авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть 2 СОДЕРЖАНИЕ ПЕДАГОГИКА И ПСИХОЛОГИЯ Артюшина Л.А. ...»

-- [ Страница 7 ] --

Популярные на протяжении многих веков просторные халаты с большими рукавами, во лочащиеся юбки и пышные головные уборы, роскошь и изысканность, мягкость и изыскан ность тканей резко контрастировали с узкой и короткой одеждой маньчжуров. Восьмизнамён ники были непритязательны в выборе материала, ценили простоту и удобство. Их простая оде жда вытеснила юбки, и последующим поколениям это было легко принять. Костюмы мань чжурских знаменных войск имели прямоугольный силуэт, ворот в форме седла закрывал щеки, защищал лицо. Одежду не требовалось подпоясывать, рубаха не выглядывала наружу. Косая пола запахивалась направо и украшалась пуговицами. Ложные рукава выполнялись из двух – трёх полотнищ, подковообразные рукава закрывали руки. Одежда окантовывалась декоратив ным узором. Поверх одежды надевались безрукавки или куртки. Образ маньчжурского костю ма был законченным и строгим, он напоминал закрытую шкатулку, выглядел торжественно и солидно. Благородные, обособленные, а потому необычные модели заменили тысячелетиями носимые развевающиеся, похожие на пагоды одежды, оставив потомкам воспоминания об яр чайших образах того времени. Вплоть до сегодняшнего дня, как в Китае, так и за рубежом маньчжурский костюм производит впечатление «изящного костюма своей эпохи». Особенно халаты «ципао», развивавшиеся с течением времени, претерпевшие ряд изменения, которые в настоящее время являются символом ханьской национальной одежды, отражающие мягкость восточной женщины, обладающие вечной ценностью.

После эпохи Цин заморские товары начали постепенно проникать в Китай, новые мате риалы очень привлекали китайских женщин. А потому в одежде, в мебели появились очень большие изменения, появились «новые модели», «западные модели».

Женский церемониальный костюм был длиннее уровня колен, с воротником и симмет ричными полами. Спереди и сзади юбки имелись передники в складку, завязывавшиеся по бо кам. Столичные девушки, выходя замуж, надевали белую фату, шелковое платье, брали белый букет. Проводилась «цивилизованная» свадьба. А в деревнях девушки по – прежнему выходили замуж в красных нарядах и красных головных уборах, сидя в красных палантинах, там соблю дались древние традиции. В первые годы республики в некоторых районах провинции Фуцзянь еще надевали свадебные наряды минской эпохи: женщины – квадратные платки «накидки за ри», мужчины – большой церемониальный головной убор с красной атласной или шелковой лентой. Такие наряды, как мужской, так и женский совершенно не подходили друг другу и сильно отличались от столичных костюмов.

В 30 е – 40 е годы ХХ века в связи с наплывом иностранных товаров, в Китай просочился и западный образ жизни. Китаянки в больших городах все чаще стали бывать в обществе, вы зывая изменение нравов и обычаев общества, главным образом своими нарядами. К западным платьям добавились очки и перчатки, зонтики от солнца, все это добавляло еще больше новиз ны и романтичности женскому образу. Заокеанская мода, от коротких юбок до нижнего белья, а также цветовая гамма оказывали сильное влияние на китаянок, все большее число которых следовало этой моде. Появились даже простые и удобные модели на американский манер.

Революционные изменения в одежде в период существования республики были вызваны следующими причинами. После опиумной войны цинское правительство было вынуждено от крыть двери иностранному влиянию, контакты с внешним миром участились, западные страны вынудили Китай дать им концессии, направляли туда своих студентов, что еще больше усили вало влияние западной культуры. Из Европы в Китай привозились мануфактурные ткани, шел ковая саржа, нейлон, ворсистое сукно и другие ткани. Некоторые виды заморского шелка, атла са, хлопчатобумажной ткани наводнили китайский рынок, увеличили выбор одежды, изменили - 128 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть в целом представление об одежде. Люди избавились от таких представлений как «сшить одну вещь, носить три поколения». В людях возбуждалось желание покупать, в Китае стимулирова лось потребление. Увеличивалось количество женщин, занятых на службе. Для удовлетворения требований рабочего костюма отказались от сложной технологии широкого окантовывания края изделия, перешли к более простому соединению строчкой.

Тема традиций и новаторства не нова, но вместе с тем постоянно актуальна как в любом виде искусства, так и в костюме. Декоративные элементы и орнаментальные мотивы нацио нальных костюмов, находящие применение в современной одежде помогают создать неповто римый и индивидуальный образ.

Выводы. Пресыщение машинным производством и унифицированным массовым вкусом ведет к большей привлекательности предметов, от которых веет теплом человеческих рук, тра диций. Общая концепция, характеризующая предстоящий летний сезон – украшения. Это нахо дит свое подтверждение в демонстрациях моделей одежды на подиумах и на страницах модных журналов. Среди различных национальных мотивов встречаются элементы декора китайского костюма: китайская живопись на ткани, традиционная вышивка шелком, конструктивные эле менты, аксессуары.

Список использованных источников 1. ARTICLES OF CLOTHING IN CHINA’S HISTORY ( на кит. яз.), Пекин, 1994. – 334 с.

2. Стариков В.С. Материальная культура китайцев Северо-восточных провинций КНР. Москва, 1967. – 225 с.

3. Воейков А.Д. Дневник поездки по Нингутинскому уезду Гириньской провинции, «Вестник Маньчжурии», 1929, №11, С. 95.

УДК 93/ К.В. Сбитнев Курская государственная сельскохозяйственная академия имени профессора И.И. Иванова г. Курск, Россия ВЕЙМАРСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ – ЮРИДИЧЕСКАЯ ОСНОВА СИСТЕМЫ НЕМЕЦКОГО НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (1920-Е ГГ. XX В.) В данной работе предпринимается попытка правового анализа системы германского народного образования, зафиксированного в статьях Веймарской конституции. Реформирова ние образования – одна из таких сфер, где сталкивались различные подходы и взгляды: демо кратические, консервативно-традиционалистские, технократические и др.

Роль и значение образования велики с идейно-политической и социальной точки зрения.

До Ноябрьской революции 1918 г. вопросы образования самостоятельно решались от дельными государствами, входившими в состав Германской империи. В результате складыва лась весьма неоднородная картина организации народного образования. Ни одно из германских государств-земель, кроме Тюрингии, не имело систематизированного законодательства в этой сфере. Вследствие этого закреплённое в Веймарской конституции право государства на уста новление в порядке общегосударственного законодательства основных и единообразных начал по организации народного образования на территории всего государства имело чрезвычайно большое значение.

Одной из задач германской конституции, принятой в Веймаре Учредительным нацио нальным собранием 11 августа 1919 года, было определение роли государства и других инсти тутов общества в сфере образования. Веймарской конституцией для всех сословий признава лось одинаковое право на образование и воспитание и предусматривалось упразднение сослов ной школы с целью устранения классовых противоречий в воспитании путём развития в духе национального единства. Воспитать государственное мировоззрение и сознание считалось ос новной задачей. В таком направлении должна была строиться вся система народного образова ния.

- 129 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Права граждан и обязанности государства в области образования в основном заключа лись в следующем. Конституцией устанавливалось, что для образования подрастающего поко ления должны быть организованы общественные учреждения;

при этом должны совместно действовать государство, земли и общины (ст. 143)1. Этим обеспечивалась общедоступность воспитательных и образовательных учреждений, действовавших за счёт публичных, т.е. госу дарственных, земельных и общинных средств. Не исключалось наличие частных учреждений.

Частные школы нуждались в разрешении государства и подчинялись законодательству государств-земель. Разрешение на открытие таких школ могло быть дано только в том случае, если они по своей целевой установке, характеру и научной подготовке учительского персонала не уступали общественным школам, и не преследовали разделения учеников в зависимости от имущественного положения родителей. Такие школы могли быть закрыты, если их педагогиче ский персонал в правовом и материальном отношении был недостаточно обеспечен (ст. 147)2.

При построении различных типов средней школы определяющим моментом являлось разнообразие жизненных профессий, а при приёме ребёнка в ту или иную школу – его способ ности и склонности, но не хозяйственное или общественное положение или религиозная при надлежность его родителей (ст.146)3.

Теоретически провозглашался принцип единой школы, как в смысле органического по строения системы народного образования, так и в смысле доступности одной и той же школь ной системы для всех детей, независимо от их классовой и религиозной принадлежности. Но конституция, вопреки указанному положению о доступности любой школы для всех детей, не зависимо от их религиозной принадлежности, допускала, однако, открытие школ определённых вероисповеданий или мировоззрений, т.е. сохраняла возможность существования конфессио нальной школы (ст. 146)4.

В соответствии с Конституцией по всей Германии дети проходили общую для всех ос новную школу с четырёхлетним курсом обучения. Она была неотделимой частью общей вось милетней народной школы.

Обязательность посещения была установлена только в отношении народной школы. Обу чение в этой школе было бесплатным;

бесплатно выдавались и учебные пособия (ст.145)5. В Германии специального единого закона об обязательности обучения не было. Статья 145 кон ституции гласила: «Вводится всеобщее обязательное обучение, осуществляемое народной шко лой с 8-летним курсом преподавания и примыкающей к ней дополнительной школой, которая охватывает детей до 18 лет»6.

