авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

И Н СТИ ТУТ Э ТН О ГРА Ф И И И М. Н. Н. М И К Л У Х О -М А К Л А Я

СОВЕТСКАЯ

ЭТНОГРАФИЯ

Ж У Р Н А Л О С Н О В А Н

В 1926 Г О Д У

6 РАЗ в год

ВЫ ХОДИТ

6

11оябрь — Декабрь

1967

ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА»

Москва Вологодская областная научная библиотека С. И. Б р у к, В. И. К о з л о в ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ НАУКА И ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 1970 года Намеченная на январь 1970 г. новая Всесоюзная перепись населе­ ния С С С Р будет, несомненно, иметь важ ное политическое, практическое и научное значение;

ее материалы соста вя т необходимую базу для уточ­ нения и дальнейшей разработки планов развития народного хозяйства страны, направленных на повышение уровня благосостояния трудящих­ ся. В настоящ ее время идет активная подготовка к этой переписи;

в ней участвую т организации и учреждения, занимающиеся исследова­ нием различных проблем 'народонаселения или пользующиеся статисти­ ческими материалами по населению. Ведется обсуж дение проекта про­ граммы переписи и проекта разработки ее материалов как по каждому показателю, так и в их сочетаниях. Весной этого года в ряде районов С С СР была проведена пробная перепись населения, в которой проверя­ лись различные варианты переписных листов и методы учета населе­ ния. Опыт показывает, насколько важна тщательная предварительная подготовка переписей населения и активное участие в ней различных научных учреждений.

П редстоящ ая перепись населения,.по сравнению с переписью 1959 г., должна дать значительно больш ее количество информации Перепись населения С С С Р весьма важ на для этнографов, занимаю­ щихся 'изучением населения нашей страны;

она д аст им обширный фак­ тический материал для анализа многих сторон жизни советских н аро­ дов в частности для изучения особенностей их расселения, культуры и т. п. Эти материалы послуж ат основным источником для изучения весьма слож ны х и интенсивно развивающ ихся этнических процессов в нашей стране. П о сущ еству почти каждый из включенных в про­ грамму предстоящ ей переписи вопросов непосредственно интересует этнографов. Однако, в отличие от исследователей, работающ их в дру­ гих областях науки, для этнограф а эти вопросы приобретаю т должную значимость только при сочетании их с данными о национальной и язы­ ковой принадлеж ности населения. Учет национальной и языковой при­ надлежности является основным звеном в цели, связывающей этн о­ графию с демограф ической статистикой. Именно в разработке этих в о­ просов этнограф ы м огут оказать наибольш ую помощ ь статистическим органам.

Н иже м ы остановимся на следующ их основных вопросах: а) неко­ торые проблемы учета национальной принадлежности населения;

б) учет языковой принадлежности населения;

связь показателей «националь­ ность» и «родной язы к»;

в) значение некоторых других вопросов пере­ писного листа для решения проблей, изучаемых этнографической нау­ кой;

г) участие этнограф ов в подготовке и проведении переписи насе­ ления 1970 г.

1 П р оек т сод ер ж а н и я переп исн ого листа, уточн ен ного в р езул ьта те пробны х пере­ писей, см. в прилож ении 1 в к он це статьи.

Вологодская областная научная библиотека С. И. Б рук, В. И. К озл ов * * н = Национальный вопрос относится, как известно, к числу наиболее остры х и слож ных вопросов современности. П оэтом у в переписях насе­ ления многих стран мира важ ное место занимают вопросы, связанные с определением этнической (национальной) принадлежности населения.

В одних случаях в переписях стоят прямые вопросы о национальной принадлежности, в других — национальность определяется по данным о языке (родном, разговорном и т. д.). В настоящ ее время вопрос о на­ циональной принадлежности сохраняется в переписях населения сравни­ тельно небольш ого числа государств (С С С Р, большинство других со­ циалистических стран, ряд стран Африки, Цейлон и д р.);

почти во всех этих странах учитывается и язык населения. Зато имеется значительная труппа стран, в переписях которых содерж ится вопрос о языке, но не о национальности. К ним относятся Австрия, Бельгия, Венгрия, Греция, Финляндия, Ш вейцария, Турция, Пакистан, Индия, Бирма, Ка­ нада, М ексика, Гватемала и др. Следует подчеркнуть, что в ряде капи­ талистических стран вопросы о национальной принадлежности и язы­ ковом составе населения (как и вопрос о классово-социальной принад­ леж ности) в переписях часто искаж аю тся или вообщ е опускаются.

В больш инстве случаев это объясняется стремлением правящих кругов этих стран затуш евать факт наличия национальных меньшинств и свя­ занных с ними национальных проблем. Кроме того, отсутствие опреде­ ленных методологических установок приводит к тому, что в бурж уаз­ ной статистике национальная принадлежность часто смешивается с ра­ совой, религиозной, кастовой или с государственной принадлежностью тех или иных трупп населения.

С С С Р — сам ое многонациональное государство мира. Его населяют около 140 больш их и малых народов. Национальный состав страны на­ ходится в проц ессе постоянного изменения. М ногие небольшие народы, близкие к более крупным по языку и культуре, постепенно сливаются с ними в единое целое. Иногда трудно сказать, народ ли перед нами или небольшая, обладаю щ ая некоторой спецификой, группа внутри дру­ гого народа (так называемая этнографическая группа). Все это объяс­ няет важ ность постановки в предстоящ ей переписи населения вопроса о национальности и говорит о необходим ости тщательной научной его раз­ работки.

П рограммы всех советски х переписей населения содерж али вопрос о национальной принадлежности.

Н езаверш енность процессов этнического развития в нашей стране, особен н о в ее окраинных частях, задачи экономического и культурного развития коренного населения этих окраин, слож ность отношений меж ду отдельными народами, в частности трудность урегулирования их национально-территориальных проблем,— все это выдвинуло перед молодым Советским государством уж е в первые послереволюционные годы н еобходим ость учета национального состава населения, что и было осущ ествлено переписями 1920 и 1926 гг. Данные о национальном составе страны, полученные в результате проведения этих переписей, ш ироко использовались государственными, партийными и хозяйствен­ ными органами для решения самы х различных вопросов, в частности — для целей национально-территориального размежевания и развития национальной культуры. Д етально разработанные и опубликованные материалы переписи 1926 г. до настоящ его времени используются как один из важных источников для научных исследований национальных проблем в С С СР. ( Вологодская областная научная библиотека Этнографическая наука и п ереп и сь н асел ен ия 1970 г. Благодаря претворению в жизнь ленинской национальной политики национальный вопрос в С С С Р успеш но решен. Все граждане, независимо от национальности, расы и религии, пользуются полным равноправием во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общ е­ ственно-политической деятельности. Однако нет необходимости дока­ зывать, что национальные факторы играют и еще долго будут играть значительную роль в жизни народов С оветского Союза. В связи с этим последую щ ие советские переписи населения — 1939 и 1959 гг.— также включали в свою программу вопрос о национальной принадлежности.

Включен этот вопрос и в проект программы намеченной переписи, так что, на первый взгляд, в этом отношении все обстои т благополучно. О д ­ нако анализ результатов переписей 1939 и 1959 гг. показывает, что имен­ но данный вопрос при недостаточном к нему внимании м ож ет привести к более грубы м ошибкам и неточностям, чем, пожалуй, какой-либо дру­ гой вопрос программы переписи. Это связано прежде всего с тем, что вопрос о национальной принадлежности очень сложен по своей сущно­ сти и далеко не так понятен (как это представляется на первый взгляд) не только широким м ассам населения, но и работникам, непосредствен­ но занимающ имся переписью.

П од национальной принадлежностью того или иного человека пони­ мается его принадлежность к какому-то народу, т. е. исторически сл о­ жившейся этнической общ ности людей, характеризующ ейся рядом при­ знаков. К числу таких "признаков обычно относятся определенный язык и территория обитания, особенности культуры, быта и психического склада, представление об общ ности исторических судеб и другие, при­ чем число признаков, содерж ание и значение каж дого из них, а также их взаимодействие друг с другом у конкретных этнических общ ностей могут сильно варьировать. П оэтом у в научно обоснованных программах переписей, и в первую очередь в советских переписях населения, нацио­ нальную принадлежность принято определять не по какому-то из таких частных признаков, а на основании индивидуального самосознания, яв­ ляющегося своеобразной этнической равнодействующ ей этих признаков.

Следует сказать, что при принципиально общ ем подходе к определе­ нию национальной принадлежности формулировка этого вопроса в со­ ветских переписях населения, а такж е пояснение его содержания и цели в программ ах и инструкциях переписей не были единообразными.

В переписном листе переписи населения 1920 г. стоял вопрос: «К какой национальности себя относит», а в инструкционных указаниях давалось определение национальности: «под национальностью понимается группа населения, объединенная общ н остью национального самосознания так что национальность не смеш ивается с граж данством (подданством )».

Не останавливаясь на некоторой схематичности и неточности этой по сущ еству первой в мировой практике переписей населения попытке рас­ крыть содерж ание понятия «национальность», отметим, что к переписи 1926 г. этот вопрос был разработан более правильно и обстоятельно.

В оп рос о национальности в переписном листе переписи 1926 г. был заменен вопросом о народности, как более понятным для широких масс населения и во всяком случае не столь ассоциируемым с термином «на­ ция», под который подходит лишь часть народов СССР. В наставлении к заполнению ответа на этот вопрос говорилось: «З д есь отмечается, к какой народности причисляет себя отвечающий. В случае, если отве­ чающий затрудняется ответить на вопрос, предпочтение отдается на­ родности матери. Так как перепись имеет целью определить племенной (этнографический) состав населения, то в ответах на вопрос... не сл е­ дует заменять народность религией, подданством, граж данством или Вологодская областная научная библиотека 6 С. И. Б рук, В. И. К озл ов признаком проживания на территории какой-либо республики. Ответ на вопрос о народности м ож ет и не совпадать с ответом на вопрос о род­ ном языке». В инструкции к переписи говорилось также, что «...опреде­ ление народности предоставлено самом у опраш иваемому и при записи не следует переделывать показаний опраш иваемого. Лица, потерявшие связь с народностью своих предков, могут показывать народность, к которой в настоящ ее время себя относят».

