авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть 2 СОДЕРЖАНИЕ ПЕДАГОГИКА И ПСИХОЛОГИЯ Артюшина Л.А. ...»

-- [ Страница 6 ] --

Итак, Гегель видит ключ спасения человека и человечества в его самосознании, которое связано с самопознанием человека как активного носителя духа. Дух – это жизнь в ее многооб разном проявлении. Дух - это развертывание идеи, воплощающее в себе субъект и объект, есть тайна и загадка мира. А мир есть такой процесс, который каждый раз показывает нам все но вую грань своего неустанного развития, перевоплощения и все новую связь переходов.

Совесть находит свое существование и сущность в общественных отношениях. Важным содержательным и решающим её моментом должно быть единство правового содержания и морального убеждения. Это единство, по Гегелю, наиболее полно должно проявляться в госу дарстве. Государство – это высшая форма проявления совести, добра и права.

Сегодня необходимо обратить особое внимание на редчайшее явление человеческого ду ха, наделенного сознанием и свободой, способного познавать себя, видеть себя со стороны, и выполнять свой долг – жить и трудиться по совести.

Список использованных источников 1. Словарь по этике/ Под ред. А.А, Гусейнова и И.С. Кона. - М.: Политиздание. - 1989. 447 с.

2. Гегель Г.В.Ф. Философия права/ Пер. с нем.: Ред. И сост. Д.А. Керимов и В.С. Нерсе сянц. - М.: Мысль, 1990. – 524 с.

3. Гегель Г.В.Ф. Философия права/ Пер. с нем. Б.Г. Столпнера: Примеч. В.С. Нерсесянца.

– М.:Мир книги, Литература, 2007. - 464 с.

УДК 17. А.В. Егоров Иркутский государственный университет путей сообщения г. Иркутск, Россия ПРОБЛЕМА СОВЕСТИ В ЭТИКЕ И.КАНТА В статье расcматривается сущность совести в воззрениях И.Канта. Большая заслуга И.Канта заключается в том, что он из «религиозных высей» понятие «совесть» переносит на землю, и мораль становится областью человеческой свободы, мерой должного.

Совесть, по Канту, – это априорный источник познания. Априорность означает особые умопостигаемые способности человека. По Канту, априорные знания – это знания, полученные независимо от непосредственного опыта, они как результат своеобразной способности разум ной природы человека. «… Совесть не есть нечто приобретаемое, и не может быть долгом при обретение её;

каждый человек как нравственное существо имеет её в себе изначально»

[1,c.335].

Кант считал, что вещи воздействуя на нашу чувственность, пробуждают одновременно и некую внутреннюю активность человеческого познания. По Канту, опытное знание образуется от воздействия воспринимаемых нами предметов, вещей и способности нашего сознания к чув ственным впечатлениям. Знания полученные до и независимо от опыта, изначально присущие сознанию Кант называет априорным.

Человек рассматривается Кантом с позиции как явление и как «вещь сама по себе». Со весть как область морального сознания представляет собой свободу воли человека, который способен выбирать свои поступки.

В мире явлений, в причинной цепи действий Кант не оставляет человеку место для сво бодного поступка, словом, здесь господствует жесткая необходимость. Человеческие действия и поступки на уровне явления, явленной чувственности строго детерминированы. Как видно, человек в мире явлений, по Канту, несвободен. Совесть как проявление свободы человека нель зя реализовать с позиций «чистого разума», ее место, по Канту, в «практическом разуме». Нам - 108 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть известно, что совесть как социальное явление раскрывается в поступках человека, которому свойственно чувственно-разумно-волевое и деятельное переживание мира.

Человек как индивид, согласно своему познающему характеру свободен, он наделен сво бодой воли. А любая свобода должна быть культурно-ответственной, она не должна выходить за рамки культуры общества. В таком случае необходим нравственный долг, нужно его свобод ное и добровольное выполнение.

Словом нужен внутренний повелитель – совесть, которая раскрывает человека изнутри как индивида. Переживания, которые возникают в человеке в связи с моральным долгом и «… приговоры той удивительной способности в нас…»[2,c.427], Кант называет совестью.

Совесть рассматривается Кантом как априорно-доопытное явление, как «божий дар», но «Бог» ее только закладывает в человека, а человек должен открыть и воспитать ее в себе. Вос питание совести как и долга всегда было социальным явлением, оно отражало всегда специфи ку исторических общественных отношений.

Общественные отношения Германии строились при жизни Канта на основе унизительной регламентации абсолютистко–политического режима. Немецкие философы в то время труди лись над проблемой «доброй и злой воли», отсылая волю в мир божественного провидения, они старались обезопасить свое социальное положение, обосновать «в метафизике» «нейтраль ную» философию для жизни и службы народов. Как видно отсюда, каждая историческая эпоха нуждается в здоровых нравственных отношениях. И Кант находит решение данной проблемы, он создает учение о категорическом императиве с его нравственным повелением. Категориче ский императив гласит: «Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы он стала всеобщим законом» [3,c.260].

В этике «практического разума» Кант нашел необходимый и всеобщий закон. И таким законом становится долг, выступающий в форме категорического императива. Совесть, по Кан ту, как и долг, должна стать всеобщей и необходимой нравственной формой отношений между людьми.

Естественно, совесть как социальное явление должна иметь историческое лицо. Она должна стать долгом для человека, необходимым законом для человечества, иметь носителя и выполнять функцию регулятора. Она должна стать нормой для каждого из нас. Совесть и долг не могут быть «сверхопытными», они должны быть социальной нормой реальных отношений между людьми. Совесть, по Канту, есть практический разум, напоминающий человеку каждый раз о его долге, (применение) закона оправдать или осудить.

Долг и совесть как социально-регулятивные механизмы близки по своему направлению, но различны по своему статусу. Долг – это обязанность, внешний закон. Кант очищает долг от всех чувств и склонностей человека. Если в мире есть необходимые общественные отношения, то должны быть соответствующие качественные и количественные критерии поведения людей.

Отношения людей должны быть упорядочены по их содержанию, по их качеству, также как должны быть упорядочены в соответствующие формы знания, полученные из опыта с помо щью чувств.

Совесть и долг (категорический императив) есть определяющие формы морального соз нания. Совесть – это тоже максима, которая должна быть нравственной необходимостью, осоз нанным регулятором поступков человека. Одни люди в своих поступках руководствуются, мо жет быть, только долгом, не подразумевая, что существует совесть, другие различают долг и совесть, считая это единым целым, третьи не знают ни долга, ни совести. У Канта долг – это форма, лишенная человеческих чувств и конкретно-исторических условий. А совесть Кант от носит ее к сфере божественного разума.

В суждениях Канта категорический императив – это только оболочка, нравственных об щественных отношений, в нем не содержится качественных характеристик, никаких условий, которыми он был бы ограничен, кроме самой всеобщности, т.е. закона вообще. Но у Канта нет и конкретных указаний на то, какие именно максимы должны выступать в роли принципов все общего законодательства. А с другой стороны, Кант не может окончательно отказаться от эм пирии, так же как не могут быть мысли без содержания и созерцание без понятий. Однако за мечательно то, что Кант дает направляющую гуманистическую категорического императива:

«поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого дру гого также как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству».[3.с.270] - 109 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Кант не мог выйти из сложившейся исторически-социальной колеи общественных отно шений немецкого идеализма. Противоречия времени, которые переживает Германия – это от ражение противоречий во взглядах и теории Канта. Он признавал неискоренимость зла, в об щественной жизни и вместе с тем полагал, что в душе человека живет неистребимое желание творить добро, быть нравственным в поведении и поступках. Рассуждая, он исходил из долга, что человек – это цель, что если в душе нет чувства любви, то пусть хотя бы будет чувство уважения, а сама «ненависть к человеку всегда отвратительна»[1,с.337]. Человек согласно сво ему познающему характеру, т.е. как индивидуальность свободен и следует только своему прак тичекому разуму. Свобода человека предполагает самосознание как форму выражения совести, свободу воли изъявления. Совесть как внутренняя свобода может не согласовываться, не сов падать с долгом как законом общества. Совесть - это некая свобода, некая вольность по отно шению долга. Если долг есть форма закона, то совесть – моральный Бог. Моральность у Канта самостоятельна и автономна, она закрепляется религией.

Кант смело, по-новому определяет место религии, она становиться служанкой морали.

Существование Бога недоказуемо для знания, но может быть тем постулатом веры, на котором основывается наше убеждение в существовании порядка в мире.

Итак, важное место в этике Канта занимает проблема долга и совести, морали и религии.

Если долг есть внешнее категорическое повеление для человека, то совесть - это внутренние изъявление свободы индивида. Если существование Бога недоказуемо для знания, то его посту лат может быть использован для укрепления в существовании нравственного порядка в мире.

Канту нужна была определенная смелость, чтобы изложить свою философию в таком со держании, сказать, что человек «есть цель сама по себе, то есть никогда никем (даже Богом) не может быть использован только как средство»[2,с.465], Бог нужен нравственности, а не нравст венность Богу.

У Канта идея Бога … «следует из морали и не есть ее основа»[1,с.9]. Можно сказать, что совесть у Канта есть противоречивое сочетание чистого и практического разума, как продукт проявления необходимости и свободы.

