авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Российский научно-исследовательский институт экономики, политики и права в научно-технической ...»

-- [ Страница 5 ] --

Однако в настоящее время оценка деятельности объектов научной и инновационной инфраструктуры в основном носит эмоциональный характер, определяемый контекстом оценки. Например, часто в статьях или выступлениях можно встретить высказывание типа: – участие госу дарства в создании того или иного объекта не является высоко эффек тивным. Но каким способом эффективность была измерена? В лучшем случае подобные оценки можно считать мнением того или иного экспер та. Даже если предположить, что такие оценки справедливы в принципе, они не могут быть подтверждены расчетным путем, и тем более не по зволяют решить задачу сравнения нескольких объектов. Иногда для этих целей предлагается использование методов экспертных оценок (см., на пример, материалы круглого стола «Механизмы и критерии оценки дея тельности научного учреждения» 17 июля 2006 г. [4]). Методы эксперт ных оценок, безусловно, применимы (и даже желательны) при оценке объектов научной инфраструктуры, однако они являются весьма затрат ными и трудоемкими, сложными в организации.

В данной статье предлагается методический подход к решению по ставленной задачи, позволяющий избежать подобных недостатков.

Предварительно необходимо сделать несколько общих замечаний.

1. Целевая государственная поддержка объектов научной и иннова ционной инфраструктуры из средств федерального бюджета осущест вляется в целях развития национальной инновационной системы, а не в целях извлечения прибыли. Т. е. средства бюджета, направляемые на указанные цели, не являются инвестициями – вложением капитала с це лью его приумножения. Следовательно, при оценке эффективности дея тельности инфраструктурных объектов не могут использоваться методы оценки эффективности инвестиций, основанные на анализе будущей до ходности.

2. При оценке эффективности деятельности инфраструктурных объектов в дальнейшем будем исходить из следующего определения по нятия эффективность.

Эффективность – полезный результат какой-либо деятельности, характеризуемый системой показателей, отражающих степень дости жения целей этой деятельности.

Комплексная оценка объектов научной инфраструктуры В соответствии с таким определением оценка эффективности дея тельности инфраструктурных объектов осуществляется на основе оцен ки степени достижения целей их создания и функционирования.

3. Предлагаемый способ оценки является сравнительным, т. е. по зволяет сравнивать (например, в целях отбора) инфраструктурные объ екты, однако не дает абсолютных оценок.

При этом возможно использовать два варианта расчета:

• сопоставление в рамках группы реальных инфраструктурных объектов (например, рассматривая группу организаций, родственных по профилю деятельности, можно найти среди них наилучшие и наихуд шие по показателям деятельности) • сопоставление с эталонными инфраструктурными объектами (такой способ позволяет получить результаты, до некоторой степени аналогичные результатам абсолютной оценки).

Выбор сравнительного способа оценки устраняет трудности, обу словленные разнокачественным характером показателей инфраструк турных объектов.

К преимуществам подхода можно отнести использование ранговых шкал измерений. Такой подход необходим для устранения эффекта не сопоставимости равных различий показателей и широко используется в теории измерений.

Предлагаемый подход позволяет получить сводную ранговую оцен ку деятельности инфраструктурных объектов, а также приближенные ранговые оценки отдельных сторон деятельности (кадровый потенциал, техническая оснащенность, информационная активность, подготовка кадров, научный уровень, результативность работ, эффективность ис пользования кадрового потенциала, эффективность использования тех нического оснащения).

Процесс оценки эффективности деятельности инфраструктурных объектов в соответствии с предлагаемым подходом продемонстрируем на примере центров коллективного пользования научным оборудовани ем (ЦКП), на сегодняшний день являющихся, пожалуй, наиболее рабо тоспособными и эффективно действующими инфраструктурными объ ектами в российской научно-технической сфере. Поддержка и развитие сети ЦКП осуществляются Минобрнауки России, начиная с 2005 г. (под робно о развитии сети ЦКП см. в работах [5], [6]).

Процесс оценки на основе предлагаемого подхода складывается из трех этапов:

Этап 1. Подготовка исходных данных • определяется группа3 инфраструктурных объектов (в нашем при мере – группа ЦКП), в рамках которой должно быть проведено оценива ние, • устанавливаются исходные показатели каждого объекта, входя щего в рассматриваемую референтную группу, Референтная группа – совокупность объектов, избираемых в качестве базы сравнения.

Изосимов В.Ю., Напреенко В.Г.

• при необходимости – проводится экспертный контроль достовер ности данных и коррекция данных.

Этап 2. Расчет ранговых оценок инфраструктурных объектов Ранговые оценки определяются в следующей последовательности:

• кадровый потенциал, • техническая оснащенность, • информационная активность, • подготовка кадров, • научный уровень, • результативность работ, • эффективность использования кадрового потенциала, • эффективность использования технического оснащения, • сводная оценка деятельности Этап 3. Анализ результатов. При необходимости – меняются усло вия расчета и осуществляется возврат к ранее выполненным опера циям.

Рассмотрим подробнее этапы оценки эффективности деятельности инфраструктурных объектов.

Этап 1.

1.1. Референтная группа, в рамках которой проводится оценка Некорректно осуществлять сравнительную оценку заведомо несрав нимых инфраструктурных объектов. Так, центры коллективного поль зования могут иметь существенные различия, определяемые видами и условиями деятельности, стоимостью оборудования и требованиями к персоналу.

Поэтому сравнения будут корректными только внутри (референтных) групп сопоставимых по деятельности, требованиям к оборудованию и персоналу ЦКП.

Состав групп должен определяться экспертно, либо на основе экс пертно установленных (рамочных) условий.

В нашем примере в качестве таких (естественных) групп сравни вались ЦКП, участвующие конкурсе по мероприятию 5.2 федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным на правлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007–2012 годы» по одному лоту.

Для сопоставления с эталонными ЦКП могут использоваться услов ные Центры. Например, экспертным путем для каждого из показателей, характеризующих деятельность ЦКП, могут быть заданы три значения:

«наилучшее из худших», «наилучшее их удовлетворительных» и «наи худшее из лучших». Тем самым определятся три условных ЦКП, показа тели которых будут иметь соответственно значения «наилучшее из худ ших», «наилучшее их удовлетворительных» и «наихудшее из лучших».

Добавив к этим эталонным Центрам реальный ЦКП, получим группу, в рамках которой, сравнивая ранговые оценки реального ЦКП с ранговы ми оценками трех условных, легко будет отнести деятельность реально го ЦКП к одной из четырех градаций:

Комплексная оценка объектов научной инфраструктуры • «плохо» (не лучше, чем у «наилучшего из худших»), • «удовлетворительно» (лучше, чем у «наилучшего из худших», но не лучше, чем у «наилучшего их удовлетворительных»), • «хорошо» (лучше, чем у «наилучшего их удовлетворительных», но хуже, чем у «наихудшего их отличных»), • «отлично» (не хуже, чем у «наихудшего их отличных»).

1.2. Исходные показатели инфраструктурных объектов Показатели кадрового потенциала A1 – число докторов наук в составе организации, среднегодовое за период;

A2 – число кандидатов наук в составе организации, среднегодовое за период;

A3 – число сотрудников организации, среднегодовое за период.

Показатели технической оснащенности B1 – стоимость оборудования ЦКП, млн. руб, среднегодовая по дан ным на начало каждого года за период;

B2 – число дорогостоящих прецизионных аналитических приборов и средств измерений, используемых ЦКП, среднегодовое по данным на начало каждого года за период;

B3 – размер производственных площадей, закрепленных за ЦКП, средний по данным на начало каждого года за период.

Общие показатели финансирования и результативности работ C1 – объем средств, полученных ЦКП по мероприятиям ФЦП, сред негодовой за период;

С2 – число организаций-пользователей, среднегодовое за период;

С3 – число грантов российских и международных фондов и органи заций, полученных для проведения НИР и НИОКР с использованием оборудования ЦКП.

Показатели информационной активности Для учета информационной активности используется число публи каций, подготовленных с использованием оборудования инфраструк турного объекта (в нашем примере – ЦКП), среднегодовое за период:

D1 – монографии, D2 – статьи во всероссийских изданиях, D3 – статьи в зарубежных журналах, D4 – доклады.

Показатели подготовки кадров на базе инфраструктурного объекта Для учета подготовки кадров на базе ЦКП целесообразно использовать 1) Число квалификационных работ, подготовленных с использова нием оборудования ЦКП, среднегодовое за период:

E1 – докторские диссертации, E2 – кандидатские диссертации, E3 – дипломные работы.

2) Число аспирантов и студентов, привлеченных для выполнения научных исследований на базе ЦКП, среднегодовое за период:

Е4 – аспирантов, E5 – студентов.

Изосимов В.Ю., Напреенко В.Г.

Если инфраструктурный объект существует 1–2 года, то этот период следует принять в качестве расчетного. В общем случае за расчетный период принимаются три последние года, по которым имеются данные.

При недостатке данных в качестве расчетного периода может использо ваться один год.

Использование среднегодовых значений за расчетный период при звано сгладить влияние случайных колебаний значений показателей.

Перечисленные исходные показатели характеризуют степень реали зации одной или нескольких целей функционирования того или иного типа инфраструктурных объектов (в примере – сети ЦКП), что иллю стрирует следующая таблица.