Посещение средних школ не являлось обязательным, однако, государством, землями и общинами должны были отпускаться средства для облегчения детям малосостоятельных роди телей доступа в эти школы;

в случае признания детей способными, необходимо было выдавать родителям пособие на их обучение (ст. 146)7. Публичные органы должны были содействовать развитию внешкольного образования (ст. 148)8. Далее в статье 148 сказано: «Во всех школах детей следует воспитывать в духе немецкой народности и в духе взаимного мирного сожитель ства народов между собой. К этому должно быть направлено нравственное образование и гра жданское воспитание, равно как и воспитание личных и профессиональных добродетелей. При обучении в школе следует избегать всего, что могло бы в чём-либо задеть мировоззрение ина комыслящих»9. Только ужасы пережитой Первой мировой войны могли внушить создателям немецкой конституции необходимость внесения такого параграфа в основной закон государст ва, в котором ещё недавно особый культ воздавался силе и военщине, как в жизни, так и в шко ле.

Правительство уделяло большое внимание религиозному воспитанию в школе. Этому вопросу специально посвящена статья 149 Веймарской конституции. В ней сказано: «Препода вание религии входит в программу школ…Оно ведётся в рамках школьного законодательства и в согласии с основными принципами данного религиозного общества, без ущерба для прав го сударства на надзор за школами»10. Католической церковью была создана мощная школьная организация, через которую она оказывала влияние на школу.

Конституция Веймарской республики установила всеобщую обязательность обучения в восьмилетней народной школе до достижения 18-летнего возраста, объявила о бесплатности обучения и учебных пособий в этой школе (ст.145)11. Религия осталась регулярным учебным предметом в подавляющем большинстве школ. Главным типом школы конституция объявила - 130 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть «симультанную» школу (общую для всех вероисповеданий), а конфессиональную и светскую школы – дополнительными. Разрешались также частные школы, следовательно, не было дос тигнуто и единства школьной системы.

В результате происшедшей революции сменилась правящая элита, но политические идеалы Германии не изменились. Школьная реформа вытекала не столько из цели обновления социального строя, сколько из соображений оборонческого характера, продиктованных проиг ранной войной: пробудить и укрепить национальные чувства у широких масс, поднять техни ческую силу нации путём специализации и углубления образовательной работы в учебных за ведениях, удлинения срока обучения и углубления специального курса, чтобы подготовить на цию к восстановлению прежней мощи Германии, - вот основная цель этой реформы. Прусская школа как образец для подражания для остальных земель стремилась воспитать у юношества стойкую культурную волю, стойких носителей немецких национальных идеалов, готовность служить обществу и государству и прочные социальные чувства и навыки в соответствии с су ществовавшими социальными взаимоотношениями.

Таким образом, конституционные принципы образования в Веймарской республике предписывали доступность образования, разрешение частных школ, обязательность обучения, акцентировании особого внимания на религиозном воспитании.

Принцип «единой» школы для всего населения и принцип «демократизации» просвеще ния в новой немецкой республике мыслился в полном объёме лишь в пределах народной шко лы, причём и здесь широкое осуществление этих принципов откладывалось до лучших дней вследствие материальной нужды.

Список использованной литературы 1. Дурденевский В. Н. Иностранное конституционное право в избранных образцах./ В. Н.

Дурденевский. – Л.: Государственное издательство, 1925. - С. 223.

2. Там же. – С. 224.

3. Там же. – С. 223.

4. Там же. – С. 224.

5. Там же. – С. 223.

6. Там же. – С. 223.

7. Там же – С. 223.

8. Там же. – С. 224.

9. Там же. – С. 224.

10. Там же. – С. 224.

11. Там же. – С. 223.

УДК 339. Л.В. Соловей Алтайский государственный университет Рубцовский институт (филиал) г. Рубцовск, Россия СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ ОБРАЗА ЖИЗНИ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ГОРОДА РОССИИ Социологический анализ образа и качества жизни интеллигенции провинции представля ет научный интерес с точки зрения проблем расслоения и социальной справедливости, транс формации социальной структуры, социальной удовлетворенности групп населения, а также незначительной степени изученности заявленной проблемы.

Исходный пункт научного подхода к преодолению социальных различий в образе жизни в территориальном плане – оценка условий жизни населения регионов как единого целого.

Следовательно, все слагаемые понятия «образ жизни» методологически целесообразно рас сматривать с точки зрения их развитости в поселенческой структуре.

- 131 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Если учитывать, что в основе образа жизни лежит совокупность различной деятельности в разных сферах общественной жизни, то в основе научных методологических принципов не обходимо иметь в виду те условия, в которых он складывается и развивается.

Исходя из степени разработанности проблемы, именно деятельность во взаимосвязи с общественными отношениями, экономической, политической и духовной ситуацией характери зует реальное поведение людей, их образ жизни. Кроме того, методология изучения образа жизни должна учитывать и субъективные устремления людей, основывающиеся на уровне об разования, квалификации, половой принадлежности и возрасте людей. Анализ социологиче ских исследований образа жизни показывает, что интерес к изучению данного феномена обо значил несколько подходов к его изучению.

Наиболее распространенным является поэлементное рассмотрение основных видов дея тельности человека, например, политической, семейно-бытовой и т.д., но в методологическом плане такой подход ведет к потере целостности восприятия образа жизни, и результаты таких исследований будут мало отличаться от результатов, наработанных по другим направлениям социологии.

Социологический анализ образа жизни больших социальных групп также не всегда давал должный эффект, так как в процессе анализа обнаруживалось большое многообразие состав ляющих их компонентов, что было трудно отличить образ жизни указанных групп от образа жизни вообще.

Более успешными оказались попытки дать характеристику городского и сельского обра зов жизни. Но практика социологических исследований показала, что городской образ жизни оказался слишком неоднородным, чтобы говорить о нем, как о единим целом, и, тем более, что города по количеству проживающих в них жителей также неодинаковы.

Западные социологи, в частности Дж. Гелбрейт, при характеристике городского образа жизни стали использовать понятие «качество жизни», которое в отличие от понятия «образ жизни», слишком общего, стремилось передать смысл достойной формы повседневного чело веческого существования, которое признается официально и осознается самими людьми как комфортное.

Вышеуказанные методологические подходы, используемые в данном исследовании, од нако, требуют культурологического уточнения. Город Рубцовск относится к большому городу (162 тыс. населения), но, учитывая его отдаленность от крупных административных и культур ных центров, его усеченную социальную инфраструктуру, упрощенные запросы основной мас сы населения, доходы, наличие возможностей реализовать потребности как повседневного, так и более высокого порядка, бюджет свободного времени и степень его рационального использо вания, справедливо употребить характеристику «провинциальный», т.к. в данном случае он уточняет статус города. Вышеуказанные характеристики жизненного уклада провинциального поселения были дополнены оценками своего образа жизни представителями интеллигенции Рубцовска.

Научный интерес представляет также рассмотрение индивидуального стиля жизни ин теллигенции с точки зрения социально-психологических особенностей, т.е. через категории целей жизни, счастья и благополучия.

По итогам социологического опроса, по мнению представителей указанной социальной группы к стереотипичным чертам интеллигента провинции относятся люди (независимо от ро да умственного труда) с привычками, особенностями, свойственными жителям периферии, с ограниченными интересами, узким кругозором, местным просторечием, упрощенными пред ставлениями о жизни и минимальными духовными запросами (ответили 79%). При этом рес понденты указали некоторые качества интеллигента, описанные в мировой научно – художест венной литературе и считающиеся общепризнанными: образованность, добросовестное отно шение к труду, коммуникабельность, конформность, альтруизм, самосовершенствование, принципиальность.

Разрыв между общепризнанными характеристиками интеллигенции, изложенными в ми ровой художественной и научной литературе, и реальным социальным портретом интеллиген ции провинциального города обусловлен такими факторами как: величиной и разнообразием экономического, научного и культурного потенциала города (развитость социальной инфра структуры);

характером городских традиций;

географическим месторасположением и отдален - 132 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть ностью от административных и культурных центров;

характером деятельности людей и степе нью их вовлеченности в общественные процессы;

интенсивностью информационного воздей ствия;

отношением к приобретению знаний и др.

Экспертные оценки исследования образа жизни интеллигенции провинции указывают на тесную связь с ним таких понятий, как «бюджет времени» и «содержание и оценка труда». Ис следование данной проблемы в г. Рубцовске выявило социально-психологическую модель – зависимость: образ жизни – бюджет времени – минимальные духовные запросы (последние, ценностные, являются важнейшими факторами, влияющими на образ жизни). Здесь следует отметить важность учета интересов и потребностей людей, соответствие образа жизни личной удовлетворенности, что находит отражение в желаемом образе жизни, который может совпа дать с реально достигнутым, но в то же время отличаться от идеального образа жизни. Ориен тироваться непосредственно на идеальную модель в данном случае не целесообразно, по при чине статусной характеристики городского поселения – «провинциальный город». Степень же совпадения или расхождения между реальным, желаемым и идеальным образами жизни явля ется основой для оптимального, научно обоснованного планирования процесса развития образа жизни.

Список использованных источников 1. Карпухин О.И. О взаимодействии «новой» интеллигенции и интеллигенции массы // Социально-гуманитарные знания. – 2004. – № 2. С. 72-87.

