авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть 2 СОДЕРЖАНИЕ ПЕДАГОГИКА И ПСИХОЛОГИЯ Артюшина Л.А. ...»

-- [ Страница 5 ] --

- 87 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Как известно, другой психологически обоснованной потребностью в подростковом воз расте является потребность в уединении, поскольку только наедине с самим собой подросток может осмыслить и «переварить» происходящие с ним изменения, оценить себя и свои отно шения, определить линию своего поведения и свою позицию. Тем не менее, по мнению ряда отечественных и зарубежных ученых (А.В. Мудрик, Дж. Р. Олди и др.), резкое преобладание потребности в уединении является тревожным признаком и приводит к состоянию хроническо го одиночества. Иными словами, постоянное желание подростка быть в одиночестве служит сигналом того, что что-то не так в его взаимоотношениях со сверстниками, а возможно, и во внутреннем мире.

Подростковый возраст, признанный всеми исследователями периодом становления само сознания непременно сталкивается и с феноменом одиночества.

Возникновение самосознания – результат осознания подростком заметных изменений в своём внешнем облике и как следствие возникновение острого интереса к самому себе. Резкая дисгармония физического и психического облика проецируется на окружающий мир, который начинает казаться конфликтным и напряжённым. Подросток легко идеализирует окружающих людей и так же легко в них разочаровывается, ему свойственны острые нравственные пережи вания, мировоззренческие искания.

«Романтичность подростка, то есть стремление непосредственно воспроизвести, внести в реальную жизнь некоторый идеал, есть ключ к пониманию «переходного» поведения. [3, с. 23].

Итак, подросток, стремясь доказать себе и окружающим свою самостоятельность, цен ность своей личности, её уникальность и неповторимость, неизбежно сталкивается с состояни ем одиночества, «разговором с собой», которое в свою очередь помогает ему в этом обособле нии, индивидуализации, развитии его личности.

Уединение помогает проигрывать различные роли, которые недоступны подросткам в ре альной жизни, моделирование различных ситуаций, в том числе трудных и критических. «Чув ство одиночества… – нормальное явление, следствие рождения внутренней жизни» - пишет И.С. Кон [1, с. 62].

Но индивидуализация, как и все процессы подросткового возраста, имеет и обратную сторону. «Человек, однажды достигнув уровня индивидуального самосознания и установив своё уникальное личностное тождество, неожиданно сталкивается со своим абсолютным оди ночеством…. В этом заключается человеческая дилемма: человек должен стремиться к отделе нию своего «я»… но, однажды достигнув такого отделения, он затем сталкивается с мыслью, что больше не «сопричастен» целому. И человек пускается в самоотверженный и безнадёжный путь назад к «абсолютному бытию» и единству, или, по крайней мере, время от времени пыта ется это сделать» [2, с. 70 - 71].

Так и подросток, стремясь к обособлению своей личности, защищая границы своего «я», стремится к уединению, а, добившись своего, узнав себя, он осознаёт, и своё одиночество и стремится уже избавиться, освободиться от него.

Поэтому вполне логично будет остановиться на социально-психологических проблемах подростков, чувствующих себя одинокими, рассмотреть особенности их поведения и взаимоот ношения с окружающими.

Итак, у подростка возникает острое ощущение, что ему открывается очень много нового в жизни, во взаимоотношениях людей, в самом себе. И поэтому если, с одной стороны, может возникнуть замкнутость, желание одиночества, то, с другой стороны, рождается жажда обще ния, желание быть понятым, быть откровенным с человеком, которому можно было бы открыть самого себя. Отсюда стремление к дружбе, желание иметь друга.

В ходе исследования было показано, что психологические особенности одиночества под ростков существенно отличаются от психологических особенностей одиночества взрослых лю дей.

Признавая существование и психологическую наполненность подросткового одиночест ва, нужно отметить, что какими бы ни были пути подростка, приводящие его к одиночеству, важнее то, как он сам воспринимает это своё состояние и как он его использует. Продуктивное использование этого состояния снимает трагическую окраску. Человек может найти в одиноче стве возможность совершенствования, то есть путь к себе, либо возможность развития в себе альтруизма, милосердия, сострадания, то есть путь к людям.

- 88 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Список использованных источников 1 Кон И.С. Психология ранней юности. - М., 1989.

2 Кондратьев М.Ю. Типологические особенности психосоциального развития подрост ков // Вопросы психологии. – 1998. – №2. – С. 69-78.

3 Леви В.Л. Искусство быть другим. - М., 1981.

УДК 37.013.77:617/089/ Т.В. Тарасова, И.Н. Арсентьев, В.В. Арсентьева Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева г. Саранск, Россия ОСОБЕННОСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ БОЛЬНЫХ ХИРУРГИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ В работе дана оценка нарушений эмоциональной сферы хирургических больных, что мо жет быть использовано в психопрофилактической работе клиническим психологом при под готовке больного к операции и в период реабилитации.

В последние десятилетия по данным Всемирной организации здравоохранения резко уве личилось число людей, страдающих различными заболеваниями, и оно неуклонно растет. Об щая характеристика психики, в том числе и эмоциональные реакции заболевших, связанные с изменением физического состояния, во многом определяют течение заболевания, эффектив ность и результат его лечения, поэтому существует необходимость разработки реабилитацион ных программ. На современном этапе развития медицины, очевидно, что научно обоснованное и эффективное ведение психопрофилактической и психокоррекционной работы с больными возможно лишь с учетом знания внутренних психологических закономерностей изменений психики больных в условиях заболевания, особенностей формирования изменений психики. В связи с этим актуализируется потребность в исследовании особенностей эмоциональной сферы больных людей хирургического профиля.

Эмоции человека во многом определяют его внутреннее состояние и способы поведения, поскольку ни один его активный шаг немыслим без пристрастности. Какие условия и детерми нанты не определяли бы жизнь и деятельность человека – внутренне, психологически дейст венными они становятся лишь в том случае, если им удается проникнуть в сферу его эмоцио нальных отношений, преломиться и закрепиться в ней [2, с. 18].

При достаточно широком анализе научной специализированной литературы, моногра фий, статей, было выявлено, что эмоциональная сфера человека, в том числе и ее изменения при различных психических и соматических заболеваниях, рассматривается достаточно широ ко. Однако, эмоциональная сфера хирургических больных, являющаяся важным фактором оценки своего состояния, направленной на восприятие лечебных мер, остается малоизученной.

Это послужило основанием поиска подходов к изучению данных нарушений у этих больных.

Психика больного может травмироваться на всех этапах хирургического лечения – от по ликлиники или приемного отделения больницы, где он впервые встречается с хирургом, до операционной, где подвергается хирургическому вмешательству, и палаты, где происходит по слеоперационный этап выздоровления, в период которого больной контактирует не только с врачами, но и с медицинским персоналом, другими пациентами, родственниками. Поэтому це лесообразно рассмотреть особенности психологии больного и возможных психических нару шениях на всех этапах оказания хирургической помощи [1, c. 242].

Для выявления особенностей эмоциональной сферы больных хирургического отделения нами были подобраны три группы: 1 группа в количестве 10 человек (из них 4 женского пола, мужского пола) – больные терапевтического отделения;

2 группа в количестве 10 человек – больные хирургического отделения до операции (3 женского пола, 7 мужского);

3 группа в ко личестве 10 человек – больные после хирургической операции (5 женского пола, 5 мужского).

- 89 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Возраст больных всех групп был сопоставим и составлял от 22 до 45 лет. Всем группам были предъявлены следующие методики: «Самочувствие. Активность. Настроение», методика Ч. Д. Спилберга, Ю. Л. Ханина, методика «Ценностные ориентации», шкала депрессии.

Исследования проводились в первой половине дня в присутствии медицинского персо нала, во время свободное от врачебных обходов и процедур. Все исследуемые трех групп доб ровольно согласились на тестирование. Исследование второй и третий группы проводилось на базе больницы скорой медицинской помощи в хирургическом отделении, а первой группы в терапевтическом. Больные 2 и 3 групп были госпитализированы в отделение по поводу опера тивного вмешательства: удаление аппендицита, ушивания грыжи, удаление камней желчного пузыря.

В последнее время все больше внимания уделяется психическому состоянию соматиче ских и хирургических больных, в частности хирурги в последние десятилетия проявляют рас тущий интерес к психологическому тестированию. Накопленные эмпирические знания за этот период еще не позволяет дать полную характеристику эмоциональной сферы хирургического больного.

Изучение имеющихся на сегодняшний день теорий эмоций, позволило оценить их значе ние в структуре поведения человека. Трудность описания эмоций заключается в том, что не существует упорядоченности и единой терминологии в работах по психологии эмоций. Надо так же отметить, что чисто психологических теорий эмоций, не затрагивающих физиологиче ские и другие связанные с ними вопросы, на самом деле не существует, а идеи, взятые из раз ных областей научных исследований, в теориях эмоций обычно сосуществуют. Значительны и расхождения во взглядах на функции эмоций. Но большинством авторов отмечается способ ность эмоции выражать оценочное отношение к отдельным условиям, которое способствует или препятствует осуществлению деятельности. Именно эта функция эмоции так необходима для мобилизации организма во время протекания заболевания хирургического больного [3, с.