Таблица. Соответствие исходных показателей оценки ЦКП целям функционирования сети центров коллективного пользования Цели создания и деятельности ЦКП Показатели ЦКП, отражающие выполнение поставленных целей Обеспечение научных организаций России Показатели технической оснащенности ЦКП дорогостоящим научным оборудованием.

Развитие материально-технической базы ЦКП Развитие кадровой базы науки Показатели кадровой оснащенности ЦКП.

Показатели подготовки кадров на базе ЦКП Снижение затрат финансовых, технических Число организаций – пользователей ЦКП.

и кадровых ресурсов путем реализации режима коллективного пользования научным Показатели технической оснащенности.

оборудованием Число сотрудников, закрепленных за ЦКП Повышение уровня научных исследований Показатели технической оснащенности ЦКП.

путем формирования современных исследовательских комплексов Показатели кадровой оснащенности ЦКП.

Число грантов российских и международных фондов и организаций, полученных для проведения НИР и НИОКР с использованием оборудования ЦКП.

Показатели информационной активности Результативность работ ЦКП Объем средств, полученных ЦКП по мероприятиям Роснауки.

Число организаций – пользователей ЦКП.

Число грантов российских и международных фондов и организаций, полученных для проведения НИР и НИОКР с использованием оборудования ЦКП.

Показатели информационной активности.

Показатели подготовки кадров на базе ЦКП Естественно, что цели создания и функционирования технопарков, инновационно-технологических центров, инновационно-промышленных комплексов другие.

Комплексная оценка объектов научной инфраструктуры Технологический парк – субъект инновационной инфраструктуры, осуществляющий формирование условий, благоприятных для развития предпринимательства в научно-технической сфере при наличии оснащен ной информационной и экспериментальной базы и высокой концентра ции квалифицированных кадров. Целями функционирования технопарка являются коммерциализация научно-технической деятельности и ускоре ние продвижения нововведений в сферу материального производства.

Инновационно-технологические центры – субъекты инновацион ной инфраструктуры, оказывающие комплекс услуг находящимся в них (арендующих помещения) малым предприятиям: техническое, информа ционное и консультационное обеспечение, а также гарантии при поиске малыми предприятиями средств для своего развития. ИТЦ практически реализует принцип: производить то, что можно продать.

Инновационно-промышленные комплекс – тип инфраструктурной организации, объединяющей малый инновационный бизнес с крупным производством;

все звенья этой системы объединены между собой на основе экономических интересов, и это позволяет сократить до мини мума переход от фундаментальных исследований до создания высоко технологичной конкурентоспособной продукции. Они возникли как ло гическое развитие инновационно-технологических центров.

1.3. Контроль достоверности и коррекция данных Неполнота и возможная недостоверность части исходных данных – серьезная проблема при осуществлении любой оценки. В рамках пред лагаемого подхода для смягчения этой проблемы используются:

• осуществление оценки инфраструктурных объектов по доста точно большому числу показателей, вследствие чего чувствительность итогового результата расчета к ошибке в одном из исходных показателей невелика (например, для сводной ранговой оценки ЦКП средняя вели чина этой ошибки составляет 1/18 рангового диапазона, поскольку ис пользуется 18 показателей);

• возможность экспертного контроля достоверности данных;

• известный из теории оценивания «принцип пессимизма» в отно шении отсутствующих либо признанных недостоверными данных.

В рамках предлагаемого методического подхода коррекция данных с использованием «принципа пессимизма» означает признание условно нулевыми тех значений показателей, данные по которым отсутствуют либо недостоверны. Например, если число докторов наук в составе ор ганизации неизвестно, то оно считается нулевым.

«Принцип пессимизма» до некоторой степени «штрафует» инфра структурные объекты за некачественное предоставление данных. Однако проведенные численные эксперименты показывают, что возникающий «штраф» не слишком велик: обнуление 2–4 показателей занижает ито говую оценку в среднем примерно на 1/10 рангового диапазона. Только в тех случаях, когда отсутствуют данные по большинству показателей, результат оценки может сильно исказиться.

Разумеется, коррекцию недостающих либо недостоверных данных с использованием «принципа пессимизма» следует использовать только в Изосимов В.Ю., Напреенко В.Г.

том случае, когда получение более полных и достоверных данных невоз можно либо затруднительно.

Этап 2.

Результирующие показатели оценки эффективности деятельности инфраструктурных объектов определяются путем их ранжирования в рамках рассматриваемой референтной группы. При этом сводные пока затели вычисляются путем суммирования с весовыми коэффициентами отдельных показателей инфраструктурных объектов либо рангов этих показателей. При расчете ранга показатели упорядочиваются в порядке возрастания.

Весовые коэффициенты показателей устанавливаются экспертно.

Например, при оценке центров коллективного пользования, они мо гут быть установлены на основе опроса ЦКП (производится анкетный опрос, затем полученные экспертные оценки весовых коэффициентов сводятся на основе известных процедур – полученные (сведенные) зна чения весовых коэффициентов используются в расчетах).

2.1. Сводный показатель кадрового потенциала (А) вычисляется по формуле А = R(А0) где R – символ процедуры расчета ранга показателя, А0 – взвешенная сумма рангов показателей кадровой оснащенности.

А0 = G(А1) * R(А1) + G(А2) * R(А2) + G(А3) * R(А3) где G – символ весового коэффициента.

Значения весовых коэффициентов должны выбираться экспертной комиссией. В целях апробации предлагаемого методического подхода, в расчетах можно использовать следующие значения весовых коэффи циентов:

G(А1) = 0, G(А2) = 0, G(А3) = 0, 2.2. Сводный показатель технической оснащенности (В) определя ется выражением В = R(В0) где В0 – взвешенная сумма рангов показателей технической осна щенности.

В0 = G(В1) * R(В1) + G(В2) * R(В2) + G(В3) * R(В3) Значения весовых коэффициентов:

G(В1) = 0, G(В2) = 0, G(В3) = 0, Комплексная оценка объектов научной инфраструктуры 2.3. Сводный показатель информационной активности (D) вычисля ется по формуле D = R(D0) где D0 – взвешенная сумма показателей информационной активно сти инфраструктурного объекта D = G(D1) * D1 + G(D2) * D2 + G(D3) * D3 + G(D4) * D Удобно вычислять взвешенную сумму D0 путем пересчета разных форм информационной активности в условно эквивалентное число ста тей, опубликованных во всероссийских изданиях. Ориентировочно:

G(D1) = G(D2) = G(D3) = G(D4) = 2.4. Сводный показатель подготовки кадров (Е) определяется выра жением Е = R(Е0) где Е0 – взвешенная сумма показателей подготовки кадров на базе ЦКП EО = G(E1)* E1 + G(E2)* E2 + G(E3)* E3 + G(E4)* E4 + G(E5)* E Удобно вычислять взвешенную сумму Е0 путем пересчета разных форм подготовки кадров в условно эквивалентное число дипломных ра бот. Ориентировочно:

G(E1) = G(E2) = G(E3) = G(E4) = G(E5) = 0, 2.5. Сводный показатель научного уровня (F) вычисляется по фор муле F = R(F0) где F0 – взвешенная сумма ранговых показателей оснащенности и научной результативности работ инфраструктурного объекта (ЦКП):

F0 = G(A) *A + G(В) * В + G(С3) * R(С3) + G(D) * D Значения весовых коэффициентов:

G(A) = 0, G(B) = 0, G(С3) = 0, G(D) = 0, Изосимов В.Ю., Напреенко В.Г.

2.6. Сводный показатель результативности работ (С) инфраструк турного объекта (ЦКП) вычисляется по формуле С = R(С0) где С0 – взвешенная сумма показателей, которая учитывает общие показатели финансирования и результативности работ, уровень работ и подготовку кадров на базе ЦКП.

С0 = G(С1) * R(С1) + G(С2) * R(С2) + G(E) * E + G(F) * F Значения весовых коэффициентов:

G(С1) = 0, G(С2) = 0, G(Е) = 0, G(F) = 0, 2.7. Эффективность использования кадрового потенциала (Х) опре деляется выражениями Х = R(X0) Х0 = С/А По своему смыслу Х – это показатель, характеризующий соотноше ние сводного показателя результативности работ (C) и сводного показа теля кадрового оснащения (А).

2.8. Эффективность использования технического оснащения (Y) ин фраструктурного объекта вычисляется по формуле Y = R(Y0) Y0 = С/В Показатель Y характеризует соотношение сводного показателя ре зультативности работ (C) и сводного показателя технического оснаще ния (В).

2.9. Сводная оценка инфраструктурного объекта (Z), объединяю щая оценки результативности и эффективности объекта, описывается выражениями Z = R(Z0) Z0 = G(C) * C + G(X) * X + G(Y) * Y Пример:

G(C) = 0, G(X) = 0, G(Y) = 0, На 3 этапе осуществляется анализ результатов расчетов. Прежде все го определяется, насколько полученный результат отвечает требованиям практической задачи, ради решения которой проводилась оценка эффек Комплексная оценка объектов научной инфраструктуры тивности деятельности инфраструктурного объекта. В неблагоприятной ситуации могут понадобиться коррективы условий расчета – например, пересмотр состава рассматриваемой референтной группы инфраструк турных объектов (в нашем примере – ЦКП).