2. Осинский И.О., Добрынина М.И. Интеллигенция в судьбах России на рубеже 20 и веков // Социс. – 2002. – № 1.

3. Социальный статус и имидж гуманитарной интеллигенции: иллюзии и реальность («Круглый стол») // Социс. – 2001. – № 11.

УДК 947«18»: Р.С. Тарасов Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева г. Саранск, Россия ТАМОЖЕННАЯ ПОЛИТИКА – ИНСТРУМЕНТ В ПРОГНОЗИРОВАНИИ РАЗВИТИЯ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА По прогнозам протекционистская политика должна создать идеальные условия для раз вития российского металлургического производства. Не одно производство не может суще ствовать устойчиво, а тем более развиваться без прогнозов на будущее.

Черная металлургия одна из базовых отраслей промышленности. Значение ее определя ется, прежде всего, тем, что металл является главным материалом от которого зависят важней шие отрасли народного хозяйства, такие как фабричное производство, сельское хозяйство.

Уровень развития металлургической промышленности определяет военную мощь страны.

Именно поэтому металлургическая промышленность России с момента ее образования была в центре внимания правительства. Для ее поддержки и развития были приняты множест венные меры, основной и самой долгосрочной из которых явилась протекционистская тамо женная политика, направленная на ограничение ввоза иностранного чугуна и металла.

Определяя теоретическую основу исследования необходимо выяснить, что является про гнозированием. Прогнозирование – опережающее отражение будущего;

метод планирования, в котором предсказание будущего опирается на накопленный опыт и текущие предположения.

Прогнозирование это моделирование будущего на основе прошлого с учетом настоящего. В прогнозировании могут использоваться различные пути в достижении желаемого результата согласованности созданной модели с реальным итогом. Пути реализации прогнозов, как мы считаем, могут быть различными: использование опыта других стран, модернизация собствен ных (техники и технологий) ресурсов или же создание системы мер, способствующих достиже нию цели в формировании модели будущего. Такие меры могут быть экономическими, соци - 133 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть альными или политическими. Конечно, все эти пути прогнозирования взаимосвязаны и не мо гут существовать в отдельности. Однако теоретически можно обосновать один из путей про гнозирования, на что и направлено наше исследование. В этом ракурсе мы рассматриваем та моженную политику как определяющий инструмент в прогнозировании развития металлурги ческой промышленности в России середины XIX века.

Обратимся к статистическим данным развития металлургии в России. Так по данным не мецкого металлурга Германа, общая производительность железоделательных заводов России в 1674 г. достигала 150 тыс. пудов.

В XVIII в., после преобразований Петра I, Россия вышла на первое место в мире по вы плавке чугуна, давая свыше трети мирового его производства. Значительную часть чугуна и железа (30-80 %) Россия вывозила за границу, главным образом в Англию. Главным металлур гическим районом был Урал.

На протяжении XVIII века частным промышленникам принадлежало 253 завода, из кото рых 227 они построили сами и 26 получили от казны.

Бурный подъем промышленности приходится на 1740 – 1760-е гг. За эти 30 лет частная металлургия пополнилась 125 вновь построенными предприятиями, а вместе с полученными от казны это составило 147 предприятий. Таким образом, за 30 лет наиболее интенсивного разви тия металлургии России было сооружено 55 % заводов, построенных на протяжении всего сто летия [4, с. 59].

После динамичного развития отрасли в XVIII веке рост производства металла в первой половине XIX века был незначительным. Более полно осознать реальную ситуацию в отечест венной металлургической промышленности поможет сравнительный анализ производства чу гуна: так в Великобритании оно составляло 232 фунта на душу населения, в Швеции – 111;

то гда как в России этот показатель равнялся 10 [1, с. 42].

Несмотря на принятые правительственные меры, прогнозы на повышение производства металла российскими заводами не были оправданы. А. А. Радциг в своих исследованиях под черкивает, что такая мера, как усиленное покровительства «железоделательной промышленно сти» в России уже не приводила к должным результатам [2, с. 8]. Тогда как вплоть до начала XIX века именно протекционистские меры в промышленной политике способствовали увели чению выработки чугуна и железа на российских металлургических заводах. Именно эти меры позволяли оставаться монополистами российским заводчикам на внутреннем рынке.

К середине XIX века ситуация изменилась: прекратился значительный прирост производ ства металла, цены оставались достаточно высокими, потребление на душу населения снизи лось до 6 фунтов.

Правительство вынуждено было считаться с требованиями развивающихся отраслей промышленности, с военными нуждами, но такая тарифная политика диктовалась правительст ву фискальными соображениями, т. е. стремлением получить положительный торговый баланс.

Экстраполируя результаты таковых же правительственных мер в Великобритании, отме тим, что с 1823 года по 1850 год производство чугуна там увеличилось с 26,297 до 137,250 тыс.

пудов (на 422 %), тогда как в России оно даже не удвоилось (9,112 тыс. пудов в 1823 году и 13,892 тыс. пудов в 1850 году) [1, с. 57].

Протекционистская политика не оправдывала себя в осуществлении прогнозов быстрого и ускоренного развития металлургической промышленности в России в начале XIX века. Хотя в момент становления именно запретительным мерам в привозе чугуна и железа из заграницы обязано развитие российской металлургической промышленности и выход ее на первое место в мире. Правительство в середине XIX века осознавало, что необходимо формировать новые сис темы мер для стимулирования российской металлургии.

Так в 1852 году была утверждена особая: «Комиссия для изыскания средств к развитию железоделательного производства в России» при Министерстве финансов и Департаменте Гор ных и Соляных Дел. Одним из пунктов работы комиссии явилось сбор данных для решения вопроса о целесообразности смягчения запретительного по отношению к металлу таможенного тарифа.

Комиссия по итогам своей работы делает выводы относительно всех основных задач, по ставленных перед ней. Выводы по результатам работы комиссии поступают в министерство финансов, где создается особый Комитет под председательством действительного тайного со - 134 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть ветника Тенгоборского для пересмотра тарифа. Подробно изучив представленные результаты комиссии, члены тарифного комитета делают собственные выводы, которые не совпадают с таковыми комиссии. В связи с этим разгораются споры о разрешении вопроса о ввозе в Россию морем чугуна и железа и пересмотре действующего тарифа 1850 года. Эти меры должны содей ствовать, по мнению комитета «распространению и усовершенствованию у нас горнозаводско го производства, а равно и удешевлению цен на заводские изделия» [3, с. 85].

Все заключения тарифного комитета были взвешенными, базировались на данных, кото рые были представлены горной комиссией. В них содержалась основа прогноза развития ме таллургической промышленности в России, и обосновывались новые таможенные пошлины на чугун и железо.

Тарифный комитет настаивает на изменении пошлин на чугун и железо с 1851 по 1854 гг.

и не разделяет мнение комиссии о вредных для российского производства последствиях от привоза иностранного чугуна и железа. Комитет полагает, что несправедливо жертвовать важ нейшими интересами государства для выгод одной отрасли промышленности, сколько не вели ка была ее значимость. Тем более в настоящее время многие заводы не имею перспективы раз вития из-за низкого технического оснащения и плохого управления. В этом случае необходимо перенять опыт иностранных государств по развитию металлургического производства. Члены комиссии и комитета убедили корпус горных инженеров в необходимости преобразования ос нов горнозаводской промышленности, что должно отразиться в горном уставе [3, с. 86].

Анализируя результаты полемики и обоснованность предпринятых мер с целью улучше ния горнозаводского производства можно сделать заключение, что в конечном итоге целью та моженных пошлин является снижение цен на чугун и металл, а также изделий из них для рос сийской промышленности и широкого народного употребления. Рассогласование цен россий ского и иностранного чугуна и металла должно было стимулировать снижение их на россий ские изделия и как итог увеличить спрос на них, а, как известно спрос порождает увеличение производства. Таким образом, прогнозирование тарифной политики в развитии металлургиче ской промышленности России середины XIX века сыграло положительную роль, создав основы для ее стимулирования и модернизации, что в последствии создало крепкую базу при переходе к индустриальному производству.

Список использованных источников 1 Покровский В. И. Сборник сведений по истории и статистике внешней торговли Рос сии. – СПб., 1902.

2 Радциг А. А. Железоделательная промышленность Всего Света. Производство, потреб ление, цены. – СПб., 1900.

3 РГИА, ф. 1152, оп. 5, д. 81-82.

4 Струмилин С. Г. История черной металлургии в СССР. Т. 1. Феодальный период ( – 1860). – М., 1954. – 543 с.

УДК 179. А.Е. Тетерин Самарский государственный университет г. Самара, Россия ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЕДИА-РЕАЛЬНОСТЬ: СТАНОВЛЕНИЕ НОРМАТИВНОСТИ НА ПРИМЕРЕ ИНТЕРНЕТ-БЛОГОВ Доклад посвящен проблеме изучения политической реальности как медиа-реальности.

Исходя из особенностей взаимосвязи реальности, масс-медиа и власти, автор исследует про цесс становления нормативности как иллюстрацию становления самой политической медиа реальности. Исследование осуществляется на примере нормативности Интернет-блогов ме тодом критического дискурс-анализа.

