авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 29 |

«А.В. Смирнов К.Б. Калиновский УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС Под общей редакцией профессора А.В. Смирнова Допущено Министерством образования Российской ...»

-- [ Страница 8 ] --

В ходе дальнейшего судебного заседания заявление об отводе допускается лишь в случае, когда основание для него ранее не было известно стороне. Закон не дает прямого ответа на вопрос о том, может ли самим присяжным заседателем быть заяв лен самоотвод уже после формирования коллегии присяжных заседателей. Представ ляется, что если присяжный заседатель в ходе дальнейшего судебного заседания за являет о наличии обстоятельств, которые согласно закону исключают его участие в рассмотрении уголовного дела, то председательствующий после проверки этих об стоятельств и заслушивания мнения сторон вправе принять решение об освобожде нии его от участия в судебном разбирательстве.

Немотивированный отвод имеет целью устранение кандидатов в присяжные за седатели, которые, по мнению заявителя отвода, способны проявить тенденциозность, даже при отсутствии конкретных фактов предвзятости или в ином случае могли бы быть указаны участником судебного разбирательства в качестве мотивов для отвода.

Причинами для немотивированного отвода могут быть, например, общие соображе ния, касающиеся психологических особенностей того или иного из присяжных либо целой социальной или этнической группы, к которой он принадлежит и которая про являет более или менее однородные взгляды по вопросам, касающимся и данного дела. Немотивированный отвод может быть заявлен не всеми участниками, входящи ми в состав сторон, а только подсудимым, защитником и государственным обвините лем, которые не указывают оснований для такого отвода. Немотивированный отвод присяжному заседателю может быть заявлен каждым из названных участников судо производства лишь на этапе формирования коллегии присяжных, причем каждой из сторон — только двум кандидатам в присяжные заседатели.

§ 4. ОТВОД ПРОКУРОРА, СЛЕДОВАТЕЛЯ И ДОЗНАВАТЕЛЯ Основания для отвода, предусмотренные ст. 61 УПК, действительны и для про курора. Предыдущее участие лица, являющегося в настоящий момент прокуро ром, в предварительном расследовании и в судебном разбирательстве не являет ся препятствием для его дальнейшего участия в производстве по тому же уголовному делу (ч. 2 ст. 66). Предшествующее участие прокурора в производ стве предварительного расследования — это исполнение обязанностей следова теля, дознавателя, иного работника органа дознания, если в тот момент будущий прокурор занимал названные должности. Участие прокурора в предварительном расследовании и в судебном разбирательстве не является препятствием для его дальнейшего участия в производстве по тому же уголовному делу (ч. 2 ст. 66).

Предыдущее участие прокурора в производстве предварительного расследова ния — это не только его участие здесь в качестве собственно прокурора, замести теля прокурора, помощника прокурора, но и исполнение обязанностей следова теля, дознавателя, иного работника органа дознания, если в тот момент будущий прокурор занимал названные должности. Участие прокурора в судебном разби рательстве охватывает случаи предыдущего поддержания им государственного обвинения в суде первой и второй инстанций, а также его участие в рассмотре 170 Раздел II. УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА нии данного дела в суде надзорной инстанции и при возобновлении производ ства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Если прокурор при наличии соответствующих оснований не заявляет самоотвод, а другие участники процесса не делают заявлений о его отводе, суд или вышестоящий прокурор вправе поставить и разрешить данный вопрос по собственной инициативе.

Основания для отвода, названные в ст. 61, распространяются также на следовате ля и дознавателя (ст. 67). По общему смыслу закона по этим же основаниям отвод может быть заявлен и иным сотрудникам органа дознания, другим должностным ли цам, которым в соответствии со ст. 40 предоставлены полномочия органов дознания при проведении неотложных следственных действий (ст. 157), а также должностным лицам органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, привлеченным следователем к участию в следственном действии (ч. 7 ст. 164). Закон предусматрива ет еще одно основание для отвода дознавателя — проведение им по данному уголов ному делу оперативно-розыскных мероприятий (ч. 2 ст. 41). Предыдущее участие сле дователя, дознавателя в производстве предварительного расследования по данному уголовному делу не является основанием для его отвода. Должностные лица органа прокуратуры, а также по поручению прокурора дознаватель или следователь (если предварительное расследование было проведено ими в форме дознания) могут под держивать в суде государственное обвинение по уголовному делу (п. 6 ст. 5).

Решение об отводе следователя принимает руковдитель следственного органа, а дознавателя — прокурор.

Письменное заявление участников судопроизводства об отводе следователя или дознавателя приобщается к материалам уголовного дела, а устное заявление заносится в протокол следственного или иного процессуального действия. В случае удовлетво рения заявленного отвода руководитель следственого органа и прокурор отстраняют следователя или дознавателя от дальнейшего производства расследования и переда ют дело другому следователю или дознавателю (п. 1 ч. 1 ст. 39, п. 14 ч. 2 ст. 37). Если же следователь и дознаватель при обнаружении соответствующих оснований не заяв ляют самоотвода, а другие участники процесса не делают заявлений об их отводе, то, на наш взгляд, прокурор должен поставить и разрешить данный вопрос по собствен ной инициативе.

§ 5. ОТВОД ЗАЩИТНИКА И ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ Защитник, представители потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если они, во-первых, ранее участвовали в производстве по тому же уголовному делу в каче стве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого (п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК).

Предыдущее выполнение ими названных функций по данному делу может озна чать преждевременную информированность их о доказательственных материа лах и доводах противоположной стороны, что нарушает соблюдение принципа равенства сторон в состязательном уголовном судопроизводстве. Например, бу дучи ранее свидетелем, экспертом или специалистом по данному делу со стороны защиты, представитель гражданского истца может получить перед этой стороной ГЛАВА 6. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ УЧАСТИЕ В... СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ОТВОДЫ неоправданное преимущество, поскольку будет заранее знать часть доказательств, приводимых ею в свою пользу. Защитник подозреваемого или обвиняемого и ад вокат — представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответ чика по общему правилу не могут быть допрошены в качестве свидетеля об об стоятельствах уголовного дела, ставших им известными при выполнении своих профессиональных обязанностей по оказанию юридической помощи, независи мо от времени и обстоятельств получения ими таких сведений. Поэтому непра вомерны попытки допросить указанных лиц в качестве свидетелей (особенно с целью искусственного создания основания для их последующего отвода) об этих обстоятельствах1. Однако если обстоятельства дела стали известны защит нику и адвокату — представителю не в связи с оказанием юридической помощи или обращением за ней (например, лицо, приглашенное в качестве защитника либо представителя, до этого случайно было очевидцем события преступления, алиби обвиняемого и т.п.), они могут быть допрошены в качестве свидетелей, и тогда подлежат отводу, а с согласия или по инициативе своих доверителей — и замене ны другим защитником или представителем. Единственное исключение из об щего правила состоит здесь в том, что защитник или адвокат-представитель по их собственной инициативе могут быть допрошены в качестве свидетелей об об стоятельствах производства по данному делу, если этого требуют интересы по дозреваемого или обвиняемого (например, о допущенных следователем процес суальных нарушениях). В таком случае защитник в дальнейшем подлежит отводу (см. об этом также § 17 гл. 5 учебника). Вместе с тем если защитник, представи тель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика ранее при нимали участие в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секрета ря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого по другому уголовному делу, хотя бы и по обвинению того же самого лица, они отводу не подлежат.

Во-вторых, защитник и представители не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если они являются близкими родственниками или родственниками судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, прини мающего либо принимавшего ранее участие в производстве по данному уголовному делу, или другого лица, интересы которого противоречат интересам участника уго ловного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты (п. ч. 1 ст. 72). Следует иметь в виду, что основанием для отвода защитника и представи телей служат родственные отношения, но не отношения свойства (братья, сестры, родители и дети другого супруга) либо их иные близкие отношения (тесные семей ные узы, личная дружба) с судьей, прокурором, следователем, дознавателем, секрета рем судебного заседания.

В-третьих, обстоятельством, исключающим участие в производстве по уголов ному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или граж данского ответчика, является оказание ими по данному делу или ранее юридической помощи лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозре ваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, См. определение Конституционного Суда РФ от 06.07.2000 № 128-О // Российская газета.

03.08.2000 г.

