авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Книга посвящена вопросам, по которым в современной ис- торической литературе отсутствует единое мнение: выяснению причин возникновения сибирского областничества как течения общественной ...»

-- [ Страница 2 ] --

На указанное выше отличие -сибирских прокламаций об ращал внимание еще М. А. Гудошников, отмечает его и С. Ф. Коваль. Но они не вскрывают причин этого явления.

Отсутствие в прокламациях положений о необходимости со циальных преобразований является доказательством либе ральной основы мировоззрения главных идеологов и деяте лей областничества. Вопрос об отношении к политическим и социально-экономическим задачам, о их соотношении и со четании — один из главных вопросов, разделяющих револю ционеров-демократов и либералов. Следует согласиться с выводами И. В. Пороха о том, что и Герцен, и Чернышев ский «решающее значение в переустройстве общества прида вали именно социально-экономическим преобразованиям» ).

Об этом же пишет Э. С. Виленская, когда вскрывает гос подствовавшее в русской революционной мысли в эпоху па дения крепостного права представление о неразрывности со циалистического и политического преобразований России через крестьянскую революцию. Представляется верным вы вод автора, что в эпоху падения крепостного права заинте- •] ресованноеть сравнительно широких кругов русского обще ства в политических преобразованиях приводила к тому, что политическая борьба против самодержавия внешне выступа ла платформой, содержавшей видимость сближения идейно разнородных течений. А это создавало точки соприкоснове ния «между революционерами с социалистической окраской, радикалами, не исключавшими революционного пути, но чуждыми социалистических идей, и даже той частью либера лов, которая не сразу пошла на сговор с самодержавием». В связи с этим «Земля и воля» начала 60-х годов включала в себя идейно разнохарактерные кружки и группы, объединяв шиеся на основе взаимного компромисса в обстановке ожи давшейся крестьянской- революции, чтоб направить движе ние в русло политической борьбы с самодержавием 63 ).

Исходя из этого, причастность к организации некоторых •сибиряков-областников, не разделявших социалистических идей, -можно объяснить надеждой использовать казавшуюся возможной тогда крестьянскую революцию в России для решения выдвигавшейся ими политической задачи — свер жения петербургского самодержавного правительства для установления независимости Сибири. Основой компромисса могло служить признание «Землей и волей» необходимости перестройки государственной жизни на федеративных нача лах. О том, что главной целью областников тогда было от деление от России, установление независимости Сибири, го ворят те же сибирские прокламации. В них все подчинено одному — призыву к борьбе за независимость, ставится е ) Н. В. П о р о х. Герцен и Чернышевский. Саратов. 1963, стр. 137— вз ) Э. С. В и л е н с к а я. Революционное подполье в России (60-е го ды XIX в.). М., 1965, стр. 58, 82-33, 139.

вопрос не о возможности отделения (как пишет Н. А. Ла пин) ), а о необходимости его. Нижеприводимые выдержки из прокламаций доказывают это.

«Патриоты Сибири»: «Интересы Сибири никогда не сое динятся с интересами России, как страны, при других усло виях и в другом положении, нежели Россия.., все это требует самостоятельности Сибири, и она должна отделиться во имя блага своего народа...». «Сибирским патриотам»: «Россий ское правительство, как бы хорошо оно ни было, не может и не имеет права управлять ими (сибиряками. —М. С.).., толь ко в независимости от отчизны — спасение и возрождение ее (Сибири. — М. С.).., только при этих условиях возможно ее развитие и процветание». «Мы должны помнить одно, что для блага отечества (Сибири. '— М. С.), для блага каждого из нас необходимо отделиться от России...». «Если отделение Сибири последует одновременно с Российской революцией, то дело обойдется вовсе без войны и все может ограничиться позорным изгнанием навозной сволочи или истреблением ее на.месте...». Безоговорочно утверждается, что, "получив неза висимость, пойдет Сибирь вперед «с американской 65 быстро той», в ней «закипит торгово-промышленная жизнь...» ).

Совершенно очевидно, что если революциоино-демокрэти ческие прокламации призывали к борьбе против самодер жавия за освобождение всей страны, то сибирские проклама ции содержали призыв бороться Л'Ишь за установление неза висимой Сибири. Прокламации областников ярко доказыва ют: 1) признание отличных интересов России и Сибири, их противопоставление;

2) усматривание' истоков всех зол не в коренны-х условиях всей русской действительности, не в клас совой политике самодержавия, а лишь в зависимости Сиби ри от России.

Возможная революция 'в России рассматривалась идео логами областничества как средство, которое должно облег чить отделение Сибири. Поэтому они и допускали возмож ) Н. А. Л а п и н. Указ, выше работа, стр. 120. Н. П. Митина пра вильно определяет, что центральной частью прокламации «Патриотам Си бири» был призыв к борьбе за независимость Сибири. Указ, автореферат Н. П. Митиной, стр. 13. Е е же. Во глубине сибирских руд, стр. 48.

) ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865 г., д. 196, лл. 25, 108—108 об., 109 об., 110. Вышеприведенные строки никак не согласуются с утверждениями Н. А_ Лапина и С. Ф. Коваля, что отделение Сибири предусматривалось только в случае поражения 'Общероссийского революционного движения.

(Указ, работа Лапина, стр. 184 и указ, статья С. Ф. Коваля в сб. 1965 г., "Р. 130).

ность «совокупной борьбы» с российскими борцами против ] самодержавия, поэтому они и стали временными попутчика ми революционно-демократического движения. Но принцшш-J альная разница: если революционеры-демократы, как гово- рилось выше, видели в восстании народных масс путь к со-, циалистичеоким преобразованиям, то областники — л и ш ь ) путь к получению политической независимости Сибири.,..

Э. С. Виленская убедительно показала, что «наряду с вопросом о революционных или реформистских методах об щественного преобразования водораздел между двумя тен-.

денциями (революционно-демократической и либеральной.

- М. С.) проходил и по линии отношения к социализму» 6 6 ).

Б. П. Козьмин /правильно видел выражение влияния либе ральных идей на народников «-прежде всего в стремлении отодвинуть на далекое неопределенное будущее вопрос о со циалистическом преобразовании России, поставив на первый план политическое ее освобождение...» 67 ). Для областников уже в 60-х годах характерным является главный упор на по литические вопросы. Если даже (предположить, что они не вклю чали социалистических лозунгов и даже намека на них в прокламации из-за тактических соображений (такую тачк^ зрения выдвигает С Ф. Коваль), то их приверженность к со циалистическим преобразованиям (если бы таковая была) должна была отразиться в письмах того времени. Но анализ довольно обширной переписки их, находящейся в ГАОО, не дает никаких оснований говорить о разделении Потаниным и Ядринцевым идей крестьянского утопического социализма *).

) Э. С. В и л е н с к а я. К вопросу об идейной эволюции русской ре волюционной демократии в середине 60-х годов XIX в. Сб. «Вопросы истории сельского хозяйства, крестьянства и революционного движения в России». М., 196.1, стр. 217.

) Б. П. К о з ь м ян. Указ, работа, стр. 712.

) Н. П. Митина верно определяет, что во взглядах областников, «от сутствовали какие бы то ни было элементы утопического социализма, ко торый был характерен для выдающихся деятелей русского революционно демократического движения конца 50-х — начала 60-х годО|В». Делая правильный вывод, что «это, несомненно, свидетельствует о значительно более умеренном характере демократизма, п,б отставании их идейного паз вития по сравнению с тем уровнем, на который поднялась в 'это впемя Российская революционно-демократическая мысль в целом» (Указ, авто реф;

ерат, стр. 13), Н. П. Митина не доводит его до признания либеральной основы общественно-политических взглядов идеологов областничества.

Констатируя такое принципиально важное 'различие взглядов областников и революционеров-демократов, она все-таки причисляет их к революцион но-демократическому движению. (Указ. кн'ига, стр. 51).

А в одном из писем Потанина Щукину (от 20 декабря 1861 г.) явно видно резкое отмежевание «сибирского патри отизма» от социализма. Потанин интересуется, во имя каких вопросов иркутский кружок собирается и прямо спрашива ет: «или это патриоты сибирские разного сорта или социали сты разных губерний?» 69 ).

Из письма Потанину от Ф. Усова, который кратко пишет о своем впечатлении от романа Чернышевского «Что де лать?», видно, что главные идеи романа (неизбежность со циалистического переворота и призыв активно ему способ ствовать подпольной революционной борьбой) оказались вне поля его зрения 7 0 ). Не увидел этих идей в романе и Потанин, так как писал с удивлением, что роман подшили к делу при аресте Чернышевского, «я в нём нашли какую-то крамолу против империи» 71 ).

Невозможно причислять Потанина и Ядринцева к рево люционно-демократическому;

лагерю России еще и потому, что во время пребывания в Петербурге в них укрепляется сугубо «сибирский патриотизм», в основу которого легло противопоставление Сибири всей России. Сложность форми рования их мировоззрения состояла в том, что воздействие двух исторических тенденций общественной мысли проходи ло еще сквозь призму ограниченного сибирского патриотиз ма. В результате этого общерусские злободневные вопросы.' преломлялись с точки зрения решения нужд Сибири Л (в и$ понимании), которые выдвигались на первый план.

Период революционной ситуации положил начало раз думью Потанина и Ядринцева о положении и судьбах Сиби ри, был одновременно периодом закрепления на позициях, «сибирского патриотизма»: «Когда все жило общественными вопросами русской жизни, русского народа..., могли ли мы не подумать о своем забытом крае?» — вспоминал впоследст вии Ядринцев 72 ). Об этом же говорят письма областников то 6Э ) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18747, л. 38. Э. С. Вилеаская выдвигает к обосновывает верное положение: «Освободительная мысль, развивающая ся вне социалистической оболочки, неизбежно заходила в тупик и в ко нечном итоге смыкалась с либерализмом.» (См.: Революционное подполье в России..., стр. 474). Весьма примечательно в этом отношении высказыва ние'революционера 70-х годов Л. Э. Шишко: «Человек делался прежде всего социалистом и в силу этого становился революционером...» (Былое», 1907,70№ 3, стр. 6).