- 135 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Сегодня социальная и политическая наука получает все больше оснований для понима ния политической реальности как медиа-реальности. Предпосылкой для такого вывода, прежде всего, стал целый ряд системных трансформаций гуманитарного знания ХХ век и, в том числе, трактовка реальности как конструкта, как системы знаков12. Осознание глубинной связи соци альной реальности и языка13, реализующейся, в том числе, в понятии дискурса, привело к по ниманию социальной реальности как конструкта в наибольшей степени медийного. Вот почему сегодня социальные ученые не задаются вопросом «Конструируют ли масс-медиа социальную реальности?», а ищут ответ на вопрос «Как именно масс-медиа делают это?»14.

Здесь необходимо упомянуть, с одной стороны, еще одну принципиальную особенность, к осознанию которой пришла современная гуманитарная наука. Это онтологическая множест венность и неоднозначность реальности, вызванная определяющей ролью субъекта и его пред ставлений в деле конструирования реальности15. С другой стороны, значимым фактором, отве чающим за определенное единство реальности и не позволяющим множеству представлений перерасти в хаос, является феномен власти. Парадигма отношений «власть – знание – язык», которая осмыслялась на протяжении всего ХХ века16, реализуется на практике современного общества в стремление социального института государственной власти контролировать ин формационные потоки, формирующие знание, и управлять ими. Одним из способов регулиро вания субъективных интерпретаций реальности властью является формирование нормы, то есть способа восприятия реальности, предлагаемого в качестве образца, единого и основного спосо ба понимания.

Норма, в наиболее общем виде понимаемая как некое регулирующее правило, указы вающее границы своего применения, может быть условно разделена на две разновидности:

норма как допущение и норма как запрет. Эти два вида предполагают два основных способа преподнесения нормы властью. Первый подразумевает трактовку нормы в качестве образца возможного, желательного или должного способа поведения. Второй, наоборот, подразумевает норму как образец невозможного, нежелательного или недолжного поведения, таким образом, осмысляя понятие в апофатических координатах. На наш взгляд, сегодня наиболее показатель ным в этом отношении является информационное пространство Интернета. Прежде всего, это связано с его все возрастающей популярностью Интернета в ситуации кризиса традиционных СМИ17. Кроме того, сегодня пристальное внимание власти обращено к этому информационно му каналу не только как к новым информационным возможностям, но и как к средству массо вого информирования, нуждающемуся в регулировании и контроле. В частности, мы остано вимся на сфере Интернет-блогов, которая сегодня демонстрирует новые возможности частного и публичного информирования, а также часто становится объектом властного внимания.

Анализ процесса формирования нормы властью, в частности, в блогосфере вкупе с ана лизом ответной реакции широкой аудиторией, на наш взгляд, может дать представление о про цессе становления нормативности, в целом. Последний в свою очередь (как фрагмент полити ческой реальности) рассматривается нами в качестве иллюстрации феномена еще более широ кой перспективы, а именно процесса становления самой политической реальности. Полагая в качестве объекта исследования именно ее, мы рассмотрим особенности ее становления на при мере становления нормы в Интернет-блогах.

С этой целью мы изучим с помощью метода критического дискурс-анализа, а именно трехмерной модели Нормана Фэркло18, тексы Интернета, иллюстрирующие два типа нормы.

Иллюстрацией нормы как запрета станут тексты, посвященные делу блоггера Саввы Терентье Руднев В. Прочь от реальности. Исследования по философии текста. М: Аграф, 2000.

Серл Д. Конструирование социальной реальности. М., 1999.

Луман Н. Реальность массмедиа. М.: Праксис, 2005.

Тевено Л. Наука вместе жить в этом мире. // Неприкосновенный запас. 2004. № 3(35). С. 5 – 14.

Фуко M. Надзирать и наказывать / Пер. с фр. В. Наумова под ред. И. Борисовой. – M.: Ad Marginem, 1999.

Рейтинг доверия: СМИ или слухи – чему больше доверяют россияне? Исследование ВЦИОМ (декабрь 2008) 2008.

http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/11129.html?no_cache=1&cHash=bc24edbf Филлипс Л., Йоргенсен М. В. Дискурс-анализ. Теория и метод. / Пер. с англ. – Х.: Изд-во Гуманитар ный Центр, 2004.

- 136 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть ва. Иллюстрацией нормы как допущения станут тексты, посвященные феномену блога Прези дента РФ Д. А. Медведева. Тексты для анализа были отобраны по первым десяти источникам, предложенным одной из наиболее популярных поисковых систем Рунета по ключевым слово сочетаниям «дело Терентьева» и «блог Медведева». Для каждого случая были сформированы кейсы, содержащие, с одной стороны, тексты информационных сообщений, а с другой стороны, тексты комментариев к информационным сообщениям.

По результатам анализа были сформулированы выводы относительно особенностей, во первых, медиа-политического Интернет-дискурса, а во-вторых, становления нормативности в сфере Интернет-блогов. Что касается первого, то медиа-политический Интренет-дискурс отли чается, во-первых, регулярным преимущественно субъективным характером;

во-вторых, высо кой степенью внутритекстуальной гетерогенности;

и, наконец, значительной надтекстуальной гомогенностью. Что касается становления нормативности, то и в первом, и во втором случае наблюдается неоднозначность процесса.

При оценке нормы как запрета тексты комментариев демонстрируют, с одной стороны, смещение оценочных характеристик в сторону позитивной оценки по сравнению с текстами информационных сообщений, но с другой стороны, значительно большее разнообразие спосо бов негативной оценки. Если в текстах информационных сообщений формирование нормы как запрета оценивается преимущественно негативно и, прежде всего, как необъективное поведе ние власти, то в текстах комментариев норма как запрет оценивается преимущественно нега тивно, прежде всего, как ограничение демократических свобод. Кроме того, формирование нормативности получает во втором случае бльшую поддержку. Таким образом, становление нормы как запрета на примере российских Интернет-блогов проходит неоднозначно: форми руемый способ восприятия нормы не совпадает с наличным, то есть сформированным;

очевид на множественность трактовок.

При оценке нормы как допущения мы вновь наблюдаем смещение оценочных характери стик и несовпадение способов оценки в текстах различного типа. Тексты информационных со общений преимущественно позитивно оценивают норму как допущение, выделяя в качестве наиболее значимых некоторые позитивные черты политического портрета Президента, иллю стрируемые фактом появления его блога: популярный новатор, создающий условия для удобст ва общения с народом. Именно такой Президент утверждается в качестве нормы. С другой сто роны, в текстах комментариев норма как допущение получает преимущественно негативную оценку: инициатива Президента воспринимается как неискренняя и бесполезная. Таким обра зом, неоднозначность процесса становления нормы здесь еще более очевидна, чем в первом случае. Несовпадение формируемого и сформированного способов оценки нормы имеет более выраженный характер: различаются даже знаки оценки. Мы предполагаем, что причина этого лежит в различном характере исследуемых типов нормы. Норма как допущение носит скорее морально-этический характер, тогда как норма как запрет скорее относится к норме права, то есть является гораздо более объективированной.

Однако в обоих случаях мы с уверенностью говорим о неоднозначности процесса станов ления нормативности на примере Интернет-блогов. С одной стороны, это вызвано онтологиче скими особенностями политической реальности, являющейся принципиально множественной медиа-реальностью. С другой стороны, выявленные в ходе анализа особенности процесса ста новления нормативности, а также особенности самого медиа-политического Интернет-дискурса дают новые основания для именно такой трактовки политической реальности. Ведь представ ления о реальности во многом составляют саму реальность, а представления эти, как мы смогли убедиться, демонстрируют высокую степень неоднозначности и субъективности.

Список использованных источников 1. Луман Н. Реальность массмедиа. М: Праксис, 2005.

2. Рейтинг доверия: СМИ или слухи – чему больше доверяют россияне? Исследование ВЦИОМ (декабрь 2008) 2008. http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii arkhiv/item/single/11129.html?no_cache=1&cHash=bc24edbf 3. Руднев В. Прочь от реальности. Исследования по философии текста. М: Аграф, 2000.

4. Серл Д. Конструирование социальной реальности. М., 1999.

- 137 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть 5. Тевено Л. Наука вместе жить в этом мире. // Неприкосновенный запас. 2004. № 3(35).

С. 5 – 14.

6. Филлипс Л., Йоргенсен М. В. Дискурс-анализ. Теория и метод. / Пер. с англ. – Х.: Изд во Гуманитарный Центр, 2004.

7. Фуко M. Надзирать и наказывать / Пер. с фр. В. Наумова под ред. И. Борисовой. – M.:

Ad Marginem, 1999.

УДК 378.14+ Я.Г. Тихонова, В.А. Мещерин Орский гуманитарно-технологический институт г. Орск, Россия АДАПТАЦИЯ ВЫПУСКНИКОВ СРЕДНИХ И ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ ГОРОДА ОРСКА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА В нашей статье представлены данные о глобальном экономическом кризисе на мировом и федеральном уровне, а также результаты социологического опроса в виде анкетирования и интервьюирования, которые показывают уровень социальной напряженности среди молодых специалистов.

В связи с напряжённой обстановкой во всём мире, в том числе и в России, когда в резуль тате упадка экономики число безработицы в России за 2009 год может составить 7 млн. чело век, а по результатам МОТ к концу года количество безработицы во всём мире может достиг нуть 230млн. человек. В результате растёт социальная напряжённость в обществе. Мы решили провести исследование по теме: «Адаптация выпускников средних и высших учебных заведе ний города Орска в условиях глобального экономического кризиса».

