авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР И Н СТИ ТУТ Э ТН О ГРА Ф И И И М. Н. Н. М И К Л У Х О -М А К Л А Я СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж У Р Н А Л О С Н О В А Н ...»

-- [ Страница 2 ] --

Выделение основного признака нужно для того, чтобы иметь воз­ мож ность при его помощи устанавливать в каж дом конкретном случае, имеем ли мы дело с религиозным явлением или религиозная специфика в данном случае отсутствует. Как известно, коренным определяющим признаком л ю бого понятия является тот, который образует содержание данного понятия в его специфической определенности, и, наоборот, от­ сутствие которого лишает понятие этой определенности и превращает в некое другое. И в случае с религией важно установить, какой из пере­ численных элементов следует признать определяющим ее специфич­ ность как религии. В связи с разбираемой в этой статье проблемой при­ обретает интерес вопрос о том, нельзя ли считать именно религиозное поведение основным и определяющим признаком религии в целом.

Вологодская областная научная библиотека К характеристике сущности и значения рел и ги озн ого п оведен и я В иной терминологии этот вопрос предстает пеоед нами в плоскости с о ­ отношения обряда и мифа. Он сформулирован С. А. Токаревым в сле­ дующей точной формуле: «Религиозные обряды и мифы вообщ е тесно между собой связаны. Связь эта давно признана в науке. Но разногла­ сия вызывает вопрос: что здесь является первичным, а что производ­ ным? Создавался ли обряд на основе мифа или миф сочинялся в о б о с ­ нование обряда? Конечно, причинная связь мож ет быть и взаимная, но что-то долж но леж ать в осн ове» '. П роцесс решения наукой этого вопро­ са С. А. Токарев делит на две стадии.

В прежние времена ученые «молчаливо исходили из того, что всякий обряд возникает из верования». Это представление С. А. Токарев счи­ тает наивным и устаревш им. Начало новой эры в решении проблемы он усматривает в подходе к ней В. Робертсона-С мита, который утверждал, что «почти во всех случаях миф вы рос из ритуала, а не ритуал из ми­ фа». Сделав несколько ссы л ок на зарубеж ны х и советских авторов, ко­ торые, по мнению С. А. Токарева, стоят на той ж е позиции, он разви­ вает концепцию «примата обряда над миф ом» и в качестве конечного вывода формулирует положение о том, что «хотя мифология и играет важную роль в истории религии, как б ы поставляя материал для сам о­ го содерж ания религиозных верований, она не является самой сущ ест­ венной стороной рел и ги и »2. Такой самой существенной стороной при­ знается обряд, т. е. акт религиозного поведения.

Ту ж е концепцию разделяет и отстаивает Ю.

А. Л ев а д а 3. Общий вы­ вод, в котором формулируется содерж ание понятия религии, выглядит у него следующ им образом : для истории общ ества «религия представ­ ляет собой не систему «взгл ядов», «объяснений», «иллюзий», а систему определенных общ ественно значимых действий, которые в какой-то ф ор­ ме соотнесены с культовыми объектами... В опрос о структуре религии при таком подходе выступает как вопрос о структуре «религиозной дея­ тельности», или «религиозного п оведен и я»4. Правда, в предшествующем тексте автор признает «вполне справедливым» замечание американско­ го автора Клакхона, сопоставляю щ его п р обл ем у —-«предш ествовал ли ритуал мифу или н аоборот,— со схоластической дилеммой, что было сначала — курица или яйцо». Но, видимо, это следует считать проявле­ нием случайной непоследовательности в изложении Ю. А. Левады, ибо во всем тексте своей книги он твердо стоит на позиции первичности ре­ лигиозного поведения относительно религиозной идеологии.

Всякая социальная деятельность, в том числе и религиозная, как считает Ю. А. Л евада, проходит в своем развитии три фазы: тради­ ционную, «идеологическую » и «п р и вы ч н ую »5 — о б а последних термина сам автор берет в кавычки. Первая фаза не «идеологична», только с ее разложением, с «членением этого исходного комплекса», выделяется мифология, как «о со ба я система описания культового объекта». С по­ явлением мифологии ритуал приобретает идеологический характер:

«появившись на свет, мифология вводит ритуал в систему идеологических отношений...»6. Н о и после этого в виде пережитка доидеологической фазы развития встречаю тся положения, когда ритуал проводится без осознания его мифологического смысла, например: «на вопрос о 1 С. А. Т о к а р е в, Ч то та к ое м иф ологи я? В оп р осы истории религии и атеизма, X, 1956, стр. 356.

2 Там ж е, стр. 364.

3 Ю. A. JI е в а д а, С оциальная природа религии, М., 1965.

4 Там ж е, стр. 105.

5 Там ж е, стр. 115.

6 Там ж е, стр. 117.

Вологодская областная научная библиотека 28 И. А. К р ы вел ев ^смы сле» коленопреклонения, крестного знамения и проч. ответят уче­ ный-этнолог или учены й-богослов, но не «массовидны й» христианин» 1.

Приведя аналогичные высказывания некоторых зарубежных авторов, Ю. А. Л евада сообщ а ет читателю и ту мотивировку, на которую опи­ рается данная концепция. Выдвигаются три аргумента, признаваемые Ю. А. Л евадой достаточно вескими: 1) «ритуалистический характе;

всякой массовой религиозности, древнейшей или современной»;

2) «ана лиз огром ного числа мифов..., который... показал правомерность их ри туалистического генезиса»;

3) «поразительная устойчивость ритуальных процедур на всем протяжении истории религии»8.

Нельзя сказать, чтобы эта аргументация выглядела особенно убеди­ тельно. Устойчивость ритуальных процедур никак не свидетельствует об их первичности, ибо сущ ествует много других, не менее устойчивых социальных явлений, никак не могущих претендовать на исконность и первичность. Ритуалистический характер всякой религиозности свиде­ тельствует лишь о связи верования и обряда, оставляя в стороне вопрос о первичности того или иного из этих элементов. Что же касается заявления о том, что «анализ мифов показал правомерность их ритуа листического генезиса», то на этом вопросе следует специально оста­ новиться.

В подкрепление своего утверждения автор дает примечание со ссылкой на то, чтр «наиболее фундаментальное обоснование» ритуали стического генезиса мифологии содерж ится в известной работе В. Я. П р о п п а »9. Нам представляется эта ссылка прямым недоразуме­ нием.

Основным предметом анализа является в книге В. Я. Проппа не миф, а сказка и, еще точней, волшебная сказка. Автор не отождествляет эти жанры. Он рассматривает миф как специфически религиозное явление.

«П од мифом, говорит он, здесь (во всей книге. — И. К.) будет пони­ маться рассказ о бож ествах или бож ественных существах, в действи­ тельность которы х народ верит» 10. На какой-то ступени развития проис­ ходит процесс «перерож дения мифа в сказку», связанный с «профана­ цией» свящ енного сю ж ета и означающий «момент рождения собственно с к а з к и » 11. Заодно происходит и открепление сю ж ета и акта рассказы­ вания от ритуала. О тсю да вытекает, что миф неразрывно связан с ри­ туалом. Н о положения о первичности ритуала относительно мифа мы у В. Я. П роппа не находим. Он говорит об «обусловленности и того и другого хозяйственными интересами», о связи мифа «со всей действи­ тельностью народа, с производством, с социальным строем и верова­ ниями» 12. Исторические корни как мифа, так и волшебной сказки автор усматривает вовсе не в ритуале, а во всем исторически определенном бытии общ ества. Анализ этого вопроса в ставшей уж е классической ра­ боте маститого фольклориста ведется им в гораздо более широкой пер­ спективе, чем приписываемая ему Ю. А. Левадой.

Генезис волшебной сказки В. Я. Пропп также не возводит исклю­ чительно к обрядам. Он говорит, что «многие из сказочных мотивов восходят к различным социальным институтам» и отводит при этом осо­ бую роль обряду посвящения, но тут ж е говорит и о большой роли, ко­ торую играют в происхождении сказочных мотивов представления о за­ 7 Ю. А. Л е в а д а, У каз. раб., стр. 115. В ерно, что такие полож ения «встречаю тся», х о т я приведенный зд есь пример и не удачен: на эти воп р осы «м а ссови дн ы й » христиа­ нин ответи т.

8 Т ам ж е, стр. 103.

9 В. Я. П р о п о, И стори чески е корни волш ебн ой сказки, Л., 1946.

10 Там ж е, стр. 16.

11 Т ам ж е, стр. 334, 336.

12 Т ам ж е, стр. 19, 333.

Вологодская областная научная библиотека К характеристике сущности и значения р ел и ги озн ого п оведен и я гробном мире, — «эти два цикла даю т количественно максимальное число м оти вов»,— и добавляет, что «некоторые мотивы имеют иное про­ исхож дение» 13.

И общ етеоретическая концепция В. Я. Проппа, и ее преломление в анализе конкретных фольклористических сю ж етов могут служить пред­ метом о со б о го рассмотрения. Мы коснулись ее здесь лишь в связи с тем, что на книге В. Я. Проппа Ю. А. Л евада пытается основать свою концепцию. И он имеет ври этом в виду не столько общетеоретические позиции В. Я -П роппа, сколько данный им конкретный анализ отдельных сказочны х сю ж етов. А уж в этом отношении надо прямо сказать, что обоснования «ри туали еш ческой » концепции в книге В. Я. Проппа нет.

Убедительного этнографического и исторического материала для д о ­ казательства «ритуалистического» происхождения религии защитники этой теории не находят. М ож ет бы ть, обоснование ее можно найти з общ еметодологических соображ ен и ях?

Здесь трудность оказалась, преж де всего, в том, что эта теория не м ож ет быть д аж е сформулирована с достаточной степенью логической последовательности.

Каков критерий, дающий нам право признать тот или иной акт чело­ веческого поведения религиозным? Д. М. Угринович, правильно крити­ кующий разбираем ую концепцию, приводит несколько элементарных примеров, обнаруж иваю щ их и необходим ость такого критерия, и его отсутствие у «ритуалистов»: погружение в воду с целью искупаться или принять святое крещение, употребление хлеба и вина за обедом и з порядке причащения, коленопреклонение в церкви или по какому-нибудь другом у случаю,— и в первом, и во втором из этих рядов образ пове­ дения человека должен быть признан религиозным или нерелигиозным лишь в зависимости от того, связаны ли с ним религиозные верова­ ния 14.