138].

Наши исследования позволили сделать выводы:

1 Было выявлено, что эмоциональная сфера человека и ее изменения при различных психических и соматических заболеваниях, являются важным фактором оценки своего состоя ния, направленной на восприятие лечебных мер.

2 Показано, что в дооперационный период у больных снижено самочувствие на 46,44 50,97 %, активность на 37,43-55,28 %, настроение на 51,98 % по отношению к таковым показа телям в группе здоровых респондентов. В послеоперационный период настроение соответству ет норме.

3 Для больных хирургического профиля характерен высокий уровень тревожности и де прессии, которые были выше контрольного показателя на 15,7 и 51,3 % соответственно.

4 Среди жизненных приоритетов на первом месте у хирургических больных стоит здо ровье, затем ценности распределяются в следующей последовательности – семья, работа, тогда как у здоровых людей ряд был представлен: семейная жизнь, здоровье, материальный достаток.

Полученные данные позволяют сделать заключение, что для больных данного профиля необходима коррекция эмоциональных нарушений, которая должна включать в себя не только медикаментозное воздействие, но и научно обоснованные способы психотерапевтического на правления, ориентированные на оптимизацию протекания эмоциональных процессов личности:

психокоррекционные мероприятия, беседы врача, поддержка родственников, друзей, распола гающая обстановка лечебного учреждения.

Список использованных источников 1. Анохин П. К. Эмоции и эмоциональные расстройства – М., 1966. – 420 с.

2. Бойко В. В. Энергия эмоций – СПб.: Питер, 2004. – 474 с.

3. Гройсман А. Л. Медицинская психология – М.: «МАГИСТР-ПРЕСС», 2002. – 452 с.

- 90 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть УДК 316.647. Я.Г. Тихонова, В.В. Сушко Орский гуманитарно-технологический институт (филиал) ГОУ ВПО «Оренбургский государственный университет»

г. Орск, Россия ФОРМИРОВАНИЕ МЕЖЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В ПОДРОСТКОВОЙ СРЕДЕ В нашей статье представлены данные констатирующего этапа нашего исследования, целью которого было выявление уровня межэтнической толерантности у учеников 9 «А»

класса МОУ «СОШ» № 11 г. Орска Оренбургской области, перечень методов, способствую щих формированию межэтнической толерантности в подростковой среде, используемых на ми при работе с учениками данного класса, и данные завершающего этапа опытно экспериментальной работы.

Актуальность нашего исследования определяется тем, что в современном обществе изме нились требования к воспитанию подростков. Соответственно, одной из важных задач является совершенствование учебно-воспитательного процесса, его направленность на формирование у подростков культуры межэтнического поведения. Стержнем межэтнического воспитания явля ется толерантность.

Значимость темы обостряется применительно к подростковому возрасту, когда механиз мы межэтнической толерантности формируются особенно активно.

Во время проведения методики, автором которой является Герасимова М. Г., в 9 «А»

классе присутствовало29 человек.

Условно мы выделили четыре уровня толерантности и интолерантности школьников:

высокий и невысокий уровни толерантности, а также высокий и невысокий уровни интоле рантности.

По результатам проведенного исследования было выявлено:

1) высокий уровень толерантности - 11% 2) средний уровень толерантности - 22% 3) средний уровень интолерантности - 33% 4) уровень не определен - 33% В работе с подростками мы использовали такие педагогические методы как упражнение, игра, беседа, способствующие:

• признанию и принятию подростками иных культур;

• формированию положительного отношения подростков к культурным отличиям;

• повышенной восприимчивости к любым проявлениям культурной дискриминации;

• формированию у подростков способности находить в иной культуре полезное и цен ное для самого себя;

• признанию подростками права людей на иной образ жизни, свободное выражение своих взглядов и ценностей.

В программу реализации методов способствующих формированию межэтнической толе рантности вошли упражнения «Приветствие», «Уникальность каждого», «Автопортрет», игра «Адские башни», беседа «Толерантность или интолерантность»

На завершающем этапе опытно-экспериментальной работы мы повторно провели иссле дование по выявлению уровня толерантности у подростков в 9 «А» класса.

По результатам повторного исследования было выявлено:

1) высокий уровень толерантности – 22% 2) средний уровень толерантности – 44% 3) средний уровень интолерантности - 11% 4) уровень не определен – 22% Знание и применение педагогами методов, способствующих формированию межэтниче ской толерантности содействует:

- признанию и принятию подростками иных культур;

- 91 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть - формированию положительного отношения подростков к культурным отличиям;

- повышенной восприимчивости к любым проявлениям культурной дискриминации;

- формированию у подростков способности находить в иной культуре полезное и ценное для самого себя;

- признанию подростками права людей на иной образ жизни, свободное выражение своих взглядов и ценностей.

Именно эти качества, на наш взгляд, должны быть развиты у каждого гражданина нашей страны, так как Россия является многонациональной страной.

В современном обществе стремительно расширяется круг глобальных проблем, которые требуют своего решения. Один из актуальных аспектов – это нетерпимость, обусловленная ги пертрофированным ощущением собственной ценности, личным национальным или религиоз ным высокомерием, враждебным отношением к мнениям, отличающимся от своего. Именно образование играет ведущую роль в противодействии нетерпимости на уровне индивидуально го сознания.

Список использованных источников 1. Герасимова М. Г. Этническая толерантность и этнические стереотипы подростков. – В кн.: Россия: трансформирующееся общество. - М.: КАНОН-пресс-Ц, 2001. - 235 с.

2. Шакурова М. В. Методика и технология работы социального педагога: Учебное посо бие для студентов вузов / М. В. Шакурова. – М.: Академия, 2002. – 272 с. – ISBN 5-7695-0782-9.

УДК 370. А.В. Федоренко Орский гуманитарно-технологический институт (филиал) ГОУ ВПО «Оренбургский государственный университет»

г. Орск, Россия ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИИ ПЕДАГОГА-ПСИХОЛОГА К ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В настоящее время профессия психолога востребована в различных сферах обществен ной жизни, однако наибольшее развитие в нашей стране получила служба практической пси хологии образования (И.В.Вачков, Н.С.Пряжников, И.Б.Гриншпун). Потребность в высококва лифицированной профессиональной деятельности школьного психолога обусловлена гуманиза цией современного образования.

Первая работа, посвященная исследованию роли социального интеллекта в профессио нальной деятельности психолога, принадлежит Н. А. Аминову и М. В. Молоканову. Авторы считают, что существует некий «генеральный фактор, специальных способностей, предраспо лагающих к психологической деятельности: распознавание любого отклонения от нормального функционирования или развития «объекта»». К числу таких способностей исследователи отно сят распознавание изменений в поведении человека (социальный интеллект) и сила влияния психолога на поведение человека (социальная фасилятивность). В результате исследования бы ла выявлена зависимость эффективности профессиональной деятельности психолога от уровня развития указанных специальных способностей. Было также отмечено, что высокий уровень развития социального интеллекта более значим для психолога-исследователя, а социальная фа силятивность – для психолога-практика. Однако профессиональная деятельность психолога образования, совмещающая как практическую, так и исследовательскую стороны, предполага ет достаточный уровень развития как фасилятивности, так и социального интеллекта.

В последнее время отмечается возрастание интереса к исследованию роли и места соци ального интеллекта в структуре профессиональной деятельности практического психолога. Э.

Ф. Баширов (2006) в своей работе показал, что социальный интеллект является фактором ус пешности профессиональной деятельности военного психолога. В исследовании Берклунд А. В.

(2007) социальный интеллект был обозначен как условие операциональной готовности буду - 92 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть щих психологов к консультативной деятельности. Таким образом, детерминация успешности адаптации психолога к профессиональной деятельности достаточным уровнем развития соци ального интеллекта подтверждается практическими исследованиями в данной области. Про фессиональная деятельность педагога-психолога, занятого в сфере образования, обладает рядом специфических особенностей (в отличие от военного психолога и психолога-консультанта), что обуславливает необходимость исследования роли социального интеллекта в его практической деятельности.

Достаточный уровень сформированности социального интеллекта предопределяет ус пешность установления социальных контактов специалиста. Теоретический анализ литературы по проблеме первичной профессиональной адаптации показал, что первоочередной задачей этого периода профессионального становления является построение конструктивного общения с трудовым коллективом. На основе обзора работ по проблемам профессиональной деятельно сти педагога-психолога можно сделать вывод, что вступление в коллектив, установление кон структивных взаимоотношений с педагогами школы и администрацией кроме того, что являет ся задачей первого этапа его профессиональной деятельности, обуславливает успешность про фессиональной деятельности школьного психолога в дальнейшем, на последующих этапах его становления как профессионала.

Основываясь на понимании социального интеллекта как интегративной способности, ос новная функция которой сводится к обеспечению эффективности и адаптивности в сфере субъ ект-субъектных отношений, можно предположить, что достаточный уровень развития этой способности обусловит:

1. Осознание психологом границ собственной компетентности (на основе развитой реф лексии и адекватной самооценки). Так, А. И. Савенков, в качестве когнитивного критерия со циального интеллекта выделяет социальное прогнозирование, которое заключается в «форму лировании планов собственных действий, отслеживании своего развития, оценке неиспользо ванных альтернативных возможностей».