Проблема исследования состоит во влиянии глобальный экономический кризис на тру доустройство молодых специалистов. Объектом нашего исследования является процесс адап тации молодых специалистов в современных условиях экономического кризиса.

Для оценки социальной напряжённости в городе Орске, мы решили выявить влияние глобального экономического кризиса на адаптацию молодых специалистов. Провели социоло гический опрос в виде анкетирования и интервьюирования среди выпускников Орского нефтя ного техникума, Орского машиностроительного колледжа и Орского гуманитарно технологического института. По результатам анкетирования было выявлено что:

1. Ощущают влияние экономического кризиса и испытывают его последствия на себе:

44% 2. Имеются потребности в вещах первой необходимости: 22%.

3. Нуждаются в дополнительной поддержке государства: 66%.

4. Верят в хорошее будущее российской экономики: 77%.

5. Готовы пойти на крайние меры: 14%.

Из полученных данных видно, что глобальный экономический кризис повлиял на боль шинство респондентов. Почти четверть опрошенных людей испытывают потребность в вещах первой необходимости.

В поддержке государства нуждаются большинство, что является последствием невоз можности устройства молодых людей на достойную работу, т.к. на рынке труда требуются спе циалисты со стажем работы от 3х до 5 лет. Каждый третий ищет работу через родственников и знакомых, а десятый ищет через газеты вакансий и лишь 7% доверяют специализированным Интернет-сайтам. Большинство россиян никогда не обращались в службу занятости. А из тех, кто попытался найти работу через подобные службы – 70% не получили результата.

Большая часть респондентов всё же надеются на хорошее будущее, на стабилизацию и улучшение экономики. Для оправдания их надежд необходимо государству организовать ста жировку молодых специалистов, с последующим трудоустройством. Ведь молодёжь наше бу дущее и на них держится вся Россия. Главной же задачей для нашего государства является: Не - 138 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть допустить в будущем подобных кризисных ситуаций в результате роста отечественного произ водства и независимой экономики от внешних факторов.

Список использованных источников 1. Абалкин, Л. Роль государства и борьба с экономическими догмами / Л. Абалкин // Экономист.- 2008. - №9.

2. Войскунский, А.Е. Психологический журнал / А.Е. Войкунский.- 2004,том 25,№1. - с.

3. Власова, В. М. Стабилизация занятости в условиях рынка / В.М. Власов - М., 2008.

4. Гавриленков, Е. Российская экономика: перспектива макроэкономической политики / Е. Гавриленков // Вопросы экономики.- 2004, №4, 21-35с.

5. Гроф,.С..Духовный кризис: понимание эволюционного кризиса / С. Гроф, К. Гроф М., 2005.- 13-39 с.

6. Грушин, Б.А. Мнение о мире и мир мнений / Б.А. Грушин.- М.: Политиздат, 2005. – с.

7. Ельцова, Л. Шанс найти работу: Прогноз рынка труда / Л. Ельцова // Экономика и жизнь. –2008, № 6. – 2с.

УДК 340. С.В. Ткаченко Самарский государственный университет путей сообщения г. Самара, Россия МОДЕРНИЗАЦИЯ РОССИИ: ОПАСНЫЕ ПРОЕКТЫ Настоящая статья рассматривает возможности современного осуществления модер низации России, позволившей ей восстановиться в качестве жизнеспособного государства.

В настоящее время становится очевидным, что реформы 90-х в России стали губитель ными для российской государственности. Только «на бумаге», а именно – в тексте Конститу ции, для российского общества построено правовое государство, существует эффективное раз деление властей, независимая судебная власть, патриотизм и интернационализм, а все действия политической элиты обусловлены «сохранением исторически сложившегося государственного единства» и т.д.

Сегодня российская государственная власть опять ставит вопрос перед российской науч ной общественностью о необходимости новой модернизации России. Но предлагаемые ей и большинством научного сообщества проекты зачастую угрожающие национальной безопасно сти России как государства. Они отражают интересы отдельных политиков, ТНК, Запада, но никак не российского населения. Неудивительно, что основу модернизации в очередной раз составляет господствующая в гуманитарных науках русофобия.

В исследованиях россиян убеждают, что русские – это рабы по своей природе, и поэтому они не самодостаточны, не осознают ценность государства, им нужен «хозяин», они жестоки и преступны, не имеют понятия о культурных ценностях, в том числе и о праве: «главным пре пятствием со времен Чаадаева и до сих пор является то, что мы до конца так и не преодолели психологию рабства, а оно порождает страх, эгоизм и местничество»19. Доказывается, что дух крепостничества «никем не осознается, он просто имеет место быть. Он течет в наших жилах вместе с кровью, он сидит в каждой клеточке наших организмов, независимо от того, кем мы являемся, к какой партии принадлежим, какие убеждения имеем и что думаем о себе и дру гих»20. Предпринимаются активные попытки обосновать рабский характер русских его тради ционными чертами: «русское искание правды жизни всегда принимало нигилистический ха Баяхчева, С.Л. Идеология гражданского общества и опыт России: автореф. дис. … канд. филос. наук / С.Л. Баяхчева. – М., 2006. – С. 14-15.

Поздняков, Э.А. «Умом Россию не понять…»/Э.А. Поздняков.-М., 2008.-С.53.

- 139 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть рактер»21;

«… отдаленные корни правового нигилизма не только уходят вглубь истории рос сийского государства, но и изначально, неразрывно связаны с нравственными, по сути, катего риями «правды», «добра», «справедливости», «гуманности» и т.п.»22.

Правовая ментальность русских, как основной скрепы российской государственности, мешает преобразованиям России по западным образцам. Поэтому речь идет не о создании не обходимых условий для успешной демографической революции, а ставка делается уже на иные, более непритязательные народы. Так, предлагается вместо китайцев заселить Сибирь ин дийцами: «Наиболее эффективный ход – организация масштабной иммиграции из Индии. … Такая программа упрочит тесные стратегические отношения между Россией и Индией, подвер гающиеся сейчас серьезным искусам со стороны США». Научный мир уверен, что русские бесхозяйственный народ, в душе которого нет ничего положительного, кроме жестокости и поэтому он должен поделиться своими природными бо гатствами с Западом: «Российскую цивилизацию от пресловутой жестокости, так же, как, впро чем, от неустойчивости, шараханий из стороны в сторону, резких взлетов и падений спасет от крытость перед внешним миром. Россия может сама поделиться своими природными ресурса ми, своим социальным опытом (как положительным, так и отрицательным) с другими народа ми»24. Ее слова являются повтором суждений политического деятеля российского государства А. Коха, что «российский народ не имеет права на российские территории и природные богат ства. Оно по праву принадлежит Западу. Россия уже не суверенное государство, а трофейное пространство и никогда не сможет защитить свои территории. Как бы оно не пыжилось, не са молюбовалось своей русской идеей и русским балетом – это уже сырьевой придаток, колония сильного Запада»25.

Научное сообщество, не скрываясь, отыскивает «союзников» России в деле по модерни зации России. И естественно, такие услуги не дешевы. Так, В.М. Коровин, возлагает надежды на Японию как на союзника России в модернизации: «Для континентальной Японии, прекрасно помнящей ядерный геноцид и ясно осознающей позор политической оккупации, длящейся уже несколько десятилетий, Россия является более естественным и приемлимым союзником, неже ли США. В обмен на стратегическую защиту и прямой доступ к российским ресурсам Япония могла бы быстро и эффективно помочь русским в технологическом развитии и освоении Сиби ри, заложив остов самостоятельного регионального организма. Японская технологическая и финансовая помощь решила бы множество проблем в России26 Но игнорируется, что военная доктрина Японии по-прежнему рассматривает Россию в качестве главного противника. В 2007 2008 годах министерство обороны Японии разработало проект документа «Основные направ ления оборонной политики», основой которого стала доктрина превентивной войны – нанесе ния упреждающего удара по пусковым установкам ракет противника - России. Нельзя забывать и об опасности Китая. По мнению военных аналитиков, закрытые документы военной доктри ны Китая не исключают рассмотрение России в качестве одного из вероятных противников. Новый «великий поход» во имя создания самой мощной экономической державы мира задума но осуществить под флагом «великого возрождения нации Китая» и отмщения за почти 100 летнее ее унижение со стороны империалистических государств. Россия входит в число этих обидчиков китайской нации. Каждый китаец со школьной скамьи убежден, что Россия захвати ла, как минимум, 1,5 млн.кв.км китайской территории. Тема былых российских преступлений против китайского народа используется при воспитании подрастающего поколения на протя Сафонов, В.Г. Правовой нигилизм работников государственного аппарата и пути его преодоления: ав тореф. дис…. канд. юрид.наук. / В.Г. Сафонов.- М. 2005.- С.10.


Лушина Л.А. Нравственно-правовой нигилизм: генезис, сущность, формы: дисс. … канд.юрид.наук./ Л.А. Лушина.- Н. Новгород, 2003.- С. Дискин, И.Е. Прорыв. Как нам модернизировать Россию./И.Е. Дискин- М., 2008. –С. Кашанина, Т.В. Происхождение государства и права. Современные трактовки и новые подходы: Учеб ное пособие. – М., 1999. – С. 115.

