авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР И Н СТИ ТУТ Э ТН О ГРА Ф И И И М. Н. Н. М И К Л У Х О -М А К Л А Я СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж У Р Н А Л О С Н О В А Н ...»

-- [ Страница 4 ] --

В отдельных работах показана осо бо важная роль в процессах социальной интеграции П ольской Рабочей Партии и ее преемницы — Польской Объединенной Рабочей Партии и, а также роль школы и учителей 12. Очень рано исследователи стали интересоваться проблемами взаимоотношений автохтонов с прибывшим населе­ нием 13.

Труды, посвященные городском у населению, представляют собой социологические исследования;

в них нет высказываний о культурных преобразованиях в широком значении этого понятия. Наряду с труда­ ми, представляющ ими попытку синтеза социальных преобразований в городах Западных зе м е л ь и, имеется целый ряд публикаций, пока­ зывающих на основе исследований в разных городах формирование го­ родского общ ества 15. П редметом особой заинтересованности была ста­ билизация городского населения и причины, ее вы звавш и е1. Отдель­,е ные исследования городского населения касались проблемы смешанных браков, заключенных меж ду людьми разных региональных или этни­ ческих групп. Смешанные браки не без основания рассматривались 10 J. В и г s z t a, E tn o g ra fia a w s p o lcz e sn o s c. N ieco reflek sji m e to d o lo g iczn y ch w zwiqzku z b a d a n ia m i na Z iem ia ch Z a ch od n ich, «E tn o g ra fia P o ls k a », 1965, t. 9;

е г о » e, E th n ogra p h isch e P rob lem e des U m sied lu n g sp rozess in den poln isch en W estgeb ie ten, «D eu tsch es Jahrbuch fur V olk sk u n d e», 1964, h. 1;

A. N a s z, Les m igra tion s de p o ­ pulation et leurs con seq u en ces cu ltu relles, « L a P o lo g n e au V II C on g res Internationa) des S cien ces A n tro p o lo g iq u e s et E th n olog iq u es», W ro c la w, 1964;

K. K w a s n i e w e s k i, A daptacja i in te g ra cja ku ltu row a lu d n o sci Sl^ska po II w o jn ie sw ia to w e j, O pole, 1966.

B. M a r o s z e k, R ola P artii w in teg ra cji lu d n osci w o je w o d z tw a gdariskiego, w pracy z b io ro w e j S e sja n au k ow a p o s w ie co n a 20-tej rocz n icy p ow stan ia P olsk iej Partii R obotniczej, G da n sk, 1963;

S. K u l b i a k, Z za g a d n ien r o z o ju i d zia la ln osci P olskiej Partii R o b o tn icz e j w W ie lk o p o ls ce i Z iem i L ubuskiej, P ozn a n, 1964.

1 K. P o p ;

o l e k, R o la n a u czy ciela na Z iem ia ch O d zysk an ych, « P rz e g lq d Z a ch od ni», 1946, № 4;

R. К w i 1 e с k i, R ola sp oleczn a n au czy ciela na Z iem ia ch Z ach od n ich w swietle pam igtn ik ow n a u czy cie li-o sa d n ik o w, P ozn a n, 1960;

B. S a d a j, U d zia l szk oly i n au czycieli w p ro ce sa ch in teg ra cji lu d n osci w iejsk iej w o je w o d z tw a szczecin sk ieg o w latach 1945'— 1960, P ozn a n, 1963.

1 S. G o l a c h o w s k i, 3 W s p o lz y cie lu d n osci n a p ly w ow ej z m ie js co w q na O pol szczyzn ie, «S tra z n ica Z a ch o d n ia », 1946, № 7— 8.

*4 S. N o w a k o w s k i, M ia sta Z iem Z ach od n ich, «S tu d ia S o c jo lo g ic z n e », 1964, № 2.

15 S. N o w a k o w s k i, A d a p ta cja lu dn osci na Slqsku O poiskim, P ozn a n, 1957;

I. T u r n a u, S tud ia n ad strukturq lu d n o scio w q p o ls k ie g o W ro c la w ia, P ozn a n, 1960;

Z. D u l c z e w s k i, A u to ch to n iza cja lu dn osci na Z iem ia ch Z ach odn ich. F ragm en t badan lonogdrskim, P o zn a n, 1961;

J. R o n i e c z n y, K szta ltow a n ie sie n ow ej s p oleczn osci na Ziem 'ach Z a ch o d n ich, S zk ice i m a teria ly z badan s o cjo lo g ic z n y o h w w o je w o d ztw ie zie lon ogrosik m », P ozn a n, 1961;

J. R o n i e c z n y, K szta ltow a n ie sie n ow ej sp oleczn osci na gruzach m iasta (K o strz y n nad O d r^ j, там ж е;

Z. P i o r o, B. R z q d - G o r n i c k i, Spolecznosc lok a ln a m iasteczka T rzcin ska — Z d ro ju, w p ra cy zD iorow ej «T rzcin sk o — Zdroj», W a rsza w a, 1958;

Z. D u l c z e w s k i, Studia i m a teria ly do przebiegu zasiedle nia Ustki w latach 1945— 1946, «S tu d ia i M a teria ly do D z ie jo w W ielk op olsk i i P om orza », 1955, t. 1, z. 2.

16 A. S i c i n s k i, R o z w o j m iasta a s w ia d o m o s c je g o obyw ateli,, «K u ltu ra i Spo leczeiistw o», 1961, № 1;

A. S t a s i a k, N iektore problem y sta b iliz a cji lu d n osci m a leg o miasta Z iem Z a ch o d n ich na przyk la d zie m iasta B ytow a, « P rz e g lq d Z a ch od n i», 1959, № 3;

A. K w i l e c k i, W p ly w o d b u d o w y m iasta na sta b iliza cjg m ieszk a n cow w K olob rz egu, « S z c z e c in », 1962, № 11— 12;

J. W g g l a n s k i, D yn am ika procesu sta b ilizacji m ieszkancow S w in o u jscia, « P r z e g lq d Z a c h o d n io -P o m o rsk i», 1963, j W 3;

A. M a r c h l e w s k i, P o c z u c ie s ta b iliz a cji m ieszk a n cow S w in ou jscia, «S tu d ia S o c jo lo g ic z n o — P olitvczne», 1965, № 18.

Вологодская областная научная библиотека 72 3. Я севич исследователями как один из важных показателей социальной инте­ грации 17.

В исследованиях не обойден существенный вопрос изменений ус­ ловий интеграции в городах в связи с происходящими там социальны­ ми и экономическими переменами 18.

П редметом исследований в деревне являются общественные и куль турные процессы, приводящие к возникновению сельских общностей с единообразной культурой. В этих исследованиях, кроме социологов, ши­ роко участвую т такж е этнографы. Их работы привели к расширение исследовательской тематики. Кроме общ ественных отношений, они изу­ чают различные разделы сельского хозяйства, годовые и -семейные обы чаи, народную музыку и литературу. Среди трудов, посвященных дерев не, на первое место нужно поставить те, что представляют собой полыт ки обобщ ения этой проблематики, а также методологические работы определяющ ие рамки и методы иссл едован ий 19. М ного ценных мате риалов и выводов дали публикации исследований процессов социаль ной и культурной интеграции в границах одной или нескольких де ревен ь20. Отдельные работы касались таких характерных для пробле мы интеграции в деревне тем, как региональные и общенародны!

связи, стабилизация, роль молодежи и совместная деятельность сель ского населения в процессах интеграции, социальное своеобрази деревни с индивидуальными хозяйствами и государственного сельской хозяйства, последствия этого своеобразия для интеграции21. Исследо 1 К. 2 у g u 1 s k i, M a lzen stw a m iesza n e w O polu w latach 1945— 1957, «Studi Sl|skie», 1959, n o w a seria, t;

2. E. P i a s e с к i, In tegra cja lu dn osci m iasta W roclaw ia \ sw ietle statystyk i m a lzen stw i ro z w o d o w, W rocla w, 1963;

II. D u t k i e w i c z, Rol m a lzen stw m iesza n ych w p rocesie in teg ra cji sp oleczn ej, «Z a ra n ie Slgskie», 1966, N° !

18 S. N o w a k o w s k i, Z m ia n y w w arun kach in tegra cji w procesie i rozw oju mias na Z iem ia ch Z ach od n ich, «S tu d ia S o c jo lo g ic z n e », 1962, № 1.

19 J. B u r s z t a, О badaniach przeobrazeri ku ltu row ych w si na Ziem iach Zacnod nich, w p racy zb io ro w e j «S ta re i n ow e w kulturze w si k osza lin sk iej», P oznan, 1964;

er ж e, D ie e th n ogra p h isch e E rforsch u n g des geg em v a rtig en D orfes in G rosspolen un Vvestpom ern, « E th n o g ra p h ica », 1962, t. 3 — 4;

е г о ж е, In tegra cja kulturow a w si kosza lin skiej, «P rz e g l^ d Z a c h o d n io — P o m o rs k i», 196-5, № 5;

B. C h m i e l o w s k a, Spoteczn p rzeob ra zen ia s ro d o w isk w iejsk ich na Z iem irch Z achodn ich, P oznan, 1965;

A. K w i 1 e с к i, Z badan liad przem ian am i sp oleczn o-k u ltu raln ym i w si na Z iem iach Zachodnicl « P r z e g lg d Z a c h o d n i», 1961, № 1;

A. N a s z, Z badan nad procesem a d a p u c ji i integracj s p o le cz n o — kulturalnej im ig ra n tow na O p o ls z cz y z n ie, «K w a rta ln ik O polski», № 4;

K. K w a s n i e w s k i, A d a p ta cja kulturow a lu dn osci na D oln ym Slgsku po roku a e tn o g ra ficzn e ba da n ia s p olecz n osci n iejed n olitych ku ltu row o, « Z e s z y ty Etnogrs ficzn e M u zeu m S lg sk ieg o w e W ro c sla w iu », 1963, t. 1.

