авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

МОРСКАЯ КОЛЛЕГИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Минэкономразвития России Российская академия наук

СОВЕТ ПО ИЗУЧЕНИЮ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ

ТЕО Р И Я

И П РА КТИ КА

МО РС КО Й Д ЕЯ ТЕЛ Ь Н О С ТИ

ВЫПУСК

4

Реализация

системного подхода

МОСКВА 2005

«Теория и практика морской деятельности» Серия

научных публикаций под редакцией проф. Войто ловского Г.К.

ЭТОТ ВЫПУСК ПОСВЯЩЕН 90-ЛЕТИЮ СОПС ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ Публикация построена на материалах отчета, выполненного коллективом СОПС в 2004 г. по результатам разработки темы «Оптимизация отношений пользователей различными природными ресурсами прибрежных зон морей Рос сийской Федерации и анализ эффективности морской деятельности страны».

Выпуск 4. Реализация системного подхода - М.: СОПС, 2005 - с.

Составители: Е.Б. Чернявский, Г.К. Войтоловский, И.В. Крояло Рецензенты: доктор экономических наук, профессор Адамеску А.А., доктор экономических наук, профессор Вашанов В.А.

СОДЕРЖАНИЕ ВОЙТОЛОВСКИЙ Г.К. ОТ ОПТИМИЗАЦИИ - К СТРАТЕГИИ................................................. 1. ИДЕНТИФИКАЦИЯ ИНТЕРЕСОВ РАЗЛИЧНЫХ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ ПРИРОДНЫМИ РЕСУРСАМИ ПРИБРЕЖНЫХ ЗОН РОССИИ............................................................................ 2. ПРОБЕЛЫ И КОЛЛИЗИИ В РОССИЙСКОМ МОРСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ....... 3. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ОТРАСЛЯХ МОРСКОГО ХОЗЯЙСТВА.. 4. МЕХАНИЗМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.............................................................................................................................. 5. ОПЫТ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ВИДАМИ МОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.............................................................................................................................................................. 6. ОСНОВНЫЕ ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УПРАВЛЕНИЯ МОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ.......................................................................................................................... 7. СТРУКТУРА ОТРАСЛЕЙ МОРСКОГО ХОЗЯЙСТВА........................................................... 9. ПЛАТЕЖИ ЗА МОРСКИЕ ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ В РОССИИ....................................... 10. ВОЗМОЖНОСТЬ РАЗВИТИЯ КОНЦЕССИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ.

.............................. 11. ИНВЕСТИЦИОННАЯ ПОЛИТИКА И ФОРМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ КАПИТАЛОВЛОЖЕНИЙ В МОРЕХОЗЯЙСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКС................................. 12. ТРУДОВЫЕ РЕСУРСЫ МОРСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИИ......................................... 13. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ РОССИИ В МИРОВОМ ОКЕАНЕ............................... 14. СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ РОССИИ В МИРОВОМ ОКЕАНЕ................................... 15. МОРСКОЙ ПОТЕНЦИАЛ - СТРАТЕГИЧЕСКИЙ РЕСУРС ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИИ............................................................................................................ 16. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ МОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИИ.......................................................................................................... 17. НОВЫЕ ВЫЗОВЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И МОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИИ.......................................................................................................... ПРИЛОЖЕНИЕ............................................................................................................................... СПИСОК ОСНОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ АМП Администрация морских портов АТР Азиатско-тихоокеанский регион БАМП Бассейновая администрация морских портов ВБР Водные биологические ресурсы ВМР Временные методические рекомендации ГМССБ Глобальная морская система связи при бедствии ГЧП Государственно-частное партнерство ЕБРР Европейский банк реконструкции и развития ЕГС Единая глубоководная система России ЕС Европейский Союз ЕЭС Единая энергетическая система ЗАТО Закрытое адмнинстративно-территориальное образование ИЭЗ Исключительная экономическая зона КУПЗ Комплексное управление прибрежной зоной МАП Морская администрация портов МК ПДМНВ Международная конвенция о подготовке и дипломировании моряков и несении вахты НДД Налог на дополнительные доходы НДПИ Налог на добычу полезных ископаемых НДС Налог на добавленную стоимость ОДУ Общий допустимый улов ПЗ Прибрежная зона СОВБ Система обеспечения военной безопасности СПБУ Самоподъёмная передвижная буровая установка СРП Соглашение о разделе продукции ТНК Тюменская нефтяная компания ТПМД Теория и практика морской деятельности ФАО Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединён ных наций ЮНЕСКО Организация для образования, науки и культуры Объединённых наций ЯЭУ Ядерная энергетическая установка ВОО Строительство–владение–управление ВООТ Строительство–владение–управление–передача ВОТ Строительство–управление–передача ВТО Строительство–передача–управление ВОЙТОЛОВСКИЙ Г.К. ОТ ОПТИМИЗАЦИИ - К СТРАТЕГИИ Морская деятельность – это многоаспектный, комплексный процесс, связанный с использо ванием Мирового океана и направленный на удовлетворение потребностей общества. В силу это го, число участников морской деятельности достаточно велико, причем каждый из них вполне за кономерно преследует собственные интересы. Достаточно сказать, что по самым скромным оцен кам с морской деятельностью России связано около 20 млн. чел., проживающих в приморских субъектах Федерации. К тому же, не меньшее число российских граждан функционирует на пред приятиях и в организациях, обеспечивающих морскую деятельность поставками продукции ма шиностроения и приборостроения, легкой и пищевой промышленности, электроэнергетики, транспорта и пр.

Системный подход к исследованию оптимизации отношений океанопользователей, пред ставляющих различные виды морской деятельности, между собой и с другими участниками обще ственной жизни, способствующими развитию процессов изучения, освоения и использования ре сурсов и пространств Мирового океана, только в пределах иерархии управления требует ком плексного учета многочисленных факторов, оказывающих разнонаправленное влияние на саму возможность ее осуществления. Оптимизация - выбор наилучших вариантов совершенствования морской деятельности в целом и каждого из ее видов для достижения наивысшей эффективности невозможна без оценок и анализа состояния, перспектив развития, систем управляющих и регули рующих воздействий, совместимых с наложенными на них ограничениями, при которых обеспе чиваются наивыгоднейшие показатели эффективности. Сам выбор таких показателей неразрывно связан с интегральными оценками воздействия экономических и политических явлений, с ком плексной инвентаризацией состояния и возможностей развития каждого из видов отечественной Предлагаемая публикация построена на материалах отчета, выполненного коллективом СОПС в 2004 г. по результа там разработки темы «Оптимизация отношений пользователей различными природными ресурсами прибрежных зон морей Российской Федерации и анализ эффективности морской деятельности страны», структура, содержание и со став исполнителей которого приводится в Приложении. Она является как бы продолжением выпуска 2 в серии науч ных изданий «Теория и практика морской деятельности», опубликованного в 2004 г. по рекомендации Научного сове та подпрограммы «Изучение природы Мирового океана» ФЦП «Мировой океан» от 19 декабря 2003 г. Тогда это было разовое и внеплановое решение. Однако интерес, который был проявлен к тому «Реферативному очерку» со стороны научной общественности, побудил разработчиков темы к систематическому развитию этой инициативы Научного со вета. В реальной практике годовые отчеты о НИР поступают преимущественно в соответствующее подразделение заказчика и ВНТИцентр. Как правило, они доступны очень ограниченному числу пользователей. Публикация же отче та о НИР существенно расширяет круг интересующихся и возможность их ознакомления с характером исследований.

Достаточно сказать, что выпуск 2 названной серии научных публикаций СОПС был вручен всем членам Морской коллегии при Правительстве Российской Федерации на ее заседании 16 июля 2004 г., распространен среди членов упомянутого Научного совета, передан в аппарат госзаказчика подпрограммы «Исследование природы Мирового океана», которым является Минпромнауки России, и Госзаказчика-координатора ФЦП «Мировой океан» (Минэко номразвития России), разослан во многие НИИ и вузы соответствующего профиля, а также выдан каждому исполни телю отчета «Оптимизация...» за 2003 г. Такая система организации ознакомления с результатами работ СОПС, про шедших апробацию в соответствующих научных сообществах и получивших одобрение заказчиков, будет практико ваться и впредь.

морской деятельности как в пределах действия суверенитета и национальной юрисдикции нашей страны, так и в районах открытого моря, с выявлением внешних угроз нацио нальной безопасности с морских направлений, усиливающихся по мере становления процессов глобализации.

Оценки угроз с морских направлений перспективам развития России особенно сложны в определении, поскольку вызываются процессами долговременного характера, в которых не всегда возможно уверенно разграничивать объективные тенденции (особенно если они находятся на стартовом этапе и еще не проявились достаточно четко), осуществить учет и определить послед ствия их воздействия на политические, экономические или иные цели государства. Несомненно, ограниченные цели и масштабы морской деятельности Российской Федерации, свертывание ее практических возможностей в этой области негативно сказываются на развитии научно технического потенциала и культуры страны, на сохранении ее духовных ценностей. Тем более, что правомерно констатировать реальное ограничение морской активности России под воздейст вием не только сугубо внутренних, но и внешних причин, выявление которых является одной из главных задач данной работы в целом.