) ГАОО. ф 3, оп. 15, д 18753, лл. 24—24 об.

) ЦГАЛИ, ф. 1, оп. 1 д. 616, л. 8.

) ТОКМ, ф. Г. Н, Потанина, д. 24, л. 21.

39 го периода. В них главный упор делается на Сибирь. Собра ния сибирского землячества, которые по настоянию Потани на должны были посвящаться рассуждениям о Сибири, кро ме него и Ядринцева посещали Наумов, [Пашков, Березов ский, братья Селетовы и Лосевы, Песков, Павлинов, бурят Пирожков, Сидоров, Миротворцев, Федоров-Омулевский и др.

Сведения о жизни в Сибири, о событиях, происходящих в ней, редко доходили до Петербурга. Поэтому члены кружка, жадно ловя все, что касалось Сибири, обратились к ее исто рии, искали материалы'в литературе прошлого и настоящего/ «Мы их (журнальные статьи и заметки о Сибири, о политике русского правительства в ней. — М. С.) тщательно выужи вали как в современной литературе, так и в предшествовав шей», — вспоминал Потанин 73 ). Все прочитанное подверга лось обсуждению в землячестве, внимание которого созна тельно его главными организаторами, Потаниным и Ядрин цевым, все более направлялось на «сибирские вопросы». Это подтверждается письмами членов землячества Так, Ф. Усов спрашивал А. Шайтанша в апреле 1865 г.: «Занимаетесь ли вы в беседах «сибирскими вопросами», которые в мое время (т. е. в 1860—1863 гг. — М, С.) были между петербургскими сибиряками господствующие»74).

Потанин откровенно признавался позже, что члены круж ка «начали выделять свои обязанности перед сибирским на- селением от обязанностей перед русским государством» ).

Частная газета «Амур» (1860—1862 гг.) вызывала недоволь ство Потанина и Ядринцева тем, что «в ней чисто сибирские вопросы разрабатывались под один уровень с другими, а не выдвигались на передовой план перед глазами сибирского жителя» 76 ). В связи с выделением своих обязанностей перед сибирским населением всё более и более закреплялись у не которых членов кружка областнические позиции. Связь с об щероссийским общественным движением все более начинает рассматриваться как средство для воплощения в жизнь складывающейся областнической программы, основанной на противопоставлении Сибири всей России. Не случайно учас тие в этом движении сибиряков оценит Ядринцев как помеху ) Г. П о т а н и н. Воспоминания. «Сибирская жизнь», 1913, № 211.

) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18760, л. 107 об. (82). Двойное обозначение листов объясняется наличием двух нумераций в деле.

) Г. Н. П о т а н и н. Нужды Сибири. Указ, сб., стр. 268.

7в ) Г. П о т а и и н. Воспоминания. «Сибирская жизнь», 1914, № 211.

деятельности землячества: «Студенческие истории в универ ситете прервали собрания, отвлекли внимание (от чисто си бирских вопросов. — М. С.), некоторые сибиряки попали в крепость» 7 7 ). Выше говорилось, что работы Словцова, особен но «Историческое обозрение Сибири», явились одним из ис точников, откуда областники почерпнули свои первоначаль ные взгляды на многие вопросы, касающиеся Сибири, осо бенно — на ее роль колонии в составе России, на неравно правные взаимоотношения с метрополией. Словцов впервые написал о «мануфактурном иге» Москвы 78 ).

Первой попыткой прокламировать сибирский патриотизм областники считали протест писателя Мордвинова против высказанного Герсевановым (середина 40-х годов XIX в.) взгля да на Сибирь как на страну, лишенную надежды на будущее процветание 7 9 ), и планы Ершова о патриотическом служении интересам. Сибири (40—50-е годы XIX в.). Потанин конкрет но говорил, что способствовало формированию областниче ских взглядов: «В нашей областной истории он (Мордвинов.

— М. С.) важен одной заметкой, возражением на статью Герсеванова, которая упраздняла общественное значениг Сибири. Мордвинов защищает Сибирь. Для нашего област ного пробуждения имели также значение статьи Пейзына в «Современнике» о ссылке и Березина в «Отечественных за писках» о колониях 8 0 ).

О знакомстве Потанина с этими статьями во время жиз ни в Сибири писалось выше. Безусловно, он заинтересовал ) ТОКМ, ф. Г. Н. Потанина, д. 24, л. 38.

) Это признают также Н. Степанов и В. Г. Мирзоев, которые счита ют Словцова одним из идейных предшественников областников, в то же время они правильно обращают внимание на разницу во взглядах (в частности, причисляя Сибирь к колонии России, Словцов не отрывал ее в будущем развитии от 'Всей страны, не помышлял об ее отделении). Н. Сте п а н о в. П. А. Словцов. Л., 1935;

В. Г. М и р з о е в. Историография Сиби ри. 79 половина XIX в. Кемерово, 1965, стр. 134—135.

1-я ) Герсеванюв в статье «Замечания о торговых отношениях Сибири и России» писал, что Сибирь высасывает непроизводительно соки из России, поэтому необходимо вывезти из Сибири все, что можно, включая капиталы, для экономического развития метрополии. «Одним словом, — делал вывод автор, — с какой стороны ни смотреть на Сибирь..., вое за ставляет думать, что ей надолго еще суждено остаться пустыней» (Ци тируется по книге Н. Н. Кузьмина «Очерки прошлого и настоящего Сиби ри». СПб., 1910, стр. 172—17Э).

Т ЦГАЛИ, ф. 395, оп.- 1, д. 322, лл. 1—2. Письмо А. Н. Пыпину от Н апреля 1887 года. В первой статье говорилось об историческом законе отделения земледельческих колоний от метрополии, во второй — о про тестах американцев против ссылки из Англии, как первой меры борьбы с метрополией.

41;

ими членов кружка. Была поставлена задача выяснить, -яв ляется ли современная им Сибирь колонией: «Мы поняли, что нам нужно осмотреться и обсудить, пользуется ли наш нрай... равными правами с другими областями империи, пользуется ли одинаковыми заботами правительства о его благосостоянии, о его просвещении и культурном прогрессе;

или правительство относится к нуждам Сибири небрежно» 81 ).

Областники интересуются литературой о, протекционизме, о свободной торговле, ищут работы как русских, так и запад ноевропейских ученых по колониальному вопросу, изучают истории международных столкновений82). Переписка того Америки),и примеры разрешения областных конфликтов в истории международных столкновений 82 ). Так, Потанин писал Щукину в августе 1860 г.: «Разрабатываю следствия зависи мости нашей колонии о'г метрополии. Зимой хочу изучить вой ну за независимость в Северной Америке...» 83 ).

Областники ищут истоки областнической тенденции в ис-~ тории Сибири. Проявление ее усматривалось ими в недоволь стве городских слоев и немногочисленной интеллигенции Си бири экономической зависимостью от Европейской России, в длительной борьбе населения со злоупотреблениями царской администрации. Они обращают внимание на сообщение Гор чакова, генерал-губернатора Западной Сибири, что еще в 1848 году у сибирской молодежи появилась опасная с госу дарственной точки зрения идея о том, что естественные бо гатства Сибири должны составлять достояние области, а не подвергаться' расхищению государственными сановниками.

Эту идею Потанин расценивал как первый84 крик, как базу нарождающегося сибирского областничества ).

М. Азадовский пишет о существовании в Иркутске в первой трети XIX в. кружка Дудоровского, одного из крупнейших богачей,и наиболее культурного представителя местного ку печества. Автор на основании изучения целого ряда докумен тов пришел к выводу, что в этом кругу «зреют мечты о собст венных задачах Сибири, о праве ее на самостоятельное место и значение в русской истории, о собственном праве рас поряжаться всеми огромными богатствами» ). На наш взгляд, ) Г. П о т а н и н. Воспоминания. «Сибирская жизнь», 1913, № 109.

) Там же, «Сибирская жизнь», 1913, № 114.

) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18747. л. 23.

) Г. П о т а н и н. Областническая тенденция в Сибири. Томск, 1907, стр. 85 58.

7, ) М. А з а Д'ов с к,и и. Очерки литературы и культуры Сибири. Ир-] кутск, 1947, стр. 145—146.

именно это «мел в виду Потанин, когда писал Щукину, что он «высокого мнения об иркутском купечестве». В другом пись ме Щукину он сообщает: «Говорят, что иркутские купцы по давали просьбу об основании университета в Иркутске, но получили отказ, что компания купцов в Иркутске основала там типографию. Вы, конечно, понимаете, как я обрадовался следующим обстоятельствам, как непреложному свидетельст ву зарождающегося у нас движения умственного» 86 ).

Потанин постоянно н а п р а в л я л внимание кружка на воп росы, связанные с прошлым, настоящим и будущим Сибири.

Этот кружок нельзя расценивать как тайное общество. Пере писка областников этого периода и воспоминания их под тверждают такое эднение. Щашков иронизировал, что в ходе следствия по «делу сепаратистов» сибирский кружок в Петер бурге начала 60-х годов «превратили в тайное общество»87).

Ядринцев писал, что желания и проявления кружка были скорее юношеские мечты, что «отсутствие практического дела и одна теоретичность, выражавшаяся в надеждах и разгово рах, не могли дать ему пищи и жизни... 88 ). Потанин утверждал, что нуж«о снять обвинение в составлении тайного общества «Сибирский кружок», что землячество состояло в большинст ве своем из беспечных в гражданском отношении буршей, а их революционное настроение «имело исключительно лириче ский преходящий характер». И. И. Попов также писал, что «тайнре общество в самом деле было только студенческими вечеринками» ). Не доверять приведенным выше данным нет основания, так как убедительных доказательств против них нет ).

Вокруг Потанина и Ядринцева объединилось несколько человек, они усиленно занимались выяснением основных зол Сибири и в конце концов пришли к выводу, что ими являются:

1) уголовная ссылка, вносящая в край деморализацию;

2) подчиненность сибирских экономических интересов интере ) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18747, лл. 23—24, 60 об.