20 S. N o w a k o w s k i, P rzeob ra zen ia sp oleczn e w si opolsk iej, P oznan, 196C J. B u r s z t a, Z. J a s i с w e i с z, Z d erzen ie kultur na Z iem iach Z achodn ich w swietl m ateria tow ze w s i kosza lin sk ich, «P o ls k a Sztuka L u d ow a », 1962, № 4;

B. C h m i e l o w s к a, K s zta lto w a n ie sip struktury sp o le cz n o -d e m o g ra ficz n e j w si na Z iem iach Zachod nich w latach 1945— 1959 na p rzyk la dzie w si Z a g o w o i G lu ch ow o, w pracy zbiorowe « T w o rze n ie sig n o w e g o s p olecz en stw a...»;

J. К о rn о г о w s к a, P rzem ian y spoleczno g o s p o d a r c z e a stosunek lu dn osci rod zim ej d o osa d n ik ow w e w si Kluki, pow iat slupsk « P rz e g l^ d Z a c h o d n i», 1959, № 4;

Z. S t a s z с z a k, K sztaltow a n ie sig w spolczesn ej kul tury lu d o w e j na Z iem ia ch Z a ch od n ich na p rzyk la dzie dw u w si pow iatu klodzkiegc « Z e s z y ty E tn o g ra ficzn e M uzeum S lg s k ie g o w e W ro c la w iu »;

B. J a 1 о w i e с к i, Z. badai nad procesem a d a p ta cji i in teg ra cji s p olecz n ej na D oln ym Slqsku. Struktura demografi czn a i g o s p o d a rcz a w si G o g o lo w ic e w p ow iecie Lubin, «R oczn ik i E tn ogra fii Slgskiejj 1963, t. 2;

R. К u к i e r, In tegra cja ku ltu row a m ieszk a n cow w sch od n iej czgsci zien w o je w o d z tw a k osza lin sk ieg o, « P r z e g lg d Z a ch o d n io — P om orsk i», 1965, № 5 ;

J. P a w l o w s k a, D oln osltjska w ies P racze w p ow iecie m ilickim. Cz. I. Kultura materialna, Wroc la w, 1966.

21 S. О s s о w s к i, Z a g a d n ien ie w igzi reg ion a ln ej i w iezi n arod ow ej na Sl^sku Opol skim, « P r z e g lg d S o c jo lo g ic z n y », 1947, t. 9;

B, C h m i e l o w s k a, Problem stabili z a cji lu d n osci w ie jsk iej na Z iem iach Z ach od n ich, «R u ch P raw n iczy, E kon om iczny i So c jo lo g ic z n y », 1963, № 2;

M. S t r z e s z e w s к i, S ta b iliza cja m ieszk a n cow i tworzeni sig je d n o lite j sp o le cn osci na w si k osza lin sk iej, «S tu d ia S o c jo lo g ic z n o — P olityczne, Вологодская областная научная библиотека Интеграция на З а п а д н ы х и С евер н ы х п ол ьск и х зем лях вались такж е связанные с интеграцией преобразования в земледелии, в домаш них занятиях женщин, в годовой и семейной обрядности, в на­ родной музыке и л и тературе22.

Для больш инства исследователей процессов интеграции на Запад­ ных землях предметом изучения была не локальная группа, а группы польского населения, происходящ ие из разных мест, и непольские этни­ ческие группы, участвующ ие в процессах интеграции23. Во всех этих группах в ходе поселения на Западных землях и взаимных контактов между ними происходили интересные социальные и культурные преоб­ разования. Изучались автохтон ы 24, переселенцы из других районов П ольш и 25, репатрианты из С С С Р (особы й интерес представляла группа, прибывш ая в Польш у в 1955— 1958 гг.) 26, многочисленные груп­ пы реэмигрантов из Франции, Румынии и Ю госл авии 27, а также насе­ ление, относящ ееся к разным этническим группам: украинцы (главным образом, лем ки), евреи, греки, русские (старообрядцы — филипоны) 28.

Следует специально упомянуть о ценном издании таких источников,, какими являются воспоминания людей, поселившихся на Западных зем­ JV 18;

W. S о b i s i a k, M lo d zie z w iejsk a a kultura srodow isk a, w p racy zb io ro w e j «S ta re i »

n ow e w k u ltu rze...»;

Z. J a s i e w i с z, P o m o c w za jem n a i n iektore inne form y w spot dzialania, там ж е;

H. O s t r o w s k a, D w ie s p o le c z n o s c i— w ies i P aristw ow e G osp od a r stw o R oln e, там ж е.

22 J. B u r s z t a, T ra d y cja i postgp w kultu rze roln iczej, w o ra cy zb iorow ej «S ta re i n o w e w ku ltu rze...»;

A. J ^ s i e w i c z, Z n a jo m o s c srod ow isk a g e o g r a fic z n e g o w aru n kiem in te n sy fik a cji ro ln ictw a Z iem Z a ch od n ich, «W ie s W s p o lcze s n a », 1967, N° 4— 5;

M. B u r s z t a, E. S t a c h o w i a k, Stare i n o w e w g o s p o d a rs tw ie kobiecym, w p racy zb io ro w e j «S ta re i n ow e w ku ltu rze...»;

J. P a w l o w s k a, P o z y w ie n ie lu d n osci w d ol nosl^skiej w s i P ra cze w p ow iecie m ilickim w latach 1945— 1960, « P ra ce i M aterialy Etno g ra ficz n e », 1964, t. 23;

J. D y d o w i c z o w a, R ok o b rzg d o w y w cz o r a j i dzis, w pracy zb ioro w e j «S ta re i n o w e w k u ltu rze...». A. W o j c i e c h o w s k a, O b rz g d o w o s c rod zin na, т а м ж е, В. L i n e 11 e, K ultura m y zy cz n a w n ow y m S rod ow isku, т а м ж е ;

J. P a w l o w s k a, U w a g i nad przem ian am i w zakresie literatury lu d ow ej w e w si dol n oslask iej w latach 1945— 1960, « P ra ce i M a teria ly E tn o g ra ficzn e », 1964, t. 23.

23 J. B u r s z t a, K a teg orie s p o le cz n o — ku ltu row e lu d on osci Ziem Zachodn ich, « P rze g l^ d Z a c h o d n i», 1966, № 1.

24 S. N o w a k o w s k i, P rzeob ra zen ia s p olecz n e w si op olsk iej, P ozn a n, I960:

25 K. D o b r o w o l s k i, B a da n ia n ad m ig ra cja m i lu d n osci m atopolskiej na Sl§sk.

« IV S e sja R a d y N a u k ow ej dla Z iem O d z y sk a n y ch », 1947, z. 2;

Z. D u l c z e w s k i, A. K w i l e c k i, S p o le cz e n stw o w ielk op olsk ie w osa d n ictw ie Z iem Z ach odn ich, P oznan, 1962;

Z. T. W i e r z b i c k i, A d a p ta cja e m ig ra cji ze w si Zm i^ ca (p ow ia t lirru now ski) na Z eim iach Z a ch od n ich, « P r z e g lg d Z a c h o d n i», 1960, № 1;

J. P a w l o w s k a, Niektore zw y g za je G o ra li P o d h a la n sk ich w e w s i K ra ja n ow, p ow ia t N ow a R uda, «P ra ce i M ateri­ aly E tn o g ra ficz n e », 1964, t. 23.

26 K. Z y g u l s k i, R epatrianci na Z iem iach Z a ch od n ich, «S tu diu m s o c jo lo g ic z n e », P oznan, 1962;

M. L a t u с h, M ig r a c je zew ngti-zne na P om orzu Z a ch od n im w latach 1955— 1959, to w a rz y s z^ ce im zm ia n y i niektore za gu dn ien ia p rzystosow a n ia sig repatrian tow d o n o w e g o sro d ow isk a, «L u d », 1965, t. 49.

27 S. N o w a k o w s k i, P rzeob ra zen ia s p olecz n e i a d a p ta cja reem igra n tow w P o l sce, « M y s l W s p o lcz e s n a », 1950, № 7;

W. M a r k i e w i c z, P rzeob ra zen ia w sw ia d om o sei n a ro d o w ej re e m ig ra n to w polskich z F ra n cji, P ozn a n, 1960;

К. P u d 1 о, T. S к a r z у ri­ s k i, Z b a da n nad kultur^ lu d o w § reem ig ra n tow polsk ich z Z ra n cji, « Z e s z y ty E tn o g ra ­ ficzn e M u zeu m S lg sk ie g o w e W ro c la w iu » ;

M. M e y s n e r - R o s t w o r o w s k a, Z badan nad kultur;

j lu dow ^ re e m ig ra n tow polsk ich z Rum unii na D oln ym Slijsku, там же;

К. K w a s n i e w s k i, Z ba da n n ad kulturg lu dow ^ reem igra n tow polskich z Bosni, там же.

28 A. K w i l e c k i, L ic z e b n o s c i rozm ieszcz en ie grup m n iejsz osci n a rod ow ych na Ziem iach Z a ch od n ich, « P r z e g lg d Z a ch o d n i», 1964, № 4;

е г о ж е, G rupa Lem kow na Ziem iach Z ach od n ich, w p ra cy zb io ro w e j «T w orzen ie sig n o w e g o spoleczen tw a...», S. B r o n n s z t e j n, A n k ietow e badania lu d n osci zy d ow sk iej D o ln e g o Sl^ska, «B iu le tyn Z y d o w s k ie g o Instytutu H is to r y c z n e g o », 1963, № 47— 48;

K. H o f m a n - L i a n d z i s, К. P u d 1 o, Z badan nad kultur^ lu d n osci greckiej na D oln y m Sl^sku, « Z e s z y ty E tn og ra ficzn e M u zeu m S la sk ieg o w e W ro c la w iu » ;

L. M. S z w e n g r u b, Filiponi. Grupa ta ro o b rz g d o w co w w p o w ie cie M r^ g o w o, w o je w o d z tw o olsztyn skie, «E uh em er», 1958, № 2— 3.

Вологодская областная научная библиотека 74 3. Я севи ч л я х 29. Н уж но такж е отметить и статьи, представляющие собой отчеты о б исследованиях и информации о публикациях результатов этих ис­ следований 30.

В заключение необходимо сказать о значении социологических и эт­ нографических исследований на Западных землях. Эти исследования сыграли больш ую роль в развитии научных дисциплин. Для польских социологов они были первыми организованными после войны полевыми работами и значительно обогатили методику этих работ. Для этногра­ фов они имеют иную ценность. Проведение этих исследований в райо­ нах, где традиционная крестьянская культура или перестала сущ ество­ вать, или ж е подвергалась быстрым изменениям, направило их внима­ ние на современные культурные преобразования. Итоги этих исследова­ ний оказы ваю т влияние на широкий круг польских этнографов, вызы­ вают у них интерес к современной проблематике.

Д ругим положительным ф актом в исследованиях на Западных землях является совместная деятельность.представителей разных на­ учных дисциплин: этнографии, социологии, демографии, географии, ис­ тории и др. Это ведет к расширению тематики исследований и обогащ а­ ет их методы. Несомненно, что благодаря этим исследованиям получен материал для разработки многих важных теоретических проблем, и в частности — проблем миграции и поселений, теории формирования л о­ кальных групп, а такж е теории культурных влияний и преобразований в результате миграции.

