авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Книга посвящена вопросам, по которым в современной ис- торической литературе отсутствует единое мнение: выяснению причин возникновения сибирского областничества как течения общественной ...»

-- [ Страница 3 ] --

) Г. Н. П о т а н и ц. Заметки о Западной Сибири. «Русское слово», кн. 9, 1860, стр. 204.

' цах газеты обращается внимание на бедственное положение!

туземного^населения Сибири, на низкую степень его разви-| тия. Ядринцев возмущенно протестует против выводов «бли- •зоруких историков», считавших вымирание племен истори- ческой необходимостью;

смертный приговор, к которому при-] судили они инородцев, он называет «выдумкой шарлата- нов»36). Но следует отметить, что вопрос об аборигенном!

насанении Сибири интересовал областников не только с по- зиций гуманности, но и в связи с тем, что ему отводилась опт ределенная роль в возможном повышении производительных!

сил края, что особенно проявится в 70-х годах. Таким об--] разом, все пункты областнической программы, намеченной'] в Петербурге, нашли в той или иной степени отражение BJ статьях и заметках Потанина и Ядринцева в 1864—1865 гг.

Если сопоставить программные положения, высказывае- мые Ядринцевым и Потаниным на страницах газеты, с со- держанием сибирских прокламаций, то видно их полное сов-] падение с той разницей, что в газете они облечены в смягчен-] ную форму, а центр тяжести в переустройстве сибирской жиз-| «и переносится на вопрос о просвещении как главном двига- теле всех исторических процессов. Нельзя согласиться с оцен- ками С. Ф. Коваля и Н. А. Лапина содержания статей Пота-] нина и Ядринцева. Первый видит в целом ряде их критику!

существующего строя, второй утверждает, что в статьях] излагались революционные идеи под флагом местных нужд37).] Анализ этих статей подводит к выводу, что они не покуша-] лись на -существующий строй и не выходили из рамок обще- го направления либеральных речей и статей, в которых в 60-х] годах, по определению В. И. Ленина, «полились либеральные] фразы о прогрессе, науке, добре, борьбе с неправдой, о на-] родных интересах, народной совести, народных силах и т. д.,| и т. д.»88).

) Н. М. Я Д р « н ц е в. Этнологические особенности сибирского насе-J ления. «Томские губернские ведомости», № 15, 23 апреля, № 17 и 18, 7 и!

14 мая 1865 года. Можно согласиться с мнением В. Г. Марзоева, что на об-ч ластнмков оказали влияние работы Д. И. Завалишина о вымирании «ино- родцев». (Указ, книга В. Г. MnpsoeBia, стр. 239).

) «История Сибири», т. 3, стр. 145 и указ, книга Н. А. Лапина,] стр. 88.

) В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 1, стр. 294. Сущность статей-] верно определили обвиненные в их пропуске цензоры Фризель и Гиляров. Первый писал: «Кроме защиты Сибири от нападений и упований на луч-] шее будущее, не заключали в себе ничего воспрещенного законом к печа- танию». В таком же духе написано объяснение Гилярова, поддержанное] генерал-губернатором Казнаковым (ГАОО, ф. 3, оп. 13, д. 18485, лл. 150—Я Преследуя цель пробудить" томское общество, вызвать действенный интерес к созданию университета, Потанин и Ядринцев приглашают С. С. Шатко в а для прочтения лекций.

Предметом их явились «Исторические очерки Сибири». При ехав в Томск в конце зимы 1865 года, Шашков в своих лек циях нарисовал яркую картину сибирского бесправия, зло употреблений ее администрации. Но, не будучи областником, Шашков пытался связать существующие в Сибири недостат ки с обличением вообще существующего строя 39 ). Основная масса слушателей состояла -из томской интеллигенции, осо бенно много было учащейся молодежи. Но, отмечала газета, «кроме местных педагогов, классных дам и их питомцев, лек ции посещались лицами местной администрации и торгую щим сословием»40). Поэтому не всем лекции Шашков а при шлись по вкусу, они вызывали недовольство томских чинов ников. Их особенно взбудоражила лекция, в которой Шаш ков описывал нравы старого сибирского чиновничества, его произвол, взяточничество, казнокрадство и издевательство над законом. Они никак не могли поверить, что обо всех этих злоупотреблениях могло быть напечатано. Поэтому еще до окончания лекций они обратились с протестом к томскому губернатору Лерхе. Потанин писал Ф. Усову в Омск и Шай танову в Москву о лекциях Шишкова: «Они, кажется, боль ше взволновали начальство, чем публику... Местное начальст во переругалось и не пропускает" ни строчки о Шашкове» ).

151, 154—156). Конечно, цензорами руководило желание оправдаться, ю это касалось уже завуалированной сепаратистской направленности /татей, а не их общего содержания.

) А. П. Бородавкин в указ, диссертации показал недопустимость фичисления- Шашкова к областникам. Об ошибочности отождеств [емия воззрений Шашкова и областников пишет Я. Р. Кошелев. (Русская фольклористика Сибири..., стр. 124—125). Ярый областник Н. Козьмин ш.сал, что Шашков не был 'областником, а являлся представителем демо кратического радикализма 60-х годов и преследовал цель в Сибири при элечь общественность к освободительному движению в России. (Преди словие к сборнику избранных статей Н. М. Яир'инцева. Красноярск, 1919, ;

тр. IV). Показательно, что сам Потанин не раз подчеркивал это разли чие, обвиняя Шашкова в том, что он «никогда не думал о вопросах и нуждах Сибири» (ТОКМ,.ф. Потанина, д. 9, --л. 13. Письма Ядринцеву от 28 июНя 1878 года), писал, что это отчуждение от сибирских вопросов ос лабило, связь Шашкова с сибирскими друзьями. (Там же, д. 18, л. 18).