172 Раздел II. УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА гражданского ответчика. Противоречие интересов обвиняемых и подозреваемых, слу жащее основанием для отвода или самоотвода защитника, может выражаться: в дей ствиях обвиняемых или подозреваемых, когда, например, один из них дает показания против другого;

в объективном противоречии их интересов, например, если оба подозреваемых, обвиняемых полностью отрицают свою причастность к совершению преступления, которое по обстоятельствам дела не мог совершить кто-либо другой.

Аналогичным образом противоречие интересов представляемых лиц служит основа нием для отвода и самоотвода представителей потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика.

Решение об отводе, заявленном защитнику или представителю потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, принимается в порядке, аналогич ном тому, который установлен для отвода переводчика (см. об этом § 6 настоящей главы).

Адвокат вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого или подо зреваемого (ч. 7 ст. 49) лишь в форме самоотвода при наличии обстоятельств, исклю чающих его участие в производстве по уголовному делу.

§ 6. ОТВОД ИНЫХ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА К числу иных участников уголовного судопроизводства, которые могут быть под вергнуты отводу или заявить самоотвод, относятся секретарь судебного заседа ния, переводчик, эксперт и специалист.

Решение об отводе секретаря судебного заседания принимает суд, рассматрива ющий уголовное дело, или судья, председательствующий в суде с участием присяж ных заседателей (ст. 68 УПК). Секретарь судебного заседания принимает участие не только в ходе судебного разбирательства, но и в судебных заседаниях на так называ емом досудебном производстве — при решении судьей вопроса о применении заклю чения под стражу и домашнего ареста, продлении сроков содержания под стражей, переводе лица в психиатрический стационар (ст. 107, 108, ч. 1 ст. 435), при рассмотре нии жалоб участников процесса (ст. 125) и вопроса о получении разрешений на про изводство следственных действий и наложении ареста на имущество, помещении по дозреваемого или обвиняемого, не содержащихся под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы (ст. 115, 165, ч. ст. 203). От того, насколько добросовестно, полно и объективно отражаются в таких протоколах процессуальные действия и решения, зависит законность и обоснован ность выносимых приговоров, определений и постановлений суда (судьи). Поэтому на секретарей распространяются общие требования незаинтересованности в рассмат риваемом деле (производстве). Право участников судебного заседания на отвод сек ретаря должно быть разъяснено им председательствующим. Отводимому секретарю следует предоставить возможность дать объяснения по поводу оснований заявленно го ему отвода, после чего суду необходимо выслушать мнение сторон. Разрешение вопроса об отводе секретаря судебного заседания разрешается всем составом суда в совещательной комнате. Определение (постановление) суда должно быть мотиви рованным.

ГЛАВА 6. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ УЧАСТИЕ В... СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ОТВОДЫ Решение об отводе переводчика в ходе судебного производства принимает суд, рассматривающий данное уголовное дело, или судья, председательствующий в суде с участием присяжных заседателей (ст. 69). На досудебных стадиях процесса реше ние об отводе переводчика обычно принимает дознаватель, следователь или проку рор — по заявлению участников судопроизводства или по собственной инициативе.

В ходе судебного производства указанное решение принимает суд, рассматривающий данное уголовное дело, или судья, председательствующий в суде с участием присяж ных заседателей.

Основания для отвода переводчика в основном совпадают с основаниями для отвода, указанными в ст. 61 (см. о них § 1 настоящей главы). Однако отвод переводчи ку может быть заявлен не только сторонами (обвинителем, потерпевшим, обвиня емым, защитником, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представите лями). Свидетель, эксперт и специалист также могут заявить отвод, но лишь в случае обнаружения некомпетентности переводчика. Имеются в виду ситуации, когда ука занные лица сами не владеют в достаточной степени языком, на котором ведется су допроизводство, и переводчик вызван для оказания им помощи в переводе показаний, заключения эксперта, разъяснений специалиста, однако обнаруживается неспособ ность переводчика осуществлять правильный и достаточно полный перевод.

Эксперт не вправе участвовать в производстве по уголовному делу: а) при нали чии обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УПК;

б) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;

в) если обнару жится его некомпетентность (ст. 70). Предыдущее его участие в производстве по уго ловному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отво да. Решение об отводе эксперта принимается в том же порядке, что и решение об отводе переводчика.

Основания и порядок отвода специалиста аналогичны основаниям и порядку от вода эксперта (ст. 71).

Раздел III ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ ГЛАВА 7. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ § 1. ПОНЯТИЕ ПРОЦЕССА ДОКАЗЫВАНИЯ Разрешение всякого уголовного дела сводится к выполнению двух задач: а) уста новление наличия или отсутствия определенного события, б) подведение этого события под соответствующую правовую норму, т.е. применение к нему закона.

Первая задача дает в правовой теории начало учению о доказывании и доказа тельствах, вторая — о квалификации преступлений. Но в то время как квалифи кация преступлений есть вопрос всецело юридический, вопрос о доказывании и доказательствах имеет более общее значение и ставится в самых разных обла стях человеческой деятельности, связанных с исследованием и познанием. В этом широком смысле само понятие доказательства может рассматриваться в двух зна чениях. Оно, во-первых, означает средства познания, необходимые для того, что бы при их помощи сделать заключение (вывод) о неизвестном. Это доказатель ственный материал (factum probans — лат.), служащий для установления искомого обстоятельства (factum probandum). Во-вторых, широкое понятие доказательства имеет значение самого мыслительного процесса, посредством которого искомое обстоятельство ставится в связь с обстоятельствами уже известными. В таком значении понятие доказательства используется в логике, с точки зрения которой доказательство — это мыслительная деятельность (умозаключение) по обосно ванию истинности одного суждения (тезиса) путем приведения других истинных суждений (аргументов). Иначе — в теории судопроизводства. Здесь доказатель ство понимается как средство познания, приближающееся по своему содержа нию и значению (хотя и не совпадающее с ним полностью) к аргументу в доказа тельстве логическом. То же, что в логике называют доказательством, в теории судопроизводства более соответствует понятию доказывания. Таким образом, про цессуальное доказывание есть форма обоснования (установления) в судопроиз водстве неизвестных обстоятельств. Процессуальные доказательства являются здесь средством такого обоснования. Вместе с тем в процессе доказывания ис пользуется и логическое доказательство как способ мыслительной связи фактов и получения логических выводов по делу.

Доказывание в судопроизводстве имеет ряд существенных особенностей, отли чающих его от иных форм человеческого познания.

1. Доказывание применяется по уголовным делам, т.е. конкретным жизненным случаям, в отношении которых осуществляются правоприменительные действия в связи с разрешением вопроса об уголовной ответственности. Поэтому оно приме няется для установления не любых, но, как правило, только таких обстоятельств, на основе которых можно принять решение по делу (предмет доказывания), дав ответ на вопрос об уголовной ответственности конкретного лица. Доказывание следует от личать от некоторых иных способов познания, которые обычно используются в ходе производства по делу для выяснения обстоятельств, позволяющих принимать реше ния и совершать действия, имеющие подготовительный и вспомогательный характер.

Так, данные, указывающие на признаки преступления, достаточные для возбуждения уголовного дела, могут быть добыты из любых иных источников, нежели заявление ГЛАВА 7. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ о преступлении или явка с повинной, т.е. не исключается их получение, например, и из негласных оперативно-розыскных источников с изложением в форме рапорта сотрудника органа дознания, а не посредством собирания доказательств (ст. 140, УПК). Это, впрочем, не исключает при обосновании подобных решений и использо вания уголовно-процессуальных доказательств как универсального средства установ ления любых обстоятельств, имеющих значения для дела.

2. Предмет доказывания составляют лишь конкретные фактические обстоятель ства прошлого и настоящего. Доказывание не включает оценку уже установленных обстоятельств с точки зрения юридической квалификации, а ограничивается только их фактической сущностью. Оно не направлено на обоснование юридических при знаков событий, как это имеет место, например, при квалификации преступления.

Вместе с тем доказывание предполагает в первую очередь оценку устанавливаемых обстоятельств с точки зрения их достоверности, т.е. соответствия действительности.

К понятию фактических обстоятельств относятся не только сами факты, понимаемые как некие материальные фрагменты реальности (факт нанесения побоев, факт смер ти, факт психического расстройства и т.д.), но также их связи, отношения, закономер ности. Так, например, может доказываться возможность наступления общественно опасных последствий деяния;

способность обвиняемого осознавать фактический ха рактер и общественную опасность своих действий или руководить ими вследствие факта наличия у него психического расстройства и др.