2. Составление адекватного образа партнеров по общению на основе способности к объ ективной оценке чувств, определения настроения, понимания мотивов поступков других лю дей, способности адекватно воспринимать наблюдаемое поведение в рамках социального кон текста;

[Савенков] 3. Формирование объективных представлений о ролевых ожиданиях по отношению к се бе со стороны педагогов и администрации школы.

4. Активное воздействие на формирование необходимых ролевых ожиданий у учителей и администрации по отношению к школьному психологу.

5. Построение эффективного коммуникативного процесса за счет способности входить в положение других людей, ставить себя на место другого (преодолевать коммуникативный и моральный эгоцентризм);

эмоциональной выразительности, эмоциональной чувствительности, способности к саморегуляции;

умения слушать собеседника, понимания юмора.

6. Готовность к социальному взаимодействию – способность работать совместно, спо собность к коллективному творчеству;

7. Возможность сформировать у учителей и администрации потребность в повышении психолого-педагогической компетентности за счет такого компонента социального интеллекта как, умение объяснять и убеждать других, способность уживаться с другими людьми, откры тость в отношениях с окружающими.

Таким образом, создавая в вузе необходимые психолого-педагогические условия для формирования оптимального уровня социального интеллекта, осуществляется инструменталь ная подготовка студентов-психологов к успешной адаптации к профессиональной деятельности в образовательном учреждении.

Список использованных источников 1. Абабкова В. И. О возможных подходах к определению содержания деятельности школьного психолога // Стандарты и Мониторинг в образовании. - 2002. - №2. - с.46-49.

2. Зиновьева М. В. Проблемы взаимодействия педагога-психолога с администрацией об разовательного учреждения // Психологическая наука и образование. - 2004. - №3. - с.98-100.

- 93 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть 3. Лукьянова М. И. Взаимодействие школьного психолога с учителями – основа развития их компетентности// Психологическая наука и образование 1999. - №3. - с.23-29;

1999. - №2.

4. Маликова В. А. Развитие профессионального взаимодействия психолога и педагога [Электронный ресурс]: Теория и практика: Дис. д-ра психол. Наук: 19.00.07. –М.: РГБ, 2003 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) 5. Практикум по психологии профессиональной деятельности [Текст] : Учеб.пособие / С. Петерб. гос. ун-т;

Под ред. Г. С. Никифоровой и др. - СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. - с. : ил. - ISBN 5-288-01762-Х 6. Решетникова О. Ждать и надеяться//Школьный психолог 2002. №9 с.3;

Зиновьева М.

В. Проблемы взаимодействия педагога-психолога с администрацией образовательного учреж дения // Психологическая наука и образование, 2004. - №3.- с. 98-100.

7. Хаймовская Н. А., Ветер Т. В. Особенности социально-психологической адаптации пе дагогов-психологов в образовательных учреждениях// Психологическая наука и образование, 2003. - №3.

УДК 159. А.С. Ходосевич Кубанский государственный университет г. Краснодар, Россия ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ РАБОТНИКОВ СФЕРЫ УСЛУГ В статье рассмотрены актуальные проблемы профессионального самоопределения лич ности работников сферы услуг в условиях современной рыночной экономики страны. Приведен подробный анализ полученных результатов исследования и даны практические рекомендации работодателям для оптимизации труда персонала.

Во второй половине XX столетия в мировой экономике произошел быстрый рост сферы услуг. В современных развитых и развивающихся странах занятость в сфере услуг (порядка 70% всех работников) заметно преобладает над занятостью в других отраслях экономики. Од нако стремительное развитие сервисизации и масштабность занятого в ней населения не влияет на качество предоставляемых услуг. Во многом данная проблема связана с постоянной текуче стью персонала в этой области. Причинами текучки кадров служат разнообразные факторы:

низкая заработная плата, плохие условия труда, отсутствие заинтересованности в работе и др.

Другими словами, можно говорить о понятии «удовлетворенности/неудовлетворенности тру дом». Отсюда особую актуальность приобретает изучение профессиональной мотивации (на правленности, интересов и планирования жизненных приоритетов) сотрудников сферы услуг, так как соответствие профессиональных ориентиров персонала организационным миссиям их работодателей является гарантом снижения текучести и увеличения производительности труда.

Проблему мотивов трудовой деятельности в своих работах рассматривают многие исследовате ли (Аргайл А.М. [1], Замфир К. [4], Зеличенко А.И., Шмелев А.Г. [5], Маслоу А. [6]). Однако конкретных исследований в области мотивации персонала и удовлетворенности трудом спе циалистов, занятых в сфере услуг, недостаточно.

Поэтому целью исследования стало выявление профессиональной направленности лич ности сотрудников сферы услуг в контексте гендерных различий. Выборка составила 149 чело век в возрасте от 18 до 52 лет, среди них 42 мужчины и 107 женщин. Все участники опроса яв ляются сотрудниками различных видов занятости сферы услуг г. Краснодара: официанты, про давцы, сотрудники автосервиса и туризма, парикмахеры и другие мастера индустрии красоты.

Для опроса использовалась методика «Якоря карьеры». Данная методика позволяет выявить ведущие карьерные ориентиры личности, которые направляют ее реализацию в профессии. В целом, в группе испытуемых можно говорить о достаточно высокой выраженности фактора профессиональной мотивации – средний показатель по группе – 6,4 (из максимальных 10 бал лов). В контексте гендерных различий было выявлено, что у мужчин он несколько ниже, чем у - 94 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть женщин (6,1 и 6,4 баллов). Рассмотрим результаты исследования по параметру гендерных раз личий. Наиболее значимыми карьерными стратегиями для мужчин являются Предпринима тельство (7,2), Автономия (независимость) (7) и Менеджмент (6,9). Далее выделяются Инте грация стилей жизни (6,6), Вызов (6,3) и Стабильность места работы (6,1). Наименьшее предпочтение мужчины отдают Служению (5,2), Стабильности мечта жительства (5) и Профессиональной компетенции (4,8). Среди женщин прослеживается иная картина выбора карьерных стратегий. Так, наиболее часто выбираемые – Стабильность места работы (7,4), Интеграция стилей жизни (7,3) и Служение (6,9). Остальные карьерные ориентации (Автоно мия (6,6), Вызов (6), Менеджмент (5,9), Профессиональная компетенция (5,8), Предпринима тельство(5,8) и Стабильность места жительства (5,6)) выражены примерно в одинаковой степени, разница в средних показателях незначительная.

Таким образом, для женщин важна стабильность места работы, а также возможность со вмещать и гармонизировать все сферы жизненного пространства. При этом женщины в боль шей степени, чем мужчины стремятся к «работе с людьми», «желанию сделать мир лучше», реализовать общественно важные цели и быть полезными для общества. Предпринимательство, стремление создавать что-то новое и готовность к риску для опрошенных женщин представляет мало интереса, в отличие от опрошенных мужчин. Мужчины в малой степени ориентированы на развитие своей компетентности в рамках определенной профессии, навыков и умений, но стремятся к управлению, интеграции усилий других людей. Для них очень важно быть хозяе вами не только своего дела, но и своей жизни в целом, самостоятельно определять когда, над чем и сколько работать. Стабильность же работы и служение для мужчин мало важны, в отли чие от женщин. Таким образом, по результатам опроса, мужчины оказались более амбициоз ными в сравнении с женщинами. Они готовы идти на риск, открывать новые горизонты и обре тать собственную финансовую и социальную независимость, но во благо себе. Женщины же, напротив, склонны к поддержанию стабильности и работы «во благо общества». Исходя из представленных данных, мы можем заключить, что мужчины менее склонны к построению профессионального пути в сервисной деятельности и, следовательно, адаптация в сфере услуг у них будет затруднена, в то время как женщины, наоборот, быстрее могут адаптироваться к тре бованиям профессии и работать в такой организации значительно дольше мужчин. На основа нии полученных результатов нами был проведен анализ достоверности различий предпочтений у мужчин и женщин. Достоверность различий выявлена по следующим шкалам: Профессио нальная компетентность, Менеджмент, Стабильность места работы, Служение, Интегра ция стилей жизни и Предпринимательство.

Таким образом, мы выявили, что по стремлению к автономии и независимости различий между мужчинами и женщинами нет, то есть и мужчины, и женщины в равной степени стре мятся к возможности самостоятельно распоряжаться своими рабочим временим и пространст вом. В тоже время, опрошенные женщины в большей степени, чем мужчины стремятся быть компетентными в своей области, хотят иметь стабильную работу, приносить пользу обществу и совмещать различные стороны образа жизни.