См.: Интеллигенция // Дуэль. – 2004. – №37. – С. 4.

Коровин В.М. Главная военная тайна США: Сетевые войны//Валерий Коровин.-М., 2009.-С. Марченков В.В. Геополитические интересы России и военный потенциал дальневосточного макроре гиона//Дальневосточный регион в социально-политическом пространстве России: проблемы и пути их решения: сборник материалов. Издание Совета Федерации. М. 2009. С.102- - 140 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть жении многих десятилетий. Она культивируется в сознании китайцев под воздействием прави тельственной пропаганды, никогда не вызывавшей энергичных протестов ни советского, ни российского правительства Конечно, не только США, вообще никто ни на Востоке, ни на Западе нам сегодня не по зволит расслабленно жить на своей огромной территории, с колоссальными запасами различно го сырья, так необходимого бурно развивающемуся миру.29 Очень уж заманчивым «блюдом»

является Россия, в недрах которой заключено 50% мировых запасов минеральных ресурсов.30.

Здесь достаточно демонстративны слова западного политика М. Олбрайт: «Несправедливо, что ресурсы Сибири принадлежат лишь России» Российские политики и исследователи, предлагающие свои модернизационные проекты, не желают видеть очевидные опасности. Достаточно откровенно в этой связи звучит рассужде ние Б. Немцова и В. Милова: «Западные демократии представляют наименьшую потенциаль ную угрозу для России – они никогда не нападали на другие демократические страны. Главным нашим противником власти, очевидно, считают США, хотя они вообще никогда не нападали на Россию и во всех войнах были нашими союзниками»32. Один из руководителей Совета по на циональной политике, доктор экономических наук И.Е. Дискин убеждает общественность в отсутствии каких-либо потенциальных угроз для России: «в краткосрочной и среднесрочной перспективе для России нет прямых угроз национальной безопасности, исходящих от других государств или военно-политических союзов. Для того чтобы подобная угроза возникла со сто роны, например, НАТО, в нашей стране должны произойти такие внутренние перемены, что саму их возможность следует воспринимать как национальный приоритет. Снятие угрозы внутреннего перерождения современного демократического режима в России радикально сни жает уровень внешних угроз в среднесрочной перспективе. Вряд ли существует также угроза со стороны нынешних властей КНР, которые скорее являются союзниками России Рассматривая же возможность правящей элиты к модернизации России на пользу самой России необходимо сразу исключить ее. Клановые ориентации, существующие в этой сфере, последовательно приводят к низкому качеству уровня профессиональной деятельности. Каче ство правящей элиты (в известном смысле – российских элит вообще) таково, что кризисы, причем все большей социальной цены, становятся попросту неизбежными. Эта неизбежность вызвана формированием российской политико-бюрократической элиты по принципу негатив ной селекции, отрицательного отбора: начальник должен выглядеть вершиной на фоне своих подчиненных, что, естественно, ведет к прогрессирующему снижению компетентности, эффек тивности, да и просто неинтеллектуализации. Научный мир пытается смоделировать поведение государственной власти в экстремаль ных условиях, порождаемых зачастую действиями самой же государственной власти: «Хватит ли у российской политической элиты ответственности и воли для того, чтобы не поддаться шантажу, угрозам, запугиванию или, что еще вероятнее, простому подкупу? Сомнительно, по скольку в современной России политическая элита склонна отстаивать персональные интересы своих представителей, но вовсе не национальные интересы России как таковые».35 А.Н. Са вельев констатирует: «Если власть готовит нашу страну к сдаче иностранцам, то нам нечего надеяться, что государство будет обеспечивать нашу безопасность. Чем больше государствен ные мужи говорят об этом, тем менее защищенными мы становимся. Скреплять нас в нацию Гельбрас В.Г. Россия в условиях глобальной китайской миграции// В.Г. Гельбрас.-М, 2004.-С.12- Смолин М. Имперская альтернатива либеральной демократии//Имперское возрождение.- М.- 2007. С.35.

Киселев С.Г. Основной инстинкт цивилизаций и геополитические вызовы России /С.Г. Киселев.- М, 2002.-С. Цит.: Дискин И.Е. Прорыв. Как нам модернизировать Россию.- М., 2008. –С.5.

Немцов Б., Милов В. Независимый экспертный доклад «Путин. Итоги»// Б.Немцов, В. Милов.- М, 2008. –С. Дискин. Прорыв. Как нам модернизировать Россию/ И.Е. Дискин.- М., 2008. –С.137.

Соловей Т.Д., Соловей В.Д. Несостоявшаяся революция: исторические смыслы русского национализ май. – М, 2009. –С Пантин В.И., Лапкин В.В. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине ХХI века/ В.И. Пантин, В.В. Лапкин.- Дубна, 2006.-С. - 141 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть они не будут. Это наша задача – самих русских»36. Пессимистический прогноз действия пат риотизма у государственной власти дает и С.Б. Попов: «И капитал, и элита хранят накопления в западных банках. Это самое уязвимое место, та самая игла Кащея Бессмертного, в которой его смерть, там смерть управленческой элиты. А если Запад поставит условие: «Кошелек или Россия?» Нет – конфискация счетов в банке. Что в такой критической ситуации она выберет?

Ага, теперь ясно, что эта элита управления сама никогда не пойдет на обострение ситуации – сдаст, а точнее, продаст Россию».37 Это же мнение разделяет И.И. Глебова: « такой элите и представляющей ее власти – в условиях раскола – по существу, не нужен российский народ.

Она вполне может уйти из страны – физически, на Запад, а «руководить» по «вахтовому спосо бу» (аналогично добыванию ресурсов). Ориентированная исключительно на самообеспечение, разбитая на кланы, сменяющие друг друга во власти, «элита» будет не заинтересована, а пото му и не способна удовлетворить жизненно важные потребности общества в росте и развитии»38.

Более дискредитировать государственную власть в России, чем это сделала она сама сво им отношением к российскому населению просто невозможно. Массовым сознанием именно государственная власть воспринимается как главный источник хаоса и беззакония в России.

Таково мнение 96% русских.39 «За спиной современного российского государства стоят воры, бандиты и государственные силовые структуры»- утверждают объективно настроенные рос сийские ученые40.

Существующая государственная власть показала свою полную недееспособность и должна радикально обновиться за счет профессионалов. Но, не желая самостоятельно уходить, ей формируется и успешно внедряется политико-правовой миф о необходимости узаконения монархии в России, позволяющий сохранить свое господство над обществом на неограничен ный срок. В настоящее время представители науки активно разрабатывают идеологию монар хизма на основе российского института президентства. На роль же монарха научное сообщест во, не стесняясь, уже назначило В.В. Путина. Так, И.Н. Панарин считает, что, оказывается, «В.

Путин должен … стать первым Государем Евразийской Руси. … Время президента России В.

Путина – собирателя и воина – уходит, наступает время Государя - строителя Евразийской Ру си. Именно в этом заключается историческая миссия Владимира Владимировича Путина»41. По мнению В.Н. Коровина, «основав монархическую династию, Владимир Путин полностью сни мет проблему возвращения во власть. Тянуть с этим нельзя»42.

Конечно, в этих условиях под руководством существующей государственной власти лю бая модернизация обернется не только территориальными потерями, но и утратой самой рос сийской государственности. Возможность эффективной модернизации, учитывая историче ский опыт России, возникнет только в условиях военной экспансии со стороны иностранных государств. Только тогда у государственной власти возникнет насущная необходимость осоз нать себя Россией, отказаться от сомнительных услуг лакеев, подхалимов и просто вредителей во власти и встать на сторону российского населения.

Список использованных источников 1. Баяхчева, С.Л. Идеология гражданского общества и опыт России: автореф. дис. … канд. филос. наук / С.Л. Баяхчева. – М., 2006. – С. 14-15.

2. Гельбрас В.Г. Россия в условиях глобальной китайской миграции// В.Г. Гельбрас.-М, 2004.-С.12- Савельев А.Н. Образ врага. Расология и политическая антропология/ А.Н. Савельев.- М., изд.2-е, 2010.

–С. Попов С.Б. Национал-социализм вчера и сегодня, или Перезагрузка марксизма/ С.Б. Попов.- М., 2009. С. См.: Глебова И.И. Как Россия справилась с демократией: Заметки о русской политической культуре, власти, обществе/ И.И. Глебова. – М., 2006. – С. 42.

Кутковец, Т., Клямкин И. Нормальные люди в ненормальной стране// Московские ведомости. №25. (2-8 июля).- С.9.

Сусименко Е.В. Феномен пат-зависимости в процессе институциональных изменений: автореф. дисс.

…докт.филос.наук/ Е.В. Сусименко.- Р-н-Д., 2008. –С. 54.

Панарин И.Н. Информационная война за будущее России/ И.Н. Панарин. - М. 2008.- С.228.

Коровин В.М. Главная военная тайна США. Сетевые войны/В.М. Коровин.- М., 2009.-С. - 142 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть 3. Глебова И.И. Как Россия справилась с демократией: Заметки о русской политиче ской культуре, власти, обществе/ И.И. Глебова. – М., 2006. – С. 42.


4. Дискин, И.Е. Прорыв. Как нам модернизировать Россию./И.Е. Дискин- М., 2008. – С. 5. Доминик Ливен. Российская империя и ее враги с XVI века до наших дней/ Ливен Доминик. – М., 2007. – С. 647.