Н екоторые уточнения установок переписи 1926 г. по сравнению с 1920 г. привели к изменению и полученных результатов. К сожалению, мы не имеем возмож ности сопоставить полный список этнических общ ностей, отраженных переписью 1920 и 1926 гг., так как первая из них не охватила ряд областей страны, но там где это сопоставление воз­ мож но, м ож но установить, что перепись 1926 г. дала более полную и, несомненно, более правильную картину национального (этнического) состава населения. А. И. Гозулов отмечал, например, что в основном только из-за изменения установок переписи количество украинцев в Се­ веро-К авказском крае возросл о с 11 — 12% в 1920 г. до 23% в 1926 г.2.

Переписи 1939 и 1959 гг. возвратились к вопросу о национальности.

Инструкция переписи 1939 г. ограничивалась замечанием, «что в пере­ писных бланках необходим о записывать национальность, к которой при шсляет себя сам опраш иваемый». В инструкции переписи 1959 г. гов о­ рилось, что в ответе на этот вопрос записывается «национальность, ко­ торую указывает сам опраш иваемый». Национальность детей при пере­ писи определялась родителями, причем в семьях, где отец и мать при­ надлежали к разным национальностям и родители сами затруднялись определить национальность детей, предпочтение, по инструкции, отда­ валось национальности матери.

М атериалы переписи 1939 г. были разработаны значительно менее детально, в частности, в выходных данных общ ее число этнических наи­ менований, относящ ихся к национальному составу коренного населения С С С Р, было искусственно сокращ ено со 190 в 1926 г. 3 до 62 в 1939 г.

Сколько-нибудь полные результаты этой урезанной разработки материа­ лов переписи 1939 г. опубликованы не были. П оэтом у мы ограничимся сравнительным анализом лишь результатов переписей 1926 и 1959 гг.

В разработке материалов переписи 1959 г. получили отражение 109 этнических наименований, что более чем в полтора раза меньше, чем по переписи 1926 г. В число «исчезнувш их» народностей лопали и такие сравнительно крупные группы, как мишари (на 1926 г.— 243 ты с.), ме­ грелы (243 т ы с.), талыши (77 т ы с.), аджарцы (71 ты с.), кряшены (54 т ы с.), таранчи (53 т ы с.), курама (50 т ы с.), кипчаки (34 ты с.), теп тяри (27 тыс.) и такие мелкие народности, как, например, ваханцы, шугнанцы и рушанцы, насчитывавшие по нескольку тысяч человек. П о­ д обн ое сокращ ение могло быть вызвано действием какой-то одной из трех основны х причин или совокупностью их: 1) действительным изме­ нением национального состава населения С С СР за время, прошедшее меж ду этими переписями;

2) изменением установок переписи 1959 г. по сравнению с 1926 г.;

3) погреш ностями производства переписи на местах.

Кратко рассм отрим каж дую из этих причин.

Н ароды, как и другие общ ности людей, подвержены изменениям, связанным, в частности, с их внутренним развитием или со взаимодей­ 2 А. И. Г о з у л о в, М ор ф ол оги я населения, Р о с т о в, 1939, стр. 117.

3 С л ед ует отм ети ть, что первоначально составленны й описок н ародностей СССР в х о д е о б р а б о тк и м атериалов переписи был н есколько сокращ ен за счет народностей, численность к о то р ы х ок а за л а сь очень незначительной. В сего ра зра ботк а была прове­ дена по 178 н ародам.

Вологодская областная научная библиотека Этнографическая наука и п ереп и сь н асел ен ия 1970 г.

ствием с другими народами, т. е. с теми или иными этническими процес­ сами. В С оветском С ою зе мож но выделить несколько основных типов этнических процессов. Один из них — процесс консолидации — выража­ ется в объединении, как правило, родственных по языку и культуре не­ больш их народов в более крупные этнические общ ности. Д ругой — про­ цесс ассимиляции, выражающ ийся в этническом поглощении одним на­ родом попавших в его среду разрозненных групп людей, принадлежа­ щ их к другом у народу. О ба эти процесса даж е при наличии благоприят­ ных условий протекают довольно медленно;

чаще всего они начинают сказываться лишь во втором поколении, по мере замены родного языка и возникающей двойственности национального самосознания, и даю т ощ утимые результаты лишь в третьем поколении.

К ром е ассимиляции и консолидации, в советских условиях все у ск о­ ряющ имися темпами развиваются процессы сближения народов в пре­ делах крупных историко-географических областей (например, коренных н ародов Средней А зи и ), а такж е процессы этнического сближения всех н ародов нашей страны. Все эти процессы, сопровож даю щ иеся террито­ риальным смешением народов, ростом числа национально-смешанных браков, переменой языка, все большим распространением русского язы­ ка как языка межнационального общения и т. п., приводят к тому, что национальное самосознание некоторых групп населения С С С Р становит­ ся недостаточно отчетливым. М ногие представители этих групп сами затрудняю тся отнести себя к той или иной национальности. Учитывая предсказанную В. И. Лениным тенденцию к сближению и слиянию наций в ходе коммунистического строительства, а такж е объективные законы социально-эконом ического развития советского общ ества, можно пред­ полагать, что в будущ ем появление общ есоветск ого национального сам о­ сознания примет все более и более широкие размеры.

В отмеченных выше случаях расхож дения материалов переписей 1926 и 1959 'гг. этнические п роцессы, несомненно, играли основную роль, однако в некоторых случаях она все ж е не была определяющей. Если взять мишарей, кряшен и нагайбаков, не выделенных переписью 1959 г., то есть все основания предположить, что основная часть их консолиди­ ровалась с татарами. То ж е относится к мегрелам, сванам и лазам, вхо­ дящим в состав грузин;

кипчакам, тюркам и кураминцам — в состав узбеков;

иезидам — в соста в курдов и т. д. (хотя трудно допустить, что­ бы абсол ю тно все взросл ое население, с уж е сформировавш имся сам о­ сознанием, спустя 30 лет полностью изменило свою национальную при­ надлеж ность). М ож но объяснить и исчезновение аджарцев, несмотря на п родолж аю щ ееся сущ ествование А дж арской А С С Р ;

этническое сам о­ определение адж арцев было в значительной степени связано с исповедо­ вавшейся верующ им населением мусульманской религией, националь­ ное ж е самосознание их, -по-видимому, всегда было грузинским.

Имела.место и консолидация родственных небольших народов в б о ­ лее крупные этнические общ ности, так произош ло, например, со многи­ ми малочисленными народностями Алтае-Саянского нагорья, объеди­ нившимися в ныне сущ ествую щ ие два народа — алтайцев (в их состав вошли собствен н о алтайцы, или алтай-кижи, теленгиты, телеуты, куман динцы и др.) и хакасов (качинцы, -сагайцы, бельтиры, койбалы, кызыль цы и д р.). Кашгарцы и таранчи вошли в состав уйгурской народности.

Значительно слож нее обстои т дело с андо-цезскими (андо-дидойскими) народностями Д агестана, переписью 1959 г. включенными в состав аварцев: андийцами, ботлихцами, годоберинцами, чамалалами, квана динцами, тиндалами, каратинцами, ахвахцами, цезами (дидойцами),, гинухцами, хваршинцами, бежтинцами, гунзибцами и арчинцами (их Вологодская областная научная библиотека 8 С. И. Б рук, В. И. К озл ов общ ая численность по 'переписи 1926 г.— 38,6 тыс. чел ): они постепенно консолидируются с аварцами, однако д о настоящ его времени сохра­ няют некоторые культурно-бытовые особенности и свои родные языки (больш инство их двуязычно;

аварский язык является языком образова­ ния и употребляется, наряду с русским, как язык общения между этими н ародностям и). То ж е относится к кайтакам и кубачинцам (их общ ая численность в 1926 г.— 16,8 тыс. чел.), включенным при проведении пе­ реписи 1959 г. в состав даргинцев.

Что же касается талышей и припамирских народов (ваханцев, шуг нанцев, рушанцев и д р.), то объяснить их исчезновение в переписных листах нельзя ни консолидацией (они включены в состав народа, отли­ чаю щ егося от них п о языку и культуре), ни ассимиляцией, для столь сильного и бы строго развития которой не было достаточных объектив­ ных причин. Ассимиляция обычно начинается с перемены языка, а меж­ ду тем при памирские народы и значительная часть талышей даж е по данным переписи 1959 г. сохранили свои родные язы ки4.

«И счезновение» некоторых народностей в переписи 1959 г. можно объяснить недостаточно четко составленной инструкцией, а такж е стремлением обогнать реально развивающиеся процессы, стремлением представить свой район более однородным в этническом отношении, а свою нацию или народность более консолидированной, чем есть на самом деле. П о-видимому, имело место и слабое знакомство некоторых местных работников, проводивш их перепись, с этнической терминоло­ гией и со списком народов СССР, ошибочное представление их о том, что, например, талыши не подходят под термин «национальность», что они являются не самостоятельным народом, а «этнографической груп­ пой» азербайдж анского народа.

Для устранения указанных выше недостатков, ио-видимому, было бы целесообразно в переписи населения 1970 г. изменить формулировку вопроса о национальности. В переписной лист следует включить вопрос «К какой национальности (народности) себя относите?», чтобы под­ черкнуть уж е в сам ом вопросе принцип самоопределения и более широ­ кую по сравнению с термином «национальность» цель учета. Ж елатель­ но было бы возвратиться к некоторым положениям переписи 1926 г. и последую щ их переписей и в Инструкции указать: «Определение нацио­ нальности (народности) предоставлено самом у опраш иваемому (для малолетних детей — их родителям );

при записи ее не следует переделы­ вать ответов опраш иваемых или влиять на них путем подсказов. Нацио­ нальность (народность) м ож ет не совпадать с ответом о родном языке, а такж е с паспортными данными. Лица, потерявш ие связь с народностью своих предков, могут указывать народ, к которому в настоящее время себя относят». Н ецелесообразно включать указание о том, что при опре­ делении национальности детей в многонациональных семьях следует отдавать предпочтение национальности матери. Во-первых, в быту пред­ почтение чаще всего отдается национальности отца. Во-вторых, и ~это главное, такой механический п одход затрудняет вскрытие этнических 4 П рипамирские н ароды, или припамирские тадж ики, говор я т на языках восточ­ ной группы иран ски х язы ков (тадж и ки — на язы ке западной группы иранских язы­ к ов ) ;

в переписи 1959 г. ок азалось, что 42,4 тыс. та дж и к ов говор и т на рушан'ском, ш угн анском, иш каш им ском и д р уги х язы ках. Р езультатам и переписи ставится под сомнение п ра в ом ерн ость дальнейш его сущ ествовани я Г орн о-Б а да хш ан ск ой автономной обл а сти. Талыш и го в о р я т (по крайней мере 10,5 тыс. человек из них, все ещ е признаю­ щ их свои м родн ы м язы кам талы ш ский) на одн ом из иранских язы ков, азербайдж анцы — на од н ом из тю ркски х язы ков, отн ося щ ем ся совсем к д ругой язы ковой семье. Боль­ ш ин ство ученых, признавая бол ь ш ое влияние азербай дж анцев на талышей, считает последн и х сам остоя тел ьн ы м н ародом.