Эб этом же в «Воспоминаниях»: «Потеря сотоварища меня огорчила».

(Отход Л1ашкова от сугубо сибирских вопросов. —М. С.). «Сибирская кизнь», 1914, № 76. Ядринцев в 1882 г. писал, что у Шашкова нет веры i областное развитие (ИРЛИ, ф. 13, № 311, лл. 29—29 об.).

4С ) «Томские губернские ведомости», 26 марта 1865 года, № 12.

4I ) ГАОО, ф. 3, оп.15, д. 18760, лл. 28 (49) об, д. 18758, л. 8 об.

Потанин позже признавался, что они упросили ШашковЛ вставить в последнюю лекцию фразу;

«Нам нужен универсЛ тех», а Колосов расставил семинаристов по углам залы и они выкрикивали этот лозунг. С горечью он сознается, что «это!

фальсификация, но иного пути для демонстрации -не было:!

большинство аудитории было чуждо Сибири» 4 2 ). ПоэтомуJ подводя итог лекциям, он писал: «Но все не такое оживле- ние, какого надо было, бы. Результата вещественного не ока- зьгвается» 43 ). Представляется, что этими словами Потанин] раскрывает имевшуюся у областников надежду на то, что общество откликнется, на призыв об университете конкретны-] ми «вещественными» делами: сбором средств на его строи-] тельство, сбором.подписей под петицией к правительству, че го не получилось.

Такой вероятный смысл его оценки проистекает из выде-| ления в то время областниками вопроса о создании универси-] тета на первое место. Они чрезмерно преувеличивали и идеа-| лизировали роль просвещения в деле •" перестройки жизни в Сибири (как экономической, так и политической). «Образо вание есть одно из важнейших условий улучшения материаль ного бытия всякого народа, государства и общества. В яем| заключается вся движущая сила преуспеяния народов « удовлетворения всех возникающих нужд общественных и го- сударственных», — пишет в это время Ядринцев ).

Уделеяие внимания главным образом вопросу о нуждах] просвещения, об основании университета объясняется не только тем, что областники еще не знали, как обосновать остальные пункты программы, но и тем, что они ограничиваются просвети- ;

тельной деятельностью. В просвещении видели они средство :

пробуждения патриотических чувств сибирского населения и единственную возможность пополнить ряды местной интелли- ;

генци'и. В ней они усматривали силу, способную в будущем вы- ступить защитницей и проводником областнической программы.;

Увидев невозможность в современных ям условиях добиться независимости Сибири, Ядринц&в и Потанин все более скло-| няются к мнению о проведении остальных пунктов програм мы в жизць путем мероприятий существующего правительства ва, которому надеются подсказать и доказать необходимость реформ, для Сибири. В этом плане показательно помещенное в газете высказывание: «Не того желало правительство (речь шла о несостоятельности волостных судов. —'М. C.)J ) ЦГАЛИ, ф. 381, оп. 2, д. Э, л. 1.

) ГАОО, ф. 3,-оп. 15, д. 18760, л. 35 (ПО об.).

) Там же, д. 18759, л. 75.

Укажи ему на условия, особенности края — оно верно бы распорядилось получше того, что есть»45). О вполне' сформи ровавшейся у Потанина к моменту ареста (май 1865 г.) на дежде на разрешение нужд Сибири при помощи существую щего правительства свидетельствует весьма пространная за писка, написанная им в ответ на предложение следственной комиссии написать для правительства, «чего не достает в Сибири в настоящее время для полного ее благоденствия».

Написана записка очень продуманно и убежденно, что дает основание видеть в ней выражение его действительных взглядов и чаяний 4 6 ). Она подтверждает слова Потанина, на писанные спустя почти пятьдесят лет: «Я обрадовался слу чаю апеллировать о нуждах Сибири к высшей власти» 47 ).

Затронув все вопросы областнической программы (со стояние сибирской промышленности, ее зависимость от евро пейской части России, 'вред уголовной ссылки, недостатки в просвещении, колонизацию, положение инородцев, а также— рабочих и крестьян, вопрос административный), Потанин во всех случаях апеллирует к правительству, хочет подсказать ему пути решения их при помощи сибирского общества. Он выразил пожелание улучшения положения рабочих на золо тых приисках, ликвидации бесправия,, невежества и безгра мотности" «не иначе, как вмешательством самого правитель ства в управление приисками и допущением к тому самих рабочих». С помощью правительства связывал Потанин Воз можности улучшения также быта рабочих на горных заво дах, на рыболовных оброчных статьях в низовьях Оби и Ир тыша. Он убеждал царское правительство в необходимости способствовать колонизации, развитию в Сибири земледелия, промышленности, в необходимости уничтожить торговое иго (продажу сибирским купцам товаров в кредит), улучшить си бирскую администрацию.

Желая доказать правительству необходимость земства для Сибири, он делает упор на положительную роль зем ских собраний в улучшении способов ведения земледелия, заключая, что «поэтому правительству выгоднее было бы по следние сделать своим орудием для достижения этой цели».

Потанин советует правительству позволить организовать всеобщую подписку на университет, так как это «рассеет опасения сибиряков», и население «спокойно- и доверчиво»

) «Томские губернские ведомости» 12 марта 1865 года, № 10.

) ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865 г., д. 196, лл. 242—266.

) Г. Н. П о т а н и н. Воспоминания. «Сибирская жизнь», 1914, № 51.

прождало бы еще 6—7 лет. Он пишет, что если правительства so даст свободу местно-пагриотической деятельности, кото- рая выразится в учреждении университета, в заботах о коло-| кизации, о просвещении инородцев и народа, о журналистике,".