Сторонники «кул ьтовой » концепции находят критерий различения религиозного и нерелигиозного поведения в дюркгеймовском разделе­ нии сакрального и мирского. Но, по сущ еству, здесь непонятное объ я с­ няется столь же непонятным, точней сказать, те же понятия обозна­ чаются лишь другими терминами, а их содерж ание не раскрывается.

М ож но назвать религиозное поведение сакральным, а нерелигиозное — светским;

но что от этого прояснится?

Для распознания религиозного или нерелигиозного характера того или иного акта религиозного поведения мож ет быть применен лишь один критерий — в какой мере этот акт связан с религиозными верованиями.

Д аж е по поводу ярко выраженных случаев привычно-автоматического и нормативного религиозного поведения нельзя забывать, что мировоз­ зренческий смысл соответствую щ их обрядов лишь выветрился в со ­ знании соверш аю щ их их людей, но что в самой религии, к которой дан­ ные обряды относятся, они обязательно имеют определенную семанти­ ческую нагрузку. Д а и сам человек, соверш ающ ий данное действие, пусть даже без прямого осознания его религиозного смысла в данный м о­ мент, все ж е знает об этом смы сле и вспоминает о нем, когда перед ним почему-либо возникает вопрос о значении его действий. Н евозмож но, следовательно, представить себе такой религиозный обряд, который не был бы связан с тем или иным религиозным представлением. Значит, не мож ет возникнуть ни религия в целом, ни какая бы то ни было кон­ кретная религиозная система лишь в виде совокупности обрядов без того, чтобы этим обрядам соответствовали религиозные представления.

13 Там ж е, стр. 329.

14 Д. М. У г р и н о в и ч, О специфике религии, М., 1961, стр. 50.

Вологодская областная научная библиотека 30 И. А. К р ы вел ев Если речь идет о каких-то обы чаях и обрядах, не связанных с религиоз­ ными верованиями, то это нерелигиозные обычаи и обряды — либо они еще не успели стать таковыми, либо перестали ими быть.

Во взглядах С. А. Токарева и Ю. А. Левады есть здоровая материа­ листическая тенденция к ориентации на общ ественную практику чело­ века, на его деятельность. Они соверш ено правильно критикуют пози­ тивистские и узко-рационалистические теории, по которым человек сна­ чала «измыш лял» какие-нибудь идеи, а потом строил свое поведение з соответствии с ними. Б езу сл ов н о— вначале было дело. Но этот мате­ риалистический исходный пункт наши авторы применяют чересчур пря­ молинейно, что заводит их дальше, чем это позволяет диалектика самой исследуемой ими области явлений.

П олож ение о первичности практики относится к историческому про­ цессу в целом и к общ еству как цельной системе. Когда мы рассматри­ ваем отношение материального и идеологического начал в жизни общ е­ ства, когда мы выясняем движ ущ ую пружину развития общ ества в це­ лом, для нас не подлежит -сомнению, что в этом общ ем плане, в конеч­ ном счете, примат — за материальным началом, за материальной тру­ довой практикой общ ественного человека. Но следует ли при анализе идеологического явления искать в нем самом какие-то собственные внутренние материально-практические основы, определяющие его раз­ витие? Нам думается, что, становясь на такой путь, можно дойти до эконом ического материализма и д о грубой вульгаризации идеологиче­ ских процессов.

То материально-практическое «дел о», которое лежит в основе вся­ кой идеологии, необязательно искать в самой этой идеологии. В конеч­ ном счете оно залож ено в материальной сфере жизни общ ества в це­ лом, в его базисе. И далеко не всегда идеологическая надстройка за­ ключает в себе сам ой свои материальные основания. П оэтом у аргумен­ тировать теорию примата обряда перед верованиями общ еметодологи­ ческим положением о примате практики в жизни общ ества нет оснований. Не п ом огает делу и -ссылка на известное высказывание М аркса о том, что «производство идей, представлений, сознания перво­ начально непосредственно вплетено в материальную деятельность и в материальное общ ение людей, в язык реальной ж изни» 15. Разве испол­ нение религиозных обрядов и есть та материальная деятельность, тог язык реальной жизни, о -которых говор-ит здесь М аркс?

М ы не видим никаких оснований отказываться от принятой в марк­ сизме трактовки религии как, прежде всего, идеологического явления, как формы общ ественного сознания. При такой трактовке религиозное поведение приобретает свою специфичность лишь постольку, поскольку оно связано с религиозными верованиями. О тсю да и несостоятельность теории примата поведения в системе явлений, -составляющих религию.

Не все обряды и обычаи, входящ ие в комплекс религиозного поведе­ ния, возникли на основе сформировавш ихся религиозных представле­ ний и верований. Бывало в истории религии и наоборот: обычаи и обря­ ды, сложившиеся в быту под влиянием причин, не -связанных с рели­ гией, в дальнейшем переосмысливались при помощи тех или иных мифо­ логических и собственно религиозных сю ж етов;

некоторые из этих сю­ ж етов и возникают, отвечая назревшей этиологической потребности. Тог­ да уж е соответствую щ ие обычаи и обряды оказы ваю тся ассимилирован­ ными и освященными религией, а их действительное светское происхож­ дение постепенно забывается.

1 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с, Соч., т. 3, стр. 24.

Вологодская областная научная библиотека К характеристике сущности и значения рел и ги озн ого п оведен и я В о всем ходе своей истории религиозное поведение и религиозное сознание движ утся параллельно, переплетаясь и взаимодействуя. В воз­ никновении ж е религии приоритет принадлежит верованиям, говоря конкретней, вере в сверхъестественное, ибо только с появлением этой веры поведение могло приобретать религиозный смысл.

* * * В опрос о сущ ности и значении религиозного поведения имеет нема­ ловаж ное теоретическое значение, в частности, для этнографической науки. М етоды этнограф ического исследования распространяются, прежде всего, на внешние формы, в которых находит свое выражение общ ественный и семейный бы т различных народов. Религиозные культы и их пережитки, составляю щ ие бол ее или менее значимый элемент эт о­ го быта, являются одним из объектов исследовательской работы этно­ графа. С амо собой разумеется поэтому, что изучение быта того или дру­ гого народа включает в себя и исследование форм и степени интенсив­ ности религиозного поведения, поскольку оно еще сохранилось з этом быту. Так как, однако, религиозное поведение неминуемо имеет идеоло­ гическую и психологическую основы, этнография не ограничивается ана­ лизом внешней стороны соответствую щ их явлений. Изучая религиозные пережитки в бы ту различных народов нашей страны, рассматривая ре­ лигиозное поведение как таковое, мы делаем выводы о лежащих в осн о­ ве этого поведения идеологических явлениях, способствуя этим не толь­ ко более дельному теоретическом у раскры тию проблемы, но и более успешному ходу процесса преодоления религиозных пережитков.

П роблема религиозного поведения приобрела теперь о собу ю актуаль­ ность в связи с разработкой теоретических основ безрелигиозных обря­ дов и праздников. С оздавая новые безрелигиозные формы социалисти­ ческого быта, мы используем традиционные обряды и обычаи, наследуя то ценное, что есть в них, и отметая пропитавшее их религиозное содер­ жание. Но в чем заключается критерий, дающий возмож ность распоз­ навать акты собственно религиозного поведения с тем, чтобы исключить их из нашей новой обрядности? Очевидно — лишь в связи соответствую ­ щих обрядов и обы чаев с религиозными представлениями и верования­ ми. При этом не имеет сущ ественного значения религиозный генезис этих обрядов и обычаев. Н езависимо от того, что было в далеком про­ шлом, лю бой акт поведения в настоящ ем теряет свой религиозный ха­ рактер, если он не связан в сознании соверш аю щ его его человека или наблюдающих его других людей с теми или иными религиозными веро­ ваниями.

SUMMARY The article is dev oted to the elu cid a tion o f the essen ce of religiou s behaviour and of its p la ce in the co m p le x o f ph enom ena em b ra ced b y the con cep t of religion. The author believes re lig io u s b eh a viou r to be clo s e ly linked w ith relig iou s con sciou sn ess in the broa d sense o f the w o rd in clu d in g a ls o the em otion a l side o f con sciou sn ess. V ie w in g relig iou s behaviour as an a g g r e g a te o f ritual and w orsh ip a ction s he b rin gs out the v a riou s aspects of these a ction s in their rela tion to re lig io u s con sciou sn ess.

The author criticiz e s the w id esp rea d th eory w hich rega rd s the ritual and w orship actions as prior to re lig io u s m yth s and b eliefs in the process o f form a tion of religion.

From his poin t o f vie w, certain acts of hum an behaviour m a y be view ed as either reli­ gious or n o n -re lig io u s, d e p e n d in g on w hether th ey are con n ected w ith a belief in the reality o f supernatural ph enom ena or n ot.

Вологодская областная научная библиотека Я. Р. В и н н и к о в НОВОЕ В СЕМЕЙНОМ БЫТУ КОЛХОЗНИКОВ ТУРКМЕНИСТАНА Туркмены на протяжении всей своей многовековой истории сохрани ли родо-племенное деление. Еще в конце X IX — начале XX в. у ню насчитывалось свыше 30 обособленны х племен и сотни различных ш структуре и численности «р од овы х » подразделений.

Х озяйство почти до 80-х годов X IX в. было натуральным и полуна туральным. Весь уклад жизни туркмен в этот период пронизывал!

патриархально-феодальные отношения, территориальная, экономиче ская и политическая разобщ енность, культурная отсталость. В эти:

социально-экономических условиях важ ную роль играла земельно-вод ная община, в рамках которой хозяйственно-производственный коллек тив представляла в основном больш ая неразделенная семья. Сущест вование таких семей в X IX в., как и в более ранний период, отмечен!

такж е у ряда других народов Средней Азии и Казахстана ', К авказа О широком их бытовании в X IX в. у туркмен писали многие этногра фы 3. Э то подтверж дается и нашими полевыми материалами.