Список использованных источников 1. Кант И. Метафизика нравов в двух частях. Сочинения в 6-ти т.- М.: Мысль, 1965. Т. 4.

Ч. 2. – 478с.

2. Кант И. Критика практического разума Сочинения в 6-ти т.- М.: Мысль, 1965. Т.4.Ч.1.

– 544с.

3. Кант И. Основы метафизики нравственности. Сочинения в 6-ти т.- М.: Мысль, 1965. Т.

4. Ч.1. – 544с.

УДК 316.346. Л.М. Калюжная Филиал ГОУ ВПО «Дальневосточный государственный университет» в г. Арсеньеве г. Арсеньев, Россия ФАКТОРЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ ПЕРВОКУРСНИКОВ ГУМАНИТАРНЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ Проблема социализации молодежи в современной России стала актуальной, поскольку молодежь вступает в жизнь в сложных социальных условиях развития общества, что вызы вает психологическое напряжение. В статье рассматриваются вопросы адаптации молоде жи в новых экономических условиях. Сделана попытка выявить универсальный фактор соци ально-психологической адаптации среди студентов 1-2 курсов филиала ДВГУ в г. Арсеньеве, Приморского края.

Перед молодыми людьми стоит проблема адаптации к таким общественным процессам, как платное образование, безработица, инфляция и т.д., с которыми раньше они не встречались.

Действие многочисленных факторов социальной среды вызывает ряд трудностей социального - 110 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть и личностного характера, которые сказываются на социальной активности молодого поколения.

Студенческий период является сенситивным периодом для развития основных социогенных потенций человека, личностных особенностей студентов и формирования организационной культуры гуманитарного ВУЗа. Сглаживанию в протекании этих процессов помогает социаль но-психологическая адаптация студентов.

В многочисленном потоке научной литературы адаптация рассматривается в широком и узком смысле этого слова. В широком, философском аспекте под адаптацией понимают: «Лю бые взаимодействия индивида и среды, при которых происходит согласование их структур, функций и поведения» [1.c 135].

Адаптация как способ связи личности и макросоциума, подчеркивает смену обществен ного положения человека, приобретение им новой социальной роли, т.е. адаптация, является составляющей частью социализации. В социально-психологическом смысле, адаптация, рас сматривается как взаимоотношения личности с малой группой, то есть, с точки зрения соци альной психологии, процесс адаптации понимается как процесс вхождения личности в малую группу. Такую адаптацию можно активно наблюдать среди студентов-первокурсников любого Вуза.

В студенческой группе адаптация рассматривается как процесс формирования взаимо действующих сторон. Входя в новое социальное окружение, студент меняет систему своих от ношений с учетом среды, общественного положения и финансового достатка.

Ряд исследователей (Вершинина, Георгиева, Сухарев, Брюн, Ходаков, Чимбеленге, и др.) делают попытку объединения всех имеющихся факторов в следующие классификации:

-экономический (материальный) – объединяет факторы, связанные с получением средств к существованию (заработная плата, приработок, нетрудовые доходы, выплаты, материальные стимулы, доступ к дефициту).

-самосохранение – включает факторы, которые связаны с реализацией безопасности существования: физической и экономической (угроза жизни и здоровью, возможность потери источника существования, привлечение к уголовной ответственности).

-коммуникативный – включает факторы, которые связаны с реализацией потребностей человека в общении (глубина общения, круг общения, положение в группе).

-личностный (когнитивный) – содержит факторы, отражающие реализацию когнитивных потребностей (образование, квалификация, интеллект, кругозор).

-самореализация – это самый сложный комплексный фактор, который может включать в себя любой из перечисленных выше факторов при условии, что реализация тех потребностей, которые они отражают, приобретает для человека ценность. Комплексный фактор самореализации определяется через понятия «творение», «достижение», «мастерство», «власть», «авторитет», «престиж».

Для определения ведущего фактора социально-психологической адаптации студентов первокурсников гуманитарных специальностей, было проведено исследование выше указанных факторов, в группах студентов 1-2 курсов филиала ДВГУ в г. Арсеньеве, Приморского края.

В связи с проведенным анализом ряда параметров выше указанных факторов можно сделать вывод, что для студентов 2008 года набора, ведущим фактором адаптации является экономический (63%). В выборе студентов места обучения экономический фактор сыграл ведущую роль, т.к. затраты на образовательную программу в малом городе меньше, чем затраты при получении образования в краевом центре или другом крупном городе России. Так же этот фактор рассматривается при поступлении в филиал Вуза, Университета, т.к. поток абитуриентов меньше, и это дает более высокий процент вероятности поступить на бюджетное место и в дальнейшем, при условии успешного обучения, получать стипендию, которая окажется для семьи хорошей материальной поддержкой.

У студентов 2009 года набора отмечается высокий процент (96%) фактора – коммуникативности. Что свидетельствует о готовности студентов реализовать себя в новой общественной позиции, с условием приобретения более высокого уровня общечеловеческих ценностей. Студенты данного набора имеют позитивную направленность и показывают успешные параметры адаптивных процессов в студенческой группе в новых социальных условиях.

- 111 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Выявление уровня влияния различных факторов на адаптацию студентов первого курса может помочь в организации работы кураторов учебных групп любого Вуза.

Таким образом, можно говорить о невозможности выделить универсальный социально психологический фактор адаптации. Существует несколько второстепенных классификаций факторов: внешние и внутренние;

субъективные и объективные;

ведущие и временные;

индивидуальные и групповые;

глобальные (социально-экономическое и политическое устройство общества) и региональные (природно-климатические, степень развития социально бытовой инфраструктуры, степень напряженности баланса трудовых ресурсов);

личностные факторы, которые в большей или меньшей степени оказывают влияние на протекание процессов адаптации студентов первых и вторых курсов, а соответственно в той или иной степени формируют социализацию личности в новых экономических условиях.

Все это определяет актуальность и важность исследования процесса становления личности молодого человека, особенностей формирования ее ценностных ориентаций в наиболее значимых для нее сферах, условий и факторов, влияющих на этот процесс.

Список использованных источников 1. Волков Г.Д., Оконская Н.Б. Адаптация и ее уровни // Философия пограничных проблем науки. Пермь, 1975., Вып. 7. С. 134-142.

УДК Н.А. Личак Государственный Технический университет г. Ярославль, Россия ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И АНТИРЕЛИГИОЗНОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА В КОСТРОМСКОЙ ГУБЕРНИИ В 1920-1930-Х ГОДАХ 1920-1930-е годы рассматриваются с точки зрения активных действий в разработке антирелигиозной политики и гонений на Русскую православную церковь. Реальное осуществле ние решений руководящих органов происходило не только в столице, а также и на местах, по этому актуальным является исследование регионального материала.

1920-1930-е годы вошли в историю Советской России как годы грандиозных строек и коренных преобразований в стране. В то же время это были годы, полные противоречий, оставившие немало трагических страниц в экономической, общественно-политической, духовной и культурной жизни страны. Одна из таких страниц связана с изучением проведения «антиколокольной кампании».

После Октября 1917 года церковные колокола в России стали объектом непрерывных нападок. Против них действовало сразу два фактора — идеологический и экономический.

Одним из первых советских декретов был запрещен набатный звон, чтобы исключить возможность призыва к выступлениям против большевиков[1]. В колоколах атеистическая власть, нацеленная на промышленно-хозяйственную деятельность, увидела возможность использования в экономике цветного металла. В «колокольной кампании» 1920-х-1930-х гг., спланированной и проведенной Советской властью, почти все колокола были уничтожены.

Первоначально разрешалось снимать колокола только с ликвидированных, то есть закрытых церквей, а представители общины могли заменить предполагаемый к изъятию колокол на денежный эквивалент[2, л. 176]. Но с середины 1920-х годов центральные власти и наркоматы стали экономически стимулировать закрытие церквей. Решением от 15 января г. всем костромским районным комитетам предписывалось соблюдать порядок при реализации имущества в зарываемых молитвенных зданиях[3, л. 19]. При закрытии молитвенных зданий создавалась комиссия из представителей РайФО, Райадмотдела, РайОНО[3, л. 19]. На основе инструкций подразделений Наркомфина РСФСР «О порядке ликвидации предметов религиозного культа», «О порядке ликвидации церковного имущества» и др., церковные предметы из драгоценных металлов передавались в Гохран, а историко-художественные - 112 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть ценности — в музеи. Колокола, паникадила, подсвечники и другие предметы, попадавшие в категорию «цветной лом» по нарядам ОКрФО, подлежали передаче Рудметаллторгу.

Президиум Окрисполкома г. Костромы разрешал районным исполнительным комитетам реализацию имущества, находящегося в закрываемом здании, только за плату. Стоимость цвет ного лома, передававшегося Рудметаллторгу, при получении платежей должна была перево диться в соответствующий районный бюджет [3, л. 39].

Активная политика в отношении ликвидации колоколов началась в 1928–1929 годах.

Именно в это время на церковь, ее институты, священнослужителей обрушилась волна репрес сий, началось массовое разрушение храмов. Дело усугублялось и тем, что наряду с воинствую щими атеистами, колокола с колоколен пытались снять и хозяйственники. Страна, объявившая курс на индустриализацию, требовала огромного количества цветного металла. Идеологи атеисты, руководители промышленности, местные власти были заинтересованы в скорейшей ликвидации храмов, утилизации церковного имущества, в первую очередь, колоколов. Так, Президиум костромского горсовета возбудил ходатайство перед Окрисполкомом о немедлен ном снятии колоколов со всех церквей города [5, с. 4].