) С. С. Ш а ш к о в. Курьезное дело. «Сибирские вопросы», 1910, »н. 10^11, стр. 47.

) Н. М. Я д р и н ц е в. Сибирские литературные воспоминания..., стр. 13.

ю ) Г. Н. П о т а н и н. Нужды Сибири. Указ, сб., стр. 272—273;

И. И. П о р о в. К 80-летию Потанина. «Голос минувшего», 1915, № 1, стр. 297.

) С. Ф. Коваль и Н. А. Лапин, оставляя совершенно без внимания эти данные, идущие вразрез их утверждениям о безусловно революцион ном характере деятельности сибирского землячества в Петербурге, ничем фактически и.х не опровергают.

сам московского мануфактурного рынка;

3) отсутствие мести ной интеллигенции, которая могла бы встать, по их убежде- «ию, на защиту интересов Сибири. Так наметились основные вопросы областнической программы. Она включала следую-!

щие пункты:

1. Необходимость отмены уголовной ссылки, что рассмат!

ривалось «как/краеугольный вопрос для Сибири», 'как начало-' освободительного движения в колонии против метрополии 91 ).] 2. Уничтожение экономической 'зависимости Сибири оа Европейской России, освобождение от ее «мануфактурного ига».

3. Прекращение абсентеизма молодежи и как первый шаг — создание университета IB Сибири.

В то же время намечалось уделить внимание улучшению!

тяжелого положения туземного населения в Сибири (Пота-| нин знал о нем по личным наблюдениям во.время пребывания] в кадетском корпусе и на казачьей службе, многое раскрыли!

Чокан Валиханов и бурят Пирожков), а также переселенче-J скому вопросу (он исчерпывался пожеланием увеличить вол-] ну переселенцев в Сибирь).

Особенно важным был признан 1-й пункт программы, ко!

торый приравнивался к отмене крепостного права в России.] Но как взяться за его разработку, они не знали, «не былоя никаких данных, ни статистических цифр, ни бытовых описав ний» ). Не был разработан и второй вопрос. Программа яви-| лась скелетом, общей схемой. Это был пока еще плод мечтав ний юных сибиряков, плохо знавших сибирскую действитедь-] ность. В этом сознавались впоследствии Ядринцев и Потанин!

«•С местными (вопросами мы только тогда начинали разби-j раться». «В юношеских мечтах и желаниях многие местные вопросы были смутны...» «До ссылки сибирские сепаратисть!

были почти совсем несведущи в местных делах» ).

В основе программы лежало противопоставление, Сибири России, противоестественное выделение ее нужд и задач из общегосударственных, хотя главные положения программы стремились отразить вопросы общерусской действительности] Первый пункт (отмена ссылки) приравнивался к отмене кре- постного права в России;

второй (уничтожение экономической ) Г. П о т а н и н. Воспоминания. «Сибирская жизнь», 1913;

№ 76.

) Архив Г. Н. Потанина, хранящийся в научной библиотеке Томске-] го государственного университета (АНБ ТГУ), № 103, л ) ТОКМ, ф. Г. Н. Потанина, д. 24, л. 26;

Н. М. Я д р и н ц е в. К моей автобиографии. «Русская мысль», 1904, № 6, стр. 156;

Г. Н. П о т а н и н. Нужды Сибири. Указ. сбт стр. 273.

зависимости) — к борьбе с крепостническими пережитками;

третий включал -борьбу за просвещение народа. Такое «при равнивание» вскрывает непонимание областниками существен ного отличия отмены.крепостного права от отмены уголовной ссылки 9 4 ). Если первое, несмотря на свою половинчатость, пе реводило Россию на рельсы новой экономической формации, вносило коренные изменения в общественно-социальные отно шения, то ничего подобного по значению не могла дать Сиби ри отмена штрафной колонизации.

Борьба с крепостническими пережитками означала борьбу за ликвидацию помещичьего землевладения и самодержавия, а из программы областников нельзя вывести заключения об их отношении к помещичьему землевладению, вопросу, который диаметрально противоположно решался революционерами демократами и либералами. Со свойственной областниче скому мировоззрению ограниченностью они не считали нужным касаться этого вопроса и в будущем.

Анализ областнической программы говорит, что в ней нет ничего, что выходило бы за рамки Капиталистического развития Сибири, которую вопреки историческому процессу они хотели отделить ото всей России. Не нашли отражения в программе и их политические идеалы, отношение областников к само державию. Это включено лишь в прокламации в лозунг си бирской демократической республики, 'которая должна была установиться в результате борьбы за независимость.- Что ка сается вопросов социальных, то в программе нет даже намека на,них. Нет в ней ничего, что могло бы дать возможность судить об отношении областников к революционному движе нию народных масс в борьбе за решение социальных вопро сов, народные массы рассматриваются в прокламациях лишь как сила для борьбы за независимость Сибири.

Поскольку в 0'бластнической программе, начавшей оформ ляться во время пребывания Потанина и Ядринцева в Петер бурге (1859—1864 гг.), совершенно отсутствовали социалисти ческие'лели, присущие в то время программе революционеров демократов/ мы не считаем возможным рассматривать ее как революционно-демократическую, как это делают С. Ф. Коваль и Н. А. Лапин ). Они при характеристике областнической ) С. Ф. Коваль не подвергает критике такую постановку вопроса областниками, тем самым соглашаясь с ней. Указ, том «Истории Сибири», стр. 141.

) Слишком натянуто и неубедительно утверждение С. Ф. Коваля, что применительно к Сибири «по своему конкретному выражению про грамма сибирской организации очень похожа на программу «Земли и Во программы совсем не берут во внимание программы русских 'либералов того времени и выдают за революционно-демокра тические те требования или, точнее, пожелания областников, которые не выходили за рамки либеральных устремлений.

• Идеалы революционной демократии С. Ф. Ковалем в его.

книге «За правду и волю» представляются как борьба за «свободу общественного мнения, гласность, смелое разобла чение злоупотреблений в управлении краем, открытое выра жение общестренного протеста» (стр. 31—32), тогда как это не выходит за рамки буржуазного либерализма. Рост либе рально-оппозиционных настроений наблюдался с периода Крымской войны. Выражалось это в создании нелегальной рукописной литературы представителями привилегированных кругов с осуждением отдельны-х сторон крепостнического строя4, доходили они и до-резкого обличения самодержавия 9 6 ).

Н. А. Лапин признает областнические требования: создать условия для экономического развития Сибири (а главным областники считали уничтожение экономической зависимости от центра страны. — М. C.J, уравнять права населения с пра вами населения центральных губерний «революционными требованиями». Он считает,- что -изложенная Потаниным в 1865 г. на следствии программа содержала коренные преобра зования 9 7 ). Но/все ее пункты (необходимость улучшения зем леделия, условий промышленного 'развития, колонизации, про свещения, сибирской администрации и т. п-) нисколько не покушаются на основы существующего строя,и, по существу, не отличаются от платформы русских либералов. Как извест но, либералы тоже хлопотали и об улучшении администра тивного аппарата, и об обеспечении условий для «полной ли»... (Указ, там «Истории Сибири», стр. 141). Советским исследователям при отсутствии подлинника программы удалось воссоздать ее. (См.:

М. В. Н е ч к и н а. «Земля и Воля» 1860-х годов. «История СССР», "1957, № 1). Она включала требование уничтожения собственности на землю, фабрики и заводы, ставила задачу получения свобод, ведущих к социа лизму. Ничего подобного нет в программе областников.

) И. Н. К о в а л е в а. Общественное движение в России в период Крымской войны. Автореферат канд. диссерт. М., 1'968, стр. 6—7.

) Н. А. Л а п и н. Указ, работа, стр. 99, 118. Обращает внимание, что автор вообще не считает Потанина и Ядринцева в 60-х годах област никами, а возникновение «так называемого областничества» относит лишь к 80-м годам (стр. 13). Из содержания работы видно, что Н. А. Лапин по нимает областничество очень узко, только как приверженность к сепара тизму. Когда он пишет, что в сибирских кружках 60-х годов обсуждалась идея отделения Сибири от России, он добавляет: «впоследствии названная «сибирским областничеством» (стр. 118).

свободы» промышленности и торговли, ратовали за просве щение. Либеральные критики выступали также и против ча стных злоупотреблений, не затрагивая коренных причин от рицательных явлений, старательно обходили вопрос об изме нении основ существующего строя, выступая лишь за его «улучшение». А Потанин в своей записке предлагал именно ми.рдые пути решения нужд Сибири путем целой системы ме роприятий существующего петербургского правительства 98 ).

Необходимо подчеркнуть еще и то обстоятельство, что об ластническая программа включала сугубо сибирские вопросы, разрешение которых было возможным лишь при решении об щерусских вопросов пореформенной действительности, чего областники не понимали и не хотели.никогда признать.

Увидев в сибирской жизни отрицательные явления (а они в большинстве своем, были присущи я другим отсталым окра инам России), концентрируя свое внимание только на вих, Потанин и Ядринцев не понимали их коренных причин, свя занлых с сохранение!* крепостнических пережитков в центре страны, с классовой направленностью политики царизма.

Происхождение всех зол Сибири они видели только в ее за висимости от Европейской России. Этот неверный взгляд на шел отражение в одной из сибирских прокламаций: «Все зло в Сибири происходит от ее зависимости.., как правительство, так и наезжие российские извлекают из нее пользу в ущерб ее интересам: они... намеренно искажают ее значение, отни мая99у нее способность к самостоятельной гражданской жиз ни» ).

Так 'как программа в основе имела противопоставление Сибири тасей России, это также не дает права причислять ее к революционно-демократической. Спустя почти пятьдесят шт Потанин признавался: «Тогда же мы поняли, что интере сы Сибири противопоставлены интересам Москвы...»100. В этом признании -- выражение -краеугольной основы всего си бирского : областничества. Но упор на чисто сибирские вопро "») ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865 г., д. 196, лл. 242—266.

") ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865 г., д. 196, лл. 107—108.

wo )' Г. П о т а н и ц. Воспоминания. «Сибирская жизнь», 1913, № 114.