Вологодская областная научная библиотека Этнографическая наука и п ереп и сь н асел ен ия 1970 г.

процессов. Ребенка, рож денного в Сибири от брака татарина и белору­ ски, ж ивущ его с сам ого раннего детства в русском окружении и поль­ зую щ егося русским языком и культурой, родители могут с полным осно­ ванием считать русским, а не белорусом или татарином.

* * * Очень бол ьш ое значение в научном и практическом отношении имеет учет язы кового состава населения. Язык — один из важнейших призна­ ков этнической общ ности;

он обычно легче поддается объективному ана­ лизу и проверке, чем признак национального самосознания. В связи с этим вопрос о языке вошел в практику.переписей населения некоторых стран еще в середине X IX в., т. е. значительно раньше, чем вопрос о национальности. Первая всеобщ ая перепись населения России, прове­ денная в 1897 г., включала в своей программ е вопрос о родном языке.

Материалы этой переписи позволили впервые создать научно обосно­ ванную картину язы кового (а тем самым в значительной мере и нацио­ нального) состава населения Р оссийской империи и были широко ис­ пользованы в первые годы С оветской власти для целей национального строительства.

В оп рос о родном языке включался, наряду с вопросом о националь­ ности, в программы всех проведенных переписей населения СССР. В на­ стоящ ее время он включен и в проект предстоящ ей переписи, хотя неко­ торые статистики высказывали сомнение в его ц елесообразности &.

Ниже, рассматривая содерж ание и цели этого вопроса, нам придется кратко остановиться и на его необходимости.

В опрос о родном языке в советских переписях населения ставился более или менее идентично, н о в инструкциях толковался по-разному.

П режде чем перейти к рассмотрению этих различий, следует отметить, что сам термин «родной язык» весьма неточен, так как новорожденные не умею т говорить. Их первыми языковыми учителями обычно бывают матери, п оэтом у в ряде стран Европы программы переписей ставили или ставят данный вопрос как «материнский язык». Однако более точное толкование «род н ого язы ка» определяется понятием «языка колыбели», т. е. языка начального этапа жизни человека, который иногда, в частно­ сти, если ребенок воспитывается не матерью, м ож ет и не совпасть с «материнским языком».

В переписях населения С С СР язык не играет роль главного этниче­ ского определителя, так как национальная принадлежность фиксируется при помощи п рям ого вопроса о национальности. Это не значит, однако, что язык не имеет этноопределяю щ его значения. В некоторых случаях, прежде всего там, где определение национальной принадлежности осложнено теми или иными обстоятельствам и, данные о языке могут быть использованы для корректировки ответов на вопрос о националь­ ности при обр аботк е материалов переписи. Такая роль языка была особенно заметна в первых советских переписях, когда у многих народов еще не заверш ился процесс этнической консолидации и этниче­ ская ориентация некоторы х групп населения (например, тептярей и ми­ шарей) еще была не вполне отчетливой.

В настоящ ее время этноопределяю щ ая роль языка в советских пере­ писях населения не велика, а при устранении отмеченных выше дефек­ тов учета национальной принадлеж ности она осл абеет еще больше.

5 С м. П. Г. П о д ъ я ч я х, О предстоящ ей В сесою зн ой переписи населения, «В ест, ник стати сти ки », 1966, № 8.

Вологодская областная научная библиотека 10 С. И. Б рук, В. И. К озл ов В связи с этим усиливается возм ож ность использования языковых пока­ зателей для других весьма важных целей.

Очень четко выступает прежде всего практическая сторона языко­ вых данных, совершенно необходимых, например, при решении целого ряда вопросов культурного строительства, в том числе образования, печати, кино, радио и т. п. В данном случае речь идет, конечно, не столь­ ко о родном, сколько об основном разговорном языке населения, языке общения людей в быту и на производстве.

Языковые данные важ но использовать и для анализа этнических процессов, что имеет как практическое, так и теоретическое значение.

Д остаточн о хорош о известно, что в нашей стране в результате интенсив­ ного общения групп людей различной национальности бурно разви­ ваются этнические процессы, однако в распоряжении исследователей до сих пор почти нет материалов, характеризующ их степень развития таких процессов в различных районах и среди разных народов СССР.

Известное представление о б интенсивности этнических процессов м ож ет быть получено при сопоставлении данных о национальности и данных о языке населения, так как несовпадение этих показателей обыч­ но свидетельствует именно об этнически переходном состоянии тех или иных групп населения. Как известно, п о переписи 1959 г. около 12 млн.

человек (почти 5,7% всего населения С С С Р ) признало своим языком язык другой национальности. Следует отметить, что лишь 0,2% русских показало своим родным языком язык другой национальности. Зато сре­ ди нерусских народов этот процент в среднем составляет около 12,4, а среди ряда народов (евреи, карелы, мордва, башкиры, белорусы и др.) он ещ е выше. П о сравнению с переписью 1939 г. этот процент у неко­ торы х народов, расселение которы х отличается большой разбросан­ ностью, заметно возрос и имеет тенденцию к дальнейшему увеличению.

П оказательно, что у таких народов (мордва, карелы, евреи и др.) отмечены пониженные темпы прироста и даж е уменьшение численности, что п одтверж дает этническую ассимиляцию некоторых их групп.

К сож алению, показатель «родн ого языка» не вполне точно отражает развитие этноязыковых процессов, так как при переписи многие люди отож дествляю т этот язык с национальным происхождением и в ответе на вопрос о родном языке просто повторяю т показатель национально­ сти, хотя в действительности они уж е давно не пользуются своим на­ циональным языком. Н есовпадение показателей национальности и язы­ ка в материалах переписи чаще всего свидетельствует о полной утрате населением своего национального языка. В месте с тем оно слабо отра­ ж ает гораздо более многочисленные случаи, когда национальный язык еще не вполне забыт, но уж е давно перестал играть для опрашиваемого роль основного разговорного языка.

Характерно, что переписи населения СССР, включая вопрос о род­ ном языке, в своих инструкционных указаниях так или иначе отходили от понятия родного языка и приближались к понятию основного разго­ ворного языка. При проведении переписи 1920 г. под родным языком понимался тот язык, на котором говорит семья опрашиваемого (а в неоднородных в национальном отношении семьях — м ать). Инструкция переписи 1926 г. ушла еще дальше от сущ ности родного языка, признав им язык, «которы м опрашиваемый лучше всего владеет или на кото­ ром обыкновенно говорит, т. е. так называемый «основной разговорный язык». При всей методологической недопустимости подобного смешения понятий этот шаг к окончательной замене в переписном листе вопроса «родной язы к» вопросом «основной разговорный язык» в практическом отношении, как ясно из сказанного выше, был вполне оправданным.

Вологодская областная научная библиотека Этнографическая наука и п ереп и сь насел ения 1970 г. По инструкции переписи 1939 г. в ответе на этот вопрос рекомендо­ валось записывать название языка, который сам опрашиваемый счи­ тает своим родным языком. Такое неопределенное разъяснение, не­ смотря на примечание, что «родной язык может не совпадать с на­ циональностью», на практике сп особствовал о именно таким совпа­ дениям.

Инструкция переписи 1959 г., стремясь устранить недостатки предше­ ствующ ей инструкции, ввела добавление: «если опрашиваемый затруд­ няется назвать какой-либо язык родны-м языком, следует записать на­ звание языка, которым опрашиваемый лучше всего владеет или кото­ рым обычно пользуется в семье», сделав, таким образом, шаг к установ­ кам переписи 1926 г., учитывавшей по сущ еству основной разговорный язык.

В многонациональных странах с усилением экономических связей увеличивается доля двуязычного и даж е трехъязычного населения (на­ пример, -в Ш вейцарии, Бельгии, Индии и других странах). В СССР, кро­ ме полного перехода на русский язык значительных групп из числа не­ русских национальностей, все больш е распространяется знание, наряду с родным, русск ого языка, а в некоторых случаях и языка соседних на­ родов, особенно если эти языки являются родственными (знание тата­ рами узбекского языка в Узбекистане и баш кирского — в Башкирии, знание туркменского языка узбеками в Туркменистане и т. д.). Д вуязы ­ чие является почти правилом у малых народов, не имеющих своей пись­ менности, и чрезвычайно широко распространено у сравнительно неболь­ ших народов, у которы х образование на своем родном языке ведется лишь в начальных школах. Высок процент двуязычия и в городах, где на предприятиях трудятся, как правило, представители многих нацио­ нальностей, на целинных землях Казахстана и Сибири, куда переселя­ лось население из разных республик и т. д. Изучением двуязычия, не­ смотря на очевидную важ ность этого дела, у нас только начинают зани­ маться. По Еесьма ориентировочным предположениям, мож но счи­ тать, что кром е 12 млн. человек, полностью перешедших на русский язык, еще минимум около одной трети всего нерусского населения СССР (35 млн. чел.) владеет, кроме своего родного, вторым языком, в первую очередь русским, ставшим языком межнационального о б ­ щения.