Большие семьи у туркмен состояли из родителей или одного и :

них с неженатыми сыновьями, незамужними дочерьми, несколькими же натыми сыновьями, их женами и детьми, а иногда и внуками. По расска зу 113-летнего Р ахм ан баба Кандымова, жителя селения Ислам Карабе каульского района, в семью его отца в 70-х годах X IX в. входил!

родители, их неженатые сыновья, незамужние дочери, три женатых сына их 19 детей и три внука;

всего в семье было 30 человек. По слова!

102-летней Розы гуль Х ыдыровой из кишлака Салагай (ныне территорю колхоза «С овет Туркменистаны» С аятского рай он а), в ее семье в конц X IX в. было 32 человека. Большие, неразделенные семьи из 15— 20 близ ких родственников, по свидетельству многих информаторов, встречадис!

часто. Ж енаты е сыновья не выделялись при жизни отца. Экономическук осн ову семьи составляли земля и другие средства производства.

П осле присоединения Средней Азии к России под влиянием разви тия товарно-денеж ных отношений, накопления частной собственност!

начался процесс деления больш их семей. В конце X IX — начале XX в неразделенная семья сущ ествовала наряду с малой, а в некоторые местах малая (индивидуальная) семья уж е преобладала.

1 «Н а р о д ы Средней Азии и К а за х ста н а », т. I, серия «Н а р од ы мира. Этнографи ческие о ч ер к и », М., 1962, стр. 323, 491, 612;

т. II, М., 1963, стр. 270.

2 М. О. К о с в е н, С емейная общ и н а (О пы т исторической характеристики), «Сов этн о гр а ф и я », 1948, № 3.

3 К. О в е з б е;

р д ы е в, Семейные отнош ения у туркмен М ер вск ого оазиса в конш X I X — начале X X в., «И ссл ед ова н и я по этн ограф и и туркм ен», А ш ха ба д, 1965, стр. 100— 101;

Г. П. В а с и л ь е в а, Туркм ен ы -н охурли, «С редн еази атски й этнографический сбор ник», I, М., 1954, стр. 187;

Д. М. О в е з о в, П лемя мурчали, «Т руды Ю жно-Туркмен ск ой археол оги ческ ой комплексной экспеди ц и и », т. IX, А ш ха ба д, 1959, стр. А. Д ж и к и е в. С емья и бра к у туркмен ю го-в о сто ч н о го побереж ья Каопийскоп м ор я в X I X — X X вв., «И зв. А Н Т уркм ен ской С С Р », № 2, 1958;

«Н а р од ы Средней Азш и К а за х ста н а », т. II, стр, 102— '103.

Вологодская областная научная библиотека Н о в о е в сем ейном быту к ол хозн ик ов Туркменистана Н аибольш ее развитие этот процесс получил в периоды проведения земельной реформы (1920— 1921 и 1925— 1927 гг.) и колхозного строи­ тельства. Стремление безземельных и малоземельных крестьян (дай хан) получить лишний надел земли и воды, а многоземельных (бай­ ских) хозяйств сохранить в ^воем владении больше 'земли приводило к выделению из больш ой семьи супруж еских пар с неженатыми деть­ ми. Д робление семьи происходило и при коллективизации, что было вызвано желанием получить право на приусадебный участок и иметь больш е скота в личном пользовании. М алая семоя, пришедшая на см е­ ну больш ой неразделенной семьи, сохраняла черты патриархальности.

Во главе ее стоял старший по возрасту мужчина — отец или дед, поль­ зовавшийся неограниченной властью, его решения беспрекословно выполнялись всеми членами семьи. Брачно-семейная жизнь регламен­ тировалась нормами шариата и обы чного права — адата, которые ут­ верждали госп одство мужчины над женщиной. Ж енщина была бесправ­ ным членом семьи, она во всем подчинялась мужу, отцу и всем стар­ шим по возрасту мужчинам.

П олновластие главы семьи — отца (после его смерти — старшего или, иногда, наиболее сп особн ого сына, а при его отсутствии — бли­ жайшего старш его родственника) и бесправное положение женщины определяли и ф орму брака. Отец нередко продавал за калым еще несо­ вершеннолетнюю дочь.

В условиях господства патриархально-феодальных отношений, сплошной неграмотности, крайней отсталости быта у туркмен сохраня­ лись и такие явления, как многоженство, левират (докы лм а), а во многих районах Туркмении и кайтарма, т. е. возвращение молодой женщины в дом родителей через 5— 15, а местами и 25 дней после за­ мужества. Бытование кайтармы объясняли необходим остью приготов­ ления молодухой приданого -в дом е своих родителей. Однако обычай этот использовался ее родителями и для скорейш его истребования остав­ шейся неуплаченной части обусловленного калыма. У туркмен свадь­ бу устраивали обычно после уплаты большей его части. Используя же обычай кайтармы, родители держали дочь взаперти до полного полу­ чения калыма, это п родолж алось от 1 до 5, а иногда 10 лет, в течение которых м уж у строго запрещ алось встречаться со своей женой.

П осле победы Великой О ктябрьской социалистической революции «Советская власть,— как писал В. И. Ленин,— более всех других, са­ мых передовых стран осущ ествила демократию тем, что в своих зако­ нах не оставила ни малейш его намека на неравноправность женщины.

П овторяю,— подчеркивал В. И. Ленин,— ни одно государство и ни одно демократическое законодательство не сделало для женщины и по­ ловины того, что сделала Советская власть в первые же месяцы своего сущ ествования» 4.

В Средней Азии, в том числе и в Туркменистане, Советская власть прежде всего отменила такие патриархально-феодальные установле­ ния адата и мусульм анского религиозного права — шариата, как мно­ гоженство, калым, брак несовершеннолетних и др., мешавшие факти­ ческому раскрепощ ению женщин. Однако равенство по закону еще не есть равенство в жизни. «Д л я полного освобож дения женщины и для действительного равенства ее с мужчиной,— писал В. И. Ленин,— нужно, чтобы было общ ественное хозяйство и чтобы женщина участво­ вала в общ ем производительном т р у д е » 5. В новых социально-экономи­ 4 В. И. JI е н и н, П оли. соб р. соч., т. 39, стр. 201.

5 Т ам ж е.

3 С оветская этн огр аф и я № Вологодская областная научная библиотека 34 Я. Р. Винников ческих условиях, Коммунистическая партия и правительство Туркмени­ стана осущ ествили комплекс мер по фактическому раскрепощению туркменок, установлению их экономической и правовой независимости.

За 40 лет своего развития Туркменистан из отсталой колониальной окраины России превратился в цветущ ую индустриально-колхозную социалистическую республику. В ходе этого процесса происходили крупнейшие преобразования в области экономики, народного обр азо­ вания и просвещения, здравоохранения, науки и культуры.

В процессе социалистического строительства с ломкой старой эко­ номики изменялся быт сельских жителей, в том числе и женщин, иной становилась их психология, повышался культурный уровень, изжива­ лись предрассудки, сдерж ивавш ие фактическое раскрепощение туркме­ нок'. Важнейш ее значение в этом отношении имело постепенное вовле­ чение женщин в производственную и общ ественную жизнь, повышение уровня их образования.

В результате трудовых успехов и культурного подъема туркменки, занятые общ ественно полезной работой в колхозах, промысловых арте­ лях и различных отраслях народного хозяйства, бы стро овладевали раз­ нообразными профессиями, приобретали авторитет в общ естве и доби ­ вались экономической независимости в семье. К туркменским женщи­ нам вполне применимы слова М. И. Калинина: «Только колхозное хозяйство поставило женщину в лучшие условия. Мы сейчас видим воо­ чию, как развернулись организаторские и хозяйственные способности советских колхозниц, как богато наряду с этим проявились их душевные и моральные к а ч е ст в а »6. М а ссовое участие туркменок в общественно полезном труде и в государственном управлении — один из важнейших показателей равноправного положения женщин.

В настоящ ее время женщины составляю т около 48% рабочих и слу­ жащих промышленности республики и 52% лиц, занятых в сельском х о­ зяйстве. Более трех тысяч женщин находится на руководящей работе:

из них 284— председатели и заместители.председателей правлений кол­ хозов, свыше двух тысяч — бригадиры, заведующ ие фермами, счетные работники, сотни м ехан и заторов7. Среди учителей и медработников б о ­ лее 45% женщин. М ного туркменок работает в научных учреждениях республики. Ныне из депутатов районных, поселковых и сельских С ове­ т о в — 6448 женщин (40— 4 5 % ), 99 женщин — депутаты Верховного С о­ вета Туркменской С С Р, 8 — депутаты Верховного Совета СССР, 192— председатели или заместители председателей исполкомов местных С о­ ветов, 454 — секретари горкомов, райкомов и первичных партийных ор­ ганизаций 8.

Утверждение этого нового положения туркменской женщины в про­ изводственной и общ ественной жизни влекло за собой преобразование семейного быта, сложение и укрепление современной колхозной семьи, основанной на взаимопонимании и равноправии всех ее членов.

Средний размер семьи у сельских жителей Туркменистана выше, чем в целом по С С СР. Если в С С С Р семья на селе, по переписи 1939 г., в среднем состояла из 4,3 чел., а по переписи 1959 г. — из 3,9 чел., причем среди русских — даж е 3,7 чел., то в Туркменистане за эти же годы, не­ см отря на потери военных лет и снижение рож даемости, она увеличилась с 4,8 д о 5 чел. Отметим, что численность женщин в Туркменистане к 6 М. И. К а л и н и н, О к ол хозн ом стр ое и колхозн иц ах, К урск, 1945, стр. 7.

7.«Туркменская и ск ра » о т 13 августа 1964 г.

8 «Т уркм ен ская и ск ра » от 7 м а рта 1965 г.

Вологодская областная научная библиотека Н о в о е в сем ейн ом быту к ол хозн ик ов Туркменистана январю 1959 г. превышала численность мужчин — в городах на 9 %, в сельских местностях — на 6,4% 9. Однако демографические последствия войны изж иваю тся за последние годы и равновесие полов восстанавли­ вается. Э тот процесс ведет к дальнейшему повышению среднего размера семьи.

Д ругая характерная особенность — в Туркменистане преобладаю т семьи, состоящ ие из 6 чел. и более. В этой связи определенный интерес представляют данные о семьях из 2— 3 чел. Если в целом по СССР удельный вес таких семей увеличился с 1939 по 1959 г. с 37,2 до 48,2%,.