Исследования на Западных землях служ ат не только научным це­ лям. С са м ого своего начала они были связаны с практическими потреб­ ностями. Они помогали и помогают решать целый ряд проблем, связан­ ных с организацией общ ественной и культурной жизни на этих землях.

Н уж но при этом подчеркнуть, что именно на Западных землях возникли более тесные, чем в других областях, контакты представителей властей с научными работниками. Исследования социальных и культурных пре­ образований на Западных землях имеют такж е важное значение для развития общ ественного и политического сознания их населения.

Выводы этнографических и социологических исследований, показы­ вающ ие организационную деятельность и активность общ ества, широко популяризируются путем проведения отчетов, передач по радио, публи­ кации статей в прессе.

Н ужно, наконец, подчеркнуть значение исследований на Западных землях для меж дународной политики, в особенности для полемики с западнонемецкими ревизионистами, которы е пытаются подкрепить тер­ 29 «P a m ig tn ik i o sa d n ik ow Z iem O d z y s k a n y ch », P ozn a n, 1963;

«T u jest m oj dom Pam igtn iki z Z iem Z a ch od n ich i P o ln o cn y ch, W a rsza w a, 1965;

см. так ж е: Z. D u l ­ czewski, P am igtn ik i osa n d ik ow ja k o m aterialy n au k ow e do historii i socjog ra fii osa d n ie tw a na Z iem ia ch O dzysk an ych, « P r z e g l^ d Z a c h o d n i», 1958, № 1.

30 J. B u r s z t a, P rzeg l^ d i persp ek tyw y ba da n e tn o g ra ficzn y ch na P om orzu Za ch od n im, « L u d », 1965, t. 49;

B. C h m i e l o w s k a, R o z w o j badan s o cjo lo g is z n y ch na P o m o rzu Z ach o d n im w latach 1945— 1961, «P rzeg lcjd Z a ch od n io — P om orsk i», 1964, № 1;

Z. D u l c z e w s k i, P roblem a tyk a ba da n s o s jo lo g ic z n y c h na Z iem iach Zachodnich, « P r z e g lq d Z a ch o d n i», 1959, № 1;

е г о ж е, P u b lik a cje s o c jo lo g ic z n e i dem ogra ficzn e о Z ie m ia ch Z a ch o d n ich i P oln och y ch 1945— 1960, « P rz e g lg d Z a ch o d n i», 1960, № 1;

е г о ж е, W spra w ie b a da n s o c jo lo g ic z n y c h nad tw orzen iem sig n ow y ch spoteczn osci regio u aln ych na Z iem iach Z ach od n ich, «P rze g l^ d Z a ch od n i», 1966, № 4;

Z. Q о s t k о w s k i, K. 2 у g u 1 s k i, B adan ia s o c jo lo g ic z n e na S lgsku O polskim, «P rz e g lg d S ocjolog icz n y », 1960, t. 15, z. 2;

A. K w i l e c k i, O rg a n iza cja i problem atyka badan so cjo lo g icz n y ch na Z iem i Lubuskiej w latach 1945— 1960, «R o cz n ik L u buski», 1962, t. 3;

е г о ж е, Tematyka i zn a czen ie badan s o c jo lo g ic z n y c h na Z iem ia ch Z a ch od n ich, «K ultura i Spoleczen stw o», 1965, № 3.

Вологодская областная научная библиотека Интеграция на З а п а д н ы х и С евер н ы х п ол ьск и х зем лях риториальные претензии лживыми аргументами -о культурном регрес­ се и общ ественной дезорганизации на этих землях. Прекрасной отпо­ ведью на них являются польские научные работы, основанные на мето­ дичных и длительных полевых исследованиях, показывающие общ ество этих земель, динамично развивающ ее св ою культуру.

S UMMA R Y The p ro ce sse s o f so cia l and cu ltu ral in tegra tion in P o la n d ’ s N orthern and W estern territories are a con se q u e n ce o f m ig ra tion s and o f s o cia l and cultural ch anges. The term «social in te g ra tio n » is d esign ed to n om in ate the process o f form ation of new territorial com m unities e m e r g in g in the cou rse o f p e op lin g a certain loca lity : villa ge, tow n or d is­ trict. The su b je ct o f stu dy in the p rob lem s of socia l in tegra tion is the gradual d ev elop ­ ment o f com m u n a l ties ren d erin g p rim a rily stran ge but n o w n eigh b ou rin g people to a fun ction ally linked society.

Cultural in te g ra tio n is the p rocess o f the cultural u n ifica tion of variou s groups, h th n ological and s o c io lo g ic a l stu dies o f socia l and cultural in tegra tion of P ola n d ’ s Northern and W estern territories are o f a con sid era b le practical sig n ifica n ce. They co n ­ tribute to the s olu tion o f a num ber o f problem s con nected w ith the org a n iza tio n o f social and cultural life in these territories. These studies d isp rove the fab rica tion s o f W est G er­ man revisio n ists about cu ltu ral regress and socia l d isorg a n iza tion in the p op u la tion of Northern and W estern territories o f P ola n d.

Вологодская областная научная библиотека ДИСКУССИИ И ОБСУЖДЕНИЯ J1. М. С а б у р о в а ПО ПОВОДУ СТАТЬИ Г. Г. ГРОМОВА И Ю. Ф. НОВИКОВА «НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ АГРОЭТНОГРАФИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИИ»

Статья Г. Г. Громова и Ю. Ф. Н овикова «Н екоторы е вопросы агроэт нографических исследований» 1 имеет целью привлечь внимание иссле­ дователей к методологическим вопросам указанного раздела науки, по­ казать правильный принцип подхода к этнографическому изучению сель­ скохозяйственной техники. Такая цель сама по себе заслуживает вся­ ческого поощрения. О сведомленность авторов в чисто технических во­ просах работы пахотных орудий дает им возмож ность привести новые и, с нашей точки зрения, интересные для специалистов данные (напри­ мер, о зависимости различных форм креплений орудий от почвы и др.).

Однако характер статьи и ее рекомендации вызывают возра­ жения.

Г. Г. Гром ов и Ю. Ф. Н овиков считают, что орудия, как и другие эле­ менты культуры, связаны преж де всего с общественно-экономическими и географическими условиями жизни народа и лишь во вторую очередь и в значительно меньшей степени могут считаться следствием особенно­ стей культуры и быта, присущих какой-либо этнической общности (стр. 92). Аргументируя тезис о зависимости орудий от социально-эко­ номических и географических условий, авторы говорят о неприятии его зарубеж ны ми и в известной мере советскими учеными. Это утвержде­ ние (как и некоторые другие) требует уточнения. Оговоримся сразу, что мы имеем в виду только советских этнографов.

Нельзя не согласиться с авторами статьи в том, что при агроэтногра фических исследованиях, в частности при изучении сельскохозяйствен­ ных орудий, необходим о учитывать социально-экономические факторы и естественно-географические условия: ландшафт, почву, климат и т. д.

Не подлежит такж е сомнению, что комплексный подход к решению про­ блемы чрезвычайно перспективен. Вероятно, есть смысл настаивать на этом еще раз, хотя советские этнографы, как правило, учитывают эти факторы. Для краткости сошлемся на работы Д. В. Найдич, уделявшей много внимания изучению пахотных орудий восточных славян. В ее статье «О принципах классификации пахотных орудий», хорош о извест­ ной Г. Г. Гром ову и Ю. Ф. Н овикову и цитируемой ими, говорится: «Каж ­ дое пахотное орудие было приспособлено к ландшафту местности, где оно применялось (степи, л есу), и почвам: тяж елому чернозему, камени­ стой, лесной, легким песчаным почвам. Реш ающ ее значение при созда­ нии того или иного орудия имела система земледелия (поднятие цели­ ны, залеж ная система, с перелогом, подсека с лесным перелогом, паро­ 1 См. «С о в. этн огр а ф и я », 1967, № 1.

Вологодская областная научная библиотека О статье «Н екот оры е в оп р осы агроэт нографических и ссл едова ни й »

вая)... Крестьяне прекрасно знали, какая деталь и при каком именно расположении по отношению к другим деталям дает наилучший резуль­ т а т » 2. Как видим, в исследовании Д. В. Найдич речь идет как раз о тех факторах, которые берут под защиту авторы обсуж даем ой статьи.

В написанном Д. В. Найдич разделе о пахотных орудиях в томе «Н а ­ роды Европейской части С С С Р » такж е говорится, на каких почвах и при каких системах земледелия применялись те или иные пахотные ору­ дия (соха, косуля, плуг, рало) 3.

Такая ж е определенность в отношении социально-экономических и почвенно-климатических ф акторов прослеж ивается и в посмертно п уб­ ликуемой статье Д. В. Найдич «П ахотны е и боронильные орудия», в ко­ торой говорится: «В разных районах соха имела разное устройство в зависимости от различия почв и рельефов, систем земледелия и этниче­ ских традиций, степени богатства хозяев и свойств разводимых расте­ ний»4. Таким образом, здесь учитываются самые разнообразные факто­ ры, в том числе и этнические традиции (но не только они). В той же статье Д. В. Найдич подчеркивает, что «сохи отличались в зависимо­ сти от почвенных условий различной формой, установкой, шириной рас­ сохи и полицы, размерами сошников, местом прикрепления тягловой си л ы »5.

Ч исло примеров мож но увеличить, однако и из приведенных видно, что первое положение, которое, по мнению авторов, требует своего ут­ верждения, давно принято советскими этнографами. Как видно из ска­ занного, меж ду авторами статьи и остальными советскими этнограф а­ ми нет разногласий по вопросу о значении почвенно-климатических и иных ф акторов для конструкции пахотных орудий.

Этого нельзя сказать относительно общ ей концепции авторов. Однако для того, чтобы выяснить ее, необходим о свести воедино имеющиеся в статье на этот счет высказывания, так как их нельзя рассматривать как однозначные.

Объявляя сельскохозяйственную технику областью народной культу­ ры (стр. 80), авторы в то ж е время считают, что она не имеет отношения к этническим особенностям (стр. 8 1 ), что в ней отраж аю тся не этничес­ кие, а культурные традиции. На стр.. 92 читаем: «Учет этих факторов (социально-экономических, почвенно-климатических и др.— Л. С.) в агроэтнографических исследованиях позволит по достоинству оценить значение и степень влияния тех причин (?! — Л. С.), которые столь часто называют этническими, и которые отраж аю т лишь устойчивое бы това­ ние культурной, а не этнической традиции у тех или других групп на­ селения, традиции, являющейся формой закрепления рациональной, практической деятельности человека». При сопоставлении цитат отчет­ ливо выявляется их противоречивость, так как получается, что сельско­ хозяйственная техника — это область народной культуры, не имеющая ничего общ его с этн осом, т. е. с народом, а являющаяся результатом культурных традиций.