Учитывая тот факт, что в настоящий момент наибольшая концентрация интересов участни ков российской морской деятельности приходится на прибрежные зоны (ПЗ), что объясняется на личием здесь основной части реально используемых ею морских ресурсов, а также возможностя ми создания в территориальной части ПЗ и на шельфе стационарных производственно транспортных объектов и обеспечивающей инфраструктуры, этим проблемам в настоящей работе уделено достаточно большое внимание. Такой акцент сделан и потому, что в ПЗ все более возни кает и усиливается своеобразная конкуренция между как российскими, так и иностранными уча стниками морской деятельности, которая чревата развитием обострения противоречий и даже ме ждународных конфликтов.

Для предотвращения подобных ситуаций и оптимизации использования ресурсов ПЗ была необходима, как минимум, идентификация интересов участников морской деятельности, подле жащих взаимосогласованию и учету при формировании управленческих решений1.

В настоящей публикации было невозможно подробно осветить все составляющие разра ботки темы «Оптимизация...», обобщенные в отчете о ее исполнении в 2004 г., хотя бы потому, что нельзя было полторы тысячи страниц разместить в том объеме, который определен для еди ничного выпуска серии «Теория и практика морской деятельности». Руководствуясь требованиями изначального конкурсного объявления Минпромнауки России, сформированного на базе не только В рамках отчета по теме «Оптимизация...» были разработаны отдельные предварительные предложения по реализа ции пилотных проектов комплексного управления прибрежными зонами (КУПЗ) в Северном и Дальневосточном ре гионах, которые в настоящее время реализуются на практике.

объективных потребностей реализации ФЦП «Мировой океан», в каждом ежегодном отчете об исследованиях проблем оптимизации и при проведении системного анализа морской деятельности страны, разработчики особое внимание уделили ее осуществлению именно в ПЗ России, возмож ностям развития комплексного управления устойчивым и эффективным использованием ресурсов этих пространств на фоне динамики изменения международных условий.

Начиная с конца 40-х гг. ХХ в. международные условия морской деятельности формирова лись преимущественно под воздействием односторонних действий прибрежных государств. По стоянное сокращение свобод открытого моря побудило мировое сообщество к коллективным дей ствиям, результатом которых были три конференции ООН по морскому праву, а венцом их творе ния стала универсальная Конвенция ООН 1982 г. Эта конвенция, вступившая в силу в 1994 г. (для России - в 1997 г.), как известно не была ратифицирована США, и это плохой симптом. Ведь гло бальность Мирового океана объективно требует установления общепринятых норм эксплуатации его пространств и ресурсов на всемирном уровне.

Применительно к районам прибрежья это понимание достигнуто давно, и оно легло в осно ву морской политики многих государств. Однако географические и экономические возможности большинства из них ограничены и эти страны склонны к консолидации по поводу формирования новых международных условий развития морской деятельности и не только в прибрежных зонах Мирового океана.

В последние годы усиливается внимание к построению унифицированных национальных стратегий развития морской деятельности различных государств. Этот процесс, начатый за рубе жом более чем три десятилетия назад, первоначально был направлен на упорядочивание взаимо отношений пользователей ресурсами и пространствами преимущественно в ПЗ Мирового океана.

Мало-помалу в него вовлекалось все большее количество государств. Постепенно были определе ны контуры комплексного управления прибрежными зонами (КУПЗ). Всемирная конференция ЮНЕСКО по океанам и побережьям (Париж, декабрь 2001 г.) отметила, что методология КУПЗ является эффективным механизмом выполнения «Повестки дня XXI в.» и даже обратилась с соот ветствующим призывом к правительствам стран-участниц. Такие взгляды изначально стали разви ваться с 1972 г., когда в США был принят закон об управлении прибрежной зоной, прародитель всей системы КУПЗ, основным содержанием которой является регулирование морепользования.

Именно на таких подходах были построены основные методологические тезисы КУПЗ. Они сыг рали определенную роль, но не могли стать универсальными для освоения ресурсов и пространств Мирового океана. В первую очередь на это обратили внимание не только сами инициаторы КУПЗ, но и страны с большой протяженностью морских границ, ведущие морские державы.

Морепользование, естественно, начинается с берега и в его осуществлении прибрежья иг рают важную роль, но не доминирующую. Устойчивое развитие процессов изучения, освоения и использования ресурсов и пространств Мирового океана побуждало морские державы искать но вые способы построения собственных и коллективных стратегий морской деятельности. Эти про цессы интенсифицировались после расширения юрисдикции прибрежных государств в сторону моря, когда в сферу действия их суверенных прав подпадали громадные пространства континен тального шельфа и исключительных экономических зон, когда стала приближаться реальная воз можность эксплуатации не только океанических биоресурсов, углеводородов материковой отмели, но и минеральных ресурсов Международного района глубоководного дна, объявленного в Кон венции ООН по морскому праву 1982 г. «общим наследием человечества».

В таких условиях развитие международных отношений на море и по поводу моря происхо дит в двух направлениях. Первое сводится к стремлению приостановить действие ряда организа ционных и регуляционных институтов, учрежденных в соответствии с Конвенцией ООН 1982 г.

Другое представляет собою реальные попытки образовать новые международные учреждения, под влиянием которых прибрежные государства будут осуществлять свои национальные морские стратегии устойчивого развития, опираясь на целесообразность расширения пространственного применения методологии КУПЗ.

Формирование двух таких сценариев развития международных отношений по поводу моря отражает влияние американской теории и практики воздействия на процесс формирования между народных условий эксплуатации Мирового океана. Исторический опыт свидетельствует о том, что в США умеют, в зависимости от характера и размеров предстоящих издержек, сделать любой из векторов преобладающим. В последнее время в этой стране широко обсуждается необходимость ратификации Конвенции ООН 1982 г. и одновременно происходит серьезная подготовка к Меж дународной конференции по анализу и унификации национальных морских политик прибрежных государств.

В настоящей публикации основное внимание сосредоточено на тех материалах научного отчета по теме «Оптимизация...», подготовленных в 2004 г., которые являются результатом сис темного анализа воздействия различных факторов, отражающихся на эффективности осуществле ния морской деятельности страны, в том числе таких как:

урегулирование отношений собственности в прибрежных зонах при развитии взаимодейст вия по поводу эксплуатации основных средств производства;

происходящие процессы формирования международных условий и тенденции развития за рубежной морской деятельности в ПЗ и открытом море;

современные угрозы и вызовы национальной безопасности на морских направлениях;

формирования морской политики РФ с учетом возможностей ее реализации в условиях по литической и экономической глобализации с целью обеспечения устойчивого развития отдельных видов морской деятельности на различных региональных и функциональных направлениях.

Основные выводы разработчиков данной темы были доложены и обсуждены на научной конференции «Развитие морской деятельности в условиях глобализации», проведенной СОПС октября 2004 г., отражены в ее решении, которое получило одобрение Председателя Правительст ва Российской Федерации М.Е. Фрадкова и по его поручению распространено среди членов Мор ской коллегии на ее заседании, состоявшемся 17 декабря 2004 г1.

Генезис интересов, характерных для каждого вида морской деятельности обусловлен не обходимостью решения тех или иных задач, которые ставятся перед участниками морской дея тельности в Морской доктрине Российской Федерации на период до 2020 г. В этой связи принци пиально важное значение приобретает выявление и интерпретация устремлений участников мор ской деятельности, прогнозирование возникновения новых проблем, под воздействием внутрен них и международно-политических процессов. Только через выявление достаточно полного круга задач, решаемых участниками морской деятельности, возможно обеспечить идентификацию их интересов и отбор тех из них, которые являются общими для всех прибрежных зон. При этом ана лиз задач, решаемых конкретными участниками морской деятельности (по ее видам) сочетается с рассмотрением возможностей развития при осуществлении различных форм действительного и возможного регулирования, как факторов экономического роста и решения общенациональных стратегических задач, среди которых особое внимание разработчиками уделено развитию взаимо отношений с приграничными странами и развитию отечественной морской деятельности в откры том море за пределами действия национальной юрисдикции Российской Федерации.

Безусловно, что структура отчета и ее наполнение отражены в настоящей публикации. Однако они в ней не сколько изменены в соответствии с логикой наиболее приемлемой для восприятия и не каждый его раздел, по разным причинам, представлен в данном выпуске равновелико с другими. Одни из них представлены весьма фрагментарно из-за большого объема исходного материала, другие- по причинам незавершенности исследования, которое будет продолжено в последующие годы. Некоторые виды морской деятельности рассматриваются многократно и в разных разделах, в зависимости от подхода и оценке состояния или развития как всего морехозяйственного комплекса, так и его составляющих видов деятельности.