то в Туркменской С С Р он, н аоборот, снизился с 31,1 до 28,5% 10- Что же касается семей из 6 чел. и более, то за этот период число их в Туркме­ нистане увеличилось с 31,4 до 36,9%, а в среднем по СССР, наоборот, сократилось с 23,3 до 16,6 а.

Эти тенденции постепенного, хотя и незначительного роста числен­ ности современной семьи колхозников Туркменистана обусловлены из­ менениями в возрастн ом и национальном составе, резким сокращением детской смертности (с 10,2 на 1000 чел. населения в 1950 г. до 6,6 чел.

в 1961 г.), а такж е увеличением продолжительности жизни.

Ч исло детей в семьях туркмен зависит главным образом от возраста супругов и таких социально-экономических факторов, как уровень бла­ госостояния и культуры сельского населения, а также от национальных религиозных традиций. Д ля Туркменистана характерен относительно и ранний возраст вступления девуш ек в брак. Так, по переписи 1959 г. из 1000 туркменок 320 состояли в браке в возрасте 16— 19 лет, а из русских — только 102;

в возрасте 20— 24 лет — соответственно 894 и 493.

Таким обр а зом, увеличение среднего размера семей колхозников Турк­ менистана объясняется в значительной степени национальными тради­ циями. Д ля подтверждения этого приведем материалы нашего вы бороч­ ного анкетного обследования и данные выборочной 5% -ной разработки переписи населения 1959 г. П оследние свидетельствуют о том, что доля семей в 2— 3 чел. составляет у туркмен около 30%, а у р у сск и х — около 50%, семей из 8 чел. и бол ее у туркмен около 13% 12, а у русских — лишь около 2% 13.

В 1960— 1965 гг. преобладали, как показали данные анкетного о б ­ следования в двух сельсоветах средней А му-Д арьи и сведения похо зяйственных книг сельсовета «Я л кы м » Байрам-Алийского района и «Д ж анахир» Кизы л-А рватского района, семьи в два поколения (их около 60— 7 5 % ) — из супругов (или одного из них) и их детей. Семьи в три поколения — из стариков родителей, ж енатых сыновей и их де­ т е й — составляю т примерно 20— 4 0 %. Характерной особенностью та­ ких семей является, с одной стороны, равноправие, отсутствие деспоти­ ческого своевластия главы семьи и господства старших по возрасту над младшими и, с другой, признание важ ности трудового участия в общественном производстве, взаимное уважение, искренность. Ф орми­ рование нового отношения родителей к детям, внукам явилось следст­ вием общ его роста культуры населения, тесной связи родителей со школой и общ ественными организациями колхозного села, которые про­ 9 «И то ги В се со ю зн о й переписи населения 1959 г. Туркменская С С Р », М., 1963, стр. 24.

10 «И то ги В се со ю зн о й переписи населения 1959 г. С С О Р », М., 1962, стр. 248.

1 Там ж е.

12 «И то ги В се со ю зн о й переписи населения 1959 г. Туркменская С С Р », стр. 142.

13 А. Г. В о л к о в, Величина семей в респ убл и к ах Средней Азии и некоторые фак­ торы ее изменения, «Д о к л а д ы, представленны е на научную конф еренцию по п робл ем ам народонаселения Средней А зии », М., 1965, стр. 120.

3* Вологодская областная научная библиотека 36 Я. Р. Винников являют постоянную за б оту об улучшении семейного быта, правильном воспитании детей в ш коле и семье.

О собенно важ но отметить характерную для современной семьи чер­ ту — друж еские отношения свекрови и невестки. В большинстве семей, состоящ и х из трех поколений, старики, и в частности свекровь, выпол­ няют почти все домаш ние дела, и тем создаю т молодежи, в том числе и невестке, условия для более активного участия в колхозном произ­ водстве, в общ ественной и культурной жизни. Так, в семье механизато­ ра Д урсы гуль Одеевой и Д ж ор а Ш укурова в колхозе им. Халтурина Ч ард ж оуск ого района родители мужа, по рассказам колхозных акти­ вистов, соседей и нашим наблюдениям, в основном взяли на себя веде­ ние домаш него хозяйства. -Свекровь готовит пищу, выпекает хлеб, уби­ рает дом, присматривает за внуками и т. д., т. е. делает все то, что в прош лом входило в обязанности невестки, свекор обрабатывает при­ усадебный участок, выполняет ряд других дел и, кроме того, по мере сил принимает участие в колхозном производстве и в общественной жизни.

Д руж еские взаимоотношения меж ду невесткой и свекровью слож и­ лись такж е в семьях П ирназара Ш ирова, Бяшима Омарова и многих других членов колхоза им. Ж данова Керкинского района.

Равноправное положение муж а и жены в общ ественном и домашнем бы ту позволяет женщине не только оказывать помощь своим родите­ лям, но и сделало возмож ным совм естное проживание их с семьей за­ мужней дочери. Таких семей и к ол хозе им. Халтурина Ч ардж оуского района — окол о 5% (семья Огуль Ж ум аевой и д р.), в колхозе им. Ж дан ова Керкинского района — около 4 %, то же наблюдается поч­ ти во всех других колхозах республики. Теперь это уж е ни у кого не вызывает осуждения, тогда как в прошлом проживание в одной семье зятя и тещи считалось позорным для туркмена.

П од влиянием производственно-технического и культурного разви­ тия женщин, их участия в производстве наравне с мужчинами произо­ шли существенные изменения и в распределении труда в семье: муж постоянно п ом огает жене в домаш них делах и в воспитании детей. Ч ас­ то мож но видеть, как он несет или ведет детей в детсад или ясли.

М ногие мужья вм есте с женами идут на работу, в кино, в клуб. Рань­ ше это вызывало осуж дение д аж е со стороны женщин, но в наши дни уж е становится характерной чертой быта семьи. Заметим, что домашний труд женщин вследствие повышения культуры быта, роста благососто­ яния, появления электроприборов, газовой плиты стал намного легче.

Э том у сп особствует и общ ественное питание, в частности, на полевых станах и фермах, в детсадах, яслях и в школах-интернатах, а также замена ряда продуктов домаш него приготовления покупными. Все эти новые явления в семейном бы ту туркмен отраж аю т становление н ового мировоззрения.

Принципиально новые черты появились и в браке, являвшемся преж­ де зависящей от чужой воли сделкой, основанной на материальной выгоде. Больш инство браков теперь заключается по обою дному выбору брачущ ихся с одобрения и согласия родителей.

В созданны х на основании таких браков семьях с первых же дней обы чно устанавливается общ ность взглядов, друж еские отношения, ос­ нованные на равноправии, сознательном отношении к производствен­ ным, общ ественным и семейным обязанностям. Р абота в общественном производстве наравне с мужчиной обеспечивает туркменской женщине эконом ическую независимость, фактическое равноправие и позволяет сам остоятел ьн о решать ряд хозяйственных вопросов. В современных Вологодская областная научная библиотека Н о в о е в сем ейн ом быту к ол хозн ик ов Туркменистана семьях, состоящ их из д ву х и трех поколений, муж и жена вместе рас­ пределяют доходы семьи, которые находятся на хранении обычно у хо­ зяйки дома.

П од влиянием роста культуры и нового общ ественного строя про­ изошли заметные изменения не только в обычаях, соблюдавш ихся при заключении брака (например, не соблю дается былая эн догам ия), но и н свадебн ой обрядности. Обряды, связанные с заключением брака, свадебным торж еством, у разных локальных групп туркмен сущ ествен­ ных различий не и м е ю т 14. Традиционный ритуал, нередко в основных чертах сохраняющ ийся в современной свадьбе, значительно упростился и приобрел новые черты: все возрастаю щ ую активность молодежи, сельской интеллигенции, более широкое участие в свадебной церемонии друзей и товарищ ей по работе, учебе, причем не только со стороны жениха, но нередко и со стороны невесты, особенно в тех случаях, ког­ да жених и невеста односельчане.

П овсеместны м явлением становятся и комсомольские свадьбы. В ор­ ганизации и проведении их принимает участие колхозная общ ествен­ ность и сельская интеллигенция. Такие свадьбы пока не получили мас­ сового распространения, тем не менее проведение их способствует фор­ мированию новых традиций в быту. Комсомольские свадьбы можно и нужно сделать более привлекательными для молодежи, умело сочетая в этой церемонии новые обряды с прогрессивными национальными тра­ дициями. В старой туркменской свадебной церемонии много интересно го. Эти свадьбы довольно часто сопровож дались такими народными играми и состязаниями, как борьба, прыгание вверх за платком с по­ дарком, перетягивание каната, скачки, а такж е песнями и (на средней А м у-Д арье) танцами.

С каж дым годом в селах Туркменистана растет число смешанных в национальном отношении браков. В прошлом этому препятствовали социальные факторы, религия, родо-племенная и национальная о б о ­ собленность. Н аибольш ее число смешанных браков зафиксировано в совхозны х поселениях и особенно в городах. Только в одном Небит Д аге в течение 1957— 1960 гг. зарегистрировано 106 смешанных бра­ ков 15, преимущественно туркмен с девушками других национальностей.

В городах республики, особенно среди учащейся в вузах молодежи, в последние годы отмечается увеличение числа браков туркменских де­ вушек с русскими, азербайджанцами, татарами. Хотя в целом по рес­ публике смеш анных в национальном отношении браков пока немного, число их с каждым годом растет. П рогрессивность смешанных в нацио­ нальном отношении браков проявляется в первую очередь в том, что они оказы ваю т благоприятное влияние на такие трудно поддающиеся изме­ нениям сферы жизни, как семья, быт, обряды.

