авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |

«А.В. Смирнов К.Б. Калиновский УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС Под общей редакцией профессора А.В. Смирнова Допущено Министерством образования Российской ...»

-- [ Страница 2 ] --

Важно подчеркнуть, что при его использовании ни одна из сторон не имеет не посредственной власти над другой. Принуждая обвиняемого, например, к тому или иному ограничению свободы, обвинитель вынужден обращаться к суду за соответ ствующим разрешением. Точно так же обвиняемый, добиваясь отмены принудитель ных мер, может действовать через суд. Все это мало напоминает деятельность «по приказу». Но, может быть, сам суд, принимая властное решение, действует импера тивно? Отвечая на этот вопрос, следует иметь в виду, что при императивном методе субъект властных полномочий управляет ситуацией, пытаясь достигнуть целей, сто ящих непосредственно перед ним. Иное дело, когда он принимает то или иное реше ние по требованию стороны. Это сторона добивается здесь своей цели, это она актив но участвует в управлении ситуацией. Требуя от суда законного решения, сторона почти так же властно воздействует на суд, как и суд на данную сторону. Для подобного способа взаимоотношений уже тесны рамки императивно-командной схемы. Участ ники процесса в своих требованиях подчиняются не один другому, но лишь правовым нормам, закону. Значит, в основе взаимоотношений, в том числе «обвинитель—обвиня емый», лежит в данном случае не метод власти—подчинения, а нечто иное. Нельзя здесь обнаружить и признаки диспозитивного регулирования, так как решение при нимается не по свободному усмотрению сторон, а согласно мнению суда. Но и сам суд в значительной степени связан позицией сторон и представленными ими доказа тельствами и потому также не может быть признан абсолютно свободным (диспози тивным) в принятии решения. Волеизъявление сторон, будучи опосредовано мнени ем и волей арбитра, направлено друг к другу не «по горизонтали» (как это было при диспозитивном регулировании) и не «по вертикали» (что характерно для императив ного метода), а как бы по дуге. В рамках этого метода сохраняются одновременно и равноправие сторон, свойственное диспозитивности, и властный характер отноше ний, заимствованный у императивного метода. Арбитральный метод диалектически «снимает» низшие методы, преобразуя их в качественно новый сплав. Описываемый метод — своего рода система сдержек и противовесов в состязательном судопроиз водстве. Такое правовое регулирование приводит к появлению трехсубъектного со стязательного правоотношения с участием суда2.

См.: Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. СПб. : Наука, 2000. С. 20—21.

В российской юридической литературе арбитральный метод регулирования процессуаль ных отношений находит все большее признание (см.: Макаркин А.И. Состязательность на предва рительном следствии : автореф. канд. дис. СПб., 2001. С. 8, 17;

Калиновский К.Б. Основные виды уголовного судопроизводства : учеб. пособие. СПб., 2002. С. 52;

Вандышев В.В. Уголовный про цесс : курс лекций. СПб., 2002. С. 17;

Карякин Е.А. Реализация принципа состязательности в уго ловном судопроизводстве. Оренбург, 2005. С. 12—13;

Гуськова А.П., Муратова Н.Г. Судебное пра во: история и современность судебной власти в сфере уголовного судопроизводства. М. : ИГ «Юрист». 2005. С. 47—48).

26 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Арбитральный метод уместен в первую очередь там, где рассматривается главный вопрос уголовного дела — о виновности и уголовной ответственности. Поэтому призна ние лица виновным в совершении преступления возможно только судом при рассмотре нии дела по существу. Он должен применяться и там, где органами предварительного расследования, прокурором выносятся решения, препятствующие спору, движению дела, — об отказе в возбуждении, о прекращении, о длительном отложении или приоста новлении дела и т.п., а также совершаются действия (бездействие), нарушающие консти туционные права граждан. При этом формой применения арбитрального метода при об жаловании названных актов является обращение в судебную инстанцию (ст. 125 УПК).

С помощью арбитрального метода должны также решаться вопросы о примене нии процессуального принуждения, ибо в состязательном процессе стороны равны и поэтому ни одна из них не вправе довлеть над другой. Вопросы, связанные с прину дительным воздействием, там, где нет особой неотложности, должны решаться в су дебном заседании (о заключении под стражу, применении домашнего ареста;

о про длении срока содержания под стражей;

о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экс пертизы;

о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;

о производстве обыска или выемки в жилище и т.п.).

Обжалование прочих решений или принятие их в судебной форме излишне и не целесообразно, ведет к неоправданному ограничению судом самостоятельности публичного обвинителя и напрасной волоките. Так, например, вполне допустимо императивное регулирование проведения публичным обвинителем не связанных с не посредственным принуждением следственных действий (допросов и т.д.);

вынесения большинства управленческих решений в уголовном процессе (о принятии дела к про изводству, направлении его по подследственности, о направлении следственных по ручений и т.п.). Диспозитивным методом закон ограничивается при принятии реше ния частными лицами — участниками процесса об использовании своих прав, например, на обжалование решений государственных органов, при регулировании от ношений обвиняемого и защитника и т.д.

§ 2. ПОНЯТИЕ ИСТОЧНИКОВ УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА Под источниками права в юридическом смысле обычно понимается та или иная внешняя форма выражения правовых норм. Основной источник уголовно-про цессуального права — это закон. Согласно Конституции РФ (п. «о» ст. 71) уголов но-процессуальное законодательство относится к исключительному ведению Рос сийской Федерации. В соответствии с ч. 1 ст. 1 УПК единственными законами, которые могут быть источником уголовно-процессуального права, являются Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Конституция Россий ской Федерации, на которой Кодекс основан. Юридически это означает следу ющее:

а) при определении порядка уголовного судопроизводства по делу прямому при менению подлежит только УПК, а в случаях, если его отдельные положения проти воречат конституционным нормам, — Конституция РФ;

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО б) в случае если уголовно-процессуальные нормы содержатся в каких-либо иных источниках, они не должны противоречить УПК и Конституции РФ и подлежат при ведению в соответствие с ними;

в) если в каком-либо ином федеральном законе содержатся новые уголовно-про цессуальные нормы, они могут применяться только после того, как будут включены (инкорпорированы) в УПК.

Названные правила предохраняют уголовный процесс от проникновения в него чужеродных норм, не отвечающих демократическим принципам судопроизводства и противоречащих внутренней системе УПК, что является важной политической га рантией против рецидивов авторитаризма в области уголовного процесса.

Федеральным законом от 18.12.2001 г. «О введении в действие Уголовно-процес суального кодекса Российской Федерации» (ст. 4) установлено, что «действующие на территории Российской Федерации федеральные законы и иные нормативные право вые акты, связанные с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, подлежат приведению в соответствие с Уголовно-процессуальным кодексом Россий ской Федерации. Впредь до приведения в соответствие с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации указанные федеральные законы и иные норматив ные правовые акты применяются в части, не противоречащей Уголовно-процессуаль ному кодексу Российской Федерации».

Следует, однако, учитывать, что Конституционный Суд РФ выработал в данном вопросе следующую правовую позицию. В случае коллизии законов приоритет УПК РФ действует лишь при условии, если речь идет о правовом регулировании собствен но уголовно-процессуальных отношений. Однако его преимущество перед другими федеральными законами не является безусловным — оно может быть ограничено как установленной Конституцией РФ (ч. 3 ст. 76) иерархией федеральных конституцион ных законов и обычных федеральных законов (к их числу относится и УПК РФ), так и правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юриди ческой силы приоритетными признаются: а) последующий закон;

б) закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений;

в) зако ны, в которых устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интере сов отдельных категорий лиц, обусловленные, например, их особым правовым стату сом. При этом разрешение коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии1.

В настоящий момент с соответствующими изменениями и дополнениями про должают действовать следующие законы и иные нормативные акты, в которых со держатся нормы, имеющие отношение к порядку производства по уголовным делам:

Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, ут См. определение Конституционного Суда РФ от 08.11.2005 № 439 по жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав ст. 7, 29, 182 и 183 УПК РФ / Собрание законодательства Российской Федерации. 2006.

№ 5. Ст. 633 (далее — СЗ РФ).