3. Фактические обстоятельства уголовного дела требуют исследования с помо щью практических действий, направленных на получение доказательственной ин формации. Процессуальное доказывание не ограничивается одной лишь мыслитель ной деятельностью, умозаключениями, а включает в себя деятельность по собиранию и проверке доказательств. Таким образом, оно имеет не только познавательную (гно сеологическую), но и практическую (праксиологическую) сторону.

4. Будучи не только мыслительной, но и практической деятельностью, доказыва ние подвергается детальной законодательной регламентации, которая составляет его юридическую сторону, или процессуальную форму. Соблюдение процессуальной фор мы доказывания обеспечивает:

— наиболее целесообразный порядок познания истины по делу, поскольку в процес суальных правилах доказывания сконцентрирован многовековой опыт судопроизводства, нашли отражение оптимальные способы познания обстоятельств уголовных дел;

— защиту прав и законных интересов участников судопроизводства;

— удостоверение (фиксацию) результатов доказательственной деятельности, ко торая создает условия для проверки собранных доказательств и на этой основе досто верного познания обстоятельств дела не только субъектом доказывания, непосред ственно собирающим доказательства, но и вышестоящими процессуальными инстанциями (прокурором, судом) и другими участниками уголовного судопроизвод ства. Удостоверительная деятельность субъекта доказывания включает: составление протоколов следственных действий, привлечение понятых, использование техниче ских средств фиксации доказательственной информации (аудио-, видеозапись и т.д.).

5. Поскольку всякое уголовное дело обязательно завершается тем или иным офи циальным решением, принятие которого к тому же нередко должно укладываться в установленные законом сроки, доказывание также имеет срочный характер. При этом оно всегда должно приводить к обоснованию определенного вывода относительно 178 Раздел III. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ обстоятельств, которые должны служить фактическим основанием для вынесения решения по делу. Однако познание обстоятельств уголовного дела в полном соответ ствии с действительностью, т.е. установление материальной, или объективной исти ны, возможно не во всех случаях. Позитивное познание обстоятельств преступления порой сталкивается с неодолимыми трудностями, такими, как утрата его следов, со крытие подозреваемого, либо с препятствиями юридического порядка (например, на личие ранее состоявшегося и вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению, которым обстоятельства дела установлены иначе, чем в данном случае).

Тогда доказывание прибегает к обоснованию вывода о соответствующих обстоятель ствах не только посредством получения доказательств, но и с помощью юридических фикций — презумпций и преюдиций, благодаря которым фактически не познанные или оставляющие сомнения обстоятельства условно принимаются за истину. Поэтому цель доказывания может состоять не только в фактическом установлении (познании) истины по делу, т.е. обосновании с помощью доказательств достоверного знания от носительно искомых обстоятельств, но и в юридическом установлении этих обстоя тельств, когда: а) неустранимые сомнения относительно этих обстоятельств толкуют ся в пользу обвиняемого (бремя доказывания при презюмировании невиновности);

б) они уже установлены доказательствами, на которых основан вступивший в закон ную силу приговор (при использовании преюдиции). Конечно, фактическое установ ление обстоятельств уголовного дела в соответствии с действительностью (достиже ние истины) является наиболее желательным результатом и главной целью доказывания.

Установление же обстоятельств дела на основе презумпций и преюдиций становится целью доказывания лишь в том случае, если главная цель доказывания (объективная истина по делу) не может быть достигнута. Таким образом, процессуальное доказы вание нельзя полностью отождествлять лишь с познавательной деятельностью — его сущность состоит в обосновании выводов об обстоятельствах дела как познаватель ными (гносеологическими), так и юридическими способами. Истина как цель дока зывания включает в себя не только объективную, или материальную истину, но и ис тину юридическую, или формальную1.

Итак, доказывание — это урегулированная законом деятельность по установле нию и обоснованию обстоятельств уголовного дела, на основе которых может быть разрешен вопрос об уголовной ответственности.

§ 2. ПРЕДМЕТ И ПРЕДЕЛЫ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ 1. Предмет доказывания Предмет доказывания — это обстоятельства, подлежащие доказыванию по уго ловному делу. Согласно ст. 73 УПК в ходе производства по уголовному делу под лежат доказыванию: 1) событие преступления;

2) виновность лица в совершении В нашей уголовно-процессуальной литературе долгое время господствовала и поныне имеет сторонников другая точка зрения, согласно которой доказывание — всецело познавательная дея тельность, а его цель есть исключительно материальная, или объективная истина (см.: Строго вич М.С. Курс советского уголовного процесса : в 2 т. М. : Наука, 1968. Т. I. С. 296;

Теория доказа тельств в советском уголовном процессе. М. : Юрид. лит., 1973. С. 119;

Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М. : Проспект, 2000. С. 8, и др.).

ГЛАВА 7. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ преступления, форма вины и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие лич ность обвиняемого;

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обсто ятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) обстоятельства, которые мо гут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;

8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, в отношении которого ре шается вопрос о конфискации (ст. 104.1 УК РФ):

— получено в результате совершения преступления, — является доходами от этого имущества, — использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия пре ступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконно го вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Доказываться может не только наличие, но и отсутствие обстоятельств предмета доказывания.

Названные обстоятельства принято называть главным фактом, поскольку от до казанности или недоказанности этих обстоятельств напрямую зависит решение во проса об уголовной ответственности — главного вопроса уголовного дела. Однако кроме главного факта в ходе производства по уголовному делу обычно устанавлива ются и другие обстоятельства — так называемые доказательственные, или проме жуточные, факты, которые в своей совокупности позволяют сделать логические выводы о наличии или отсутствии обстоятельств главного факта. Круг доказатель ственных фактов может быть весьма широк, а сами они разнообразны, в связи с чем дать в законе их исчерпывающий перечень обычно практически невозможно. Ими могут быть, например: алиби обвиняемого;

идентичность объектов, представленных на экспертизу, и образцов для сравнительного исследования;

добросовестность сви детеля;

добровольность дачи показаний и т.д.

Помимо этого, ряд процессуальных действий и решений имеют свой специфиче ский (локальный) предмет доказывания. В частности, подлежат доказыванию: осно вания для задержания подозреваемого (ч. 1 ст. 91), для избрания мер пресечения (ч. ст. 97);

неисполнение участниками уголовного судопроизводства их процессуальных обязанностей как основание для наложения на них денежного взыскания (ст. 117);

основания для обыска (ст. 182), выемки (ст. 183), наложения ареста на почтово-теле графные отправления, их осмотра и выемки (ст. 185), контроля и записи переговоров (ст. 186), очной ставки (ст. 192);

основания для приостановления и возобновления предварительного следствия (ст. 208, 211);

основания для проведения закрытого су дебного разбирательства (ч. 2 ст. 241);

наличие согласия обвиняемого с предъявлен ным ему обвинением и постановлением приговора без проведения судебного разби рательства (ст. 314);

основания для решения вопросов, подлежащих рассмотрению судом при исполнении приговора (ст. 397, 398);

факт нарушения уголовно-процессу ального закона (ст. 381), факт установления Европейским Судом по правам человека нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Росийской Федерации уголовного дела как основание для возобновления про изводства по делу ввиду новых обстоятельств (п. 2 ч. 4 ст. 413) и др.

Рассмотрим обстоятельства, образующие главный факт, более подробно.

1. Понятие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 73) в широком смысле охватывает совокупность всех фактических деталей совершенного преступления. Однако в на 180 Раздел III. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ званной норме термин «событие» понимается в более узком значении. В него не вклю чается виновность лица (п. 2), характер и размер вреда, причиненного преступлением (п. 4), и т.д. Словосочетание «событие преступления» используется здесь для обозна чения обстоятельств, относящихся к объекту и объективной стороне преступления.

Ответ на вопрос об объекте преступления требует установления, кому причинен вред данным деянием и на что было направлено преступное посягательство. Объективная сторона преступления может быть установлена также посредством доказывания об стоятельств, относящихся: а) к самому деянию;

б) его последствиям;

в) причинной связи между ними. При этом выясняется конкретное содержание события, определя емое его характеристикой в соответствующих нормах уголовного закона, наличием и количеством соучастников, временем и местом совершения деяния. Время и место совершения преступления могут иметь непосредственно квалифицирующее значе ние (например, незаконная охота в запрещенное время года, нарушение уставных пра вил караульной, вахтенной службы и т.п.), а в ряде случаев играют роль смягчающие или отягчающие наказание обстоятельства, но чаще всего служат для необходимой конкретизации обвинения. Степень конкретизации времени и места события преступ ления зависит от характера уголовного дела. В одних случаях достаточно установить дни или день, в других необходимо точно доказать час и минуту совершения деяния.