Предложенный методический подход к оценке эффективности дея тельности инфраструктурных объектов в условиях ограничений (пре жде всего, недостаточности исходной информации) позволяет получить корректную сравнительную оценку этих объектов.

Данный подход во многом определяется объемами и качеством имею щейся информации о деятельности инфраструктурных объектов. Пред ложенный способ сравнительной оценки основан на использовании (до ступной) системы показателей, отражающих степень достижения целей функционирования объектов инфраструктуры.

В условиях, когда оценка абсолютных значений эффективности дея тельности инфраструктурных объектов не представляется возможной, данный способ является, по сути, единственно приемлемым для адек ватной сравнительной оценки эффективности их деятельности.

Апробация предложенного подхода на данных по действующей сети ЦКП показала его применимость для решения практических задач. На пример, для использования в конкурсных процедурах.

Литература 1. Инновационная деятельность. Основные термины // Электронный ресурс «Федеральный портал по научной инновационной деятель ности»: [http://www.sci-innov.ru/law/base_terms].

2. Дежина И. Проблемы создания инновационной инфраструктуры в России. ИЭПП, 2004 // Электронный ресурс: [http://www.iet.ru/files/ persona/dezhina/IET_presentation-abstract.pdf].

3. Мазуренко С. Н. Развитие инфраструктуры современных научных ис следований // «Нанотехнологии. Экология. Производство». № 3 (5).

Июль 2010.

4. Материалы круглого стола «Механизмы и критерии оценки дея тельности научного учреждения» 17 июля 2006 г. // Электронный ресурс: [http://orange.strf.ru/client/doctrine.aspx?ob_no=3060&cat_ob_ no=704].

5. Качак В. В. Центры коллективного пользования научным оборудова нием в секторе современных исследований и разработок // «Россий ские нанотехнологии». Т. 5. № 5–6. 2010.

6. Качак В. В. Итоги развития сети центров коллективного пользова ния научным оборудованием // Центры коллективного пользования научным оборудованием в современном секторе исследований и разработок: Сб. мат-лов научно-практического совещания 19 февра ля 2010 г. / Под общ. ред. В. В. Качака. Мин-во образования и науки Российской Федерации. М., 2010.

Ващенко Владимир Петрович доктор философских наук, кандидат технических наук, доцент, государственный советник РФ I класса, руководитель отдела программ и проектов Российско-китайского технопарка «Дружба».

Тел.: (495) 707-13-38, e-mail: vashvp@mail.ru ЕЩЕ РАЗ О СУТИ ИННОВАЦИЙ Вместо предисловия В октябре 2010 г. на сайте Минобрнауки РФ был представлен пере вод на русский язык третьего издания «Руководство Осло», которое «является основным методологическим документом Организации эко номического сотрудничества и развития (ОЭСР) в области инноваций»

и обусловлено потребностью «в более совершенном “измерении” ин новаций» для «обеспечения политиков надлежащими инструментами анализа». Как отмечается в предисловии к английскому изданию, «Оно стало эталоном для разнообразных крупномасштабных обследований, изучавших природу и влияние инноваций в предпринимательском сек торе».

В предисловии к русскому изданию за подписью министра образо вания и науки Российской Федерации отмечается, что «в основе Руко водства лежит очевидная логика: прежде чем приступать к измере нию явления, необходимо постичь его суть. О том, что это является непростой задачей, свидетельствует и российская практика». И далее «… сегодня, как никогда важно найти взаимопонимание хотя бы на тер минологическом уровне».

Действительно, важно. Уже более 10 лет мы безуспешно деклари руем необходимость инновационного развития экономики, так и не по стигнув суть понятия «инновация». Зато ширится круг откровенных за явлений, подтверждающих, что мы также далеки от ее понимания, как и 10 лет назад.

Еще одним важным моментом является то, что в тексте Руководства указывается: «Для разработки надлежащей политики поддержки инноваций необходимо глубокое понимание нескольких критиче ских аспектов инновационного процесса, таких, как отличие инно вационной деятельности от исследований и разработок (ИР)» (Гла ва 1, п. 2).

К сожалению, следования указанным рекомендациям о необходимо сти «постичь» и иметь «глубокое понимание» мы не обнаруживаем в российских теории, политике и практике инноваций. И даже Минобр науки себя этим не утруждает, о чем красноречиво свидетельствует Еще раз о сути инноваций проект «Концепции развития исследовательской и инновационной дея тельности в российских вузах», представленный на сайте министерства одновременно с Руководством, авторами которой (концепции) так и не постигнута суть инновации.

К сожалению, многим высокопоставленным должностным лицам вместо постижения сути этого «магического» термина хотелось бы иметь его законодательное определение. Так А. А. Фурсенко, выступая 2.02.2011 г. в СФ перед сенаторами заявляет: «ненормально, что в на шем законодательстве нет определения инновации», а еще ранее в этом же духе выражают свою позицию председатель Комитета по образова нию и науке Совета Федерации Х. Чеченов: «Закон очень нужен. Без него приходится к инновациям принуждать» [2]. Председатель Комите та по экономической политике и предпринимательству Государственной Думы Е. А. Федоров, сетуя, что: «до сих пор нет ответа на элементарный вопрос – что такое инновации» [3], тем не менее, утверждает: «иннова ционная экономика еще более сложна, чем просто рыночная» [4]. Еще более категорично высказывается помощник руководителя президент ской администрации Е. В. Попова: «Одна из наиболее показательных проблем российского законодательства в сфере инноваций состоит в том, что у нас нет единого законодательного определения, что такое ин новации» [5].

И вот, наконец, 2 февраля 2011 г. на рассмотрение ГД вносится зако нопроект «О государственной поддержке инновационной деятельности в Российской Федерации». «Это эпохальный закон. Мы 15 лет обсуж дали, нужен он нам или нет», – заявила Е. В. Попова [6]. Предметно сутевая составляющая этого законопроекта наводит на мысль, что его авторы постижением сути предмета предлагаемого законопроекта особо себя не утруждали, притом, что в пояснительной записке есть упомина ние Руководства Осло, т. е. авторам этот документ знаком. Чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить определения базовых нормативных тер минов «инновация» и «инновационная деятельность».

Хочется надеяться, что судьбой этого законопроекта, если он останется в первозданном виде, будет президентское вето. Но даже если такой законопроект превратится в закон, инновационное развитие российской экономике в обозримой перспективе по-прежнему не грозит.

Почему? Ответ на этот вопрос следует ниже.

О постижении сути и глубоком понимании Все системы человеческого общества (экономические, технические, социально-политические), как на макро, так и на микро уровне подчи няются закону S-образного развития, см. рис. 1. Это означает, что раз витие любой системы представляет восходящую последовательность S-образных циклов (этапов), смена которых связана со сменой базового фактора, определяющего возможности (эффективность, производитель ность) системы на данном этапе. После задействования нового опреде Ващенко В.П.

ляющего фактора система переходит на следующий, более высокий этап (цикл), и развитие продолжается. Наглядными примерами S-образного развития являются, так называемые, технологические уклады, связанные с циклами деловой активности Й. Шумпетера [7], раскрытая Г. Меншем цикличность обновления техники («инновационные волны»), описан ный Г. С. Альтшуллером график в виде «лесенки» развития характери стики технической системы [8].

Рис. 1. S-образное развитие А – начальная, медленная фаза цикла В – быстрая, наиболее производительная фаза С – выход на предел цикла При S-образном развитии каждый очередной цикл формируется пу тем создания или поиска и включения в процесс средств и процедур, выводящих систему на более высокий по эффективности уровень и повышающих ее предельные возможности. Создание или поиск таких возможностей, он же способ, основой которого являются найденные средства и процедуры, и есть инновация. Сами средства и процедуры могут быть новыми (специально созданными для данного случая), а мо жет быть новое использование уже существующих средств и процедур.

Еще раз о сути инноваций Та новизна, которая является характеристическим признаком инновации, относится не к средствам и процедурам, а к способу их использования.

Средствами, выступающими в качестве основы инноваций, в совре менных условиях являются, прежде всего, научные разработки, техно логии, изобретения, не исключены также организационно-экомические процедуры. По своей прикладной направленности инновации в сфере экономики могут быть продуктовыми, процессными, маркетинговыми и организационными, но во всех случаях главной целью (мотивом) ин новации является выгода в ее широком понимании (сверхприбыль для бизнеса, победа в конкурентной борьбе, успех, завоевание, преодоление, достижение, и т. п.). Инновация возникает тогда, когда есть проблема (задача), решение которой требует новых подходов и способов.

Таким образом, в самом общем случае можно дать следующее опре деление инновации.

Инновация – это новый способ решения задачи (преодоления, до стижения, завоевания, …). Новый потому, что известные способы не дают требуемых результатов. Основой способа, его средством могут быть научные разработки, технологии, изобретения, организационно экономические процедуры. Средства могут быть, как новыми, так и уже известными (новизна в способе их применения).

Данное определение в своей сущности совпадает с тем, как опре делял инновацию Й. Шумпетер – основоположник теории инноваций.