6. Интеллигенция // Дуэль. – 2004. – №37. – С. 4.

7. Кашанина, Т.В. Происхождение государства и права. Современные трактовки и но вые подходы: Учебное пособие. – М., 1999. – С. 115.

8. Киселев С.Г. Основной инстинкт цивилизаций и геополитические вызовы России /С.Г. Киселев.- М, 2002.-С. 9. Коровин В.М. Главная военная тайна США: Сетевые войны//Валерий Коровин.-М., 2009.-С. 10. Кутковец, Т., Клямкин И. Нормальные люди в ненормальной стране// Московские ведомости. 2002 №25. (2-8 июля).- С.9.

11. Лушина Л.А. Нравственно-правовой нигилизм: генезис, сущность, формы: дисс. … канд.юрид.наук./ Л.А. Лушина.- Н. Новгород, 2003.- С. 12. Марченков В.В. Геополитические интересы России и военный потенциал дальнево сточного макрорегиона//Дальневосточный регион в социально-политическом пространстве России: проблемы и пути их решения: сборник материалов. Издание Совета Федерации. М.

2009. С.102- 13. Немцов Б., Милов В. Независимый экспертный доклад «Путин. Итоги»// Б.Немцов, В. Милов.- М, 2008. –С. 14. Панарин И.Н. Информационная война за будущее России/ И.Н. Панарин. - М. 2008. С.228.

15. Пантин В.И., Лапкин В.В. Философия исторического прогнозирования: ритмы исто рии и перспективы мирового развития в первой половине ХХI века/ В.И. Пантин, В.В. Лапкин. Дубна, 2006.-С. 16. Поздняков, Э.А. «Умом Россию не понять…»/Э.А. Поздняков.-М., 2008.-С.53.

17. Попов С.Б. Национал-социализм вчера и сегодня, или Перезагрузка марксизма/ С.Б.

Попов.- М., 2009.-С. 18. Савельев А.Н. Образ врага. Расология и политическая антропология/ А.Н. Савельев. М., изд.2-е, 2010. –С. 19. Сафонов, В.Г. Правовой нигилизм работников государственного аппарата и пути его преодоления: автореф. дис…. канд. юрид.наук. / В.Г. Сафонов.- М. 2005.- С.10.

20. Смолин М. Имперская альтернатива либеральной демократии//Имперское возрож дение.- М.- 2007. -С.35.

21. Сусименко Е.В. Феномен пат-зависимости в процессе институциональных измене ний: автореф. дисс. …докт.филос.наук/ Е.В. Сусименко.- Р-н-Д., 2008. –С. 54.

УДК 343.1(019) Е.С. Харабуркина Московский университет МВД России Тульский филиал г. Тула, Россия ОРГАНИЗАЦИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ СО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА ДО 1917 ГОДА История органов внутренних дел и, в частности предварительного следствия, имеет большое значение для формирования современной правоохранительной системы. Ее изучение призвано облегчить решение наболевших проблем, предупредить возможные ошибки, обеспе чить эффективное выполнение сотрудниками правоохранительных органов своих служебных обязанностей.

- 143 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть Подлинная история органов предварительного следствия в России начинается с реформы системы расследования преступлений 1860 – 1864 гг. Неудовлетворенность состоянием следст вия была очевидной: медлительность и взяточничество, процветавшие среди полицейских чи новников, парализовали его. Поэтому Указом от 8 июня 1860 г. в 44 губерниях России был уч режден институт судебных следователей, числившихся по ведомству Министерства юстиции, это означало отделение следствия от полиции. Основные черты института судебных следова телей, были заимствованы из французского уголовного процесса. Однако российские следова тели были более самостоятельны от прокуратуры, а права человека на стадии предварительного следствия оказались более защищенными.

Следственный аппарат имел следующую структуру: Следственный аппарат городских полиций (г. Москвы и Санкт - Петербурга);

Специальный следственный аппарат земской поли ции;

Специальный следственный аппарат по особым категориям дел;

Особенные следственные органы (государственные чиновники и органы, производящие следствие по уголовным делам в исключительных случаях, по специальному «управомочию» или на основании специального предписания закона) [4]. Также необходимо отметить, что существовали специальные курсы подготовки следователей, работа которых была очень эффективной.

Правом предварительного следствия в то время обладали: «Юстицких криминальных дел департаменты» (специальные следственные органы созданные при городских правлениях во второй половине XVIII века в Санкт - Петербурге и Москве);

земские суды;

управы благочи ния;

различные присутствия, в которые входили полицейские чины. В отдельных случаях су дебно-следственные действия могли производиться: мировыми судьями;

членами судебной па латы;

чиновниками Министерства внутренних дел жандармского ведомства;

сенаторами касса ционных департаментов [2, 25 – 31].

Особое внимание следует уделить рассмотрению таких должностных лиц правоохрани тельных органов как становой пристав и полицейский урядник.

Становой пристав — чиновник уездной полиции в Российской империи, заведующий в полицейском отношении станом, определенной частью уезда. Становой пристав до 1862 г. на значался и увольнялся губернатором из кандидатов, представленных местным дворянством.

Пристав подчинялся уездному исправнику и земскому суду (с 1862 г. — уездному полицейско му управлению) [1, 110 – 115]. С 1878 г. в распоряжении станового пристава были предостав лены полицейские урядники. Должность станового пристава существовала до Февральской ре волюции 1917 г. Среди функций станового пристава (охрана общественного порядка;

пресече ние гражданских правонарушений;

обнародование царских манифестов;

сбор сведений о лю дях, проживающих на подведомственной территории) следует особенно подчеркнуть дознание по уголовным делам [3].

Полицейский урядник — нижний чин уездной полиции, подчиненный становому приста ву и ведающий определенной частью стана. Образованные 21 марта 1879 г. институты поли цейских урядников предназначались в помощь становым приставам «для исполнения полицей ских обязанностей, а также для надзора за сотскими и десятскими». Число урядников в губер нии было 100—200 человек, в среднем на уезд приходилось по 11 человек. В соответствии с инструкцией 1878 г. урядникам предписывалось «охранять общественное спокойствие и сле дить за проявлением каких бы то ни было действий и толков, направленных против правитель ства, власти и общественного порядка». Функции полицейского урядника заключались в пре дупреждении и пресечении преступлений;

производстве дознания по уголовным делам [3].

Одновременно с Указом были изданы «Наказ судебным следователям» и «Наказ полиции о производстве дознания по делам о преступлениях и проступках», которыми устанавливалось производство предварительного следствия, определялись взаимоотношения следователя с по лицией и судебными учреждениями, регламентировались другие вопросы. Согласно этим до кументам, должность судебного следователя была приравнена к должности члена уездного су да. Назначение на нее и увольнение осуществлялись министром юстиции по представлению губернатора и с согласия губернского прокурора. Условия работы судебных следователей ос ложнялись двойственностью их положения, поскольку, хотя формально они были подчинены Министерству юстиции, фактически в гораздо большей степени зависели от губернаторов.

20 ноября 1864 г. был принят Устав уголовного судопроизводства, который установил, что предварительное следствие о преступлениях и проступках, подсудных окружным судам, - 144 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть производится судебными следователями при содействии полиции. При отсутствии следователя Устав обязывал полицию проводить дознание и затем передавать собранные материалы судеб ному следователю. Помимо своей непосредственной работы по расследованию уголовных дел судебный следователь при нехватке судей привлекался к рассмотрению дел, по которым он не принимал участия в производстве предварительного расследования В 1867 г. были учреждены должности временных следователей по особо важным делам (они предназначались для расследования уголовных дел о подделках государственных кредит ных билетов). В 1870 г. введены должности судебных следователей по важнейшим делам, на значавшихся министром юстиции по предложениям прокурора. В 1875 г. при окружных судах учреждаются постоянные должности следователей по особо важным делам [1, 28 – 31].

В последующем каких-либо преобразований органов, осуществляющих предварительное следствие, не отмечалось. Несмотря на недостаточное правовое регулирование их деятельно сти, разработанный проект нормативного акта «О преобразовании полиции в Империи» ( г.) так и не был принят. Никаких изменений в структуру и деятельность следственного аппара та не привнесла и февральская революция.

Декретом о суде № 1 в ноябре 1917 г. существовавшие институты судебных следовате лей, прокурорского надзора, присяжной и частной адвокатуры были упразднены, производство предварительного следствия возлагалось на местных судей единолично. Однако они не справ лялись с большим количеством уголовных дел, а поэтому были образованы следственные ко миссии Военно-революционного комитета. Аналогичные комиссии для расследования дел о контрреволюционных преступлениях были созданы при местных органах власти. Затем для расследования дел об убийствах, тяжких телесных повреждениях, разбоях, бандитизме, изнаси лованиях и других опасных преступлениях были учреждены следственные комиссии окружных судов. В это время наблюдается активный поиск новых форм организации и деятельности след ственных органов [4].

Таким образом, в результате учреждения в 1860 г. института судебных следователей в России начала формироваться система защиты прав человека вовлеченного в уголовный про цесс. Человек постепенно стал превращаться из объекта процесса в субъект. В указе отмеча лось, что учреждение института судебных следователей имеет целью «дать полиции более средств к успешному исполнению ею обязанностей, столь же важных для порядка и спокойст вия жителей всех состояний, и определить точнее круг их действий». Указ от 8 июня 1860 г.