Следует отметить, что и разработчики темы, и составители настоящего выпуска, учитывая, что среди видов морской деятельности наиболее кризисное состояние у промышленного рыболовства и рыбного хозяйства страны в целом, на этих проблемах усиливали акценты. Или - другой пример: известно, что в современном научном обороте нет ни одной комплексной работы, в которой бы в той или иной мере не рассматривалась экономическая эффектив ность. Процессам обеспечения эффективности производства посвящены тома. Они рассмотрены во множестве учеб ников и методик, монографий и диссертаций, ими заполнены научные труды многих исследовательских структур, бесчисленная научная периодика. При подготовке к изданию настоящего выпуска было учтено, что заказчику будет интереснее и полезнее не очередное ознакомление с очередной методологией «путей повышения...», а получение воз можности присмотреться к тому, что препятствует эффективному развитию морской деятельности России в целом или того же промышленного рыболовства. Значительная часть мнений о реализации такой возможности изложена в годовом отчете, но в публикации приводится упоминательно потому, что «нельзя объять необъятное». Составители этой публикации учитывали то, что сами разработчики темы подробнее остановились лишь на некоторых из препят ствий первого порядка, уточнив при этом ряд проектов методических положений определения эффективности мор ской деятельности вообще и предложив конкретный проект Методики оценки эффективности использования океано логической информации2.

Комплексный анализ в контексте применяемых норм международного права был в работе необходим для те кущего учета в процессе государственного управления природными ресурсами морских районов, находящихся под Материалы и решение этой Конференции опубликованы. См.: Теория и практика морской деятельности. Вып.3. - М.:

СОПС, 2004, 199 с.

Этим разработкам будет в последующем посвящен специальный выпуск ТПМД.

суверенитетом и юрисдикцией России. Кроме того, полученные информационные и аналитические результаты позво лят, в перспективе, создать более привлекательные модели государственного управления природными ресурсами не только в рамках периметра морских границ России, но и трансграничными. Участники разработки темы, специалисты в области морского международного права, исходили из того, что промедления в этой сфере ведут, в конечном счете, к стагнации исследования проблемы природоресурсных притязаний, что, в свою очередь, чревато усугублением кон фликтов, в том числе на межгосударственном уровне.

На протяжении всей работы над темой и в одном из специальных разделов особое внимание уделено пробле мам национальной безопасности, а также процессам глобализации, влияющим на морскую деятельность России, так и явлениям, отмеченным в деятельности некоторых международных организаций, в морской политике зарубежных стран. При рассмотрении влияния процессов глобализации на морскую деятельность России специальное внимание было уделено особенностям развития международного сотрудничества в Арктике. Следует указать, что ряду проблем, нерешенность которых негативно сказывается на устойчивом развитии отечественной морской деятельности и кото рые впервые вводятся в данный научный оборот или имеют особое значение для Российского государства, в настоя щей публикации отводится достаточно большое место. Это - проблемы государственного регулирования, развития концессионных отношений, различных форм государственного-частного партнерства, инвестиционной практики, со стояния и обеспечения приморских регионов трудовыми ресурсами, модернизация системы подготовки и переподго товки кадров морских профессий, а также связанные с необходимостью разработки долгосрочной стратегии развития морской деятельности России1.

Большое народнохозяйственное значение морской деятельности на первый план выдвигает требование того, чтобы в государственной системе регулирования и его научном обеспечении экономика, политика, право, экология и новые технологии рассматривались в неразрывной связи.

Недоучет необходимости такого комплексного подхода чреват самыми серьезными негативными международно-правовыми, социально-экономическими и политическими последствиями. Эффек тивное управление этим исключительно динамичным и пространственно подвижным видом дея тельности, осуществляемым в основном вне территории страны в сфере действия международно го права, субъектом которого может выступать только государство, требует строгого учета и вы бора оптимальных соотношений между всеми участниками этого сложного и многофакторного процесса. В отечественной морской деятельности его проблемность усугубляется тем, что рыноч ная среда складывалась стихийно и быстротечно без должного учета мировой практики, собствен ного исторического опыта освоения ресурсов и пространств Мирового океана, возможного после дующего влияния политической и экономической глобализации.

В последние годы проявилась тенденция по преодолению негативных явлений, происхо дивших в морской деятельности Российской Федерации в 1990-х гг. XX в. Этому способствовали общая динамика экономического развития страны, расширение и укрепление ее торгово экономических связей с зарубежными странами, активизация усилий по освоению морских при родных ресурсов, повышение инвестиционной привлекательности ряда отраслей морского хозяй ства. Такие позитивные процессы происходили под влиянием утвержденной Президентом Россий ской Федерации Морской доктрины Российской Федерации на период до 2020 г., успешной реали зации мероприятий I этапа ФЦП «Мировой океан», активной деятельности Морской коллегии при Все проблемы, рассматриваемые в настоящем выпуске, можно сгруппировать в несколько условных блоков, которые как бы составляют следующую собирательную цепочку: оптимизация - управление - экономика - трудовые ресурсы стратегия. Представляется, что понимание логики такого блочного изложения будет способствовать лучшему вос приятию реферируемого материала.

Правительстве страны, апробации концептуальных документов, определяющих пути развития ос новных видов морской деятельности. Кроме того, активизировалась работа региональных органов государственной власти, местного самоуправления и хозяйствующих субъектов, расширилась прикладная тематика научных исследований, направленных на эффективное использование ресур сов и пространств Мирового океана. В определенной мере обеспечивается участие России в дея тельности международных морских организаций, а также научно-техническое сотрудничество с зарубежными странами. Однако для проведения эффективной морской деятельности недостаточ но только доктринальных установок и концептуальных взглядов, недостаточно и эпизодической, спонтанной активности ее участников, хотя они и являются практическими проводниками ее тео ретической и практической основ. Нужна конкретная средне- и долгосрочная программа действий по расширению отечественной морской деятельности, стратегия, обеспечивающая преодоление угроз, внутриэкономических, организационных и внешнеполитических препятствий на путях ее развития. При определении содержательной основы соответствующей программы действий, стра тегии комплексного развития всех видов морской деятельности необходимо базироваться на важ нейших составляющих политики и экономики Российской Федерации, а также:

исходить из необходимости укрепления национальной безопасности России с морских на правлений и увязывать динамику развития морепользования с общим контекстом устойчивого развития российской экономики, ориентируя эшелонированную распространенность подвижных средств морехозяйственного комплекса по районам и зонам Мирового океана;

учитывать зарубежные тенденции в изучении, освоении и использовании ресурсов и про странств Мирового океана, процессы формирования международных условий морской деятельно сти, тщательно исследуя пропагандируемые западными политиками и учеными аргументы в поль зу создания гибких международных структур для регулирования развития морской деятельности;

включать мероприятия, предусматривающие результативность эффективного сочетания развития производственного морепользования в условиях рыночной среды с государственным ре гулированием доступа его агентов к эксплуатации природных ресурсов, обеспечивающих оптими зацию их взаимоотношений в условиях целенаправленной экологической политики, построенной на строго научной основе;

предлагать решение демографических и других социальных проблем, в первую очередь се верных и дальневосточных приморских регионов, за счет интенсификации всех видов морской деятельности с целью прекращения деградации соответствующих поселений различного вида;

обеспечивать соответствующий когнитивно-идеологический фон, создающий возможность восприятия необходимости развития морской деятельности широкими кругами российского насе ления в качестве составной части общенациональной идеи.

Эффективное пространственное развитие, которое в морской деятельности играет особую роль, определяется сложным воздействием природно-географических, научно-технических, соци ально-исторических, экономических, политических и международных факторов. Безусловно, что эффективность размещения морехозяйственного комплекса Российской Федерации это прежде всего социально-экономический вопрос, в решении которого преобладающая роль принадлежит государству. Только государство может обеспечить рациональную эксплуатацию природных ре сурсов общего пользования вне зависимости от того, какой форме собственности принадлежат те или иные элементы производительных сил.

В любой стратегии необходимо обусловить не только экономическую и внешнеэкономиче скую составляющие, но и выстроить эшелонированную систему мер по долговременному разви тию. По-видимому, и в российской стратегии при определении горизонтов развития того или ино го вида морской деятельности на базе Морской доктрины до 2020 г., утвержденной Президентом Российской Федерации 27 июля 2001 г., особенно важен учет динамики воздействия международ ных условий и общероссийских социально-экономических факторов в еще более отдаленных пе риодах.

