими принципами:

Общее правило - немедленное действие правовых норм.

Норма, ухудшающая правовое положение граждан, других субъектов права, должна иметь только перспективное действие.

Норма, улучшающая правовое положение граждан и других субъектов права, имеет обратную силу.

Исключения из этих правил, которые должны быть закреплены законо­ дательно, возможны только при наличии специальных коллизионных норм (см.: Бахрах Д.Н. Действие правовой нормы во времени // Советское государ­ ство и право. 1991. № 2. С. 11-20).

Совершенствованию правового регулирования действия закона во времени посвящена статья А.М. Медведева. Автор говорит о целесообразности установ­ ления норм, регулирующих действие закона во времени, не только в Конститу­ ции, но и в отраслевом законодательстве, подобно тому, как это имеет место в УК и в КоАП. Правовые нормы, непосредственно регулирующие действие зако­ на во времени, таковы:

1. Правомерность или противоправность поведения граждан, юридических лиц, общественных объединений и других субъектов, а равно их ответствен­ ность за противоправные деяния определяются законом, действовавшим во вре­ мя совершения поведенческого акта. Никто не может быть привлечен к ответст­ венности или иным образом ограничен в правах и свободах за деяние, которое в момент его совершения не признавалось противоправным. Никто не может два­ жды нести ответственность за одно и то же правонарушение.

2. Закон, устраняющий противоправность деяния или смягчающий ответст­ венность за него, либо иным образом улучшающий правовое положение субъек­ та, имеет обратную силу, т. е. распространяется и на лиц, совершивших деяние до издания нового закона. Закон, имеющий обратную силу, вводится в действие и подлежит исполнению с момента его принятия.

3. Закон, устанавливающий противоправность деяния или отягчающий от­ ветственность за него, либо иным образом ухудшающий правовое положение лица, обратной силы не имеет. Закон, не имеющий обратной силы, вводится в действие с момента официального опубликования и подлежит применению по истечении 10 дней со дня его опубликования, если иной более длительный срок не указан в самом законе.

4. В случае коллизии или конкуренции законов, предусматривающих раз­ личную по виду и строгости ответственность за однородные деяния, применяет­ ся более мягкий, более благоприятный для лица закон (см.: Медведев А.М. Пра­ вовое регулирование действия закона во времени // Государство и право. 1995.

№ 3. С. 69-75.) § 3. Действие нормативно-правовых актов в пространстве.

Случаи экстерриториального действия закона Действие нормативно-правовых актов в пространстве связано с их рас­ пространением на определенную территорию. Нормативно-правовые акты государства распространяют свое действие на всю территорию данного государства. Это правило вытекает из характеристики власти государства как власти суверенной. Именно вследствие государственного суверенитета действие нормативно-правовых актов государства на его территории безраз­ дельно и исключительно. Территорией государства признается часть земного шара, на которую распространяется суверенная власть данного государства.

Обычно к ней относят: сухопутное пространство в пределах государственных границ;

недра земли в пределах государственных границ;

внутренние воды, т. е. воды рек, озер и иных водоемов, берега которых полностью принадле­ жат государству;

территориальные воды;

континентальный шельф;

воздуш­ ное пространство в пределах государственных границ;

военные суда под фла­ гом государства;

гражданские суда под флагом государства, находящиеся в нейтральных водах или в международном воздушном пространстве;

террито­ рии посольств, миссий, консульств государства за рубежом;

космические ко­ рабли (станции) со знаком государства, зарегистрировавшего объект.

Высшими и центральными органами государства могут приниматься нормативно-правовые акты, действующие на ограниченной части государства.

Так, особый юридический режим может быть установлен в свободной эконо­ мической зоне, в оффшорной зоне, на территории, которая отличается слож­ ными климатическими условиями или имеет иные существенные особенно­ сти - например, районы Крайнего Севера (см. ст. 251 КЗоТ РФ).

Свою территорию действия имеют нормативно-правовые акты местных органов государства. Их решения обязательны для исполнения всеми распо­ ложенными на территории какой-либо административно-территориальной единицы предприятиями, учреждениями и организациями, а также должност­ ными лицами и гражданами.

Если возникает проблема соотношения нормативных актов, действую­ щих на всей территории республики и действующих на определенной ее час­ ти, то она решается по принципу преимущественной юридической силы ак­ тов вышестоящих органов перед актами нижестоящих органов.

Проблема территориального действия нормативно-правовых актов осо­ бую актуальность приобретает в федеративных государствах. Здесь заслужи­ вают внимания два момента: соотношение территориальных пределов дейст­ вия нормативно-правовых актов федерации и субъекта федерации, и различ­ ных субъектов федерации.

Из общего правила действия нормативно-правовых актов в пространстве существуют исключения - так называемые случаи экстерриториального дей­ ствия закона, которое проявляется, в основном, в отношениях с иностранны­ ми гражданами и организациями, а также с гражданами и организациями Российской Федерации (или Республики Беларусь), находящимися за грани­ цей. Суть экстерриториального действия - в возможности применения к дей­ ствиям, совершенным на территории одного государства, законодательства другого государства.

«Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Рос­ сийской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Ко­ дексу, если совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено, и если эти лица не были осуждены в иностранном государстве. При осуждении указанных лиц наказание не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренной законом иностранного государства, на территории которого было совершено преступление» (ч. 1 ст. УК РФ, см. и ч. 2, 3 ст. 12 УК РФ). «Граждане Республики Беларусь, совершив­ шие преступления за границей, подлежат уголовной ответственности по на­ стоящему Кодексу, если они привлечены к уголовной ответственности или пре­ даны суду на территории Республики Беларусь. На тех же основаниях несут от­ ветственность находящиеся в Республике Беларусь лица без гражданства, со­ вершившие преступления за пределами Республики Беларусь. Иностранные граждане за преступления, совершенные вне пределов Республики Беларусь, подлежат ответственности по уголовному законодательству Республики Бела­ русь в случаях, предусмотренных международными договорами» (ст. 5 УК РБ).