Из сказанного выше напрашивается вывод о желательности вклю­ чения в программу переписи прямого вопроса об основном разговорном языке и владении опраш иваемым вторы м и третьим языками. Однако поскольку вся п одготовка к переписи 1970 г. ведется на основе выявле­ ния так назы ваемого «родн ого языка», в оп р ос о котором был включен в пробную перепись 1967 г., то сейчас, по-видимому, такая замена за ­ труднена. В таком случае придется согласиться с прежней постановкой этого вопроса с обязательными, однако, разъяснениями в инструкции, что: 1. Родной язык м ож ет не совпадать с национальностью (народ­ ностью). 2. Родным языком считается тот, которым опрашиваемый обы ч­ но пользуется в бы ту и на котором думает. 3. Родным языком для детей, еще не умею щ их говорить, записывается тот, на котором обычно разго­ варивают в семье.

В новом уточненном проекте программы предусмотрен учет второго языка: «У казать такж е другой язык, которым владеете». Для того, что­ бы более правильно выявить этно-языковые процессы у населения СССР, целесообразно дать этот в оп р ос в виде: «Указать такж е другой язык, которым владеете и часто пользуетесь в бы ту». Тем самым мы исклю "чм возмож ный ответ о владении иностранным языком.

Вологодская областная научная библиотека 12 С. И. Б рук, В. И. К озл ов * * * Кроме национальности и языка, большой интерес для этнографов представляю т показатели, относящ иеся к характеристике семьи.

В проекте программы этом у посвящ ены два вопроса — «Отношение к главе семьи (жена, муж, сын, дочь и т. п.)» и «С остои т ли в браке з настоящ ее время? Для вдовы х записать «вдовец, «в д ов а »»;

кроме того, применение отдельных переписных листов на каждое жилое помещение дает возм ож ность охватить семью как единое целое. При сочетании с данными о национальной принадлежности эти материалы дадут воз­ мож ность детального анализа семьи у различных народоз СССР. Боль­ ш ое научное значение имеют данные о смешанных в национальном от­ ношении семьях, что является одим из важнейших показателей разви­ тия этнических процессов.

Одной из центральных демографических проблем в настоящее время является проблема установления причин, определяющих рож даемость и плодовитость (рож даем ость у некоторых среднеазиатских народов и азербайджанцев в 2,5 раза выше, чем, например, у эстонцев или латы­ ш ей). Эта проблема начинает привлекать внимание и этнографов, так как она тесно связана с изучением динамики численности различных на­ родов страны. К сож алению, исследователи до сих пор почти не имели материалов о плодовитости национальных групп. Включенные в проект программы выборочной переписи населения вопросы о числе детей, рожденных каж дой женщиной, при сопряжении их с вопросом о национальности могли, дать ценный материал для анализа разли­ чий в плодовитости различных народов СССР и факторов, ее опреде­ ляющих. К сожалению, в новом проекте программы такие вопросы сняты.

Не останавливаясь на характеристике таких показателей, как обра­ зование, значение к оторого представляется достаточно очевидным, пе­ рейдем к весьма важ ном у как в теоретическом, так и в практическом отношении вопросу миграций населения. М ало что дает предложенный в первоначальном проекте переписного листа вопрос о местожительстве опраш иваемого в период проведения переписи 1959 г. О собого внимания заслуж иваю т миграции, связанные с переменой основного места житель­ ства, для учета которых, по нашему мнению, наиболее подходит вопрос о месте рождения, как это принято в паспортно-анкетной системе, при­ чем люди, родившиеся в другом месте, должны указывать длительность проживания в данном населенном пункте и место, откуда они прибыли6.

Полученные в результате этого материалы дали бы исследователям воз­ мож ность воссоздать картину м ассовы х передвижений людей по терри­ тории страны и историю формирования населения (в том числе и осо­ бенности формирования его национального состава) в различных рес­ публиках, краях и областях. Предложенный в новом проекте вопрос, учитывающий лишь миграции за последние два года, без достаточных оснований обедняет перепись и лишает исследователей ценного мате­ риала.

* * Этнографы С С СР принимали сам ое деятельное участие во всех пе­ реписях населения. Еще на заре Советской власти при Академии наук была создана Комиссия по изучению племенного состава России и 6 Д л я облегчения р а зр а б отк и м атериалов переписи лю ди, родивш иеся в сельской м естн ости, в связи с многочисленны ми п реобразован и ям и и переименованиями насе­ ленных пун к тов м огли бы ук азы вать лиш ь «рай он — у е з д » и «обл а сть — губернию».

Вологодская областная научная библиотека Этнографическая наука и п ереп и сь н асел ен ия 1970 г.

сопредельных стран (К И П С ) 7, которая не только проводила большую исследовательскую ра боту по изучению этнического соста ва в различ­ ных районах страны, но и готовила программы и обобщ ала результаты переписей населения по национальному и языковому составу. В 1927 г.

Комиссия составила «С писок народностей С С С Р » 8, который был ис­ пользован при разработке материалов переписи 1926 г. Э тот список содержал названия 169 народностей, в основном проживавших в преде­ лах С С С Р (в разработку переписи 1926 г. попали и некоторые другие народы, ж ивущие в основном за рубеж ом ;

в результате чего в разработку было включено 178 н ародов). В списке содерж ались св ед е­ ния о языках этих народов, их этнографических группах, расселении и т. д.

В порядке подготовки к переписи населения 1959 г. Институтом этно­ графии А Н С С С Р был издан краткий справочник по народам С С С Р 9, в котором были указаны районы расселения всех народов, а также пере­ числены этнографические группы, входящие в состав того или иного народа. Э тот справочник лег в основу изданных Центральным стати сти ­ ческим управлением С С С Р словарей национальностей и языков 10, по • служивших пособиям и для распределения населения по национально­ стям и родным языкам при разработке материалов переписи 1959 г.

Перечень национальностей содерж ал около 800 этнических названий (в том числе 126 наименований национальностей) и свыше 320 назва­ ний языков и диалектов (в том числе 117 наименований язы ков). В итоге переписи некоторые национальности (адж арцы, ороки, сарткалмакщ долганы, тептяри, айны, дж емш иды) оказались настолько малочислен­ ными, что они были исключены при ее разработке. Кроме того, не была осуществлена намеченная разработка материалов переписи по многим этнографическим группам азербайджанцев, грузин, узбеков, даргинцев, аварцев и некоторых других, по разным причинам не выявленных или выявленных в очень небольш ом числе переписью 1959 г.

бол ь ш ое значение подобны х словарей достаточно очевидно. Группи­ ровка этнических и лингвистических названий, проводимая в них, не только кладется в основу переписей населения, но и в какой-то степени предопределяет ее результаты. П оэтом у уж е сейчас необходим о начать подготовку к составлению нового, научно обосн ован н ого словаря нацио­ нальностей, учиты вающ его изменения в национальном составе страны, вызванные бы стро развивающ имися за последнее десятилетие этниче­ скими процессами.

За оставш ееся д о переписи время должны быть проведены экспеди­ ционные обследования групп населения, не имеющих достаточно четко­ го этнического самосознания;

особен н о это важ но сделать в смешанных в национальном отношении районах и на стыках этнических границ, где этнические процессы наиболее слож ны и запутаны.

Выше мы уж е приводили примеры таких групп. Однако перечень их далеко не исчерпан. М ы могли бы предложить, в частности, еще ряд объектов, важных для исследования. Так, желательно уточнить, как этнически взаимодействую т народы, близкие по языку и культуре (на­ 7 П ереим енованная впосл едстви и в К ом и сси ю по изучению плем енного состава СССР.

8 Труды К И П С, т. 13. О писок н а род н остей С С С Р. П од ред. И. И. Зарубина, Л., 1627.

9 Н ар од ы С С С Р (краткий сп р ав очн и к ), М.— Л., 1958.

1 Ц С У С С С Р. С ловари национальностей и язы ков. М., 1959. При составлении словарей и сп ол ьзовал и сь та к ж е р а б оты И н сти тута язы кознания А Н С С С Р, замечания статистических управлений республи к и обл а стей, консультации отдельны х специали­ стов по этн ограф и и и язы кознанию.

Вологодская областная научная библиотека 14 С. И. Б р ук, В. И. К озл ов пример, русские и белорусы, белорусы и украинцы, украинцы и русские, татары и башкиры и т. д.). О собенно важно изучить русско-украинские взаимодействия, связи с тем, что материалы переписей 1920, 1926 и в 1959 гг. по некоторым районам сильно расходятся. Д о конца не выясне­ на этническая принадлежность так называемых «поляков» в Литве, Белоруссии и на Украине;

этническое самосознание в прошлом у них часто смеш ивалось с религиозным. С лабо изучен вопрос о процессах консолидации у малых народов Кавказа. Не ясен вопрос о татарах, в состав которы х включаются многие тюркоязычные группы, расселен­ ные на огромном расстоянии друг от друга и различающиеся по языку, культуре и происхож дению. Ц елесообразно обратить особое внимание на группы, по которым предыдущие переписи дали резкие расхождения (талыши, припамирские таджики, долганы, ороки ). Совершенно яс­ но, что эти исследования дадут надлежащий эффект лишь в том случае, если статистические органы, привлекая этнографов, будут про­ водить тщ ательную п одготовку и инструктаж работников, занимающих­ ся переписью.

Д ля того, чтобы дать исследователям «чисты е» материалы, не под­ вергавшиеся предварительной обработке, желательно опубликовать данные о численности народов (и этнографических групп) и языков (и диалектов) в таком виде, как они даны в переписных листах, т. е. без группировки.

Ниже прилагается проект списка, содерж ащ ий почти 800 названий народов С С С Р (ем. приложение 2 ). М ногие из этих названий являются спорными, по-видимому, в настоящ ее время не бытующими. Было бы желательно широко обсуди ть проект этого списка не только среди этно­ графов и лингвистов, но и среди широкой научной общественности в со­ юзных и автономных республиках и областях.

* * * В последнее десятилетие этнографические исследования благодаря ш ирокому распространению анкет и использованию статистических дан­ ных все теснее смы каются с конкретно-социологическими исследова­ ниями. И спользование м ассовы х материалов делает возможным выявлять различные закономерности, связанные с преобразованием культуры и быта у народов С С С Р и развитием у них этнических процессов.

К сож алению в практике этнографических исследований все еще сл або используется самый массовый статистический материал — мате­ риал всеобщ их переписей населения С С СР. Это объясняется в какой-то мере недостаточным числом опубликованных (и выполненных вообще) комбинационных разработок различных показателей переписи 1959 г.