К культурным традициям авторы относят особенности орудий тру­ да, пищи, покроя одеж ды, конструкции жилища, к этническим — кера­ мику, орнамент, обряды, фольклор. Культурная традиция, по мнению авторов, и, видимо, в противовес этнической является формой закрепле­ ния рациональной, практической деятельности человека.

2 «С о в. этн огр а ф и я », 1959, № 1, стр. 41.

3 «Н а р о д ы Е вр оп ей ск ой части С С С Р », т. I, М., 1964, стр. 167— 169.

4 «Р у сск и е (И стори к о-этн огра ф и ч ески й а т л а с )» (в печ ати ), стр. 32.

5 Там же.

Вологодская областная научная библиотека 78 Jl. М. С а б ур ова Заметим, что разделение на этнические и культурные традиции на не каж ется сколько-нибудь аргументированным и вообщ е оправданны?

к чему мы еще вернемся несколько ниже. Авторы обсуж даемой стать придерживаются на этот счет другого мнения и объявляют об отсутс вии этнических признаков в пахотных орудиях, а также, как они дак понять, и в других сторон ах материальной культуры — жилище, олея де, режиме питания (стр. 9 2).

П о отношению к сельскохозяйственным орудиям эта мысль довольн определенно выражена в следую щ ем абзаце: «Соха-цапулька и саба не схож и не потому, что употреблялись разными этническими rpvi пировками, а потому, что выполняли совершенно различные технолог:

ческие функции» (стр. 82).

Отрицание национальной основы сельскохозяйственных орудий i является новым. О б этом говорилось еще 30 лет назад и даж е в боль язвительной форме. Так, критикуя работу Д. К. Зеленина «Русская сох и ее виды», П. Н. Третьяков писал: «Бесчисленное многообразие фор сохи является, по Зеленину, такж е фактом позднейшего порядка, выт кающим из „недремлю щ его ум а “ русского крестьянина-землепашца изыскивающ его все время лучшее устройство пашущего орудия, отв чающ его тем или иным конкретным условиям. Индо-европеистская, фо;

малистическая подоплека этой схемы совершенно ясна, если даже оп;

стить многочисленные высказывания Д. К. Зеленина относительно pyi ской национальной культуры, продуктом которой будто бы и являете соха... П роисхож дение сохи следует искать в подсечном земледелш форме хозяйства, не связанной ни с какой национальной к ультурой »6.

Разительное сходство этих положений бросается в глаза, хотя автор:

обсуж да ем ой статьи и не столь последовательны в своих взглядах. На представляется, что при наличии предшественников по выдвигаемой иде авторам не следовало бы ограничиваться просты м ее воспроизведение»

Читатель вправе ж дать какой-то системы доказательств в пользу выдв?

гаемого положения, хотя бы объяснения, например, почему соха возни?

ла на территории расселения русских и даж е получила название «рус ская соха». Н есмотря на многообразие ее видов, их приспособленность определенным микроклиматическим и почвенным условиям, в ней, дей ствительно, прослеж ивается общ ая схема развития.

Конечно, соха возникла вследствие определенных почвенно-климап:

чееких и социально-экономических условий, но на территории расселе ния определенной этнической общ ности, и впоследствии была заимствс вана другими этническими группами с переходом их к земледелию. О этом свидетельствует и терминология — названия орудия и его отдель ных частей,— например, у народов П оволжья.

В статье Г. Г. Громова и Ю. Ф. Н овикова утверж дается, что этногра фы меньше занимаются изучением орудий для характеристики хозяйст венного быта и в большей степени «изучаю т конструктивное своеобра зие орудий земледелия, ареалы распространения этих своеобразных чер и связанные с этим проблемы культурных взаимовлияний, миграций эт нических групп и т. д., и т. п.» (стр. 81). Это утверждение также не сов сем верно. В работа х советских этнограф ов первый аспект представле:

более полно, чем второй. О б этом свидетельствуют вышедшие в све' том а серии «Н ароды мира» и этнографические монографии. Такая на правленность вытекает из принципов комплексного изучения традицион ной и современной культуры народа, который принят в советской этно 6 П. Н. Т р е т ь я к о в, П од сечн ое зем леделие в В осточ н ой Европе. «Извести:

Г А И М К », т. X IV, вып. 1, М.— Л., 1932, стр. 25.

Вологодская областная научная библиотека О статье « Н екот орые в оп р осы агроэт нографических и ссл едова ни й » графии. Советские этнографы исходят из того, что хозяйственная жизнь того или иного народа или этнографической группы, в том числе и ха­ рактер сельскохозяйственной техники, является важным показателем развития производительных сил. П оэтом у изучение этих вопросов про­ водится не только комплексно, но и в историческом разрезе, что позво­ ляет правильно понять те изменения, которые происходят у различных народов в определенные исторические периоды и в различных местно­ стях. Этнографы руководствую тся при этом указанием В. И. Ленина о том, что «земледелие в Калуж ской губернии не то, что в Казанской... Не учитывать во всех этих вопросах местных отличий значило бы впадать в бюрократический централизм...»7.

С такими ж е критериями этнографы подходят и к изучению совре меннности, стремясь проследить определенные процессы в развитии культуры.

Второй аспект, который каж ется авторам преобладающ им в этногра­ фических исследованиях, представлен в них значительно слабее.

С ледовало бы говорить о необходим ости развертывания обоих на­ правлений в работа х советских этнограф ов, так как неразработанность их делает затруднительной и в известной степени малоэффективной по­ лемику по этим вопросам. Проведенные работы имеют еще фрагментар­ ный характер как в тематическом отношении, так и по охвату терри­ тории.

Вероятно, неразработанность вопроса повинна в том, что авторы о б ­ суж даем ой статьи строят свои доказательства на отдельных примерах, а не на совокупности ф актов. Очевидно, что до тех пор, пока доказатель­ ства будут базироваться на отдельных примерах, что неизбежно при с о ­ временном уровне изученности вопроса, выводы вряд ли можно будет назвать бесспорными.

О недостаточном внимании этнограф ов к разработке этгй тематики говорит и число работ, на которые ссылаю тся авторы статьи: всего не­ сколько названий (включая и тезисы докладов) — и это почти за трид­ цатилетний период (с 1938 г.).

П равда, при таком небольш ом числе работ, которые находились в поле зрения авторов, мож но было ож идать более внимательного их про­ чтения или объяснения мотивов критики.

Так, в тезисах Н. Н. Ч ебоксарова (названных в первой по порядку ссылке не совсем точно) говорится, что различия в орудиях выделяемых трех подобластей на территории Прибалтики обуславливаю тся «разны­ ми причинами— неравномерностью темпов социально-экономического развития, особенностям и естественно-географических условий и, нако­ нец, исторически сложившимися этническими традициями, частично вос­ ходящ ими к глубокой древности к периоду первобытнообщ инного — с т р о я » 8. П ри характеристике каж дой подзоны автор также останавли­ вается на конкретных социально-экономических и естественно-географи­ ческих условиях, на защ иту которых встаю т Г. Г. Громов и Ю. Ф. Но* виков.

Д алее в тезисах указывается, что границы между подобластями, «не совпадая ни с современными, ни с позднефеодальными этническими гра­ ницами, отраж аю т, в известной степени, более раннее размещение основ­ ных племенных групп населения Прибалтики, сущ ествовавш ее до обр а­ 7 В. И. Л е н и н, О двой н ом подчинении и законности, С об р. соч., т. 33, стр. 327.

8 Н. Н. Ч е б о к с а р о в, О сн овн ы е итоги р а б о т П ри балти й ской этн огр а ф о-а н тро пологической экспедиции 1954 г., «Т ези сы д ок л а д ов на сессии Отделения исторических наук, на пленуме И н сти тута и стории материальной культуры и сессии У чен ого с о ­ вета И н сти тута этн ограф и и им. Н. Н. М и к лухо-М ак лая, посвящ ен ны х итогам а р хеол о­ гических и этн огр аф и ческ и х исследован и й 1954 го д а », М., 1955, стр. 19.

Вологодская областная научная библиотека 80 Jl. М. С а б ур ова зования литовской, латыш ской и эстонской н ародн остей »9. Видимо, это положение и упоминание об этнических традициях и квалифицируется в обсуж да ем ой статье как «упрощ енная схема развития истории зем­ ледельческой техники» (стр. 81 ), хотя авторы и не говорят, почему столь одиозно такое сопоставление, раз совпадение на самом деле имеет место.

Из крупных работ Г. Г. Громов и Ю. Ф. Новиков упоминают лишь книгу П. И. Кушнера «Этнические территории и этнические границы», что следует считать, однако, недоразумением. Д умается, что П. И. Куш неру менее всего можно адресовать упрек в том, что он якобы следует «проторенной дорогой формально-типологических классификаций»

(стр. 81).

На наш взгляд, гибкость в использовании этнических определите­ л е й — одна из основных особенностей книги П. И. Кушнера, которая ни­ как не мож ет быть отнесена к разряду формалистических. В работе вы­ делены главные и второстепенные признаки для определения этнических общ ностей: к первым отнесен язык, ко вторым — некоторые стороны ма­ териальной культуры, однако сельскохозяйственная техника в этом раз­ деле книги не рассматривается (стр. 8— 9 ). Д алее говорится об исполь­ зовании в качестве этнических определителей таких данных, как этниче­ ское происхождение, топонимика, археологические источники (стр. 9— 10);

в то же время больш инство явлений духовной культуры рассматри­ ваются как неустойчивые и потом у малодоказательные для установле­ ния этнических различий (стр. 9 ). П о мнению П. И. Кушнера, не содер­ жание, а форма культуры хранит этнические, народные, национальные черты (стр. 7 ).

Не привлекается сельскохозяйственная техника и во второй части ис­ следования, посвященной этническому прош лом у народов Прибалтики.

Раздел этой части книги, в котором используются этнографические дан­ ные, называется «Географ ическое распространение западно-литовского жилища, национальной одеж ды и орнамента в Восточной Пруссии в на­ чале X X в.» и полностью соответствует своему названию. Лишь в главе «А рхеологические источники, касающ иеся истории древнейшего населе­ ния ю го-восточной П рибалтики» приводятся все вещественные памят­ ники по археологическим материалам (в том числе и отдельные части оруди й ), как это принято у археологов.