Без временнoй и пространственной локализации преступления обвинение нельзя счи тать доказанным. Так, не могут быть признанными законными такие формулировки обвинения, которые начинаются словами: «в неустановленное время», «в неустанов ленном месте…» и т.п.

2. Понятие виновности лица в совершении преступления (п. 2 ч. 1 ст. 73) охваты вает две группы обстоятельств: а) причастность лица к совершению преступного де яния, т.е. самоличность совершения его данным лицом;

б) наличие вины — психиче ского отношения лица к своему противоправному поведению и его последствиям, имеющему форму умысла или неосторожности. Кроме вины, по каждому уголовному делу подлежит установлению мотив совершения преступления, т.е. непосредствен ная внутренняя побудительная причина преступного деяния (корысть, месть, нарко тическая зависимость, сексуальные побуждения и т.д.). Мотив должен быть установ лен независимо от того, охватывается он соответствующим составом преступления или нет, поскольку без этого невозможно в полной мере определить степень обще ственной опасности преступления и личности виновного.

3. Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (п. 3 ч. 1 ст. 73), необходимо доказывать для индивидуализации уголовной ответственности. Они также имеют значение для установления обстоятельств, указанных в п. 5—7 этой статьи. Круг обстоятельств, характеризующих личность, включают в себя следующие их группы:

— социально-демографические признаки (фамилия, имя, отчество, пол, место жительства, возраст, семейное положение, профессия, образование и т.д.);

— социально-правовой статус личности (гражданство, место работы, должность, звания, государственные награды, наличие служебного иммунитета и т.п.);

— обстоятельства, характеризующие лицо как члена социальной общности (нали чие иждивенцев, поведение в быту, на работе, отношение к моральным нормам и т.п.);

— физические и психофизиологические признаки личности: наличие заболева ний, психических расстройств или иных болезненных состояний психики, алкоголь ГЛАВА 7. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ ная или наркотическая зависимость и др. Данная группа обстоятельств позволяет, в частности, решать вопрос о вменяемости или невменяемости лица, совершившего деяние, запрещенное уголовным законом.

4. Характер и размер вреда, причиненного преступлением (п. 4 ч. 1 ст. 73). Физи ческому лицу может быть причинен имущественный, моральный и физический вред, юридическому — лишь имущественный либо вред его деловой репутации. Физиче ский вред заключается в расстройстве здоровья, причинении телесных повреждений, физических страданий. Имущественный вред состоит в причинении потерпевшему или гражданскому истцу убытков, названных в ст. 15 ГК РФ. Под моральным вредом понимаются нравственные страдания, причиненные деяниями, посягающими на лич ные неимущественные права или другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину, а в случаях, специально предусмотренных законом, — нарушающими и имущественные права гражданина. Юридическое лицо не может испытывать ни нравственных, ни физических страданий, поскольку оно является организацией (ст. ГК РФ). Деловая репутация юридического лица, которая может пострадать от дей ствий обвиняемого или подозреваемого, подлежит защите на основании ч. 7 ст. ГК РФ. Вред деловой репутации может быть причинен не только такими преступле ниями, как клевета и оскорбление, но и рядом других (нарушение авторских и смеж ных прав, нарушение изобретательских или патентных прав, заведомо ложная рекла ма, незаконное использование товарного знака, злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, и др.).

5. Обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния (п. ч. 1 ст. 73), — это необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения (гл. УК РФ).

6. Обстоятельства, смягчающие или отягчющие наказание, предусмотрены со ответственно ст. 61 и 63 УК РФ. Перечень обстоятельств, смягчающих наказание, не является исчерпывающим, поэтому они могут определяться сторонами и судом.

7. Обстоятельствами, которые могут повлечь освобождение от уголовной от ветственности, служат фактические основания решений по УК РФ об освобожде нии от уголовной ответственности:

— в связи с деятельным раскаянием (ст. 75);

— в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76);

— в связи с изменением обстановки (ст. 77);

— в связи с истечением сроков давности (ст. 78);

— вследствие акта амнистии (ст. 84);

— несовершеннолетнего подсудимого с применением принудительных мер вос питательного воздействия (ч. 2 ст. 90).

8. Обстоятельствами, которые могут повлечь освобождение от наказания, яв ляются фактические основания решений:

— об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (ст. 79 УК РФ);

— о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. УК РФ);

— о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания либо об освобождении от наказания в виде ограничения по военной службе военнослужащего, 182 Раздел III. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ уволенного с военной службы, в порядке, установленном ст. 148 Уголовно-исполни тельного кодекса РФ;

— об освобождении от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ);

— об отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, име ющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ);

— об освобождении от отбывания наказания в связи с истечением срока давно сти обвинительного приговора (ст. 83 УК РФ);

— об освобождении от наказания вследствие издания уголовного закона, име ющего обратную силу (ст. 10 УК РФ, п. 13 ст. 397 УПК);

— об освобождении от наказания вследствие акта амнистии (ст. 84 УК РФ);

— об освобождении от отбывания наказания вследствие акта помилования (ст. УК РФ);

— об освобождении от наказания несовершеннолетних с применением принуди тельных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ст. 90, 92 УК РФ.

9. Обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, включают в себя:

— условия жизни и воспитания обвиняемого, способствовавшие формированию у него асоциальной психологической установки. Обычно они устанавливаются по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (п. 2 ч. 1 ст. 421 УПК) и пересе каются с обстоятельствами, характеризующими личность;

— непосредственный повод к совершению умышленного преступления (ссора, нехватка денег, просьба других лиц и т.д.). Часто повод совпадает с мотивом преступ ления (корысть, сексуальные побуждения и др.);

— обстоятельства, облегчившие достижение преступного результата (отсутствие или плохая организация охраны имущества на предприятии, контроля за несовершен нолетним обвиняемым со стороны родителей или детских учреждений, беспомощное состояние потерпевшего и др.).

Закон говорит о выявлении таких обстоятельств, однако это не означает, что они устанавливаются вне рамок доказывания. Обстоятельства, способствовавшие совер шению преступления, влияют на вид и меру уголовной ответственности обвиняемо го, потому должны устанавливаться с помощью доказательств.

2. Пределы доказывания Предмет доказывания указывает лишь на то, что необходимо установить при производстве по уголовному делу в целом. Однако в ходе судопроизводства при нимаются различные процессуальные решения — одни из них требуют безуслов но достоверного установления всех обстоятельств, входящих в предмет доказы вания (например, обвинительный приговор), для других порой достаточно и предположительного (вероятностного) уровня знания о тех или иных обстоя тельствах (решения о возбуждении уголовного дела, о применении мер пресече ния и т.п.). Эти различия отражаются в понятии пределов доказывания. Под ними следует понимать границы доказательственной деятельности, обеспечивающие меру знаний субъекта доказывания об обстоятельствах дела, которая достаточна для принятия процессуального решения данного вида. Эти границы: а) очерчива ют круг (объем) обстоятельств, достаточных для принятия соответствующего ре ГЛАВА 7. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ шения;

б) определяют степень точности знания об этих обстоятельствах — дос товерность или вероятность. При этом различают максимальные и минимальные пределы доказывания. Максимальные пределы доказывания обычно предполага ют полную доказанность всех обстоятельств главного факта. Например, на мо мент возбуждения уголовного дела достоверно установлены с помощью доказа тельств событие преступления, лицо, его совершившее, и т.д. В таких случаях принято говорить о возбуждении уголовного дела в условиях очевидности пре ступления. Минимальные пределы доказывания определяют тот наименьший объем обстоятельств дела и ту минимальную степень точности знаний о них, при которых принятие соответствующего процессуального решения можно считать обоснованным. Так, для возбуждения уголовного дела иногда могут оказаться достаточными доказательства, дающие основание лишь предполагать наличие события, содержащего признаки объективной стороны преступления (например, при безвестном и длительном исчезновении человека после поступления в его адрес угроз физической расправой).

Таким образом, с помощью понятия пределов доказывания определяются требо вания к обоснованности процессуальных решений различных видов.