П роект переписи 1970 г. предусматривает значительное расширение программы разработки. О собен н о это касается национальности, родного языка и сем ей н ого состояния, т. е. как раз тех показателей, которые больш е всего интересуют этнограф ов.

Одна из важнейших задач советских этнографов на ближайшие годы — тщ ательно подготовиться к проведению переписи населения 1970 г. М атериалы ее должны быть широко использованы этнографами для решения важных научных проблем.

Вологодская областная научная библиотека Этнографическая наука и п ереп и сь н асел ен ия 1970 г. ПРИЛОЖЕНИЕ U ВОПРОСЫ П Е Р Е П И С Н О Г О Л И С Т А (п р оек т) * В переписной лист, к р ом е фамилии, имени ч отчества, нам ечается включить сле­ дую щ ие в о п р о сы : 1. О тнош ение к главе семьи (ж ен а, м у ж, сьгн, д оч ь, м ать, отец, сестра, племянник, зять, свек р овь, тещ а и т. п.) ;

2. Д ля постоян н о зд есь п рож и ваю щ его, но врем енно о т су т ст в у ю щ е го записать: а) причину отсутстви я, б) ск ол ь к о времени о т ­ су тств у е т;

3. Д л я вр ем ен н о п р ож и ва ю щ его записать: а) м есто п остоя н н ого ж ительства, б) ск ол ьк о времени о т су т ст в у е т в м есте п остоя н н ого ж ительства;

4. П ол (м уж ск ой, ж ен ск и й );

5. С к ол ьк о и сполнилось лет, для детей м ол ож е год а — м есяц ев? 6. С остои т ли в бр а к е в н а стоя щ ее врем я? Д л я вд ов ы х запи сать «в д о в е ц », « в д о в а ». 7. Н аци он аль­ ность. Д л я и н остран н ы х поддан ны х указать та к ж е гр а ж д а н ств о;

8. Р од н ой язык.

У казать та к ж е д р у го й язык, к отор ы м с в о б о д н о вл адеет;

9. О бразовани е (вы сш ее, не­ законченное вы сш ее, ср едн ее специальное, ср едн ее о б щ е е ). Д ля не имеющ их полн ого ср едн его обр а зо в а н и я зап и сать название у ч еб н ого заведения, сколько классов (к у р ­ с о в ) окончил в нем и в к а ком го д у ;

10. И сточник ср е д с т в сущ ествовани я: работа, личное п о д со б н о е сел ь ск ое х оз я й ст в о, ка иж дивении родствен ни ков, на иждивении г о ­ су д а р ств а (пенсия, стипендия д етски й д о м и т. п.), д ругой источник (указать к акой ).

Д ля лиц в т р у д о с п о с о б н о м в озр а сте, не и м ею щ и х занятия (муж чины 16— 59 и ж ен­ щины 16— 54 л е т ), ук а за ть та к ж е уч а тся или нет;

11. М е ст о р а боты (название пред­ приятия, к о л хоза, учреж дени я или р а б о та е т в своем х о з я й ст в е );

12. Занятие по этом у м есту р а б о ты (д о л ж н о ст ь или вы пол няем ая р а б о т а ). Д ля пенсионеров — преж нее о с ­ новное зан яти е;

13. Д л я р а б ота в ш и х в 1969 г. неполный го д записать р а бота л п о ст о ­ янно, сезон н о или врем енно и ук а за ть п р од ол ж и тел ьн ость ра боты в м есяц ах в 1969 г.;

14. О бщ ествен н а я группа (рабочи й, служ ащ ий, колхозн ик, кустар ь, крестьян и н-еди н о­ личник, сл уж и тел ь к у л ь т а );

15. Д л я ж ивущ и х зд есь менее д в у х лет указать м есто пред ы д ущ его п остоя н н ого ж и т е л ь с т в а 2.

1 Ч и сло в о п р о со в и их ф орм ули ровка м огу т бы ть изменены в процессе дальней­ ш его о б су ж д е н и я м атериалов п од готов к и переписи.

2 П р ед п ол а га ется, ч то лиш ь по первым 10 воп р оса м данны е б у д у т соб р а н ы м ето­ дом сп л о ш н о го о п р оса. П о остальн ы м в оп р оса м данны е б у д у т собра н ы путем вы б ор оч ­ ного н абл ю ден и я;

о б ъ е м вы бор ки нам ечается уста н ови ть единый (2 5 % ) для последних пяти в о п р о со в и всей терри тори и страны. З а единицу о т б о р а предлагается принять квартиру (од н ок ва р ти рн ы й д ом, к ом н а ту в об щ еж и ти и ). Такой м етод о т б о р а и процент вы борки д о л ж е н обесп еч и ть репр езен тати вн ость данны х по всем показателям переписи в р а зр езе мелких терри тори альн ы х единиц.

Вологодская областная научная библиотека П РИ Л О Ж ЕН И Е СПИСОК НАРОДОВ СССР Основное название Самоназвания, др у ги е названия, названия отдельных групп эт о г о народа Индоевропейская семья Славянская группа 1. Р усск ие великорусы, поморы, пустозеры, устьцилёмы, мещера, сиби­ ряки, кержаки, «поляки» (на А лтае)2, казаки2, семейские, русско-устьинцы, затундренские крестьяне, колымчане, мар ковцы, камчадалы 2. Украинцы малороссы, русины, руськи, лемки, бойки, верховинцы, гуцу­ лы, закарпатцы, буковинцы, пинчуки3, полещуки3, казаки 3. Белорусы пинчуки4, полещуки4, литвины 4. Поляки* 5. Чехи* мораване, ганаки 6. Словаки* 7. Сербы* серби, срби, югославы 8. Болгары * Л е т т о-л и т о в с к а я группа 9. Литовцы летувяй, лиетуви, летувис, лейши, летувеши, летувники, жмудины, ж м удь, жемайты, занавики, аукштайты, дзуки, литвины 10. Латыши латвиеши, латгальцы Романская группа 11. Молдаване молдовень, валахи 12. Румыны * Германская группа 13. Немцы* дейтше Греческая группа 14. Греки* эллины, ромэн, бердзены, рум, урумы Иранская группа 15. Таджики тодж ик, хардури, чагайтай, горные таджики 16. Ягнобцы 17. Припамирские народы (припамирские таджики, памирские таджики):

а) язгулемцы язгулямцы, згамик бартангидж, орошорцы б) бартангцы в) рушанцы рушни, рыхен г) шугнанцы хугнони, шугни д ) ваханцы вух, вахи, хик е) ишкашимцы ишкошуми ж ) баджуйцы бадж уведж з) хуфцы хуфидж 18. Евреи среднеазиатские бухарские евреи, иври, яхуди, дж угут 19. Ирани (персы)* фарс 20. Таты таты-мусульмане, таты-иранцы, таты-армяне, таты-армяно григорианцы 21. Евреи горские даг-чуфут, чуфут, д ж уф ут, татские евреи, дагестанские евреи 22. Талыши талышон 23. К урды * курманджи, курды-езиды, езиды, иезиды 24. Белудж и* балуч 25. Афганцы* пахтанэ, пуш туны 26. Джемшиды* дж амш ид, джамшидчи 27. Осетины ирон, иронцы, тагаурцы, куртатинцы, алагирцы, дигор, д и ­ горцы, моздокские осетины, туальцы, туаилаг, двали Индийская группа 28. Цыгане | ром, рома, лом, боша, Карачи, мазанг, дж уги, лю ди, дом 1 П р и с оставл ен и и сп и ск а и с п о л ь зо в а н ы р аб оты : «Н а р о д ы С С С Р. К р а т к и й сп р а во ч н и к », М.— Л. 1958;

«С л о в а р и н ац и он ал ь н остей и я зы к о в », Г о с с т а т и з д а т, М., 1959;

зв езд о ч к о й отм еч ен ы народы, основная часть к о т о р ы х ж и в е т за п р е д ел а м и С С С Р.

2 С родны м р усс к и м я зы к о м.

3 С родны м у к р а и н ск и м я зы ком.

4 С родны м б ел о р у сс к и м я зы к ом.

Вологодская областная научная библиотека 6 С р одн ы м л и т о в с к и м я зы к ом.

Продолжение приложения Основное название Самоназвания, др уги е названия, названия отдельны х групп эт о г о народа Армянская группа 29. Армяне хай, хайк, сомехи, ермени, франк, зоки, хамшены, хемшины Албанская группа арнауты, шкипетары 30. Албанцы* SN * if!

идн 31. Евреи Кавказская семья Картвельская группа 32. Грузины картвели, гурийцы, имеретины, рачинцы, лечхумцы, карта линцы, кахетинцы, тушины, хевсуры, пшавы, мтиулы, мо хевцы, гудамахарцы, ингилойцы, кизикцы, джавахи, враци, месхийцы, пордж и, мегрелы, мингрелы, сваны, шванар, мушван, лазы, чаны, антинцы, аджарцы, аджары, аджарели 33.