Ссылаясь на П. И. Кушнера, авторы пишут: «В подобных работах орудия земледельческого п роизводства ставятся в один ряд с типом бы­ тующ ей в данной этнической области керамики, с характером орнамен­ тов на одеж де, с такими явлениями, как обрядность, фольклор и пр.»

(стр. 81). Как уж е отмечалось, в работе П. И. Кушнера современная сельскохозяйственная техника не рассм атривается;

оценка фольклора и обрядности как этнических определителей такж е противоположна той, которую предлагаю т Г. Г. Громов и Ю. Ф. Новиков. Это, к сожалению, не единственная неточность в статье. Такое отношение к источникам, тем более со стороны этнограф ов и в этнографическом журнале, крайне удивляет.

Мы вовсе не хотим сказать, что работы советских этнографов лише­ ны недостатков и не подлеж ат критике (в том числе и в отношении уче­ та тех факторов, о которых идет речь в статье Г. Г. Громова и Ю. Ф. Но­ ви кова). В озм ож но, в отдельных случаях не полностью учитываются эти факторы или ж е это делается недостаточно убедительно. Детальный анализ этих, на первый взгляд общ еизвестных, положений иногда вы­ 9 Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Указ. раб., стр. 21.

Вологодская областная научная библиотека О статье «Н екот оры е в оп р осы агроэт нографических и ссл едова н и й »

падает из поля зрения исследователей. Не лишена таких недостатков и обсуж даемая статья Г. Г. Громова и Ю. Ф. Новикова. Н еобходимость исторического подхода в ней, по сущ еству, лишь декларируется, некото­ рые положения статьи демонстрируют как раз отсутствие такого под­ хода.

И зложение ведется по принципу единого потока, без учета историче­ ских периодов, естественно-географических и социально-экономических условий. Приводимые примеры относятся к различным историческим эпохам, к разным странам и народам, к различным природным, клима­ тическим и географическим зонам (Китай, Англия, Россия, долина Тигра и Евфрата и т. д.). Так, на стр. 90 читаем: «Если с помощ ью мотыги земледелец м ож ет обр аботать не более пяти сотых га, то, включив в этот процесс силу животных, он мож ет обр аботать до одного га». А вто­ ры не уточняют, на каких данных основано их утверждение, о каком вре­ мени, каких почвах и орудиях идет речь, хотя совершенно ясно, что оно не является универсальным.

Так ж е безотносительно ко времени и территории говорится, что степная залежная система сущ ествовала одновременно с подсечной, и т. д. Л аконизм и категоричность суждений наряду с отсутствием учета тех ф акторов, на важ ности которых справедливо настаивают авторы, приводят их иногда к неправильным формулировкам. Так, они пишут:

«Подсечная система не могла развиться в степных зонах, при относи­ тельно засуш ливом климате» (стр. 86). То обстоятельство, что в степях отсутствуют леса, на сведении которых базируется подсечная система, совершенно не смущ ает авторов.

Характер обсуж да ем ой статьи несколько необычен: очевидные и при­ знанные положения объявляю тся спорными, а действительно спорные приводятся как сам о собой разумеющ иеся, без всяких доказательств.

К ним преж де всего относится предлагаемое авторами разделение на этнические и культурные традиции, уж е упоминавшееся выше. Такое разделение нам не каж ется плодотворным. Наличие социально-эконо­ мической опричиненности явлений еще не мож ет служить основанием для отрицания их этнических особенностей.

Распространенность одних и тех ж е орудий у различных этнических общностей в разных природно-экономических условиях, как и смена одних орудий другими, не мож ет рассм атриваться как доказательство отсутствия их этнической принадлежности. При переселениях те или иные этнические общ ности приходят на новое место не с голыми руками, чтобы здесь изобретать все заново, а, как правило, с имеющимися у них орудиями или навыками их изготовления. В зависимости от конкретных условий эти орудия используются так же, как на прежнем месте, видоиз­ меняются или ж е заменяю тся другими. Впрочем, сведения такого рода можно найти и в статье Г. Г. Громова и Ю. Ф. Новикова, которые пишут:

«С появлением европейцев в Центральной и Ю жной Америке слож и­ лась смешанная система, когда предпосевная обработка полей под куку­ рузу производилась „плуж н ы м " методом, а дальнейший уход за расте­ ниями — с помощ ью моты ги» (стр. 85). Следовательно, плужный метод был занесен сю да европейцами и привился здесь, несмотря на иные условия и другие культуры.

Переселяясь на новые места, русские крестьяне действительно неред­ ко отказывались от традиционных, привезенных с собой орудий, хотя и не ранее, чем убеж дались в их неприспособленности к местным усло­ виям. Однако и в местах исконного расселения русских в определенные периоды происходит замена одних орудий другими. Так, в конце XIX в.

в связи с развитием капитализма в стране смена орудий происходит (j Советская этн огр а ф и я, № б Вологодская областная научная библиотека 82 Jl. М. С а б ур ова особен н о бы стро, сф ера действия одних орудий, как например плугов, расш иряется, применение других орудий, например сох, суживается.

Этнические традиции обл адаю т значительной устойчивостью. Однако с течением времени они изменяются, что нельзя не признать, если исхо­ дить из фактов и руководствоваться диалектическим методом. Поэтому фиксация этнических признаков на определенный исторический период представляет несомненную ценность и должна входить в задачи этно­ графических исследований.

Таким образом, новым, но, несомненно, спорным в статье Г. Г. Гро­ мова и Ю. Ф. Н овикова является отделение этнических традиций от культурных. В то ж е время в статье нет никаких сведений о том, чем ха растеризую тся, откуда берутся и чем обуславливаю тся, по мнению авто­ ров, этнические традиции. В се эти вопросы представляют значительный интерес для дискуссии. Н о в ее основу следовало бы положить систему доказательств, которая, на наш взгляд, отсутствует в обсуждаемой статье.

SUMMARY G. G. G ro m o v and Yu. F. N ov ik ov raise in their a rticle (in «S ov ietsk a y a Ethnografia»

1967, № 1) som e im portan t p rob lem s con n ected w ith the eth n ogra ph ic studies in agri­ cu ltu ral techniques. T h ey c o rre c tly d ra w particu lar attention to the in flu ence on agri­ cu ltu ral to o ls o f clim a tic, socia l, econ om ic, and other factors. But som e of the authors’ theses appear du b iou s o r p o o r ly m otiva ted. The m ain con clu s io n s o f N ovik ov and Gro ir o v are b a sed o n their distin ction o f ethnic and cultural traditions. But this separation o f co n ce p ts is d on e w ith ou t any fa ctu a l substan tiation or p r o o f;

this m akes their con­ clu s io n s less co n v in c in g than it m igh t oth erw ise have been.

Вологодская областная научная библиотека М. В. К р ю к о в О СООТНОШЕНИИ РОДОВОЙ И ПАТРОНИМИЧЕСКОЙ (КЛАНОВОЙ) ОРГАНИЗАЦИИ (К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА) * За последние годы в советской исторической науке заметно оживил­ ся интерес к теоретическим проблемам рода, исторической эволюции родовых институтов и их соотношения с другими формами социальной организации. Это обстоятел ьство отню дь не случайно. Непрерывное на* копление этнограф ического материала по различным народам мира, на­ ходящимся или находившимся в недавнем прошлом на этапе родового строя, а такж е результаты изучения древнейших письменных, в первую очередь древневосточных, памятников позволяю т сейчас более или ме­ нее конкретно исследовать многие аспекты истории родовой организа­ ции, которы е во времена М органа могли быть освещены лишь в самом общем виде. Тем не менее многое в понимании истории рода продолжает оставаться дискуссионным. Противоречивые мнения высказываются по вопросу об историческом соотношении рода и племени, рода и семьи, рода и общины. Нет единства во взглядах и на сущ ность самого поня­ тия «р од ».

В больш инстве работ, в которых в той или иной связи затрагивается проблема рода, авторы пользую тся термином «р од », не давая его опре­ деления. Н о в тех случаях, когда такие определения приводятся, они не всегда оказы ваю тся идентичными.

Так, Ю. А. Сем пишет, что «п од родом в советской исторической кауке понимается основная общ ественно-экономическая ячейка перво­ бытнообщинного строя, объединяющ ая коллектив кровных родственни­ ков, связанных общ ими хозяйственными, общественными и культовыми узами» '. В этом определении экономическая общ ность рассматривается как один из органических признаков рода. О тсю да с очевидной законо­ мерностью вытекает, что, по мнению данного автора, род как таковой перестает сущ ествовать, как только экономическая общ ность членов рода распадается. В отличие от этого, Б. О. Д олгих пишет, что «родом мы считаем экзогамную группу родственников эпохи родо-племенного строя, верящих в общ ее свое происхож дение, имеющих свое название и связанных обы чно рядом прав, обязанностей и традиц и й»2. Здесь един­ * П убли к уя в д и ск усси он н ом п оря д к е ста тью М. В. К рю кова, редакция надеется получить отклики читателей к а к по су щ е ств у подним аем ы х в ней проблем, так и о т н о ­ сительно пра в ом ерн ости предл агаем ой а втор ом замены термина «п а трон и м и я» терм и­ ном «к л а н ».— Р е д.

1 Ю. А. С е м, Р о д о в а я организация нанайцев (X V I I — начало X I X в.), Л., 1959, стр. 10.

2 Б. О. Д о л г и х, Р о д, ф ратрия, племя у н а р од ов С еверной Сибири, М., 1964, стр. 1— 2.

6* Вологодская областная научная библиотека 84 М. В. К р ю к ов ство хозяйственной жизни рода не рассматривается как необходимый признак этой формы социальной организации;

поэтому, в частности, автор констатирует наличие в X V III— X IX вв. родов у нганасан, эвен­ ков, юкагиров и других народов Сибири, хотя эти роды не имели каких-либо хозяйственных функций3. Наконец, Н. А. Бутинов полагает, что род в силу закона экзогамии никогда не был и не мог быть эконо­ мической единицей4.