Результатом антирелигиозной пропаганды полужило закрытие 16 церквей в Костроме в 1928-1929 годах. Уникальные колокола вывозились, прежде всего, за границу – в Англию, США, Германию. Их продажа осуществлялась как предметы роскоши, искусства и т.п. [9].

Если еще в 1927 году музейный отдел Наркомпроса допускал переплавку колоколов только XIX-XX веков, то с 1930 года с разрешения Главнауки под охраной остались лишь отдельные наиболее важные с исторической точки зрения колокола.

Не представлявшие ценности колокола были пущены на переплавку, развивая для этого электролитическую промышленность, способствующую получению химически чистой красной меди. Так, в 1929 году был снят громадный 1200-пудовый колокол с Костромского кафедрального собора и перелит на Тульском литейном заводе. С Троицкой церкви г.

Костромы был снят и разбит на месте голландский колокол 1633 г., находившийся на одной из колоколен. На колокольнях этой обители и других приходских храмов оставили лишь небольшие колокола XVI-XVII веков[10, л. 100]. Результатом всей костромской «антиколокольной» кампании явился вывоз двух вагонов колоколов на Кольчугинский завод [5, с. 4].

Музейное дело в 1920-1930-х годах в значительной степени было лишено бюджетного финансирования и подпитывалось спецсредствами. Немалая часть этих средств складывалась за счет распродажи так называемого «немузейного имущества», попросту говоря имущества монастырей, состоящего из предметов XVIII-XX веков. Таковы были требования финансовых органов, отражавшие позиции государства в отношении национального достояния [1].

В течение нескольких лет плановым порядком было уничтожено почти все, что Православная Русь отливала несколько веков. По всей Костромской губернии разъехались особые бригады по съемке колоколов, имевшие карты «зачистки» прикрепленных к ним районов. Руководил всем этим действом Государственный трест по заготовке и переработке и снабжению металлоломом («Металлом»).

Ликвидация и продажа колоколов были поддержаны некоторыми группами общественности [7, с. 4], чаще всего являвшимися представителями Союза воинствующих безбожников (СВБ). С целью организации «антиколокольной» пропаганды предлагалось полностью запретить колокольный звон. В подписных листах требовалась передача колоколов в фонд индустриализации Рудметаллторга [4, с. 4].

Привычный православным жителям Костромы колокольный звон смолк на рубеже двух десятилетий [8, с. 7].

Список использованных источников Козлов В.Ф. Гибель церковных колоколов в годы// 1. 1920–1930-е http://www.danilovbells.ru/bellsonrussia/articles/gibel_tserkovnyh_kolokolov_v_192.html 2. ГАКО. - Ф.Р. 6. - Оп. 1. – Д. 335. - Л. 176.

3. ГАКО. - Ф.Р. 371. - Оп. 1. – Д. 383. - Л. 39.

4. Запретить колокольный звона// Северная Правда. - 1929. - 30 авг.

- 113 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть 5. Президиум костромского госсовета возбудил ходатайство перед Окрисполкомом о сня тии колоколов со всех церквей города// Северная Правда. - 1930. - 14 янв.

6. Два вагона колоколов (об отправке колоколов из Костромы на Кольчугинский завод) // Северная Правда. - 1929. - 29 дек.

7. 348 человек требуют снятия колоколов// Северная Правда. - 1930. - 7 янв.

8. Старый звонарь отзвонил (о снятии колоколов с Успенского собора)// Северная Прав да. - 1929. - № 147. - С. 7.

9. Делегация Гарвардского университета прослушала звучание колоколов, отлитых вза мен возвращаемых в Россию// Патриархия.ru 10. ЦМАМ. - Ф. Р-1. – Оп. 1. - Д. 14. - Л. 100.

11. ГАКО. - Ф.Р. 371. - Оп. 1. - Д. 383. - Л. 115.

УДК 929. Н.А. Личак, С.А. Кудрявцев Государственный Технический университет г. Ярославль, Россия ЯРОСЛАВСКАЯ СЕМЬЯ: ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Практическая генеалогия, знание истории своей семьи, своих предков и ближайших род ственников помогает создавать семейную традицию, углубляя локальное знание исторических событий, в которых принимали участие родственники.

Объектом исследования явилась генеалогическая история обычной ярославской семьи Кудрявцевых. Проведенное исследование на основе документов семейных архивов, Государ ственного архива Ярославской области, документальной литературы, устных свидетельств, привело в итоге не только к четкому очертанию прошлого семьи, но и написанию монографии с целью духовно-нравственного воспитания молодых людей, почитания предков, уважения семейных традиций и сохранения памяти о прошлом.

В начале XX в. благородные чувства уважения рода, исторической памяти в семьях граж дан оказалось нарушенным. Сейчас заниматься генеалогией может каждый. При этом выявля ется неразрывная связь биографий предков с историей страны, т.к. в жизни гражданина как в зеркале отражается всё, что происходит в государстве. Занятие генеалогией повышает внутрен нюю культуру, способствует более глубокому пониманию отечественной истории, что в свою очередь помогает в понимании настоящего.

Для того чтобы восстановить историю своей семьи и рода следует первоначально произ вести устный опрос всех родственников, внимательно ознакомиться с фотографиями и доку ментами семейных архивов, реликвиями. Далее в региональном архиве необходимо установить, к какому приходскому храму относился населённый пункт, в котором проживал интересующий предок, и ознакомиться с метрическими книгами, исповедными росписями, брачными обыска ми, ревизскими сказками, которые с целью государственного учёта населения, велись до рево люции в приходских храмах. Из этих источников можно установить даты рождения, свадеб, смерти, сословную принадлежность, сведения о военной службе, вероисповедании, социальном статусе, хозяйстве. В ходе исследования важно систематизировать получаемые сведения по ка ждому человеку, постепенно составляя родословную роспись и генеалогическое древо.

Согласно поискам, одним из найденных основателей рода «Кудрявцевых» в рассматри ваемой генеалогической линии являлся крестьянин Прокопий Фёдорович, который родился в 1853 г. в деревне Сопотово Меленковской волости Пошехонского уезда Ярославской губернии.

Его родители, владельческие крестьяне, состояли во втором браке. Прокопий являлся их един ственным общим ребёнком.

По материалам Первой всеобщей переписи населения Российской Империи, установлен состав и положение семьи Кудрявцевых в 1897 г. Так, Прокопий Фёдорович, его жена Праско вья Кирилловна и их шестеро детей проживали в деревне Сопотово в собственном деревянном - 114 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть доме, крытом соломой[1, л. 62-63]. Хозяин двора занимался гончарным делом, был православ ным, земледельцем, неграмотным.

Кудрявцев Алексей Прокопиевич родился в 1886 г. в деревне Сопотово[2]. В 1897- гг. учился в земской школе, затем занимался ремеслом. 13.02.1908 г. обвенчался в приходском храме в с. Всехсвятском с Е.Н. Губиной[3], дочерью местного крестьянина-пчеловода. Алексей вместе с другими уроженцами Меленковской волости, отправился в Санкт-Петербург как от ходник, где, по рассказам, работал цирюльником, затем открыл галантерейную лавку. Позже стал совладельцем небольшого маслобойного завода под Петербургом. Согласно материалам, семья Кудрявцевых имела 2,5 дес. земли, 5 голов крупного рогатого скота, 2 лошади [4].

В 1915 г. А.П. Кудрявцев ушёл на фронт. Вернувшись, стал с семьей жить в д. Сопотово Ярославской губернии. Деловая хватка, решительность, стремление к справедливости – эти ценные качества отца в полной мере унаследовали сыновья Алексея Прокопиевича: Фёдор, Па вел, Иван, Андрей.

Семья пережила продовольственную диктатуру с её насильственным изъятием хлебных запасов, конфискацию имущества, продразвёрстку. В 1933 г. семью Кудрявцевых раскулачили и заставили вступить в колхоз. В 1939 г. А.П. Кудрявцев умер и был похоронен в с. Кукобое Ярославской области.

Жена Алексея Прокопиевича Елена Никитична родилась в 1884 г. в д. Плосково Мелен ковской волости. Её родители – Никита Иванович и Анна Киприановна – были состоятельными крестьянами, имея в своём владении в 1916 г. 3 дес. земли. Судьба детей Елены Никитичны во время Великой Отечественной войны сложилась трагично - извещения о погибших на фронте сыновьях - Фёдоре, Павле, Андрее, хранятся в семейном архиве. Е.Н.Кудрявцева умерла в г. и была похоронена в с. Трофимовское Ярославской области.

Кудрявцев Иван Алексеевич родился в 1915 г. в д. Сопотово. Получил два класса образо вания. В 1933 г. вступил в колхоз и стал работать на Первомайской машинотракторной станции трактористом. С 1940 г. проходил срочную военную службу в г. Бресте, в годы ВОВ воевал в брянских лесах, был разведчиком. Награждён Орденом Красной Звезды и медалью «Партизану Отечественной войны» II ст. Перенёся ранение и контузию, в 1944 г. получил направление на работу в г. Львов, работал водителем. 22.09.1944 г. во время отпуска женился на М.А. Михай ловой. Был беспартийным. В ноябре 1945 г. семья переехала жить в д. Дмитриевку Первомай ского района ЯО. В 1949-1950 гг. работал председателем колхоза «Продвижение», но был уво лен за то, что выдал голодающим людям зарплату в виде выращенного ими зерна. В 1985 г. был награждён Орденом Отечественной войны II ст. Иван Алексеевич умер в 1994 г. и был похоро нен в с. Семёновском Первомайского района Ярославской области.