Евреи грузинские Адыго-абхазская группа 34. Абхазы апсуа, апсацва, азега, абжуйцы, бзыбы, бзыбцы, самурзакавцы 35. Абазины абаза, безхяг, тапанта, шкарауа адыге6, кабардей, карбетей, кешик, бесленеевцы 36. Кабардинцы адыге7, абадзехи, адзух, бж едуги, темиргоевцы, ш апсуги, 37. Адыгейцы черкесы7, чемгуй, кемчуй адыге 38. Ч еркесы Нахская группа нахче, нохчо, нахчий, шешен, мыцлшш, ауховцы, аккинцы, 39. Чеченцы шчкеринцы 40. Ингуши галгай, гъалгъай, галга, хамхинцы, джераховцы, феаппи бацбии, бацав, бацуо, туш и, цова-тушины 41. Бацбийцы кистины 42. К исты Дагестанская группа авары, аварал, маарулал, маарулчи, анцухцы, джарцы, хун 43. Аварцы закау, цорцы 44. Андийцы андисел, андисев, мунийцы, кванал, куаннал, кванхидатлинцы 45. Ботлихцы буйхади, буйхатли, ботлкхал, ботликхев гибдиди, гоДоберисел, хибдитли 46. Годоберинцы чамалинцы, чамалалду 47. Чамалалы 48. Кванадинцы багулалы, бегалал, квантл-геква, багвалалы, тлибуш у-тлис синцы тиндинцы, тиндисев, идари, идери, иберилал, ибери 49. Тиндалы кирди, киртлеи, каратайцы, тухицинцы, калалалы 50. Каратинцы ашвадо, атлватли 51. А хвахцы дидои, дидойцы 52. Д езы гинухи 53. Гинухцы хуани, кедаэс-гиква 54. Хваршинцы 55. Беж тинцы бешитль, капучины, хванал, беж тляс-суко 56. Гунзибцы гунзебцы, хунзалы, гундзи, нахада аршашлиб 57. Арчинцы лаки, лаккучу, казикумухцы, тумал, вулугуки, яхолшу 58. Лакцы 59. Даргинцы дарганте, даргва, угб у к, арбуканы, аугвуган 60. Кайтаки кара-кайтаки, кара-кайтаги урбуганте 61. Кубачинцы табасаранцы, кабган 62. Табасараны 63. Лезгины лезгияр, лезги, кю регу, ахтинцы, кюринцы, кубинцы 64..А гулы агулар рутул, мехед 65. Р утул ьц ы сахурлы 66. Ц ахуры кетти тур ду 67. Хиналугцы 68. Крызы дж еки, гапутлинцы, хапутлинцы, хапут 69. Б у д угц ы буд ухи, б у д у у б е р 70. Удины уди « С р одн ы м к а б а р д и н с к и м я зы к ом.

7 С р одн ы м а д ы ге й ск и м я зы к ом.

8 С родны м ч ер к ес ск и м я зы к ом.

2 С оветская этногр аф и я, № Вологодская областная научная библиотека П родолж ение приложена Самоназвания, другие названия, названия отдельных групп этого на] Основное название Семито-хамитская семья Семитская группа айсоры, сурая, сирийцы, арамеи, халдеи, осураи 71. Ассирийцы* арабы среднеазиатские 72. Арабы * Уральская семья Финская группа эсты, эстласед, ээсти, ээсти-рахвас, сету, сетукезы 73. Эстонцы лииви 74. Ливы а ун ус, карьялайне, ливгиляйне, ливики, людики, лаппи 75. Карелы ижора, ингры, инкерикот, водь 76. Ижорцы суоми, савакот, эвримейсет 77. Финны* бей ся, чухари, чудь, кайваны, людиникад 78. Вепсы саами, лопари, лапландцы 79. Саамы коми-зыряне, зыряне, коми-морт, ижемцы 80. Коми коми9, коми-морт9, коми-отир, пермяки, зюздинские коми 81. Коми-пермяки пермяки, язвинские коми-пермяки 82. У дм урты вотяки, ватка-, калмез, бесермяне мари, черемисы, горные марийцы, луговые марийцы, восто 83. Марийцы ные марийцы мордовцы, мордвины, мокша, мокшилар, эрзя, шокша, мою 84. Мордва эрзя, эрзямокша, каратаи, терюхане Угорская группа ханти, хан тэ, хантых, остяки10, остяки обские, остяки угс 85. Ханты ские, обские угры10, асьех, казым-ех, лар-ях, вогульсю остяки (с реки Вогулки) маньси, меньдси, моаньси, вогулы, асмахум, хонтанг-маху 86. Манси остяки11, сосьвинские остяки, ляпинские остяки, обские уг] 87. Венгры* мадьяры Самодийская группа н энэче-хасова, самоеды, юраки, яран, лесные ненцы, i 88. Ненцы хасова, хандеяры энеи-энече;

самату, манду, манто, маду (тундровые эш 89. Энцы бай, пэ-бай, муггади, юги (лесные энцы );

хантайские самое карасинские самоеды, сольюди, сольюдины, ненцы12, нганаса!

ня, тавгийцы, самоеды-тавгийцы, авамские самоеды, таймь 90. Нганасаны ские самоеды, вадеевские самоеды остяки13, селькуп (ку м ), шелькуп (кум) чумылькуп (кум) 91. Селькупы сю ссек уп (ку м ), остяко-сам оеды, ляки, сургуты, сургусы А лтайская семья Тюркская группа 92. Чуваши чаваш, чавашин, вирьял (верховые чуваши), анатри ( н и з о е чуваш и), анат-енчи 93. Татары татарляр, мишари, миш эр, миж ер, карагаши, кундров татары, казанские татары, глазовские татары, тептярь-тата] касимовские татары, астраханские татары, литовские тата] мещеряки, сибирские татары, тюменские татары, ялуторове татары, иртышские татары, томские татары, яушталар, эу] тинцы, чаты, татары тобольские, барабинцы, чулымские т.

тары, чулымцы14, ясашные, исашные, бухарцы, кряшен, н:

гайбаки, крымские татары, ногаи крымские, таты крымски 94. Башкиры баш корт, баш курт, тептярь-башкир 95. Ногайцы ногай, караногайцы, акногайцы, ачикулакские ногайцы 96. Кумыки кумуклар 97. Карачаевцы карачай, карачайлы »С р одн ы м к о м и -п е р м я ц к и м я зы к ом.

10 С родны м х а н т с к и м я зы к о м.

11 С р одн ы м м ан си й ск и м я з ы к о м.

12 С родны м эи ец к и м я зы к ом.

12 С р одн ы м с ел ь к у п с к и м я зы к о м.

14 С р одн ы м т а т а р с к и м я зы к о м.

Вологодская областная научная библиотека Продолжение приложения Основное название Самоназвания, другие названия, названия отдельных групп эт о г о народа 9 8. Балкарцы балкар, малкар, таулу, баксанцы, чегемцы, хуламцаны, безе нгийцы 99. Казахи киргизы16, киргиз-казахи, казах-киргизы 100. Киргизы кыргыз, кара-киргизы, каменные киргизы, буруты 101. Каракалпаки каролпак, калпак 102. Узбеки озбак, конграт, локай, мангыт, дурмен, кураминцы, курама, кыпчаки, сарты16, тюрки 103. У йгуры * таранчи, кашгарцы, кашгарлык, илийцы 104. Туркмены теке, текинцы, йомуды, йомуты, гоклены, сарыки, салооы, эрсари, чоудор, нухурли, имрели, емрели, алаэли, карадашлы, ата, трухмены 105. А зербайдж анцы азербайджанляр, тю рки17, айрумы, айрым, карапапахи, пада ры, ш ахсевены, карадагцы, афшары, татары 106. Турки* османы, османли 107. Гагаузы 108. Крымчаки евреи крымские 109. Караимы 110. Алтайцы ойроты, алтай-кижи, теленгиты, телеуты, тубалары, черневые татары, майминцы, маймалары, челканцы, лебединцы, ку-кижи, кумандинцы, телесы 111. Хакасы хягас, качинцы, сагайцы, бельтиры, пелтир, койбалы, кызыль цы, абаканские татары, минусинские татары, ачинские тата­ ры, камасинцы, чулымцы 112. Тувинцы тува, тыва-кижи, танну-тувинцы, урянхайцы, сойоты, саянцы, тодж инцы 113. Тофалары тофа, туба, карагасы 114. Ш орцы ш ор-кижи, кузнецкие татары, кондомские татары 115. Якуты саха, якутскай 116. Д олганы долган, дулган, ася, тыа-кихи, саха-кихи, саха Монгольская группа 117. Б уряты браты, братски е люди, бурят-монголы, окинские сойоты, тун кинские сойоты, баргуты, усть-ордынцы 118. М онголы* халха 119. Калмыки кальмак, хальмак, ойрат, торгоут, хош оут, дэр бэт 120. Сарт-калмаки сарт-калмыки, олёт, сарт Т у н г у с о- м а н ь ч ж у р с к а я г р у п п а 121. Эвенки тун гусы, орочены, бирары, манегры 122. Негидальцы эл кен бэе, амгунцы 123. Эвены ламуты, овен, орочел, ороч-орач, м эн э, тургэхал, дунха 124. Нанайцы нанай, нани20, гольды, хэдзены, киле, самагиры 125. Ульчи нани21, ольчи, мангуны 126. Ороки ульта 127. Удэгейцы у д э, у д эх е, удехейцы нани 128. О рочи Палеоазиатские народы луораветланы, ораветланы, чавчу, чаучу (оленные чукчи), 129. Ч укчи анкалын (приморские чукчи) 130. Чуванцы этели нымыллан, нымыльин (приморские коряки), каменцы, паренцы, 131. Коряки апукинцы, кереки, алюторцы, карагинцы, итканцы, паланцы, чавчыв (оленные коряки), рямкэкэн, этканол’ о, войкынал’ о, апокваямыл’ о, алуты л’ о, пойтылл’ о 132. Ительмены камчадалы 133. Ю кагиры одул, деткилы нивух, нивах, иибах, нихвиг, гиляки 134. Н ивхи 15 С р одн ы м к а з а х с к и м я зы к ом.

18 С р одн ы м у зб е к с к и м я з ы к о м.

12 С р одн ы м а зе р б а й д ж а н с к и м я з ы к о м.

18 С родны м х а к а с с к и м я зы к ом 18 С р одн ы м д о л га н с к и м я зы к о м.

г° С родны м н анай ским язы к ом.

21 С р од н ы м у л ь ч с к и м я зы к ом.

22 С р одн ы м о р о ч ск и м я зы к о м.