28 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА вержденное Президиумом Верховного Совета СССР 18.05.81 г. 1;

законы РФ:

от 08.07.81 г. «О судоустройстве РСФСР» (в части, не противоречащей законодатель ству РФ);

от 18.04.91 г. «О милиции»;

от 26.06.92 г. «О статусе судей в Российской Федерации»;

Федеральный закон от 02.07.92 г. «О психиатрической помощи и гаран тиях прав граждан при ее оказании»;

Указ Президента РФ от 12.02.93 № «О милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федера ции»;

Таможенный кодекс Российской Федерации от 18.06.93 г.;

федеральные зако ны: от 03.04.95 г. «О Федеральной службе безопасности»;

от 15.07.95 г. «О содержа нии под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»;

от 12.08.95 г. «Об оперативно-розыскной деятельности»;

от 17.01.92 г. «О прокуратуре Российской Федерации»;

Федеральный конституционный закон от 31.12.96 г. «О су дебной системе Российской Федерации»;

Уголовно-исполнительный кодекс Россий ской Федерации от 08.01.97 г.;

Федеральный закон от 21.07.97 г. «Об исполнительном производстве»;

Федеральный конституционный закон: от 23.06.99 г. «О военных су дах Российской Федерации»;

федеральные законы: от 31.05.2001 г. «О государствен ной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»;

от 31.05.2002 г.

«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и др.

Согласно ст. 90 Конституции РФ Президент издает указы, обязательные на всей территории Российской Федерации. Известны случаи, когда указы содержали уголов но-процессуальные нормы (например, отмененный ныне Указ Президента РФ от 14.06.94 № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности»). В силу ч. 3 ст. 90 Конституции РФ ука зы не должны противоречить как самой Конституции, так и федеральным законам.

Более того, представляется, что в случае, когда указом создаются новые уголовно процессуальные нормы, не включенные в Кодекс, они могут применяться только в том случае, если будут инкорпорированы в УПК.

Кроме того, в соответствии с Конституцией РФ (п. 4 ст. 15) составной частью правовой системы Российской Федерации являются общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры. Это значит, что к источ никам уголовно-процессуального права в нашей стране относятся и названные виды международных юридических норм (более подробно об этом см. в § 4 настоящей главы).

Если отдельные отношения, возникающие в уголовном судопроизводстве, прямо не урегулированы нормами закона, то при определенных условиях допускается при менение аналогии уголовно-процессуального закона или аналогии уголовно-процессу ального права. Аналогия закона может иметь место тогда, когда на неурегулирован ное отношение распространяется действие законодательной нормы, регулирующей сходное правоотношение. Так, например, в новом УПК нигде не сказано о том, что суд может истребовать предметы и документы. Подобное право по буквальному смыслу закона предоставлено лишь прокурору, следователю, органу дознания, дозна Определением Конституционного Суда РФ от 21.04.2005 № 242-О разъяснено, что данный нормативный акт может применяться лишь во взаимосвязи с положениями гл. 18 УПК РФ, регла ментирующей основания возникновения права на реабилитацию, порядок признания этого права и возмещения различных видов вреда, а также с положениями ст. 1070 и § 4 гл. 59 ГК РФ.

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО вателю (ч. 4 ст. 21) и адвокату (ч. 3 ст. 86). В то же время суд вправе проводить след ственные и иные процессуальные действия (ч. 1 ст. 86). Представляется, что по ана логии с ч. 4 ст. 21 суд также может делать и запросы о предоставлении ему необходи мых сведений, обязательные для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Аналогия права применяется лишь в крайних случаях, когда нет уголовно-про цессуальной нормы, подходящей для применения по аналогии закона. Тогда для уре гулирования возникающих в процессе отношений могут применяться непосредственно общие начала уголовно-процессуального права. Так, согласно п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК защитник вправе использовать любые, помимо указанных в названной статье, не за прещенные законом средства и способы защиты: например, правозащитные акции, включающие обращение ко всем правозащитным организациям, общественным объ единениям, думским фракциям, ко всем средствам массовой информации и ко всем гражданам страны с призывом активизировать правозащитные механизмы в легаль ных формах протеста против нарушения прав человека и т.д.1 По существу, это озна чает, что защитник, используя новые средства и способы защиты, использует анало гию права. Примером широкого применения аналогии права в уголовном процессе могут служить также многие решения Конституционного Суда РФ, которыми пробе лы в законодательстве, вызванные признанием неконституционными ряда норм УПК, заполнены с помощью интерпретации общих правовых положений и принципов, со держащихся в Конституции РФ и нормах международного права.

§ 3. РОЛЬ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК ИСТОЧНИКА УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА Значение Конституции РФ в уголовном судопроизводстве определяется тем, что она содержит ряд основополагающих норм, которым ввиду ее высшей юриди ческой силы должно соответствовать отраслевое уголовно-процессуальное зако нодательство. Это прежде всего положения гл. 2 Конституции, касающиеся прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе, — равенство всех перед законом и судом, неприкосновенность личности, частной жизни, тайна перепис ки и сообщений, защита чести и доброго имени, неприкосновенность жилища, право на доступ к правосудию и судебную защиту, презумпция невиновности, право на получение квалифицированной юридической помощи и т.д. Кроме того, Конституция РФ в гл. 7 устанавливает основы судебной власти — состяза тельность и гласность судопроизводства, неприкосновенность и несменяе мость судей, запрет на создание чрезвычайных судов. Устанавливая эти нормы, Конституция закладывает основы построения отраслевого законодательства.

Вместе с тем Конституция РФ — это и акт прямого действия (ч. 1 ст. 15). При необходимости (например, в случае противоречия Основному закону отдельных уго ловно-процессуальных норм, обнаружения пробелов в отраслевом законодатель стве) конституционные нормы могут применяться в уголовном процессе См.: Ткаченко А.П. Культура защиты прав человека в правовой культуре постсоветской Рос сии : автореф. дис. канд. культурологии. М.: Российский ин-т культурологии, 2006.

30 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА непосредственно. Благодаря этому Конституция РФ выступает гарантом соблю дения в уголовном процессе прав человека и демократических основ судопроиз водства.

§ 4. МЕЖДУНАРОДНО ПРАВОВЫЕ НОРМЫ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ Как уже отмечалось выше, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ «общепризнан ные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». При чем той же статьей установлено, что «если международным договором Россий ской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Наиболее близкое отношение к уголовному судопроизводству имеют следующие общепризнанные междуна родно-правовые принципы:

— суверенного равенства государств;

— невмешательства во внутренние дела;

— неприменения силы и угрозы силой;

— добросовестного выполнения государствами своих международных обяза тельств;

— межгосударственного сотрудничества и солидарности государств;

— гуманизма, уважения прав человека и справедливости.

Так, согласно принципам суверенного равенства и невмешательства во внут ренние дела ни одно государство не вправе издавать законы либо производить дей ствия, распространяющие его судебную юрисдикцию на территорию других государств без согласия последних. Так, например, должны считаться юридически ничтожными результаты процессуальных действий, совершенных следственными органами одно го государства на территории другого, если это не предусмотрено соответствующим международным договором. Принцип неприменения силы и угрозы силой означает, что ни одно государство не может добиваться применения своего внутреннего права путем похищения или захвата лиц на территории другого суверенного государства либо требовать их выдачи под угрозой военных акций и т.п. Принцип добросовестно го выполнения государствами международных обязательств проявляется в том, что положения национального уголовно-процессуального законодательства не могут слу жить основанием для отказа от выполнения международных обязательств. Если в за коне имеются нормы, противоречащие международному договору, заключенному го сударством, то в силу данного принципа применяются нормы договора, а закон должен быть приведен в соответствие с международными обязательствами. Принцип межго сударственного сотрудничества и солидарности государств находит выражение прежде всего в широкой практике заключения международных договоров об оказа нии правовой помощи, в том числе и по уголовным делам.