Й. Шумпетер в своей работе «Теория экономического развития», издан ной в 1912 г., рассматривал инновацию как новую комбинацию факто ров производства. Согласно Шумпетеру, инновация является главным источником прибыли: «прибыль, по существу, является результатом вы полнения новых комбинаций».

Аналогично определяет инновацию Оксфордский толковый словарь:

«инновация – любой новый подход к конструированию, производству и сбыту товара, в результате чего новатор получает преимущество перед конкурентами. … Добившийся успеха инноватор может обеспечить вре менную монополию, хотя впоследствии конкуренты найдут способ вы хода на этот выгодный рынок».

Принципиально то, что инновация является новым способом (новым подходом), а не процессом или результатом процесса, как это трактуют исследователи инновационной терминологии [9]. Способом чего? Спо собом изменения, преодоления, достижения, … с целью получения вы годы (прибыли);

способом, которым «новатор получает преимущество перед конкурентами». Важно также и то, что когда наступает «впослед ствии» «новый подход» исчерпывает свою инновационную функцию.

Что инновация это способ подтверждают все примеры конкретных инноваций. Такими примерами богата сфера медицины, где, в свое вре мя, инновациями явились включения в медицинскую практику рентгено графии, ультразвука, томографии в качестве новых способов (методов) диагностики. Для физиков и техников это научно-технические разработ ки (далеко не новые), а для медиков – новые методы. Выдающийся ме неджер XX в. Ли Якокка в 1956 г. предложил и реализовал новый способ Ващенко В.П.

продажи автомобилей – продажа в кредит. Это явилось инновацией, из менившей мировую систему торговли.

В причинно-следственной цепочке причиной (мотивом) инновации является конкретная (в пространстве и времени) задача, а ее следстви ем – инновационные результаты, приносящие выгоду инноватору, а об ществу – более высокий уровень развития.

Таким образом, вне задачи получения выгоды (в ее широком понима нии), а для бизнеса – сверхприбыли, инновация смысла не имеет. Поэто му состоявшиеся инновации всегда обеспечивают окупаемость затрат на их реализацию.

О многом говорит и то обстоятельство, что в экономической теории инноваций есть два типа инноваций: market-pull и technology-push, пер вые идут от рынка, а вторые – из технологической сферы с обязатель ной подготовкой рынка к восприятию их результатов. В количественном плане первые относятся ко вторым как 80/20.

Как уже было отмечено, основанием – основным средством реали зации инноваций являются научно-технические разработки, технологии и изобретения, т. е. без знаний, воплощенных в этих средствах, инно вации невозможны. Из этого следует исключительная роль науки, как источника знаний и производителя этих средств – инновационных ре сурсов. Кроме того, выбираемый инновационный ресурс должен быть адаптирован к решаемой задаче, для чего нужны прикладные научные исследования и конструкторские разработки, и в этом двуединая задача науки – создание ресурса и его адаптация под конкретную инновацию.

Однако инновационный ресурс еще не инновация, как энергоресурс еще не энергия. Чтобы вырабатываемые наукой ресурсы были востребованы, нужны инновации, а чтобы возникали инновации, должны быть условия их порождающие.

Итак, ключевыми результатами приведенного сущностного анализа являются следующие выводы:

причинная обусловленность инновации – наличие задачи (пробле мы), не решаемой известными способами;

инновация – это новый способ решения задачи;

цель инновации – выгода;

основа инновации – научно-технические и технологические разра ботки, организационно-экономические процедуры;

результат инновации – выгода, полученная от реализации инноваци онных продуктов, процессов, методов;

последствия инноваций – восходящее качественное и количествен ное развитие.

К важным обстоятельствам, связанным с инновациями, и которые обязательно надо учитывать, следует отнести риски, присущие их реа лизации, и временной лаг – отложенная во времени выгода. Риски обу словлены тем, что основой инноваций являются научные разработки, адаптированные к способу решения задачи, а адаптация – это приклад ные исследования и конструкторские разработки, которые могут дать как положительный, так и отрицательный результат. Дальнейший про Еще раз о сути инноваций цесс включает опытный этап, производственный этап, этап рыночной реализации, а также ресурсное и организационно-управленческое обе спечение этих этапов, и все это также сопряжено с рисками.

Возвращаясь опять к Руководству Осло, напомним, что его цель – измерение инноваций, но если инновация это способ, то ее измерение возможно и естественно только через измерение непосредственных ре зультатов этого способа, а также его средств («приобретение знаний», «приобретение оборудования», «виды подготовки», «наладка и инжи ниринг», …). Исходя из первого, Руководство определяет: «Иннова ция есть введение в употребление какого-либо нового или значительно улучшенного продукта (товара или услуги) или процесса, нового метода маркетинга или нового организационного метода в деловой практике, организации рабочих мест или внешних связях» (Глава 3, п. 146). Как видно, в этом определении речь не прямо о способе, а о его результате («введение в употребление»). Что касается целей (мотивов) и стимулов инноваций, то Руководство рекомендует «Выявление мотивов к инно вационной деятельности и их значимости для изучения движущих сил инновационной деятельности, таких, как конкуренция или возможность проникновения на новые рынки. … Конкуренция, спрос и рынки состав ляют главные стимулы инноваций» (Глава 7, п. 2) Наконец, в Руководстве дается определение инновационной дея тельности и деятельности, называемой «исследования и разработки (ИР)»:

– «Инновационной деятельностью являются все научные, техноло гические, организационные, финансовые и коммерческие действия, ре ально приводящие к осуществлению инноваций или задуманные с этой целью»;

– «Исследования и экспериментальные разработки (ИР) подразуме вают творческую деятельность, предпринимаемую на систематической основе с целью увеличения объема знаний, включая знания о человеке, культуре и обществе и использование этих знаний для новых примене ний».

В первом определении явно выражена направленность деятельно сти – «действия, реально приводящие к осуществлению инноваций», во втором – «с целью увеличения объема знаний … и использование этих знаний для новых применений». И это исключительно важно «для раз работки надлежащей политики поддержки инноваций».

Что касается выше названного законопроекта, то в нем, как об этом говорит Е. В. Попова [5] «в целях достижения большей правовой опре деленности под инновациями предлагается понимать не любое новше ство, а в основном результаты интеллектуальной деятельности, которые поименованы в исчерпывающем перечне законопроекта», а это не что иное, как «программы для электронно-вычислительных машин и базы данных, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, се лекционные достижения, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау), а также единые технологии». То есть, не мудр ствуя лукаво, называется классический «исчерпывающий» перечень Ващенко В.П.

объектов интеллектуальной собственности (ОИС), которые предписано (если закон будет принят) называть инновациями (!!!). Что касается ин новационной деятельности, то ее предписывается понимать «исходя из узкого, специального определения», поэтому «под инновационной дея тельностью понимаются действия (деятельность) физического или юри дического лица, направленных на создание и (или) практическое при менение результатов научной и (или) научно-технической деятельности (инноваций) при производстве товаров, работ и услуг (инновационной продукции) по приоритетным направлениям развития науки, техноло гий и техники Российской Федерации».

Как видим, представления о сущности инновации в двух выше рас смотренных документах совершенно различны, то же можно сказать и о понимании «инновационной деятельности». Что касается рекомендации Руководства глубоко понять «отличие инновационной деятельности от исследований и разработок (ИР)», то она в законопроекте просто про игнорирована.

Законопроекту в некотором смысле противостоит проект «Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г.», разработанный Минэкономразвития и представленный министром Э.С. Набиуллиной на заседании Бюро РСПП 9 февраля 2011 г. Его базовые определения: «Инновация – вывод на рынок нового товара или услуги, внедрение нового процесса производства, освоение новой бизнес моде ли, создание новых рынков. Уровень новизны товара, технологии, бизнес модели и рынка должен быть не ниже национального российского рын ка» и «Исследования и разработки (ИР) – комплекс мероприятий, вклю чающий в себя как научные исследования, так и производство опытных и мелкосерийных образцов продукции, предшествующий запуску нового продукта или системы в промышленное производство». Как видно, этот проект в части базовых определений совершенно не корреспондируется с законопроектом, внесенным в ГД, притом, что и в нем сущность базо вых понятий не постигнута, прежде всего, в части первопричин, мотивов и мотивирующих целей инноваций.

Важно ли все это? Важно потому, что из сущностной природы ин новаций и инновационной деятельности следуют политика и практика инноваций.

О политике Инновационная политика – это действия органов государственной власти и органов государственного управления, направленные на при дание экономике инновационного характера развития. Характер и дей ственность политики определяется тем, как понимается базовый пред мет этой политики.

Отсутствие единого понимания сущности и природы инноваций при доминировании представления об инновации как продукте науки, привело к тому, что главным предметом инновационной политики ста Еще раз о сути инноваций ли не условия, порождающие необходимость в инновациях (новых спо собах) и их эффективной реализации, а инновационные ресурсы (про дукты науки), которые могут быть (а могут и не быть) востребованы отечественным бизнесом. Базовым положением такой инновационной политики является представление, что инновации создаются силами научно-технического потенциала страны, и могут также закупаться за рубежом.