23 С р одн ы м и тел ьм ен ск и м я з ь н о м 2* Вологодская областная научная библиотека Окончание приложения Основное название Самоназвания, др у ги е названия, названия отдельных групп эт о г о народа Э ски м осско-ал еутская семья иннуиты, юпигыт, нывокагмит (науканские жители), указиг 135. Эскимосы* мит, ю гыт сасигнан, унанган 136. А леуты * Кетская группа к ето, енисейцы, енисейские остяки, кето-енисейцы, денг, дянь 137. Кеты Айнская группа айно, айну 138. Айны* Китайская группа хань, чж унго-ж ень, хань-жень 139. Китайцы* хуэй -цзу, чж унюэнь-ж ень 1 4 0. Дунгане* Корейская группа чосон-сарам 141. Корейцы* SUMMARY The prepa ra tion fo r the U S S R p op u la tion cen su s o f 1970 poses a num ber of prob­ lem s, a m o n g them th ose con n ected w ith the correct registra tion o f the population’s n ation a l a ffilia tio n and la n g u a g e. The authors scru tin ize p rogra m s and results o f pre­ v io u s cen su ses and p r o p ose to cla rify the question on n a tion a lity b y stressin g its ethnic m ea n in g. In q u estion s on la n q u a g e preferen ce sh ou ld be given to the m ain language, cu rre n tly spoken, this b e in g p r a ctica lly the m ost im portant. It is desirable also to register b ilin g u a lism. T o the a rticle is app end ed a com p lete list o f the p eop les o f the U S S R with their s e lf-d e n o m in a tio n s, oth er n o m in a tio n s-a n d nam es o f their eth n ograph ic subdivisions.

Вологодская областная научная библиотека И. А. К р ы в е л е в К ХАРАКТЕРИСТИКЕ СУЩНОСТИ И ЗНАЧЕНИЯ РЕЛИГИОЗНОГО ПОВЕДЕНИЯ В своей практической жизни все умственно здоровые люди исходят из стихийно или сознательно воспринимаемых ими реальных закономер­ ностей объективного мира. Это обнаруж ивается не только в процессе труда — центральном компоненте человеческой деятельности, но и во всех прочих ее сф ерах — в области политики,.в общ ественном и личном быту, в охране своего здоровья и т. д. Во все исторические эпохи у всех народов и племен люди действовали, как действуют и сейчас, руководясь трезвым (в меру своих сил и понимания) учетом дей вительной обстановки, рассчитывая те средства, которые нужно и м ож ­ но применять для достиж ения той или иной реальной жизненной цели.


П о сущ еству это поведение — материалистическое, не связанное с рели­ гиозными представлениями и идеями.

Такое материалистическое поведение характерно для жизнедеятель­ ности не только атеистов или людей, индифферентных в отношении к религии, но и для глубоко верующ их, да и для представителей духовен­ ства всех без исключения религий. Б случае заболевания, например, современный верующий, а такж е иерарх церкви, синагоги, мечети при­ бегаю т, преж де всего, к помощ и медицины и врачей, проявляя в общем довольно беззаботн ое отношение к тому, что, с религиозной точки зре­ ния, исход болезни определяется волей сверхъестественных сил и что «ни один вол ос не упадет с головы человеческой без воли божьей».

М атериалистический характер человеческого поведения явился важ­ нейшим условием того, что общ ество людей не только выжило на земле, но и ушло далеко вперед от первобытности по пути технического, куль­ турного и общ ественного прогресса. Не подлежит сомнению, что на всех ступенях развития общ ества основной, магистральной линией человече­ ской жизнедеятельности было, как является и сейчас, поведение, не вы­ текающ ее из религиозных и идеалистических взглядов.

Это материалистическое поведение мож ет бы ть осознанным как та­ ковое, оно м ож ет бы ть и стихийным. Н е только мольеровский герой, но и всякий другой человек мож ет не осознавать того факта, что он всегда говорит прозой или, по меньшей мере, не раздумывать -над ним. В при­ менении к данному вопросу это значит, что свою, по сущ еству, материа­ листическую жизнедеятельность человек может не осознавать как тако­ вую. Это необходим о учитывать при гипотетической реконструкции пове­ дения и сознания первобытного человека. Пока не возникла религия, он руководствуется в -своем поведении стихийно улавливаемыми зако­ номерностями объективного мира и его поведение является в силу это­ го стихийно-материалистическим;

таковым ж е является и связанное с этим поведением сознание.

С момента возникновения религиозных верований и культов поведе­ ние и сознание людей раздваиваются: параллельно линии материалисти­ ческого поведения и переплетаясь с ней. на -всем протяжении истории Вологодская областная научная библиотека 22 И. А. К р ы вел ев проходит и линия религиозного поведения, основанная на вере в сверхъ­ естественные сущ ества и явления, в исходящие от сверхъестественных сил рекомендации и запреты, в необходимость постоянного и периоди­ ческого умилостивления этих сил.

Понятие религиозного поведения можно трактовать и в широком, и в более суженном, специальном смысле.

М ож но распространить это понятие на все те проявления человече­ ской деятельности, в которых сказывается влияние религиозных убеж ­ дений. В этом случае оно будет охватывать и соблюдение человеком норм морали, обосновы ваемы х религиозными предписаниями. Такая трактовка понятия религиозного поведения была бы, однако, не во всем оправданной. Так как мораль, выраженная в религиозных заповедях, на сам ом деле имеет своим источником исторически складывавшиеся общ ественные отношения людей и является, следовательно, светской по своем у происхож дению и содерж анию, а религиозной лишь по своей идеологической форме, то нет оснований включать соответствующ ее по­ ведение в понятие религиозного. Мы будем в дальнейшем изложен-ич придерживаться более узкой и, с нашей точки зрения, более точной трактовки эт о го понятия. К религиозному поведению мы будем относить собственно культовые действия — выполнение религиозных обрядов, посещение богослуж ений и участие в «и х, соблю дение праздников и по­ стов, соблю дение ритуальных пищевых и прочих предписаний и за­ претов.

Как подчеркивалось выше, религиозное поведение является побоч­ ной линией человеческой деятельности. Она факультативна в том смыс­ ле, что практикуется даж е верующ им человеком далеко не всегда, а мно­ гими людьми вовсе не практикуется. С амо собой разумеется, что этого никак нельзя сказать о магистральной линии человеческого поведения, связанной с материалистическими и арелигиозными взглядами.

Основная черта характеристики религиозного поведения заключает­ ся в том, что в жизнедеятельности верующ его оно играет роль некоего дополнения и подкрепления по отношению к его реальной жизненной практике. Оно не заменяет и, сам о собой разумеется, не может заменить никакую практическую деятельность человека, будь то в области произ­ водственной, общ ественно-политической, бытовой или лечебной. Во всех промы словы х культах — охотничьих, рыболовецких, земледельческих — жертвоприношения «хозяи н у» промысла или места, молебны и магиче­ ские обряды, долж енствую щ ие сп особствовать плодородию полей, пло­ довитости скота и т. д., практикуются в качестве некоего дополнения к действительной деятельности человека. М олитвы «за здравие», таинст­ во соборования или елеосвящения призваны содействовать излечению больного, но, конечно, во всех случаях они практикуются лишь как до­ полнение к реальным медицинским средствам лечения. Последнее, впро­ чем, не полностью относится к шаманским и знахарским методам враче­ вания, которые, помимо своего магико-религиозного значения, в ряде случаев имею т значение и бол ее реальное, воздействуя на больного средствам и народной медицины. В силу всего сказанного религиозное поведение мож но считать по его сущ ности с у п л е м е н т а р н ы м, д о ­ полнительным.

Не все формы религиозного поведения находятся в одинаковом отно­ шении к религиозному сознанию. Некоторые из них лишь опосредован­ ным образом связаны с ним, в них сам акт религиозного поведения не­ посредственно не обусловлен теми или иными специфически религиоз­ ными психическими переживаниями — ни интеллектуального, ни эм о­ ционального порядка.

Вологодская областная научная библиотека К характеристике сущности и значения рел и ги озн ого п оведен и я Одной из таких форм религиозного поведения является часто прак­ тикуемое привычно-механическое исполнение тех или иных религиозных обр я дов;

сю да ж е относится и столь ж е традиционное и прочно вош ед­ шее в быт соблю дение религиозных предписаний и запретов. Верующий православный, проходя мимо церкви, почти автоматически крестится;

иногда это действие м ож ет быть соверш ено по привычке и полуверую щим человеком, даж е утратившим свою веру, но сохранившим усвоен­ ные с детства привычки и не придающим серьезного значения тому, про­ долж ает ли он им следовать после того, как они потеряли в его глазах свой смысл. Таким же образом и набожный или даже не очень н абож ­ ный еврей по привычке перед едой и после нее скороговоркой произно­ сит молитву на древнееврейском языке, в большинстве случаев не по­ нимая ее смысла и не испытывая при этом никаких религиозных эм о­ ций. Богослуж ение люди тож е обычно посещ аю т в порядке вошедшего в привычку традиционного действия. Такое поведение можно назвать привычно-автоматическим.

Н ередко акты религиозного поведения предпринимаются в качестзе дани общ ественном у мнению, рассм атриваю щ ем у тот или иной минимум «бл агочести я» как свидетельство приличия и респектабельности. Такого рода религиозное поведение по сущ еству связано не столько с религией, сколько с установивш имися в данном общ естве нормами и критериями ж итейского поведения, с постоянной оглядкой на то, как отнесутся сосе­ ди, знакомые, родственники к факту отступления данного индивиду­ ума от общ епринятых норм. Его мож но условно назвать н о р м а т и в н ы м религиозным поведением.

С ущ ествую т, однако, формы религиозного поведения, непосредствен­ но связанные с сознанием. Человек предпринимает определенные дей­ ствия под влиянием тех или иных психических переживаний, а эти дей­ ствия, в свою очередь, оказы ваю т влияние на состояние его сознания — порож даю т или усиливают одни его явления, заторм аж иваю т частично или полностью другие. Все это происходит больш е в сфере эмоций, чем в интеллектуальной и рациональной сфере. Тем не менее, необходимо видеть здесь слож ное и противоречивое единство эмоционального и интеллектуального, так что последнее тож е играет свою роль в рели­ гиозной деятельности человека.

В состоянии горя от тех или иных жизненных невзгод верующий ис­ пытывает потребность в обращении за утешением к сверхъестествен­ ным силам;

молитва или другой религиозный акт, создавая у человека иллюзию общения с потусторонними силами и даж е духовного слияния с ними, м ож ет на время снять с него гнетущие отрицательные эмоции.