По нашим наблюдениям, смешанные семьи туркмен (в основном туокм ено-русские, туркмено-узбекские) обычно дружны, супруги жи­ 14 Г. П. В а с и л ь е в а, Указ. раб., стр. 183— 205;

Я. Р. В и н н и к о в, Социалисти­ ческое п е р еу стр ой ств о х озя й ства и бы та д а й х а ч М ары й ской области Туркменской С С Р, «С реднеазиатский этнограф и чески й сбор н и к », I, 1954, стр. 62— 75;

А т а Д ж и к и е в, Туркмены ю го -в о ст о ч н о го п обереж ья К а сп и й ск ого моря, А ш ха ба д, 1961, стр. 118— 132;

е г о ж е, С ва д ебн ы е о б р я д ы у турк м ен -сал ы р ов,в конце X IX — начале X X в., «Т руды Ин-та истории, а рхеол оги и и этн ограф и и А Н Т уркм енской С С Р », т. V II, А ш хабад, 1963, стр. 118— 138;

К. О в е з б е р д ы е в, М атериалы по этнограф ии туркм ен-сары ков П ен­ динского оази са, «Т р у д ы И н -та истории, археологии и этн ограф и и », т. V I, А ш ха ­ бад, 1962, стр. 153— 464;

Ш. А н н а к л ы ч е в, Б ы т рабочи х-н еф тян и ков Н еби т-Д ага и К ум -Д ага (И стори к о-этн огра ф и ч ески й оч ер к ), А ш ха ба д, 1961, стр. 103— 107;

Д. О в е з о в, Указ. раб., стр. 27— 34.

15 Ш. А н н а к л ы ч е в, И зменение об щ еств ен н о-б ы тов ого уклада туркмен в связи с индустриализацией республики, М., 1964, стр. 8.

Вологодская областная научная библиотека 38 Я. Р. Винников вут счастливо, относятся с уважением друг к другу и уделяют много внимания детям. В смеш анных в национальном отношении семьях дети часто владеют языком отца и матери. В домашнем быту таких семей заметны местные национальные особенности, но преобладают город­ ские черты.

К новым явлениям в бы ту туркменских колхозников следует отнести все возрастаю щ ую их сплоченность в трудовых коллективах (звене, бригаде, ферме и д р.). Члены этих коллективов заботливо относятся друг к другу, охотно помогаю т своим товарищ ам по работе, их семьям.

Эта сплоченность, друж ба и взаимопомощ ь из сферы общ ественно­ производственных отношений проникает и в область семейного быта Теперь колхозники приглашают в гости на семейные торжества не только родственников и соседей, но и товарищей по работе, учебе или общ ественной деятельности. Яркими примерами этого могут служить комсом ольские свадьбы, устройство ib бригадах угощений и совмест­ ных развлечений в дни праздников.

С каждым годом, все больш е утверж дается традиция отмечать тру­ довыми победами советские праздники, крупные общенародные собы ­ тия — годовщ ину Великого Октября, П ервое мая, Международный женский день 8 'марта, Новый год, день вы боров в Советы, праздник урож ая «харман той», день механизатора, день чабана и др.

Советские празники не только делают жизнь колхозников более со­ держательной и разнообразной, но и сп особствую т преодолению рели­ гиозных пережитков в быту. Эти праздники служ ат целям политическо­ го, морального и эстетического воспитания.

Велико общ ественное и воспитательное значение праздников, рож ­ денных революционной борьбой, праздников, прославляющих достиж е­ ния в труде: они зовут людей на новые подвиги, оказывают действен­ ное влияние на формирование трудолю бия, чувства коллективизма, со ­ здаю т интернациональную основу в культуре и традициях народов С о­ ветского Сою за и служ ат средством сближения и укрепления дружбы м еж ду различными национальностями.

В последние годы в колхозах и совхозах труженики села все чаще отмечают такие события, как проводы в Советскую Армию односельчан и возвращение их из армии. Традицией стало торжественно отмечать в семейном кругу и окончание высш его или среднего учебного заведе­ ния, вселение в новый дом, день рождения ребенка, а нередко и день рождения взрослых членов семьи. В ряде колхозов члены совета ста­ рейшин при участии родителей саж аю т в честь новорожденного, осо­ бенно первенца, фруктовые деревья. Все это для Туркменистана совер­ шенно новые явления. Раньше, например, туркмены не знали даже даты своего рождения.

К новым чертам быта следует отнести дружественные интернацио­ нальные связи людей на производстве, в общ ественной жизни. Теперь за праздничным столом туркмен часто мож но видеть узбеков, русских, татар и людей других национальностей. На почве общ их интересов, совм естного проведения различных общ ественно-политических и куль­ турно-м ассовы х мероприятий возникает и тесное общ ение, в том числе и в домаш нем быту, колхозников с рабочими совхозов и жителями го­ родов. Становятся традиционными и торж ественные проводы уходящих на пенсию колхозников. Так, в июне 1964 г. коллективы двух колхозов торж ественно проводили на пенсию ветеранов труда — Эреш Базарова, Х удайберды М урадова и Аннанияза Д ж ум аева (колхоз им. М. Горько­ го С аятского района) и бывш его председателя колхоза «Тезе ел» Бай рам -Алийского района Героя Социалистического Труда Аннали Сапа Вологодская областная научная библиотека Н овое в сем ейном быту к ол хозн и к ов Туркменистана рова. И х чествовали друзья и близкие, г о с т » из соседних колхозов.

С приветствием к ним обратились комсомольцы и пионеры.

В дни общ ественных торж еств во всех районах республики органи­ зую тся игры, состязания в борьбе, пении, танцы с присуждением приза тому, кто окаж ется более сильным, ловким и талантливым.

Больш ое оживление в общ ественную и культурную жизнь села вно­ сят выступления участников худож ественной самодеятельности. В нача­ ле 1966 г. в сельской местности было более 1800 коллективов, в которых принимали участие около 25 тыс. ч е л.16. Репертуар этих самодеятель­ ных коллективов разноообразен, он включает интересные одноактовые пьесы туркменских драматургов, юмористические выступления, народ­ ные песни, музыкальные произведения. Высокую культуру исполнения показываю т и танцевальные коллективы, ансамбли народных инстру­ ментов. О собенно лю бят игру на национальных музыкальных инстру­ ментах — туйдуках, дутарах, гиджиках.

Проводимый периодически во всех районах и в столице республики смотр худож ественной самодеятельности пользуется большой популяр­ ностью. Такой смотр стал не только ярким народным праздником с массовы м и гуляньями, народными играми и спортивными соревновани­ ями, но и школой эстетического воспитания, духовного обогащения людей.

Ж изнь показывает, что социалистический строй способствует как возникновению и развитию новых традиций, так и процветанию лучших, прогрессивны х национальных традиций прошлого. Характерной особен ­ ностью -новых традиций в быту является то, что, сохраняя национальную специфику, они развиваются благодаря творческому общ ению туркмен с другими народами С оветского С ою за.

Сущ ественно изменилось в туркменских семьях воспитание детей;

почти полностью изжито неравное отнош ение к мальчикам и девочкам.

Теперь родители одинаково воспиты вают их. Дети с момента рождения окруж ены постоянной за ботой не только родителей и всех членов семьи, но -и общ ественности. Современные колхозные и совхозные селения нельзя представить без детских -садов и яслей, родильного дома и мед­ пункта. В каж дом из них создаю тся хорош ие условия для детей.

Ныне колхозники тратят значительную часть семейного бю дж ета на приобретение продуктов детского питания, детской одежды, книг и игрушек.

В подавляющ ем больш инстве юноши и девушки, оканчивающие о б ­ щ еобразовательны е школы, воспитаны в духе вы сокой ответственности перед семьей, народом. Для них характерны стремления к знаниям, пытливость и лю бознательность, желание понять окруж аю щ ую действи­ тельность, вы работать свой взгляд на события.

Дальнейшее изучение формирования и становления новых форм проведения досуга тружениками села, новых празднеств, обычаев и о б ­ рядов в общ естве и в семье помож ет раскрыть закономерности во вза­ имосвязях и борьбе меж ду старым и новым и выявить все то, что из старого следует брать, развивать и соверш енствовать на новой прогрес­ сивной основе.

Как бы ни были отрадны те новые явления в современном семейном быту, о которы х говорилось выше, следует подчеркннуть, что даль­ нейшее -их развитие нуждается в постоянной поддержке, так как сопря­ жено с большими трудностями, с необходим остью преодоления многих религиозно-бытовых -пережитков прошлого.

1 «Т ур км ен ск ая и ск ра » от 5 марта 1966 г.

Вологодская областная научная библиотека 40 Я. Р. Винников Нельзя не отметить повсеместный и значительный отход сельского населения Туркменистана от религии. Н о отношение к религии неоди­ наково среди различных групп этого населения. Возьмем, к примеру, м олодеж ь и людей в возрасте до 40— 50 лет. Все они росли в советское время, учились в советской школе, грамотны. За редким исключением они работаю т в общ ественном социалистическом хозяйстве и, как пока­ зали наши наблюдения, не знают ислама, не верят в бога и в различ­ ные приметы и, что очень важно, не проявляют к этим вопросам инте­ реса, относятся к религиозной обрядности как к явлениям прошлого.

Если ж е отдельные из них и принимают участие в совершении старых обрядов, например на традиционной свадьбе, похоронах, поминках умерш их, на тое по случаю обрезания (сюннет той) или первой стрижки вол ос (сач т о й ), то делаю т это под влиянием старшего поколения. П о­ жилые люди, особенно старухи, будучи неграмотными или малограмот­ ными и по состоянию здоровья почти не участвующие в современной общ ественной жизни села, легче поддаю тся влиянию духовенства. Од­ нако и они уж е допускаю т отступления от религиозных канонов, нару­ шение их. Тем не менее еще мож но наблюдать в современном быту туркмен некоторые религиозные пережитки и следы доисламских веро­ ваний, среди которы х наиболее распространены соблюдение поста — уразы, обереги от различных духов (джин, пери и д р.), вера в «сглаз», почитание «святы х м ест» и паломничество к ним, особенно в дни рели­ гиозных праздников, в частности курбан-байрама. За последние годы паломничество к «святы м м естам » — мазарам, гробницам и др. — с принесением в ж ертву скота и раздачей различных пожертвований за­ метно сократилось, однако оно все ж е привлекает еще много стариков и старух. Еще бы ваю т случар, когда носителями пережитков прошлого, и в частности ф еодально-байского отношения к женщине, являются наряду со стариками даж е образованные и нестарые люди — некоторые педагоги, студенты, руководители колхозов и бригад, т. е. те люди, ко­ торые призваны своим поведением показывать пример не только на производстве и в общ ественной жизни, но и в своем семейном быту.


Встречаю щ ееся еще отставание в развитии семейных отношений, культуры и бы та сельского населения Туркменистана от современной экономики обусловлено цепкостью старых традиций.