Пренебрежение необходимостью государственного вмешательства в рыночный процесс или его осуществление без достаточно проработанных научных обоснований при развитии рос сийской морской деятельности на протяжении десятилетия 1990-х г.г. уже привели к деградации каждого из его видов. Наиболее наглядно это проявилось в морском коммерческом судоходстве и промышленном рыболовстве, осуществляемых преимущественно негосударственными структу рами. Роль государства в рыночной экономике, как и в любой другой, особенно в той ее части, ко торая сформировалась за счет всего общества или базируется на эксплуатации природных ресур сов, может и должна быть исключительно конструктивна. В развитом обществе государство соз дает инфраструктуру рынка, принимает антимонопольное законодательство, не вмешивается в нормальный рыночный процесс, но препятствует его хаотичному проявлению, совершенствует гражданское право, сдерживает природно-ресурсные и пространственные притязания извне по пе риметру своих территориальных и акваториальных границ.

Государство активно влияет на структуру рынка и регулирует правоотношения его участ ников, тем более оно должно определять саму возможность и условия производственной деятель ности, особенно той, которая основывается на эксплуатации природных ресурсов и пространств общего пользования. Без государственного регулирования частный сектор имеет возможность осуществлять хищническую эксплуатацию природных ресурсов, нарушать условия конкуренции, неограниченно манипулировать тарифами и ценами, пренебрегать социальными обязательствами и т.д.

Анализ «провалов рынка» и практики их устранения показал, что одними рыночными способами регулирования, например, рыболовства, такими как введение института индивидуаль ных квот на вылов ВБР и платы за эксплуатацию рыбных ресурсов, не достичь его стабилизации.

Платежи за ресурсы только тогда сослужат добрую службу, когда будут рассматриваться не как самоцель изъятия сверхприбыли (ренты) в бюджет, а как источник самофинансирования стабили зационных программ, то есть направляться на субсидирование ключевых проблем для возрожде ния морехозяйственного комплекса. Тем более, что возможность использования субсидий и даже ценового регулирования в экстремальных условиях не противоречит рыночной теории. То, что на федеральном уровне чиновники упорно обходят проблемы разумного государственного вмеша тельства как способа преодоления системного кризиса, наводит на мысль, что они: (1) или не имеют представления о способах устранения экстерналий, или (2) попросту игнорируют их отри цательные эффекты, не желая усложнять свои профессиональные обязанности столь неудобным препятствием на пути «победного» шествия к рынку.

В условиях усилившейся борьбы между странами за морские природные ресурсы власть должна не ждать подсказки из-за рубежа, а научиться жить своим умом, своей наукой, расширяя арсенал средств, форм и методов управления использованием морских ресурсов, находящихся под национальной юрисдикцией и нацеливая их на защиту национальной, продовольственной и эко логической безопасности сообразно собственным традициям и культуре. Причем, в том же про мышленном рыболовстве, направить поиск следует не только на совершенствование разрешения традиционных биологических и технико-технологических проблем, на чем сегодня акцентируется основное внимание (в частности, на обосновании экосистемных подходов при оценке запасов биоресурсов, совершенствовании технологий промысла, переработки уловов, хранения их на бор ту и на берегу и т.д.)1, но и на становление новой науки – биоэкономики. Анализ зарубежных публикаций позволяет сделать вывод о том, что биоэкономика, которой чуть более 20 лет, по степенно переходит от начального измерения основных макроэкономических показателей и учета природного капитала по полновесным ценам в национальных статистиках2 к формированию кон цептуальных рамок для интеграции биологических, экономических, международно-правовых, технических знаний и проведения междисциплинарных исследований с использованием совре менных информационных систем.

См. Котенев Б.Н., Зайцева Ю.Б. О первоочередных задачах рыбохозяйственной науки // Рыбное хозяйство, №6, 2003, с. 18-20;

Корельский В.Ф. Об итогах 9-й Конференции министров рыболовства стран Северной Атлантики // Рыбные ресурсы, #. № 3(8), 2004, c. 31-33.

См. об этом: Диксон Дж.А, Скура Л.Ф., Карпентер Р.А., Шерман П.Б. Экономический анализ воздействий на окружающую среду. – М.: ВИТА, 2000;

Титова Г.Д. 2004. Повестка дня XXI в России: совершенствование макроэкономических оценок устойчивого развития // Сборник материалов VII Международной конференции «Акватерра – 2004». – СПб, с. 36-38.

Биоэкономическое моделирование набирает все больший прикладной потенциал при фор мирования среднесрочных и долгосрочных стратегий развития рыболовства и планов управления использованием ВБР. При этом объектами моделирования становятся не только оптимизация пространственного размещения флота на основе баланса промысловых усилий с ОДУ и другими экологическими ограничениями, но и баланс добывающих и перерабатывающих мощностей, а также множество других экономических параметров.

Уже наметилась тенденция включать в биоэкономические модели и более сложные соци альные, общественные и поведенческие компоненты, такие, как способы сохранения и формиро вания доходов, проблемы занятости, устойчивости рыболовецких объединений и всего рыбохо зяйственного комплекса. К примеру, в Норвегии и Исландии в рамках традиционных рыбохо зяйственных исследований появились политологические и социологические направления, кото рые уделяют серьезное внимание моральным и этическим нормам при распределения ВБР в целях снижения уровня конфликтности между их пользователями. Показательно, что ФАО начинает способствовать внедрению биоэкономического моделирования в практику управления рыболов ством, рассматривая его в качестве ключевого инструмента при переходе к устойчивому море пользованию 1. Без овладения методами биоэкономики отечественное рыболовство вряд ли смо жет стать на путь экономической стабилизации и повысить свою конкурентоспособность на миро вых рынках.

Сегодня мало кто оспаривает преимущества рыночной конкуренции перед директивным планированием. Традиционный рынок чутко реагирует на потребительские запросы человека и устраняет дефицит товаров. Однако он слеп в отношении возможностей естественного функцио нирования экосистем, что ведет к быстрому росту дефицита природных ресурсов. Этот вид дефи цита нельзя компенсировать никакими успехами в развитии обрабатывающей промышленности, поскольку за растущей интенсификацией производства следует рост уровня воздействия на при родные экосистемы. Поэтому, начиная со Стокгольмской Конференции ООН по окружающей сре де и развитию (1972 г.), мировым сообществом ведется активный поиск ответа на вопрос, как со вместить рыночные отношения с задачами охраны природы и заставить цены «говорить» экологи ческую правду. Тем более, что общая стоимость мировых экологических услуг составляет порядка 20 трлн. долл. США, то есть находится на уровне или выше уровня совокупного валового продук та Планеты.

См.: FAO. Fishery Softwares: BEAM 4 Analytical Bioeconomic Simulation of Space-Structured Multispecies and Multifleets Fisheries. – Rome: FAO of the United Nations: www.fao.org/fi/statist/fisoft/beam4.asp;

Charles A. Sustainable Fishery Systems // Fish and aquatic resources series 5. Halifax, Nova Scotia, Canada: Saint Mary’s University, b Blackwell Science, 2001;

Palsson G. with A. Helgason. Social Implications of Quota Systems: The Icelandic Example. Iceland.Reykjavik: University of Iceland, Department of Anthropology, 1996;

Sydnes A.K. Institutional Interplay in International Fisheries Governance. The Evolution of the Role of Regional Fishery Organisations. – Ttoms: Norwegian College of Fisheries Science, Department of Political Science.

Анализ современного состояния и тенденций развития зарубежной морской деятельности в условиях глобализации, особенно в прибрежных районах Мирового океана показывает, что и ин дустриальные, и развивающиеся страны рассматривают эту деятельность в широком контексте управления национальной экономикой, реализацией общей политики освоения Мирового океана и его ресурсного потенциала, а также активного вовлечения всех прибрежных государств в разви вающийся процесс глобального регулирования океанопользованием.

В условиях глобализации верно расставленные внешнеполитические и внешнеэкономиче ские акценты особенно важны. Это обусловлено тем, что морская деятельность осуществляется Россией в основном за пределами своей государственной границы и в значительной мере вне рос сийской юрисдикции, а почти вся ее обеспечивающая береговая инфраструктура размещена в приморских регионах, являющихся одновременно приграничными. Правильная расстановка этих акцентов особенно необходима в связи с происходящими процессами международной интеграции, при усилении доминирующей роли одних государств и ослаблении позиций других. Глобализация вносит существенные изменения в условия и порядок осуществления всемирной морской деятель ности, а тем самым – в долговременные отношения между государствами. Закладываются основы нового миропорядка, уже все более влияющего на ход мирового развития;

формируются критерии, определяющие глобально-политический статус государств, их возможности быть дееспособными и ответственными участниками глобальных экономических и иных отношений.