§ 3. ПОНЯТИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ОТНОСИМОСТЬ И ДОПУСТИМОСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ Согласно ч. 1 ст. 74 УПК доказательствами по уголовному делу признаются лю бые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в по рядке, определенном УПК РФ, устанавливают наличие или отсутствие доказа тельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Таким образом, содержанием доказательств являются любые сведения, с помо щью которых могут быть установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу (ст. 73), а также все иные обстоятельства, имею щие значение для уголовного дела. Для характеристики доказательств закон не слу чайно использует слово «сведения», а не выражение «фактические данные», упот реблявшееся для определения доказательств в УПК РСФСР 1960 г. (ст. 69). Этим подчеркивается, что доказательства изначально не рассматриваются как факты, т.е.

безусловно достоверные сведения;

они еще подлежат проверке и исследованию су дом и сторонами и могут быть оценены ими иначе. Другими словами, достоверность указанных сведений не является необходимым признаком доказательства — содер жащаяся в доказательстве информация может указывать на искомые по делу обстоя тельства также и с вероятностью. Как правило, вывод о достоверности этих сведе ний может быть сделан лишь при окончательной (итоговой) оценке определенной совокупности доказательств. Поэтому применительно к каждому отдельному доказа тельству, рассматриваемому изолированно от других, следует говорить не о том, что оно устанавливает искомые по делу обстоятельства (это было бы слишком катего ричным утверждением), а о том, что оно направлено на их установление и только в совокупности с другими доказательствами может их устанавливать.

Согласно приведенному выше законодательному определению доказательств об стоятельства, подлежащие доказыванию, посредством совокупности доказательств 184 Раздел III. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ устанавливает не только суд, но также прокурор, следователь и дознаватель. Иначе говоря, сведения, полученные в ходе предварительного расследования и в судебном разбирательстве, одинаково признаются доказательствами. Однако не следует пола гать, что все доказательства, полученные следователем, дознавателем, т.е. стороной обвинения, имеют равный процессуальный статус с доказательствами, полученными непосредственно в суде. Так, согласно ст. 276 и 281 УПК РФ оглашение показаний подсудимого либо потерпевшего и свидетеля, данных, в частности, при производстве предварительного расследования, может иметь место лишь в строго определенных случаях. Это означает, что протоколы допросов, полученные ранее, не могут оглашать ся и использоваться в судебном разбирательстве наравне с показаниями подсудимых, потерпевших и свидетелей, данных непосредственно в судебном разбирательстве. Та ким образом, существуют, по крайней мере, два вида доказательств, обладающих не одинаковым юридическим значением, а именно доказательства, собранные на досу дебных стадиях процесса, и собственно судебные доказательства.

Способность доказательств устанавливать наличие или отсутствие искомых по делу обстоятельств получила в теории судопроизводства название относимости до казательств. Относимость — необходимое качество любого доказательства. Если сведения не имеют никакого значения для данного уголовного дела, они не должны признаваться доказательствами. Вместе с тем указанная способность доказательств не всегда несомненна, но может носить и предположительный, вероятностный харак тер. Так, например, при проведении осмотра места происшествия следователь детально отражает в протоколе этого следственного действия все обнаруженное при осмотре, хотя многие из описанных в протоколе обстоятельств в дальнейшем могут оказаться не имеющими значения для дела. Однако на момент проведения осмотра имеется ве роятность того, что любое из обнаруженных следователем обстоятельств может иметь для дела то или иное значение, поэтому они признаются относимыми. Если в ходе дальнейшего производства выяснится, что, на взгляд следователя, собранные сведе ния отношения к делу не имеют, они тем не менее продолжают оставаться в матери алах этого дела, поскольку оценка доказательств осуществляется и другими участни ками судопроизводства, которые могут иметь на этот счет иное мнение. Кроме того, не исключено, что в свете вновь собранных по делу доказательств эти сведения могут оказаться все же значимыми для дела.

Согласно указанному определению доказательства должны быть получены лишь в порядке, определенном УПК. Соответствие доказательства требованиям норм уго ловно-процессуального права называют допустимостью доказательства. Вместе со свойством относимости она создает достаточные условия для признания сведений доказательством по делу. Отступление от установленной правовой формы может при вести к недопустимости доказательства, лишению его юридической силы и невоз можности использования в процессе доказывания. По буквальному смыслу ч. 1 ст. недопустимость доказательства связывается с нарушением лишь требований самого Кодекса, однако согласно ч. 2 ст. 50 Конституции РФ «при осуществлении правосу дия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением феде рального закона». Конституция, таким образом, признает недопустимыми доказатель ства, собранные субъектами доказывания с нарушением любого федерального закона, а не только УПК. Конституционная норма в случае коллизии имеет преимущество перед отраслевой, поэтому ч. 1 ст. 75 УПК следует, на наш взгляд, толковать расшири ГЛАВА 7. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ тельно — в соответствии с текстом Конституции РФ. В противном случае доказатель ства, полученные органом дознания, например, в результате незаконных оперативно розыскных мероприятий и приобщенные к делу с внешним соблюдением уголовно процессуальной формы, могли бы считаться допустимыми. Например, оперативными сотрудниками органа дознания была проведена проверочная закупка наркотического вещества с последующим проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц без получения на то предварительного разрешения суда, несмотря на то что этого требует ч. 2 ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятель ности». Если изъятые или выданные в ходе такой закупки наркотическое вещество и денежные купюры были осмотрены с соблюдением процессуальных правил, то по прямому смыслу ч. 1 ст. 75 УПК они должны были бы признаваться допустимыми доказательствами, ибо требования Кодекса формально нарушены не были. Однако это противоречит Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности»

и Конституции РФ, поэтому собранные таким способом доказательства на самом деле недопустимы. Иное может привести к подмене процессуальных действий оператив но-розыскными в целях незаконного добывания будущих доказательств, когда про цессуальная форма используется в качестве «ширмы» для нарушения конституцион ных прав личности.

Закон устанавливает перечень случаев, когда доказательство должно быть при знано недопустимым. Так, к недопустимым доказательствам отнесены показания по дозреваемого или обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголов ному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные им в суде (п. 1 ч. 2 ст. УПК). Это положение служит важной гарантией против самооговора и признания вины обвиняемым и подозреваемым под воздействием физического или психического на силия. Обращает на себя внимание то, что условие отсутствия защитника включает в себя и отказ от защитника самим обвиняемым или подозреваемым. Таким образом ставится преграда попыткам недобросовестных следователей и работников органов дознания склонить обвиняемого и подозреваемого к формально добровольному отка зу от защитника, за которым обычно стоит вынужденный отказ от защитника либо незаконная попытка «обменять» признательные показания на облегчение положения обвиняемого, подозреваемого (обещание не применять в качестве меры пресечения заключение под стражу, содействовать прекращению уголовного преследования и т.п.).

В пункте 2 ч. 2 ст. 75 содержится также запрет на использование так называемых показаний по слуху, т.е. показаний потерпевшего, свидетеля, основанных на догад ке, предположении, слухе, а также показаний свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. Основанием данной нормы является, во-первых, то соображение, что доказательством могут служить лишь сведения о конкретных обстоятельствах дела, но не предположения и догадки, и, во-вторых, то, что сведе ния, основанные на слухах или полученные из неизвестных источников, весьма нена дежны, а их проверка часто бывает крайне затруднительна. В то же время, в отличие от показаний свидетеля, законодатель не счел необходимым объявить недопустимы ми показания потерпевшего, если тот не может указать источник своей осведомлен ности. Видимо, предполагается, что потерпевший, как правило, сам является перво источником данных о совершенном преступлении и редко может давать показания по слуху. Однако полная неспособность допрашиваемого лица сообщить даже ми нимальные сведения об источнике своей осведомленности, по сути, означает дачу им 186 Раздел III. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ показаний по предположению или по слуху, которые считаются недопустимыми и для потерпевшего. Следует полагать, то свидетель или потерпевший все же смогли указать источник своей осведомленности, когда они назвали хотя бы некоторые иден тифицирующие признаки источника информации, хотя бы и без знания имени, адреса (если это человек), точного названия, местонахождения или иной локализации (если это документ, телепередача) и т.д.

Недопустимыми объявлены в законе (п. 3 ч. 2 ст. 75) и все иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК.

В целом требования допустимости доказательств, установленные уголовно-про цессуальным законом или вытекающие из его содержания, следующие.