если правительство примет на себя покровительство сибир- ] ской мануфактуре и даст Сибири общее и единое для всей j провинции самоуправление, — то «удовлетворение (нужд и желаний Сибири. — М. С.) будет полное».

Нельзя согласиться с Н. А. Лапиным, который видит в] пунктах изложенной Потаниным на следствии программы оби.частников «коренные преобразования»,8 выдвинутые сибир--;

скими революционными демократами 4 ). Никаких коренных преобразований существующего социально-экономического строя эта программа не содержит. Надежды на благоразумие правительства, на его реформы — вот чем полна его запис ка, близкая по духу благим пожеланиям русских либералов, ратовавших за уступки правительства щ рамках существую щего порядка, только с «сибирским уклоном». Он также про сит у.правительства некоторых уступок, подсказывает их для;

того, чтобы «успокоить» сибирское население, которое -затем ' «спокойно я доверчиво» должно ждать следующих.

Процесс постепенного отказа'' от немедленной.борьбы за.независимость,можно проследить при сравнительном" анализе сибирских прокламаций. Он позволяет сделать заключение,.

что прокламация «Патриотам Сибири» является более позд ним вариантом прокламации «Сибирским патриотам» ), так ) Указ, книга'Н. А. Лапина, стр. 99. Анализ содержания программы областников Н. А. Лапин подменяет субъективной оценкой областничества самими деятелями его. Так, главным аргументом в доказательстве выраже ния областничеством интересов крестьянства он приводит заявления Пота нина, сделанные им с целью обелить и приукрасить раннюю историю его в «Областнической тенденции в Сибири», изданной в 1907 году, когда сибир ское областничество становилось все более реакционным и его сторонники шли на союз с контрреволюционной сибирской буржуазией. «Потанин прямо указывал, что истоки идеологии его собратьев-революционеров нужяо ис кать в умах сибирского крестьянства», — пишет Н. А. Лапин, ссылаясь на стр. 127 указанной выше работы. Предложение построено автором так,' что можно подумать о наличии слов «собратья-революционеры» в пота нинском тексте, тогда как там ничего подобного нет.

) В показаниях Шашкова следственной комиссии в 1865 году об ращает внимание, что в Петербурге он знал именно.прокламацию «Сибир ским патриотам» и дал ее Ядринцеву (ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865 г., д. 196, л. 229).В Омске же обнаружена была прокламация «Патриотам Сибири», но и ояа отличалась несколько от той, с которой" знакомил Яд- рянцея Григория Усова. Это наводит на мысль о главной роли Ядринцева при переделке прокламаций.

как только в «Патриотах Сибири» говорится о, восстании 1863 г. в Польше. Кроме того, в этой прокламации отражено изменение взглядов областников, столкнувшихся с сибирской действительностью. Первоначальная прокламация весьма оптимистическая, утверждающая, что -в Сибири «легко и прочно водрузится священное знамя независимости, свободы и прогресса!», что под это знамя встанут «раскольники и ино родцы, и горнозаводские крестьяне, и приисковые рабочие, к забайкальские казаки», в ней выражалась безусловная уве ренность в помощи «враждебных России киргизов и воинст венных народов Средней Азии», говорилось о возможности «сделать.наем иностранных войск» и даже'«призвать на по мощь тех же американцев», уступив им некоторые земли 5 0 ) Это созвучно словам Потанина, оценивавшего так 1862-год:

«В умах появились преувеличенные надежды. Всем казалось, что через год русскую жизнь не узнаешь» 5 1 ). В «Патриотах Сибири» нет такой самоуверенности;

нет призыва к немед ленному восстанию. В ней говорится лишь о подготовке вос "стания: ^Настало время этого подготовления...» «Знамя вой ны за независимость и свободу Сибир'и» обещается «развер нуть и поднять» только тогда, когда будет достаточно сил. То есть признается неподготовленность к восстанию, дается ориентация на подготовительный период, который дол жен оказаться продолжительным, если обращение советует воспитывать молодое поколение, в любви к своей родине и в надежде на ее освобождение. Видны также растерянность и незнание, на камие слои населения можно рассчитывать в бу дущем, поэтому призыв нивелирован, обращен расплывчато к тем, кто любит страну, к «честным людям и гражданам Сиби ри» 52 ).

В прокламации «Патриотам Сибири» отражается также отход 6т общероссийского движения: уже ничего не говорит ся о возможной совместной, «совокупной борьбе». В ней от сутствует критика реформ правительства, что может служить показателем появившейся у областников- надежды на воз можность их для Сибири. Но так как современное состояние сибирского общества убедило областников в бесполезности распространения и этой • прокламации, то они не рисковали ) ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865 г., д. 196, лл. 109—111.

) Г. Н. П о т а н и н. Воспоминания. «Сибирская жизнь», 1914, № 9.

Преувеличенными их назвал Потанин уже спустя пятьдесят лет с учетом последующих событий, а в 60-х годах, конечно, эта надежды ему казались реальными.

) ЦГАОР, ф. 109, 1 экон., 1865 г.;

д. 196, лл. 25—26.

распространять ее. Об этом откровенно в автобиографии пи- сал Ядринцев: они пришли к -выводу, что «едва ли достигну™ цели какие-либо воззвания и обращения, когда общество не-;

развито, тупо, малограмотно, и когда не проснулись в нем не-' только политические инстинкты, но и просто сознание собст-•:

.венного достоинства» 53 ).

В этом искренне признался Потанин еще на следствии:!

«Но по возвращении на родину убедился, что такой поступок I (распространение областной прокламации. — М. С-) послу-?