К числу общепризнанных международно-правовых норм, касающихся уголов ного процесса, следует отнести нормы, устанавливающие:

1) недопустимость применения в уголовном процессе пыток или жестоких, бес человечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения или нака зания, право на гуманное отношение и уважение достоинства личности (ст. 3 Конвен ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО ции о защите прав человека и основных свобод. Рим, 04.11.50 г.;

Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство ви дов обращения и наказания от 10.12.84 г.;

принцип 6 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, ут вержденного Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 09.12.88 № 43/173);

2) запрет на выдачу лица другому государству, если: а) существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток или смертной казни;

б) преступление, в отношении которого запрашивается выдача, рассматрива ется запрашиваемой стороной в качестве политического преступления либо имеются достаточные основания полагать, что запрос о выдаче имеет целью преследование или наказание лица в связи с его расой, религией, национальностью или политиче скими убеждениями либо за другое преступление, нежели то, которое было указано в запросе (ст. 3 Европейской конвенции о выдаче. Страсбург, 13.12.57 г.);

3) недопустимость произвольного ареста или содержания под стражей: «Никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом» (ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах. Нью-Йорк, 19.12.66 г.;

ст. 5 Конвенции о за щите прав человека и основных свобод);

4) право арестованного или задержанного на судебную проверку законности аре ста или задержания в срочном порядке, т.е. без неоправданных проволочек, в течение разумного, достаточно краткого времени (ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах;

п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных сво бод;

п. 3 ст. 5 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека;

принципы 11, 32 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

5) право задержанного или арестованного на заявление ходатайства об уведом лении членов семьи или иных лиц по его выбору о факте задержания или ареста и о месте, в котором он содержится;

право на посещение членами семьи и переписку с ними (принципы 16, 19 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержа нию или заключению в какой бы то ни было форме);

6) право задержанного или арестованного на проведение медицинского обследо вания (принципы 24—26 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержа нию или заключению в какой бы то ни было форме);

7) запрет на применение к задержанному таких методов расследования, которые на рушают его способность принимать решения или выносить суждения, в том числе запрет злоупотреблять положением задержанного с целью получения от него показаний против него самого или каких-либо других лиц (принцип 21 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

8) запрет на введение неоправданных ограничений в отношении задержанных или арестованных, не вызываемых непосредственной необходимостью с точки зре ния целей задержания или ареста (принцип 36 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

9) право на компенсацию каждому, кто был жертвой незаконного ареста или со держания под стражей или незаконного осуждения (ст. 9, 14 Международного пакта о гражданских и политических правах;

п. 4 ст. 5 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека);

32 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА 10) право задержанного или обвиняемого быть подробно и в срочном порядке уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявляемого ему обвинения (п. 3 (а) ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических пра вах;

п. 3 (а) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

принцип Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

11) право каждого обвиняемого в уголовном преступлении считаться невинов ным, пока виновность его не будет доказана согласно закону, т.е. презумпция невинов ности (ст. 11 Всеобщей декларации прав человека;

п. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах;

п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

п. 2 ст. 6 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека);

12) право лица на справедливое и гласное рассмотрение предъявляемого ему уго ловного обвинения без неоправданной задержки на основе полного равенства компе тентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, принятая на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10.12.48 г.;

п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и поли тических правах;

п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

п. ст. 6 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека);

13) право иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и защищать себя лично или посредством выбранного им самим защитника (ст. 6 Кон венции о защите прав человека и основных свобод;

п. 3 (d) ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах;

п. 3 (b) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод);

14) право на оказание квалифицированной юридической помощи со стороны ком петентного адвоката (п. 6 Основных положений о роли адвокатов, принятых Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений. Нью-Йорк, август 1990 г.);

15) право на предоставление обвиняемому или подозреваемому безвозмездной помощи защитника и переводчика в случае, когда у него недостаточно средств для оплаты этого защитника или переводчика (п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав челове ка и основных свобод;

п. 3 (d) ст. 14 Международного пакта о гражданских и полити ческих правах);

16) право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей (право на очную ставку) и право на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него (п. 3 (е) ст. 14 Международ ного пакта о гражданских и политических правах;

п. 3 (d) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод);

17) запрет на принуждение лица к даче показаний против самого себя или к при знанию себя виновным и право лица на отказ от дачи таких показаний (п. 3 (g) ст. Международного пакта о гражданских и политических правах);

18) право на пересмотр осуждения и приговора вышестоящей судебной инстан цией согласно закону (п. 5 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политиче ских правах);

19) правило «non bis in idem» (лат. «не дважды за одно и то же»), т.е. запрет на вторичное привлечение лица к уголовной ответственности за преступление, за кото рое он уже был окончательно осужден или оправдан (п. 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах);

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО 20) право каждого приговоренного к смертной казни обжаловать приговор в апел ляционном порядке в суд высшей инстанции и подать прошение о помиловании, при чем помилование или замена приговора могут быть предоставлены во всех случаях вынесения смертного приговора (п. 6, 7 Мер, гарантирующих защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни, одобренных 21-м пленарным заседанием Экономиче ского и Социального Совета ООН 25.05.84 г.).

В международных договорах, касающихся вопросов уголовного процесса, могут найти закрепление как общепризнанные принципы и нормы, так и нормы, регулиру ющие отношения только участвующих в них субъектов. В зависимости от количества участников договоры бывают многосторонними и двусторонними. Состав и уровень их участников могут быть различными. Согласно п. 2 ст. 3 Федерального закона от 15.07.95 г. «О международных договорах Российской Федерации» «международные договоры Российской Федерации заключаются с иностранными государствами, а так же с международными организациями от имени Российской Федерации (межгосудар ственные договоры), от имени Правительства Российской Федерации (межправитель ственные договоры), от имени федеральных органов исполнительной власти (договоры межведомственного характера)». Наибольшее значение для уголовного процесса имеют договоры о правовой помощи, определяющие порядок взаимодействия судебных и следственных органов разных стран при осуществлении уголовного преследования лиц, находящихся за пределами государств, где были совершены преступления;

ис полнении поручений о производстве процессуальных действий и т.д. Значительное количество таких договоров было в свое время заключено СССР с социалистически ми государствами, а также с Алжиром, Грецией, Ираком, Тунисом, Финляндией и некоторыми другими странами. Часть из них продолжает действовать и поныне.

В 90-е годы Россией были подписаны аналогичные соглашения с Китаем, Литвой, Эстонией и Латвией, а также с рядом государств — членов СНГ. Среди них — много сторонняя Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанная в Минске 22.01.93 г. (вступила в силу 10.12.94 г.). Россией подписаны и ратифицированы Европейская конвенция о выдаче от 13.12.57 г. и Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20.04.59 г. Большое количество договоров межведомственного характера о сотрудничестве в сфере борьбы с преступностью заключено с правоохра нительными органами других государств Министерством внутренних дел РФ и Гене ральной прокуратурой РФ Кроме договоров о правовой помощи порядок взаимоотношений российских право охранительных органов с иностранными гражданами и должностными лицами может регулироваться также консульскими конвенциями. В соответствии с ними консулы вправе представлять перед судами и следственными органами страны пребывания граж дан назначившего их государства, если эти граждане из-за отсутствия или по каким либо другим уважительным причинам не могут сами защищать свои права и интересы.

Общепризнанные международные принципы и нормы существуют как в форме норм, установленных международными договорами, так и в форме юридических обы чаев, которые составляют так называемое общее международное право. Статутом Международного Суда ООН от 26.06.45 г. обычай определен как доказательство «об щей практики, принятой в качестве правовой нормы» (п. 1 «b» ст. 38).

34 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Обычная норма становится принадлежностью общего международного права в результате ее признания если не всеми, то большинством государств, представля ющих основные политические и правовые системы. Современные международно-пра вовые обычаи приобретают формальную определенность, так как общепризнанные принципы и нормы, как правило, находят отражение в многосторонних конвенциях и соглашениях и, кроме того, в иных документах международного права: деклараци ях, резолюциях международных органов и организаций, конференций, решениях меж дународных судов и т.д. Авторитет названных документов особенно высок. Консти туционный Суд РФ не раз в своих решениях ссылался на Всеобщую декларацию прав человека и др.