Далее Потанин писал, что все-таки они не лелеяли идею установления таможенной линии между Сибирью и Европейской Россией — это нельзя считать соответствующим действительности. Такое добавление диктова лось начавшейся борьбой представителей большевистских организаций с областничеством, в тех условиях областники стремились отмежеваться от обвинения в сепаратизме. С этой же целью объявил Потанин област ников «социалистами».

сы, отвлечение внимания от общерусских задач, на взгляд, необоснованно оправдываются С. Ф. Ковалем и Н. HJ Митшюй. Объясняя это спецификой социально-экономическо го развития Сибири, считая естественным «местный патрио-| тизм», они не дают должной оценки этому явлению 1 0 '). Мь целиком согласны с А. П. Бородавкиным, что «местный пат-J риотиз.м» сибирского областничества был враждебен освобо-| дительному движению России, он2 мешал развитию общерус ского революционного движения 1 0 ).

В отрицательном отношении со стороны представителей!

революционно-демократических кругов к выделению местных] сибирских вопросов признавался сам Г. Н. Потанин. Вспоми ная разговор Г. 3. Елисеева с Ядринцевым, -который подни-' мал местные вопросы, он пишет, что -первый считал это преж-i девременным, отрицательно отнесся к центробежному направ-;

лению и говорил: «Эти местные стремления 103 дробят оппози- цию и ее удары на центральное правительство» ).

, Областники продолжали сознательно замыкаться в «местные вопросы», сознательно стремились развивать и под держивать только сугубо «сибирский патриотизм» (что особен но проявится после их возвращения в Сибирь), что свиде тельствует о их намеренном отходе от общероссийского об-' щественного движения, временными попутчиками которого они стали в условиях надежды на революцию с целью ис пользования ее для выполнения программы.

Одновременно с выработкой программы^областники реша ли вопрос, возможно ли добиться ее выполнения для Сибири в составе России или нет. Этот вопрос вызывал горячие спо ры в кружке и разделил его на две группы. Потанин возгла вил первую, которая стояла на позициях противопоставления интересов Сибири и России и поэтому считала необходимым.

отделиться от России. Вторая, во главе с Павлиновым, отри цала возможность для Сибири самостоятельного развития.

1Ш ) С. Ф. К о в а л ь. Указ, том «Истории Сибири», стр. 132, 134, 141;

Н. П. Ми т и н а. Указ, книга, стр. 38—40.

) А. П. Б о р'О д а в к и н. С. С. Шашков как историк Сибири. Труды ТГУ, т. 136, Томск, 1957. Вызывает недоумение использование данной;

статьи А. П. Бородав'кина Н. А. Лапиным для подкрепления своей точки зрения о принадлежности Потанина и Ядринцева к революционно-демо-ч кратическому лагерю. А. П. Бородавкин доказательно показывает отличие:

общественно-политических взглядов С. С. Шашкова,. которого он относит;

к революционерам-демократам, от взглядов Ядринцева,и Потанина.

Н. Лапин, беря из статьи то, что касается характеристики Шашкова, безо;

всяких оговорок полностью все относит и к идеологам областничества.

шз ) См.: «Сибирские записки», 1919, № 2, стр. 25.

Потанин был самым рьяным сторонником отделения Сибири.

Он сам признавался: «Затем более короткое знакомство с ис торией колоний и вообще политической наукой (пропаганду об отделении Сибири и о сибирском патриотизме поставило мне в нравственную обязанность». Далее Потанин говорил, что Павлинов «всегда опорил со мною.., доказывая, что отделение Сибири поведет только ко вреду ей» ).

В эту дискуссию был 'втянут посещавший собрания иркут ский купец Н. Пестерев: «Во время моих столкновений с мо лодежью один, из них, чуть ли не Потанин, хорошо не помню.., заявил по секрету в стороне от других, что он думает об от делении Сибири», а затем сообщил, что об этом «написано и в «Колокол» послано». Пестерев, не разделявший мнения об от делении Сибири, беседовал в Лондоне с Герценом (в мае 1864 г.) о сепаратистских намерениях некоторых членов пота нинского кружка: «Я вспомнил об отделении Сибири и спро сил, не получал ли он (Герцен.—М. С.) чего... Я просил, что •если и получит, то чтобы не печатал и не придавал такому сведению никакого значения, что это ерунда... 105 ).

«Не своим умом дошли они (областники.—М. С.) до идеи сепаратизма», — метко определил С. Шашков. Он затем пе речисляет факты, известные членам землячества из знаком ства с историей и современной им литературой: опасения, воз никшие еще в XVIII в. у Гагарина и Я'коби насчет намерения /Сибири отделиться от России, письмо Горчакова Чернышеву с доказательством возможности для сибиряков порвать всякие связи с Россией при вхождении ими через Амур в сношения с англичанами и американцами и просьба Чернышева учре дить комитет для обсуждения вопроса «о возможности отде ления Сибири от России»;

воспоминания Венюкова об отказе американцам в постройке железной.дороги от Амура до Ир 1М ) ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865 г., д. 196, ля. 153—154.

) ЦГАОР, ф. 95, оп. 1, д. 302, ч. 4, лл. 151, 216—217. Имеющиеся отрывши из письма к издателю «Колокола» (Сибирь и русское правитель 'ство. Издание Э. Л. Касперовича. Лейпциг, 1877, стр. 31—35) могли быть написаны Потаниным, ях содержание вполне соответствует его взглядам.

° них выраяоается желание избавить Сибирь от «российского чиновниче ства», правительство обвиняется в позорном отказе завести в Сибири Университет, делается упор на необходимость «развития в стране (Сиби РИ. — м. С.) тех начал самоуправления, которые так нужны ей и особен но будут нужны тогда, когда чувство самостоятельности достигнет в си биряке большей зрелости и ен захочет раскланяться с петербургской опе кой», правительство'предупреждается, что ему «придется расстаться с за УРальскими владениями...»

кутска из-за опасения, что «Сибирь о та злится», и, наконец/ дискуссия, происходившая в политико-экономическом комите те по поводу освоения Приамурья и его административно го устройства 106 ).

Особенно импонировали сибирякам-областникам некого!

рые высказывания в ходе этой дискуссии барона Мейендорфа] и академика К- Бэра. Первый заявил, что все равно, «каю учит история всех колоний», они отделятся от метрополии^ поэтому нечего заботиться о колонии, так как, благоусграи!

вая вновь приобретенные территории, Россия будет способст вовать их отделению. Второй признал справедливость опасе ния отделения, привел примеры из истории, подтверждающие подобные стремления всех колоний, но высказался против ог- раничения всесторонней помощи со стороны метрополии овоим колониям.

Все это возбуждало умы сибиряков, наводило их на лож-| ную мысль, что Сибири уготована судьба Северной Америки^ Ядринцев вспоминает о впечатлении, произведенном этим йы-] водом: «-..Помним наше изумление, открыв в первый раз ана-] логию, что мы «колония», чуть не будущая Америка! Ведь мъп сами с чужих уст были убеждены, что это кр.ай пропащий..] И вот этот край, отверженный, поруганный, должен иметь бу- дущее? Разве это не было открытием?» 107 ).

Настроенные соответствующим образом подобными сведе- •ниями сибиряки старались почерпнуть отовсюду подкрепле- ндае своему ложному выводу о возможности и необходимости] отделения'Сибири от России, стремились подвести под иегы фундамент «исторической законности», исходя из истории ко-J лоний.

Как известно, декабристы считали Сибирь колонией. Воп рос о взглядах декаб^ристов на Сибирь обстоятельно рассмот рен в работах Г. П. Шатровой ). Она показывает, что с& сланные декабристы не только считали Сибирь колонией, »

я находили в условиях ее жизни сходство с Соединенным Штатами Америки. Наряду с этим Г, П. Шатрова, учитыва общие взгляды декабристов на возможные условия подъем производительных сил края, вскрывая их ошибку в уподоб лении Сибири США, приходит к выводу, что, «критикуя коло Ш ) С. С. Ш a in к о в. Курьезное дело. «Сибирские вопросы», кн. 10- 11, 1910, стр. 34—55.

) Старый Сибиряк (Ядрияцев). Письма о Родине. «Восточное зрение», 1884, № 49.

) Г. П. Ш а т р о в а. Декабристы и Сибирь. Канд. диссерт., Тома| 1958;

Декабристы и Сибцрь. Томск, 1962.

ниальную политику царизма, они (декабристы. -- М. С.) не стааили вопроса об отделении Сибири от России» 109 ). Но как бы то ни было сравнение Сибири с США, мысли о возможно сти самостоятельного ее существования имели место у декаб ристов и вполне вероятно, что они становились известными.областниками по мере их пристального и пристрастного поис ка и изучения всего, что касалось Сибири.

Насчет возможности отделения Сибири писал ехавший в 1862 г. по ее необъятным просторам П. А. Кропоткин (правда, считая, что «нет ей причин отделяться...»)- Он же вспоминал разговоры о возможности создания Сибирских соединенных штатов, велись они среди приближенных ген-губернатора Вос точной Сибири Н. Н. Муравьева при личном участии послед него 1 1 0 ).

Знакомясь с историей колоний, областники проникаются ложной мыслью о возможности- перенесения опыта США на Сибирь, надеясь под знамя «сибирского патриотизма» собрать все слои ее населения и даже использовать помощь амери канцев, «уступив им, например, земли Российско-Американ ской компании» 1 ' 1 ).

История давала примеры борьбы буржуазии угнетенных наций, выдвигавшей лозунги об.«отечестве», собиравшей под эта знамя низы. Подобное движение в Сибири надеялисьжор ганизовать и возглавить областники, которым импонировал лозунг поднимающейся буржуазии «за самостоятельное оте чество». Но буржуазия Западной Европы и Америки в борьбе за независимость использовала наличие национальных осо бенностей, каковых в Сибири не было. Вот почему Потанин и Ядринцев стали горячими приверженцами ошибочной теории А. П. Щапова о неизбежном образовании в Сибири областной разновидности русского народа, нового этнографического типа 1 1 2 ). В то же время они пытались убедить сибирское на ш ) Указ, диссерт., стр. 230—239;

указ, книга, стр. 8$—94;

В. Г. Мир зоев также пишет, что, по мнению Пестеля, Сибирь не.может быть само стоятельной и независимой от России, иначе она «-немедленно станет объектом владения какого-либо другого государства». Историография Сибири. 1-я половина XIX в. Кемецрво, 1965, стр. 160.