жил бы только выдаче в руки правительства немногочислен-!

ного числа сибирских патриотов» 54 ). Если подвергнуть сомне-•;

нию его показания, то никто не вынуждал Потанина открыто!

признаваться в этом в 1908 и 1914 гг., когда он писал, что j никто «никаких подпольных изданий не распространял, ни- каких предосудительных сношений не вел» 55 ).

Эти заявления областников соответствуют действительно-] сти, об этом говорят следующие факты: 1. Несмотря на на-] личие литографических станков у Ф. Усова, рукописными бы-.| ли обнаруженные две прокламации 5 6 ). 2. Прокламация «Пат-.| риотам Сибири», 'найденная в квартире есаула Ф. Усова его* младшим братом, кадетом Гавриилом Усовым, в ноябре 1864 г. находилась в столе без внимания и применения до марта 1865 г., когда Гавриил унес прокламацию в кадетский корпус. Там воспитанник Самсонов отобрал.ее и «все время' держал у себя, давая читать ее некоторым другим воспитан-;

пикам», которые, по словам Г. Усова, растолковывали ему:!

нелепость замысла отделения Сибири 57 ). Обнаружена про- ) «Русская мысль», 1904 г., № 6, стр. 157.

) ЦГ АОР, ф. 109, 1 зксп., 1865 г., д. 196, л. 146.

) Г. П о т а н и н. Нужды Сибири. Указ, сб., стр. 271. О н же. Вос цоминания. «Сибирская жизнь», 1914, № 23.

5е ) Станки были приобретены Усовым открыто. Цель — издавать • войсковую газету, которая бы, не ограничиваясь войсковыми интересами, занималась интересами всей Зап. Сибири, об этом писал Усову Потанин в I860 г. (ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18758, лл. 14—15) ) ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865 г., д. 196, л. 29, 30, 39. Этот факт С. Ф. Коваль расценивает как распространение прокламаций омским ре волюционным кружком, видит в кадетах первых, «к кому был обращен призыв к восстанию» (История Сибири..., стр. 146). Нельзя с этим согла ситься, тем более, если учесть возраст «распространителей» (14—16 лет).

Следует признать истиной слова Потанина о том, что никто прокламации) не распространял, «кроме кадета, самовольный поступок которого нельзя вменить в вину составителям прокламации и приравнять к серьезной по-^ логической пропаганде». (Нужды Сибири. Указ, сб., стр. 271). Нелепость обвинения Гавриилы Усова и Самсонова в намеренном распространении ' прокламации понималась при вынесении решения по «делу», где говори- •.

#ламация начальством корпуса только 21 мая 1865 года, а ф. Усов ее не хватился. Следовательно, она была не нужна ему и не 'использовалась. 3. Ни у кого из привлеченных,по «делу сепаратистов», исключая Н. С. Щукина, не найдено ни чего, подобного этим прокламациям, хотя для многих, в том числе и для Потанина с Ядринцевым, обыск был неожидан. яьгм.

Но как говорилось выше, отказ от попытки провести вое-' стание вовсе не означал вообще отказа (Потанина и Ядринце ва от идеи сепаратизма и от стремления своей деятельностью' подготовить умы. сибирского общества к ее восприятию и воплощению в жизнь в будущем. В этом, признавался впо следствии Потанин- Отрицая какую-либо практическую дея тельность «Молодых друзей Сибири 60-х годов» по воплоще нию этой идеи в действительность, он в тоже время разъяс нил цель их: «...Сделать общеизвестной, широкораспростра ненной мысль, что ^отдаленном будущем 58 Сибирь может су ществовать особо от Европейской России...» ).

О том, что Ядринцев и Потанин были ярыми сторонника ми идеи сепаратизма и, вернувшись в Сибирь, мечтали о воплощении ее в жизнь в будущем, говорят их письма. Так, Березовскому Потанин представляет -находившегося под его влиянием Шайтанова «как вновь возникающую надежду си бирского сепаратизма». Он предостерегает Шайтанова от увлечения наукой, которая может отвлечь его от сибирских вопросов: «Да не покидайте своими чувствами нашей роди ны Сибири... Не слишком мечтайте о научных целях, о том, чтобы самому произвести переворот е науке или хоть попол нить пробелы ее... Переворот умов (Сибири) и пополнение пустоты в (сибирских) головах — вот роль, нам предстоя щая». В каком направлении хочет Потанин совершать «пе лось, что они «не могут быть признаны виновными в злоумышленном распространении воззвания». Их обвинили лишь в хранении прокламации (ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865 г., лл. 499, 504). Что касается второй про кламации, найденной у Щукина в Иркутске, то имело место чтение ее у Щукина в марте 1865 г. Ушаров сознался, что слышал ее, Золотин подтвердил это (л. 138), но добавил, что Щукин после чтения сказал: «Это сделать скоро нельзя». Можно сделать, заключение:

восстание за отделение относилось на неопределенное будущее, поэтому и эта прокламация широко не распространялась, оставаясь в бу магах Щукина, и только в область желаемого, а не действительного можно отнести ничем не подтвержденное утверждение С. Ф. Коваля, что сибир ская организация «выступила с открытым призывом к восстанию в рас пространяемых двух рукописных прокламациях», что они «были пущены в ход» в 1865 г. (История Сибири, т. 3..., стр. 145, 148).

) Г. Н. П о т а н и н. Нужды Сибири. Указ, сб., стр. 267—271.' реворот умов» становится совершенно очевидным из послв дующего текста письма, где он советует Шайтанову изучав законы «политических переворотов, клонящихся как к объв диненикг 'народностей, так « к сепаратизму». Что имеетсЯИ виду последнее, говорит наставление «приравнивать ко всемИ прочитанному судьбу нашей родины Сибири» и заключении «Тогда чтение ваше будет плодотворно и- создаст из вД красного сепаратиста, что нашему патриотическому сер цу доставит наслаждение» 59 ).