Особенностью формирования современных обычных норм международного права в области уголовного судопроизводства является растущее влияние на них так назы ваемых рекомендательных норм, или международных стандартов, в разработке кото рых основная роль принадлежит Конгрессу ООН по предупреждению преступлений и обращению с правонарушителями. Документы Конгресса обычно подтверждаются резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН. Среди них Кодекс поведения должност ных лиц по поддержанию правопорядка (1979), Основные принципы независимости суда (1985), Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятая Генеральной Ассамблеей ООН (1985), Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988), Основные положения о роли адвокатов (1990) и др. Обосно вание того, является ли та или иная норма общепризнанной, не всегда бывает легким делом. Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ «под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юриди чески обязательного. Содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений»1. В качестве доказательств общепризнанного характера нормы могут служить: а) фиксация нормы в международных документах;

б) отсутствие протестов государств против ее общепризнанного характера;

в) факти ческое признание нормы (так называемая трансформация) законодательством доста точно представительного круга государств2.

§ 5. СООТНОШЕНИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО И ВНУТРЕННЕГО УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА РОССИИ Поскольку общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры являются частью правовой системы России3, следует Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Российская газета. 02.12.2003. № 244.

См.: Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. М., 1997. С. 74—82.

Международный договор Российской Федерации — это международное соглашение, заклю ченное Российской Федерацией с иностранным государством или государствами, либо с междуна ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО раскрыть взаимосвязь норм международного и внутреннего уголовно-процессу ального права. Всякий раз оценивая юридическую силу и значение этих норм в случае их конкуренции, необходимо учитывать следующее:

1. Международные договоры имеют приоритет над нормами внутреннего зако нодательства, т.е. в случае их коллизии применяются правила международного догово ра, а не нормы Уголовно-процессуального кодекса и любых других законов (ч. 4 ст. Конституции РФ).

2. В соответствии с разъяснением, данным Пленумом Верховного Суда РФ в п. постановления от 31.10.95 г. «О некоторых вопросах применения судами Конститу ции Российской Федерации при осуществлении правосудия», иные правила по срав нению с правилами внутреннего законодательства могут устанавливаться только ра тифицированными международными договорами Российской Федерации, т.е.

утвержденными в форме федерального закона. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнан ных принципов и норм международного права и международных договоров Россий ской Федерации» сказано: «Обратить внимание судов на то, что согласие на обяза тельность международного договора для Российской Федерации должно быть выражено в форме федерального закона, если указанным договором установлены иные правила, чем федеральным законом (ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, ч. 1 и ст. 5, ст. 14, п. «а» ч. 1 ст. 15 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», ч. 2 ст. 1 ГПК РФ, ч. 3 ст. 1 УПК РФ)».

Правила действующего международного договора Российской Федерации, со гласие на обязательность которого было принято не в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, из данных органом государственной власти, заключившим данный договор 3. Общепризнанные принципы и нормы международного права, касающиеся прав человека и гражданина, в том числе и в области уголовного судопроизводства, всегда имеют приоритет над внутренними законами и являются непосредственно действу ющими (ч. 1 ст. 17, ст. 18 Конституции РФ).

4. В соответствии с ч. 3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» непосредственно могут действовать только положения меж дународных договоров, удовлетворяющие одновременно следующим условиям:

родной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования (конвенция, пакт, соглашение и т.п.). Международные договоры Российской Федерации могут заключаться от имени Российской Федерации (межгосударственные договоры), от имени Правительства Российской Федерации (меж правительственные договоры) и от имени федеральных органов исполнительной власти (межве домственные договоры). Частью правовой системы Российской Федерации являются также заклю ченные СССР действующие международные договоры, в отношении которых Российская Федерация продолжает осуществлять международные права и обязательства СССР в качестве государства — правопреемника Союза ССР (см. п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международ ного права и международных договоров Российской Федерации»).

36 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА а) договор официально опубликован1;

б) положения договора должны быть самоис полнимы, т.е. не нуждаться в издании внутригосударственных актов в целях их при менения. Для осуществления иных положений международных договоров Россий ской Федерации должны приниматься соответствующие правовые акты. Так, например, упомянутая выше общепризнанная норма международного права о судебном обжа ловании законности задержания в течение разумного срока самоисполнима и в принци пе может быть реализована даже без принятия каких-либо дополнительных законов, а вот норма о праве на компенсацию ввиду незаконного задержания или ареста пред полагает наличие законодательных норм, конкретизирующих виды и процедуру та кой компенсации.

5. В случае противоречия договоров межведомственного либо ведомственного характера и федерального закона всегда применяются нормы закона.

6. Межгосударственные и межправительственные договоры имеют приоритет над межведомственными соглашениями.

§ 6. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА ВО ВРЕМЕНИ Нормы о действии уголовно-процессуального закона во времени охватывают две разные группы вопросов: а) о времени вступления закона в силу и прекращения его действия;

б) о применении норм уголовно-процессуального закона в случае изменений в законодательстве по делам, возникшим до момента принятия ново го закона.

Как и другие законы, уголовно-процессуальный закон вступает в силу по истече нии 10 дней после его официального опубликования, если в самом законе не установ лен иной порядок его введения в действие (Федеральный закон от 14.06.94 г.

«О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных зако нов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания»). Официальным опуб ликованием федерального закона является первая публикация его полного текста в «Парламентской газете», «Российской газете» или «Собрании законодательства Рос сийской Федерации». Прекращение действия закона определяется либо отменой это го закона, либо принятием нового закона, отменяющего старый, либо истечением вре мени его действия, если оно так или иначе указано в законе, либо признанием его неконституционным решением Конституционного Суда РФ.

УПК РФ установлено, что «при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответству ющего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом» (ст. 4). Данное положение имеет практический смысл лишь при изменении уголовно-процессуального закона в момент ведения произ водства по делу, когда встает вопрос о том, продолжать ли применять по этому, уже нача тому делу старый закон или надо применить новый — иначе регулирующий те же про Межгосударственные договоры публикуются в «Собрании законодательства Российской Фе дерации» или в «Бюллетене международных договоров». Международные договоры Российской Фе дерации межведомственного характера публикуются по решению федеральных органов исполни тельной власти, от имени которых заключены такие договоры, в официальных изданиях этих органов.

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО цессуальные отношения. Общее правило таково: прежний процессуальный закон прекращает применяться в производстве по делу после введения в действие нового.

Показательным в этом плане является следующий пример из судебной практики.

28.06.2002 г. судья отказал обвиняемым в ходатайстве на рассмотрение их дела судом с участием присяжных заседателей на том основании, что, согласно Закону о введение в действие нового УПК РФ, это право у них возникало лишь с 01.07.2002 г.

Судья назначил данное дело к рассмотрению на 10.07.2002 г., однако с участием на родных заседателей, участие которых было предусмотрено старым Кодексом — УПК РСФСР. Президиум Верховного Суда РФ признал действия судьи ошибочными, ибо соответствующее процессуальное действие — рассмотрение дела — должно было происходить уже после 1 июля, и судье следовало руководствоваться новым УПК, который к этому времени должен был вступить в действие, предусматривая судебное разбирательство с участием присяжных заседателей1. В другом своем решении Пре зидиум Верховного Суда РФ признал допустимым протокол осмотра места происше ствия, в котором участвовали несовершеннолетние понятые, так как на момент про изводства осмотра действовала ст. 135 УПК РСФСР 1960 г., которая не содержала запрета участия таких лиц в качестве понятых2.

Необходимо при этом помнить, что новый уголовно-процессуальный закон, в от личие от материального уголовного закона, не имеет обратной силы — даже в случае, если он устанавливает правила, более благоприятные для тех или иных участников судопроизводства. Иначе говоря, уже совершенные по делу процессуальные действия не переделываются под новый закон, т.е. поворот процесса невозможен. Это объясня ется главным образом тем, что при повороте процесса было бы практически невоз можно заново собрать многие доказательства и произвести некоторые важные про цессуальные действия.

Так, согласно ст. 10 Закона «О введение в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»3 с 01.07.2002 г. в действие были введены нормы, пре дусматривающие судебный порядок применения заключения под стражу, продления срока содержания под стражей, помещения подозреваемого, обвиняемого, не находя щегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производ ства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической эксперти зы. Однако те из указанных решений, которые уже были приняты с санкции прокурора до 1 июля 2002 г., продолжили свое действие и после этой даты — в пределах того процессуального срока, на который они были избраны.