ио ) Дневник П. А. Кропоткина. М. — Пг., 1923, стр. 36—37. П. А. К р о л о т к и н. Записки революционера. М., 1925, стр. 134.

1И ) Прокламация «Сибирским патриотам». ГАОО, ф. 3, оп. 13, д. 18485, лл. 24—25 и ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865 г. д. 196, лл. 109—110.

) Под влиянием «антрополого-социологической» концепции Ща пова написаны статьи Потанина («Климат и люди Сибири») и Ядрияиевз («Этнологические особенности сибирского народонаселения») в «Томских губернских ведомостях», № 12, 13, 15, 17 и 18 за 1865 г.

5!

селение, что для борьбы за независимость Сибири на -данное этапе не является препятствием ни единство нации, ни мало численность населения: «Нам могут возразить, что мы тож* русские, как мы можем составить отдельное государство? Не ведь американцы те же англичане, мексиканцы те же испан- цы. Единство языка и веры не служит препятствием к разде-s лению одного и того же народа на разные государства... Нам могут возразить, что в Сибири только 4000000 населения. Но Северная Америка при ее отделении имела только жителей...»113).

Влияние Щапова в отношении выработки областнических!

идей было велико. В историю русской общественной мысли' Щапов вошел как создатель нсторико-социологической концепции, в основе которой лежали идеи народности и обла-:

стности. Областникам пришлась по душе вторая: о необходи мости переустройства общественной жизни на основе федера тивно-областной организации и земского «яародосветия». У него был заимствован основной скеле.т областнической тео рии: признание областного элемента жизненным, господству ющим началом в истории, плодотворным элементом будущей !

цивилизации. Щапов отрицательно относился к централиза- \ ционной эпохе истории России, он защищал период свободно- го самоустройства русских земель, когда каждая область име-j ла самостоятельное управление.

Хотя «областносгь» в понятии Щапова,и областников — ;

разные1 4вещи (он никогда не был сторонником отделения Си-" бири) 1 ), это не мешало последним опираться на его автори тет. Его выводы о необходимости в России широкого облает- ' ного самоуправления так-же, как его теория об образовании в Сибири нового этнографического типа русской народности служили областникам теоретической аргументацией для оп равдания отделения Сибири. Стихотворение Щапова, переде ланное в сторону заострения внимания на свержении оков централизации, посылается Потаниным в январе 1862 года Щукину в Иркутск, и хотя Потанин критически оценивает его («не бог весть как ловко написано»), все же определяет его как первое политическое, обращенное к Сибири 1 1 5 ).

ш ) ГАОО, ф. 3, оп. 13, д. 18485, лл. 24—25 и ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865П4 д. 196, лл. 109—110.

г., ) Ядрияцев позже признавался в этом: «Идея сепаратизма была далека, конечно, от серьезного ученого». (Жизнь и труды Щапова. «Вос точное обозрение», 1883, № 31).

) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18747, лл. 40, 35 об—34 (в деле письмо имеет непоследовательную нумерацию). Что стихотворение переделано Буржуазную общественную мысль XIX в. характеризовало усиление националистических тенденций116). Это нашло, отра жение в концепции Н. И. Костомарова, лекции которого охот но 'посещал Ядринцев,и оценивал как «историка-областника, истинного друга областного возрождения» 117 ). Известна-была сибирякам идея Кирилло-Мефодиевского братства о будущей организации федерации славянских народностей на основе полной свободы и автономии (в числе предполагаемых штатов 2 уделялись Сибири). В стремлении найти аргумента цию для обоснования областничества Потанин и Ядринцев также зачисляли Т. Г. Шевченко в число горячих поборников областности 118 ). В 1892 г. в письме к В. И. Семидалову Яд ринцев писал: «Я припомнил лекции Костомарова, кружок Шевченко, его поэзию, лекции об областности Щапова — все.

это материал, канва» 119 ).

На формирование вывода об отделении Сибири могли по влиять и прокламации, проникнутые духом федерализма. В программу «Земли и воли» входил созыв Земского Собора —утверждал Щапов, привлеченный в 1865 г. к следствию по делу «сибир ского сепаратизма». Потанин тогда же признался, что переделал его он.

Щапов не мог припомнить всего своего стихотворения, но указал реши тельно на строки 2-го четверостишья (ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865 г., д. 196, л. 282).

В письме Потанина: Пора провинциям вставать, Оковы, цепи вековые ' Централизации свергагь, Сзывать советы областные.

У Щапова: Пора провинциям вставать От спячки, лени и бездумья, Пора собранья земские сзывать, Советы истины, люб?и, благоразумья.

С. Ф.. Коваль ошибается, когда, "беря переделанное четверостишье, автором его называет Щапова и видит в «ем специально сформулированную Щаповым программу и тактику «нового этапа в сибирском общественном движении...» (Указ, том «Истории Сибири», стр. 137).

11в ) См.: История философии в СССР. Т. 3, М., 1968, стр. 19.

п ) См.: Сибирский сборник, 1881, т. 1, стр. 23—24;

В. Коржавин, В. Мирзоев и Н. Яновский, признавая большое влияние на формирование мировоззрения областников работ Н. И. Костомарова, не берут во внима ние их буржуазно-националистическое содержание. (См.: «Сибирские ог ни», 1971, № 12, стр. 141). М. Б. Шейнфельд правильно устанавливает связь буржуазно-националистических установок Костомарова с областни ческой теорией об особом пути исторического развития Сибири. (См.: «Из истории Сибири», вып. 1, Красноярск, 1969, стр. 80).

) АНБ ТГУ, ф. Потанина, № 148/2, л. 6944;

там же, ф. корреспон денции, № 966 (письмо Ядринцева).

) Цитируется по книге Мих. Лемке. Николай Михайловича Ядрин пев. СПб., 1904, стр. 41.

для перестройки государственной жизни на новых, народно демократических и федеративных началах. Большое значение' в утверждении областников в мысли об отделении Сибири имел А. И. Герцен, привлекавший сибиряков своим интересом к Сибири, предсказыванием ей великого будущего. «Если бы Сибирь завтра отделилась от России,,мы первые приветство вали бы ее новую жизнь», — писал Герцен в 1862 г. Област никами восторженно воспринимались его мысли о построении России на основе федерации областей, признание за отдель-• ным'И провинциями прав на автономию и даже на полное рас торжение120). Потанин еще в Сибири читал «Былое и думы» и, зная стремление его всюду искать сведения и мысли о Сиби ри и ее будущем, можно не сомневаться, что не остались не замеченными строки Герцена о большой будущности Сибири, его обвинение правительства в том, что, делая все насилием, оно «не умеет сообщить тот- жизненный толчок, который ув лек бы Сибирь с американской быстротой вперед» 121 ).

Нельзя не согласиться с И. М. Белявской,,которая пишет, что Герцен, занимая правильную позицию в отношении Поль ши, по вопросу о федерации вообще обнаружил слабую сто рону своих взглядов, противопоставляя федерацию централи зации, смешивая областнический принцип с националь ным 1 2 2 ). Таким образом, областники взяли у Герцена из его учения о федерации то, в чем он глубоко ошибался.

В. И. Ленин, разрабатывая вопрос о государственной фе дерации в России в.. период борьбы с Царизмом и буржуазией до 1917 г., писал, что нужно «для успешной борьбы со всеми видами эксплуатации и гнета "не раздроблять, а соединять силы наиболее угнетенного и -наиболее 'Способного к борьбе рабочего класса» (а в период его формирования - - тем бо лее). Он выступал против проповеди федерализма и отделе ния, рассматривая федерацию как ослабление экономической связи, как помеху сплочения рабочих масс в борьбе за демо кратическую республику, за социализм» 1 2 3 ). Для России фе дерация означала разрыв уже существующих экономических и политических уз, что было бы крайне реакционно, затормо зило бы последующее объединение прогрессивных сил для °) А. И. Г е р ц е н. ПСС, М., 1959 т XVI, стр. 253, т. X V I I I, стр. 3§ и т. XVI, 1922, стр.1 387.

ш ) А. И. Г е р ц е н. Былое и думы. М., 1963, части 1—5, стр. 229.

) И. М. Б е л я в с к а я. А. И. Герцен и польское национально-осво бодительное движение 60-х годов XIX в. М., 1954, стр. 78.

ш ) В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 7, стр. 105, 233—234;

т 24, стр. 143—144;

т. 25, стр. 306;

т. 26, стр. 109;

т. 48, стр..234 — 235.

борьбы как с феодально-крепостническими пережитками, т а к.

и против капиталистической эксплуатации. Идея федерализ ма, реакционная для того времени, пройдя через призму «си биризма», вылилась у главных деятелей складывающегося областничества Потанина и Ядринцева в антинародную ар хиреакциоиную идею сепаратизма. Выше говорилось, что при верженность к сепаратизму ярко выражена в сибирских про кламациях. Кроме прокламаций пронизаны духом сепаратиз ма все петербургские письма Потанина. В письмах Щукину он все время требовал, чтобы затеваемый в Сибири журнал имел сугубо сибирское'направление, он выражал взгляды, не позволяющие сомневаться в его твердом намерении в тот пе риод добиваться полной самостоятельности Сибири: «Тут нужно схватиться рукой за самое нежное место, ударить на местные интересы... Под местными интересами я разумею не обличение какого-нибудь местного монололиста-откупщиЪз, или взяточника, а автономикхпровинций. Мы хотим жить и развиваться самостоятельно, иметь свои права и законы, чи тать и писать, что нам хочется, а не что прикажут из России,, воспитывать детей по своему желанию, по-своему собирать налоги и тратить их только на себя».