Жена Ивана Алексеевича Мария Александровна родилась в 1921 г. в д. Дмитриевка Пер вомайской волости Пошехоно-Володарского уезда Рыбинской губернии в семье плотника. Её родители Александр Феофанович и Василиса Ивановна были коренными пошехонскими кре стьянами;

у них родились трое детей - Фаина, Михаил, Мария. В 1936 г. семья, причисленная ранее к середнякам, вступила в колхоз. Мария получила четыре класса образования в школе д.

Дмитриевка. В 1939-1941 гг. работала на строительстве Рыбинского водохранилища, затем пе реведена на работы по сооружению окопов и противотанковых рвов под г. Рыбинском. После 1945 г. Мария Александровна работала в колхозе «Верный путь» трактористкой, телятницей. В 1966 г. получила звание «Лучшая телятница области», а в 1970 г. была награждена медалью «За доблестный труд». Мать пятерых детей, Мария Александровна в 1959 г. была награждена ме далью материнства. Мария и Иван Кудрявцевы прожили вместе 50 лет. С 1993 г. М.А. Кудряв цева живёт в г. Ярославле.

Кудрявцева Галина Ивановна родилась в 1959 г. в д. Дмитриевка Первомайского района Ярославской области в семье крестьян. В 1974 г. Галина уехала в г. Ярославль с целью получе ния образования, в настоящее время работает в строительной фирме.

Автор данной генеалогической разработки – Кудрявцев Сергей Алексеевич. Родился в 1988 г. в г. Ярославле. Сергей – бакалавр техники и технологии, студент 5-го курса Ярослав ского государственного технического университета, стипендиат Президента РФ считает, что исследования генеалогии семьей обусловлены возрастающим интересом к семейным цен ностям как основе жизненного уклада ярославцев, россиян. Перелом в историческом сознании граждан в сторону развития и укрепления семейных традиций, исстари бытовавших на Руси, - 115 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть является фактором, позволяющим восстановить память о своих генетических и исторических корнях.

Список использованных источников ГАЯО. - ФР.–642. – Оп. 3. – Д. 496.

1.

ГАЯО. - Ф.Р.–230. – Оп. 11. – Д. 2865.

2.

ГАЯО. - ФР.–230. – Оп. 11 – Д. 2832.

3.

ГАЯО. - Ф.Р.–642. – Оп. 1. – Д. 665.

4.

УДК 669.713. У.А. Мамаджанов, М.Д. Сайфиев Тюменский Юридический Институт г. Тюмень, Россия АКТИВИЗАЦИЯ ПРЕСТУПНЫХ СКИНХЕД-ГРУППИРОВОК В ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ИЗМЕНЕНИЕ КРИМИНАЛЬНОЙ ОБСТАНОВКИ В данной работе нами будут рассмотрены процессы активизации преступных скинхед – группировок;

проанализированы их отличительные особенности, учет которых способствует эффективному раскрытию преступлений. Также будут отмечены основные направления дея тельности органов внутренних дел по борьбе с преступными скинхед группировками.

Важнейшими направлениями обеспечения национальной безопасности и государствен ных интересов Российской Федерации, защиты прав ее граждан являются борьба с организо ванными скинхед – группировками на территории Российской Федерации. Кратко характеризуя складывающуюся в России в последнее время криминогенную об становку, следует подчеркнуть, что негативные тенденции в состоянии преступности продол жают доминировать. Возрастает организованность преступной среды. Криминальный мир бы стро прошел путь от разрозненных преступных групп до сплоченных преступных группировок, хорошо интеллектуально и технически обеспеченных и законспирированных.

Указанные процессы наглядно прослеживаются на примере Тюменской области, которая является одним из наиболее географически крупных и экономически развитых регионов Рос сии. Площадь ее территории равна 1435,2 тыс. кв. км (8,4% территории Российской Федера ции). Область представляет сложноустроенный территориально – экономический комплекс.7 В ее состав входят 2 автономных округа – Ханты Мансийский и Ямало – Ненецкий ( как субъек ты Российской Федерации), 38 районов (в том числе 5 городских), 28 городов, 40 рабочих по селков, 425 сельских администраций, население составляет 3270 человек.

Область богата полезными ископаемыми: нефтью, газом, бурым углем, железными руда ми, строительными материалами. Определяющую роль в развитии Тюменской области играет топливно – энергетический комплекс. В 2000 году объем добычи нефти составил 225, 43 млн.

тонн, газа – 501, 6 млрд. куб метров. Разработкой нефтяных месторождений занимаются 38 до бывающих предприятий, на которых работает 120 тыс. человек.

Количественный и национальный состав населения Тюменской области постоянно изме нялся с момента ее образования. В военное и послевоенное время в область высылались десят ки тысяч граждан, в том числе немцы, румыны, венгры, поляки чехи, а также западные украин цы, граждане стран Балтии.

Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 октября 2001г. № 2007 – III ГД «о мерах по борьбе с организованными преступными скинхед – группировками в Российской Феде рации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. - № 44. - Ст. 4188.

Данные ЕГРПО по Тюменской области за 2009г.

- 116 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Благодаря успешной деятельности органов внутренних дел, активные преступные груп пировки сегодня становятся частично контролируемыми.8 В течение 2009 года оперативными подразделениями ГУВД Тюменской области выявлено 9 организованных преступных скинхед – группировок. По данным Информационного центра ГУВД Тюменской области, в настоящее время на оперативном учете состоят 21 организованных преступных скинхед – группировок с общим числом участников 72 человека. Для предупреждения и раскрытия преступлений, совершаемых такими организованными преступными группировками, а также для реализации отдельных задач правоохранительных органов сотрудниками органов внутренних дел необходимо наладить конструктивные отноше ния с такими группировками. Однако при этом необходимо иметь ввиду, что в рамках таких группировок имеются не только добропорядочные и законопослушные люди, но и преступные элементы.

Анализ различных скинхед – группировок в Тюменской области позволил выделить их психологические особенности, учет которых способствует эффективному налаживанию конст руктивных отношений с их лидерами и активными членами для предупреждения и пресечения преступной деятельности скинхедов, а также борьбы с правонарушениями, совершаемыми представителями таких группировок.

Однако с 2009 года происходит активизация преступной деятельности скинхедов, в осо бенности, числа убийств. И эти убийства совершаются с особой жестокостью и подчас носят дерзкий характер (см. таблицу).

Дата Место Последствия 20.04.2009г. г. Киров Убийство гражданина Таджикистана Ф. Ниёзова Станция метро «Фили» Причинение тяжкого вреда здоровью 03.06.2009г.

(г. Москва) сотруднику милиции Улица Авиаконструкторов Убийство гражданина Азербайджана 13.09.2009г.

(г. Санкт - Петербург) М. Мамедова, покушение на убийство О. Мамедова г. Санкт - Петербург Убийство 1 человека, причинение тяжкого 21.09.2009г.

вреда здоровью 3 (цыгане) Г. Верхняя Пышма Убийство 4 граждан Монголии 29.09.2009г.

Свердловской области г. Москва Покушение на убийство 2 граждан 01.10.2009г.

Узбекистана Ноябрь Подмосковье, Убийство корейца В. Куна ж/д. станция Кусково 2009г.

В завершении хотелось бы обратить внимание на основные направления деятельности органов внутренних дел по борьбе с организованными преступными скинхед - группировками.

Ими, на наш взгляд, должны быть:

1. Установления наличия скинхед – группировок на обслуживаемой территории.

2. Сбор и анализ информации о структуре группировки, её целях и задачах, механизмах управления, её систематизация. При этом необходимо использовать все возможности админи стративно – служебной и оперативно – розыскной деятельности для получения и проверки ин формации о лидерах и других членах группировки, их связях;

совершенствовать систему полу чения, накопления и обмена указанной информацией, применять средства автоматизации уче тов на основе новейших разработок в области высоких технологий.

3. Установления конструктивных контактов с лидерами и членами скинхед – группиро вок с учетом их психологических особенностей.

Данные УФМС ГУВД Тюменской области на декабрь 2008г.

Сведения ИЦ ГУВД по Тюменской области по организованной преступности за 2009г.

- 117 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть 4. Получение оперативно значимой информации о фактах замышляемых, подготовляе мых, совершаемых и совершенных преступлениях и административных правонарушениях, в том числе и внутри группировки.

5. Документирование фактов совершаемых и совершенных преступлений для привлече ния виновных лиц к установленной законом ответственности.

6. Проведение оперативно – профилактических мероприятий, в том числе с привлечени ем авторитетных лидеров скинхед – группировок для недопущения преступной деятельности скинхедов.

Список использованных источников 1. Числов А.И., Сайфиев М.Д.Миграционные процессы в Тюменской области как факто ры, влияющие на изменения криминальной обстановки // Сборник статей. - Ростов – на – Дону.

2004.

2. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 октября 2008г. №2007 – III ГД «о мерах по борьбе с организованными преступными скинхед – группи ровками в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2008.