§ 7. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА В ПРОСТРАНСТВЕ Общий принцип действия уголовно-процессуального закона в пространстве та ков: если производство по делу ведется на территории Российской Федерации, то при этом независимо от того, где совершено преступление — на территории Рос См. постановление Президиума Верховного Суда РФ от 04.06.2003 г. // БВС РФ. 2003. № 12.

См. постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21.01.2004 г. // БВС РФ. 2004. № 8.

В редакции п. 5 ст. 2 Федерального закона от 29.05.2002 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон „О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Фе дерации”».

38 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА сии или за ее пределами, применяется российский уголовно-процессуальный за кон. Он опирается на общепризнанный международно-правовой принцип суве ренного равенства государств. Оборотной стороной последнего является между народный принцип невмешательства государств во внутренние дела друг друга.

Применительно к рассматриваемому правилу он означает, что ни одно государ ство не вправе издавать законы либо производить действия, распространяющие свою судебную юрисдикцию на территорию других государств, без согласия последних. Так, например, должны считаться юридически ничтожными резуль таты процессуальных действий, совершенных следственными органами одного государства на территории другого, если это не предусмотрено соответствующим международным договором. Для производства этих действий недостаточно даже выраженного согласия органов исполнительной власти другого государства (пра вительства, органов прокуратуры, юстиции, внутренних дел и т.д.), ибо они не уполномочены на то, чтобы делать исключения из закона, который практически во всех государствах закрепляет территориальный принцип применения уголов но-процессуальных норм. Создавать подобного рода изъятия — привилегия лишь закона или международного права. Например, Конвенцией государств СНГ о пра вовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.93 г., а также двусторонними договорами о правовой помощи с такими государствами, как Болгария, Греция, КНДР, Куба, Латвия, Литва, Фин ляндия и т.д., при выполнении поручений о правовой помощи допускается при менение на территории запрашиваемого государства иностранного законодатель ства, в том числе и процессуального, но только по просьбе запрашивающей стороны и если это не противоречит собственному законодательству стороны за прашиваемой.

Территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. Рос сийская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Феде рации в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права (ст. 67 Конституции РФ). Водная, или морская территория государства, по срав нению с сухопутными и воздушными территориями, имеет, согласно международно му праву, особый правовой режим, что отражается и на уголовно-процессуальной юрисдикции государств. Так, хотя Российская Федерация и обладает суверенитетом над своими внутренними водами, однако в настоящее время в международном праве сложился обычай, закрепленный в ряде соглашений по морскому торговому судоход ству, который связан с отказом прибрежного государства от осуществления юрисдик ции в отношении преступлений, совершенных на борту торгового судна, если они не затрагивают интересов этого государства или вообще не выходят за пределы судна.

Так, согласно договору, заключенному в 1972 г. между СССР и Соединенным Коро левством Великобритании и Северной Ирландии, уголовная юрисдикция на борту торгового судна, находящегося в порту не своего государства, осуществляется, за ис ключением случаев совершения тяжкого преступления, лишь по просьбе или с согла сия консульского должностного лица. Что касается военных судов, то они, согласно нормам международного права, всегда находятся под юрисдикцией своего государ ства. Суверенитет России распространяется и на ее территориальные воды. Поэтому ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО производство по делам о преступлениях, совершенных на российских судах, находя щихся в территориальных водах России, всегда ведется по российскому законода тельству. Однако согласно ст. 19 Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, если иностранное судно пересекает территориальные воды без захода во внут ренние воды (право мирного прохода), уголовная юрисдикция прибрежного государ ства на его борту не осуществляется. Исключение составляют случаи, когда послед ствия преступления распространяются на прибрежное государство либо когда капитан судна или консул прибрежного государства обращается к властям прибрежного госу дарства за помощью, либо это необходимо для пресечения торговли наркотиками.

Таким образом, положения ч. 2 ст. 2 УПК следует понимать ограничительно. Они справедливы, только когда: а) преступление совершено на российском военном суд не;

б) преступление совершено на российском судне в открытом море;

в) российское судно использует право мирного прохода через чужие территориальные воды без за хода в воды внутренние;

г) российское судно хотя и находится во внутренних водах иностранного государства, однако согласно международному договору преступление, совершенное на борту российского судна, подпадает под юрисдикцию России.

§ 8. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА ПО КРУГУ ЛИЦ 1. Понятие действия уголовно процессуального закона по кругу лиц Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц — это действие его в отношении различных категорий участников судопроизводства. Оно определя ется, прежде всего, принципом равенства граждан перед законом и судом (ст. Конституции РФ). В силу данного принципа уголовно-процессуальный закон дей ствует одинаково в отношении всех, невзирая на пол, расу, национальность, язык, происхождение, имущественное и должностное положение, место жительства, отношение к религии, убеждения, принадлежность к общественным объедине ниям.

Главным образом это касается российских граждан. Но процессуальные действия проводятся согласно УПК РФ и в отношении иностранцев и лиц без гражданства — когда они являются обвиняемыми и подозреваемыми либо другими участниками уго ловного судопроизводства (потерпевшими, свидетелями и т.д.). Вместе с тем в ряде случаев действие российского уголовно-процессуального закона распространяется на иностранных граждан и лиц без гражданства, даже если они совершили преступле ние не на российской территории. В законодательстве и судебной практике многих государств, в том числе России (ч. 3 ст. 12 УК РФ), признается принцип защиты и безопасности, согласно которому государство вправе привлечь к уголовной ответ ственности на своей территории и по своим законам любое лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления против его интересов или интересов его граж дан вне территории данного государства. Кроме того, экстерриториальная юрисдик ция может осуществляться также в силу принципа универсальности, согласно кото рому юрисдикция государства на основе международного права распространяется на некоторые преступления, независимо от гражданства подозреваемых или обвиняемых 40 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА в них лиц и от мест, где они совершены. Это такие преступления, как апартеид, терро ризм и некоторые другие (Конвенция о пресечении преступлений апартеида и наказа нии за него, 30.11.73 г., Европейская конвенция о борьбе с терроризмом, 27.01.77 г. и т.д.).

Равенство не отменяет, а, напротив, предполагает процессуальные различия, ос нованием которых служат определенные обстоятельства, как правило, личного харак тера, делающие лицо особо уязвимым в уголовном процессе — такие, например, как несовершеннолетие, состояние здоровья, наличие физических или психических не достатков, незнание языка, на котором ведется судопроизводство, и т.п. Для подоб ных случаев предусмотрена процессуальная форма, несколько отличная от обычной.


Эти отличия продиктованы стремлением законодателя выровнить фактическое поло жение таких лиц в процессе с положением прочих его участников за счет введения особых, более благоприятных для них процессуальных условий и дополнительных гарантий.

Однако действие закона по лицам может базироваться не только на принципе равенства граждан, но и на некоторых иных основаниях. Так, при избрании в качестве меры пресечения залога сумма его определяется, в частности, в зависимости от иму щественного положения залогодателя (ч. 1 ст. 106 УПК). Практически это означает, что малоимущие лица в меньшей степени могут рассчитывать на применение этой меры пресечения (например, вместо заключения под стражу), нежели состоятельные граждане. Справедливость правового основания этой нормы усматривается не в граж данском равенстве, а в индивидуальной адекватности применения залога личности подозреваемого или обвиняемого, достаточности для предотвращения риска его со крытия от дознания, следствия и суда и воспрепятствования производству по делу.

Изъятия из принципа равенства перед законом и судом и соответственно различ ное действие уголовно-процессуального закона по лицам допускаются также в силу ряда публично-правовых интересов. Так, должностное положение может обусловли вать служебный иммунитет, т.е. особый порядок производства в отношении ряда ка тегорий должностных и некоторых других лиц, включающий получение их собствен ного предварительного согласия либо разрешения определенных инстанций на проведение в отношении этих лиц всех или некоторых процессуальных действий (см.

об этом гл. 35 учебника). Служебный иммунитет означает не приобретение такими лицами личных выгод, а гарантию эффективности выполнения ими своих функций.

Юридическим основанием он имеет не принцип равенства граждан, а другие право вые начала — суверенного равенства государств и межгосударственного сотрудниче ства, независимости судей, разделения властей и др.