Учитывая тот факт, что род на протяжении своей истории претерпел сущ ественную эволюцию, некоторые исследователи предпринимают по­ пытку дать характеристику родовой организации на разных этапах ее развития. Ю. И. Семенов, например, выделяет несколько этапов разви­ тия рода и предлагает специальные термины для обозначения рода, находящ егося на том или ином э т а п е 5, но при этом общ его определения рода, в отличие от других форм социальной организации, этим автором предлож ено не было. Очевидно, что при решении вопроса об определе­ нии понятия «р о д » необходим о учитывать как эволюцию рода, так и то общ ее, что остается характерным для него на всем протяжении его исто­ рии. «В силу этого,— отмечает М. О. Косвен,— в результате всех суще­ ствую щ их попыток дать определение рода остается единственно пра­ вильным и адекватным определение его как совокупности всех родст­ венников, ведущ их происхож дение от общ его п р ед к а »6. Такое опреде­ ление рода, правильно выражая его сущ ество, является, однако, недо­ статочно полнымг так как не включает указания на некоторые основные черты этого социального института. JI. Г. М орган давал, как известно, другую, более развернутую характеристику рода, определяя его как «со­ вокупность кровных родственников, происходящ их от одного общего предка, отличающ ихся особы м родовым именем и связанных узами кро­ в и » 7. И сходя из этого, мы мож ем, по-видимому, определить род как экзогамный коллектив, представляющий собой совокупность кровных родственников, ведущ их происхождение от общ его предка и носящих общ ее родовое (тотем ное) имя, Анализируя родовую организацию в ее двух исторических формах — материнской и отцовской, М орган, как известно, обозначал их одним и тем ж е термином: гене (g e n s). Впоследствии наметилась тенденция к употреблению различных терминов (gen s и clan) для обозначения мате­ ринского и отцовского рода. П озднее в английской этнографической школе общ еупотребительны м термином для обозначения понятия «род»


стал клан. Р. Л оуи, напротив, предложил пользоваться новым терми­ н о м — « с и б » (s ib ), который затем прочно вошел в американскую науч­ ную литературу. Ч то касается русской терминологии, то в конце XIX — начале X X в. для нее было характерно употребление терминов «клан»

и «ген е» как полных синонимов наряду со славянским термином «род», который впоследствии вытеснил оба заимствованных слова. Тендеьция к расш ирительному толкованию одного термина, служ ащ его для обоз­ начения двух исторических форм рода, объективно способствовала тому, что этот термин стал применяться такж е и к различным по своему ха­ рактеру социальным институтам, отличающ имся от рода в собственном 3 Б. О. Д о л г и х, У каз. раб., стр. 7.

4 Н. А. Б у т и н о в, П р ои схож д ен и е и этнический со ст а в коренного населения Н о в о й Гвинеи, в кн. «П р обл ем ы и стории и этнограф ии н а р од ов Австралии, Новой Гвинеи и Г авай ски х о с т р о в о в », Т р уд ы И н -та этн ограф и и А Н С С С Р, нов. серия (да­ лее Т И Э ) L X X X, М.— Л., 1962, стр. 181.

5 Ю. И. С е м е н о в, О периодизации первобы тн ой истории, «С о в. этнография», 1965, № 5, стр. 74— 93.

6 М. О. К о с в е н, Семейная общ ин а и патронимия, М., 1963, стр. 119.

' Л. Г. М о р г а н. Д ревнее о б щ е ст в о, Л., 1934, стр. 38.

Вологодская областная научная библиотека О соот нош ении р о д о в о й и патронимической ( к лановой) организации смысле слова. Своеобразной реакцией на это были попытки некоторых исследователей поставить вопрос об отказе от самого понятия «род»

ввиду его крайней неопределенности8.

Одним из наиболее распространенных проявлений такого неопреде­ ленно-расширительного употребления термина «р од » является отож ­ дествление рода и больш ой семьи. Ф. Энгельс подчеркивал значение вывода JI. М органа о том, что род не мож ет состоять из семей, так как в силу экзогамии «м у ж и жена неизбежно принадлежат к двум различ­ ным р о д а м » 9;

на недопустимость смешения понятий «р о д » и «семья»

со всей определенностью указывал один из первых русских популяри­ заторов учения К. М аркса в России Н. И. Зибер 10. И тем не менее в исследованиях последнего времени приходится сталкиваться с утверж­ дениями о том, что род у того или иного народа состоит из семей п. Воз­ вращ ает ли это нас ко времени Нибура и М оммзена, которые, по сло­ вам Энгельса, не справились с вопросом о римском генсе, так как видели в нем группу семей? Или же эти выводы означают, что выдвинутое Л. М органом понимание сущ ности рода устарело и долж но быть заме­ нено новым? 12. П о-видимому, утверждения о том, что род м ож ет состо­ ять из семей, являются следствием объективного факта существования такой формы социальной организации, которая обнаруживает внешнее сходство с родом, но в то ж е время базируется на принципах, лежащих в основе больш ой семьи. Таким образом, за род ошибочно принимается институт, относящ ийся к третьему, самостоятельному типу социальной организации.

Одним из первых к пониманию этого фактора пришел известный английский этнограф Р. Фёрт. Изучая социальную организацию на о. Ти копия в Полинезии, Ф ёрт пользовался для ее обозначения традиционным термином «клан» (c la n ), хотя вынужден был признать, что ему при­ ш лось иметь дело с формой социальной структуры, существенно отлича­ ющейся от того, что обычно понимается под этим термином 13. Исходя из осьовной особенности «клана» на о. Тикопия, заключавшейся в непре­ рывной сегментации первоначальной группы на более мелкие подразде­ ления в соответствии с разграничением прямой и боковых линий род­ ства, Р. Фёрт предложил специальный термин «ram age», выражающий эту идею сегментации, ветвления.

Р. Ф ёрт впервые дал характеристику родственных групп этого типа, основные черты которы х м огут быть сведены к следующ ему: 1) сходство с генеалогическим деревом, разрастающ имся по мере ветвления ствола;

2) иерархическое соподчинение входящих в ram age ячеек;

3) дом охо­ зяйство как основная ячейка внутри группы;

4) каждая такая группа в принципе локализована 14.

8 А. Н. М а к с и м о в, Т еори я р о д о в о г о бы та, С П б., 1913.

9 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с, Соч., т. 21, стр. 102.

, 10 Н. И. З и б е р, И збр а н н ы е экон ом и чески е произведения, М., 1959, т. 2. стр. 273.

1 JI. А. Ф а й и б е р г, О ф орм а х социальной организации индейцев северо-за­ падн ой части ба ссей н а А м а зон к и в конце X IX — начале X X в., в кн. «Американский этн ограф и чески й сб о р н и к », ТИ Э, т. V I I I, М.— Л., 1960, стр. 136— 138;

D О. Д о л г и х, Указ. раб., стр. 3;

И. М. Д ь я к о н о в, К пробл ем е общ ины на Древнем В остоке, «В естн и к д ревн ей и стор и и », 1964, № 4, стр. 74— 80 и др.

12 Б. О. Д о л г и х поя сн я ет, что, по его мнению, м ор ган овск ое определение рода имеет отн ош ен и е к а р ха и ч еск ом у, м атер и н ск ом у, р од у, в отличие о г к отор ого п озд­ ний, патриархальны й р о д с о с т о и т из сем ей. Т акое толкование, одн ако, не м ож ет быть принято, та к как с в о е определ ени е р од а М ор ган дает в связи с анализом римского генса, к отор ы й х а р а к тер и зуется им как патриархальны й род.

13 R. F i г t h, W e, the T ikop ia, L on d on, 1938, pp. 344— 372.

14 Т ам ж е.

Вологодская областная научная библиотека 86 М. В. К рю к ов Существенный шаг вперед в характеристике этого особого типа со­ циальной организации был сделан Д ж. М ёрдоком. П о мнению Мёрдока, следует различать три типа родственных групп: «родственные группы, связанные общ н остью прож ивания» (residential kin groups) — к ним он относит семью (в том числе больш ую сем ью );

«кровнородственные груп­ пы» (con san gu in eal kin g ro u p s), включающие род и его подразделения;

и, наконец, «промеж уточны е родственные группы» (com prom ise kin g rou p s), к которым Д ж. М ёрдок относит «социальные группы, состоя­ щие из нескольких домохозяйств, главы которых ведут происхождение от общ его п р е д к а » 15. Такие социальные группы, которые Д ж. Мёрдок предлагает называть «кланам и» (в отличие от рода — sib), характери­ зую тся, по его мнению, следующими особенностями: однолинейность счета родства;

территориальное единство (клан совпадает с локальной груп п ой);

сущ ествование социальной интеграции внутри клана (такая социальная группа представляет собой не механическую сумму незави­ симых друг от друга семей, а предполагает определенную систему их соподчинения) 16.

По словам Д ж. М ёрдока, к пониманию факта существования трех типов социальной организации был близок Р. Лоуи, который тем не ме­ нее не сформулировал этого вывода. Но заслуга открытия этого третьего типа родственной организации, внешне напоминающего патриархальный род и ош ибочно принимаемого за таковой многими исследователями, не принадлежит такж е и сам ом у Д ж. М ёрдоку. Социальная форма того типа, который назван Д ж. М ёрдоком «кланом », была впервые изучена и описана М. О. Косвеном еще в 1931 г. под наименованием «патрони­ мии» 17;

под этим названием она и вошла в советскую этнографическую литературу. Согласно определению М. О. Косвена, «патронимия» пред­ ставляет собой группу больш их или малых семей, образовавш ихся в ре­ зультате разрастания и сегментации одной патриархальной семейной общ ины, сохраняющ их в той или иной мере и форме хозяйственное, об­ щественное и идеологическое единство и носящих общ ее патронимиче­ ское, т. е. образованное от собственного имени главы разделившейся семьи, наименование 18. Это определение в основе своей аналогично ха­ рактеристике «клана», данной Д ж. М ёрдоком. Несмотря на то, что точка зрения М. О. Косвена на историческое место «патронимии» принципи­ ально отличается от концепции Д ж. М ёрдока 19, тем не менее представ­ ляется весьма показательным тот факт, что эти два этнографа, стоящие на различных теоретических и методологических позициях, независимо друг от друга пришли к выводу о реальном существовании в истории общ ества такой социальной формы, которая д о недавнего времени не выделялась исследователями.

Этнографические исследования последующ их лет позволили выявить патронимическую организацию у многих современных народов мира — финно-угорских, славянских, тюркских, арабских;

на Кавказе, в Сиби­ ри, у индейцев в Северной Америке и т. д. 20. Существование патрони­ мической организации прослеж ивается такж е по данным древних и средневековых письменных источников: А. Я. Гуревич выявил ее в 1 G. P. M u r d o c k, S o cia l structure, N ew Y ork, 1949, p. 68.

16 Там ж е.

17 М. О. К о с в е н, Р а сп а д р о д о в о г о стр о я у уд м у р тов, «У ч. зап. Н аучно-иссле­ д о в а те л ь ск о го и н сти тута н а р од ов С ов е тск о го В о ст о к а », вып. 11, М., 1931.