Ж ивучесть пережитков прошлого объясняется, на наш взгляд, не только слабостью атеистической работы или нежеланием молодежи, сельской интеллигенции и колхозного актива огорчить родственников преклонного возраста, но и бытованием ошибочных взглядов и сужде­ ний о том, что в связи с повышением культурного уровня населения многие из переж итков и верований постепенно сами собой отойдут в область прош лого и п оэтом у нет особой необходимости с ними бо­ роться.

Однако процесс преодоления этого отставания и всякого рода пере­ ж итков в сознании людей является сложным и длительным. Это не раз отмечалось на пленумах Ц К КП Туркменистана и на сессиях Верхов­ ного Совета республики. Так, Верховный Совет Туркменской ССР в своем Постановлении от 23 июня 1966 г. потребовал усилить борьбу за новый быт, за преодоление пережитков прошлого среди сельского насе­ ления, особен н о феодально-байских пережитков по отношению к жен­ щине, являющ ихся серьезным торм озом ее политического роста, препятствием к активному участию в общ ественной жизни 17.

17 «Т уркм ен ская и ск ра» от 29 июня 1966 г.

Вологодская областная научная библиотека Н о в о е в сем ейном быту к ол хозн ик ов Туркменистана Пережитки прош лого нередко проявляются «незаметно» и некото­ рым колхозникам-туркменам и даж е сельской интеллигенции кажутся безобидными. Н азовем в качестве примера сохранение обычая ношения яшмака — «платка молчания» многими туркменками в районах Копет Д ага, а такж е ношения различных амулетов — оберегов. В отдельных.

районах мож но такж е наблюдать, что мужчины довольно часто посе­ щ ают кино, театры и другие общ ественные места, в то время как их.

жены, дочери и сестры остаю тся дома.

Постоянная борьба за новый быт, за преодоление всякого рода пе­ режитков прош лого среди сельского населения является неотъемлемой, частью работы по претворению в жизнь решений X XIII съезда КПСС.

Успеш ное проведение научно-атеистической работы во многом зависит от сознательности широкой советско-партийной и комсомольской общ е­ ственности. «Ч ем выше сознательность членов общ ества,— говорится в.

П рограм ме К П С С,— тем полнее и шире развертывается их творческая активность в создании материально-технической базы коммунизма, в развитии коммунистических форм труда и новых отношений между л ю д ь м и »18. Современный социалистический уклад жизни сельского населения Туркменистана и всего С оветского Союза, успехи в труде,, pi сте культуры, широкое проникновение достижений современной иау ю в быт являются основой не только преодоления пережитков прошлого и некоторого отставания психологии людей от прогресса современной si ономики, но и «дальнейш его сущ ественного подъема материального и культурного у р о в ш жизни народа», — говорится в резолюции X X III съезда КП СС по отчетному докладу Центрального Комитета КПСС i9.

SUMMARY The b ig, u n d ivid ed fa m ily p reva iled a m o n g all Turkm en tribes nearly till the end of the X I X cen tu ry. This fa m ily w a s based on near kinship, com m on econ om y and land ow nersh ip. The head o f the fa m ily had u nlim ited authority. The sm all individual fam ily w hich h as superseded this b ig fa m ily retained m a n y patriarchal features a lm ost up to the nineteen tw en ties.

The g re a t rise in the e co n o m y and cu ltu re of the Turkm ens achieved in the years of s ocia list co n stru ctio n has led to b a sic ch a n ges n ot on ly in the form, size, and struc­ ture o f the fa m ily o f k olk h oz m em bers but to a tran sform a tion of fam ily life;

this is n ow b a sed on eq u a lity a n d a m ity a m o n g all its m em bers.

U n der the in flu en ce o f n ew socia l rela tion s, cultural grow th, em an cipation o f the Turkm en w o m a n, the cy cle o f m a rria ge ritual has su b sta n tia lly ch a n ged ;

kom som ol w e d ­ din gs and eth n ica lly m ixed m a rria g es have b ecom e com m on.

The ed u ca tio n o f ch ildren in the Turkm en fa m ily is a lso w id ely different from w hat it w a s. The paren ts n o w b rin g up their b o y s and girls equally. Th ey spend a con sid era b le part o f their fa m ily b u d g e t on special ch ild ren ’ s fo o d, clothes, b ook s and toys.

The n ew n o n -re lig io u s rituals, n ew p ro g re s riv e trad ition s and celebrations are b e c o ­ m ing m ore and m ore w id e sp rea d from year to year. T h ey help to educate socia list c o n ­ sciou sn ess and serve to cem ent friendship betw een different nationalities.

18 «М а тери а л ы X X II съ езд а К П С С », М., 1961, стр. 408.

19 « И зв е с т и я » от 9 апреля 1966 г.

Вологодская областная научная библиотека Р. С. Л и п е ц К ВОПРОСУ О ГЕНЕЗИСЕ БЫЛИН (ГОРОД В РУССКОМ ЭПОСЕ) Русский эпос, как и эпосы других народов, типологически сходные • ним, обы чно связан с го р о д а м и —’ укрепленными пунктами и центрами с княжеств (понимая последний термин ш ироко).

В больш инстве русских былин место действия, многие ситуации, ха­ рактер общ ественных отношений, отдельные мотивы и целые сюжеты урбанистичны. Это не случайно. Ведь и сам эпос слагается в своем клас­ сическом, развитом виде в период становления раннеклассового общ е­ ства. Замена древних родо-племенных связей территориальными идет в этот период наиболее интенсивно, и кульминацией этого процесса ста­ новится возникновение городов, где сливается пришлое население, вы рабаты вается' смешанный говор, сплавляется сложная культура из местных этнических элементов и отдельных черт культуры народов дру­ гих государств, с которыми налаживаются уж е довольно тесные и, глав­ ное, постоянные связи.

Г ород — один из основных признаков образования государственно­ сти. М. Н. Тихомиров, заслуга которого в изучении городской, урбани­ стической культуры 'Древней Руси особенно велика, писал: «...Наличие госуд арства сам о по себе говори т уж е о зарождении городов как укреп­ ленных административных пунктов», качественно отличных «от городка родо-племенного времени», и именно п оэтом у в Киевской Руси развитие городской жизни падает на «переломное время» — IX— X столетия. Вы­ сокая культура Киевской Руси, утверж дал он, не может быть понята без учета ее гор од ск ого характера, общ ественные отношения — без уче­ та «гор од ск ого с т р о я » 2, более глубоко и повсеместно развитого на Руси, чем эт о представляется обычно. При характеристике жизни и бытовой обстановки в городах Киевской Руси М. Н. Тихомиров последовательно опирается и на русские былины.

Не следует только представлять себе древнерусский город каким-то искусственным образованием, чуждым народной жизни. Едва ли нужно доказы вать теперь, что культура Киевской Руси генетически связана с культурой автохтонного населения страны, что именно богатства Руси привлекали в ее города иноземцев.

1 В тек сте статьи ссылки на сборники былин даны в следую щ ем условном сокра­ щении: A c t.— «Бы лины в записях и пересказах X V I I — X V I I I век ов». Издание подгото­ вили А. М. А ста х о в а, В. В. М и тр оф а н ова, М. О. Скрипиль, М.— Л., 1960;

БП К — «Б ы ­ лины П у д о ж ск о г о к рая », П етр оза вод ск, 1941;

Г.— «О н еж ск и е былины, записанные A. Ф. Гильф ердингом летом 1871 г.», т. I— III, М.— Л., 1938— '1951;

Гул.— «Былины и песни Ю ж н ой С ибири. С обран и е С. И. Г ул я ева », Н овоси би р ск, 1952;

К Д — «Д р ев­ ние россий ск и е сти хотворен и я, собран н ы е К ирш ею Д ан и л овы м », М.— Л., 1958;

Р.— «П есн и, собран н ы е П. Н. Р ы бн и к овы м », т. 1. М., 1909;

т. 2, М., 1910;

Т.— М.— « Р у с ­ ские бы лины ста р ой и н овой записи'». П о д ред. акад. Н. С. Т и хон равова и проф.

B. Ф. М иллера, М., 1894;

Ш у б — Т. А. Ш у б, Былины русск их стар ож и лов низовьев реки Индигирки, «Р усск и й ф ольклор. М атериалы и исследован и я», т. I, М.— Л., 1956.

Ри м ск и е цифры в ск о б к а х озн ачаю т том, арабски е — страницу.

2 М. Н. Т и х о м и р о в, Д ревн ер усск и е гор од а, М., 1956, стр. 11, 28, 437 и др.

Вологодская областная научная библиотека К в о п р о су о ген ези се былин (Г о р о д в р усск ом э п о с е ) Большинство советских исследователей признает, что Русь былин — это Русь домонгольская, притом периода «империи Рюриковичей», а не более позднего периода феодальной раздробленности, яркое доказатель­ ство чего — объединение приезжих богатырей вокруг эпического Вла­ димира Святославича в «стол ьн ом » городе Киеве и бытовая обстановка былин. Без учета ж е конкретной исторической обстановки в былинах становится легко произвольно перебрасывать их то па тысячелетия на­ зад, то в X V II век.

Русский героический эп ос создавался, конечно, на основе тысячеле­ тий развития устн ого народного творчества, черпая оттуда и сюжеты в их общ ей схеме, и худож ественные образы, и приемы, но как жанр он мог слож иться только к концу I тысячелетия н. э. Основная методоло­ гическая опасность при изучении былин заключается как раз в подмене анализа их как ж анра анализом архаических прасюж етов, использован­ ных и модернизированных эпосом, и традиционных элементов поэтики, которые сущ ествую т в нем наряду со многими другими компонентами (в том числе и с древнерусскими литературными источниками).


Д ревняя Р усь — «страна гор од ов», Гардарика скандинавских саг.

Число этих городов бурно увеличивалось;

в письменных источниках в IX— X вв. их упоминается свыше двух десятков, а в XI в.— уж е около сотни, в конце X II в.— свыше двухсот, в начале X III в. их около трех­ сот 3. А меж ду тем былины — высшее творческое достижение Древней Руси в области фольклора — ученые X IX — начала XX в. нередко свя­ зывали, вопреки содерж анию и оформлению русского эпоса, с «глухими»

деревнями. Г ородск ое происхож дение былин ни в коей мере ведь не снимает того, что выражали они общ енародные идеалы и интересы, что их эстетическая основа покоится на глубоких народных традициях.