1. Правило о надлежащем источнике доказательств Источники доказательств — это лица, от которых исходят доказательственные сведения: обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель, эксперт, специалист, гражданский истец, гажданский ответчик и их представители;


государственные орга ны, физические и юридические лица, от которых исходят документы;

лица, участво вавшие в составлении протокола следственного действия (следователь, дознаватель, понятые и т.д.);

лица, представившие вещественные доказательства. В процессуаль ной литературе была высказана и другая точка зрения, состоящая в том, что источни ками доказательств являются не лица, а процессуальная форма, в которой зафиксиро вана доказательственная информация: показания, заключения экспертов, протоколы следственных действий, иные документы, предметы, обладающие признаками веще ственных доказательств1. Однако такая позиция не соответствует закону. Как сказано в п. 2 ч. 2 ст. 75, к недопустимым доказательствам относятся показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. В данной норме под ис точниками осведомленности подразумеваются в первую очередь лица, от которых сви детель получил относящиеся к делу сведения.

Определение лиц как источников доказательств позволяет предъявлять к ним со ответствующие процессуальные требования допустимости, отличные от тех, которые установлены для процессуальной формы исходящей от этих лиц информации (пока заний, протоколов, заключений, документов и т.д.). Первым из них является требова ние известности и проверяемости первоисточника сведений. Под первоисточником следует понимать лицо, которое непосредственно воспринимало искомые события и обстоятельства. Если такое лицо неизвестно, то проверка достоверности получен ных от него сведений, как правило, невозможна либо представляет большую слож ность. Именно поэтому закон, как было отмечено выше, требует отвергать показания свидетеля, не могущего указать источник своей осведомленности. Не могут служить доказательствами оперативно-розыскные данные (даже если они изложены в рапор те, подписанном сотрудником оперативно-розыскного органа), первоисточником ко торых является неназванное лицо, оказывающее содействие правоохранительным орга нам на конфиденциальной (негласной) основе.

Требования к источникам доказательств не ограничиваются необходимостью зна ния первоисточника. Кроме этого, закон устанавливает определенные условия для ряда См.: Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. М.: ВЮЗИ, 1972. С. 34—35;

Уголовный процесс : учебник / под ред. проф. И.Л. Петру хина. М.: Проспект, 2001. С. 154.

ГЛАВА 7. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ источников доказательств, которым они должны соответствовать. Это условия право субъектности (т.е. способности лица иметь в уголовном процессе права и обязанно сти и осуществлять их своими действиями), в том числе как источника доказательств.

Так, свидетелями не могут быть судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по дан ному уголовному делу;

адвокат, защитник подозреваемого и обвиняемого по данному делу — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с обращением к ним за юридической помощью и в связи с ее оказанием;

адвокат — об обстоятельствах, кото рые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

священнослужи тель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

член Совета Феде рации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий (ст. 56). Условия правосубъектности, имеющие значение для допустимости их как специфических ис точников доказательств, предусмотрены законом также для подозреваемого и обви няемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представи телей, эксперта, специалиста и т.д. (более подробно об этом см. гл. 5 учебника).

2. Правило о надлежащем субъекте доказывания К числу субъектов, правомочных проводить действия по собиранию доказательств, относятся: следователь, дознаватель, орган дознания, прокурор1, защитник, суд (ч. 1, ст. 86). Все они вправе не только участвовать в исследовании доказательств, но и со бирать их. Причем результатом этой деятельности являются именно доказательства, в то время как другие участники (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, граждан ский истец, гражданский ответчик и их представители), принадлежащие к категории источников доказательств, в лучшем случае могут представлять лишь предметы и до кументы, которые становятся доказательствами только после приобщения их к мате риалам дела органами предварительного расследования или судом (ч. 2 ст. 86).

Следователь может выполнять роль надлежащего субъекта действий по собира нию доказательств при соблюдении следующих условий: а) отсутствуют основания для его отвода (ст. 61);

б) соблюдены правила, касающиеся подследственности (ч. ст. 150, ст. 151);

в) уголовное дело принято им к своему производству, о чем имеется запись в постановлении о возбуждении уголовного дела либо в отдельном постанов лении (ст. 156), либо г) имеется отдельное поручение следователя другой территори альной подследственности (ч. 1 ст. 152), или д) имеется решение прокурора о произ водстве предварительного следствия группой следователей, в которую включен и данный следователь (ст. 163). Аналогичные условия в основном предусмотрены и для дознавателя при производстве им дознания как самостоятельной формы пред варительного расследования (гл. 32). Однако не допускается возложение полномочий Поскольку прокурор в настоящее время не принимает непосредственного участия в произ водстве предварительного расследования, собирание им доказательств в ходе досудебного произ водства возможно лишь в следующих случаях: 1) если доказательства (прежде всего, так называ емые иные документы, ст. 84) содержатся в материалах, полученных и направляемых им в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства (п. 2 ч. 2 ст. 37);

2) если прокурор получает сообщения граждан, должностных лиц в порядке возбуждения производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, которые также являются доказательствами — иными документами (п. 2, 4 ст. 415). В судебном разбирательстве прокурор участвует в собирании доказательств как сторона.

188 Раздел III. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия (ч. 2 ст. 41).

Иные сотрудники органа дознания могут быть надлежащими субъектами дей ствий по собиранию доказательств, если: а) отсутствуют основания для их отвода (ст. 61);

б) имеются основания для проведения неотложных следственных действий (ст. 157) либо в) имеется письменное поручение прокурора или следователя о про изводстве органом дознания отдельных следственных действий (п. 4 ч. 2 ст. 37, п. 4 ч. ст. 38), или г) имеется отметка в протоколе следственного действия о привлечении к участию в следственном действии должностного лица органа дознания, осуществ ляющего оперативно-розыскную деятельность (ч. 7 ст. 164).

Защитник также вправе собирать доказательства путем: а) получения предметов, документов и иных сведений;

б) опроса лиц с их согласия;

в) истребования справок, характеристик, иных документов (ч. 3 ст. 86). Он приобретает соответствующие пол номочия сразу после своего назначения или заключения соглашения о защите (ч. ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Суд становится надлежащим субъектом действий по собиранию доказательств при соблюдении следующих условий: а) отсутствуют основания для отвода судьи или судей (ст. 61 УПК), б) соблюдены правила подсудности (ст. 31), в) дело распределено данному судье председателем суда либо данные судьи назначены для рассмотрения дела коллегиальным составом.

3. Правило о надлежащем виде способа собирания доказательств (о способах собирания доказательств см. § 5 настоящей главы) Для того чтобы полученное доказательство могло быть допустимым, должен быть избран лишь тот способ собирания доказательств, который по своему содержанию предназначен законом для данной ситуации. Произвольная подмена надлежащего спо соба доказывания каким-либо другим незаконна. Так, недопустимо проведение доп роса или очной ставки, если необходимо предъявление лица или предмета для опо знания, осмотра вместо обыска, наложения ареста на имущество вместо выемки, производство допроса эксперта вместо проведения дополнительной экспертизы и т.д.

Каждое следственное действие задумано так, что в соответствующих условиях в мак симальной степени обеспечивает достоверность информации данного вида. Поэтому подмена его неприспособленным для этого действием может оставлять неустрани мые сомнения в соответствии полученных результатов действительности. Пригод ность того или иного следственного действия для извлечения доказательственной ин формации определяется прежде всего целями, установленными для него законом.

4. Правило законной процессуальной формы собирания доказательств Уголовно-процессуальный закон устанавливает определенные условия, процеду ру и гарантии (процессуальную форму) проведения действий по собиранию доказа тельств. Если эти требования не соблюдены, полученное доказательство может вызы вать неустранимые сомнения в своей достоверности, а права и законные интересы участников таких процессуальных действий могут быть существенно и необратимо нарушены. Результатом этого часто является недопустимость полученных сведений в качестве доказательств даже при условии законности источника и вида способа со бирания доказательств. Так, например, проведение обыска до возбуждения уголовно го дела, без вынесения соответствующего постановления и т.д., влечет за собой не допустимость всех полученных в результате этого следственного действия сведений.


ГЛАВА 7. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ 5. Правило законной процедуры проверки доказательств. Иногда закон преду сматривает или прямо устанавливает определенную последовательность действий по проверке доказательств (см. об этом § 5 настоящей главы).