Областники проводят как в газете, так и в письмах свош точку зрения, наметившуюся еще в Петербурге: ~ о возможнЯ сти самостоятельного развития Сибири, упорно выделяют иЛ тересы Сибири из общегосударственных. С этим связано рея кое выступление Ядринцева-против Н. В. Щелгунова', которые нарисовав безотрадную картину экономической и общественной жизни сибирского края, сделал справедливое заключение, оШ разившее позиции революционно-демократического лагери России, что будущее Сибири «зависит от лучших ус„ всей нашей жизни» 6 0 ). Это Ядринцев расценил ' лишь кав стремление уничтожить надежду сибиряков" на собственные силы и призывал «стать в оппозицию русским публицистам унижающим Сибирь», гневно выступил против Щелгунс 6 1з своей статье «Сибирь перед судом русской литературы» ^ В черновых набросках статьи содержатся еще более резкие и полные сарказма нападки не только на Щелгунова за era мнение, что «Сибирь — та же Русь», но и на его единомыш!

ленников ). Стремление выделить Сибирь из России, под!

черкнуть особенности сибирских условий, вызвать недоволь!

ство не существующим строем, а политикой метрополии про!

низывает их статьи. Это выливалось в предсказание, что «| сибиряка его судьба и жизнь должна разниться от русского»!

в резко отрицательную оценку сибиряков, остающихся в ев!

ропейской части: «Они не вырабатывают никаких самобыта ных идей в интересах своего края, остаются космополитами] чуждыми своей земле, своему народу». Утверждение о нали!

) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18760, лл. 2 и 83 (108 об.).

) Н. Щ е-л г у н о в. Сибирь по большой дороге. «Русское еловом (февраль — март), 1863.

) «Томские губернские ведомости», 5 марта 1865 года, № 9. Вызьи вает недоумение заявление Н. А. Лапина,.что Щелгунов в ответ на упреки Ядринцева и Потанина за указанную выше статью пишет «Граждански элементы Иркутского'края». Обе., статьи Щелгунова опубликованы в 186л году, а статьи областников относятся к 1865 году.

) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18759, лл. 28—28 об.

ии в Сибири жизни, «особенной от России», призыв заяв ч лять через печать свои (сугубо сибирские. — М. С.) интересы пронивывают статью Ядринцева, оставшуюся неопубликован ной, «Навозная литература в Сибири» 63 ).

Поместив в газете статью «Гражданское увлечение Сиби ри», Потанин писал Щукину: «Боюсь, что не будет понят тайный смысл ее. Вместо толкования на нее будет вскоре по мещена заметка Ядринцева» 6 4 ). Но эта заметка осталась в бумагах Ядринцева, ее опубликованию помешал арест обла стников. Как в статье, так и в заметке Потанин и Ядринцев в разной форме проводили мысль: экономическая бедность Сибири, невозможность выделить средства, необходимые для создания университета собственными силами - - резуль тат «мануфактурного ига Москвы», несправедливого обложе ния Сибири налогами, идущими на удовлетворение нужд лишь Европейской России 65 ). Еще более откровенны Пота нин и Ядринцев в письмах. Написав в начале 1865 г. Шай танову о затеваемом сибирском сборнике, Потанин сообщает его программу. В ней делается упор, с одной стороны, на «естественно исторические особенности Сибири», с другой — на эксплуатацию ее производительных сил государством, на уплату краем средств за мануфактурные товары, за-содер жание приезжего («навозного») чиновничества и т. п. 66 ).

Неприязнь к России, к центру.особенно явственна из пи,сем, посланных Потаниным и Ядринцевым в январе—февра ле 1865 года тому же Шайтанову ). Последнего интересовал вопрос, всем ли студентам-сибирякам, давать посылаемые из Сибири деньги, или лишь тем, кто собирается возвращаться в Сибирь. Потанин категорически требовал: «Чтоб с сей ми нуты, с которой мы начали сознавать себя, ни один сибир ) Г. - П о т а н и н. Климат и люди Сибири. «Томские губернские ве домости», 26 марта и 2 апреля 1865 года, № 12—13;

въ (Ядринцев—М. С.).

Этнологические особенности сибирского народонаселения. Там же, 17 и апреля, 7 и 14 мая 1865.года, № 16,.23. (Черновик этой статьи Ядринцева находится в ГАОО, ф. "3, он. 15, д. 18759, л. 1). По поводу Сибирского университета. Там же, 31 янв. 1864 года, № 5. Неопубликованная статья хранится в ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18759, лл 62—63.

и ) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18747, л. 29.

) «Томские губернские ведомости», 30 апреля 1865 года, № [6;

ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. [8759, лл. 20—21.

) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18760, л. 35 (58).

в ) Там же, лл. 15 (174), 96—98 (72—74) с об., 101 —102 (76—77) с об.

В указанных выше работах С. Ф. Коваль, Н. А. Лапин и Н. П. Митина совершенно не касаются тех материалов, которые свидетельствуют о не приязни областников к России, о противопоставлении ей Сибири.

ский грош и ни одна органическая клеточка не были потрИ чены не на себя, на родину». О тех, кто не собирался ехать • Сибирь, он пишет: «К черту его!» «Мы, бедные сибиряки, чтЯ бы стали еще благодетельствовать людям, которые будут пси лезны только России...» Такие же требования выдвигает Яди ринцев, еще более зло и нетерпимо нападая на тех, кто остаИ ется в столице, называет их «своло-чью», «паразитами, подлея цами, изменниками и отступниками нашего народа». Касса, пишет он, для тех, которые «будут полезными деятелями т гражданами Сибири» (подчеркнуто Ядринцевым.. — М. С.Ш касса сгруппирует сибиряков и заявит сибирскую тенденцию)»!