*** При современном уровне исторических знаний о Древней Руси, ь особенности благодаря подъему археологии, невозможно, изучая были ны, игнорировать ее богатую городскую культуру. Взгляд на былины.многих ученых X IX — начала X X в. как на почти исключительно крес­ тьянское творчество базировался на устаревш их в наши дни представ­ лениях о целиком аграрном (и даж е по преимущ еству присваивающем) хозяйстве Киевской Руси и о низком уровне ее культуры. Немалую роль в формировании этого взгляда сыграли славянофильские, а затем и на­ роднические традиции, оказавш иеся чрезвычайно цепкими в фолькло­ ристике.

Однако в дореволюционной русской фольклористике, несмотря на последовательную архаизацию былин больш инством ученых, настой­ чиво повторялась мысль о городском, урбанистическом характере жанра былин.

Д о недавнего времени яркие слова В. Ф. Миллера о городской при­ роде русских былин приводились лишь как один из пунктов обличения его якобы целиком ош ибочных взглядов: «Слагались песни...там, где был сп рос на них, там, где пульс жизни бился сильнее... в богатых го­ родах, где жизнь шла привольнее и веселее», поэтому «песенными цент­ рами» были Киев, Н овгород, а также, вероятно, Чернигов и Перея­ славль 4.

М еж ду тем здравый смысл заставлял многих исследователей самых различных направлений видеть городскую специфику эпоса. О создании 3 См. М. Н. Т и х о м и р о в, Указ. раб., стр. 12, 36, 39, 42.

4 В с. Ф. М и л л е р, О черки р у сск ой н ародной сл овесн ости, т. I ll, М.— Л., 1924, стр. 28.

Вологодская областная научная библиотека 44 Р. С. Л ипец былин в городах и о городской стихии в русском эпосе писали Н. Д. К ваш нин-Самарин5, А. А. К отляревский6, А. Н. В еселовский7.

Четче всех высказал эту мысль И. Е. Забелин: «Н ам кажется, что древняя былина вообщ е есть истинный свидетель и достоверная лето­ пись о том именно времени, когда доисторическая русская жизнь, сло­ жившись в независимое друг от друга городство, проходила этот свое­ образный путь развития... По всему видимо, что былина воспевают имен­ но быт нашего доисторического городства, быт первородного русского города, который сам олицетворен в образе стольного и ласкового князя Владимира» 8.

В советское время городская специфика былин была наиболее ярко выявлена в трудах Б. А. Р ы бакова и М. Н. Тихомирова.

М. Н. Тихомиров показывает, как в былинах утверждается объеди­ нительная роль Киева в создании русской «империи Рюриковичей», прэ мадное культурное значение Н овгорода, древняя политическая сам о­ стоятельность Чернигова, изощренность культуры Галича, былая слава Суздаля и других городов;

как отраж ены в былинах борьба за «гор од ­ ские вольности», размах зам орской торговли, особенности материальной культуры. Говоря об архитектурном искусстве при Владимире I и о вос­ хищении современников «богатством и убранством » этих «красных» (красивых, прекрасных) построек, М. Н. Тихомиров отмечает, что имен­ но- тогда, когда создавалась в конце X — начале X ! в. русская государст­ венность, «произош ли какие-то крупные сдвиги в раззитии Киева, рас­ ширилась его территория, увеличилось население, появились каменные постройки, группировавшиеся вокруг Десятинной церкви, предположи­ тельно— дворцовы е строения», в которых археологи видят остатки гридниц. «Н едаром в былинах так часто встречаем, пишет М. Н. Тихо­ миров,— упоминание о светлой гриднице, где расхаж ивает князь Влади­ мир Красное Солныш ко со своими могучими богаты ря м и »9.

Б. А. Р ы баков не только посвятил былинам, изучаемым им в истори­ ческом аспекте, значительную часть своего фундаментального труда «Д ревняя Р усь. Сказания. Былины. Л етописи», но обратился к ним и в ряде других крупных исследований — «Д ревности Чернигова», «Ремесло Д ревней Р уси » и пр. И сследователь находит в былинах множество ана­ логий ситуациям, явлениям, бытовой обстановке жизни Древней Руси.

П роизвольность отнесения еще в начале нашего века былин к раз­ личным периодам русской истории он объясняет тем, что при состоянии 5 См. Н. Д. К в а ш н и н - С а м а р и н, Р у сск и е былины в историко-географическом:

отнош ении, «Б е се д а », М., 1871, кн. 4, стр. 80.

6 А. А. К о т л я р е в с к и й, Сказания о ру сск и х богаты рях, Соч., С П б., 1889, т. I, стр. 103.

7 А. Н. В есел овский, в озр а ж а я М. Г. Х ал а н ск ом у, к оторы й прикреплял былину с Д ю к е п о ' б ы товой обста н овк е, отр аж ен н ой в ней, к м оск ов ск ом у периоду русской истории, писал: «У н ас есть сведения о великолепии Д есятин ной церкви в Киеве, о К иеве как од н ом из главны х украш ений «Г р ец и и » (А д ам Бременский) с 400-ми церк­ вами и 8 -ю рынками (Титм ар М е р зеб у р гск и й ), гор од е бога том, производивш ем именно та к ое впечатление на внука Ч ингисхана, п осл ан н ого для его осм отр а ханом Угедеем в 1239 г о д у ». В сти ле « Д ю к о в ы х уб р а н ств а и п остр оек,— писал он далее,— отразилась пора его ж изн енн ости на ю ге (т. е. в Киев-ской Р у си.— Р. Л. ), а не переживание его в X V I век е». (С м.: А. Н. В е с е л о в с к и й, Р у сск и й э п о с и новы е его исследователи, «В естн и к Е вр оп ы », 1888, т. IV, кн. 7-я, стр. 158). С ледует, конечно, оговорить, что сообщ ен и я средн евек овы х х р он и стов со д е р ж а т гиперболизацию, но показательно, что хрон и сты примерно так ж е описывали прославленны е гор од а прибалтийских славян и, значит, считали К иев стоящ и м с ними на о д н о м уровн е. Х одя ч ее представление о боль­ ш ом к ультурн ом разры ве м еж д у прибалтийскими и восточны м и славянами опровер­ гается, таким об р а зо м, первоисточниками.

8 И. Е. З а б е л и н, И стор и я р у сск ой жизни с древнейш их времен, ч. I, М., 1876, стр. 576.

9 М. Н. Т и х о м и р о в, Указ. раб., стр. 259, 289.

Вологодская областная научная библиотека К в о п р о су о ген ези се былин (Г о р о д в русск ом э п о с е ) археологии в дореволюционной России, несмотря на большие достиж е­ ния этой науки в отдельных отраслях, даж е наиболее эрудированные исследователи фольклора не имели достаточного материала для сопо­ ставлений;

особенно же сл а бо изученной оставалась археология русских городов дом онгольского периода, а в связи с этим и их роль в разви­ тии древнерусской культуры.

Полемизируя с С. К. Ш амбинаго, видевшим в былинах отражение только культуры М осковской Руси X V I— X V II вв., Б. А. Рыбаков пишет:

«Те соответствия былинных описаний реальной московской архитекту­ ре X V I— X V II вв., которые установил в свое время С. К- Ш амбинаго, на самом деле свидетельствуют лишь о том, что тогда, шестьдесят лет т о ­ му назад, историки еще очень плохо представляли себе архитектуру X I— X II вв. Мы теперь знаем, что в Киевской Руси были каменные и деревянные дворцы, гридницы, златоверхие терема, великолепные рез­ ные колонны, высокие неприступные башни и изуграшенные белокамен­ ным узорочьем храмы. Мы знаем и роскошные одежды..., изобильно ос­ нащенные золотом, финифтью и скатным жемчугом. Ни одна из быто­ вых деталей... не выходит за хронологические пределы Киевской Руси» 10.

* * * Основное ядро былин содерж ит воинские сюжеты, и соответственно действие в них происходит в значительной части на заставах — в по­ граничных со степъю укреплениях и в «чистом поле», но возвращаются богатыри в Киев, а нередко и выезж аю т оттуда на свои подвиги.

Во многих ж е киевских былинах (о ссоре Ильи М уромца с князем Владимиром, О Хотене, о Соловье Будимировиче и др.) и в новгород­ ских былинах (о Василии Буслаевиче, Садко, госте Терентьище) дей­ ствие протекает только в городе. Н овгородские былины слагались на другом конце пути «из варяг в греки», но такж е в крупнейшем древне­ русском городе, куда киевские князья имели обыкновение посылать на княжение своих сыновей, позднее нередко оказывавшихся на «златом столе» в самом Киеве.

Центры городской жизни Древней Руси — Киев и Н овгород прослав­ ляются и воспеваю тся в былинах. К расота Киева, роскош ь его убран­ ства и высокая культура привлекают приезжих. О нем «идет слава ве­ л икая» «по всим зем лям » (Р., 2, 208) и даж е «в далеке-далече чистом поле» (Р., 2, 318):

А приехал п осм отр еть ва ш его гор ода.

С к а ж ут, ваш го р о д на к расы стои т, на угож естве, С к а ж ет, солны ш ко Владимир князь б о га т о ж ивет.

(Р., 2, 195) М ать Д ю ка, стремящ егося поехать в Киев, хотя бы и без ее благо­ словения, предупреж дает его об опасностях, подстерегающ их приезже­ го в больш ом городе, движение в котором и неисчислимый людской п о­ ток даны через образ текучей воды в полноводной реке:

В ед ь м н ого во В ол х ови в од ы течёт, А -много во К иеве лю дей ж ивёт.

(В П К, 401) Огромные размеры города с его сложной планировкой, мож ет быть, отразились в метании матери Софьи, в поисках зелья для дочери возлюбленного: «Закидалась, забросал ась по Кий гор од ам » (БП К, 455).

На первый план при описании городов в былинах выступает «стена городбвая», делающ ая его «крепким» для врагов, с «наугольными»

1 Б. А. Р ы б а к о в, 0 Д ревн я я Р усь. Сказания. Былины. Л етописи, М., 1963, u p. 125— 126.