Потанин выражает свой взгляд на триграмму будущего сибирского журнала: он должен быть местно-политическим, посвящен разработке условий «политического быта» Сибири,, возбуждать внимание к интересам своей провинции, «напра вить общество к самостоятельной разработке своих сил». Не случайно в этом "же письме Потанин пишет: «Теперь нам нуж ны Джефферсоны, Франклины...» 124 ). То есть он ставит в при мер и выделяет именно активных борцов за независимость Северной Америки.

Бели проанализировать сибирские прокламации с точки зрения их соответствия программе, намеченной в Петербурге, то можно увидеть, что все ее пункты в той или иной степени нашли в них отражение. В той и другой говорится об эксплу атации богатств Сибири царским - правительством, ставится задача уничтожения экономической и политической зависимо сти Сибири от Европейской России. В них выражается воз мущение превращением Сибири в место ссылки, в громадный острог, иедовольство политикой царизма в области просвеще ) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18747, лл. 25—26. Следует заметить, что тюсле возвращения из сыслки (начало 70-х годов) областники будут вполне удовлетворены обличением местных монополистов, взяточников и т. п.

55.

ния (в частности —• запрещением открыть университет). Пра вительство обвиняется в ограблении аборигенного населения, в его вымирании, упрекается в препятствиях свободному при току населения в Сибирь.

Обе прокламации пытаются обосновать необходимость самостоятельности Сибири не только грабительской полити кой царизма, но и ее.отдаленностью, особенностями ее гео графического положения.В прокламации «Патриотам Сиби ри», кроме того, это обоснование подкрепляется еще утверж дением о наличии особенных экономических интересов Сиби-.

рн (каковых, как известно, в действительности не было) 125 ). Намеченную программу необходимо было проверить, -«нужно было вернуться на родину и столкнуться с реальными фактами ее жлзн;

и». О возвращении в Сибирь после получе ния образования часто гйворилось на сходках кружка. В этом, сибиряки видели проявление своего патриотического долга:

^Ведь их м,ать была покинута, бедная, обиженная, оскорб ленная, попираемая — разве сын забудет ее, разве он не должен воротиться к ней!» 126 ).

Исключение Потанина из университета за участие в сту денческих волнениях, новые правила, затруднявшие пребыва ние в нем остальных, материальные затруднения и лишения ускорили возвращение части сибирской молодежи в Сибирь.

Не могли не повлиять на них призывы Герцена 127 Огарева за и ниматься широкой общественной деятельностью ).

) Прокламация «Патриотам Сибири» (ЦГАОР, ф. 109, д. 196, лл. 23—27) была обнаружена в Омске;

Прокламация «Сибирским патрио там» найдена в Иркутске у Щукина Н. С. (Там же, лл.'104—111, 125—131, 199—205, а также в ГАОО, ф. 3, оп. 13, д. 18485, лл. 19—26).

) Г. Н. П о т а н и н. Воспоминания. «Сибирская жизнь», 1913, № 114;

ТОКМ, ф. Потанина, д. 24, л. 21.

) А. И. Г е р ц е н. ПСС. П, 1919, т. И, стр.260;

«Колокол», 1 но ября 1861 г. № ПО и 15 января 1862 г. Нельзя признать достоверным ни чем не подкрепляемое категорическое утверждение С. Ф. Коваля,.что за держка части областников, в частности Потанина, до 1863 г. в Петербур ге «вызвана, несомненно, связями с обществом «Земля и Воля». (История Сибири, т. 3, стр. 140). В письме Щукину, написанном уже после освобож- ' Кения Потанина из крепости, последний откровенно писал о чисто науч ных интересах, задерживающих его в столице: он остается в Петербурге только затем, чтоб совершить весной еще ряд геологических путешествий, после чего сможет «отправиться в какую-нибудь неисследованную часть Средней Азии» {ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18747, л. 39—39 об.). Нельзя также согласиться с предположением С. Ф. Коваля, что Потанин поспе шил в Сибирь, получив от «Земли и Воли» задание создать сибирскую об ластную организацию. (История Сибири.., стр. 140). Позже, говоря о при чинах возвращения в Сибирь;

Потанин конкретно.выдвигал «тяжелые условия жизни в Петербурге и отсутствие надежды, что они изменятся к В течение 1862—1863 гг. в Сибирь возвращаются Потанин, ^дринцев, Ф. Усов и др. Несмотря на субъективное благород ство их стремлений служить -родному краю, отъезд из Евро пейской России можно рассматривать так же, как желание.отойти от общероссийской борьбы, замкнуться в рамках Си бири. Это тем более вероятно, что 1863 год явился годом, раз бившим надежды революционеров-демократов России на.массовое выступление крестьян, армии и студенческой моло деЖ'И. Следовательно, областники, которые думали с помощью этой революции добиться независимости Сибири, теперь все надежды связывали лишь с Сибирью.

лучшему». (Воспоминания. «Сибирская жизнь», 1913, № 114. В «Воспоми наниях» есть признание Потанина, которое опровергает предположение С. Ф. Коваля: «Мои политические друзья, в том числе и Л. Ф. Пантелеев, отвлекали меня от увлечения Центральной Азией... Но обстоятельства бы ли в пользу Азии, а «е в пользу моих друзей». («Сибирская жизнь», 1914, № 4). Отсюда ясно, что не «политические друзья» (можно подразумевать людей, близких «Земле и воле») сыграли решающую роль в отъезде По танина. Кроме того, логично.предполагать, что Л. Ф. Пантелеев, написав (как в «Воспоминаниях», так -и в приведенных выше «Биржевых ведомо стях») о задавил, данном Потанину по организации отдела «Земли и во ли» в Уральском войске, не преминул бы сообщить и о другом задании— 'Я'носительно Сибири, если бы оно было.

ГЛАВА II ОБЛАСТНИКИ В СИБИРИ (1863—1868 гг.).

«Мы все явились в Сибирь в каком-то восторженном сен стоянии, экзальтированные прозелиты новой идеи, одушав-i лявшей нас... Будущее нам представлялось в розовом све- те...», — так воссоздает Ядринцев настроение юношей, вер. нувшихся в Сибирь. У областников появилась потребность] ' скорее высказаться, передать, провести свои мысли в жизнь 1 ) j Потанин -говорит о целях, которые о«и ставили перед собой:

«...Привлечь внимание сибирского общества к местным обла-j стным нуждам, хотели пробудить в нем местный патрио тизм» 2 ).

Навой идеей, одушевляющей областников, являлась идеЯ] отделения Сибири от России. Когда они 'находились в Петер-j бурге, это им казалось легко осуществимым, так как области Н'ики, представляя будущее «в розовом свете», не знали иен тинной обстановки в Сибири.

Состояние экономики Сибири после 1861 года, особенной ста развития капитализма в ней, причины этих особенностей освещены в третьем томе «Истории Сибири» 3 ). В составе Рос-] сии Сибирь была одной из ее отсталых окраин, которые вы-j полнили роль рынка для русской.буржуазии, сбывавшей а них промышленную продукцию и черпавшей оттуда оельскш хозяйственное сырье, являлась экономической колонией цар--| ской России. Политика царизма, проводимая в интересах] дворянства и буржуазии центра, задерживала развитие кадя тализма в промышленности и сельском хозяйстве Сибири] Торговый капитал еще не отделился от промышленного, го-] родское население Сибири по удельному весу было в два раза меньше, чем в Европейской России.

') ТОКМ, ф. Потаодина, д. 24, дд. 47—48. (Биография С. С. Шашкова^ написанная Ядринцевым).

) Г. Н. П о т а н и н. Нужды Сибири. Указ, сб.,стр. 271.

) «История Сибири». Т. 3, Л., 1968, стр. 19—74.

На общем экономическом росте Сибири отрицательно ска зывалось слабое развитие промышленности, недостаточная заселенность и освоенность края, что весьма ограничивало рынок сбыта (промышленной продукции, сказывалась также удаленность от крупных промышленных и торговых центров, плохие пути сообщения.

Крепостнические пережитки, существовавшие в Европей ской России, сдерживали заселение и хозяйственное освоение Сибири, в которой к феодальным пережиткам относилось ка бинетское землевладение на Алтае « в Восточном Забай калье. Развитие капитализма в сельском хозяйстве Сибири сдерживалось также колонизационной политикой царизма, стремившегося в интересах' помещиков европейской части страны замедлить темпы колонизации Сибири особенно в пер вое пореформенное десятилетие. Отрицательное влияние на развитие сельского хозяйства в эпоху капитализма оказывало обременение крестьян податями и повинностями.

Экономическая отсталость края обусловливала и его куль турную отсталость. По уровню просвещения и культуры Си бирь, как и другие отсталые окраины России, намного уступа ла центральным районам страны 4 ). Экономическая отста лость края приводила к неразвитости общественных отноше ний. Процесс формирования промышленного пролетариата вплоть до начала строительства Сибирской железной дороги происходил значительно медленней., чем в центральных райо нах страны. Как и в центре Р'оссии, в Сибири шел процесс расслоения крестьянства, выделение сельской буржуазии и рост в деревне полупролетариев и пролетариев, но массовое крестьянское движение отсутствовало. Интеллигенция состав ляла весьма незначительную часть городского населения. В • большинстве она состояла из приезжих чиновников.

По своей объективной сущности областническая програм ма, казалось, должна была привлечь внимание и поддержку развивающегося класса сибирской буржуазии. Но этого в 60-х годах XIX в. не произошло в силу особенностей истори ческого развития Сибири, из которых вытекали и экономиче ские интересы основной массы сибирской буржуазии, интере сы, наиболее ярко проявлявшиеся в первое пореформенное десятилетие- При крайне недостаточном уровне изученности в настоящее время пореформенной буржуазии России, осо бенно буржуазии окраин, все же главные направления разви Там же, стр. 366—378.

тия ее и особенности этого развития нашли отражение в цеШ лом ряде работ 5 ).

Программа областников по организации промышленным предприятий в Сибири не находила отклика у сибирской бур- жуазии, для которой занятие торговлей и ростовщичеством!


было более выгодным, чем промышленное предприниматель* ство. Основная масса сибирской -буржуазии не прельщалась!