Таким образом, главным объектом инновационной политики стала наука, которая, не только производит инновационные ресурсы, трактуе мые как инновации, но, в соответствии с политикой, еще и ответственна за их внедрение, коммерциализацию и трансфер. А вузовская наука, к тому же, должна еще создавать малые инновационные фирмы под «раз работанные в вузе инновации». На это направлены многочисленные по становления, директивные акты и предписания. Но коль скоро резуль татов никаких, наука обвиняется в плохом взаимодействии с бизнесом.

Проявляется полное непонимание того, что «сферы инноваций» нет, хотя есть сфера науки и есть сфера бизнеса.

Обстоятельный анализ более чем десятилетнего периода формиро вания и проведения инновационной политики, основанной на вышепри веденном понимании инновации, приводится в выше названом проекте «Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года».

В проекте отмечается: «Данная стратегия – продолжение проводив шейся на протяжении последнего десятилетия политики стимулиро вания инновационной активности. В 2005 г. были приняты Основные направления политики Российской Федерации в области развития ин новационной системы на период до 2010 г., в 2006 г. – Стратегия раз вития науки и инноваций в Российской Федерации до 2015 г.». И далее указывается, что «из запланированных в Стратегии развития науки и инноваций в Российской Федерации до 2015 года результатов на I этапе (2006–2007 г.) достигнуто лишь менее трети от запланированных пока зателей, … а на втором этапе (2008–2010 гг.) … – около 40 процентов».

И делается следующий вывод: «Ключевой проблемой является в целом низкий спрос на инновации в российской экономике, … Ни частный, ни государственный сектор не проявляют достаточной заинтересованности во внедрении инноваций».

В чем же причины? На первое место ставится «Человеческий потен циал», с указанием на то, что «личностные качества – мобильность, жела ние обучаться в течение всей жизни, склонность к предпринимательству и принятию риска также не являются пока характерными особенностями хотя бы значимой части населения страны. В России, по данным Росста та, участие населения (в возрастной группе 25–64 лет) в непрерывном образовании в 2008 г. составило 24,8 %. При этом, в странах с высокой инновационной активностью этот показатель намного выше: Велико британия – 37,6 %, Германия – 41,9 %, Финляндия – 77,3 %».

Еще одна причина – бизнес, потому что «Восприимчивость бизнеса к инновациям технологического характера остается низкой. … Большин Ващенко В.П.

ство предприятий, столкнувшись с необходимостью жесткой оптимиза ции издержек, в первую очередь, экономят на развитии, откладывая на неопределенное будущее инновационные проекты, расходы на НИОКР и перевооружение».

Оказывается, по этим и другим причинам государству «несмотря на значительный масштаб предпринятых в последние годы мер по под держке инновационной активности, переломить сложившиеся негатив ные тенденции пока не удалось».

Наконец, делается общий вывод: «в российской экономике не сфор мировалась окончательно тенденция инновационного поведения биз неса. … Критическими проблемами инновационного развития сегодня являются создание мотивов инновационного поведения всех субъектов экономики». Но дальше этого, в общем правильного, заключения Стра тегия не идет, не указывая каким же образом предполагается «создание мотивов инновационного поведения». Стратегия ставит цель – пере вод к 2020 г. экономики России на инновационный путь развития. За метим, что ранее, в 1999 г., правительственным планом развития до 2010 г. уже был предусмотрен переход на инновационный путь раз вития с 2007 г.

Не вскрыв подлинных причин отсутствия у бизнеса мотивов инно вационного поведения, не обеспечив необходимых условий для обра щения бизнеса к инновациям, указанная в Стратегии цель не только не будет достигнута, произойдет ускорение технологического отставания России от развитых и даже развивающихся стран мира.

О реальности этой перспективы весьма красноречиво говорит ака демик Е. Н. Каблов, генеральный директор ФГУП «ВИАМ», прези дент Ассоциации государственных научных центров (АГНЦ). В интер вью, опубликованном на сайте АГНЦ [10], он отмечает: «государство, по сути, отстранилось от решения структурно-технологических пре образований. Когда наш сырьевой бизнес, в основном нефтяной и газовый, практически бесконтрольно вырвался на мировые рынки, где можно получать сверхприбыли от реализации природной ренты, произошла своеобразная перестройка «наоборот», характеризуемая вымыванием высокотехнологичных производств. … Призывы и при казы сверху не мотивируют бизнес на технологические прорывы, ком пании не желают инвестировать в то, что не принесет быстрой отдачи.

Во многих случаях интересы государства (не власти – авт.) и бизнеса не совпадают».

Почему же это происходит в России, а в других странах, нефте- и газодобывающих, такого положения нет. Вовсе не потому, что запад ный бизнес более «сознательный», а потому, что он находится в других условиях. Эти условия, прежде всего, в том, что в большинстве стран – экспортеров нефти недрами и их содержимым распоряжается государ ство. Например, в Великобритании, Норвегии, Венесуэле, где основные недропользователи – государственные компании-монополисты, невоз можно получение природной ренты частным бизнесом. В таких ближ невосточных нефтедобывающих странах, как Бахрейн, Кувейт, Йемен, Еще раз о сути инноваций Саудовская Аравия, ОАЭ, разведка, добыча, транспортировка и продажа нефти находятся в руках государственных компаний.

В целом, в подавляющем большинстве стран мира от 80 до 90 % сверхприбылей от эксплуатации недр поступает в государственную каз ну. Это приводит к тому, что сверхдоходы в виде природной ренты для бизнеса недоступны, или же они меньше чем дают высокотехнологиче ские инновации в условиях щадящих налоговых режимов. Так, в США природная рента существует, однако высокая технологическая рента в тех отраслях, которые политикой США ориентированы на технологиче ское опережение, превышает природную ренту.

Россия же отличается от всех стран тем, что всеми поставками на внешние рынки, кроме «Роснефти», имеющей дело с так называемой компенсационной нефтью, у нас занимаются частные компании, а не го сударственные, как во всех прочих странах — экспортерах нефти. Рос сийские частные компании посредством налогов отдают в бюджет лишь 34% природной ренты. К тому же, нынешняя российская налоговая си стема не выделяет природную ренту в качестве объекта налогообложе ния, ограничиваясь налогом на экспортируемую часть природных ре сурсов, т. е. экспортной пошлиной на сырьевые товары. Не существует и рентных платежей за недра. Показателен и такой пример: отношение налога на прибыль к балансовой прибыли у американской ТНК состав ляет 73 %, а у «Сибнефти» – 12,3 %.

Наконец, российские корпорации, добывающие нефть и имеющие огромные прибыли от её экспорта, оставляют значительную их часть за границей, не направляя средства на геологоразведку, технологиче скую модернизацию нефтедобычи, нефтепереработку. Из-за невозврата валютной выручки Россия ежегодно теряет десятки миллиардов долла ров.

Таким образом, дело в условиях, а не в разной природе бизнеса у нас и за рубежом, и не в том, что западный бизнес более сознательный.

Примечательно, что даже западные инвесторы на VIII Красноярском экономическом форуме (17–19 февраля 2011 г.) отмечали необходимость пересмотра российских законов о стратегических секторах экономики, о недрах и доступе к минеральным ресурсам. И председатель Комитета ГД по науке и наукоемким технологиям, академик В. А. Черешнев, гово ря о невосприимчивости бизнеса к инновациям, заключает: «основной причиной является неполнота решения вопросов правоотношений госу дарства и бизнеса» [11].

Эти же суждения звучали и на Форуме инновационных технологий InfoSpace (Москва, 26 марта 2010 г.) [12], где отмечалось, что россий ское экономическое законодательство и внешнеэкономическая политика «заточены» под сырьевиков. И наиболее важные экономические законы, принятые в последние время, направлены не на построение инноваци онной, а на консервацию сырьевой экономики. Например, с 2009 г. не облагаемый уровень стоимости барреля нефти при расчете НДПИ был увеличен с 9 до 15 долларов, а для нефтедобычи на шельфе и в Вос точной Сибири были введены налоговые каникулы сроком до 15 лет.

Ващенко В.П.

И это в тот момент, когда власти сетовали на дефицит федерального бюджета. Выступая на форуме, председатель комитета по экономиче ской политике и предпринимательству ГД РФ Е. А. Федоров заявил, что за последние годы принято огромное количество законов, призванных стимулировать развитие инноваций в России. На институты развития, сказал он, потрачен 1 трлн. рублей, еще 250 млрд. рублей ежегодно идет на научно-исследовательские работы. Но большинство перечисленных мер не действуют. В итоге, как образно выразился Федоров, «построена значительная часть города под названием «инновационная экономика», проблема в одном: в этом городе никто не живет, потому что он никому не нужен». Но тогда не нужен и рынок интеллектуальной собственно сти, в отсутствии которого Федоров и видит все проблемы. Рынок без покупателей – это не рынок.

И, наконец, оценивая проект «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г.», президент «Деловой Рос сии» А. А. Галушка считает, что «Мы занимаемся инновациями ради ин новаций. Главная проблема в том, что этот процесс невыгоден для биз неса. Наши инновации, даже если они будут успешны, будут создавать ВВП и новые рабочие места не в России, а в других странах. Это пред ставляется нам ключевой проблемой, на которую стратегия не дает от вета» [13].