Особенности действия уголовно-процессуального закона по лицам проявляются и в таких институтах, как персональная подследственность и подсудность уголов ных дел. В настоящее время они предусмотрены прежде всего для военнослужащих (ч. 5—8 ст. 30, подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151). Исходя из публичных интересов сохране ния государственной и военной тайны, обеспечения дисциплины и боеспособности Вооруженных Сил РФ, предварительное расследование по этим делам производится следователями военной прокуратуры, а судопроизводство — военными судами. Кро ме того, персональная подследственность установлена для отдельных категорий лиц, в отношении которых действуют определенные особенности производства по уголов ным делам, — предварительное следствие и дознание по ним ведется следователями ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО прокуратуры и (или) Федеральной службы безопасности (подп. «б» и «в» п. 1 ч. 2, п. 7 ч. 3 и 4 ст. 151). Персональная подсудность определена также для членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, судей федеральных судов: уголовное дело в отношении них по их ходатайству, заявленному до начала судебного разбира тельства, рассматривается Верховным Судом РФ (ст. 452). Более подробно об этом см. § 2 гл. 35 учебника.

2. Дипломатический, консульский и иные международно правовые иммунитеты Изъятия из общего правила о равенстве всех перед законом и судом сделано также для лиц, обладающих дипломатическим и консульским иммунитетом, а также правовыми иммунитетами, определенными международными соглаше ниями. Любые процессуальные действия в отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью (дипломатов, дипломатических курьеров, членов парламентских и правительственных делегаций и т.д.), производятся лишь по их просьбе или с согласия, которое испрашивается через Министерство инос транных дел РФ (ч. 2 ст. 3 УПК).

§ 9. РОЛЬ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ, РАЗЪЯСНЕНИЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ, ПРИКАЗОВ И УКАЗАНИЙ, ПОЛОЖЕНИЙ И ИНСТРУКЦИЙ, ИЗДАВАЕМЫХ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРОЙ РФ Наибольшее значение для уголовного судопроизводства имеет такое полномочие Конституционного Суда РФ, как проверка конституционности законов и иных нормативных правовых актов. На практике такая проверка чаще всего произво дится по жалобам на нарушение прав и свобод граждан или по запросам судов (п. 3 ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»). Важно отметить, что посредством этого полномочия Конституционный Суд может не просто толковать уже существующие законы, а исправлять их, приводить в соответствие с Конституцией, создавая таким обра зом новые правомерные нормы, которые встают на место признанных неконсти туционными. При этом Конституционный Суд не пересматривает само дело, а лишь принимает решение по вопросу о конституционности подлежащего при менению в нем закона. Его постановления с полным основанием могут считаться самостоятельным источником права, поскольку, по существу, создают судебные прецеденты, т.е. обоснованные в судебных решениях новые правовые нормы, обязательные в дальнейшем для применения всеми судебными и иными органа ми. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утра чивают силу;

признанные не соответствующими Конституции РФ не вступившие в силу международные договоры не подлежат введению в действие и примене нию;

решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных некон ституционными, не должны исполняться и пересматриваются на основании ре шения Конституционного Суда РФ в установленном законом порядке (ч. 3 ст. 42 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Закона). Прецедентные нормы создаются Конституционным Судом исходя из положений Конституции РФ, а также, как свидетельствует практика конституци онного правосудия, из принципов и норм общего международного права.

Значение таких полномочий Конституционного Суда можно рассматривать в не скольких аспектах. В политико-правовом плане оно состоит в том, что правовая сис тема государства приобретает благодаря им устойчивость, гарантированность от на рушений конституционного порядка. В социально-правовом отношении последствия применения данного юридического механизма особенно примечательны — любой гражданин, даже тот, кто обвинен в совершении преступления, получает реальную возможность, опираясь на рычаг права, непосредственно влиять не только на исход своего конкретного дела, но и на сам закон, добиваясь его оперативного изменения.

С технико-юридической точки зрения признание нормативного акта неконституцион ным обычно влечет его отмену компетентным органом и принятие другого акта, соот ветствующего решению Конституционного Суда.

Особое место в уголовном судопроизводстве занимают толкования правовых норм, содержащиеся в решениях Верховного Суда РФ. Если судебное толкование содер жится в решении (приговоре, определении, постановлении) по результатам рассмот рения конкретного дела, то всегда является не нормативным, а казуальным, юриди чески обязательным только в отношении лиц, участвовавших в деле и в пределах решения суда. Другими словами, такое толкование дается лишь в интересах рассмат риваемого дела. Приговоры, определения и постановления Верховного Суда формально не обязательны для нижестоящих судов, однако, будучи опубликованными, имея вы сокий профессиональный уровень, они служат ориентиром для судебной практики, порой приближаясь по своему фактическому значению к судебным прецедентам. Слож нее вопрос о юридическом статусе разъяснений, которые Верховный Суд РФ вправе давать по вопросам судебной практики (ст. 126 Конституции РФ;

п. 5 ст. 19 Федераль ного конституционного закона «О судебной системе Росийской Федерации»). Долгое время считалось, что Пленум Верховного Суда РФ дает руководящие указания, обяза тельные для всех судов, в силу чего содержавшиеся в них разъяснения закона были, по существу, его легальным толкованием (т.е. исходящим от органа, особо уполномо ченного законом давать разъяснения по тем или иным правовым вопросам). При этом не принималось во внимание, что дача судам обязательных руководящих разъясне ний несовместима с принципом независимости судей и подчинения их не ведомствен ным разъяснениям, а только закону. Конституция РФ 1993 г. исправила этот недоста ток. В статье 126 Конституции РФ говорится о даче Верховным Судом разъяснений по вопросам судебной практики, однако уже без указания на их руководящий характер.

Поэтому разъяснения правовых норм, содержащиеся в постановлениях Пленума Вер ховного Суда, не могут в настоящее время рассматриваться как легальное толкование в собственном смысле этого слова. Они — официальное судебное толкование, однако особого рода, так как, во-первых, даются не в интересах какого-либо конкретного дела, а в интересах закона, а во-вторых, в силу принципа независимости судей, при осуществлении правосудия формально имеют для судов лишь моральное ориентиру ющее значение. Вот почему было бы неправомерно требовать от судов, чтобы они ссы лались в своих решениях не только на закон, но также и на постановления Пленума Верховного Суда. Вместе с тем практическая роль разъяснений правовых норм, со держащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, распространяется да ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО леко за рамки формально-юридических дефиниций. Так же как и решения Верховно го Суда РФ по конкретным делам, такие разъяснения воспринимаются нижестоящи ми судами как руководство к действию, ибо именно Верховный Суд РФ является выс шей инстанцией страны для судов общей юрисдикции и, осуществляя свои полномочия по пересмотру уголовных дел в кассационном и надзорном порядке, безусловно способен заставить уважать свою точку зрения по вопросам правового толкова ния. Поэтому если не строго юридически, то фактически толкования закона Верхов ным Судом продолжают играть роль руководящих разъяснений для всей судебной и следственной практики.


Генеральный прокурор Российской Федерации издает обязательные для работ ников органов прокуратуры приказы, указания, распоряжения, положения и инструк ции, регулирующие вопросы организации деятельности системы прокуратуры Рос сийской Федерации, в том числе относящиеся к производству предварительного следствия следователями прокуратуры, поддержанию прокурорами государственно го обвинения в судах и т.д. Естественно, что в ряде этих документов содержатся обя зательные для прокурорских работников разъяснения и по поводу содержания и при менения норм права, не в последнюю очередь — уголовно-процессуального. Таким образом, толкование правовых норм, содержащееся в этих актах, может рассматри ваться как разновидность легального, так как оно в силу закона обязательно для про курорских работников. Однако фактически значение его гораздо шире. Поскольку именно прокуроры осуществляют надзор за расследованием уголовных дел и вправе давать обязательные указания следователям и органам дознания (ч. 2 ст. 37 УПК), толкование правовых норм Генеральной прокуратурой на практике воспринимается органами предварительного расследования, независимо от их ведомственной принад лежности, как обязательное.