отделил следственную часть от полиции;

на обязанности полиции осталось только следствие по преступлениям и маловажным проступкам и первоначальное дознание о происшествиях. Сле дователям предоставлялось право в случае надобности проверять и дополнять дознание и от менять решения принятые при дознании. Иными словами, в России была создана прогрессив ная на то время и эффективная система предварительного следствия.

Список использованных источников 1. Временные правила об устройстве полиции в городах и уездах губерний, по Общему Учреждению управляемых. 25 декабря 1862 г. // История полиции России: краткий историче ский очерк и основные документы. М., 1998.

2. История развития МВД России 1802 – 2002 гг. / Под ред. Смирного А.М., Кривошеева И.Е., Попкова В.Ю. М., 2002.

3. МВД России: энциклопедия. Некрасов В.Ф. и др. М., 2002.

4. Органы и войска МВД России: краткий исторический очерк. Некрасов В.Ф. и др. М., 1996.

- 145 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть УДК 070:94(571.54) "1941/1945" Б.Б. Шагдарова Восточно-Сибирский государственный технологический университет г. Улан-Удэ, Россия ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ БУРЯТИИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (К 65-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ) В суровый для нашей страны и ее народа период Великой Отечественной войны печать встала на передовые рубежи социальной жизни и сыграла одну из ключевых ролей в качестве мощного по силе механизма взаимодействия государства и общества. Победа в одной из са мых кровопролитных войн XX века была завоевана нашей страной ценой неисчислимых потерь и массового героизма советского народа. В эту победу наряду с воинами и каждым советским человеком свой вклад внесли идейно-политические институты, в том числе и журналистика, представленная в тот период печатью и радиовещанием.

В данной статье автор рассматривает деятельность печатных средств массовой информа ции и пропаганды Бурятии в годы Великой Отечественной войны. Рассматриваемая тема явля ется частью диссертации, которая в целом посвящена истории республиканской печати и ра диовещания в период их становления и развития. Критериям новизны отвечают использован ные в статье архивные документы, с которых лишь недавно был снят гриф секретности, а также те новые подходы самой исторической науки, которые позволили преодолеть узость и одно мерность в описании и оценке событий прошлого. Практическая значимость рассматриваемой нами проблемы связана с тем, что сегодня, в условиях технологизации журналистского творче ства и снижения порога профессиональной ответственности изучение опыта журналистов пропагандистов прошлого, сформировавших эффективные и действенные способы глубокого, идеологически обоснованного анализа жизненных явлений чрезвычайно актуально и поучи тельно. С началом войны патриотический призыв к народу «Все для фронта, все для победы!»

стал главным руководством к действию для печати национальной республики, роль которой в деле перевода народного хозяйства страны на рельсы военного времени трудно переоценить.

Печать выступила главным инициатором и организатором важнейших хозяйственно политических мероприятий, прежде всего формирования Фонда обороны и военно политического воспитания граждан. Возглавлявший в тот период отдел пропаганды и агитации Бурятского окружного комитета партии Б.С. Санжиев отмечал, что «решению главной задачи по формированию Фонда обороны была подчинена деятельность всей системы идеологической работы партийных, комсомольских и других общественных организаций, в первую очередь, устная и печатная пропаганда» [1]. В канун войны достигнутые успехи в социально экономических преобразования общественной жизни обусловили растущую потребность в ин формации во всех социальных слоях. Сложившаяся к началу войны сеть местной газетной пе риодики включала республиканские общественно-политические газеты на русском и бурятском языках «Бурят-Монгольская правда» и «Бурят-Монголой унэн», «Бурят-Монгольский комсо молец», детскую газету «Костер», а также 16 районных газет и 5 многотиражек. С началом войны их деятельность была решительным образом перестроена на рельсы военного времени.

Начало этому положили передовые статьи центральной «Правды», в которой, начиная с июня 1941 г. было опубликовано свыше десяти статей о задачах печати в Великой Отечествен ной войне. Лейтмотивом к ним служила мысль о том, что «с момента начала войны уже не су ществует мирных профессий, ибо вся страна встала на защиту родины» [2]. На первом этапе войны задача газет заключалась в убедительном показе коварных замыслов врага, раскрытии его захватнических планов по отношению к народам СССР. В республике Бурятия меры по пе реводу газет на условия военного времени были также определены Постановлением «О пар тийно-политической и агитационной работе в военное время», на основании которой была уси лена директивная роль газеты «Бурят-Монгольская правда» по отношению к местной низовой печати. Одновременно с этим Бурятское объединенное газетное издательство, руководствуясь специальным Постановлением СНК СССР перевело работу ежедневных республиканских газет - 146 В мире научных открытий, 2010, №2 (08), Часть «Бурят-Монгольская правда» и «Бурят-Монголой унэн» на 3-х разовый выход в неделю в фор мате двух полос и 3 раза в неделю в формате 4-х полос. Также комсомольская и детская газе ты были слиты с общеполитическими, в которых были созданы отделы комсомольской жизни.

Структурные изменения также затронули районные и аймачные газеты, для которых был опре делен 2-х полосный формат и периодичность 1 раз в неделю. В целом сокращения тиражей, формата и периодичности выхода газет происходили вплоть до конца 1943 г., и были связаны с прекращением работы многих источников снабжения и сырьевых баз. В условиях строжайшей экономии бумаги и сокращением выхода республиканских газет было начато издание таких малоформатных изданий, как «Окна ТАСС», «Агитокна», «Досок последних известий», листо вок с сообщениями Совинформбюро. Широкое использование в политической пропаганде по лучили стенные газеты, которые в 1942 г. стали издаваться всеми райкомами и аймкомами Бу рятии. Эти малоформатные издания были близки к читателю и обладали высокой действенно стью. Важно также отметить, что благодаря экономии довоенных запасов бумаги и ее дополни тельному выделению из лимитного фонда ни в первые, ни в последующие годы войны не было допущено ни одного срыва в печатании местных газет, а между тем лишь годовой расход бума ги составлял целых 156, 38 тонн [3].

В ходе разворачивания в печати политической пропаганды и агитации серьезное внима ние было уделено подбору молодых кадров. В самом начале войны численность редакций значительно сократилась в связи с мобилизацией в ряды Красной Армии ведущих редакторов и журналистов. Газетное перо на боевое оружие сменили редактор «Бурят-Монгольского комсо мольца» К.Брянский, редактор «Бурят-Монголой унэн» Р.Бимбаев, журналисты В.Кондрашов, П.Михайлов, М.Шулукшин, Ц.Очиров, Ц.Цыбудеев, Д.Лубсанов, Г.Нимбуев и др. Сокращение численности штатов редакций также происходило в 1942 г., по требованию Москвы макси мально оптимизировать вариант укомплектования редакционных коллективов. Тогда же по на правлению ЦК партии в республику прибыла группа опытных пропагандистов и журналистов.

Находившийся в этой группе Б.Е.Заславский был назначен главным редактором «Бурят Монгольской правды», Д.А. Введенский был направлен в отдел агитации и пропаганды Буроб кома, остальные же были назначены руководителями лекторских групп. Все они внесли суще ственный вклад в обучение молодых кадров, которые пришли в 1942-1943 гг. в редакции газет.

Первые 6-месячные курсы переподготовки газетных работников с охватом в 24 человека были организованы в ходе войны в 1943 г.. Еще больший размах эта работа получила в связи с от крытием в Улан-Удэ вечернего университета марксизма-ленинизма.

Основной формой руководства районными и многотиражными газетами стали обзоры сектора печати. В первых своих обзорах сектор печати дал оценку перестройке низовой печати, среди которых положительной оценки заслужили районные газеты «Стахановец», «Красная Селенга», «Сталинский путь» и др. В соответствующем обзоре отмечалось, что газета «Стаха новец» сумела сплотить вокруг редакции 36 рабселькоров, и в целом ей удалось использовать в работе с населением такие формы, как выездные редакции, специальные листки, бригадные газеты. Из многотиражных газет отличился «Гигант Бурятии» - орган Улан-Удэнского парово зовагоноремонтного завода. С самых первых обзоров эта многотиражка выделялась среди про чих тем, что ее страницы пестрели фамилиями передовых рабочих, мастеров, публиковались материалы о двухсотниках, о фронтовых бригадах, производственных рекордах. В 1943 г. по инициативе коллектива редакции газета была переименована в «Локомотив». В том же году ее тираж был увеличен на 500 экземпляров и периодичность доведена до 2 раз в неделю вместо раз в месяц. Этого потребовал значительный рост читателей многотиражной газеты за счет мо билизации на завод дополнительных рабочих из числа домохозяек, воспитанников фабрично заводских училищ и железнодорожного ученичества.

Наряду с обзорами, в которых отмечались достижения газет, было немало обзоров, со держащих резкие замечания по поводу того, что «некоторые газеты очень медленно и робко перестраивают свою работу на военный лад, отсутствует последовательность в проведении важнейших мероприятий, направленных на разгром врага». Не менее резкие замечания содер жали критику по поводу того, что «ряд районок не справились со своей основной задачей орга низатора колхозных масс на проведение подготовки к севу по-боевому, по – фронтовому» [4].



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.