Существует опосредованная связь между глобализационным процессом и развитием мор ской деятельности прибрежных государств. Опираясь на выходящие к морю районы государства ведут освоение океанических пространств и ресурсов. Такие районы оказывают зачастую сущест венное влияние на формирование океанической политики, поскольку соотносят ее с реальной со циально-экономической жизнью. Сопряжение подходов и интересов в океанической сфере, с од ной стороны, отдельных государств и мирового сообщества, а с другой – приморского населения и хозяйствующих субъектов, превращается в одну из ключевых задач формирования и реализации морской стратегии России. В условиях глобализации существенно возрастает роль прибрежных субъектов отдельных стран как соучастников системы межгосударственного регионального со трудничества и управления океанической деятельностью в совместно используемых морских бас сейнах.

Проявления глобализации в Мировом океане многогранны, но среди них следует обозна чить: во-первых, проблему доступа к пространствам и ресурсам Мирового океана и, во-вторых, проблему загрязнения морской среды. Первая проблема выражается в противоречивой тенденции к ограничению прав прибрежных государств на технологически доступные морские ресурсы при одновременном сохранении общих свобод в использовании морских пространств. Вторая заклю чается в том, что во имя благих целей сохранения морской среды менее развитые государства, реализующие свое право на морскую деятельность, вынуждены (часто в завуалированной форме) оплачивать возможность овладения передовыми морскими технологиями.

Кроме того, на морской деятельности России негативно отражаются, или могут повлиять в будущем, внутриэкономические и международные условия ее осуществления.

В области морских перевозок они выражаются в том, что российские судоходные компа нии, работающие в условиях, определенных мировым фрахтовым рынком, платят налоги и сборы по национальному законодательству, которое в силу внутренних экономических причин преду сматривает существенно большее совокупное бремя для российских участников морского судо ходства1. Это тем более обременительно потому, что сейчас российские судоходные компании пе ревозят только 5-6% национальных внешнеторговых и транзитных грузов, проходящих через мор ские терминалы России и сопредельных стран, то есть большая часть российских транспортных судов участвует в международных перевозках под флагом зарубежных государств..

С учетом состояния мирового рыболовства происходит усиление конкуренции за право добычи морских биоресурсов на фоне ужесточения принципов и норм по управлению ими и уни фикации морской политики прибрежных стран.

Происходящая активизация военно-морской деятельности западных стран особенно рель ефно проявляется в тех районах, где возникают или могут возникнуть сомнения в господстве их экономических и политических интересов.

Нельзя не обратить внимание и на такие факты, когда нефтегазовые ресурсы российского шельфа, эксплуатация которых начата зарубежными компаниями на условиях соглашений о раз деле продукции, также преимущественно используются пока в интересах иностранных потреби телей.

Серьезные опасения вызывает критическое состояние отечественных сетей наблюдений за морской средой (резкое сокращение научно-исследовательского флота, прибрежных станций и по стов, отсутствие отечественных автоматических буев и океанографических спутников, низкий уровень приборного парка, обрабатывающих систем для преобразования данных в пользователь скую информацию). Межотраслевая система накопления и использования данных наблюдений об океане, успешно работавшая до конца 80-х гг. прошлого столетия, до сих пор не восстановлена.

Мировые инициативы в области информационного обеспечения морской деятельности предусматривают создание крупных информационно-технологических проектов, глобальных по В первом номере профессиональной газеты «Морские вести России» за 2005 г. опубликована весьма любопытная статья А. Орлова «Морские корабли монгольской пустыни», в которой утверждается, что «... по тоннажу на душу на селения и доле налоговых поступлений от флота Монголия уже сейчас заметно опережает Россию». Более чем груст ный факт, который свидетельствует о бездарной налоговой политике, которая привела к тому, что «... Россия из вели кой морской державы превращает себя в великую фискальную...». Эта политика ведет к тому. что не позднее, чем «через 3 - 4 года монгольский флот опередит российский по абсолютным показателям», а по тоннажу на душу населе ния и доле поступлений от флота она уже заметно опережает нашу страну. Как говорится, плыть дальше некуда.

(Подр. см.: «Морские вести России», 2005, №1-2, с.5) географическому охвату, разнородных по источникам данных (сетей надводных, подводных и спутниковых наблюдений, базы архивных данных), широких по степени вовлечения стран и меж дународных организаций. Тенденция интеграции ресурсов для информационного обеспечения морской деятельности, несомненно, является откликом на усиливающуюся глобализацию морской деятельности в целом.

Искусство своевременного принятия эффективных стратегических, как впрочем и тактиче ских, решений состоит в том, чтобы заблаговременно произвести перемены в действиях, скоррек тировать их направленность, предварив быстрые изменения экономических, политических и соци альных условий той среды, у которой функционирует и развивается морская деятельность. Выбор момента перемен связан с умением своевременно воспринять информацию, учитывать ее. Именно наличие даже ограниченных объемов информации, прошедшей аналитическую обработку и под готовленной для четко определенного использования на различных уровнях управления, предо пределяет выбор и направленность тех или иных действий, время принятия решения по поводу вида и объемов затрат, характера их распределения для оптимального достижения главных целей и продолжительности периода применения выбранной стратегии, ее эшелонирования.

Сама природа стратегического подхода налагает требования к информации о внешних факторах, которой всегда мало. Это осложняет выбор направлений развития, возможность принять программу действий при отсутствии четкой внешнеполитической и внешнеэкономической карти ны. В современных рыночных условиях развития российского морехозяйственного комплекса и внутренние факторы его же развития непрозрачны, а их долговременный учет, вне которого ос ложняется система перспективного государственного регулирования, затруднен. В то время как главная задача стратегии состоит в четкой реакции на информацию о внутренних и внешних фак торах развития морской деятельности с целью предвидения их воздействия и преодоления небла гоприятных последствий. Однако эта чуткость возникает только тогда, когда стратегия построена на научных представлениях о природе тех или иных явлений, их корнях, причинах возникновения и движущих силах. Только эти представления способствуют верному отбору информации, ее со средоточению в определенных полях информационных систем.

Масштабы морской деятельности России находятся в тесной зависимости от общего уровня развития производительных сил страны. При определенных условиях они, как и темпы развития морской деятельности, а также ее структура могут заметно отставать от социально-экономических потребностей, не соответствовать требованиям обеспечения национальных интересов России в глобализирующемся мире. В этой связи возникает насущная научно-практическая задача форми рования средне- и долгосрочных прогнозов развития морской деятельности, при которых обеспе чивалось бы удовлетворение потребностей общества и государства в ее результатах. Конструктив ный характер этой задачи и ее решение позволило бы вырабатывать и осуществлять меры регули рующего воздействия на развитие всей морской деятельности и ее видов с учетом факторов глоба лизации. Вместе с тем, опыт показывает, что в действующей системе федеральных органов испол нительной власти реализация государственных решений затруднена.

Одновременное функционирование нескольких федеральных структур, регулирующих раз личные виды морской деятельности, вызывает необходимость координации их действий. В осно ве такой координации должны лежать информация о всех участниках морской деятельности, ее анализ и выработка управленческих решений. В результате появляется потребность в государст венном управлении. В настоящее время все территориальные подразделения федеральных мини стерств, специальных служб и агентств действуют практически независимо друг от друга. Общее управление российской морской деятельностью существует только в том смысле, что все ее уча стники руководствуются федеральным законодательством. Такой вид управления не обеспечивает эффективных оперативных и согласованных действий.

Состояние дел в организации и управлении отдельными видами морской деятельности ха рактеризуется, с одной стороны, наличием руководящих органов власти, в том числе и отрасле вых, но, с другой - отсутствием органов общего государственного управления на местах. При этом осуществление одного из ее видов приводит к необходимости организации и других видов мор ской деятельности – обеспечивающих. Одновременное развитие нескольких видов морской дея тельности, наличие в море множества кораблей и судов, буровых платформ, искусственных остро вов и других объектов, вступающих порой в противоречивое взаимодействие, обусловливает не обходимость организации соответствующего государственного управления. Нижеприводимый в этом выпуске анализ состояния дел в области управления морской деятельностью показывает, что сегодня оно не удовлетворяет уровню существующих задач. В нем не просматриваются долговре менные и конкретные цели отечественного морепользования, которые совершенно необходимо определить и обозначить на государственном уровне по видам и срокам на достаточно продолжи тельный период, намеченный не только в Морской доктрине Российской Федерации до 2020 г., но и на более отдаленные горизонты. Эффективным инструментом достижения ее целей может стать стратегия развития морехозяйственного комплекса страны, как область практической деятельно сти, которая будет отражать и преломлять реальную информацию, характеризующую динамику социально-экономического развития Российской Федерации, систему его государственного регу лирования, процессы изменений в каждом из видов морской деятельности в условиях рыночной среды, импульсы, получаемые от базовых наук при определении пространственной организации морского хозяйства в конкретных внешних условиях и с учетом возможностей привлечения ре альных средств.