Интересы всего сибирского общества нивелировались об!

ла-стниками, отвергавшими наличие в нем классовых проташ воречий и фактически определялись ими как желание осу!

ществить лозунг «Сибирь — для сибиряков». Это объективней выражало интересы формирующейся сибирской буржуазии,!

которая проигрывала в конкуренции с буржуазией европей!

ской части России. Позже сам Потанин верно определит сушщ ность общественной деятельности Ядринцева: «Он противо!

поставлял не интересы российского общества интересам пра- вительства, а интересы сибирского общества интересам об| щества Европейской России»68).

Относя областников 60-х годов к революционерам-демок!

ратам, Н. А. Лапин и С. Ф. Коваль, естественно, испытывают!

затруднения, сталкиваясь с идеей сепаратизма. Объяснения их по этому поводу.несколько отличны, но в конечном счета они оправдывают ее выдвижение на первое место. Оправды- вая сепаратизм, Лапин утверждает, что «выдвижение на nepf вый план лозунга политической независимости Сибири... наи| более решительно настроенной сибирской молодежью, было!

_ обусловлено также спецификой положения сибирского крес-] тьянетва» (стр. Г20). С. Коваль, всемерно оправдывая сепа-s ратизм областников местными условиями, считает требование* ) Г. П о т а н и н. Воспоминания. «Сибирскаявжизнь», 1913, № 109.J В конце жизненного пути, уже после революции, Потанин по-прежнему;

придерживался лозунга «Сибирь — для сибиряков», считая его появление в XIX в. проявлением «солидарности обитателей Сибири» («Сибирские записки»,. 1919, № 2, стр. 27), утверждая, что «старый режим терзал в население Сибири» и «к обновлению ее должны быть призваны все слои сибирского населения без различия веры, племени и достатка» (письмо, Потанина, помещенное в «Новом времени» 16 января 1918 г.;

оно имеется также в ЦГАЛИ, ф. 1691, оп. 4, д. 41). В 1865 г. в черновом наброскв| статьи «Сибирь перед судо!м русской литературы» Ядринцев, перечисляя' особенности сибирского общества, писал, что в нем «ровное распределе-] кие богатства» (ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. Г8Т59, л. 28 об.).

независимости Сибири оправданным также «тактически и стратегически» с точки зрения «интересов общего револю ционного дела», утверждает о необходимости обязательного использования в то время всяким общественным деятелем сепаратистских тенденций, имевших место в сибирском ку печестве и промышленных -кругах. Но он противоречит сво ему вышеизложенному мнению, когда признает все же, что идея независимости, сепаратизма ослабляла «и идеологиче скую, и практическую под-готовку восстания», что «это-то и сужало базу готовящегося восстания, разъединяло револю ционные силы, сеяло сомнения, а для масс.было даже чуж дым» 69 ). В. И. Ленин неоднократно писал о вреде проповеди федерализма и отделения для освободительной борьбы тру дящихся масс 70 ). Поэтому никакими «тактическими сообра жениями» (если б они были, их следовало определить более точно как авантюристические) и тем более — «интересами общего революционного дела» нельзя оправдывать сепарати стские устремления областников. Сепаратизм областников обусловлен -был не.«спецификой положения сибирского крес тьянства», не «интересами общего революционного дела», а объективно отражал, как говорилось выше, стремление части буржуазии самой распоряжаться богатствами Сибири. Нель зя согласиться с мнением М-. С. Симоновой и В. А. Твардов ской, которые считают правильной оценку, даваемую С. Ф. Ко лем лозунгу независимой демократической Сиб»ри как про грессивному, не учитывая, что этот лозунг областниками не связывался с обще-русским революционным движением пос ле их возвращения в Сибирь 7 1 ). Нельзя согласиться также и ) С. Ф. К о в а л ь. Указ, статья в сб. 1965 г., стр. 127;

указ, книга, стр. 106—107;

История Сибири, т. 3, стр. 143, 148. Следует отметить, что Н. П. Митина (указ, автореферат, стр. 13 и книга, стр. 48, 51) признает ошибочность положений в мировоззрении областников: тезисы о самобыт ности Сибири, о формировании особой сибирской народности, идей) отде ления Сибири. Последнюю в отличие от других авторов, она не считает возможным оправдывать даже условиями, объясняющими ее появление, но считает, что все заблуждения областников только потом, «в ходе по следующего развития приобрели вредный и реакционный смысл».

) См.: В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 7, стр. 105, 233—234;

т. 24, стр. 143—144;

т. 25, стр. 306;

т. 26, стр. 109;

т. 48, стр. 234—235 и др.

) М. С. С и м о н о в а, В. А. Т в а р д о в с к а я. История Сибири, т. 3. Сибирь в-эпоху капитализма, Л., 1968. «История СССР», 1969, № 6, стр. 181. Если принять высказываемую 'авторами мысль, что для револю ционной демократии свержение самодержавия и независимость Сибири были лишь исходным пунктом революционной войны за политическое и социальное освобождение России, а для буржуазно-демократичёЬкого крыла этими требованиями исчерпывались конечные цели движения, то с утверждением С. Ф. Коваля, Н. А. Лапина и Н. П. МИТР ной, что. областники создали тайную революционную oprani зацию с центром в Томске и широкой сетью подобных круг ков в ряде городов Сибири, с их оценкой деятельности общ стников перед арестом как революционной,. н а п р а в л е н н о й щ подготовку восстания с целью распространения- его на вс* Россию 72 ). ^.