18 М. О. К о с в е н, С емейная общ ина и патронимия, стр. 37.

19 ТаМ ж е, стр. 119;

G. P. М u г d о с к, У каз. раб., 74.

20 Б и бл и огр аф и ю см.: М. О. К о с в е н, С емейная общ ина и патронимия, стр.

94— 96.

Вологодская областная научная библиотека О соот нош ении р о д о в о й и патронимической ( к л ан овой ) организации раннесредневековой Н орвеги и 21, Л. В. Данилова — в Н овгороде X IV — XV в в.22, М. О. Косвен — у древних германцев и древних славян23, Е. М. М едведев — в древней И ндии2'4 Л. С. Переломов — в древнем Ки­, т а е 25 и т. д. В литературе встречаются такж е указания на то, что пат­ ронимическая организация сущ ествовала на древнем Ближнем В осто­ к е — в Ш умере, Вавилонии, Аррапхе, У гари те26. Наконец, большой интерес представляет опыт реконструкции социальных отношений, ха­ рактерных для патронимической организации, на археологических ма­ тери алах27.


Однако вместе с тем многие этнографы и историки или вообщ е отри­ цают сущ ествование патронимической организации как самостоятельно­ го социального института или ж е считают, что «патронимия» представ­ ляет собой второстепенную, сопутствую щ ую ф орму социальной органи­ зации 28. В этом отношении характерна и работа Ю. И. Семенова о периодизации первобытной истории, где понятие патронимической орга­ низации даж е не у п ом я н у то29.

Н ередко указы ваю т на неудовлетворительность сам ого термина «патронимия», предложенного М. О. Косвеном. Это соображ ение не ли­ шено известных оснований. Слово «патронимия» означает буквально «наименование по отцу» и в этом смысле термин широко употребляется как в советской, так и в зарубеж ной л и тературе30. Во избежание тер­ минологической путаницы родственную группу, внешним признаком которой является патройимия в узком смысле слова, следовало бы обозначить специальным термином. Учитывая тот факт, что понятие «патронимия» получило в нашей этнографической литературе достаточ­ но ш ирокое распространение, мож но было бы пользоваться им, вводя следую щ ую модификацию: термин «патронимия» употреблять в его бук­ вальном, первоначальном смысле (наследственное имя всех членов род­ ственной группы ), а для обозначения этой родственной группы как та­ ковой использовать производный термин, например «патронимическая организация». Однако второй (и гораздо более существенный) недоста­ ток термина «патронимия» заключается в том, что организация рас­ сматриваемого типа сущ ествует не только в патрилинейном, но и в мат рилинейном варианте (ср. кампуэнг у минангкабау). Совершенно оче­ видно, что для обозначения матрилинейной группы родственных семей 21 А. Я. Г у р е в и ч, Б ол ьш ая семья в север о-за п а д н ой Н орвегии в раннее ср е д ­ н евековье (п о суд еб н и к у Ф р оста ти н га ), «С редн и е век а», V III, 1956.

22 JI. В. Д а н и л о в а, О черки по и стории зем левладения и хозя й ства в Н о в го ­ р од ск ой зем ле в X I V — X V вв., М., 1955.

23 М. О. К о с в е н, С емейная общ ин а и патронимия, стр. 126— 132 и 133— 167.

24 Е. М. М е д в е д е в, О пы т изучения древнеиндийской общ ины по данным т о п о ­ нимики, в кн. «И н д и я в д р е в н ост и », М., 1964.

25 Л. С. П е р е л о м о в, О характере сел ь ск ой общ ины в период Хань, «Н а р од ы Азии и А ф ри к и », 1965, № 1.

26 Н. Б. Я н к о в с к а я, Зем левладение больш есем ейны х д ом овы х общ ин в клино­ писных источн иках, «В естн и к древней и стор и и », 1959, № 1;

е е ж е, О бщ и н н ое са м о ­ управление в У гарите, там ж е, 1963, № 3;

М. Л. Г е л ь ц е р, Ещ е раз о б общ инном сам оупр авлен и и в У гарите, там ж е, 1965, № 2.

27 С. Н. Б и б и к о в, Х озя й ствен н о-экон ом и ч еск и й комплекс ра зви того Триполья (оп ы т изучения п ер в обы тн ой эк он ом и к и ), «С о в. а р хеол оги я», 1965, № 1.

28 Н. К и с л я к о в, рец. на книгу: М. О. К о с в е н, Семейная общ ина и п а тро­ нимия, « С о в. этн огр а ф и я », 1965, № 6, стр. 152.

29 Ю. И. С е м е н о в, Указ. раб., стр. 74— 93.

30 В качестве примера у к а ж у на а в тор ов, не разделяю щ и х мнения о су щ еств ов а ­ нии патрон и м и ческой организации как специф ической социальной ф ормы, но исполь­ зу ю щ и х терм ин «п а тр о н о м и я » в его бук вальн ом смы сле: R. L о w i е, P rim itive Society.

Lon don, 1921, pp. 60— 69. И. М. Д ь я к о н о в, Указ. раб., стр. 76, 78 и т. д.

Вологодская областная научная библиотека 88 М. В. К рю к ов термин «патронимия», «патронимическая организация» неприменим.

И сходя из этих соображ ений, мы считаем возможным пользоваться для обозначения этого о со б о го типа социальной организации предложенным Д ж. М ёрдоком термином «клан», который давно уж е не употребляется в советской научной литературе в значении «р од ».

Следует подчеркнуть, что указание на неудовлетворительность тер­ мина «патронимия», разумеется, ни в коей мере не может служить осно­ ванием для отрицания сам ого факта существования этого социального института. Сущ ность патронимической организации не может изменить­ ся от того, будем ли мы называть ее патронимией, пользуясь термином М. О. Косвена, или, следуя за Д ж. М ёрдоком,— кланом, или же, нако­ нец, предложим для нее какой-то новый термин. Важно лишь, чтобы терминологическая неточность не приводила к отожествлению принци­ пиально различных типов социальной структуры.

Согласно точке зрения, разделяемой большинством советских этно­ графов, производственные отношения в первобытном общ естве совпада­ ли с родовыми отношениями: являясь родовыми по форме, производ­ ственные отношения были коммунистическими по содержанию. Соответ­ ственно этом у коллективная собственность была собственностью материнского рода, первобытной материнско-родовой общ и н ы 31.

Д ля того чтобы обосн овать приведенную точку зрения, по-видимому,;

недостаточно доказать сущ ествование коллективной собственности на основные средства производства. Для этого необходимо установить, что именно род, а не какой-либо иной коллектив, основанный на родствен­ ных началах, является основной производственной ячейкой общества.

И действительно, этот тезис постулируется многими исследователями в отношении рассматриваемой эпохи: род был единственно существовав­ шим хозяйственным коллективом, единственной социальной ячейкой общ ества 32.

Однако этнографии не известны народы, живущие материнской ро­ довой общ иной. Определение сущ ности последней представляет собой логическую реконструкцию, которая правомерна лишь при строго опре­ деленных условиях. Одним из важнейших таких условий является при­ знание универсальной изначальности дислокального брака. В самом деле, при дислокальности род (экзогамный коллектив кровных род­ ственников) мог полностью совпадать с реальным производственным коллективом. В таких условиях вступление в брак не влекло за собой н еобходим ость для части членов рода покидать свое селение, свою общ ину. Человек рож дался, жил, трудился и умирал в своем роде. Все члены рода и только члены данного рода составляли в своей совокуп­ ности единый производственно-экономический коллектив — родовую общину.

Гипотеза о дислокальности первоначального брака получила на­ столько широкое распространение среди советских этнографов и истори­ ков первобытности, что нередко рассматривается почти как аксиома.

31 А. И. П е р ш и ц, Р азви ти е ф орм соб ствен н ости в первобы тн ом общ естве как о сн о в а периодизации его истории, в кн. «П р обл ем ы истории п ервобы тн ого общ ества», Т И Э, L IV, М.— Л., 1960, стр. 151— 172;

Ю. П. А в е р к и е в а, Р азлож ение родовой общ ин ы и ф орм и р ован и е ран н еклассовы х отнош ений в об щ естве индейцев северо-за­ п а д н ого п обер еж ь я С еверной А мерики, Т И Э, L X X, М., 1961, стр. 3;

Ю. И. С е м е ­ н о в, У каз. раб., стр. 84.

32 Ю. И. С е м е н о в, Указ. раб., стр. 84.

Вологодская областная научная библиотека О соот нош ении р о д о в о й и патронимической ( к л ановой) организации О днако, хотя теория универсальной изначальности дислокального брака и имеет право на сущ ествование в качестве гипотезы, она еще требует фактического обоснования и во всяком случае отнюдь не может считаться доказанной.

Указывая на локальность брака как на обстоятельство, решительно препятствующее совпадению рода и общины, мы оставляем за скобками тот основополагающ ий принцип материалистического истолкования истории общ ества, согласно котором у движущей силой эволюции соци­ альной структуры в конечном счете является развитие производства.

Изменение локальности брака, наличие или отсутствие экзогамных за­ претов сами по себе не могут явиться причиной изменения социальной организации. О днако от той или иной формы локальности брачного по­ селения зависит, какая именно форма социальной организации возни­ кает на даьном уровне производительных сил общ ества. Так, этногра­ фии известны народы, у которых сущ ествует дислокальный брак, но вы­ сокий уровень материального производства уж е привел к обособлению мелких экономических ячеек внутри общ ества. У одного из народов Во­ сточной Азии — наси — дислокальность брачного поселения сохранялась до начала 1950-х годов, однако основной социальной единицей и реаль­ ной формой общ ины был у наси не род (и дум у), а подразделение рода (и ду). Эту социальную группу ьередкс называют большой материнской семьей, что является ош ибкой: иду объединяет лишь кровных родствен­ ников по материнской линии;

мужья в эту группу не в х од я т 33. Таким образом, в силу дислокальности брака на смену более крупным общ ин­ ным коллективам у цаси пришла не больш ая семья, а подразделение рода.

Иная картина характерна для общ ества, в котором возросш ему уров­ ню производительных сил сопутствует локальность брачного поселения.

В частности, в патрилинейно-родовом общ естве, в условиях сущ е­ ствования экзогамии и патрилокальности брачного поселения род не мог быть реальным хозяйственным коллективом. При патрилокальном поселении женщина, вступив в брак, остается членом своего рода (и по­ этому продолж ает носить св ое исконное родовое и м я 34), но принадле­ жит уж е к общ ине своего мужа, являющ егося членом другого рода. Это обстоятельство исключает возм ож ность совпадения рода с хозяйствен­ ным коллективом. П оэтом у «патриархальная родовая общ ина» (т. е. от­ цовский род как экономическая ячейка общ ества) представляет собой искусственное построение, лишенное реальной исторической основы.