Иначе говоря, в стратегии развития как всего комплекса морской деятельности, так и каж дого из видов, отраслей, подвидов должно отражаться влияние государства на федеральном и ре гиональном уровнях. Именно направленность этого влияния будет способствовать эффективному морепользованию как в прибрежных зонах страны, так и в морской деятельности, осуществляемой за пределами сферы действия российской национальной юрисдикции. В этой связи особую роль в обоих случаях играют внешнеполитические и внешнеэкономические факторы, под воздействием которых формируются международные условия пространственного развития морской деятельно сти.

Необходимость специального отслеживания этих компонентов внешней среды и при опера тивном управлении морской деятельностью, и при постановке стратегических задач ее развития многократно подтверждена и теорией, и практикой. Вне такого учета невозможно конкретизиро вать усилия для системного решения среднесрочных и долгосрочных проблем эффективного и экологически обоснованного морепользования с точки зрения развития процессов активного ос воения ресурсов и пространств Мирового океана. Позитивное влияние на формирование благо приятных для морской деятельности международных условий может оказывать только политиче ский фактор, определяемый государством в целом.

Процессы, происходящие в рамках глобализации и затрагивающие морскую деятельность государств, ставят Российскую Федерацию в качественно новые условия, предъявляют к россий скому государству и его будущему развитию комплекс требований, имеющих стратегический ха рактер и выходящих далеко за рамки морской деятельности как таковой. Морская деятельность России должна быть переосмыслена с позиций перспективы не только как одно из важных усло вий устойчивого развития страны, но и как главный (в обозримом будущем) фактор подтвержде ния места России в мире как ведущей морской державы.

Без разработки и принятия на государственном уровне общей стратегии развития морской деятельности и каждого из ее видов, Россия не сможет обеспечить эффективное встраивание в процесс формирования нового миропорядка, который проявится в Мировом океане в первую оче редь. Тем более, что глобализация системы океанического управления является объективной тен денцией, а стратегическая задача России заключается в своевременном и конструктивном влия нии на этот процесс с целью:

расширения возможностей всесторонней оценки военно-политической, экономической и социальной роли океанической деятельности в изменяющихся международных условиях, их адек ватного отражения в системе национальных приоритетов;

подготовки к участию в деятельности новых международных региональных объединений, по регулированию морепользования, прежде всего – природоохранного характера;

своевременного осознания и подготовки адекватного ответа на новые вызовы, связанные с изменением глобального режима Мирового океана, в настоящее время представленного Конвен цией ООН по морскому праву (1982 г.), возможным сокращением свобод открытого моря, расши рением международного контроля за морской деятельностью суверенных государств, в том числе в пределах их национальной юрисдикции.

Составители данного выпуска, как и разработчики темы «Оптимизация...» единодушны в том, что эффективная морская деятельность может происходить только на основе общегосударст венной стратегии. в которой должны быть учтены и интегрированы средне- и долгосрочные про граммы развития каждого из видов морской деятельности, в свою очередь, сформированные на ее основе.

проф. Войтоловский Г.К., руководитель проекта.

Апрель 2005 г.

1. ИДЕНТИФИКАЦИЯ ИНТЕРЕСОВ РАЗЛИЧНЫХ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ ПРИРОДНЫМИ РЕСУРСАМИ ПРИБРЕЖНЫХ ЗОН РОССИИ Интересы морского транспорта в прибрежных зонах (ПЗ) заключаются, преимущественно, в обеспечении развития портового хозяйства в соответствии с потребностями внешнеторговой дея тельности, ростом каботажа, нуждами рыболовства и других сфер морского хозяйства.

Морской транспорт представляет собой единый комплекс, сложно взаимодействующий с другими видами морской деятельности в рамках развития всего морского хозяйства. Кроме того, развитие морского транспорта немыслимо без четко отлаженных связей с грузовладельцами, а также с другими отраслями транспортной системы, прежде всего с железнодорожной и автомо бильной её составляющими.

Обеспечение растущих объемов грузопереработки в российских портах является главной задачей морского транспорта в районах ПЗ. При ежегодных темпах роста потока грузов в размере 7-8% (средняя из экспертных оценок) его объем в ближайшие 10 лет должен удвоиться. Между тем, уже в настоящее время, по оценкам самих портовиков, перегрузочные возможности во мно гих важнейших портах исчерпаны. Следовательно, возникает необходимость строительства новых портов и развитие мощностей существующих.

Дальнейшее наращивание портовых мощностей в определенной мере связано с решением земельного вопроса. Речь идет о возможной приватизации земель в портах стивидорными и дру гими производственными компаниями для обеспечения своей деятельности и об обороте этих зе мель, а также о порядке отвода земель в границах того или иного морского порта.

Многие участники этой деятельности из числа коммерческих структур настаивают на пере даче земельных участков в портах в частную собственность, обосновывая свои требования тем, что производственные сооружения и земли под ними образуют единый имущественный комплекс.

При этом они исходят из того, что такие земли, перейдя в частную собственность, могут быть проданы другому собственнику без ограничений, а это приведет к обороту земель. Однако, земля, при этом, может быть использована совсем по другому назначению, далекому от портовой дея тельности. В результате, может создаться ситуация, когда наиболее ценные для развития портов участки земель не смогут использоваться по своему назначению. В этом случае пострадают инте ресы не только конкретного порта, но и государства в целом.

Несмотря на весьма значительную протяженность береговой линии России (ее длина со ставляет 28,8 тыс.км, что в 2,6 раза больше сухопутной границы), число мест, удобных для функ ционирования портов, очень ограничено. В стране только четыре залива, где могут размещаться крупные порты (Кольский на Баренцевом море, залив Петра Великого в Приморье, Цемесская бухта на Черном море и Финский залив). Поэтому каждый из крупных портов имеет важное стра тегическое значение. Передача (продажа) в частную собственность земель в этих портах может нанести урон обществу в целом. Страна может оказаться вынужденной нести убытки, размещая перевалку грузов в портах сопредельных стран или строить порты в неудобных местах. В этой связи следует законодательно запретить приватизацию земель морского транспорта, отразив это положение в законе «О морских портах Российской Федерации», либо разрешить строго ограни ченный оборот земель портов, по согласованию с федеральными органами исполнительной вла сти, осуществляющими регулирование деятельности морского транспорта.

К сожалению, в некоторых российских портах часть земель была приватизирована. Теперь государству необходимо либо выкупить такие земельные участки в свою собственность, либо на стойчиво идти по пути убедительного развития взаимопонимания частного бизнеса и государства, находя возможности рационального использования ценных портовых земель, исходя, в первую очередь, из общенациональных интересов.

Одним из возможных средств соблюдения баланса интересов государства и бизнеса в пор тах могло бы стать создание частно-государственных структур, путем выкупа государством, на пример, блокирующего пакета акций частного предприятия, обеспечив тем самым действенное государственное участие в формировании политики указанных предприятий.

Необходимо также отметить, что в некоторых портах власти региона, либо органы местного самоуправления пытаются изымать земли порта для нужд не связанных с портовой деятельно стью. Для предотвращения подобных случаев было бы целесообразно, чтобы земли портов нахо дились в федеральной собственности, а их распределение (отвод) производилось по согласованию с компетентными федеральными органами исполнительной власти.

Интересы морского транспорта в прибрежных зонах не ограничиваются только территорией порта, а распространяются на обеспечение взаимодействия с другими видами транспорта. Основой согласования действий различных участников перевозочного процесса в районах морских портов (транспортных узлах) могли бы стать «узловые» соглашения, сторонами которых должны высту пить администрации морских портов, местные отделения железных дорог, организации автомо бильного транспорта, а также наиболее крупные грузовладельцы, обеспечивающие поступление основной массы грузов. Центральным звеном координационной деятельности в транспортных уз лах и при подготовке «узловых» соглашений является планирование перевозок на ближайшие 1- года. Планирование грузопотоков, по-видимому, должны взять на себя администрации морских портов, либо специально созданные транспортные организации-операторы морских портов (тер миналов). Очевидно, что инициативу в осуществлении данной работы должны взять на себя пор товики, ведь это обеспечит их интересы в прибрежной зоне.

Наряду с производственными интересами, морской транспорт имеет многочисленные инте ресы в прибрежных зонах, связанные с социальным развитием трудовых коллективов и жизнью всего населения прибрежных городов и поселков. Крупные порты и судоходные компании разме щаются, как правило, в крупных городах. Тогда они платят положенные налоги в региональный и местный бюджеты, а их работники пользуются имеющимися в городе социальными благами. В отдельных случаях транспортные организации вносят дополнительный вклад в развитие социаль ной инфраструктуры региона или города в форме долевого участия в строительстве, например, общегородских объектов и т.д.


Если же порт является градообразующим предприятием, как это имеет место в малонасе ленных прибрежных зонах на Севере и Дальнем Востоке, то его влияние выходит за рамки транс портного процесса и простирается вплоть до социальной сферы прибрежных поселений.

Интересы рыбного хозяйства в прибрежных зонах принципиально иные, чем интересы мор ского транспорта, поскольку они связаны с биологическими ресурсами, их добычей, переработкой и транспортировкой.