Вологодская областная научная библиотека 46 Р. С. Л ипец башнями, с запертыми и охраняемыми стражей воротами. Древнерус­ ский город в эпосе — прежде всего крепость, и за его стенам и— и кня­ жой двор, и святыни, и дружина князя. Там сосредоточена и вся дипло­ матическая жизнь.

Ставер «похваляется» на пиру у Владимира в первую очередь не роскош ью своего феодального двора «на семи верстах», а тем, что тот «крепче города Киева», и говорит:

Ч то это за к реп ость п о К иеве У Беликова князя В лади м ера?

У меня-де, С тавр а-боя ри н а, Ш и рокой д в ор не х у ж е гор од а Киева.

(КД, 90) В другом варианте:

А что э т о за ограда во Киеве У л а ск о в о го князя у Владимира?

(Т.— М., 197— 198) Эта опасная похвальба, возмож но, отчасти и приводила в развитии счожета к заточению Ставра, соединившись далее с общефольклорным мотивом о мудрой жене, выручающей мужа.

Ворота «город овы х» стен — символ их неприступности — играют в эпосе заметную роль:

В о р о т ы у гор ода ж елезный, К рю ч к и -за сов ы все медные.

(К Д, 43) В одном варианте упомянуты даж е знаменитые Золотые ворота Ки­ ева (Р., 1, 433).

Богатырям обычно удается проникнуть в Киев или преодолев со­ противление страж и — «приворотников» и «придверников», или пере­ скочив на своем чудесном коне через стену. Так ж е поступают и дерз­ кие послы враж дебных государств. В своеобразном пудож ском вариан­ те былины о Ставре, записанном от 90-летнего сказителя Родина, мни­ мый посол — жена Ставра — как бы берет приступом город:

П од ъ езж а ет она к о К и еву — В ор от а все лризаперты.

Она сош ла со д о б р а коня И ударила кулаком богаты рскиим И заехала она во К иев-град К о солн ы ш ку князю В ладим иру;

В ош ла она во гредни стол овы е.

(В П К, 413) Н едаром древнерусское речение «отворити ворота» было синонимом сдачи города.

Больш ое место уделено в былинах торгу — центру посада в древне­ русских городах. О собен н о это сказалось в былине о Садко: с торгом связана формула, в которой С адко выразил свое бессилие перед мощью новгородских купеческих корпораций, товары которых ему так и не уда­ лось скупить на торгу:

А й как лучш е пусть не я д а богатее,...А й как пусть п об ога тее меня славный Н овгор од.

(Г., I, 648) П о былинам, на торгу мож но соверш ать самые различные сделки:

продать в рабств о беспутного сына заморским купцам (былина об И ва­ не Гостином сыне) и купить «сердечный гвоздь» (P.s 2, 67) для казни По, тыка;

наполнить драгоценным грузом — начиная с бочек жемчуга — трюмы судов и в «темном ряду» скупить глиняные горшки (К Д, 189), а Вологодская областная научная библиотека К в о п р о су о ген ези се былин ( Г о р о д в р усск ом э п о с е ) в «червленом ряду» запастись свинчатой палицей, как эт о сделали ско­ морохи (былина о госте Терентьище, КД, 19).

Наиболее полно отраж ена в эпосе заморская торговля Руси. В бы ­ линах о Соловье Будимировиче, Глебе Володьевиче, Садко-богатом госте показано оживление на речных и морских пристанях, где теснят­ ся суда, украшенные резьбой и росписью, со сложной снастью и бело­ снежными парусами. Описаны морские караваны в открытом море, го­ стиные дворы, полные товаров и золотой казны.

«Г ост и », т. е. купцы, ведшие торговлю с иноземными странами, а ча­ стично — иноземцы, приходившие на Р у сь из этих стран,— постоянные участники княжеских пиров в былинах. Вспомним, что Владимир М о­ номах в своем «П оучении» особен н о настаивал на необходимости ла­ скового обращ ения с этими «гостям и », разносящими по всем землям добрую или худую славу о князе (и пополняющими, конечно, его со­ кровищницу). Былины пестрят названиями иноземных стран и городов:

«земли Л абск ой » (прибалтийского П оморья -с рекой Л а б ой ?), Леденца (Венеции?), Ц аря-града, Ерусалима и др., а такж е морей — Хвалын ского (К асп и й ск ого), В.ирянского (Балтийского) и др. «Г ости » были одной из самых подвижных частей населения Руси и невольно служили проводниками на Русь культуры В остока и Запада (как и культуры Руси в чужих стран ах). Знакомство с этой иноземной культурой явст­ венно и многообразно выступает в эпосе;

не случайно и узоры на за­ морской ткани — камке, и «т о н ц ы » — мелодии гусляров-виртуозов, по былинам, связаны с далекими странами и городами, а на ювелирных из­ делиях в былинах — излюбленный восточный орнамент: львы, чудовищ­ ные звери и т. п.

«П осадски е муж ики», «посадские лю ди» — в числе эпизодических, безымянных, но зачастую упоминаемых лиц в былинах (см.: КД, 60, 187). Д ействую т они организованно и нередко настроены оппозиционно к социальным верхам. Так, они противостоят Василию Буслаевичу;

для них должен такж е «д осп еть» обед Садко, чтобы быть принятым в Нов­ городе.

В ообщ е, надо полагать, что былины слагались и бытовали в про­ грессивных и довольно широких слоях населения, горож ан в первую очередь. Э то сказывается в насмеш ках над феодальной знатью — «кня зьями-боярами» и бор ьбе с ними любимцев эпоса —: богатырей, в двой­ ственном, критическом отношении к князю Владимиру его дружинников и пр. О траж ено в былинах и возмущение народных м асс ростовщ ичест­ вом, приводившее к ряду восстаний в X I— X II вв. Так, Ставер хвалится тем, что у него «зол ота казна не держ итца», так как он дает деньги в рост ( A c t., 229). Ч есова вдова в былине о Хотене, закабалившая мно­ жество должников, терпит полное поражение от Хотена, сватовством которого к дочери она оскорблена, так как он «р од у нищетного, кошель чата» (Р., 2, 15). Хотен заставляет затем Ч есову вдову вернуть кабаль­ ные записи ее «подневольны м» лю дям, высланным было против него:

Н еси, вд ова, записи закладние, П о к отор ы м зол ота к а зн ? роздбва н а !

( Г, III, 449— 450) Явно звучит сочувствие городским низам в знаменитых эпизодах былин, где Илья М уромец выступает предводителем «голей». Б. А. Ры ­ баков в своих работах связывает эти эпизоды с киевским восстанием 1068 г. п. Справедливо полагать, что классовая борьба была весьма 1 Б. А. Р ы б а к о в, Д рев н я я Р у сь. Сказания. Былины. Л етоп и си, стр. 93, 351 и др.

Вологодская областная научная библиотека 48 Р. С. Л ипец остра и в домонгольской Руси и незачем относить эти эпические сцены к X V II в. Конечно, некоторые наслоения на древние былины могли иметь место;

позднее свое прозвище «стар ого казака» в отдельных текстах Илья М уромец получил именно тогда.

Герои ряда других былин — Дунай, Иван Годинович, даже молодой Д обры ня — слуги, зависимые люди. Н екоторые богатыри — потенциаль­ ные холопы, так как они закладываю т свою «гол ов у» (обычно, свободу, а не жизнь, как это иногда трактуется) при всяких спорах и состязани­ ях. Не случайно брак с таким женкхом отпугивает невесту и возмущает ее привилегированную родню : «З а Иваном быть — холопкой слыть»

(К Д, Ю З),— говорят невесте Ивана Годиновича. Король, решивший бы ло простить разгневавш его его Дуная, бывш его ему некогда верным слугой, все ж е заточает его узнав о предполагаемом браке с Дунаем своей дочери.

М еж ду тем в се эти герои — дружинники, близкие к князю;

но дру­ жина тогда была уж е сильно дифференцирована в социальном отноше­ нии. В ряды защитников Н овгорода, Киева, Чернигова и других горо­ дов, как и «за ста в » — укрепленных пограничных черт, вливались все новые и новые массы переселенцев и беглецов со всей Руси, в том числе и смердов.

Конечно, симпатии и интересы именно «молодш ей дружины», в мир­ ное время несшей и хозяйственные обязанности, отражены в какой-то мере в эпосе, как эт о неоднократно отмечалось исследователями, в осо­ бенности подробн о А. В. М арковым;

в наши дни эта мысль глубоко ар­ гументирована на основе археологических и исторических изысканий Б. А. Рыбаковым в его работа х 12.

* * * Н аиболее ярко, м ож ет быть, сказался городской строй в эпосе при описании общ ественных пиров: у князя Владимира (включая сюда от­ части и известное описание «пиров Владимировых» в «П овести времен­ ных лет» под 996 годом, в основе которого, видимо, лежит также эпиче­ ск ое предание) и пиров городских братчин в былинах о Садко и Васи­ лии Буслаевиче.

Корпоративный характер пиров городских братчин в новгородских былинах ясен (запрет приходить незванным, «ссы пь» — доля складчины для пира или, возмож но, взнос за право состоять в этой корпорации, новгородские «настоятели» — распорядители на пиру). Пиры Владими­ ра в исторической действительности, как мож но судить по летописи, отраж али слож ные взаимоотношения князя с городской общиной. Кро­ ме его ближних советников и дружины, непосредственно в гриднице пи­ ровали и совещ ались с ним и представители городского самоуправле­ ния — «старцы градские», «сотск и е» и «десятские», а для остального на­ селения Киева отводился двор, где раздавались угощение и деньги, так как располож ением рядовых киевлян князь тож е должен был дорожить.

При относительной слабости государственной власти на Руси в X— XI вв. князь не случайно стремился опереться на древние общинные ин­ ституты, но в Киеве он имел дело уж е с городской общиной. Его пири имитировали всенародное празднество, тогда как значительная соци­ альная дифференциация не давала уж е возмож ности организовывать эти пиры п о-п р еж н ем у13.

1 А. В. М а р к о в, Б ы товы е черты р у сск и х былин, М., 1904, стр. 46— 55;

Б. А. Р ы 2 б а к о в, Д ревн я я Р у сь. Сказания. Былины. Л етописи, стр. 57, 58, 72 и др.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.