Выводы С. Ф. Коваля, Н. А. Лапина и Н. П. Митиной характере деятельности Потанина и Ядринцева в 60-х года не могут считаться достаточно обоснованными и соответст-j вующими действительному положени-ю вещей. В ряде случаен они декларируются без указания источников, послуживши?

основанием для них, в других — на основе некритического ис-j пользования документов, без их проверки и анализа в совоз купности с другими материалами, или на основе только п полагаемого, а не доказанного. Подчас связываются воединс разрозненные факты и-сведения, не имеющие прямого отно шения к деятельности областников перед их арестом 7 3 ). Все областников следует отнести именно к последнему. Областническая про-!

грамма и прокламации совершенно обходили вопросы социальные, прокламациях свержение царизма рассматривалось лишь как средства для получения независимости Сибири, областники намеренно противогао-i ставляли ее всей стране.

) С. Ф. К. о в а л ь. Указ, статья в сб. 1965 г., стр. 127, 129, 130;

Указ.] книга, стр 37, 50, 65—66;

Указ, том «Истории Сибири», стр. 141, 143—144, 145, 148;

Н. А. VI а п и н. Указ, книга, стр. 73, 82, 88—90, 92 и др Н. П. М и т и н а. Указ, книга, стр. 151.

) В своей книге Н. А. Лапин, используя агентурное донесение мос- ковско-му обер-полицмейстеру о сборе студентами Кржижановским и Сло- бодзинским средств в пользу ссыльных в Сибири и «на восстание для!

отложения Сибири от империи» (ЦГАОР, ф. 109, оп. 1, д. 314, л. 1), cpa-j зу делает категорический вывод: «то есть для кружков Потанина и Яд-| ринцева». Во-первых, из текста 4 документа вовсе не следует такого не- преложного вывода, во-вторых," относится он ко времени более позднему,!

чем арест областников, а этим документом доказываются «широкие связи!

сибирских революционных демократов с демократическими кружками] Москвы и Петербурга». (Указ, книга Н. А. Лапина, стр. 145). Для дока-з зательства связей областников с.ишутинцами Н. Лапин на стр. 140 ис- !

пользует документ, якобы подтверждающий, их связь с ишутинским] «Адом» показаниями Вашкевича, хотя в комментариях к указанному ав-' торо.м документу ясно сказано: «Не путать с «Адом» ишутинской органи зации в Москве» и далее говорится, что речь идет о петербургском поль сиом обществе (Материалы и документы «Русско-польские революцион- вые связи», т. 2, М., 1963, стр. 609, 615). Доказывая наличие подробной!

информации И..Худякову со стороны Потанина и Ядринцева о положе- н.ии дел в'Сибири, Н. А. Лапин берет опять показания Вашкевича] (стр. 141). И хотя речь в них идет о польской сибирской организации, ав тор, обрывая- цитируемый документ на месте, где указывается именно на| события, происходившие в Сибири в то время: распростране ние прокламаций («Великорусе», «К молодому поколению», «t-lro нужно народу»), выступления в любой форме с крити кой и протестами против экономической политики самодер жавия и действий сибирской администрации и т. п., наличие в сибирских городах обычных легальных кружков, проводя щих культурную работу, — все подводится под рубрику ре волюционных и представляется, как результат деятельности «революционной организации» Потанина. Последним особен но отличается работа Н. А. Лапина 7 4 ).

Анализ материалов, на которые указывают С. Ф. Коваль и Н. А. Лапин как на источники своих выводов (переписка областников, документы следствия по «делу сибирского се паратизма», мемуарная литература), приводит к выводу о справедливости слов Потанина, что в Томске он, Ядринцев и Колосов, а в других городах их друзья были заняты просве тительной деятельностью и сообщениями о ней «поддержи вали друг у друга бодрость и энергию» 75 ). Все материалы подтверждают характеристику, данную деятельности област ников в Сибири в 60-х годах близким им И. И. Поповым:

«Вся эта деятельность носила 'исключительно просветитель ный характер и была направлена на устройство школ, биб лиотек, чтение лекций и т. п-» «Фактически деятельность сибирской молодежи свелась к культурной работе, да еще к тому, что убеждали сибиряков возвращаться на родину и ра 'ботат_ь для нее» ).

переписку Худякова не ^ областниками, а с семейством Ямонт (Мате риалы и документы..., стр. 627), создает впечатление, что все это якобы относится к сибирской организации Потанина.

) Слишком неубедительны многократные ссылки Н. А. Лапина на цензуру, когда отсутствуют сведения, которые он желал бы найти в статьях и воспоминаниях как самих Ядринцева и Потанина, так и в по священных им (стр. 19, 20 и др.). Следует* обратить внимание на то, что данных о революционной работе не содержится в весьма откровенной автобиографии Ядринцев^, не только опубликованной, но и в ее руко писном варианте. И та же цензура не помешала как самому Потанину в «Воспоминаниях», так и Л. Ф. Пантелееву («Биржевые ведомости», 1915, 15101) писать о задании Потанину от «Земли и воли». Стремление искать подтверждение своим предположениям, выливающимся в категори ческие утверждения, не в данных, устанавливаемых из совокупного ана лиза разнообразных источников, а в предполагаемом отсутствии жела емых сведений в работах областников и их современников ни в коей.мере не может способствовать выяснению истинного положения дел.

) «Воспоминания». «Сибирская жизнь», 1914, № 9.