перспективой независимости Сибири. Ее экономические интея ресы, связанные с чрезвычайно прибыльной посреднической!

торговлей товарами из центра страны, ставили сибирскую!

буржуазию в зависимость от буржуазии европейской части!

России и царизма. Впоследствии эта зависимость усугубля- лась страхом перед развивающимся революционным движе- нием масс.

Оппозиционные настроения сибирской буржуазии не шля дальше протеста против произвола, административного и су-] дебмого, когда он ее касался. Но это служило базой для по- степенного складывания либерального направления в среде!

сибирской буржуазии. Либеральные элементы ее, осуждая!

административно-полицейскую опеку и произвол, выступали] за распространение на Сибирь буржуазных реформ, прове- денных в европейской части России, способствовали путем] материальной поддержки развитию просвещения в Сибири,] научным исследованиям ее6). С этой частью буржуазии об-] ласгники установили впоследствии, в 70-х годах, тесный кон- такт и сотрудничество. Но так как в 60-х годах у областников на первое место выдвигался сепаратизм, они не нашли доста-| точного числа единомышленников в ее среде.-Народным мае-] сам Сибири вообще всегда была чужда мысль об отделении!

от России.

Таким образом, если областнические настроения, оппози-j Ц'ионные административно-полицейскому произволу царизма,] могли разделяться немногочисленной разночинной и буржу- азно'й сибирской интеллигенцией, то идея сепаратизма не] могла найти сочувствия и поддержки ни в одной социальной] среде. В этом признавались впоследствии сами идеологи об ластничества. Сопоставив свою программу, которая, как] раньше казалось им, должна была найти горячий отклик и со-] чувствие в сибирском обществе, с действительным настроени- ем его, они пришли к выводу, что «в самом сибирском обще-] ) И. Ф. Г и н д и н. Русская буржуазия в период капитализма, ее раз- витие и особенное™. «История СССР», 1963, N° 2, 3;

Указ, том «Истории) Сибири», стр. 57—71.

) См. указ, том «Истории Сибири», стр. 70—71.

стве не замечалось никакой деятельности в соответствии с згой программой» 7 ), что «патриотические чувства сибиряков не имели еще прочности и зрелости, они не имели корней в мест ной почве и сибирской среде»8).

В книге «Сибирь" как колония» Ядршщбв, характеризуя общественную жизнь сибирских городов того времени, нари совал весьма неприглядную картину, которая представилась глазам вернувшихся областников. «Сибирское общество не разобралось со своими местными вопросами, не выдвигало их. Оно было тупо, равнодушно и к вопросу о ссылке..., безу частно к переселениям, живя промышленной жизнью, оно.

однако, не сознавало экономических вопросов...»9). В авто биографии он с горькой обидой за неосуществившиеся юно шеские надежды писая: «Общество не развито, тупо, мало грамотно.., не проснулись в нем не только политические инс тинкты, но и просто сознание собственного достоинства» 10.

Но к таким выводам стали подходить областники только спустя некоторое время после своего возвращения, когда жизнь постепенно н-ачала разрушать их петербургские ил люзии, когда они убедились в нереальности своих первона чальных планов, и мысль об отделении Сибири уже стала казаться им делом только далекого будущего.

Вернувшись в Сибирь, Потанин до весны 1863 года принял участие в работе казачьего депутатского 'Собрания 1 1 ). За тем ему представилась возможность'при помощи П. П. Семе нова устроиться в экспедицию астронома Струве. После экспе диции Потанин остался в Омске в качестве младшего пере.водчика татарского языка при генерал-губернаторе. Сюда же приехал Ядринцев (осенью 1863 г.). Не имея средств к жизни, он вскоре нашел частные уроки. Позже Ядринцев воссоздавал общую картину их деятельности: *Мы неустанно пропаганди ровали везде обновление Сибири и, не довольствуясь кружка ) Г. П о т а н и н. Областническая тенденция в Сибири..., стр. 18.

) ТОКМ, ф. Потанина, д. 24, л. 38. Очень показателен этот вывод Ядринцева об отсутствии корней для идей сепаратизма, что было причи ной одиночества кучки областнической интеллигенции.

) Н. М. Я Д р и н Ц ев. Сибирь как колония. СПб., 1892, стр. 634.

ш ) «Русская мысль», 1904, № 6, стр. 157. Под политическими инстинк тами Ядринцев подразумевал, по всей вероятности, стремление к полити ческой независимости от Россия. i ") По словам Потанина, он как один из депутатов от казаков высту пил за расширение их гражданских прав. («Сибирская жизнь», 1913, № 248). По-видимому, участие Потанина в делах казачьего войска было продиктовано желанием узнать настроение его, выяснить возможность вовлечения в восстание за независи}»ость Сибири.

ми, искали случая говорить публично, читать лекции и зажи гать сердца» 1 2 ). Попытка «зажечь сердца» была предпринята Ядринцевым и Потаниным сначала в Омске. Здесь они являлись инициаторами лекций, вечеров, на которых выступали горя чими поборниками просвещения, повлияли,на некоторых ка зачьих офицеров, поехавших учиться в университеты. Но в Омске им удалось увлечь своими областническими'идеями н, планами весьма немногих из числа казачьих офицеров. В од ном из писем Шайта'нову, уехавшему не без влияния област ников из Омска для получения образования, сообщалось, что Потанин привлек молодежь «не столько философскими реча ми, раскусыванием которых можно было бы заняться (но.

всей вероятности, подразумевается пропаганда областничес кой программы. — М. С.), сколько привлекательными рас сказами о студенческой жизни 1 3 ).

Омск, пришли к такому выводу Потанин и Ядринцев, не являлся подходящим местом для развертывания их публи цистической и общественной деятельности. Город напоминал тогда военный лагерь, в нем не было даже официальной!

газеты, интеллигенция мало интересовалась. 'общественной жизнью. «Здесь (в Омске. •— М. С.) ничего нельзя сделать, потому что все двоенный народ, который «е способен пони мать высоких идей» 14 ), — так, по словам Григория Усова, отзывался об Омске Ядринцев. В том, что Усов говорил в данном случае правду, убеждают как показания Потанина в 1865 1году, так и дошедшее до нас письмо Ядринцева к Пота нину ). В нем Ядринцев, сообщая об организованном им ноября 1864 года литературном вечере, писал об отрицатель ной реакции, которую вызвал вечер в кругах омского город ского общества. Отрицательная реакция основной массы при сутствующих объясняется критикой Ядринцевым той части сибирской буржуазии, которая «обладает особенной испор ченностью нравов», обвинением*ее в том, что она не вклады вает средств в строительство фабрик и заводов, в создание ! ) ТОКМ, ф. Потанина, д. 24, л. 48.

) ГАОО, ф. 3, an. 15, д. 18760, лл. 177—178 (4-^5). Письмо от каде та В. Михайлова, Листы этого дела перенумерованы, поэтому считаем нужным приводить двойную нумерацию, новую и старую (тем более, что старая не уничтожена).

и ) ЦГАОР, ф. 109, 1 эисп., 1865 г., д. 196, л. 55.

! ) Потанин следственной комиссии высказал мнение, сложившееся в результате его поездки в казачье войско и работы среди казачьих офи церов в Омске: «Казачьи войска слишком привилегированные области, чтоб их можно было втянуть в чуждое им движение». Там же, л. 157. \ Письмо Ядринцева находится в TAOQ, ф. 3, оп. 15, д. 18753, лл. 26—31.

щкол, библиотек, книжных магазинов и.музеев. То есть вы ражалось недовольство, что не идет сибирская буржуазия в русле областнических планов и надежд, не принимает актив ного участия в экономической, политической -и культурной 'яшзни страны 1 6 )- Выступление Ядринцева привлекло лишь молодежь, особенно кадетов Омского корпуса, призывом к пополнению знаний, к поездке в университеты. Об этом писал Шайтанову его брат из Омска: «Сочувствующих Ядринцеву оказалось немного, только одна молодежь да наши кадеты».

Кадет Михайлов 3. в защиту Ядринцева, на которого особен но нападал Лободовский, написал письмо, в нем он указы вал, что своими знаниями по естественным наукам и по сло весности Ядринцев может принести большую иользу моло дежи^7).

Потанин первым уехал в Томск, надеясь на больший ус пех в этом городе. Он писал, характеризуя Томск, что до него «докатилась волна общественного движения 60-х годов, здесь образовались либеральные кружки.., а иногда читались' и подпольные листовки, рассуждали о политике» 18 ). Получив должность секретаря Томского статистического комитета, он из -Омска вызвал Ядринцева. Стремясь найти поддержку и сочувствие своим планам, Потанин и Ядринцев пытаются сблизиться с томской интеллигенцией (особенно учителями гимназии), приказчиками, выходцами из купечества, с мест ным чиновничеством. Им удалось объединить вокруг себя круг людей, состоящий из отставных офицеров Е. Колосова и А. Сапожникова, купца А. Пичугина и учителей Д. Кузне цова, Е. Парамонова и Федорова. Среди них велись разгово ры о необходимости всестороннего изучения Сибири, о ее нуждах (в областническом понимании), о ее будущем. В свя зи с последним поднимался вопрос об отделении Сибири ог России.

Потанин вспоминал: «Мы никакой организации для пропа ганды наших идей (об отделении Сибири. — М. С.) не осно !е ) Неправомерно выдавать это выступление Ядринцева за прямое вы ражение им взглядов Чернышевского, осуждавшего капиталистический строй, как это делает Н. Лапин, так же нет оснований для мнения, что литературный вечер якобы имел «четко выраженное революционное на правление». (Указ, книга Н. А. Лапина, стр. 105—106, 150).

) ГАОО, ф. 3, он. 15, д. 18760, лл. 59 (83), 61. (134), 164 (137).

Письмо разорвано на части, которые в деле пронумерованы непоследова тельно. С. Ф. Коваль весьма преувеличивает воздействие этого выступле ния Ядринцева, считая, что оно «воодушевило все кружки и лекционная пропаганда началась повсеместно». (История Сибири..., стр. 145).

) Г. П о т а н и н. Воспоминания. «Сибирская жизнь», 1914, N° 23.