Общий показатель направленности на карьеру у женщин также выше, чем у мужчин. Мужчины из исследуемой выборки явно чувствуют себя не комфортно, работая в сфере услуг, так как такая ориентация как Служение, то есть направ ленность на помощь людям, на работу с людьми у них низко выражена. В то же время в при оритетах создание своего дела и управление другими людьми. От чего же зависят выявленные предпочтения? Проведем корреляционный анализ. Итак, чем старше женщина, тем более она ориентирована на развитие в профессиональной области, на реализацию себя в профессии. В то же время, выяснилось, что более старшие представительницы исследуемой группы не стремят ся к руководящим постам или предпринимательской деятельности. Они также не ориентирова ны на конкуренцию и решение трудных производственных задач. Напротив, чем старше жен щина, тем больше усиливается ее комплексное видение мира, она стремится к стабильности и безопасности на работе и в других жизненных пространствах. В то же время, женщины стре мятся к тому, чтобы организация-наниматель не была враждебна их целям и ценностям, то есть давала бы возможность реализовать главные ценности жизни, не относящиеся только к профес сиональной сфере. Была выявлена также прямая корреляционная связь возраста женщин и карьерной ориентацией на служение. Поэтому можно сделать вывод о том, что женщины из представленной выборки чувствуют себя достаточно комфортно, работая в сфере услуг. Муж - 95 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть чины с возрастом проявляют все меньше интереса к предпринимательской и управленческой деятельности. Для них также важна стабильность места работы, но в отличие от женщин, дос товерной связи возраста мужчин со стабильностью места жительства выявлено не было. Из представленных данных можно также сделать вывод о том, что есть прямая связь возраста мужчин с карьерной ориентацией на служение. То есть, более старшие мужчины в большей степени ориентированы на занятость в сфере оказания услуг, чем их младшие коллеги. Млад шие представители мужской группы, как было описано выше, чувствуют себя «не на своем месте», работая в данной сфере.

По результатам опроса они демонстрируют высокие амбициозные приоритеты, лишен ные какой-либо перспективы на настоящем месте работы). Итак, можно сделать вывод, что женщины, в отличие от мужчин, более осознанно выбирают место работы в сфере оказания ус луг. Большинство мужчин устраиваются на работу в сферу услуг как на временную работу (например, подработка у студентов), не имея четких представлений об условиях и особенно стях данной сферы занятости. Полученные в результате исследования данные следует учиты вать при разработке и реализации программ мотивационного стимулирования сотрудников ор ганизации сферы услуг с целенаправленным воздействием на гендерные субгруппы. Это позво лит надеяться на достижение оптимальной результативности труда и предотвращение массовой текучести персонала, обусловленной неудовлетворенностью трудом.

Список использованных источников 1. Аргайл М. Психология счастья. М., 1990. – 336 с.

2. Демидова Л.С. Сфера услуг в постиндустриальной экономике. // Мировая экономика и международные отношения, 1999, 2.

3. Жильцов Е.Н., Казаков В.Н., Восколович Н.А. Экономика сферы платных услуг.

Казань и МГУ им. М.В.Ломоносова, 1996. – 205 с.

4. Замфир К. Удовлетворенность трудом: Мнение социолога. М., 1983. – 42с.

5. Зеличенко А.И., Шмелев А.Г. К вопросу о классификации мотивационных факторов трудовой деятельности и профессионального выбора. // Вестник МГУ. Сер. 14, Психология, 1987, 4.

6. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб., 2006. – 351 с.

УДК 159.928. М.В. Шульгина Филиал Иркутского государственного университета в г. Ангарске г. Ангарск, Россия ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНО-УРОВНЕВОГО ПОДХОДА В ПРАКТИЧЕСКОЙ РАБОТЕ СПЕЦИАЛЬНОГО ПСИХОЛОГА В статье раскрываются основные понятия функционально-уровневого подхода и особен ности коррекционной работы психолога с умственно отсталыми детьми.

Определяющее значение в процессе адаптации ребенка с умственной отсталостью имеет целенаправленная психокоррекционная работа. Центральным звеном в психокоррекционных технологиях является составление психокоррекционных программ. Традиционно в основу та ких программ для детей с интеллектуальной недостаточностью положены основные направле ния их психологической диагностики: психометрическое, функциональное, нейропсихологиче ское. [2] Теоретической платформой для диагностической и коррекционной работы в рамках наше го исследования был выбран функционально-уровневый подход, разработанный С.А. Домишке вичем. [1] Суть подхода заключается в том, что в зависимости от степени интеграции высших психических функций и приоритета одной из ВПФ в обеспечении процесса познания, можно выделить уровни, на которых реализуется познавательная деятельность ребенка. С начала ста новления познавательной деятельности можно проследить пять качественно различных уров - 96 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть ней: уровень «действий по подражанию» (1-3 года), уровень «проб и ошибок» (3-5 лет), уровень «правил и алгоритмов» (10-12 лет), уровень «эврестический», уровень «конструктивно творческий».

В процессе диагностики с позиций функционально-уровневого подхода нами определяет ся на каком уровне преимущественно находится ребенок, то есть, каков уровень его актуального развития. Следующий уровень лежит в зоне ближайшего развития и, следовательно, коррекци онно-развивающая работа должна способствовать переходу ребенка на качественно новую сту пень развития.

Следует отметить, что в практической работе с умственно отсталыми школьниками при ходится ограничиваться двумя первыми уровнями, поскольку именно на них реализуется позна вательная деятельность ребенка.

Диагностика становления познавательной деятельности с позиции функционально уровневого подхода позволяет давать содержательную оценку развития ребенка с интеллекту альным нарушением по следующим компонентам:

- информационно-содержательному (знания как система представлений и понятий об ок ружающем мире и самом себе, интерес ребенка к миру, обеспечивающий познавательную ак тивность);

- операциональному (перцептивные, мнестические, мыслительные операции анализа, синтеза, сравнения, обобщения, конкретизации, абстракции);

- формально-языковому (лексико-грамматические структуры речи, обеспечивающие ис пользование формальной логики);

- регуляторному (функции программирования, контроля, коррекции);

- мотивационно-энергетическому (мотивация, внимание, активация или работоспособ ность).

Актуальный уровень развития и сдвиги по указанным компонентам можно выявить, предлагая следующий диагностический материал: [3] 1. Схема наблюдения для выявления сформированности различных компонентов позна вательной деятельности (Домишкевич).

2. Методика «Словесные субтесты» для группового обследования (Переслени, Чупров, модификация Шепко).

3. Методика «Самооценка мотивации» (Шепко).

4. Учительский опросник для выявления детей с неблагополучием в эмоциональной сфе ре и пр.

Применение диагностических материалов, разработанных на основе функционально уровневого подхода, позволяет качественно оценить познавательную деятельность детей с ин теллектуальным недоразвитием: степень когнитивного и аффективного благополучия, уровень развития личности, а также проследить эффективность коррекционно-развивающей работы.

Список использованных источников 1. Домишкевич С.А. Функционально-уровневый подход в психодиагностике, коррекци онно-развивающей работе и психологическом консультировании. Монография. Часть 1. Функ ционально-уровневый подход в психолого-педагогической диагностике. – Иркутск, 2002. – с.

2. Мамайчук И.И. Психокоррекционные технологии для детей с проблемами в развитии.

– Спб.: Речь, 2006. – 400 с.

3. Шепко Е.Л. психодиагностика нарушений развития у детей. Учеб. пособие. – Иркутск:

Изд-во Иркут. гос. пед. ун-та, 2000. – 154 с.

- 97 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть ИСТОРИЯ, СОЦИОЛОГИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ УДК 321. П.А. Аренский Уральский государственный университет им. А.М. Горького г. Екатеринбург, Россия ОСНОВНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ТЕОРИИ ДЕМОКРАТИИ В ХХ ВЕКЕ Работа представляет сжатое изложение результатов междисциплинарного исследо вания трансформаций представлений о демократии в ХХ веке. Формулируется тезис о совре менной демократии как о «гибком» феномене, философско-теоретические содержание кото рого, может служить «оболочкой» для политических практик, действительные цели которых противоречат основным демократическим ценностям.

До первой трети XX столетия в рамках общественно-политической мысли существовала классическая модель демократии, ядром которой была идея «общего блага», подразумевавшая сумму устремлений всех граждан. Считалось, что у индивидов по каждому отдельному вопро су имеется определённое рациональное мнение, которое реализуется путём выбора представи телей, претворяющих народные идеи в жизнь. Демократия, т.о., представлялась режимом, по зволяющим в максимальной степени реализовать волю всех и, тем самым, установить наиболее эффективную и справедливую форму социальной организации. Однако к середине XX века в связи с успешным, как тогда казалось, функционированием тоталитаризма, выясняется, что ан тидемократические режимы тоже могут выражать общую волю народа и благодаря этой воле устанавливаться, общего блага может не существовать, а если его и можно определить, то практически невозможно договориться относительно методов его достижения. В таком случае демократию нельзя считать инструментом консолидации социума, поскольку она лишь способ организации общества, в котором индивиды приобретают власть путём конкурентной борьбы за голоса избирателей. Следовательно, никакого народовластия не существует, т.к. реальной властью обладает лишь круг избранных – тех, чьи предвыборные программы представляют максимально приближенный к реальности «слепок» текущих предпочтений избирателей, ком бинация которых может противоречить критериям справедливости [8].