Рыболовный промысел за многие века своего существования все больше отходил от берега и ныне охватывает весь Мировой океан. Однако прибрежное рыболовство и в настоящее время играет исключительно важную роль в продовольственном обеспечении многих стран и не только приморского населения. По оценкам биологов, запасы водных биоресурсов только в прибрежьях России допускают ежегодное изъятие промыслом более 1 млн. т1.

Нынче, к сожалению, нет четкого понятия «прибрежное рыболовство», и зоны прибрежного рыболовства отождествляются то с промыслом в пределах территориального моря (12 морских миль), то с промыслом в пределах до 100-200 морских миль.

В Концепции развития рыбного хозяйства Российской Федерации на период до 2020 г., ука зывается на необходимость приоритетного развития прибрежного рыболовства. Для этого необхо димо совершенствовать систему определения запасов и общих допустимых уловов, а также воз рождать отечественный рыболовный флот малого тоннажа, способный осуществлять лов рыбы донными и пелагическими тралами, доставку улова в свежем виде на береговую обработку и реа лизацию населению.

Доступ к морским биоресурсам прибрежной зоны регулируется постановлением Правитель ства Российской Федерации от 20 ноября 2003 г., которым определяются установленные доли для прибрежного рыболовства, закрепляемые за заявителями органами исполнительной власти субъ екта Российской Федерации при условии обязательной поставки продукции из водных биоресур сов на территорию Российской Федерации. При этом федеральный орган исполнительной власти по рыболовству распределяет ежегодную квоту между заявителями в соответствии с закреплен ными долями. Указанный порядок, учитывая историческую практику заявителя, не решает вопро «Теория и практика морской деятельности. Выпуск 1. Размышления о рыболовстве: поиск подходов к устойчивому развитию». – М., СОПС, 2003, с. са о вовлечении в прибрежный промысел новых пользователей, но он может быть частично снят по мере работы механизма рыночного оборота долей.

Значительные интересы рыбного хозяйства в ПЗ связаны с развитием портовой деятельно сти, переработкой рыбного сырья и формированием всей береговой инфраструктуры. Недавнее решение Правительства Российской Федерации о передаче рыбных портов в ведение Министерст ва транспорта в целом логично и направлено на улучшение использования портовых мощностей.

Однако, при этом рыбохозяйственный комплекс в значительной мере лишается важного звена, производящего обработку рыбопромысловых судов, прием и хранение продукции. С передачей рыбных портов Минтрансу России может усилиться опасность приспособления их мощностей для нужд перевозки генеральных грузов, отчего в рыбных портах может возникнуть дефицит мощно стей для приема и обработки продукции промысла.

Развитие прибрежного рыболовства тесно увязывается с промышленной переработкой ры бы-сырца на берегу. Ведь закрепление за пользователями долей на лов биоресурсов на пять лет должно осуществляться при наличии условий обязательной поставки продукции из водных биоре сурсов на территорию Российской Федерации. Следовательно, у рыбной отрасли возникнут до полнительные интересы, связанные с осуществлением на берегу капитального строительства, в том числе по отводу земельных участков для сооружения новых перерабатывающих мощностей1.

В соответствии с Концепцией развития рыбного хозяйства на период до 2020 г. организация прибрежного рыболовства предусматривает предоставление пользователям на долгосрочной и конкурсной основе рыбопромысловых участков. При этом предполагается устанавливать предель но допустимые объемы вылова водных биологических ресурсов по участкам с учетом специфики прибрежных регионов.

При невозможности или нецелесообразности организации прибрежного рыболовства на ос нове предоставления рыбопромысловых участков будет осуществляться распределение квот на вылов (добычу) водных биологических ресурсов на 5 лет. Такая форма организации прибрежного рыболовства послужит побудительным мотивом для пользователей к строительству объектов бе реговой инфраструктуры, созданию рабочих мест, обеспечит заинтересованность в развитии соци альной сферы рыбацких поселков.

Что касается платы за водные биологические ресурсы, то она взимается в установленном за коном порядке, и при этом от платы за пользование водными биологическими ресурсами для лич Социальный эффект прибрежного рыболовства может быть оценен следующим образом. Образование каждого рабо чего места в этой отрасли автоматически означает появление шести-восьми новых рабочих мест в сферах торговли, транспорта, переработки рыбы, судоремонта и т.д. Суммарный социально-экономический эффект этой цепочки на столько велик, что во многих индустриально развитых странах их прибрежное рыболовство получает прямую или косвенную государственную поддержку, если промысел оказывается нерентабельным. (См.: «Мурманские рыбные ресурсы», 2005, №3, 25-31 января).

ного потребления освобождаются коренные малочисленные народы и этнические общности Севе ра, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, образ жизни, занятость и экономика кото рых традиционно основывается на промысле этих ресурсов. Последнее чрезвычайно важно для сохранения не только традиционных промыслов на морских побережьях, но и для обеспечения самой жизнедеятельности малых этнических общностей, расселение которых приурочено к этим побережьям.

Актуальной задачей рыбопромыслового хозяйства и, соответственно, важным интересом рыбной отрасли является использование различных форм культивирования водных биологических ресурсов. По развитию аквакультуры Российская Федерация еще сильно отстает от многих стран мира, занимающихся производством продукции указанным способом. Причем стоимость одной тонны отечественной продукции превосходит аналогичную, производимую в других странах до двух раз.

Отставание аквакультуры на морских побережьях России ничем не оправдано. В России имеется немало участков, где развитие аквакультуры могло бы принести ощутимый экономиче ский эффект, обеспечить занятость местного населения. Речь, в первую очередь, может идти о за падной части побережья Кольского полуострова, где природные условия схожи с условиями со седней Норвегии, а также об участках на побережье Курильских островов и южной части Примор ского края, обладающих необходимыми природными предпосылками. Однако развитие здесь ма рикультуры сдерживается из-за отсутствия должных экономических и организационных условий, способствующих созданию хозяйств по культивированию морских гидробионтов. Сказывается трудность доступа к кредитным ресурсам, высокие транспортные издержки для вывоза продукции, общая неустроенность морских побережий и засилье преступности.

Перспективной формой организации неистощительного использования прибрежных биоре сурсов может стать организация в ПЗ современных предприятий для получения пищевой продук ции морского происхождения (биотехнопарков), в том числе в районах особо охраняемых терри торий и акваторий. Так, в Южно-Курильском районе Сахалинской области (о. Кунашир и острова Малой Курильской гряды) расположен государственный природный заповедник «Курильский», в состав которого также входит биологический заказник «Малые Курилы». Режимы заказника и морской охранной зоны заповедника не исключают хозяйственной деятельности, но при этом по могают взять ее под строгий контроль.

Предстоит разработать нормативное регулирование биотехнопарка, дать научное обоснова ние системы неистощающего использования прибрежных биоресурсов на основе экологического районирования, оценить возможности «экологически дружественных» производственных техно логий. Создание биотехнопарков в ПЗ позволит уменьшить нагрузку незаконного промысла на от дельные виды водных биоресурсов, разнообразить виды деятельности в этих зонах, увеличить за нятость местных жителей, оздоровив тем самым социальную ситуацию в прибрежных поселениях.

В системе интересов, складывающихся в отношении использования ПЗ, заметное место принадлежит таким видам морской деятельности как морская геология и разведка недр и добыча минеральных ресурсов на шельфе.

Площадь континентального шельфа России составляет 21% от всей площади шельфа Миро вого океана. В его недрах содержатся огромные запасы минерального сырья. Континентальный шельф российских морей стал по существу последним сырьевым резервом для дальнейшего раз вития отечественной минерально-сырьевой базы (МСБ), перспективного обеспечения сырьем промышленности и экспорта. Значение «морской» компоненты МСБ, по мере снижения возмож ностей суши, будет возрастать. Однако для вовлечения этих потенциальных богатств в хозяйст венный оборот предстоит проделать громадный объем работ по геологическому изучению и раз ведке недр шельфа и освоению разведанных месторождений минерального сырья.

Сейчас известно 6 крупных морских районов, освоение ресурсов которых уже осуществля ется, либо возможно в ближайшей и среднесрочной перспективе. Это шельф Северо-Восточного Сахалина, Печороморский, Центрально-Баренцевоморский, Южно-Карский, Калининградский и Северо-Каспийский районы. Остальные районы российского шельфа, даже весьма перспективные по предварительным данным, нуждаются в более углубленном изучении. Поэтому осуществление поисково-оценочных и геолого-разведочных работ представляет собой главный интерес геолого разведки в пределах ПЗ.