«Форма сделки, совершаемой за границей, подчиняется закону места её со­ вершения. Рднако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюде/ния формы, если соблюдены требования законодательства Республи­ ки Беларусь» (ст. 560 ГК РБ). «Форма и срок действия доверенности определя­ ются по закону страны, где была выдана доверенность. Однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения фо^мы, если последняя удовлетворяет требованиям Республики Беларусь» (ст. 561 ГК РБ).

«Гражданская правоспособность иностранных предприятий и организаций при совершении сделок по внешней торговле и по связанным с ней расчетным, стра­ ховым и иным операциям на территории Республики Беларусь определяется по закону страны, где учреждено предприятие или организация» (ст. 559 ГК РБ).

См. также ст. 563^568 ГК РСФСР.

§ 4. Действие нормативно-правовых актов по кругу лиц. Особенности правового положения иностранцев и лиц без гражданства Нормативно-правовые акты государства по общему правилу распро­ страняют свое действие на всех лиц, находящихся на территории данного государства. Таким образом, под действие нормативно-правовых актов лю­ бого государства подпадают граждане данного государства (в том числе и лица с двойным гражданством - бипатриды), иностранные граждане и лица без.гражданства, находящиеся на территории этого государства.

Граждане обладают общим правовым статусом. Его наличие не исклю­ чает особенностей правового положения отдельных категорий граждан (мо­ лодежь, пенсионеры, инвалиды, военнослужащие и т. д.), которые могут об­ ладать специфическими правами, льготами, на которых могут налагаться особые обязанности, к которым могут применяться специфические меры от­ ветственности. Действие нормативно-правовых актов внутреннего действия, принимаемых министерствами и ведомствами, распространяется только на сотрудников (рабочих, служащих) данного ведомства. Эти документы обыч­ но регламентируют вопросы труда, служебной деятельности, заработной пла­ ты и т. д.

Действие нормативно-правовых актов по кругу лиц можно рассматривать еще и в следующем аспекте: адресатами предписаний, содержащихся в норма­ тивных актах, являются физические лица, разнообразные негосударственные (коммерческие и некоммерческие) организации, должностные лица, государст­ венные органы, государство в целом. Подробнее о субъектах права будет рас­ сказано в теме «Правовые отношения»).

Имея в виду правовое положение иностранных граждан и лиц без граж­ данства, принципиально важно уяснить следующее положение: они не могут быть участниками целого ряда правоотношений, они не имеют тех прав и не несут тех обязанностей, которые неотделимы от гражданства. Так, иностран­ цы и лица без гражданства не обладают избирательным правом, не могут быть служащими государственного аппарата, не привлекаются к службе в вооруженных силах, не могут нести уголовную ответственность за измену Родине и т. д. Кроме того, существуют особенности правового положения иностранных граждан, обладающих дипломатическим иммунитетом.

«Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Фе­ дерации разрешается в соответствии с нормами международного права» (ч. ст. 11 УК РФ). В соответствии со ст. 4 УК РБ в случае совершения на террито­ рии Республики Беларусь преступлений лицами, пользующимися дипломатиче­ ским иммунитетом, вопрос об их уголовной ответственности разрешается ди­ пломатическим путем.

Обзор специальной литературы по теме Из всех аспектов проблемы действия нормативно-правовых актов наи­ более разработанный в юридической литературе вопрос - действие во време­ ни. К его исследованию сначала обратились специалисты по уголовному пра­ ву, затем появились и работы общего характера.

Литература ко всей теме Порядок опубликования и вступления в силу нормативных правовых ак­ тов: Сборник нормативных правовых актов. М., 1996. 102 с.

Правовое положение иностранных граждан в России: Сборник норма­ тивных актов. М., 1996.

Сборник постатейных материалов в к Уголовному кодексу Республики Беларусь (по состоянию на 1 декабря 1995 г.) / Сост. А.И. Лукашов, Э.А. Сар­ кисова. Минск, 1995. 960 с. (см. с. 9-42).

Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. М., 1982. С. 237-250.

Бахрах Д. Н. Действие правовой нормы во времени // Советское государ­ ство и право. 1991. № 2. С. 11-20.

Блум М.И., ТиллеА.А. Обратная сила закона. М., 1969.

Гаврилов Э.П. Об обратной силе действия Закона об авторском праве и смежных правах // Государство и право. 1994. № 8-9. С. 74-79.

Герасименко Ю.В. Иностранцы: понятие и содержание их конституци­ онно-правового статуса. Омск, 1996.

Дмитриев Ю.А., Корсик К.А. Правовое положение иностранцев в Рос­ сийской Федерации. М., 1997. 113 с.

Малков В.П. Опубликование в вступление в силу федеральных законов, иных нормативных правовых актов // Государство и право. 1995. № 5. С. 23-29.

Медведев А. М. Правовое регулирование действия закона во времени // Государство и право. 1995. № 3. С. 69-75.

Тилле А.А. Время, пространство, закон: Действие советского закона во времени и пространстве. М., 1965.

Тихомиров Ю.А. Действие закона. М., 1992. 163 с.

Тема 14. ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ § 1. Понятие, структура и виды правосознания.

§ 2. Основные типы правосознания.

§ 3. Понятие о правовой культуре. Правовое воспитание.

Обзор специальной литературы по теме.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.