х вывали и систематической пропагандой в окружающем оЯ щест'ве не занимались, но мнения свои при случае высказ»

вали вполне откровенно и с некоторым задором, что вполД понятно ввиду нашей тогдашней молодости». Здесь же сЛ признается, что в окружающей среде они не встречали едШ номышленников 19 ). Это подтверждают воспоминания В. Бер- ви-Флеровского, сосланного в тот период в Кузнецк. Он пи-| сал: «Нельзя было не сочувствовать им, когда они с редкими самоотвержением проповедовали свою идею (об отделении!

Сибири. — М. С.) и даже не обращали внимания на отсутст- вие шансов успеха» ). Весьма важен вывод Флеровского:!

идея областников не могла привиться народу, у нее не былЯ шансов на успех. К подобному выводу пришли постепенно сав ми областники.

О том, что к моменту ареста (май 1865 г.) областники по!

нимали отсутствие шансов на успех восстания за независ™ мость, говорит взятая при обыске статья Ядринцева «ГраяЯ данская апатия Сибири». «Да, мы утописты.., — с горечью!

писал автор. — Мы требовали того гражДанского патриоти- чески страстного чувства от нашего общества, которое пока оно не воспитало. Мы призывали его к тому высокому, тоя жественному гражданскому, заявлению своих интересов, Я которое оно покуда не способно... Но мы знаем, что нашга слова не всегда останутся словами...» 21 ). Статья подтверждав ет, что областники не отказываются вообще от. идеи cenapaJ тизма, относят ее воплощение на будущее.

Переписка Потанина и Ядринцева 1864 — 1865 гг. пока!

зывает их желание увеличить число единомышленников, пов- лиять на взгляды окружающих, но в то же время содержит!

горькое разочарование и признание в, безуспешности найти!

сторонников проведения восстания за независимость Сибири!

Особенно в этом отношении показательно письмо Ядринцева Григорию Усову в Омск: «На днях я с Г. Н. Потаниным пВ ресчитывал и ужаснулся их малочисленности (речь идетЯ сторонниках. — М. С.). Как их у нас мало, как мало... Г да смелые фанатики, преданные родным интересам, готовые' на отчаянную борьбу за них. Или они явятся? Но когдД Нам приходится еще печально смотреть на наше поколением Мало честных фанатиков нашей родной идеи. А докуда Я создадутся истинные патриоты, которые будут смотрев ) Там же.

) В. Берви-Флеровский. Записки революционера-мечтателя. М.—ЛЯ 1929,21стр 103, 104, 105.

) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18759, лл. 20—21.

сквозь сибирскую призму и чувствовать.нервами сибиряка, до тех пор мы не двинемся ни на шаг» 22 ) Признавая неспособность современного им поколения идти на «отчаянную борьбу» за «родную.идею» (из текста можно понять, что под ней подразумевается именно идея сепара тизма), Потанин и Ядринцев хотят поддержать веру в ее будущее воплощение у своих немногочисленных сторонни 'ков, убеждают их помогать в будировании сибирского об щества. Потанин просит Ф. Усова: «Рисуйтесь горячим пат риотом Сибири, будучи казаком. Это возбудительно будет действовать на остальных сибиряков. Для возбуждения же своих делайте намеки о значительной роли, которую при дется играть войску впоследствии в Сибирской истории» 23 ).

Последние слова также могут служить подтверждением, что восстание за.независимость Сибири относится на неоп ределенное будущее и цель его касается только Сибири.

Для его приближения они стремятся пропагандировать свою программу, чтобы заставить сибирское общество (главным образом интеллигенцию) задуматься над положе нием Сибири в составе государства,, возбудить интерес к ее нуждам, противопоставляя их общероссийским. Возмож ность попытаться воплотить эти стремления в жизнь появи лась в Томске благодаря приглашению редактора «Томских губернских ведомостей» Д. Л. Кузнецова принять участие в газете;

ее неофициальной части они постарались придать об ластническую окраску. При сравнении неофициальной части «Томских»губернских ведомостей» за 1864—1865 годы (осо бенно за последний), с предыдущими годами областническая направленность резко бросается в глаза.' Совершенно исче зают со страниц газеты городские, навеянные случаем темы, вводится специальный раздел «мелкие известия». Материал, помещаемый в них, отличается строгой обдуманностью, он целиком посвящен сибирским вопросам в разрезе програм мы. Не случайно Потанин в письме к Шайтанову так оценил этот раздел: «Вообще все мелкие известия проникнуты хоро шим направлением» ).

Все пункты областнической программы, но не в равной степени, отражены в статьях и «мелких известиях». Особен ) ЦГАОР, ф. 109^ 1 эксп., 1865 г., д. 196, лл. 48—49.

) ГАОО,.ф. 3, -оп. 15, д. 18758, л. 7. Интересно привести весьма скеп тическое, мнение Ф. Усова о своих офицерах;

«Что-то не думается, чтобы в этих господах будущее могло обрести своих деятелей». Там же, -Д. 18760, л. 1 (17). (Письмо Шайтанову от 21 января 1865 года).

) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18760, л. 28 об. (49).

но много статей (из 11—7) и заметок были или специально посвящены вопросу о необходимости улучшения просвете] БИЯ в Сибири, или косвенно касались этого25)- Главная мысль их: без просвещения, без университета невозможно изменить и улучшить положение вещей в Сибири. «Без унш вероитета нет для Сибири выхода из настоящего, почти да потапного состояния»26), — утверждал Потанин. «В уаивер.

ситете наша будущность! — вторил ему Ядринцев. - - В til дущем невозможно улучшение порядка вещей без paonpocj ранения" университетского образования» 2 7 ).

Ведется горячая полемика со столичной печатью по eord росу о необходимости университета для Сибири, предла гаются варианты изыскания средств на его создание, печ таются призывы начать сбор денег на строительство уни верситета, но пока его нет—для помощи сибирякам, обучакя щимся в высших учебных заведениях европейской част!

России. Последнему Ядринцев и Потанин уделают мной внимания и времени. Сбор и посылка денег было «единс»

венное практическое местнснпатриотическое дело, за которя мы принялись», -- писал Потанин в 1914 году, характеризу| деятельность областников после возвращения в Сибирь 28 ).

Следующий пункт программы, который в Петербурге вы!

двигался как ее «краеугольный камень», — вопрос о ссылк!

Позже Потанин откровенно объяснял, почему ему придав лось столь большое значение: «Именно в ссылке скрывался стимул, который вечно подогревал бы в стране идею о с е п ^ ратизме» 29 ).

Трудности разработки вопроса о ссылке (отсутствий ста] тистических данных и специальной литературы) привели Ч тому, что Ядринцев и Потанин не смогли тогда написая специальных статей, ему посвященных. Но их отрицательна отношение к уголовной ссылке, попытки обосновать нео5хш димость прекращения' ее, возбудить как можно больше недв вольства ею в обществе — все это при малейшем удобно!

) «Томские губернские ведомости», 1864, № 5, 8;

1865, № 1, 2, 3, Я 7, 8, 9, 11, 12, 13, 15, 16.

) Еще о сибирском университете. Там же, 21 февр. 1864 года, № 8.И ) Литературный вечер в Омске. Общественная жизнь в Сибири Таи же, 5 и 22 февраля 1865 года, № 3, 5. В последней статье опубликовав содержание лекции Ядринцева в Омске.

м ) Г. П о т а н и н. Воспоминания. «Сибирская жизнь», 1914, ХЬ 23. ) Г. П о т а н и н. Областническая тенденция в Сибири..., ст 22.

Здесь в отличие от других высказываний, где идея сепаратизма вуалгиря валась, Потанин признается в наличии ее в 60-х годах.

щоводе включалось в статьи, освещающие другие вопросы, больше всего -— в «мелкие известия».

Справедливо писал Потанин, что «еще менее затронут или, вернее, почти совсем не затронут сибирскими 30 областниками 60-х годов третий вопрос — экономический»... ). Но попытка приступить к изучению экономических сторон сибирской жизни видна из подбора материалов из истории сибирской торговли (о вывозе и ввозе). В ряде статей Потанин стггртет ся обратить внимание читателей на неравноправие в торгов ле сибирских и зауральских купцов,- на большие расходы Сибири по содержанию общегосударственных учреждений, на необходимость развития своей заводской промышленно сти 31 ). Впоследствии он откровенно признавался в целях под-.

бора и публикации материалов: подвести читателей к мне нию, что «метрополия обижает колонию» 32 ). Статистические цифры должны были помочь в этом. Еще из Петербурга он писал Щукину, что подобные цифры «вещь очень возбуди тельная и также принадлежит к числу политических-нарко тических средств»33).

Переселенческий вопрос в публицистике областников 1864 — 1865 гг. также только едва затронут. Говоря о нерб ходимости добровольного переселения для поднятия произ водительных сил Сибири, газета отмечала трудности его, число переселенцев ставилось в зависимость от того, как «удосуживалось правительство... заниматься этим предме том», выражалась надежда на устранение затруднений, встречаемых колонизацией 3 4 ). Не видя связи между полити кой правительства, препятствующего переселению, и крепост ническими пережитками в стране, не понимая, что эта поли тика обусловлена защитой интересов класса помещиков, об ластники надеялись убедить правительство изменить ее. Как говорилось выше, еще до отъезда из Петербурга об ластники уделили внимание вопросу «инородческому». Пота нин отрицал мысль об обязательном исчезновении племен, якобы не способных к социальному развитию 3 5 ). На страни ) Г. П о т а н и н. Областническая тенденция в Сибири..., стр. 44.

) «Томские губернские ведомости». 1865, № 1, 3, 4—9, 16.

) «Воспоминания». «Сибирская жизнь», 1914, № 9.

И ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18747, л. 34. Письмо от 16 января 1862 года.

*) «Томские губернские ведомости», 1865, № 17, 18. Первым, кто вы V CT :WM с работой, делающей акцент на необходимость народной вольной колонизации Сибири, был декабрист Батеньков. (См.: В. Г. М и р з о е в.

Указ, автореферат, стр. 30).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.