С другой стороны, благоприятные жизненные обстоятельства, и в о с о ­ бенности какая-нибудь спорадическая удача или неожиданный поворот к лучш ему в судьбе человека, м огут вызвать у него страстное желание поделиться с кем-нибудь своей радостью или выразить благодарность тем силам, которые, по его мнению, содействовали в достижении желан­ ной цели;

верующ ий в таких случаях обращ ается с благодарственной молитвой к объекту своей веры. И в поисках утешения, и в стремлении выразить св ою благодарность и радость верующий при помощи актов религиозного поведения мож ет получить известную разрядку своей ^эмо­ циональной напряженности. П омимо указанных выше чрезвычайных ситуаций, и в обычной обстановке у некоторых верующ их складывает­ ся своего рода рефлекс, побуж даю щ ий их стремиться к разряжающим эмодиональным переживаниям при выполнении тех или иных религиоз­ ных обрядов. Это — э м о ц и о н а л ь н о - р а з р я д о ч н а я функция ре­ лигиозного поведения.

Вологодская областная научная библиотека 24 И. А. К р ы вел ев П отребность в обращении за помощ ью к потусторонним силам осо­ бенно часто возникает у верующ его в обстановке, которая выглядит для него тяжелой или даж е безнадежной. Н евозмож ность достижения дели или вы хода из положения при помощи реальных средств побуждает верую щ его искать выход на религиозно-магических путях. Это относится и к отдельному индивидууму, и к большим коллективам людей — к общ ественным классам и классовым группировкам. Наиболее тяжелые для народных м асс периоды в истории человечества, как правило, с о ­ провож дались усилением мистических движений и религиозных иска­ ний, широким распространением форм религиозного поведения. Ярким примером здесь мож ет служить эпоха возникновения и распростране­ ния христианства на почве безы сходного кризиса Римской империи и обусловленного им тяж елого положения народных масс.

Для верую щ его индивидуума в ситуации, которая является или ка­ ж ется ему безнадежной, представляется вполне логичным и резонным обращ ение к потусторонним силам, которые, как он считает, могут сде­ лать возмож ным невозмож ное. Так, больной, узнавший, что средствами медицины ему помочь невозмож но, обращ ается с исступленной молит­ вой к богу, богородице или том у или иному святом у в надежде, что они ему помогут. В условиях военных действий, когда обстановка на поле боя слож илась для данного подразделения, а следовательно, и для каж­ д ого из его участников безнадеж но-катастрофическая, тот или иной в е­ рующий или полуверующий сол дат или офицер мож ет взмолиться к высшим силам. М ож н о даж е представить себе, что человек, до сих пор считавший себя атеистом, в такой обстановке неожиданно предпримет акт чисто религиозного поведения. С амо собой разумеется, однако, что идейный принципиальный атеист в лю бой обстановке сохранит в своем поведении ту последовательность, которая связана с незыблемостью его убеждений. Частным случаем такой ситуации является и положение б е з­ надежно больного человека, знающ его о своем состоянии и о близости неизбеж ного конца.

В жизненных ситуациях, будущий исход которых не ясен человеку, у него нередко появляется потребность в своего рода страховке на слу­ чай неблагоприятного результата. Больш ое количество зафиксирован­ ных этнографических ф актов свидетельствует о том, что активность ре­ лигиозного поведения обычно бывает прямо пропорциональна ненадеж­ ности и рискованности положения человека в его реальной деятельности.

Там, где ее успех обеспечен, где реальные средства достижения этого успеха вполне достаточны, потребность в их дополнении средствами ре­ лигиозно-магического воздействия на ход собы тий возникает значитель­ но реж е. М олебны, которые до революции служил на поле русский кре­ стьянин перед началом полевых работ, довольно широко распростра­ ненные в древности обряды магического увеличения плодородия почвы при помощи символического или реального полового акта на поле, име­ ли своей жизненной основой ту опасность, которая постоянно грозила у рож аю в условиях примитивной техники земледелия. Молебны святым Ф лору и Л авру или Георгию П обедоносцу, которые раньше служились в русской деревне перед выгоном скота на поле, такж е коренились з грозивших ск оту действительных опасностях эпизоотий, нападения хищ­ ных зверей, угона ворами. В этих условиях соверш аемые людьми акты религиозного поведения имели с т р а х о в о ч н у ю функцию. Н адо пом­ нить, однако, что эта страховочная функция является дополнительной в отношении реальных мер страховки от грозивших человеку бед, — мер, предпринимавшихся им в соответствии с теми возмож ностями, которы­ ми он располагал.

Вологодская областная научная библиотека К характеристике сущности и значения р ел и ги озн ого п оведен и я В реальном религиозном поведении индивидуума мож ет превали­ ровать тот или иной из перечисленных аспектов.' В разное время под влиянием различных обстоятельств объективного и субъективного по­ рядка превалирующ ие аспекты поведения могут сменять друг друга у одного и того ж е индивидуума. Бывает и так, что в религиозном поведе­ нии данного индивидуума и даж е в одном акте этого поведения нали­ чествуют одновременно все или несколько перечисленных аспектов. Иначе говоря, они м огут проявляться в тех или иных актах религиозного пове­ дения по отдельности, могут фигурировать и в различных сочетаниях.

Ж изненные обстоятельства, в которых для верующ его становятся актуальными указанные выше аспекты и мотивы религиозного поведе­ ния, определяются наличной социальной обстановкой и теми условия­ ми, которые вытекают из нее для данной общ ественной группы и для того или иного из ее членов. Уровень материальной и духовной культу­ ры данного общ ества, господствующ ий в нем социально-экономический и политический строй, степень материальной обеспеченности данной общественной группы и индивидуума, наличие или отсутствие у него оснований к боязни за свое будущ ее,— все это непосредственно вытекает из условий общ ествен н ого бытия и, в св ою очередь, оказы вает реш аю ­ щее влияние на степень приверженности общ ественной группы и инди­ видуума к религиозной вере и основанном на ней религиозном поведе­ нии. П оэтом у анализ этого поведения и его мотивов в каждой данной ситуации должен неминуемо носить характер социологического иссле­ дования.

Социальные факторы, обусловливаю щ ие и стимулирующ ие религиоз­ ное поведение, действую т, отраж аясь в сознании людей и воздействуя на него. Одни и те ж е условия могут у различных индивидуумов в раз­ ных социальных группах вызвать неодинаковую и даж е противополож ­ ную реакцию в зависимости от состояния сознания этих людей. Здесь сказываются и различия в образовательном или просто интеллектуаль­ ном уровне, хотя устанавливать однозначную зависимость невосприим­ чивости человека к религиозным идеям от этого уровня нет оснований.

Тем не менее, при прочих равных условиях образованный или очень умный человек бу д ет сильней психологически сопротивляться наступле­ нию религиозных идей и эмоций на его сознание. Больш ую роль играет также принадлеж ность данной личности к той или иной психологической группе по характеру и темпераменту, по типу нервной системы. Человек с устойчивой психикой, трезво и хладнокровно мыслящий, не так легко как впечатлительный неврастеник, поддается отрицательным эмоциям, нередко порож даю щ им или поддерживающ им религиозность. Особенно большое значение имеет в этом отношении общ ая идеологическая уста­ новка, свойственная данной личности. Идейный убежденный атеист не станет прибегать к религиозному поведению ни при тяжелой ситуации, ни в порядке страховки, ни из боязни осуждения соседями или родствен­ никами.

Религиозное поведение оказы вается, таким образом, результатом взаимодействия социальных и собствен н о психологических факторов. Его социологический анализ требует п оэтом у и серьезных психологических исследований, направленных на изучение состояния и особенностей общ е­ ственного и индивидуального сознания в данных социальных условиях.

Психологическое исследование религиозного поведения тем сущ ест­ венней, что взаимоотношение последнего с религиозным сознанием пред­ ставляет собой достаточн о -сложную проблему. Те разновидности или аспекты религиозного поведения, которые мы назвали привычно-меха­ ническими и нормативными, могут практиковаться индивидуумами, по Вологодская областная научная библиотека 26 И. А. К р ы вел ев сущ еству лишенными религиозного сознания. Д а и другие проявления религиозного поведения далеко не всегда соп ровож даю тся достаточно ясно выраженными признаками устойчивого религиозного сознания.

В чрезвычайных обстоятельствах бывает, что акт религиозного поведе­ ния соверш ает человек, не имеющий твердых религиозных убеждений или даж е атеист. В минуты душ евной слабости и в состоянии аффекта он взмолился к богу, но из этого не следует, что он окончательно «о б р а ­ тился». Его отношение к религии мож но охарактеризовать возгласом, который с больш ой психологической тонкостью Евангелие вкладывает в уста одного из своих персонажей: «В ерую, Господи, помоги моему неверию» (М арк, IX, 2 4 ). В некоторой мере это относится и к тому аспекту религиозного поведения, который мы назвали страховочным.

Здесь всегда в большей или меньшей степени наличествует логика зна­ менитого беспроигрыш ного «пари П аскаля»: если бога не существует, то я ничего не потеряю от того, что молюсь ему;

если же он сущ ест­ вует, то я выиграю очень много...

С другой стороны, религиозное сознание не всегда находит свое выражение в религиозном поведении. Люди, придерживающиеся рели­ гиозных взглядов философ ско-идеалистического порядка, могут пренеб­ регать исполнением обрядов, рассматривая их как пережиток магии и суеверие.

Все сказанное свидетельствует о том, что научное исследование ре­ лигиозного поведения долж но быть одновременно как социологическим, так и психологическим.

* * * Религия представляет собой слож ны й комплекс следующих элемен­ т о в );

1) собственно идеологическая сторона (верования, представления, миф ы );

2) религиозная практика ( = поведен и е);

3) связанные с верова­ ниями и обрядам и эмоциональные переживания;

4) церковные учрежде­ ния, вы растаю щ ие в результате объединения более или менее многочис­ ленных м асс населения на почве общ их верований и обрядов вокруг людей, берущ их на себя функции хранителей и истолкователей рели­ гиозной идеологии и исполнителей религиозно-магической практики;

5) совокупность моральных норм, которым соответствующ ая религия дает идеологическое выражение и освящение. При сопоставлении этих ингредиентов религиозного комплекса возникает вопрос — нельзя ли найти среди них тот, который определяет все остальные.

М ож н о стать и на такую точку зрения, по которой религию соста в­ ляют все перечисленные элементы, так что искать среди них основной и определяющ ий нет надобности. Нам представляется такое решение в о­ проса эклектическим и основанным на стремлении обойти трудную проб­ лему вместо того, чтобы сосредоточить усилия на ее решении.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.