Таким образом, государственная инновационная политика, направ ленная на развитие научно-технической сферы и её ориентацию на взаимодействие с бизнесом, не затрагивая самой сферы бизнеса, не приведет к инновационной экономике. Об этом говорит и зарубежный опыт, в котором мы видим только следствия и игнорируем причины.

У западного бизнеса нет других возможностей, кроме инноваций, по лучать сверхприбыли и побеждать в конкурентной борьбе. Поэтому бизнес, а не только государство, прежде всего, заинтересован в раз витии науки, в производстве инновационных ресурсов. В развитых странах основные средства на инновации – до 90 % – это собственные средства крупных корпораций. Что касается государственных вложе ний в науку, то в других странах они не на много превосходят рос сийские, но там бизнес дает в три раза больше денег на науку, нежели госбюджет. В России же доля затрат предприятий на научные разра ботки составляет не более 6 %, тогда как в Японии и США – 70–75%, в Европе – до 65 %.


В России наука бизнесу просто не нужна. Более 70 % научно технического потенциала России находится в государственной соб ственности. Наука почти целиком, на 65–70 процентов, поддерживается за счет государства. Даже те научные исследования, которые выполня ют предприятия, корпорации и частные фирмы, также зачастую опла чиваются из государственного бюджета. Существующая федеральная целевая программа (ФЦП) «Исследования и разработки по приоритет ным направлениям развития научно-технологического комплекса Рос сии на 2007–2012 гг.» и система конкурсов это позволяет. Как отмеча ет С. А. Наумов, статс-секретарь, зам. Министра промышленности и Еще раз о сути инноваций торговли РФ, «система финансирования ФЦП нацелена на поддержку, прежде всего, текущей деятельности государственных научных органи заций» [14].

Как показывает сегодняшняя российская практика, финансирование науки, исключая ее фундаментальную составляющую, без востребова ния и оценки ее результатов со стороны промышленности и бизнеса по рождает «инновации», имя которым «распилы», «откаты», коррупцион ные схемы.

Возвращаясь к Стратегии, следует еще раз указать на то обстоятель ство, что, не раскрывая сущностной природы инноваций, нельзя вы работать эффективную стратегию и проводить результативную иннова ционную политику. Например, в разделе IV «Инновационный бизнес»

отмечается: «Бизнес должен функционировать в таких условиях, когда постоянные инновации становятся неотъемлемым элементом цивилизо ванной конкуренции между компаниями, когда именно инновационно активные компании получают долгосрочные преимущества на рын ке и в этой связи их собственники заинтересованы в результативных инновациях, когда инновационное предпринимательство пользуется уважением со стороны общества». Этого недостаточно, надо было бы сформулировать так: «Бизнес должен функционировать в таких услови ях, когда постоянные инновации становятся единственным способом получения сверхприбыли и неотъемлемым элементом цивилизованной конкуренции между компаниями, когда …». И далее предложить на за конодательном (а может быть и на конституционном) уровне создать такие условия. Как было показано выше, именно об этом говорит за рубежный опыт.

Что касается законопроекта «О государственной поддержке иннова ционной деятельности в Российской Федерации», то если в его названии и тексте исключить слова «инновация» и «инновационный» путем заме ны: «инновационная деятельность» на «внедрение научно-технических разработок» или «внедренческая деятельность», «инновационный по тенциал» на «научно-технический потенциал», «инновационная про дукция» на «высокотехнологичная продукция» и т. д., никаких проти воречий и несуразностей не возникнет, и подлинная сутевая сторона законопроекта только проявится, коль скоро в нём под инновацией пони мается «результат научной и (или) научно-технической деятельности», предназначенный для внедрения в практику. Например, непротиворечи вым окажется положение законопроекта, в соответствии с которым го сударство будет поддерживать не любых производителей «результатов научной и (или) научно-технической деятельности (инноваций)» (Ста тья 9, п. 3), а только «по приоритетным направлениям развития науки, технологий и техники Российской Федерации» (Статья 7, п. 1). Для нау ки приоритетные направления это нормально, а вот для инноваций (ведь это способ) приоритетных направлений быть не может. Основой (сред ством) инновации может быть результат любого научного направления, как только что полученный, так и реликтовый, все зависит от решаемой задачи. Медицина и биология тому примеры. Таким образом, законопро Ващенко В.П.

ект не исчезает, а преобразуется. Но это будет уже другой законопроект, может быть даже и не лишенный смысла.

Важно также понимать, что если для развития науки в научно технической политике выделяются (по экономическим и стратегиче ским причинам) приоритетные направления (хотя это вряд ли коррек тно по отношению к академической фундаментальной науке), то для инновационного развития, как и для инновационной политики, важны приоритетные производственные отрасли экономики. Последнее в не сколько своеобразной форме – «нацеленность инновационного проекта на приоритетную отрасль экономики» – выражено в законопроекте в ка честве одного из критериев отбора инновационных проектов для госу дарственной финансовой поддержки (Ст. 23, п. 1, пп. 1)).

Наконец, при оценке инновационной политики правомерен вопрос, как, помимо науки, следует относиться и к таким ее элементам:

1. Развитие внутреннего рынка и конкурентной среды.

2. Стратегия импортозамещения.

3. Развитие рынка интеллектуальной собственности.

4. Налоговое стимулирование и экспортно-импортные условия.

5. Доступность финансовых ресурсов.

6. Инновационная инфраструктура.

7. Создание условий для инновационного малого и среднего бизнеса.

8. Подготовка кадров.

9. Переход на новые технические регламенты и установление технологических коридоров.

10. Организационно-правовые условия.

Безусловно, эти элементы входят в систему необходимых условий инновационного развития, но чтобы система стала достаточной в нее на законодательном уровне должно быть включено условие исключе ния для бизнеса возможности получения сверхприбыли и ведения конкурентной борьбы никаким иным способом, кроме инноваций.

Возможность же получения прибыли в виде природной ренты должна быть только у государства. Поступление всей природной ренты в госу дарственный бюджет позволит увеличить бюджетные расходы на раз витие (сегодня они по данным Минэкономразвития составляют только 10 %), уменьшить налоговую нагрузку на несырьевой бизнес (важный стимул к инновациям), остановить наметившуюся утечку за рубеж уже и предпринимателей.

Таким образом, сегодняшняя инновационная политика, по своей сути инновационной не является, а все многочисленные законодатель ные акты и разработанные законопроект и Стратегия не дают и не пред вещают желаемых результатов, т. к. в их основе не тот предмет и не подлинные причины отсутствия у бизнеса необходимости в инноваци ях. И даже ссылки на Руководство Осло чисто формальные, без «по стижения» и «глубокого понимания». Без понимания того, что стратегия развития науки и «внедрения достижений науки в практику», и страте гия «инновационного развития» – две разные стратегии. Для стратегии внедрения необходимо наличие предмета внедрения (научный результат, Еще раз о сути инноваций открытие, изобретение), если предмета нет, нет и стратегии. Для страте гии инновационного развития нужны условия, порождающие необходи мость инноваций (новых способов), если таковых (условий) нет – стра тегия смысла не имеет.

О практике Есть ли в России примеры инновационного бизнеса? Да, есть. Но, скорее, не благодаря проводимой государством политике, а вопреки ей.

Это IT-сектор, включая программирование, некоторые компании в сфе рах биотехнологии, молекулярной электроники, химии. Немногочислен ные компании из этих секторов образуют своеобразную независимую негосударственную инновационную систему, не оказывающую значи мого влияния на экономику страны, поскольку её результаты и финансо вая отдача исчезающе малы в общем объеме сырьевой экономики.

Есть еще малое и среднее инновационное предпринимательство, раз витие и поддержку которого осуществляет Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. Государствен ную политику в части малого инновационного предпринимательства выразительно оценивает председатель наблюдательного совета Фонда И. М. Бортник: «Есть основания утверждать, что, скорее всего, они (го сударство и малый бизнес – авт.) пока почти не замечают друг друга.

Одно – разрешило другому быть, но на этом и “успокоилось”. Другое – не имеет реальных сил для лоббирования своих интересов и хочет, по крайней мере, сохранения стабильной политической и экономической ситуации». Влияние малых инновационных компаний на экономику страны также исчезающе мало, их вклад в ВВП не достигает и 1 %, и, как говорит И. М. Бортник, «Главное, чего они добиваются – вытеснить аналогичный импортный товар с нашего рынка» [15]. В то время как в Европе малый инновационный бизнес формирует свыше 30 % ВВП, в США – до 53 %, а в высокотехнологичной Японии – свыше 70 %.

Зато по части имитации инновационных процессов и инновационной деятельности мы впереди планеты всей.

Одной из таких имитаций являются так называемые инновационные проекты, выполняемые на конкурсной основе в рамках ФЦП «Исследо вания и разработки по приоритетным направлениям развития научно технологического комплекса России на 2007–2013 гг.». При ближайшем рассмотрении это обычные научно-технические проекты по приоритет ным направлениям развития науки и техники, выполняемые различны ми НИИ, прежде всего академическими, и вузами. Смысл этих проек тов – новые научно-технологические знания и может быть прототипы, но главное, как было отмечено выше, это «поддержка, прежде всего, те кущей деятельности государственных научных организаций», а также, или прежде всего, это «поддержка» чиновников через «откаты». Здесь есть свои исключения, типа Института катализа им. Г. К. Борескова СО РАН, но даже руководители этого авторитетного и весьма успешного на Ващенко В.П.