- № 44. - Ст. 4188.

3. ЕГРПО по Тюменской области за 2009г.

4. УФМС ГУВД Тюменской области на декабрь 2008г.

5. ИЦ ГУВД по Тюменской области по организованной преступности за 2009г.

УДК 343.137. Д.В. Маткина Оренбургский Государственный Университет г. Оренбург, Россия ДОГОВОРНАЯ (КОНВЕНЦИАЛЬНАЯ) ФОРМА ДОСТИЖЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО УМИРОТВОРЕНИЯ СТОРОН УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО КОНФЛИКТА В статье рассматривается исторические предпосылки, современная ситуация и пер спективы развития методов снижения конфликтности государства, общества и лиц, совер шающих преступления, а также предложена авторская концепция разрешения уголовно правового спора на основе конвенциальных (договорных) форм ускоренного правосудия.

Социальная напряженность, вызванная стремительным ростом числа преступлений и од новременным снижением их раскрываемости по большинству уголовных дел, сложившаяся в конце ХХ - начале ХХI века, потребовала смены привычных парадигм в уголовном судопроиз водстве и введения совершенно нового, качественного подхода, способствующего снижению конфликтности государства, общества и лиц, совершивших преступления.

На смену карательной идеологии пришла идея развития восстановительного правосудия, в рамках которой возможным становится применение таких методов реализации назначения уголовного судопроизводства, которые основаны на примирении сторон обвинения и защиты посредством построения взаимовыгодных договорных отношений. Это договорное (конвенци альное) правосудие, которое включает в себя судебные, досудебные и внесудебные формы раз решения уголовно-правового конфликта сторон путем установления конвенциальной истины, основой которого является «Особый порядок судебного разбирательства» (глава 40 УПК РФ).

Особый порядок судебного разбирательства (глава 40 УПК РФ) – это договор о согласии защиты с уголовным иском, в результате которого выносится конвенциальный приговор, уста навливающий конвенциальную истину. Конвенциальная истина, заимствованная из современ ной западной философии - это истина, признаваемая таковой по конвенции, это то, что считает большинство. Право соглашаться с обвинением и (или) с процедурой особого порядка судеб ного разбирательства обвиняемого, государственного (частного) обвинителя, потерпевшего и право суда рассмотреть в таком порядке дело, определяет данное «большинство». Этими пра вами наделены основные участники судебного разбирательства, выполняющие функции обви - 118 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть нения, защиты и разрешения дела. Именно они на основе системы сдержек и противовесов до говариваются о благоприятном разрешении конфликта. Судопроизводство рассматривается как процесс, направленный на достижение договоренности. А поскольку истина – результат дого ворного взаимовыгодного соглашения сторон, то приговор – конвенциальный.

Особый порядок судебного разбирательства – это нечто большее, чем сокращенная и ус коренная форма судебного разбирательства, это катализатор развития понимания частного на чала как законно обоснованной диспозитивности и конвенциальности в уголовном процессе, это фундамент существования и развития в УПК конвенциальной формы судебного производ ства, а также других конвенциальных форм в уголовном судопроизводстве и внесудебной фор мы разрешения уголовно-правового конфликта. Конвенциальность в уголовном процессе – это система диспозитивно-процессуальных элементов уголовного судопроизводства или договор ных процедур. Это система элементов, основанных на диспозитивных правах участников уго ловного судопроизводства, составляющих основания существования конвенциальности уго ловного судопроизводства. Целью элементов конвенциальности является гуманизация уголов ного процесса. Метод достижения цели - установление договорных отношений в рамках пуб личного уголовного процесса. Таким образом, особый порядок, являясь одной из форм судеб ного производства – конвенциальной формой, составляет основную часть конвенциальной формы уголовного судопроизводства.

Успешное применение конвенциальной формы судебного разбирательства10 положило основу дальнейшего развития таких форм досудебного, судебного и внесудебного производст ва, в которых заявленный стороной обвинения уголовный иск может быть полностью или час тично отозван в целях реализации прав и свобод обвиняемого и потерпевшего на основе взаим ной договоренности сторон. Так, вступивший в действие с июля 2009 года Федеральный закон №141- ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ» ввел особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглаше ния о сотрудничестве (глава 40 со значком 1 УПК), чем расширил сферу договорных начал на досудебное производство.

Особый порядок по основанию досудебного сотрудничества обвиняемого с органами предварительного расследования – один из видов конвенциальной формы судебного разбира тельства, в котором «способствование» раскрытию преступления является комплектным эле ментом «договора о признании уголовного иска» в связи с совершением преступления любой тяжести. Основой процессуальных отношений здесь является договор о взаимовыгодном со трудничестве, а фактическая виновность является предметом исследования сторон, а не суда, рассматривающего дело. Это форма ускорения расследования и разрешения уголовных дел.

Материальной предпосылкой ускорения расследования и разрешения уголовных дел в досу дебном производстве является сотрудничество обвиняемого со стороной обвинения, в виде признания собственной вины и изобличения соучастников, обусловленное соглашением и под твержденное представлением прокурора. Соглашение о сотрудничестве отражает объективную сторону совершаемого акта. Сотрудничество – это взаимодействие сторон, которое несет в себе взаимовыгодные условия и результат. Обвиняемый идет на значительные уступки – признает свою вину, совершает действия по содействию расследованию и уголовному преследованию преступной деятельности, результатом которых являются обнаруженные преступления и (или) возбужденные уголовные дела, органы предварительного расследования, в свою очередь со ставляют процессуальные документы по итогам действий обвиняемого, от проведения всесто роннего и полного предварительного расследования в отношении этого обвиняемого они осво бождены. Сотрудничество в полном смысле слова возникает с момента вступления в свои пра ва третьей стороны – суда.

Ввиду того, что Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России» на 2007 – 2011 гг., предложила широкое внедрение в российское судопроизводство примиритель ных процедур (восстановительной юстиции), для реализации основных задач, стоящих перед обществом и государством в уголовно-правовой сфере, нами предлагается введение еще одного По результатам обобщения судебной практики, проведенного Оренбургским областным судом за г., первую половину 2009 года в особом порядке судебного разбирательства (глава 40 УПК) судами рас сматривается более 70 % уголовных дел.

- 119 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть вида конвенциальной формы судебного разбирательства – это «Особый порядок по основанию денежной компенсации вреда потерпевшему либо его близким», который также в своей основе имеет договор в пользу третьего лица. Также следует признать прогрессивными воззрения уче ных, которые считают необходимым введение в уголовный процесс медиации.

Медиация в уголовном судопроизводстве – это внесудебная форма обеспечение договор ных (конвенциальных) начал между сторонами уголовно-правового спора;

это проявление дис позитивности уголовного процесса, благодаря которой возможно разрешение конфликтной си туации с принятием конвенциального решения, базирующегося на установлении конвенциаль ной истины. Конвенциальная истина во внесудебной форме устанавливается при признании лицом, совершившим преступление своей вины в том объеме, который достаточен для уста новления факта примирения сторон. А следствием договорного внесудебного процесса должно быть взаимовыгодное соглашение сторон обвинения и защиты и скорейшее восстановление прав потерпевшего приемлемыми для сторон способами. При введении этой формы медиаторы - лица, которые будут заниматься примирением, смогут решать проблемы, затрагивающие не гативные социальные последствия совершенного лицом преступления. Но эта процедура долж на находиться под определенным контролем органов уголовной юстиции. Первостепенно, это должно касаться специальной подготовки и назначения на роль медиаторов. Специали стымедиаторы должны дифференцироваться в зависимости от того, конфликт какой возрас тной категории лиц, совершивших преступление, они будут разрешать. Так, медиатор, разре шающий уголовноправовой спор по делам в отношении несовершеннолетних должен при по лучении специального образования помимо общей, возрастной, кризисной, юридической пси хологии и социологии, обязательно изучать педагогику. Медиатор, разрешающий уголов ноправовой спор в отношении совершеннолетних, может и не получать этого специального знания.

Для реализации публичного начала уголовного судопроизводства по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях при применении медиации помимо соглашения сторон относительно возмещения вреда потерпевшему, должна быть предусмотрена уплата штрафа в пользу государства по аналогии с административным производством.

В уголовнопроцессуальном законодательстве России необходимо отражать точки со прикосновения процесса медиации с имеющимися в законе уголовнопроцессуальными этапа ми, институтами и процедурами. Например, закрепить нормы, регламентирующие рассмотре ние уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, когда при применении ме диации стороны не пришли к взаимному соглашению, с вынесением обвинительного приговора и с назначением наказания в порядке, указанном в гл. 40 со значком 1 УПК.

Таким образом, если законодательство РФ будет содержать регламентацию договорной (конвенциальной) формы, состоящей из конвенциальной формы уголовного судопроизводства (гл. 40, гл.40 со значком 1 УПК, Особый порядок судебного разбирательства по основанию компенсации вреда) и внесудебной конвенциальной формы (медиации), то ввиду наличия ре ального механизма реализации прав потерпевшего будет достигнут эффект социального умиро творения сторон уголовно-правового конфликта.

Список использованных источников 1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, вступивший в силу 01 июля 2001 года.

2. Федеральный закон №141-ФЗ, принятый Государственной Думой 5 июня 2009 года «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ», особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (глава 40 со значком 1 УПК).