В процессуальной литературе высказана точка зрения, что любое процессуальное нарушение, т.е. отступление буквально от всякого предписания, содержащегося в нормах закона, касающихся собирания и проверки доказательств, ведет к утрате полученных таким путем сведений качества допустимости1. Следует, однако, учесть, что речь идет о нарушении требований Кодекса в целом, а не отдельных его предписа ний. Если закон предусматривает средства и способы, с помощью которых можно нейтрализовать последствия нарушения отдельных его предписаний, доказав, что они не повлияли на соблюдение основных начал уголовного судопроизводства (прежде всего принципов равенства сторон и независимости суда как основополагающих принципов-максимов состязательного процесса — см. § 4 гл. 4 учебника), то при ус пешном применении таких средств и способов уже нельзя сказать, что такое доказа тельство использовано для доказывания в нарушение закона. Так, например, непре дупреждение свидетеля о его праве не давать показания против себя и своих близких несомненно является весьма серьезным процессуальным нарушением. Однако если будет доказано (в том числе и объяснениями самого свидетеля), что это никак не по влияло на добровольность данных им показаний, а значит, и на сохранение равенства сторон, суд, как нам представляется, вправе признать полученные показания допусти мыми. Нельзя утверждать, что такое доказательство использовано судом в нарушение закона, так как именно с помощью средств и способов, предусмотренных законом, процессуального нарушения было нейтрализовано. Нарушения, поддающиеся подоб ному «излечению», следует считать опровержимыми, или устранимыми. Напротив, если установлено, что искажение процедуры привело к реальному ущербу для прин ципов состязательного судопроизводства, ее результаты в любом случае должны счи таться юридически ничтожными, а допущенные нарушения неустранимыми. Нельзя устранить, например, такое нарушение, как получение от обвиняемого признатель ных показаний путем применения к нему пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения. В результате такого нару шения процесс перестает отвечать требованиям справедливой судебной процедуры, где стороны должны находиться в равном положении.

Вместе с тем не все процессуальные нарушения (даже неустранимые), допущен ные в ходе производства по делу, являются существенными (применительно к цели получения доказательств). Например, присутствие в зале, где происходит судебное следствие, лица, в возрасте до 16 лет, есть процессуальное нарушение (ч. 6 ст. 241), но оно является несущественным для получения в судебном заседании доказательств, а потому не должно приводить к признанию их недопустимыми. То же самое можно сказать о нарушении порядка вызова свидетеля (ст. 188), когда тот вызван на допрос не повесткой, а по телефону;

военнослужащий (офицер) вызван на допрос не через командование воинской части, а повесткой, доставленной по месту его жительства, и т.д. Это, конечно, не означает, что подобные нарушения не влекут никаких юриди ческих последствий. Однако санкцией за них является не признание полученных См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. С. 233;

Кипнис Н.М. Допусти мость доказательств в уголовном судопроизводстве. М.: Юрист, 1995. С. 31;

Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. С. 43.

190 Раздел III. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ доказательств недопустимыми, а применение других правовых средств: например, вынесение судами частных постановлений или определений, принятие мер дисцип линарного воздействия к нарушителям.

В УПК РФ предусмотрены гарантии своевременного выявления и блокирования недопустимых доказательств:

1. При наличии на то оснований прокурор, следователь, дознаватель вправе при знать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе (ч. 3, 4 ст. 88). Доказательство, признанное недопусти мым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт.

Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по соб ственной инициативе.

2. Постановления дознавателя, следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их действия (бездействие) и ре шения, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосу дию, могут быть обжалованы в суд по месту проведения предварительного расследо вания (ч. 1 ст. 125). В соответствии с ч. 2 ст. 50 (гл. 2 «Права и свободы человека и гражданина») Конституции РФ конституционным правом является, в частности, ис ключение из процесса доказательств, полученных с нарушением закона. Следовательно, незаконные действия или бездействие органов расследования и прокурора, а также их решения при получении доказательств, принятые с нарушением закона (о приоб щении к делу, о принудительном освидетельствовании, осмотре против воли лиц и т.д.), могут быть обжалованы в суд с требованием об исключении соответствующих неза конно полученных доказательств. Представляется, что отказ в удовлетворении хода тайств о собирании относящихся к делу доказательств также можно обжаловать, по скольку это нарушает, во-первых, конституционное право (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ) свободно искать информацию, а во-вторых, международные нормы и стандарты, в частности, право иметь достаточные возможности для подготовки своей защиты;

право на очную ставку (подп. «b» и «d» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.50 г.).

Особого рассмотрения требует проблема так называемой асимметрии примене ния правил допустимости доказательств. Смысл ее состоит в различных правовых последствиях нарушений, допущенных при получении доказательств для стороны обвинения и стороны защиты. На наш взгляд, при решении этого вопроса следует исходить из правил о преимуществе защиты и толковании сомнений в пользу обви няемого (подозреваемого). Согласно ч. 3 ст. 14 все сомнения в виновности обвиня емого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК, толкуют ся в пользу обвиняемого. Это правило распространяется и на толкование сомнений в отношении допустимости доказательств. Так, если следователь, дознаватель, суд получили оправдывающее обвиняемого доказательство с нарушением законного по рядка, оно по ходатайству стороны защиты должно быть признано допустимым ибо в любом случае порождает определенные сомнения в виновности обвиняемого. Бре мя доказывания при ошибках обвинения не может быть возложено на обвиняемого.

Однако принятие судом подобных доказательств не исключает оценки с точки зрения достоверности, в том числе с учетом нарушений, допущенных при их получении.

Иначе должен решаться вопрос, когда сама сторона защиты представила доказатель ГЛАВА 7. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ ства, полученные ею самой с нарушением закона. В этих случаях доказательства могут быть признаны недопустимыми при условии, если факт нарушения закона стороной за щиты доказан обвинителем, а само нарушение является существенным и неустранимым.

Основанием для этого вывода может служить не только ч. 1 ст. 75, но и конституционная норма, устанавливающая, что каждый имеет право свободно искать, получать, переда вать, производить и распространять информацию только законным способом (ч. 4 ст. Конституции РФ). Так, например, если защитник при собирании доказательств путем опроса (п. 2 ч. 3 ст. 86) применил к опрашиваемому лицу незаконные меры — запугива ние и угрозы, добившись от него подтверждения алиби обвиняемого, то полученные пись менные объяснения лица не могут считаться допустимым доказательством.

§ 4. КЛАССИФИКАЦИЯ И ВИДЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ Содержанием доказательств является информация, которая, в свою очередь, есть отраженное разнообразие окружающего мира. Поэтому доказательства столь же многообразны, как сама жизнь. Они имеют различное происхождение, содержа ние, внутреннюю структуру, внешнюю форму, выполняют разную роль в процес се доказывания. Поэтому доказательства нуждаются в классификации, которая является одним из инструментов научного познания. Опираясь на сходство и раз личия исследуемых объектов, она добивается их распознавания, идентификации, а в своей теоретически развитой форме отображает внутреннее строение иссле дуемой системы, позволяет выявлять ее закономерности. Классификация доказа тельств преследует именно эти цели. Отличаясь разнообразием, доказательства классифицируются по различным основаниям.

В зависимости от отношения к обвинению они разделяются на уличающие или оправдывающие. Так, согласно тексту присяги, приносимой присяжными заседателя ми, они обязуются «принимать во внимание все рассмотренные в суде доказательства, как уличающие подсудимого, так и оправдывающие его» (ч. 1 ст. 332 УПК).

К оправдывающим доказательствам относятся и те, которые указывают на наличие смяг чающих наказание обстоятельств. Роль такой классификации доказательств состоит в обеспечении всесторонности исследования обстоятельств уголовного дела, предотвра щении обвинительного уклона в деятельности следователя, дознавателя, прокурора, суда.

Кроме того, она имеет значение для определения порядка исследования доказательств в судебном следствии, поскольку первой должна представлять свои (уличающие) дока зательства сторона обвинения, а второй (оправдывающие) — сторона защиты (ст. 274).

По отношению к предмету доказывания различают прямые и косвенные доказа тельства. Прямые доказательства сразу указывают на обстоятельства главного факта (прежде всего на виновность лица в совершении преступления), косвенные же непо средственно указывают лишь на так называемые промежуточные (доказательствен ные) факты и только через них — на виновность. Практическое значение этой класси фикации состоит в следующем. Если прямое доказательство дает основание для построения одной версии случившегося, то каждое косвенное доказательство, взятое в отдельности, всегда предполагает возможность одновременного построения несколь ких версий. Поэтому при наличии косвенного доказательства необходимо искать и исследовать несколько версий случившегося. Так, например, прямым доказатель ством будут показания свидетеля А., который сообщил, что видел, как подозреваемый Б.