учного учреждения считают, что «Значительным препятствием для реа лизации инновационных проектов, как и для инновационной деятельно сти в целом, является отсутствие стимулов для производящих структур к восприятию инноваций и участию в важнейших инновационных про ектах» [16].

В особую категорию выделены инновационные проекты, отобран ные и утвержденные президентской Комиссией по модернизации и технологическому развитию экономики России. В начале 2010 г. было отобрано почти 50 проектов 30-и компаний и последовало поручение Президента, которым госкомпании обязали разработать инновацион ные программы. Правительство определило 22 госкомпании, которые должны были до конца года разработать свои инновационные планы.

И вот спустя год, в начале 2011 г., на заседании Комиссии [17] Пре зидент приходит к выводу: «могу сказать сразу же и прямо – они не исполнены госкомпаниями, … я поручаю администрации президента и правительству подготовить предложения о дисциплинарной ответ ственности вплоть до увольнений руководителей крупных госкомпа ний за эту работу». Отвечая Президенту, министр Э. С. Набиуллина одну из причин такого отношения компаний к инновациям усмотрела в том, «что нет четкой формулировки, что государство хочет получить от реализации инновационных программ». По словам А. Дворковича, помощника президента, «ни у одной компании нет связи с научными институтами и вузами, что говорит об оторванности науки от бизне са». Заметим, он говорит «науки от бизнеса» (!), а не бизнеса от науки.

А ведь во всех странах, на опыт которых мы любим ссылаться, именно бизнес повернут к науке, потому что свою выгоду (прибыль и конку рентные преимущества) он обеспечивает только с помощью науки, не обходимой для реализации его инноваций.

Еще одной составляющей инновационной системы, на которую воз лагаются большие надежды, являются Особые экономические зоны технико-внедренческого типа, получающие прямое бюджетное финан сирование, налоговые льготы, освобождение производителей от тамо женных пошлин. Тем не менее, увеличения количества таких зон (их всего 4), как и роста инновационных компаний в этих зонах пока не про исходит.

Столь же неэффективны и такие инструменты инновационного процесса, как венчурные фонды, венчурные ярмарки, инновационно технологические центры, технопарки, центры трансфера технологий.

Особой и исключительной сферой, имеющей отношение к инноваци онному развитию, является высшая школа, готовящая кадры и ведущая научные исследования, т. е. производящая важнейшие инновационные ресурсы (но не инновации). Поэтому, также как и в ФЦП, в системе выс шей школы, так называемые, инновационные проекты являются обычны ми научно-исследовательским и научно-техническими проектами фунда ментального или прикладного характера. Последние, по идее, должны выполняться по заказу компаний для реализации их инноваций. Вуз со действует инновационному процессу и через создание таких структур, Еще раз о сути инноваций как центры трансфера технологий, при условии, что они востребованы.

В собственном же смысле инновационность вуза должна связываться с содержанием и методологией подготовки кадров, поскольку выпускники вуза – это главный его продукт, поступающий на рынок труда и опреде ляющий имидж, и конкурентоспособность вуза. Обеспечение особого качества этого продукта в постиндустриальную эпоху и есть задача, тре тьи разработанный Минобрнауки проект «Концепция развития исследо бующая инновационного подхода (более обстоятельно в [18]).

В этом контексте весьма показателен уже упомянутый в начале ста вательской и инновационной деятельности в российских вузах».

Из исходных положений Концепции следует, что исследовательская и инновационная деятельность не различаются, что установка на «фор мирование инновационных производств и организация инновационных предприятий» есть непонимание сути инновации, т. к. инновационными производства и предприятия становятся, а не формируются и организу ются. Аналогично выглядят и «стимулы для развития инновационной и исследовательской деятельности», но ведь стимулы у инноваций и сти мулы у исследований совершенно разные.

Ссылки на модель глобального исследовательского университета (Global Research University – GRU) представляются некорректными с точки зрения поиска места университета в инновационном развитии.

Ведь модель GRU возникла как научно-исследовательская структура, связывающая, в отсутствие академических и отраслевых НИИ, все сек тора страны принадлежности, отличающаяся большой мобильностью и значительным объемом межнациональных исследований [19], и, по этой причине, востребована в тех странах, где университеты являются единственной основой национальной научно-исследовательской си стемы (США, Великобритания, Канада). А то, что, «начиная с 2009 г., на путь движения к этой модели вступила и российская высшая шко ла», вовсе не означает, что этим «создаются стимулы для развития ин новационной и исследовательской деятельности во всех российских вузах (прежде всего технических)». Вызывают недоумение и некото рые принципы, привязываемые к этой модели, например: «реальное включение большинства преподавателей в исследовательскую и инно вационную деятельность, которая рассматривается как приоритетная по отношению к преподавательской работе». Здесь не только смесь не смешиваемых исследовательской и инновационной деятельности, но еще и унижение преподавателя, для которого, по замыслу авторов Кон цепции, преподавательская работа в университете не является приори тетной (!).

Названная Концепция, как и другие документы и действия Минобр науки РФ, касающиеся инновационного развития, являются еще одним подтверждением их зависимости от понимания сути инновации. Это по нимание выражено Министерством еще и нормативным образом – через установление образовательного стандарта для бакалавров и магистров по направлению «Инноватика» (код 222000), отнесенному к разделу «Автоматика и управление» (!).

Ващенко В.П.

И, наконец, важным, хотя и косвенным, показателем инновационной практики является положение страны в мировой системе технологиче ских укладов. И если в ведущих странах мира, прежде всего в США и в Японии, уже обозначились контуры 6-го технологического уклада (в США его доля составляет 5 %), то в России шестой технологический уклад не просматривается вообще. Доля технологий пятого уклада в российской экономике, главным образом в оборонно-промышленном комплексе, приближается к 10 % (в США – около 60 %), четвертого – чуть более 40 % (в США – 20 %) и третьего – около 30 %.

По технологическому уровню экономики Россию уже обогнали такие страны как Китай и Южная Корея, догоняет Индия. Сегодня Индия про изводит программного обеспечения на 40 млрд. долл., и в ближайшее время планирует выйти на 60 млрд. долл. Столько дает вся российская нефть. Как полагает В. Сурков, все дело в нефтяной трубе: «По трубе те кут нефть и газ, и возникает ощущение, что можно безопасно, так легко, лежа на боку и без особого напряжения, менять страну» [20], т. е. дело в том, на кого труба работает.

Заключение Что же дает и зачем необходимы постижение сути и глубокое пони мание инновационного процесса. Из сути следуют политика и условия, определяющие инновационную практику. Более 10 лет проводимая в России инновационная политика и следующая из нее практика не дают результатов. И поэтому возникает ещё одна необходимость – постиже ния причин нежелания постичь, понять и изменить, нежелания осмыс лить опыт стран, успешно прошедших этот путь.

Например, опыт Японии, её возрождение после 1945 г. в условиях развала промышленности и практически полного отсутствия природ ных ресурсов. Базовыми положениями этого опыта являются: государ ственный контроль и государственное регулирование экономических процессов (строго выверенный уход государства из экономики длился 35 лет, несмотря на давление со стороны США);

система приоритет ных отраслей (на первом месте производство автомобилей), которые должны тянуть за собой все остальные производства (электроника, ме таллургия, нефтехимия и др.);

запрещение на законодательном уровне иностранных денежных инвестиций, разрешен был только импорт пе редового технологического оборудования (нельзя выращивать себе кон курентов);

специальные национальные инвестиционные фонды;

трудо вая мораль (принципиальная составляющая инновационной культуры), выраженная всеобъемлющим движением «КАЙДЗЕН» – постоянное совершенствование во всех областях и на всех уровнях. Из полной раз рухи Япония за полвека поднялась до положения второй экономики мира.

Примером псевдозаимствования является проект Сколково, пред ставляемый как некий аналог Кремниевой долины (США). Но … Стен Еще раз о сути инноваций фордский университет не создавал инновационные компании, а стал центром их притяжения, они устремились к нему в поисках так необ ходимых им разработок – инновационных ресурсов (и кадровых тоже);

никаких специальных действий по организации Кремниевой долины никто не предпринимал и никаким специальным статусом она не обла дает;

и субъектом, тем более экстерриториальным образованием, штата Калифорния не является;

нет никакого особого налогового режима, кро ме действующего на всей территории США;

в самих США Кремниевая долина не является чем-то уникальным, существуют и другие терри тории со столь же плотным размещением наукоемких инновационных компаний. В проекте же Сколково, как говорит В. Сурков, «Есть деньги.

Деньги уже лежат. Уже лежит 4 миллиарда рублей. … Ну, забирайте!

Приходите, пользуйтесь. … уже есть льготная налоговая система, режим финансовой помощи, … мы говорим: приходите, открыто всем. Ну что, нас завалили предложениями? Нет» [21]. Как уже было сказано, все дело в нефтяной трубе.

Таким образом, постижение причин непостижения приводит к выводу, к которому пришел В. Н. Белов из Информационно-анали тического управления Аппарата Совета Федерации: «главным целе полаганием многочисленного слоя участников, так называемого ин новационного процесса в России, по сути, является не строительство инновационной экономики, а собственное кормление вокруг сферы инноваций» [15].