3. Маткина Д.В. Конвенциальная форма судебного разбирательства: история, современность и перспективы развития /Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук // Челябинск, 2009.

- 120 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть УДК 377.014.5(476)(091) Н.С. Моторова Белорусский государственный университет г. Минск, Беларусь НИЗШИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ В ГОРОДАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ НА РУБЕЖЕ XIX – XX ВВ.

(НА ПРИМЕРЕ БЕЛОРУССКИХ ГУБЕРНИЙ) В статье охарактеризованы основные типы низших профессиональных учебных заведе ний, описаны методы и формы помощи им со стороны органов городского самоуправления на примере белорусских губерний.

В настоящее время проблема участия органов городского самоуправления пореформен ного времени в развитии социальной сферы в целом и такого ее компонента как система низ шего профессионального образования остается недостаточно изученной темой, хотя ее даль нейшая научная разработка представляет интерес для исследователей. Реформы Александра II ознаменовали собой начало коренных, необратимых изменений для всех частей Российской империи, в том числе и белорусских губерний. В условиях модернизации всех сфер жизни об щества для жителей городов особенно актуальным стало получение образования, в первую очередь, профессионального, чтобы таким образом обеспечить себе стабильный заработок.

Дальнейшая разработка этой проблематики поможет более полно охарактеризовать деятель ность органов городского самоуправления в социальной сфере, а полученные выводы и обоб щения могут быть использованы для подготовки соответствующих спецкурсов по истории Рос сии и Беларуси.

В пореформенное время как в Российской империи в целом, так и в белорусских губер ниях существовали различные типы низших профессиональных учебных заведений: ремеслен ные отделения и классы при приходских, городских и других начальных заведениях, школы ремесленных учеников, низшие ремесленные училища. Их открытие и дальнейшее содержание было по силам местным городским властям, что также способствовало их распространению.

Органы городского самоуправления самостоятельно создавали ремесленные курсы, клас сы и отделения при приходских и городских училищах, выделяя при этом небольшие пособия на их содержание. Например, соответствующие постановления приняла Гомельская городская дума в 1877 г. [1, л. 14], Слуцкое собрание уполномоченных в 1908 г. [2, л. 47 – 47 об.]. Со сво ей стороны Министерство народного просвещения (далее – МНП) через дирекции народных училищ (далее – ДНУ), губернаторов и попечителей учебных округов старалось привлечь го родские власти к более активному выделению средств на устройство новых и содержание уже открытых классов ручного труда и ремесленных отделений. Соответствующие предложения содержались в министерском циркуляре №3169 за 1902 г. Однако большинство городов бело русских губерний отказались выделять какие-либо средства на эти цели. Например, такое по становление было принятыо в Полоцке [3, л. 29 – 30 об., 99 – 100]. Но МНП продолжало при нимать меры по развитию низшего профессионального образования и расширению сети соот ветствующих учебных заведений, особенно в городах. В итоге, 15 ноября 1913 г. появился цир куляр №7917 об открытии профессиональных классов и курсов, который был направлен на об суждение городским властям. В Лиде при рассмотрении циркуляра городские власти решили ходатайствовать об открытии при высшем начальном училище профессиональных классов по коммерческой бухгалтерии, коммерческой географии и товароведению [4, л. 4 – 4 об.], в Го родке – педагогических курсов [5, л. 7 – 7 об.], в Полоцке – почтово-телеграфных и электротех нических курсов [6, л. 12, 13] и т.д. В ряде случаев органы городского самоуправления были готовы выделять средства (правда, небольшие) на их устройство и содержание.

Однако, ремесленные классы и отделения, профессиональные курсы при училищах были предназначены исключительно для подростков. Поэтому в 1895 г. МНП выступило с предло жением организовать вечерние и воскресные курсы профессиональных знаний для ремеслен ников при местных учебных заведениях, отнеся расходы по их содержанию на городские сред ства. Соответствующие отношения были разосланы ряду городских дум. Такие курсы, напри - 121 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть мер, были устроены в 1897 г. в Пинске при реальном училище и сразу стали весьма популяр ными (на 40 мест было подано 118 заявлений) [7, л. 46 – 46 об.].

В конце XIX в. в белорусских городах начали появляться первые ремесленные училища, школы ремесленных учеников, низшие ремесленные школы. Инициатива в их открытии прояв ляли органы городского самоуправления, но все же чаще она исходила от попечителя Вилен ского учебного округа. Так, в 1894 г. Минская городская дума постановила ходатайствовать об учреждении на средства казны ремесленного училища. Со своей стороны город обязался пре доставить помещение для училища, выделить единовременное пособие по его обустройство и средства для приобретения собственного здания [8, л. 12 – 12 об., 62]. Встречались случаи, ко гда проекты открытия таких училищ и школ оставались нереализованными. Например, несмот ря на то, что в 1894 г. в ответ на предложение ДНУ Витебской губернии Полоцкая городская дума признала желательным открыть школу ремесленных учеников в городе, отвела участок земли для строительства здания и выделила пособие на первоначальное обустройство, но шко ла так и не была открыта [9, л. 462 – 462 об.]. На таких же условиях Витебская городская дума в 1900 г. одобрила предложение об открытии в городе ремесленного училища. Но и в этом случае постановление городских властей так и не было реализовано [10, л. 243, 247].

Начиная с конца XIX в. в ряде белорусских городов органы местного самоуправления об суждали вопросы о возможном открытии низших ремесленных школ и о необходимой матери альной помощи со стороны городских властей. В одних случаях городские думы в связи с огра ниченностью бюджетных средств принимали отрицательные решения, как, например, в Гомеле в 1901 г. [11, л. 4, 5 об., 69, 80 – 80 об., 135, 140]. В других случаях органы местного самоуправ ления принимали постановления о выделении пособий таким школам, предоставлении зданий, как, например, в Слониме в 1905 г. [12, л. 56, 57].

В целом низшие ремесленные школы к 1914 г. были открыты только в Витебске, Дриссе, Городке, Речице, Быхове и Мозыре. Из них пособия от городских властей получали витебская (2 тыс. руб.) и мозырская (1 тыс. руб.) школы [13, с. 98, 104, 124, 314, 334, 363]. Пособия от го родских властей так же получали школа ремесленных учеников в Минске [13, с. 285] и четы рехклассное ремесленное училище в Гродно [13, с. 163].

В 1913 г. в МНП был принят циркуляр №7915, который преследовал своей целью расши рить сеть низших ремесленных учебных заведений и привлечь к этому процессу органы город ского самоуправления. Реакция городских властей на циркуляр была самой разной. Например, Собрание уполномоченных Лепеля постановило предварительно уточнить сумму расходов со стороны города для практической реализации этого распоряжения [14, л. 10, 16 – 16 об.]. В Ли де городские власти постановили просить открыть в городе ремесленное учебное заведение по металлу и дереву (для постройки здания город решил отвести участок земли) и женскую ремес ленную школу по портняжеству, шляпному и корсетному ремеслу, ручному рукоделию и домо водству, для чего выделили 200 руб. в год. Но в постановлении было отмечено, что если будет предложено построить казенное здание, то вместо выделения денежных средств город безвоз мездно отведет участок земли. Остальные расходы Собрание просило принять на счет казны [4, л. 4 – 4 об.]. В Городке Собрание уполномоченных предложило не открывать новые учебные заведения, а усовершенствовать уже существовавшую низшую ремесленную школу, открыв в ней в дополнение к кузнечно-слесарному и столярному отделениям литейное, чтобы иметь возможность производить сельскохозяйственные орудия и машины [5, л. 8, 9].

Таким образом, органы городского самоуправления принимали довольно активное уча стие в развитии профессионального образования, особенно в конце XIX – начале XX вв. Бла годаря их усилиям низших профессиональных учебных заведений постоянно совершенствова лась и расширялась. И если сначала открывались ремесленные классы и отделения, чье содер жание не требовало больших затрат, то с течением времени в белорусских городах начали по являться школы ремесленных учеников, низшие ремесленные школы. Однако серьезным пре пятствием для дальнейшего развития системы низшего профессионального образования явля лась ограниченность городских бюджетов.

Список использованных источников Национальный исторический архив Беларуси (далее – НИАБ). – Фонд 2912. – Оп. 1.

1.

– Д. 14.

- 122 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть 2. НИАБ. – Фонд 22. – Оп. 1. – Д. 992.

3. НИАБ. – Фонд 2508. – Оп. 1. – Д. 2269.

4. НИАБ в г. Гродно. – Фонд 1574. – Оп. 3. – Д. 6.

5. НИАБ. – Фонд 2508. – Оп. 1. – Д. 5776.

6. НИАБ. – Фонд 2508. – Оп. 1. – Д. 5773.

7. НИАБ. – Фонд 22. – Оп. 1. – Д. 736.

8. НИАБ. – Фонд 24. – Оп. 1. – Д. 3596.

9. НИАБ. – Фонд 2508. – Оп. 1. – Д. 334.

10. НИАБ. – Фонд 2496. – Оп. 1. – Д. 607.

11. НИАБ. – Фонд 2912. – Оп. 1. – Д. 26.

12. НИАБ в г. Гродно. – Фонд 288. – Оп. 3. – Д. 3.

13. Памятная книжка Виленского Учебного Округа на 1914 год. – Вильно: Типография А.Г. Сыркина, 1914. - XVIII с., 449 с.