§ 10. СООТНОШЕНИЕ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА С ДРУГИМИ ОТРАСЛЯМИ ПРАВА И СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ Уголовный процесс составляет часть правовой системы страны и международно го права. О его соотношении с конституционным и международным правом уже говорилось выше. Среди отраслей внутреннего права ближе всего к уголовному процессу стоит уголовное право, которое устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет деяния, являющиеся преступлениями, ус танавливает виды наказаний и иные меры, назначаемые за совершение преступ лений. Уголовно-процессуальное право дает те юридические формы, в которых решается вопрос об уголовной ответственности за совершение преступлений.

Таким образом, уголовно-процессуальное право создает формы применения норм материального уголовного права. Однако обе эти отрасли имеют своим предме том различные виды правоотношений. Уголовно-правовое отношение — это от ношение между государством в целом и лицом, совершившим деяние, запрещен ное уголовным законом. Оно возникает в момент совершения этого деяния.

Уголовно-процессуальные отношения есть отношения между участниками про цесса, и возникают они уже в момент получения первичных данных о соверше нии преступления (заявления, сообщения и т.д.). Уголовно-процессуальные от 44 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ношения служат средством выяснения и конкретизации уголовно-правового от ношения. Вместе с тем реализация уголовно-правовых норм — не единственная задача уголовно-процессуального права. Как уже отмечалось, процессуальная форма призвана также обеспечить защиту граждан от необоснованного обвине ния и осуждения, а в случае таковых — их реабилитацию. При правильном при менении она сама по себе способствует предупреждению преступлений, форми рованию уважительного отношения к праву.

Уголовно-процессуальное право создает также формы для решения при произ водстве по уголовному делу вопроса о возмещении материального ущерба, причи ненного преступлением и тем самым для реализации норм материального граждан ского права.

Связь уголовно-процессуального и гражданско-процессуального права и состоит в сходстве ряда их общих начал: независимости суда, равноправия сторон, гласности, устности, непосредственности исследования доказательств, оценки доказательств по внутреннему убеждению. Однако между этими отраслями имеются и существенные различия. Корень их — в несовпадении предметов правового регулирования. Граж данский процесс направлен на установление гражданско-правовых отношений, т.е. имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, осно ванных, в частности, на автономии воли их участников. Отсюда право субъектов ма териальных гражданских правоотношений распоряжаться собственностью и други ми благами, затрагивающими интересы частного характера, и производное от этого гражданско-процессуальное право сторон распоряжаться иском. Поэтому в граждан ско-процессуальном праве диспозитивный метод регулирования занимает значитель но более сильные позиции. В уголовном процессе выяснение уголовно-правового от ношения, как правило, нацелено на достижение ярко выраженного публичного интереса борьбы с преступлениями. Отсюда превалирование здесь императивного метода регулирования.

Уголовный процесс (как, впрочем, и гражданский) самым тесным образом пере плетается с судоустройством, т.е. отраслью законодательства, устанавливающей орга низацию судебной системы, структуру и компетенцию судов. Можно сказать, что это две стороны одной медали. Если судоустройство регулирует организационную, струк турную сторону судебной системы, то судопроизводство — процедурную, или функ циональную. Поэтому судоустройство и судопроизводство имеют много общего. Так, например, ряд принципов организации судов являются одновременно и процессуаль ными принципами деятельности последних: независимости судей, равенства всех перед законом и судом, гласности процесса, национального языка судопроизводства и т.д.

Уголовный процесс граничит с административно-процессуальным законодатель ством в той его части, в которой оно регулирует производство по делам об админи стративных правонарушениях. Формы этого административного производства во мно гом напоминают уголовно-процессуальные, отличаясь от них упрощенностью и ускоренностью. Рассмотрение дел об административных правонарушениях, так же как и уголовный процесс, производится на принципах равенства граждан, осуществ ления права на защиту, открытости (гласности), на основе оценки по внутреннему убеждению совокупности собранных доказательств по делу: протоколов, объяснений, показаний, заключений экспертов и т.д. Причина близости некоторых форм уголовно го и административного процесса в том, что в обоих случаях речь идет о производ ГЛАВА 2. УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО стве по делам о публичных правонарушениях. Административные правонарушения отличаются от уголовных преступлений, с которыми они иногда имеют общий объект посягательства, лишь малозначительностью. Производство по делам об администра тивных правонарушениях можно поэтому рассматривать как определенное изъятие из обычного (уголовно-процессуального) судебного порядка, так как требуемые последним затраты времени и средств оправданы только в делах более или менее значительных. Вместе с тем с точки зрения теории процесса считалось бы предпоч тительным, когда дело, признаваемое законом объективно малозначительным, пере давалось для несудебного рассмотрения лишь тогда, когда обвиняемый сам не возра жает против этого. Реализация данной идеи требует введения понятия уголовных проступков, т.е. малозначительных деяний, производство по которым в зависимости от согласия или несогласия обвиняемого может проводиться как в общем уголовно процессуальном, так и в упрощенном административном порядке. Надо отметить, что законодательству многих государств известно понятие уголовных проступков (делик тов) и связанная с ними дифференциация форм производства.

Уголовный процесс тесно связан с особой научной дисциплиной — криминали стикой, изучающей методику, тактику и технику расследования преступлений и вы рабатывающей на этой основе соответствующие практические рекомендации. Часть из них закреплена в уголовно-процессуальном законе, в основном, в виде некоторых правил производства следственных действий. Таким образом, уголовно-процессуаль ное право отчасти и есть криминалистика, возведенная в закон.

ГЛАВА 3. ТИПЫ И ВИДЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА § 1. СОСТЯЗАТЕЛЬНЫЙ ТИП УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА 1. Понятие типов и видов судопроизводства Понятие типа в современной науке неразрывно связано с понятием типологии, т.е. метода научного познания, в основе которого лежит расчленение систем объек тов и их последующая группировка с помощью обобщенной, идеализированной модели, или типа. Тип, таким образом, есть некое предельное логическое поня тие, допускающее заведомое упрощение реальности и используемое для иссле дования причин и характера отклонений исторической действительности от иде альной модели. В теории судопроизводства в качестве таких типов чаще всего используются понятия состязательного и розыскного процессов. Следует иметь в виду, что ни одно реальное уголовно-процессуальное законодательство не зна ет абсолютно чистых типов состязательного и розыскного производств. Каждый позитивный порядок процесса, в отличие от идеального, представляет собой ре зультат исторических наслоений, отражающий в той или иной степени обе на званные модели. Идеальные типы в своем историческом развитии прошли не сколько этапов, на каждом из которых они приобретали особенные признаки, в связи с чем как в состязательном, так и в розыскном судопроизводстве можно выделить несколько их видов.

2. Понятие состязательного типа уголовного судопроизводства Состязательный тип уголовного процесса характеризуется следующими суще ственными признаками:

1. Наличием в нем двух противоположных сторон — обвинения (уголовного пре следования) и защиты. Это необходимо постольку, поскольку для всякого состязания необходимы как минимум два конкурирующих субъекта.

2. Процессуальным равенством сторон. Состязание будет справедливым только тогда, когда противоборствующие стороны находятся в одной «весовой категории», т.е. обладают сравнимыми возможностями по отстаиванию своих интересов.

3. Наличием независимого от сторон суда. В состязательном процессе суд не мо жет принимать на себя осуществление ни обвинительной, ни защитительной функ ции. Он приступает к делу лишь по обвинению, представленному уголовным пресле дователем, и не вправе выходить за рамки, очерченные в обвинении. Это ведет к тому, что главной движущей силой состязательного процесса является спор сторон по по воду обвинения. «Нет обвинения — нет и процесса» — одно из важных правил состя зательности, вытекающее из принципа независимости суда. Соответственно ни одна из сторон также не может брать на себя даже часть судейской функции, ведь в против ном случае суд не был бы отделен от сторон. «Никто не должен быть судьей в своем собственном деле» — гласит старинная заповедь состязательного процесса.