П равда, говоря о «патриархальной родовой общ ине», некоторые авторы ссы лаю тся на данные источников. Так, в своем докладе на дис­ куссии по проблеме родовой и сельской общины (II Всесоюзная сессия по изучению древнего В остока, Ленинград, 1962 г.) И. М. Дьяконов сформулировал вывод о том, что «сущ ествование патриархальной р од о­ вой общины не исключает сущ ествования соседской;

обе общины в у с­ ловиях натурального хозяйства с о су щ е ств у ю т »35. В ответ на критику этого положения, высказанную М. О. К о св е ь о м 36, И. М. Д ьяконов пи­ сал, что спор по сущ еству проблемы будет возможен лишь тогда, когда 33 А. М. Р е ш е т о в, М атрилинейная организация у наси (м о с о ), М., 1964, стр.

1 -9.

34 Так, у п а п уа сов племени менди н а зы ва ю т ж ен у не по имени, а обр а щ а ю тся к ней как к «ж ен щ и н е из т а к о г о -т о р о д а » (см. Н. А. Б у т и н о в, У каз. раб., стр. 181).

35 И. М. Д ь я к о н о в, О бщ и н а на древнем В осток е в р а б о т а х советски х иследо вателей, «В е стн и к древней и стор и и », 1963, № 1, стр. 33.

36 М. О. К о с в е н, К в о п р о су о д р евн евосточн ой общ ине, «В естн и к древней истории», 1963, № 4, стр. 30— 34.

Вологодская областная научная библиотека 90 М. В. К рю к ов оппонентом будет предложено какое-либо иное истолкование того огром­ ного ф актического материала, на который опирался автор. И. М. Дьяко­ нов подчеркивает, что бесспорные свидетельства источников зафикси­ ровали сущ ествование в Аккаде конца III тысячелетия до н. э. и у хур ритов II тысячелетия д о н. э. «групп лиц, связанных общ им происхож­ дением от одного предка по отцовской линии, общим обозначением (пат­ ронимия), общ им культом и хозяйственно-организационными узами (т. е. то, что вряд ли мож но обозначить иначе, как патриархальные р о д ы ) » 37. Однако, как следует из данных, приведенных самим автором, «патриархальный р од » или «патриархальная родовая общ ина», о кото­ рых идет речь ( ё — в Аккаде, dimtu — у хурри тов), имеет сложную структуру, в основе которой лежит семья. Это было четко прослежено Н. Б. Янковской на хурритском материале: основой dimtu была одна патриархальная больш ая семья, но в документах встречаются упомина­ ния об объединениях больш их семей;

такая группа семей и носила пер­ воначально наименование dimtu в отличие от отдельной патриархальной се м ь и 38. Таким образом, следует определить dimtu не как «группу лиц, связанных общ им происхож дением», а как группу родственных семей, носящ ую общ ее наследственное имя, т. е. как типичную клановую орга­ низацию. М ногочисленные факты, собранные И. М. Дьяконовым (а он опирался на шумерский, хурритский, угаритский, иранский материал39), доказы ваю т, что в целом ряде древневосточных общ еств клан имел определенные хозяйственные функции, являлся субъектом собственно­ сти на основное средство производства — землю и выступал как произ­ водственно-экономическая единица общ ества. Эти факты не позволяют нам присоединиться к точке зрения Б. О. Долгих, рассматривающего патронимическую (клановую ) организацию как чисто генеалогическую единицу, одну из поздних форм патриархального р о д а 40.

Точка зрения на клановую организацию как на подразделение рода или результат его «суж ен ия» оказывается совершенно неосновательной, если мы обратим ся к тем общ ествам, в которых мож но отчетливо про­ следить сосущ ествование этих двух форм социальной организации4 Н екоторы е примеры подобного сосущ ествования и противопоставле­ ния родовой и клановой организации были приведены Д ж. Мёрдоком, который пришел к выводу о разграничении функций между родом и кланом: клан выполняет экономические, политические, военные функ­ ции;

род играет ведущ ую роль в сфере религиозных церемоний, он ре­ гулирует брачные отношения и определяет право наследования 42.

Убедительный пример сосущ ествования рода и клана дает нам древ­ некитайское общ ество начала I тысячелетия д о н. э. В источниках этого времени мы находим свидетельства существования родственных групп двух типов, носящих наследственные имена син и ши соответственно.

С огласно распространенному мнению, ши представляет собой подраз­ 87 И. М. Д ь я к о н о в, К пробл ем е общ ин ы на древнем В осток е, стр. 76.

38 Н. Б. Я н к о в с к а я, Зем левладение больш есем ейны х д ом ов ы х общ ин в кли­ нописны х источн иках, стр. 43.

39 И. М. Д ь я к о н о в, О бщ ина на древнем В осток е в тр у д а х советски х исследо­ вателей, стр. 25.

40 Б. О. Д о л г и х, Р о д, ф ратрия, племя у н а р од ов Северной Сибири, стр. 3.

41 О ва ж н ости ф иксации тех случаев, к огд а р од и клан («п а тр он и м и я ») — сосущ е­ с т в у ю т д р у г с д р у го м см.: А. И. П е р ш и ц, П атроним ия у арабов, «К ратки е сооб­ щ ения И н -та этн огр а ф и и », 1951, X III, стр. 32.

42 G. P. М u г d о с к, У каз. раб., р. 73.

Вологодская областная научная библиотека О соот нош ении р о д о в о й и патронимической ( к л ан овой ) организации деление син\ так, С. А. Токарев определяет ши как родовое имя, а си н — как более крупную родовую гр у п п у »43. Однако с этой точки зрения ока­ зывается невозможным объяснить тот факт, что, по данным источников, люди одного ши, но разных син могли вступать в брак, а люди одного син, но разных ши вступать в брак не могли. По-видимому, есть осно­ вания предполагать коренное различие в структуре тех коллективов, которые обозначались в древнем Китае наследственными наименования­ ми син и ши. Учитывая то, что син по своему происхождению, несом­ ненно, имеет тотемный характер, а ши, как правило, восходит к реаль­ ному историческому предку, мы предложили толкование син как р од о­ вого имени, а ши — как патронимии в буквальном смы сле сл ов а 44. Что касается той социальной группы, которая носила патроимию ши, то она представляла со б о й группу соподчиненных родственных семей.

В условиях патрилокальности и экзогамии в древнекитайском общ е­ стве I тысячелетия до н. э. род син не совпадал и не мог совпадать с общиной, т. е. не был и не мог быть реальным производственным кол­ лективом, хозяйственной ячейкой общ ества. Но, будучи делокализован и не выполняя в силу этого каких-либо хозяйственных функций, род син в полной мере сохранял роль регулятора брачных отношений. Основной социальной единицей являлся клан цзунцзу.

Ц зунцзу обнаруж ивает внешнее сходство с патриархальным родом син: как род син, так и цзунцзу однолинейны, а именно — ведут счет родства по отцовской линии;

как род син, так и цзунцзу экзогамны;

как род син, так и цзунцзу представляют собой весьма широкие социальные группы, основанные на отношениях родства.

Вместе с тем по своем у сущ еству эти два типа социальной организа­ ции коренным образом отличаются друг от друга.

1. Ц зунцзу возникает как определенное территориальное и общ е­ ственное единство;

род син, будучи делокализован, не мог быть терри­ ториальной единицей и его функции ограничивались сферой культа и ре­ гулирования брачных отношений.

2. Родственные отношения, связывавшие членов цзунцзу, по своему характеру принципиально отличались от отношений меж ду членами рода. П ринадлежность к роду обусловливалась кровным (когнатным) родством, тогда как в основе цзунцзу лежали отношения, соответствую ­ щие понятию agnatio в римском праве: «агнатическими родственниками признавались лица, состоящ ие под общ ей отцовской властью..., а также лица, которые состояли бы под общ ей властью, если бы их общий родо­ начальник находился еще в ж и в ы х » 45. Отличие агнатного родства от когнатного заключается преж де всего в том, что само по себе кровное родство еще недостаточно для возникновения агнатных отношений (так, боковой потомок, отделившийся от первоначальной цзунцзу, продолжает быть кровным родственником своего предка, но перестает быть его агна­ том). Д алее, агнатное родство охваты вает не только кровных родствен­ ников: жена становится членом цзунцзу своего мужа, хотя она продол­ жает сохранять принадлежность к своем у роду оин и остается когнаткой своего отца.

3. Существенным отличием рода от цзунцзу является то, что в по­ следней всегда сущ ествовала внутренняя стратификация, иерархия вхо­ дящих в нее ячеек. Внутри цзунцзу, как правило, выделялась старшая линия (прямые потомки предка-основателя) и несколько боковых. Та­ 43 С. А. Т о к а р е в, Религия в и стории н а р од ов мира, М., 1964, стр. 23.

44 М. V. K r y u k o v, H.sing and shih, «A rch iv O rien ta ln y», 1966, N o 4, p. 544, 547.

45 Д. Д. Г р и м м, Л екции по д огм е ри м ск ого права, П етрогр а д, 1916, ст р. 37.

Вологодская областная научная библиотека 92 М. В. К рю к ов кое ветвление линий родства находит отражение в метафорическом обе значении цзунцзу как «ветвей и листьев», часто встречающемся в дрее некитайских и сточниках46. В то ж е время принадлежность к роду н предполагает заведомо неравноправного положения сородичей, и иерархического соподчинения47.

4. О бщ ее происхож дение членов патриархального рода син восх согласно их представлениям, к родовом у тотему, что и находит свое в ь ражение в общ ем родовом имени, тотемном по своему происхождении Члены цзунцзу являются агнатами исторически достоверного лица и ш этом у их общ ее наследственное наименование ши происходит от л и ного имени предка-основателя или от названия его наследственнс долж ности или же, наконец, от названия места первоначального п о й л ен и я 48.

Из сказанного видно, что нельзя согласиться ни с отождествление рода и клана, ни с определением последнего как подразделения род, С другой стороны, организация цзунцзу не мож ет быть отождеств-и на с больш ой семьей, так как, во-первых, большая семья не может име!

такую слож ную внутреннюю структуру, характеризующ уюся иерарх] ческим соподчинением входящих в нее ячеек, которая свойствеш цзунцзу. И, во-вторы х, больш ая семья мож ет существовать, не деляс лишь сравнительно непродолжительное время — два-три, иногда j пяти поколений;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.