14. НИАБ. – Фонд 2508. – Оп. 1. – Д. 5779.

УДК 685.34. М.А. Нестерова Санкт-Петербургский Государственный Университет Кино и Телевидения г. Санкт-Петербург, Россия НЕОВИКТОРИАНСКИЙ СТИЛЬ КАК АКТУАЛЬНАЯ ТЕНДЕНЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ МОДЕ В данной статье дан культурологический анализ неовикторианской тенденции в совре менном костюме, существующей в Высокой моде, линии «готового платья» и молодежном «стрит-стайле».


В настоящее время социологи рассматривают викторианство как один из возможных ва риантов принятие западной системы ценностей. Викторианский мир, кажется оплотом истин ной человечности современному человеку, уставшему от свободы и разрушившему все ценно сти европейского общества.

«Неовикторианство» как социально-культурный феномен нашего времени в настоящее время изучается преимущественно социологией (Пантин В.И., Лапкин В.В., пр.).

Существующие предпосылки к формированию нового неовикторианского общества на ходят свое воплощение в современном костюме, который является уникальной сферой, отра жающей все социально-культурные и художественные процессы своей эпохи. Анализ неовик торианского стиля в современной моде должно способствовать осознанию специфики развития общества, анализу его идеологии и отличительных черт.

Неовикторианский стиль существует в современной моде на трех разных художествен ных уровнях: в Высокой моде, в линии «готового платья» (т.е. Prte-a-porter) и уличной моло дежной моде («стрит-стайл»).

Дизайнеры Высокой моды, работающие в «исторической» тенденции и создающие «не овикторианские» образы комбинируют, переосмысливают, совмещают и цитируют формы и содержание исторического европейского костюма, придавая исторически сложившимся фор мам иное содержание, расширяя тем самым палитру образных метафор костюма. Свободное отношение к историческим направлениям изобразительного искусства, использование вырази тельных средств коллажа и эклектического комбинирования различных стилей, существовав шее в рамках эстетической концепции постмодерна, и позволило дизайнерам Дж. Гальяно, В.

Вествуд и др. в конце ХХ – начале ХХI вв. увлечься «игрой в эпоху». Созданный ими костюм становится, как и любой постмодернистский текст, элементом некоего интертекстуального культурного континуума, в котором постоянно производятся и по-разному прочитываются зна чения, и их понимание часто интуитивно, приблизительно и неокончательно. При этом «исто рическая цитата» в костюме - это не только и не столько слепое «копирование» формы, силу эта, кроя одежды и пр., но прежде всего потоки кодов, жанровые связи, тонкие парафразы, - 123 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть изящные ассоциативные отсылки, едва уловимые аллюзии и пр. Это может быть показано на примере «викторианских» коллекций, например, Дж.Гальяно (осень/зима 2005-2006 гг.), В.Вествуд «Англомания», А.МакКуин (2007) и т.д.

Дизайнеры, работающие для линии «готового платья» обращаются к викторианским об разам, как современному идеалу женственности. Неовикторианские образы в их коллекциях являются не столь тонкой художественной аллюзией или парафразом, как в образцах Высокой моды. Характерные черты викторианского костюма выражаются в эклектичном комбинирова нии форм современных и исторических предметов одежды, использовании характерных для викторианской моды материалов, колористического решения, фактур. Такие неовикторианские костюмы могут быть отнесены в отдельную тенденцию современной моды – стиль «стимпанк», которая развивается с 80-х гг. ХХ века. В коллекциях стиля «стимпанк» женский облик дис танцируется от образа фарфоровой игрушки, характерного для викторианской эпохи, и при ближается к образу «городской амазонки» – волевой, активной и решительной. Созданию тако го образа способствует использование в женской одежде элементов мужского и военного кос тюмов (например, цилиндры, галуны, застежки - «бранденбурги» и пр.), что может быть пока зано на примере коллекции Дольче и Габбана (линия «prt-a-porter», осень 2006 г.).

Современная молодежная уличная мода также активно использует формы и образы евро пейского костюма викторианской эпохи для создания одежды «своего», иллюзорного альтерна тивного мира в «чистом виде», без авторской рефлексии. При этом часто используется харак терный прием «иронического» цитирования, который заключается в том, что реципиент «узна ет уникальное место, сообразует с цитатой комплекс ожиданий, которые она должна вызывать по определению, а затем получит удовольствие от того, что обманулся в своих ожиданиях».

Эти ожидания реципиента «обманываются» абсурдными композиционными решениями кос тюма, провокационными аксессуарами или дополнениями, выполненными в ином стиле (на пример, «панк»), что вносит эмоциональный элемент в такой «сухой» гибридный текст костю ма, состоящий из цитат ушедших эпох. В этом проявляется пастишность, цитатность и своеоб разный свободный стиль («фристайл») т.е. свободное взаимодействие с различными художест венными стилями, что характерно для культуры конца ХХ- начала XXI века. Неовикториан ский костюм в молодежной моде представляет собой, таким образом, не законченный объект, а процесс взаимодействия художника с текстом, текста – с пространством культуры, с материей духа, текста с художником и с самим собой. В японской молодежной уличной моде широко распространены инфантильные неовикторианские образы (например, «Алиса», «Лолита» и пр.) Итак, в современном обществе очевидно формирование новых «неовикторианских» тен денций, которые в настоящее время находят выражение в костюме и моде. Высокая мода, ли ния «prt-a-porte» и «стрит-стайл» с разным уровнем художественности интерпретируют обра зы и формы викторианского костюма.

УДК 001. Н.О. Осипова Московский гуманитарный университет г. Москва, Россия МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА КУЛЬТУРОЛОГИИ: В ПОИСКАХ СМЫСЛА Материал представляет изложение дискуссионных проблем методологии культуроло гии, касающихся терминологических и категориальных дефиниций, их прикладного использо вания в научных текстах.

«Проблемные зоны» многих гуманитарных исследований располагаются вокруг одной категории – методологии. Иногда ее считают «дежурной», фиксируя, что «в диссертации ис пользовались разные методы» – и далее по порядку следует перечисление стандартного набора:

герменевтический, системный, семиотический, феноменологический и т.д.

- 124 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Возможно, прав В. Селиванов, говоря еще в начале 2000-х о том, что современное гума нитарное знание вступило в полосу методологического кризиса, возврата к нулевой отметке, потери ранее накопленного методологического опыта [1, 127-128].

За десять лет многое изменилось – и в нашей жизни, и в нашей культурологической нау ке, которая после многих болезненных и горячих споров обрела статус самостоятельной облас ти знаний. Но одновременно это усложнило положение ученого-культуролога, потому что обо стрилась необходимость выработки своего инструментария, своих теоретико методологических основ. Приветствовалось разнообразие методов –синергетический (М. Ка ган), «грамматический» (О. Розеншток-Хюсси), метод «интермедиальный» (Н. Тишунина), «социально-коммуникационный» (А. Соколов), «культурологический концептуализм» (Ю.

Асоян) и др., соседствовавшие с традиционными: структурно-семиотическим, психоаналити ческим, историко-функциональным, герменевтическим, компаративистикой и т.д. Это наводит на размышления: с одной стороны, мы имеем дело с тенденцией к универсализации гуманитар ного знания, где единство метода предполагает преодоление хаоса в описании этого знания. В то же время, «та сфера, которая связана с человеком…постепенно начала дистанцироваться от этой методологии, одновременно пытаясь выработать свою унификацию» [1, 138].

Сопротивляясь унификации, гуманитарные науки, в том числе и культурология (я бы обозначила точнее – комплекс наук о культуре), пытаются выработать собственную стратегию, неизменно вступая в т.н. «конфликт методологий» (по Б. Соколову), что предполагает их взаи модополняемость на уровне разных подходов.

Я далека от мысли, что нам здесь и сейчас удастся решить все проблемы, связанные с ме тодологией (они не решены даже в рамках академической науки) – в данном случае мы пресле дуем цель практического применения того или иного метода (или методик) в каждом конкрет ном случае. К примеру, мы все уверенно оперируем категорией герменевтического метода в гуманитарном знании, и более того – можем его охарактеризовать, процитировав в нужном месте Гадамера… А вот как этот метод применим в конкретном ракурсе исследования, как «адаптируется» на прикладном уровне? В каких своих проявлениях?

В связи с этим стоит напомнить аксиоматичную мысль о том, что в соответствии с тер минологическим статусом «метод» означает путь, способ, подход исследования как прием или совокупность приемов познания, которые обеспечивают их адекватность специфике изучаемо го объекта и истинность этого познания.

В то же время, если признать, что культурология – это общее название целого спектра дисциплин (культурной антропологии, истории культуры, семиотики культуры, социологии культуры и др.), то все они в той или иной степени связаны с доминирующими методами, при нятыми в базовых сферах естественнонаучного и гуманитарного знания (их, в общем, не так много – феноменологический, системный, структурно-семиотический, герменевтический, компаративистика, психоаналитический и некоторые другие). Далее, «спускаясь» к конкрет ным наукам (филологии в ее конкретных направлениях, антропологии, истории, искусствове дению и др.), методы конкретизируются и трансформируются применительно к предметно объектному миру данной науки. На следующей ступени описания, выходя на уровень «текста»

и возможных принципов его анализа, они реализуются в частных конкретных методах и мето диках, сохраняя в то же время устойчивую связь с целым. Поэтому, как мне представляется, система методологии культурологии может быть описана как иерархия составляющих: базовый (универсальный) метод – частный (принятый в конкретном направлении науки способ описа ния) – частная методика анализа. Достаточно широко в этом ряду используется термин под ход, который мне кажется довольно размытым и неопределенным (его часто употребляют в ка честве синонима метода). Термин подход целесообразно использовать в предельно обобщен ном значении, как общий взгляд, ракурс, критерий, позиция, установка, с которой исследова тель подходит к объекту анализа. Это может быть культурологический подход, интегративный (или комплексный) подход, исторический и т.д.