Вместе с тем состязательность в уголовном суде существенно отличается от той, которая имеется в суде гражданском. Во-первых, в современном уголовном процессе юридическое равенство сторон не означает их полного равноправия. Дело в том, что ГЛАВА 3. ТИПЫ И ВИДЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА при производстве по уголовным делам в качестве обвинителя, как правило, выступа ют государственные правоохранительные органы, превосходящие по своей мощи сто рону защиты. Кроме того, именно они на предварительном расследовании собирают доказательства, применяют к обвиняемому меры процессуального принуждения. По этому не только их фактические возможности, но и права не могут быть такими же, как у стороны защиты. Чтобы обеспечить справедливость судебного состязания, не обходимо восполнить это неравенство, уравнять возможности сторон защиты и обви нения посредством наделения защиты дополнительными, отсутствующими у обвине ния правами. Их совокупность получила в теории название исключительных прав защиты (favor defensionis — лат.). Среди преимуществ защиты следует особо выде лить презумпцию невиновности, правила о толковании сомнений в пользу обвиняе мого, о возложении бремени доказывания на обвинителя, о недопустимости поворота обвинения к худшему и др. Во-вторых, в отличие от гражданского процесса, в кото ром суд в основном лишь оценивает материалы, представленные сторонами, роль уго ловного суда в процессе в наши дни далеко не пассивна — при определенных услови ях он вправе участвовать в собирании и проверке доказательств с тем, чтобы установить по делу объективную истину. Это объясняется публичным значением интересов, за трагиваемых в уголовных делах.

Состязательный тип уголовного процесса имеет три разновидности, которые он последовательно проходил в своем историческом развитии и которые в той или иной мере продолжают применяться и поныне в различных национально-правовых систе мах. Это обвинительный, частно-исковой и публично-исковой виды состязательного судопроизводства.

3. Обвинительный вид состязательного процесса Обвинительный, или аккузационный (от лат. accusatio — обвинение), процесс является состязательным, ибо в нем участвуют стороны — обвинитель и обвиня емый, и от того, кто из них одержит верх в споре, зависит приговор суда. Однако эта победа определяется не тем, чьи свидетели были убедительнее, документы точнее, доводы весомее, а тем, соблюдены ли сторонами определенные формаль ные условия состязания. Последние могут иметь сакральный характер, т.е. сво диться к испытанию «воли Божьей» или «попущения Божьего». Средствами для открытия этой гипотетической воли «свыше» служат различного рода ордалии (испытания обвиняемого и обвинителя огнем, водой, ядом и т.п.), судебный по единок либо присяга и поручительство. Для того чтобы начать такой процесс, достаточно выдвинуть обвинение (поэтому он может именоваться обвинитель ным) — остальное довершит случай или гладиатор. При более высоком уровне теологической культуры судьи в обвинительном производстве могут также обра щаться к религиозным нормам, которые предписывают определенные правила оценки представленных сторонами доказательств. В обществах, где сакральные средства доказывания уже не имеют прежнего веса, в обвинительном процессе следует ожидать применения светских — законодательных либо обычных — пра вил о силе доказательств, т.е. правил, предписывающих оценивать доказатель ства по заранее заданным юридическим критериям, известным как система фор мальных доказательств.

48 Раздел I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА Обвинительный процесс наиболее известен прежде всего из истории раннего ев ропейского Средневековья (время «варварских Правд»), а также эпохи классического феодализма, когда в обиходе был так называемый суд равных, а обычным средством разрешения спора — поединок. Однако следы его находят и в древнейшем прошлом Индии, Месопотамии и т.д. Римский историк Страбон сообщает, что поединок-моно махия был «старым обычаем эллинов»1. Одним из «старожилов» обвинительного типа судопроизводства (хотя и не совсем в чистом виде) в настоящее время является шари атский, или мусульманский, процесс.

Итак, обвинительный процесс — это формальная состязательность. Спор сторон здесь происходит, но значение имеют лишь внешние и, по существу, посторонние для дела факторы (физические сила и выносливость соперников, случай, соблюдение об рядности, формы). Этим он отличается от такого состязательного судопроизводства, где решение по делу принимается судьями на основе свободного выбора и внутренне го убеждения.

4. Исковые виды состязательного уголовного процесса Исковой процесс предполагает построение обвинения в виде уголовного иска.

И.Я. Фойницкий высказывал соображение о том, что «обвинение… есть тот же иск», хотя и «публичный и индивидуальный»2. Иск есть понятие конкретно-исто рическое. Оно отражает определенную ступень социального развития, на которой обществу дано решать свои наиболее острые вопросы путем узаконенной кон фронтации заинтересованных сторон. Понятие иска имеет глубокое содержание.

1. Истец в процессе активен. Он собирает и представляет доказательства, отста ивает свою позицию в суде, словом, поддерживает обвинение, и процесс движется вперед в первую очередь его усилиями. Этим исковой процесс отличается от обви нительного, где самодеятельность стороны исчерпывается ходатайством о судебной защите. Это, конечно, не значит, что ответчик непременно должен оставаться пассив ным наблюдателем действий истца, однако он все же обороняющаяся сторона.

2. Иск в качестве своей единственной и конечной цели предполагает победу в судебном споре. Сторона, которую заранее устраивает не только подтверждение, но и опровержение тезиса, выдвигаемого ею в судебном диспуте, не есть истец, а такой процесс не является исковым. Так, в обвинительном суде стороны, обращаясь к сак ральным силам, как бы заранее соглашались на их приговор, каким бы он ни оказал ся. Но тот процесс, в котором в ходу комбатантная фразеология («победа—пораже ние», «проиграть—выиграть дело»), без сомнения, исковой.

3. Иск есть право лица, его поддерживающего, а не процессуальная обязанность.

Это тривиально, если истец — частное лицо. Но даже в том случае, когда иск поддер живается государственными органами, возбуждающими уголовное преследование официально, последние ответственны за поддержание иска лишь в служебном поряд ке. Суд не может требовать от них обвинительной активности. Не только частный, но и официальный истец вправе в любой момент отказаться от поддержания своих тре бований, что влечет за собой окончание процесса. Иначе говоря, иск диспозитивен.

Страбон. География: В 17 кн. М., 1879. Т. VIII. С. 33.

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. II. С. 4.

ГЛАВА 3. ТИПЫ И ВИДЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА 4. Доказательства, представленные сторонами, оцениваются судом по внутрен нему убеждению. В обвинительном процессе доказательства по своему содержанию не имеют логического отношения к существу дела, отчего решение, по сути, не зави сит от суда — он только регистрирует итог испытаний. Напротив, в исковом процессе testes ponderantur, non nomerantur (лат.) — «свидетелей взвешивают, а не считают», иначе говоря, доказательства содержательны, и потому единственный способ их оце нить — прибегнуть к внутреннему убеждению судей.

5. Суд обязан приступить к производству по делу лишь в случае предъявления надлежащего искового требования (обвинения). Nemo nisi accusatus fuerit, condem nari potets (лат.) — «Никто не может быть осужден без соответствующего обвине ния» — одно из важнейших правил состязательности, сформулированное еще Цице роном. В этом исковой порядок совпадает с обвинительным, но представляет собой противоположность розыскному, где только от суда зависит, приступать ли ему к раз бирательству.

Вместе с тем уголовный иск существенно отличается от иска гражданского. Со держательные различия гражданского и уголовного исков коренятся в особенностях предмета защиты: в первом случае это защита имущественных и связанных с ними личных неимущественных благ путем их признания или восстановления судом, во втором — защита тех же и ряда других благ и отношений путем привлечения винов ных в посягательстве на них к уголовной ответственности. Отсюда вытекают и разли чия данных двух видов исков по форме. В отличие от гражданского иска уголовный иск обыкновенно распадается на первоначальное и окончательное обвинение. По уго ловным делам установление фактической истины часто осложнено ввиду неочевид ного характера преступлений, запирательства и противодействия со стороны обвиня емых и т.п. Потому обвинитель не может окончательно сформулировать обвинение в момент первого обращения к суду;

он вынужден делать первый шаг, не имея доста точных доказательств, и обращаться к суду за содействием в их собирании. В россий ском уголовном процессе в качестве аналога первоначального обвинения можно рас сматривать постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, окончательное же обвинение содержится в обвинительном заключении.

Именно из разделения обвинения на первоначальное и окончательное проистека ет членение уголовного процесса на досудебное и судебное производство.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.