192 Раздел III. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ в ссоре ударил ножом В., который от этого умер. Косвенными доказательствами по дан ному делу явятся показания свидетелей Г. и Д. о том, что они видели Б. с ножом в руке недалеко от места происшествия во время, близкое к тому, когда произошла ука занная ссора, при этом его одежда была запачкана кровью. Нахождение Б. рядом с местом происшествия и наличие крови на его одежде — это промежуточные, или дока зательственные факты. Сами по себе они еще не равнозначны выводу о виновности Б.

в совершении убийства, поскольку допускают и иные версии случившегося, например, что Б. обнаружил тело В., уже убитого кем-то другим, и вынул из раны нож, после чего его заметили свидетели Г. и Д. Однако в совокупности с показаниями свидетеля-очевидца А. и другими доказательствами они могут изобличить Б. именно в совершении убийства.

В зависимости от количества источников сведений об искомом обстоятельстве доказательства делятся на первоначальные и производные. Первоначальные — это такие доказательства, когда между искомым обстоятельством и субъектом доказы вания имеется один источник сведений, например очевидец события преступления.

Производные доказательства предполагают наличие в распоряжении субъекта дока зывания источника, производного от первоначального, — например, свидетеля, ссы лающегося на получение сведений об искомом обстоятельстве от другого лица;

копии документа;

слепка со следа, обнаруженного на месте происшествия, и т.д. Значение данной классификации тесно связано с принципом непосредственности исследова ния доказательств (см. о нем § 7 гл. 4 учебника). В силу этого принципа при наличии производного доказательства субъект доказывания непосредственности исследования доказательств должен стремиться к получению доказательства первоначального — показаний свидетелей-очевидцев, подлинника документа и др., при условии, если только они достижимы (свидетель может явиться в суд, подлинник документа суще ствует, местонахождение его известно). Если производный свидетель не может ука зать источник своей осведомленности, его показания недопустимы в качестве доказа тельства (п. 2 ч. 2 ст. 75). Стороны могут потребовать в суде непосредственного допроса свидетеля, потерпевшего, подсудимого, не ограничиваясь оглашением протоколов его предшествующих допросов, которые по отношению к устным показаниям могут рас сматриваться как производные доказательства (ст. 281).

Качественная характеристика источников сведений является основанием для клас сификации доказательств на показания подозреваемого, обвиняемого;

показания по терпевшего, свидетеля;

заключение и показания эксперта или специалиста;

заключе ние и показания специалиста;

вещественные доказательства;

протоколы следственных и судебных действий;

иные документы. Данная классификация получила название легальной, поскольку прямо закреплена в законе (ч. 2 ст. 74). Помимо названных ви дов доказательств, в других нормах Кодекса указаны также показания и объяснения гражданского истца (п. 3, 5 ч. 4 ст. 44).

Значение легальной классификации доказательств особенно велико, поскольку закон предъявляет к каждому из их видов особые и разнообразные требования. Рас смотрим их более подробно.

1. Показания подозреваемого и обвиняемого Показания подозреваемого — это сведения, сообщенные подозреваемым на до просе, проведенном в ходе досудебного производства по делу (ст. 76 УПК). Пока зания подозреваемого получают по правилам допроса, которые действуют также ГЛАВА 7. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ в отношении свидетеля и потерпевшего (ст. 187—190), однако предмет и процес суальный режим допроса подозреваемого отличаются от предмета и режима до проса указанных лиц. Дача показаний — средство защиты от подозрения, а пото му это право, а не обязанность подозреваемого. Как и обвиняемый, он не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показа ний и поэтому не предупреждается о такой ответственности. Допрос подозревае мого производится не позднее 24 часов с момента его фактического задержания (ч. 2 ст. 46) с соблюдением требований п. 3 ч. 4 ст. 46 и ч. 3 ст. 50, относящихся к участию защитника. Бремя доказывания оснований для признания лица подо зреваемым, а также бремя опровержения доводов, которые подозреваемый вы двигает в свою защиту, несет сторона обвинения.

Допрос подозреваемого проводится: а) по обстоятельствам, дающим основание подозревать его в совершении преступления, а равно обстоятельствам, опровергающим возникшее подозрение либо исключающим преступность и наказуемость деяния;

б) по обстоятельствам, составляющим основание задержания (ст. 91) или применения меры пресечения — заключения под стражу (ст. 97, 108 и др.);

в) при подтверждении подозрения — по обстоятельствам, относящимся к объему обвинения, которое в даль нейшем может быть предъявлено данному лицу в качестве обвиняемого;

г) по иным обстоятельствам, имеющим значение для дела (обстоятельства, характеризующие лич ность;

характер и размер вреда, причиненного преступлением;

обстоятельства, смягча ющие или отягчающие ответственность;

обстоятельства, которые могут повлечь за со бой освобождение от уголовной ответственности или наказания, и др.). Таким образом, предмет показаний подозреваемого в значительной части совпадает с предметом пока заний обвиняемого. Поэтому показания подозреваемого сохраняют свое доказательствен ное значение и после того, как в последующем это лицо дало показания в качестве обвиняемого. Сравнение показаний обвиняемого с показаниями того же лица, допро шенного в качестве подозреваемого, нередко помогает установлению истины по делу.

Если имеются основания, указанные в ч. 1 ст. 46, которые достаточны для приоб ретения лицом процессуального статуса подозреваемого (возбуждение уголовного дела против данного лица, либо его задержание, либо применение к нему меры пресече ния до предъявления обвинения), оно не может допрашиваться в качестве свидетеля с предупреждением об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, но должно быть допрошено лишь в качестве подозреваемого. Прак тика искусственной отсрочки с выполнением действий, с которыми закон связывает признание лица подозреваемым (исключение из постановления о возбуждении уго ловного дела указания на лицо, в отношении которого это дело фактически возбужде но;

затягивание с оформлением задержания в порядке ст. 92 и т.п.) с целью обеспе чить его допрос в качестве свидетеля, незаконна и влечет признание добытых таким путем показаний недопустимыми доказательствами.

Показания обвиняемого — это сведения об обстоятельствах, входящих в объем предъявленного обвинения, а также иных обстоятельствах, доказательствах и источ никах доказательств, сообщаемые в ходе допроса лицом, привлекаемым к уголовной ответственности. Показания обвиняемого, так же как и показания подозреваемого, — не только средство доказывания обстоятельств уголовного дела, но и средство защиты обвиняемого от предъявленного обвинения. Поэтому наряду с показаниями (сведения ми о конкретных обстоятельствах) обвиняемый вправе давать объяснения, которые мо 194 Раздел III. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ гут содержать оценочные суждения относительно обстоятельств, версии и предполо жения, выдвигаемые им в свою защиту. Эти объяснения непосредственно не являют ся доказательствами, ибо касаются не обстоятельств, а суждений, однако в отличие от объяснений свидетелей и потерпевших, объяснения обвиняемого имеют доказатель ственное значение, так как порождают юридическую обязанность следователя, до знавателя, прокурора, суда проверить все выдвинутые обвиняемым версии, предпо ложения и суждения, могущие иметь хоть сколько-нибудь разумное основание. Во всяком случае, объяснения обвиняемого должны быть опровергнуты или подтверж дены доказательствами, собранными по уголовному делу. Показания и объяснения обвиняемого тесно связаны, поскольку могут быть даны в ходе одного и того же его допроса. Объяснения следует отличать от оценочных сведений, которые внешне мо гут иметь форму предположений, но фактически являются показаниями об обстоя тельствах дела (например, суждение о приблизительной скорости движения транс портного средства, возрасте соучастника преступления, потерпевшего).

Показания обвиняемого следует отграничивать от сведений, сообщенных этим лицом не в ходе допроса, а в рамках иных процессуальных форм: в заявлении о явке с повинной;

в признании (или непризнании) в своей виновности при ответе на вопрос следователя, предваряющий первый допрос после предъявления обвинения (ч. ст. 173), или на вопрос председательствующего после изложения в суде предъявлен ного подсудимому обвинения (ч. 2 ст. 273);

в ходатайствах, жалобах;

в выступлении в прениях сторон (в отсутствие защитника) или в последнем слове подсудимого. Дан ные сообщения не могут заменить показаний, поэтому об обстоятельствах, сообщен ных обвиняемым в указанных формах, он должен быть допрошен.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 29 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.