Таким образом, универсальный метод реализуется в многообразии своих вариантов и трансформаций, обусловленных прикладными задачами. Относительно недавно исследователи провозгласили еще один методологический аспект – «культурологический концептуализм» [3], первоначально сформировавшийся в рамках концептосферы языка (Д. Лихачев, А. Вежбицкая) и распространившийся позже на сферу культуры в целом[4].

- 125 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Но, несмотря на то, что авторы называют его методом, на наш взгляд, это уровень мето дики (то есть прикладной составляющей метода, подобно мифопоэтическому анализу, семан тической поэтике, мотивному анализу).

Еще один пример функционирования иерархии в системе методологии. В границах срав нительно-исторического метода11 в описании художественной культуры может использоваться иконологический метод в качестве частного, а в качестве методики – знаково-символический анализ (выстраивается цепочка знаково-символический анализ – иконологический метод – сравнительно-исторический метод). В то же время при изучении других явлений и с другими целями компаративистика может реализовываться и в иных частных методах. Например, «диа логизм» в изучении культур функционирует не только в рамках компаративистики, но и в про странстве герменевтического метода в разных его частных методик ( как это мы видим в мето диках дискурсивного анализа и историко-культурной реконструкции М.М. Бахтина).

Обратное явление: какая-либо частная методика может использоваться в пространстве разных методов, решая в пределах каждого из них свои задачи. Такова, например, методика интертекстуального анализа, который открывает интересные исследовательские перспективы (и в рамках герменевтики, и в рамках компаративистики, и в рамках других методов), если его не сводить лишь к поискам заимствований и аллюзий. Это и сопоставление типологически сходных явлений (жанров, направлений), и выявление глубинной (мифологической, психоло гической) основы артефактов, и анализ их в культурном контексте. В результате интертексту ального анализа выявляются: конкретный контекст, с которым «играет» произведение;

жанр, в котором оно написано и который оно, наверное, пытается обновить;

система инвариантных для автора мотивов, историко-культурный, в диалоге с которым формируется данный текст.

Иногда авторы прибегают к «беспроигрышной» позиции, заявляя в системный метод в качестве ведущего применительно к любому предмету изучения, что в целом справедливо, ибо системность – это свойство любого сложившегося культурологического феномена. Но ведь в границах системного подхода (в зависимости от задач исследования) формируются различные его частные проявления: например, при изучении культуры повседневности средневековья мы рассматриваем ее как систему, в которой определяются не только материальные параметры, но и параметры ментальности, пространства и времени, языка, искусства, религии...

Невольно напрашивается вывод, что мы имеем дело с парадоксальной ситуацией: с одной стороны, культурология пытается преодолеть методологическую обобщенность, тяготея к соз данию собственной методологической стратегии, а с другой – вступает во взаимодействие с методологическими стратегиями смежных гуманитарных дисциплин.

Таким образом, подобно тому как культурология формировалась на перекрестке разных направлений, ее методология на уровне каждой из сфер тоже вырабатывала свой теоретико методологический подход. Прав в этой связи Л.Г. Ионин, полагающий, что «в каждой из этих дисциплин предметы, методы, специфические объекты исследования … существенно разнятся не только от страны к стране, от школы к школе, но даже от исследователя к исследователю… Строго научно (предметно, методологически и т.п.) разделить и определить их невозможно»

[5, 13-14].

Я разделяю этот осторожный пессимизм автора, однако это не означает, что ученый мо жет быть абсолютно произволен в выборе способов анализа культурного текста, с которым имеет дело, – ведь та логика исследования, которую он избирает для решения своей задачи, так или иначе определяется сущностными характеристиками подхода к материалу.

Список использованных источников 1. Селиванов В.В. Кризис методологий в гуманитарных науках // Методология гумани тарного знания в перспективе XXI века. К 80-летию профессора Моисея Самойловича Кагана.

Материалы международной научной конференции. 18 мая 2001 г. Санкт-Петербург. Серия «Symposium». Выпуск 12. СПб., 2001. С.127-128.

2. Соколов Б. Г. Науки о человеке: универсализация и конфликт методологий // Методо логия гуманитарного знания… С. 138.

В западной научной традиции его часто называют кросс-культурным (в отечественной науке характе ристика кросс-культурный имеет и иные смысловые коннотации).

- 126 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть 3. Асоян Ю.А. Культурологический концептуализм (методологический аспект) // Выбор метода: изучение культуры в России 1990-х гг. / Сост. Г.И. Зверева. М., 2001;

С.83-90.

4. Степанов Ю. С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М.,1997 и др. изд.;

Идюшина Л.Н. Концептуальный анализ в культурологии. М., 2008.

5. Ионин Л.Г. Социология культуры. М., 1996. С.13-14.

УДК 7.041.6(014):951. И.М. Присяжная Амурский государственный университет г. Благовещенск, Россия ИЗУЧАЯ ЭВОЛЮЦИЮ РАЗВИТИЯ СРЕДНЕВЕКОВОГО КИТАЙСКОГО КОСТЮМА, ОТРАЖЕННОГО В СОВРЕМЕННОМ ДИЗАЙНЕ ИЗДЕЛИЙ СЕВЕРО-ВОСТОКА КИТАЯ Изучение эволюции развития особенностей и элементов, составляющих национальный китайский костюм, позволит более полно проанализировать и изучить культуру китайского костюма, также и взаимовлияние на современный костюм как элемент материальной куль туры и дизайна.

Цель работы – исследование эволюции развития средневекового китайского костюма, населявших юг Дальнего Востока и Приморье, как отражение истории развития общества, взаимодействия и взаимовлияния культур и традиций на современность. Помимо описанных ранее другими историками Китая о разных частях одежды, головных уборов, обуви, обычаи каждой эпохи, каждой династии также имеют свои особенности. Некоторые из них так и оста лись в истории, другие сохранились до наших дней и проявляются в самых разных аспектах жизни. Так как в различные периоды разных династий социальная обстановка и внешние влия ния были различны, степень экономического и технического развития была не одинаковой, обычаи повседневной жизни также отличались.

Методы исследования. На разных этапах исследования использовался исторический под ход и изучение литературных источников, посвященных средневековому китайскому костюму.

В ряду конкретных задач стоит изучение источников и особенностей процесса формирования средневекового китайского костюма, населявших Приморье и юг Дальнего Востока. Основа исследования представлена комплексом положений, включающих в себя модели мировой куль туры IV – ХVIII веков нашей эры, современные методики реконструкции системы историче ских взглядов, историко – сравнительный метод подхода к описанию китайского костюма эпо хи Средневековья и по наши дни.

Литературный анализ. На протяжении тысячелетней истории китайской цивилизации костюм претерпевал постоянные изменения. Взаимовлияние многих национальных культур в пределах китайского государства, общение с соседними странами и вторжения иноземных войск – всё это отражалось на одежде и украшениях китайского костюма.

Значительные изменения направлений моды одежды происходили от династии к дина стии и санкционировались законом. Стремление к красоте свойственно всем народам. Сохраняя национальные традиции, передавая навыки и особенности своего ремесла из поколения в поко ление, художники – модельеры и ремесленники китайского народа донесли до наших дней от дельные образцы национального костюма. При этом формы и конструкции, выработанные с позиции функциональной целесообразности и рациональности, не претерпели особых измене ний. В коллекциях нового сезона дизайнеры предлагают среди моделей этнического стиля кос тюмы, инспирированные китайскими мотивами.

При Цинской династии политическая власть в стране принадлежала маньчжурам. Одежда восьмизнаменных маньчжурских войск вошла в Китай вслед за сменой династии. Обычаи восьмизнамёнников широко распространились по всей центральной равнине. В начальный пе риод династии Цин антиманьчжурские настроения среди ханьского населения были очень сильны, они проявлялись в самых разных формах, выражая сопротивление захватчикам.

- 127 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Тысячелетиями передававшиеся из поколения в поколение традиции в одежде были раз рушены вторжением восьмизнаменных войск, которые принесли с собой чужеродные обычаи.

Противоречия между маньчжурским и ханьским этносами во всем, что относится к косметики до костюма, стали неизбежны. Объективно говоря, изменения в костюме эпохи Цин были вы званы революционными изменениями окружающей среды. С точки зрения особенностей кос тюма и их последующей живучести, замена старого новым знаменовала собой прогресс, стало инновацией того времени. Поэтому можно сказать, что эти изменения явили новый взлет тра диционного китайского костюма, став третьим значительным прорывом в истории китайского костюма после «северного костюма для верховой езды и стрельбы из лука» и «раскрепощения в одежде эпохи Тан». Поэтому эта революция сыграла активную роль в изменениях одежды.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.