В настоящее время считается доказанным наличие огромной Баренцево-Карской газонефте носной провинции, Северо-Сахалинской области в составе обширной Охотоморской нефтегазо носной провинции, Северо-Каспийской нефтегазоносной области, локального Калининградского района на Балтике. Открыты 32 месторождения углеводородов, в том числе гигантские газовые:

Штокмановское (запасы газа – 3,2 трлн.м3, конденсата – 31 млн.т), Русановское, Ленинградское (0,8 трлн. м3), крупные нефтяные: Приразломное (76,4 млн.т), Пильтун-Астохское и Лунское ( млн. т) и др.

В целом, по нефтегазоносным бассейнам континентального шельфа России, по оценкам специалистов МПР России, извлекаемые ресурсы углеводородов составляют около 100 млрд. т, в том числе 15,5 млрд. т нефти и 84,4 трлн. м3 газа. Основные запасы сырья сосредоточены на арк тическом шельфе, в первую очередь в пределах акваторий Баренцева, Печорского и Карского мо рей (70% общих ресурсов углеводородов шельфа России). Очень высоко также оцениваются пер спективы нефтегазоносности шельфа о. Сахалин.

Региональные и поисково-оценочные работы на шельфе и в открытом океане осуществля ются в основном с экспедиционных судов, поэтому, у морской геологии, наряду с интересом к ПЗ как к потенциальному вместилищу минеральных ресурсов, существуют интересы к территориаль ной (береговой) части этих зон, как к месту организации морских экспедиций, подготовки судов к плаванию. Однако масштабы деятельности по береговому обеспечению морских экспедиционных работ относительно невелики (по сравнению с деятельностью по обеспечению торгового морепла вания и рыболовства) и могут быть осуществлены в рамках существующей портовой деятельно сти.

На этапе же собственно геолого-разведочных работ, основная часть которых осуществляет ся с использованием плавучих или самоподъемных буровых установок (СПБУ), а тем более в ходе работ по обустройству и эксплуатации шельфовых месторождений углеводородов, когда приме няются стационарные буровые платформы, происходит прием добытого сырья, обеспечивается его переработка, требования к береговому обеспечению таких работ многократно возрастают.

Так, по проекту «Сахалин-2», осуществляемому в рамках СРП, общая сумма инвестиций по освоению месторождений шельфа составит 10 млрд. долл. США. Планируется установка в преде лах морской акватории двух платформ, строительство первого технологического комплекса, пор товых терминалов для отгрузки нефти, системы трубопроводов, дорог, реконструкция порта Ног лики.

Для обеспечения транспортировки добываемого газа морским путем планируется строи тельство трубопровода на юг о. Сахалин, где намечено строительство завода по производству сжиженного природного газа мощность 9,6 млн.т/год. Следует отметить, что освоение и ввод в эксплуатацию шельфовых месторождений углеводородов дает большую «свободу» добывающим компаниям в обеспечении сбыта продукции, так как они не ограниченны пропускной способно стью континентальных трубопроводных систем и могут отправлять продукцию морским путем, непосредственно из районов добычи.

Таким образом, в Российской Федерации морская геология, разведка недр и добыча мине ральных ресурсов на шельфе – это быстро развивающиеся виды морской деятельности, имеющие значительные перспективы роста. При этом их интересы в ПЗ связаны с осуществлением мас штабных геологоразведочных работ, особенно на шельфах Арктических и Дальневосточных мо рей, освоением и эксплуатацией открытых месторождений.

Развитие указанных видов работ в ПЗ не только усиливает конкуренцию по поводу исполь зования прибрежных территорий, но и создает повышенную антропогенную нагрузку на прибреж ные экосистемы.

В этой связи весьма актуальной становится проблема выбора приоритетов при формирова нии стратегий и тактики освоения шельфовых и прибрежных месторождений.

На перспективы масштабного освоения ресурсов углеводородов в пределах ПЗ, накладыва ются проблемы сохранения и рационального использования других видов ресурсов – земельных, сельскохозяйственных, водных биологических, а также проблема сохранения окружающей среды, столь уязвимой здесь к антропогенному воздействию. Так, вследствие развития нефтегазовой ин дустрии (включая геологоразведку) в ряде северных регионов происходит сокращение площади естественных пастбищных угодий – основы местного сельского хозяйства.

Транспорт в условиях бездорожья и мерзлоты нарушает лишайниковые покровы, восста новление которых требует 50 лет. Нарушенные лишайники замещаются злаками, которые доступ ны в качестве корма лишь летом, поэтому при наличии снежного покрова ненарушенные пастби ща несут повышенную нагрузку.

Важнейшей проблемой сосуществования (соразвития) разных видов деятельности в ПЗ яв ляется сохранение водных биологических ресурсов, коими богаты прибрежные водоемы, особенно в районах дельт крупных рек (Печоры, Оби, Таза и др.), где обитают и мигрируют многие ценные породы рыб. Нарушение этих условий в процессе освоения месторождений минерального сырья и другой производственной деятельности может негативно сказаться на водных биоресурсах. Осо бый вред могут нанести разливы нефти, а также сброс в реки неочищенных сточных вод.

Освоение ресурсов углеводородов в ПЗ целесообразно сочетать с развитием других отрас лей и сфер деятельности базирующихся на использовании местных ресурсов и преимуществ при морского положения этих зон. В этом плане весьма показательным является пример Западного не замерзающего сектора Арктики. Его близость к европейским рынком и возможность круглогодич ного судоходства представляет собой мощный резерв для развития производительных сил.

Среди отраслей морского хозяйства особое место принадлежит рекреационной деятельности на морских побережьях. Этот вид морской деятельности не оформлен как отрасль хозяйства, так как морская рекреационная деятельность одновременно является частью таких общехозяйствен ных отраслей как туризм и здравоохранение (лечебная деятельность на морских побережьях).

Вместе с тем, морская рекреация обладает рядом специфических черт, позволяющих выделить ее как самостоятельный вид морской деятельности. Если руководствоваться критерием выделения отраслей морского хозяйства по признаку использования тех или иных видов морских природных ресурсов, то, безусловно, морская рекреация объективно существует, так как сферой ее примене ния является использование природных ресурсов приморских областей. Этот вид ресурсов пред ставляет собой совокупность природно-климатических и бальнеологических факторов, присущих морским побережьям. Его наличие обусловлено самими свойствами морской воды, а также клима том побережий. В результате на морских побережьях образуется особый тип природных ландшаф тов, который и представляет собой морские рекреационные ресурсы.

Человечество пользуется этим видом ресурсов с незапамятных времен, но на протяжении многих веков его использование происходило подчас неосознанно, стихийно и во многом зависело от степени заселенности побережий. И лишь относительно недавно (примерно с середины XIX в.) морские рекреационные ресурсы стали целенаправленно использоваться для восстановления здо ровья и работоспособности человека.

К настоящему времени использование морских рекреационных ресурсов превратилось в це лую индустрию отдыха и лечения граждан, восстановления их трудоспособности. Десятки и сотни километров морских побережий используются исключительно в рекреационных целях. При этом в конкуренция по поводу использования участков прибрежных зон, приоритет остается за морским рекреационным потенциалом.

Российская Федерация обладает значительными морскими рекреационными ресурсами.

Прежде всего речь идет о побережьях южных морей (Черного, Азовского, Каспийского), а также побережье Балтийского моря и в определенной степени о побережье Японского моря, относящего ся к югу Приморского края. Остальные побережья могут использоваться в рекреационных целях в весьма ограниченных масштабах, например, для познавательного (Беломорское побережье) и экс тремального (побережья Северного Ледовитого океана, Охотского моря и др.) туризма, либо для организации туризма в форме спортивного и любительского рыболовства.

Среди регионов Российской Федерации использование морских рекреационных ресурсов наиболее развито в Краснодарском крае, где рекреационная деятельность в значительной мере приурочена к Черноморскому и Азовскому побережьям. Предприятия отдыха и туризма едино временно принимают до 222 тыс. чел., частный сектор в летнее время принимает более 200 тыс.

неорганизованных отдыхающих. В результате всего за 2003 год в крае отдохнули и поправили здоровье 6,1 млн. чел., большинство - на морских побережьях.

Из числа других приморских субъектов Российской Федерации значительным морским рек реационным потенциалом располагает Калининградская область, которую в 2003 году посетили более 290 тыс. туристов, в том около 67 тыс. иностранцев.

В ходе опроса репрезентативной выборки населения Санкт-Петербурга было выявлено, что, по крайней мере, у населения крупных городов преобладают пожелания проводить длительный отдых на морских побережьях. Это достаточно емко характеризует интересы граждан относитель но использования морских побережий, а также интересы туризма и санаторно-курортных органи заций в прибрежных зонах.

Анализ развития разных видов морской деятельности в ПЗ показывает, что в их пределах, как правило, имеет место конкуренция интересов субъектов морского хозяйства по поводу ис пользования ресурсов и пространств этих прибрежных зон. Однако степень этих интересов в раз ных ПЗ различна и в значительной мере зависит от освоенности прибрежных зон.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.