Что же тогда стимулирует согласие в обществе? В соответствии с «принципом совеща тельной демократии», разногласия преодолеваются путём дискуссий и дебатов [2]. Вместе с тем, не следует забывать, что современные способы манипуляции массовым сознанием, кото рые вклиниваются в процесс общественного обсуждения, не всегда способствуют единению, а некоторые моральные разногласия, например, по вопросам религии, в результате ожесточён ных дебатов приводят к ещё более резкой идейной поляризации.

Тем не менее, демократия каким-то образом сдерживает социальное целое от распада.

Йозеф Шумпетер сдерживающим фактором называет процедуру голосования. Хотя голосова ние и предполагает навязывание воли одних людей другим, но, всё-таки, стимулирует согласие.

Для того, чтобы общественное соглашение не стало пустой формальностью, меньшинство обя зано подчиниться большинству, чьи интересы представляют правящие элиты, а неприятие ре зультатов выборов возможно только в случае нарушения их процедуры [7]. Это положение ле жит в основе «выборной демократии», которая представляет собой «гражданскую политиче скую систему, при которой законодательные и верховные исполнительные власти формируют ся на основе всеобщих, регулярных, многопартийных выборов» [3, с. 29]. Такая модель ещё не защищает социум от легитимного захвата власти антидемократическими правительствами, по сягательств на права меньшинств, сокращение свобод т.д.

Принято считать, что ликвидирует такую возможность модель «либеральной демокра тии», которая сокращает диапазон возможностей для произвола государственной власти. Идея ограничения - одна из основополагающих в теории либерализма и, соответственно, либераль ной демократии. Термин «либеральный» употребляется для обозначения общественной систе мы, в которой личные и общественные свободы защищены, и где существуют автономные сфе ры гражданского общества и частной жизни, свободные от вмешательства извне. Наличие де - 98 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть мократической процедуры в такой системе обеспечивает возможность смены власти, если пра вительство перестаёт считаться с волей граждан. Однако между демократией и либерализмом существуют некоторые оппозиции, поэтому их слияние в единую форму создаёт ряд теоретиче ских проблем.

Если либерализм по сути индивидуалистичен - он провозглашает приоритет и ценность индивидуума, его «естественных прав», свобод, то приоритетом демократии является не лич ность, а большинство. Главными заповедями являются народный суверенитет, равенство всех граждан в политическом волеизъявлении [1]. В демократии либералы длительное время видели угрозу интересам и правам индивида, особенно, праву на частную собственность. Лишь в XX веке либерализм стал не только демократическим, но и по многим вопросам социально ориен тированным. Тем не менее, ставить знак равенства между демократией и современным либера лизмом не стоит, поскольку до сих пор многие неолибералы считают «отвратительной любую форму правления большинства», обвиняют демократию в том, что она «… несмотря на ожида ния, не стала надёжной опорой и защитой против тирании и подавления» [6, с. 144].

Связано такое положение дел с тем, что одной из основных философских категорий ли бералов является рациональность. Для воплощения в жизнь рациональности необходимым ус ловием считается компетентность специалиста. Люди либо сами должны быть специалистами, либо нуждаются в советах профессионалов, руководящих ими. Теория демократии в противо вес либерализму предполагает настороженное отношение к экспертам и специалистам, ставит под сомнение их объективность и бескорыстие. Для сглаживания этого противоречия была разработана «теория массового участия», которая отстаивает возможность политической со циализации индивидов посредством активного их вовлечения в политический процесс [5, с. 35].

Получается, что для обеспечения эффективного функционирования либерально демократической модели достаточно создать соответствующие структуры и институты, а про цесс формирования самосознания граждан, способности нести ответственность за свой выбор, «демократического характера» и компетентности избирателей будет проходить сам собой.

Жизнеспособность данной теории не раз ставилась под сомнение, поскольку наличие возмож ности к активному участию в политическом процессе отнюдь не подразумевает обязательность её реализации.

Теория массового участия, которую часто называют «патриципарной демократией» до пускает возможность, и даже необходимость «экспорта» демократии для свержения авторитар ных режимов. Для обоснования такой необходимости некоторые демократы обращаются, как ни странно, к И. Канту, который писал, что война – естественное состояние, а мир должен быть установлен [4, с. 424]. Гарантии мирного сосуществования может дать только либераль ная демократия, поскольку она предполагает наличие ряда нормативных ограничений на кон фликты. А поскольку демократию можно экспортировать, поскольку самые «нецивилизован ные» народы можно обучить демократии, то возможно любым путём, даже путём военного вторжения установить демократии во всех недемократических государствах. К таким парадок сальным результатам привело развитие демократической теории в последние десятилетия.

Таким образом, в XX веке теория демократии претерпела ряд существенных трансфор маций. В итоге, отказавшись от идеи достижения общего блага в пользу создания условий для достижения индивидуальных благ;

признав релятивность предпочтений избирателей и вариа тивность результатов голосования;

признав правомочность теорий, позволяющих обосновать практически любое политическое действие, демократия превратилась, на первый взгляд, в не что произвольное, хаотичное, конъюнктурное. Вместе с тем, в обществе продолжают функцио нировать демократические процедуры и институты. Каково положение демократии в совре менном мире? Демократия не являясь ни идеологией, ни иным инструментом консолидации социума, сегодня развивается как основа и «вместилище» для практик, свойственных прочим, возможно, антидемократическим по сути социально-политическим теориям и практикам. При всём своём несовершенстве, демократия, именно благодаря своей гибкости и способности к компромиссам, остаётся жизнеспособной, несмотря на все свои недостатки, и в начале XXI ве ка, поэтому нужно воспринимать её как развивающийся феномен. Сегодня перед социально гуманитарными науками вновь возникает задача выработки нового определения и обоснования современной модели демократии.

- 99 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Список использованных источников 1. Валлерстайн И. Либерализм и демократия Братья-враги? // Социология власти. № 2. Гутман Э., Томпсон Д. Демократия и разногласия // Теория и практика демократии.

Избранные тексты. Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева, Б.Г. Капустина. – М.: Ладомир, 3. Даймонд Л. Определение и развитие демократии // Там же 4. Кант. И. К вечному миру // Теория и практика демократии. Избранные тексты. Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева, Б.Г. Капустина. – М.: Ладомир, 5. Пэйтмен К. Массовое участие и теория демократии // Теория и практика демократии.

Избранные тексты. Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева, Б.Г. Капустина. – М.: Ладомир, 2006.

6. Хайек Фридрих А. Познание, конкуренция и свобода. – СПб.: Пневма, 7. Шумпетер, Йозеф А. Капитализм, социализм и демократия. // Пер. с англ. Й. А. Шум петер. — М. : Экономика, 1995.

8. Эрроу Кеннет Дж. Коллективный выбор и индивидуальные ценности // Пер. с англ. Ю.

М. Яновская;

под. Ред. Ф. Т. Алескерова. — М.: ГУ ВШЭ, УДК 93/ Н.В. Гурская Поволжский государственный университет сервиса г. Тольятти, Россия ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ УРАЛЬСКОГО КАЗАЧЕСТВА В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД XIX ВЕКА В работе сопоставлено мировоззрение двух общественных групп в пореформенный пери од, которые находились на разных чашах весов понимания государственного устройства, с одной стороны уральское казачество, с другой - народники. В современном обществе сущест вует тенденция переосмысления прошлого с точки зрения более объективного представления о степени влияния революционных идей и о их месте в общественном сознании на определённом историческом этапе, в конкретной социальной среде.

В пореформенное время общественное движение в России приобрело внушительные масштабы. Оно развернулось повсеместно, как в центре страны, так и на ее окраинах. Ситуа цию, которая сложилась в среде уральского казачества на тот период помогают раскрыть цир куляры и распоряжения адресованные в основном оренбургским властям, по сколько уральский архив исчез в годы гражданской войны. Несмотря на то, что с 1869 года Уральское войско ста ло самостоятельным административным образованием, но всё же оно «ещё некоторое время оставалось под опекой Оренбурга» [12,c.56].

Следует обратить внимание на то, что сами казаки вообще, в народе и среди интеллиген ции рассматривались как слуги царя. «Казак есть слуга Государя и Отечества и защитник их от врагов… Враги (могли быть – Г.Н.) внутренние – взбунтовавшиеся подданные»[17, c.6-7]. Но те, кто пытался подточить позиции самодержавия именно с этой стороны, то в силу ряда со цио-культурных особенностей казачества, сталкивался с множеством проблем.

В 1871 году в Оренбурге был создан народнический кружок. Кружковцы вели активную подготовку к революционной пропаганде в народе. В Оренбурге в августе 1874 г. распростра нялась прокламация народников за подписью «Агенты революционного интернационального общества». В ней говорилось: «Призываем граждан оренбургских, в особенности из низших классов, и всех, кто сознает свое человеческое достоинство, к восстанию или, по крайней мере, к подготовке восстания против верховной власти...» [14]. Весной 1874 года началось массовое «хождение в народ». Тысячи молодых людей отправилось на Волгу, Дон, Урал, Днепр.