И, наконец, необходимо глубокое понимание того, что политика бездумного ухода государства из экономики, проводимая в России с на чала 1990-х гг., как и присутствие государства в экономике ради «распи лов», «откатов» и прочих коррупционных «инноваций», отсутствие за конов о природной ренте, о национализации стратегически и социально важных компаний обрекают страну на невозможность инновационного развития и, как следствие, на неизбежно ускоряющуюся технологиче скую деградацию и закрепление в статусе сырьевого придатка мировой экономики.

Чтобы указанные «постижение» и «глубокое понимание» привели к изменению ситуации, в стране должны появиться соответственно на строенные и сильные общественные институты. И в этой части можно согласиться с А. Кудриным и О. Сергиенко: «Особенно важно качество институтов для стран, богатых природными ресурсами. По результатам последних исследований, природное богатство страны способствует ее успешному развитию при сильных институтах и блокирует — при сла бых. Таким образом, страны, имеющие большие запасы полезных ис копаемых, но низкое качество общественных институтов, сталкивают ся с серьезной угрозой «ресурсного проклятия», то есть консервации экономической и институциональной отсталости. Напротив, сильные институты позволяют превратить природные ресурсы в источник раз вития» [22].

Ващенко В.П.

Литература 1. Ващенко В. П. От «внедрения» до «осознания» и «принуждения»: об инновациях и их производных // Альманах РИЭПП «Наука. Иннова ции. Образование». Вып. 9. 2010.

2. Жизнь в налоговом раю // Известия. № 90\28105. 21.05.2010.

3. Колнооченко Е. И. Скоро мы узнаем, что такое инновации // Ж-л «Бюджет». 09.06.2010.

4. Федоров Е. А. Рынок интеллектуальной собственности как необхо димое условие для модернизации России // Ж-л «Инновации». № (139). 2010.

5. Попова Е. В. Главная цель инновационного законодательства – сти мулирование внедрения научных разработок в производство // Ж-л «Инновации». № 5. 2010.

6. Елена Шишкунова. Инновациям дали определение // Известия. № 19.

04.02.2011.

7. Schumpeter J. The Theory of Economic Development: An Inquiry into Profits, Capital, Credit, Interest and the Business Cycle. Cambridge, 1934.

8. Альтшуллер Г. С. О прогнозировании развития технических си стем // Электронный доступ: [www.altshuller.ru/triz/zrts3.asp].

9. Дулепин Ю. А., Казакова Н. В. Некоторые аспекты терминологиче ского анализа инновационной деятельности и процессов трансфера инноваций. Проблемы современной экономики // Евразийский меж дународный научно-аналитический журнал. № 32. 2009.

10. Каблов Е. Н. Инновационное развитие России – важнейший приори тет государства. Опубликовано 4 мая 2010 г. // Электронный доступ:

[http://www.agnc.ru].

11. Черешнев В. А. Институциональные и организационно-правовые условия формирования инновационной среды для модернизации экономики // Ж-л «Инновации». № 5. 2010.

12. Форум инновационных технологий “InfoSpace”. РИА Новости.

30.03.2010.

13. Бизнесу не нравится стратегия инновационного развития. РБК daily Ежедневная деловая газета // Электронный доступ: [ http://www.rbc daily.ru/2011/02/09/focus/562949979679255].

14. Наумов С. Н. Российский модернизационный проект как ответ на вызов времени // Ж-л «Инновации». № 05 (139). 2010.

15. Инновационный бизнес в России – три взгляда. Инновационная по литика и инновационный бизнес в России // Аналитический вест ник. № 15 (146). 2001.

16. Пармон В. Н., Носков А. С., Анфимова Н. П. Проблемы инноваци онного взаимодействия российской науки и крупных производящих структур // Ж-л «Инновации». № 5. 2010.

17. Дмитрий Медведев негативно оценил промежуточный вклад госком паний в инновационный подъем страны. Российская газета, Тема:

Инновации, 01.02.2011.

Еще раз о сути инноваций 18. Ващенко В. П. Инновационное образование: обусловленность и сущность // Альманах РИЭПП «Наука. Инновации. Образование».

М.: Изд. д. «ПАРАД», 2006.

19. Marginson S. The Rise of the Global University: 5 New Tensions // The Chronicle of Higher Education. 2011, March 19.

20. Билевская Э. «Труба» – главный тормоз модернизации // Независи мая газета. 2010-12-08.

21. Владислав Сурков: Гении всегда в меньшинстве // Известия.

16.12.2010.

22. Кудрин А. Л., Сергиенко О. А. Последствия кризиса и перспективы социально-экономического развития России // Ж-л «Вопросы эконо мики». № 3. 2011.

Бармаков Борис Петрович кандидат экономических наук, заведующий сектором программного обеспечения мониторинга РИЭПП.

Тел. (495) 917-00-15, info@riep.ru ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ СФЕРОЙ (ПОСТРОЕНИЕ ИДЕАЛЬНОЙ МОДЕЛИ) Последние 30 лет в стране не утихают дебаты по поводу отставания России в научно-технической сфере. Огромные затраты, направляемые на научно-технические цели, и усилия правительств разного состава за метного результата не принесли. Объем наукоемкой продукции остается на уровне среднего эшелона развивающихся стран. Хотя в отдельных высокотехнологичных отраслях в России разработаны эффективные конкурентные технологии, до промышленного их применения дело не доходит. И это несмотря на то, что в стране действует множество госу дарственных и частных организаций различных направлений, предна значенных для содействия ученым и разработчикам в деле продвижения инноваций до стадии коммерческого использования.

В статье рассматриваются вопросы интеграции элементов и субъек тов национальной инновационной системы и создания организационных условий для продвижения научно-технических разработок на коммерче ский рынок применительно для крупных научно-технических программ и проектов.

1. Суть проблемы Конкурентные свойства экономики определяются не только научным и инженерным талантом лидеров инноваций, но и влиянием факторов, которые могут способствовать, препятствовать или быть нейтральными в отношении продвижения инноваций на пути от зарождения замыслов до реализации их на практике.

Применительно к реалиям современной России необходимыми усло виями выхода открытий и изобретений за пределы экспериментов инже неров и ученых и воплощения их в технологии и потребляемую продук цию являются (согласно К. Ясперсу2 ):

Работа выполняется при поддержке РГНФ (грант № 08-0002-290а).

Здесь представлена несколько перефразированная цитата из книги: «Новая технократическая волна на Западе». М., 1986.

Организационные основы управления НТС а) свобода: где нет рабов;

б) свободное соревнование предпринимателей на свой страх и риск;

в) равный доступ к финансовым средствам на приемлемых для большинства активных предпринимателей условиях в форме кредитов, благодаря чему возможно получить необходимые средства для реализа ции своих идей;

г) наличие квалифицированных кадров на рынке труда;

д) твердые правовые основы и судебная система, заставляющая со блюдать условия договора всех без исключения субъектов экономиче ской деятельности.

Общепризнанно, что на нынешнем этапе развития российского об щества не все перечисленные условия полностью и повсеместно соблю даются, что тормозит создание передовых технологий и выход России по качеству жизни граждан и экономической мощи государства в число передовых держав мира.

При этих обстоятельствах дальнейшее технологическое развитие страны может пойти по пути: а) минимального вмешательства госу дарства и ожидания естественных эволюционных преобразований под воздействием мировой экономической конъюнктуры и влиянием со зревающих внутренних институциональных и рыночных отношений;

или б) по пути активного целенаправленного воздействия институтов государства на формирование условий и процессов создания прорыв ных инновационных структур. Первое направление чревато побочными явлениями вроде банкротств, забастовок и других социально экономи ческих потрясений. Это направление должно быть поддержано мерами реструктуризации, перепрофилирования производств и созданием но вых рабочих мест. Второе направление предполагает активное создание и использование государственных инструментов контроля и регулирова ния научно-технической сферы.

Согласно последним директивам правительства, в т. ч. изложенным в ряде документов [1–8, 11, 12, 13, 14], определена ведущая роль госу дарства в становлении и опережающем развитии инновационных техно логий и наукоемких отраслей народного хозяйства;

определяются меры содействия (финансового, административного инфраструктурного) при формировании высокотехнологичных отраслей и продвижении иннова ционной продукции на внутреннем и мировом рынках.

Министр образования и науки А. Фурсенко [13, 14] отмечает, в част ности, активизацию усилий государства по координации и научному, кадровому, инфраструктурному и организационному обеспечению ин новационных проектов.

В стране формируется национальная инновационная система (далее НИС). Почти 4000 организаций, работают в четырех секторах НИР: пра вительственном, предпринимательском, высшего и профессионального образования и частном некоммерческом.

Создано множество новых видов и форм научных организаций и объединений: наукограды, государственные корпорации, государ Бармаков Б.П.

ственные, федеральные, национальные, исследовательские, научно образовательные, научно-производственные центры, а также отраслевые и корпоративные научные организации и некоммерческие исследова тельские организации. Развивается сеть инфраструктурных организа ций: аналитических, информационных, научно-координационных, кол лективного пользования. Формируется финансовая инфраструктура:

фонды поддержки науки, венчурные фонды.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.