Оренбургские народники имели связь с народническим кружком в «…Уральске, куда входили М. Оганович, А. Назарова, А. Акутин, Н. Болдырев…»[11]. Дело в том, что в поисках оппозиции существующему строю народники придавали особое значение пропаганде среди старообрядцев и сектантов[15], а уральские казаки в большинстве своём были старообрядцы.

- 100 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Однако результатом деятельности народников стал арест в Уральске группы пропагандистов во главе со Н.Н. Смецкой.

Сильно устоявшиеся патриархальные традиции, особо значимая роль военной службы, глубокая религиозность, имеющая специфичность в разных формах раскольничества стали ес тественной преградой между народниками и уральскими казаками.

Тем ни менее, в 1875 году предписывалось обращать внимание на всех подозрительных лиц, даже на тех, которые «при задержании их полицией за не имением письменного вида, на зывают себя бродягами непомнящими родства…» [7,л.52]. Циркуляр «Господину Исполни тельному чиновнику г.Илецка. 1875г.» гласил, что «…в разных местах империи обнаружили стремления молодых людей пропагандировать преимущественно между рабочими, фабрик и заводов и снабжать их книгами революционного содержания» [9,л. 76]. По исполнении указа ний циркуляра о подозрительных людях оказалось, что «…лиц распространяющих вредную пропаганду… не открыто» [10, л.77]. В самом циркуляре частично кроется ответ на вопрос о причинах прошедшего мимо уральского казачества процесса «хождения в народ». Дело в том, что промышленность Уральского войска была развита слабо, «…не было фабрик» [16,с.45].

Существовали небольшие заводы, занимающиеся переработкой местного сырья: мыловарни, маслобойни и т.д. В основном они носили кустарно-ремесленный характер [3, c.99].

Народников могло привлечь общинное земледелие, но и оно имело мало общего с кре стьянской общиной. Дело в том, что казак воспринимал себя прежде всего как воин, а не как работник-хлебопашец. Таким образом, земледелие не являлось лидирующей отраслью хозяйст ва уральских казаков. Да и сами казаки оценивали собственное положение следующим обра зом: «…что касается насчёт пищи и одежды, слава Богу, супротив мужицкой, жисть наша не в пример лучше».[13,c.336] Например, среди студентов Санкт-Петербурга, которые отчислялись за неблагонадёж ность или распространение антиправительственных идей, представителей уральского казачест ва не наблюдалось [6, л.45-51]. Известны лишь распоряжения о поимке политически не благо надёжных людей. Например, в войске разыскивался, скрывшийся, из Санкт-Петербурга П.А.

Хлебников, которого считали «прикосновенного к делу о пропаганде в народе преступных уче ний» [8,л.69-75]. И тем ни менее тревожная ситуация, которая сложилась в России, требовала решительных действий. Поэтому «Господину Оренбургскому уездному исправнику (пришло – Г.Н.) Высочайшее повеление о запрете ряда книг для публикаций и распространения» [5,л.36 38]. Был предоставлен перечень запрещённых книг, куда входили также воззвания и прокла мации (например, «Русскому народу»). Помимо произведений русских и иностранных револю ционеров и мыслителей (Герцен, Толстой, Вольтер, Лассаль и т.д.), запрещались произведения, которые могли содержать такие слова: «Чтой-то братцы как тяжело живётся нашему брату на русской земле» [4,л. 35]. В песенниках запрещался ряд песен (например, «Ослушная песня», «Милей горе крестьянское», «Ах ты сукин сын, проклятый становой» и т.д.) [4,л. 35].Хотя книжных магазинов в Уральском войске до конца XIX века не наблюдалось, но приобрести книги можно было «у базарных торговцев…»[2,с.586].

В целом, уральским казакам были чужды модные революционные учения "народников".

Они были настолько консервативны, что не принимали новвоведения даже от власти, которой служили. Примером являются волнения уральских казаков того же смутного 1874 года, но со всем другого характера. Реформы Александра II коснулись и армии. Новое Положение об Уральском казачьем войске, которое касалось порядка прохождения службы частью казаков было наотрез отвергнуто. В глазах отказников, прозванных позже «уходцами», нововведения означали крушение традиционного образа жизни [2,c.242]. Этим могли лишь воспльзоваться.

Народник Окушко И.М. на этой почве в 1877 году в Уральске призывал поднять против прави тельства мятеж.

Объективности ради следует уточнить, что интеллигенция уральского казачества была, но не многочисленна, например: И.И.Железнов, Н.Ф.Савичев. Круг казачьей интеллигенции состоял на половину из иногородних. Её ряды периодически пополнялись ссыльными:

С.Сераковский, В.Ханыков, А.Плещеев, Т.Шевченко. Приезжали на короткое время М.Михайлов, Л.Толстой, И.Аксаков. Однако основная масса уральского казачества оказалась политически аморфной.

- 101 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Общественное сознание уральского казачества в пореформенное время XIX века в ос новном оставалось неизменным. Народники идеализировали общину, крестьянство и русскую культуру, а казаки – собственные старинные порядки. Поэтому Уральское казачье войско ещё долго продолжало оставаться надёжной опорой самодержавия. Такое явление, как «Хождение в народ» во второй половине XIX века потерпело неудачу, неслучайно. Потому что таких соци альных прослоек, либо общественных групп, как уральское казачество, было достаточно, кото рые жили в рамках собственной культуры и своего мировоззрения. В этом есть своя положи тельная сторона: чем больше многообразия корпоративных позиций в обществе, тем шире спектр выбора самоопределения для отдельно взятого человека.

Список использованных источников 1. Бородин Н.А. Уральское казачье войско.- Уральск, 1891.

2. Возрождение казачества: надежды и опасения. - М., сентябрь 1998.

3. Герасимова Э. Уральск. Исторический очерк. (1613-1817 гг.) Алма-Ата, 1969.

4. ГАОО Ф.13 оп.1. Д.230. Л. 5. ГАОО Ф.13 оп.1. Д.230. Л. 36- 6. ГАОО Ф.13 оп.1. Д.230. Л. 45- 7. ГАОО Ф.13 оп.1. Д.230. Л. 8. ГАОО Ф.13 оп.1. Д.230. Л. 69- 9. ГАОО Ф.13 оп.1. Д.230. Л. 10. ГАОО Ф.13 оп.1. Д.230. Л. 11. Деятели российского освободительного движения в Казахстане. [Электронный ре сурс] – Режим доступа: http://question.nm.ru/figuresofrusemancipatingmovement.htm 12. Дубовиков А.М. Уральское казачество в системе российской государственности (XVIII - начало XX вв.).Тольятти, 2007.

13. Железнов И.И. Уральцы. Очерки быта Уральских казаков. Полное собрание сочине ний. Т.3. Репринтное издание. – г.Уральск, 20006.

14. История Оренбуржья. Оренбург, 1996. [Электронный ресурс] – Режим доступа:

http://his95.narod.ru(oren)istor_5_4.htm.

15. Николай Никольский. Сектантство пореформенной эпохи. [Электронный ресурс] // Научно-просветительский журнал СКЕПСИС. Режим доступа:

– http://scepsis.ru/library/id_1830.html 16. Памятная книжка и адрес-календарь Уральской области на 1898 год. Саратов. 1898.

17. Руководство для строевой и служебной подготовки казаков подготовительного разря да Оренбургского казачьего войска. Оренбург. 1888.

УДК 343.121. А.П. Гуськова Оренбургский Государственный Университет г. Оренбург, Россия ВОПРОСЫ СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ЛИЦ В статье рассматриваются актуальные вопросы формирования механизма социально правовой политики в отношении несовершеннолетних лиц, совершающих правонарушения.

Нынешнее социально-правовое положение несовершеннолетних лиц, по мнению совре менников (юристов, педагогов, социологов, психологов, политологов и других специалистов), оценивается как недостаточно благополучное. Известно, что преступление это социальное зло, а когда оно совершается несовершеннолетними, то такое зло увеличивается во много раз.

Как отмечают криминологи, в среднем каждое третье правонарушение, совершенное несовер шеннолетними, относится к числу лиц неработающих или не обучающихся. Следовательно, здесь можно говорить о том, что деятельность ныне существующих институтов государствен - 102 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть ной системы профилактики безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних, яв ляется недостаточно эффективной, а к тому же еще недостаточно и разработанной. Скажем, что сегодня медленно развивается сеть специализированных учреждений для детей и подростков с девиантным поведением, которые особенно нуждаются в реабилитации. Не на должном уровне, к примеру, развита подростковая наркологическая служба, а также работа общественности по предупреждению преступных проявлений со стороны несовершеннолетних. В особо сложном положении нередко оказываются такие несовершеннолетние, которые подчас пребывают без должного попечения со стороны их родителей, воспитателей, и пр.

Сказанное позволяет говорить о том, что назрела острая необходимость в принятии госу дарством конкретных мер социальноправового направления с тем, чтобы могла функциони ровать должная юридическая защита детей и подростков. И в первую очередь это касается сис темы современных уголовно-процессуальных средств.

Важными документами в развитии сказанного, являются, конечно же, такие известные документы, как Конвенция ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 г., Минимальные стан дартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних от 29 ноября 1985 г. (Пекинские правила), Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних, Всемирная декларация об обеспечении, выживании, защиты и развития детей от 30 сентября 1990 г., и др.

Неслучайно в нашу лексику сегодня входят такие термины, как ювенальная юстиция, су ды по делам несовершеннолетних, или по другому, ювенальные суды, а также ювенальное су допроизводство.

Все это находится в согласии с п. 5.1 Пекинских правил, в которых сформулировано: сис тема правосудия в отношении несовершеннолетних направлена, в первую очередь, на обеспе чение благополучия несовершеннолетних и обеспечения того, чтобы любые меры воздействия на несовершеннолетнего правонарушителя были всегда соизмеримы как с особенностями лич ности правонарушителя, так и с обстоятельствами правонарушения.


Для реализации этого, полагаем, что необходимо разрабатывать программу по развитию реабилитационного подхода в виде социально-правовой работы с несовершеннолетними. Зада чей такой работы непосредственно является проведение программы ресоциализации, суть ко торой сводится к корректировке дальнейшего поведения подростка. С этой целью необходимо, в первую очередь, разработать программу ресоциализации, отразив в ней проведение конкрет ной социальной работы с подростками, совершающими преступления. Следует при этом ис пользовать частичный отказ от карательного правосудия, в основе которого, как известно, при сутствует реальное лишение свободы. Для этого необходимо провести четкую грань между тяжкими правонарушениями, на основе которых подросток не может быть оставлен на свободе без угрозы обществу, а также мелким или средним правонарушением, последствия которого вполне могут быть исправлены в порядке заглаживания вреда потерпевшему в объеме прими рительной процедуры (медиации) и плюс принятия конкретных социально-предупредительных мер.

Социально-правовая политика в отношении несовершеннолетних это есть целенаправ ленная деятельность по совершенствованию механизма, связанного с реализацией прав несо вершеннолетних с обеспечением им их эффективной защиты прав и законных интересов при совершении ими противоправных действий.

В развитии данного положения подчеркнем, что в большинстве европейских стран функ ция противодействия правонарушениям несовершеннолетних и защите их прав возложена на ювенальную юстицию, которая, как можно обозначить, представляет собой систему государст венных и негосударственных органов. Сам термин «ювенальная юстиция» это синтез двух понятий. На основе римского права, он представлен в виде двух таких понятий: как детство (молодость) и юстиция как справедливость (правосудие).

Следовательно, ювенальная юстиция это достаточно емкое понятие, основывающееся на задачах общества и его институтов по созданию необходимых условий для развития благопо лучия несовершеннолетних лиц, и их социализации. Ядром ювенальной юстиции, конечно же, является ювенальный суд. В настоящее время в стране развернулась, как можно отметить, ак тивная работа по формированию ювенальной юстиции и ювенальных судов. Например, в Оренбургской области в настоящее время уже функционируют три ювенальных суда. В них - 103 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть работают специализированные судьи по делам несовершеннолетних и помощники с функциями социального работника. Социальный работник это, прежде всего, педагог или специалист по детской психологии. Он то и призван оказывать помощь суду в выяснении мотивации как со вершенного противоправного деяния несовершеннолетнего, так и его личности.

Создание модели российской ювенальной юстиции взаимосвязано с вопросами совер шенствования уголовнопроцессуального законодательства. По этому обоснованно оно должно быть обязательно связано с формированием и ювенального судопроизводства. Только при их взаимном соединении можно четко сформулировать и определить как конкретные специфиче ские задачи ювенального судопроизводства, так, соответственно, и формирование задач юве нальной юстиции в целом.

Правовая политика это есть «комплекс идей, мер, задач, программ, установок, реализуе мых в сфере права и посредством права»3. Отсюда, значимость правовой политики определяет ся направленностью ее основных правоотношений. Именно благодаря правовой политике обес печивается обратная связь между реальной правовой жизнью и господствующими в обществе и государстве правовыми установками и в целом правовой идеологией. Этим социально-правовая политика способна в определенной степени управлять и правовыми конфликтами в обществе.

В этой связи оправдано считать, что уголовно-правовая политика входит в число приори тетных направлений современной государственной политики. Что же касается обеспечения за щиты прав несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве, то здесь следует подчеркнуть, что она есть специально организованная государством деятельность, направленная исключи тельно на совершенствование механизма по реализации прав несовершеннолетних и обеспече ние им эффективной защиты прав и законных интересов.

Следовательно, формирование целостной Концепции социально-правовой политики Рос сии в отношении несовершеннолетних позволит объединить в систему как правовые, социаль ные, так и иные меры, направленные на пресечение и предупреждение правонарушений со сто роны несовершеннолетних, а вместе, во взаимосвязи, обеспечить должный уровень защиты прав и свобод несовершеннолетних лиц.

В соответствии с Минимальными стандартными правилами Организации Объединенных Наций, касающимися отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, это должно стать составной частью процесса национального развития каждой страны в рамках всесторон него обеспечения социальной справедливости для всех несовершеннолетних. В связи с этим появляется потребность в принятии мер по разработке современной социальноправовой поли тики в отношении несовершеннолетних в России. Специализации судопроизводства специали зация судопроизводства в отношении несовершеннолетних явно необходима. Исторически сложившееся особое назначение специализированного правосудия в отношении несовершен нолетних всегда определяло специфику и характер ювенального суда. А ювенальное судопро изводство изначально было ориентировано не на возмездие, а, прежде всего, на обеспечение преимущества благополучия и интересов несовершеннолетнего. И это всегда отличало ювенальный суд от суда общеуголовного характера.

Если обратиться к зарубежному законодательству по функционированию ювенального правосудия, то следует отметить, что наиболее четко назначение ювенального суда удалось от разить в английском «Законе о детях». В нем определена забота о подрастающем поколении как первоочередная цель при рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних. Более того, отметим, что конкретно законодательство Великобритании подготовило для этого список кри териев, по которым должна определяться степень благополучия ребенка4. Важно здесь обра тить внимание также и на то, что существует среди таких критериев такое правило, по которо му не следует «принимать никаких судебных решений, пока у суда не будет уверенности в том, что вынесенное решение пойдет на пользу ребенка»5.

Матузов Н.И. Актуальные проблемы российской правовой политики // Государство и право. 2001.

№10. С. 6.

См. об этом: Защита прав несовершеннолетних в британской и российской системах правосудия. Семи нар 5 марта 2003 г. Стенографический отчет. СПб, 2003. С. 28.

Там же. С. 26.

- 104 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Все сказанное выше в определенной мере сможет повлиять на законотворческий процесс с пользой утверждения социально-приемлемого правового положения несовершеннолетних правонарушителей.

УДК А.В. Егоров Иркутский Государственный Университет Путей Сообщений г. Иркутск, Россия СОВЕСТЬ В ВОЗЗРЕНИЯХ Г.В.Ф. ГЕГЕЛЯ КАК АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОСТИ Гегель определяет место и роль совести в системе развития идеи, духа и понятий. Со весть как самосознание и самопознание объективного духа находит своё проявление в семье, обществе и государстве. Актуальность работы заключается в выявлении сооотношения по нятий совести, добра, государства.

Проблему совести Гегель излагает в «Философии права». Логическое суждение Гегеля ведется от абстрактного к конкретному содержанию, где абстрактные формы как чисто логиче ские «снимаются» более конкретными понятиями, где кажущийся первоначально нейтральным понятийный аппарат все более наполняется конкретным смыслом, выявляя определенную фи лософско-нравственную позицию. Структурно – логическое исследование ведется в следую щем порядке: в начале абстрактное право, затем моральность и далее нравственность. В свою очередь, нравственность включает: семью, гражданское общество и государство. Семья, обще ство, государство - это не только последовательность предметов исследования Гегелем, но и шкала их реальной ценности и объективной значимости.

Раскрывая структуру и функциональную сущность объективного духа, в разделе «Мо ральность» Гегель показывает соотношение совести и добра, анализирует диалектическую взаимосвязь понятий права, нравственности и государства, разграничивая категории «мораль»

и «нравственность». К морали Гегель относит внутренний, частный мир личности, она характе ризует личную позицию индивида. Это «область субъективно-индивидуальной моральности, охватывающую сферу личных и частных взаимоотношений, субъективно мыслимого должен ствования, идеала и критических умонастроений по отношению к социально-историческим яв лениям» [1, с. 223-224].

Что это за явление, объективный дух? По системе Гегеля объективный дух – это опреде ленный этап развития сознания, самопознания, выявляя себя как мышление. Объективный дух есть особая сфера со своим смыслом и содержанием. Со ступени объективного духа начинается проблематика философии права, морали и, в частности, проблема философии совести.

Философия совести, имеет своим предметом идею в образе объективного духа, способно го развертываться в мире человеческих правовых отношений. Сфера объективного духа пред стает как идеальная социальная картина. Право, добро и совесть находят свое реальное прояв ление в семье, в гражданском обществе и государстве, выявляя себя в должных общественных отношениях и в отношениях совести.

Субстанцией духа, по Гегелю, является свобода идеи. Её начальной формой является субъективный дух. Субъективный дух – это индивидуальный человеческий дух, обладающий душой, сознанием и волей. Субъективный дух свободен лишь в отношении к себе, в отношении же к некоему другому он еще не свободен. Субъективный дух свободен в себе, но не для себя.

Когда же дух свободен в себе и для себя- это уже объективный дух, тут свобода приобретает впервые форму объективной реальности, форму наличного бытия. Здесь дух выходит из формы своей субъективности, познает внешнюю реальность благодаря свободе, развиваясь далее, дух поднимается на ступень объективного духа.

В «Феноменологии духа» Гегель показывает путь развития духа и его постижение своего содержания, раскрывая диалектическое развитие понятий. Предметом духа является описание - 105 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть поступательного шествия идеи, мышления от самой низшей его формы – чувственной досто верности и до абсолютного знания.

Исходным пунктом этого движения является обычное сознание индивидуума. На перво начальной ступени своего развития сознание находится вместе с реальными предметами, то есть Гегель различает наличие субъекта и противостоящих ему объектов. На последней ступе ни, в абсолютном знании уже исчезает различие субъекта и объекта, уступая место их тождест ву, образуя их синтез. Все явления рассматриваются в становлении и во взаимосвязях. Гегель излагает идею как нечто исторически развивающееся в своей целостности. Она «… есть истина понятия свободы» [2,с.199].

Все явления, по Гегелю, это стадии развития изначально-целостной идеи, которой свой ственно неотъемлемое мышление. Дух, как идея начинает свое развитие с субъективного духа, далее переходит в объективный дух и заканчивает свою эволюцию в абсолютном духе. Дух, наделенный сознанием, способный мыслить, есть форма проявления идеи.

Мышление, по Гегелю, – это способ существования идеи. В феноменологии духа Гегель показывает ступени развития сознания: от субъективной, чувственной непосредственности к самосознанию и от него к абсолютному знанию. Процесс развития сознания протекает таким образом. Вначале сознание противостоит предмету, или миру как нечто отличительное от него.

Здесь сознание движется от исходного пункта – естественного своего состояния, оно воспри нимает всю прошедшую историю в зеркале индивидуального развития. Затем сознание пости гает свою общественную природу и поднимается до осмысления сущности истории. Гегель подчеркивает, что история представляет собой результат совместной деятельности индивидов.

Здесь сознание начинает осознавать себя как участника исторических событий. Но как участ ник этих событий, сознание еще не поднимается до понимания прошедшей истории, до науч ного знания. Далее, сознание, поднимаясь до научного обобщения, должно дать оценку и изло жить научно все пройденные этапы истории, все фазы исторического развития. Отдельными этапами на этом пути являются искусство, религия и философия.

На первом этапе идея, еще не обладающая самосознанием и не знающая себя, представ лена в её логических определениях – предикатах. На данном уровне идея не имеет никакого содержания, кроме того, что принадлежит самому мышлению и им порождается. Находясь в лоне чистой мысли, идея порождает категории. Идея, по своей сущности, представляет единст во понятия и реальности, это мыслящая субстанция, она находится в единстве с действитель ным миром, и которая в абсолютном духе завершает самопознание. Сознание, пребывая на сту пени объективного духа осмысливает понятие «совесть».

Совесть Гегель относит к форме объективного духа. Добро и совесть – это один из разде лов моральности. Совесть раскрывается через понятия «добро» и «долг». «Добро, по Гегелю,...

- это реализованная свобода, абсолютная конечная цель мира»[2,с.172]. Через развитие понятия «добро» Гегель подводит нас к понятию совести. Что есть добро? 1) «добро есть для меня как волящего особенная воля, и я знаю его, … особенность добра как бесконечной для себя сущей субъективности. Это внутреннее определение добра есть совесть» [2,с.173]. Гегель рассматри вает совесть как святое, данное человеку, как сущая субъективность, как суд. «Совесть как единство субъективного знания и того, что есть в себе и для себя, – это святыня, посягать на которую было бы святотатством»[2,с.178].

Нравственность как воплощение единства идеи и воления находит свою защиту в праве и выступает как живое добро. «Единство субъективного и объективного в себе и для себя сущего добра есть нравственность»[2,с.199]. Гегель утверждает совесть в подтексте добра. Добро, как субстанция права и государства есть свобода субъекта. Добро и совесть– это формы объек тивного духа. На этой ступени дух находит свое проявление в морально-нравственной сфере, познает себя в форме совести.

«Совесть – это глубочайшее внутреннее одиночество, пребывание с самим собой, в кото ром исчезает все внешнее и всякая ограниченность, полное уединение в себе самом. Человек в качестве совести уже не скован целями особенности, и совесть его тем самым – высокая точка зрения, точка зрения современного мира, который впервые дошел до этого сознания, до этого погружения в себя» [2,с.178]. Если религия и право есть, по Гегелю, нечто внешнее, добро вольно навязывающее, то «… совесть знает саму себя как мышление и то, что это мое мышле - 106 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть ние единственно обязательное для меня» [2,с.178]. Совесть - это мое проявление свободы мышления.

Быть нравственным означает творить добро, противостоять злу. Государство – это во площение добра и оно должно совершаться, но следует знать, что цель добра не будет достиг нута в полной мере, потому как это – идеальная цель мира. «Если бы она была реализована, если бы субъект стал нравствен, то субъективность отпала бы, добро имело бы силу от приро ды, и отпала бы также свобода субъекта;

субъект свободен только в борьбе» [2,с.422]. По всей вероятности отпала бы и совесть.

Совесть как внутренний регулятор поведения может проявляться только в развертывании свободы, только в свободе индивида, в его свободном волении. Совесть как форма самосозна ния объективного духа распространяется на семью, общество и государство, но она ограничена только рамками процесса мышления. Дух постоянно стремится к самопознанию, имея способ ность перевоплощаться в разные по значимости стадии.

Совесть – это свойство объективного духа, который не может существовать без индиви дов, без их действий, и в этом Гегель видит активную, деятельную природу самого духа. Сам индивид есть мыслящее существо, устремления которого должны быть пронизаны содержани ем добра и долга. Объективный дух не может проявляться без субъективного духа, и путь его идет ко все более глубокому осознанию понятия свободы.

Совесть, по Гегелю, - это объективный акт, связанный с государственным мышлением добра и ведущий к знанию абсолютного добра. Добро и совесть у Гегеля совпадают в абсолют ном духе и являются регулятивной идеей для человека, общества и государства.

Сегодня актуально, чтобы мышление добра было дополнено волением и его творением.

Добро должно быть действенным. Необходимость и настоятельность времени – это освоение общечеловеческой культуры и профессиональных знаний. Проявление совести нуждается не только во внутренней, но и во внешней свободе, и в их гармонии.

Гегель заключает совесть и свободу в рамки семьи, общества и государства, это субъекты и носители свободы, культуры совести. Субъект, по Гегелю, может быть свободен только в борьбе. Но в какой борьбе? Гегель определяет место совести и свободы в борьбе за знания и умение объективного духа быть верным самому себе. Гегель ограничивается мышлением доб ра, он не оставляет объективному духу места для преметно-практической общественной дея тельности.

Гегель придает большое значение государству как определенной форме объективного ду ха. Оно воплощает в себе жизнь родового разума. Государство должно выражать духовные ин тересы индивидуума, оно есть закономерный этап в развитии и самовыражении идеи. Государ ство, по Гегелю, должно быть разумным и действинным, правовым и нравственным.

Гегель государству придает божественное значение, оно выразитель интересов всех и в отдельности каждого. Идея государства, по Гегелю, должна мыслить лишь добро в масштабе рода, она должна быть связана с судьбой народа.

По Гегелю, мышление и творение добра должно составлять основное содержание миро вой истории. Объективизация духа в форме государства важна для самого Гегеля. «Государство есть действительность нравственной идеи» [2,с.279]. Государство – это культурно-родовой по рядок, одна из форм развития и становления объективного духа, в нем все должно быть как в искусстве. Поскольку государство примиряет все противоречия, то оно как закон, порядок есть высшая форма пребывания объективного духа.

«Государство – это шествие Бога в мире» [2,с.284], эта сфера подлинной свободы духа, это шествие идеи справедливости и добра, истины и красоты. Оно связано с жизненно историческими вехами народов, с их миссией свободы.

Объективный дух есть звено, выражение определенной исторической культуры семьи, общества и государства. Сегодня можно сказать, что объективный дух культуры вступил в сфе ру цивилизации. Цивилизация просматривается как определенный этап в развитии культуры. В связи с этим меняется система ценностей культуры, но синтезирующим основанием современ ной цивилизованной культуры должно быть реальное добро, совесть, истина и справедливость.

Добро как сущность нравственности должно быть возведено в культ почитания, а нравст венность, соответственно - в категорический императив, человеческое повеление. Сегодня все большее место в обществе начинает занимать информационно-массовая культура, но и она - 107 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть должна отвечать требованиям нравственного духа. Совесть как форма объективного духа должна быть культом почитания, духовно-нравственным регулятором каждого из нас. Дух со вести должен пронизывать государство, общество и семью.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.