) И. И. П о п о в. Потанин и областничество. «Голос минувшего», 1915, № 1, стр. 292, 29Э, 294;

Н. Чужак в статье «Ссылка и'областничест во» также определял деятельность областников перед арестом как куль Областники воплощали в жизнь изложенную в статье Ял ринцева «Сибирь в 1 января 1865 года» программу, призы!

вающую для приближения лучшего будущего Сибири созда| вать общества грамотности, устраивать школы и публичные библиотеки, завести' свой литературный орган и посредством народно-сибирских пожертвований «водрузить Сибирский.университет» 77 ). В письме-Шайтанову в феврале 1865 года Ядринцев обращает внимание первого на эту статью, называв ее «воззванием к сибирским юношам», и пишет: «Мы занима!

емся трудом, имеющим будущее благо нашей родины и про!

грессивное развитие ее жизни», далее перечисляет: чтение!

лекций и литературные'вечера (в Красноярске, Омске, To ске), подписку в пользу студентов 78 ).

Вся корреспонденция Потанина и Ядринцева того времей подтверждает это, она полна сообщениями о подготовке л!

тературных вечеров и собраний, об обществах грамотност!

.и школах, о сборах средств в пользу студентов-сибиряков, а лекциях по истории Сибири и главное — заботами об учрея дении университета. Потанин в письмах побуждает Ф- Усова А. Нестерова, Н. Щукина, А. Шайтанова и В. Бедрина занимат ся самообразованием, просветительной деятельностью, писая корреспонденции в газету 79 ). Ответные письма Потанину, а там же письма Ф. Усова к Шайтанову тоже содержат сведен™ об устройстве театра, библиотек, школ, читальных вечеров,»

спектаклях и сборах средств в пользу учащихся-сибиряков, | них выражается благодарность Потанину за пробужденм любознательности, интереса к пополнению знаний ). В одно!

из писем Щукину Потанин писал, что «надо так или Hiia приниматься за-дело». Что задело — совершенно ясно из контекста: «Идея о сибирском •университете и о сибирское турническую, -состоящую из работы «в захудалых газетках..., чтения лея ций о создании сибирского университета, всяческого шевеления сибиря ков... с целью пробуждения -в них местного патриотизма.и любви к одт женной окраине». Близкий Потанину Н. Н. Казьмин в написанной Л биографии первого говорит именно лишь о культурно-гаросветительнв деятельности Ядрияцева и Потанина перед арестом. Государственный аи хив 77Красноярского края (ГАКК), ф. 217, оп. 2, д. 76, л. 10.

) «Томские губернские ведомости», 8 января 1865, № 1.

Г ) ГАОО, ф. 3,'оп. 15, д. 18760, л. 97 (72).

7Э ) Там же, д. 18747, л, 29;

д. 18753 лл. 35—36;

д. 18758, лл. 7—8 об;

д. 18760, лл. 35 (ПО об.), 173—174 (14—15) об.;

д. 18761, лл. 24—25 и Л о») Там же, д. 18753, лл. 17—18, 45—46, 51—52, 54—55;

д. [376ft' лл. 1 (17) об., 18, 82 (107) и др.

82.

журнале требует, чтоб мы чаще сносились друг с другом,' со-.

обща нужно вести дело, дружно» 8 1 ).

В переписке есть места, говорящие об оппозиционном на строении некоторых из областников, в ней допускались ос корбления членов царской фамилии (это в большей степени присуще письмам Шайтанова.Ф- Усову, чем письмам Потани на и Ядринцева), отражался интерес к нелегальной литерату ре, к событиям общественно-политической.жизни 82 ). Но-это вовсе не дает еще еснов'ания для включения их в число рево люционеров. Оппозиционные настроения, интерес к нелегаль ной литературе были присущи в то время и русским либералам.

Нет веских аргументов в пользу мнения о существования офор мившейся нелегальной революционной организации областни ков, о ч.ем С. Ф. Коваль и Н. А. Лаоин пишут как о безуслов ном и установленном факте. Нет оснований обычные знаком ства и легальные кружки, объединявшие людей главным образом из-за просветительных целей, подводить под рево люционные связи и тайные кружки 8 3 ), представлявшие яко бы филиалы единой сибирской революционной организации, возглавляемой Потаниным и Ядр^нцевым, как это делают вышеуказанные авторы 84 ).

8| ) Там же, д. 18747, л. 19. (Написано письмо примерно в феврале 1865 г.). С. Ф. Коваль весьма тенденциозно преподносит читателю вы держки из этого письма, определя|Я, что слова «сообща нужно вести де ло, дружно», относятся к революционной работе. Указ, статья в сб.

1967 82 стр. 47.

г., ) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18747, л. 46 об.;

д. 18758, лл. 10—11, 12—12 об, 16—17, 28—30;

д. 18760, лл. 28 (49) об., 79 (103) об. Это гово рит, что переписка велась без оглядки на цензуру, откровенно. «В об шириой переписке высказывалось недовольство против правительства и часто заключались оскорбительные отзывы о правящих лицах», — писал Ядринцее в автобиографии («Русская мысль», 1904, № 6, стр. 155).

Соответствие слов действительности убеждает в искренности и правди •вости предсмертной исповеди Я'дрияцева, где абсолютно ничего нет о ре волюционной деятельности областников.

) Если б выполнял Щукин роль руководителя одного из кружков, которые, как пишет С. Ф. Коваль (Указ, том «Истории Сибири», стр. 145), с августа 1864 г. были заняты «интенсивной работой над под готовкой революционного выступления в.. Сибири», то не писал бы ему.

Потанин в 1865 году: «Давно уже мы безмолвствовали друг перед дру гом. Да и правду сказать, о чем было глаголить», а далее пишет- о -том-, чтобы «затеять снова переписку» с практической целью —: создание жур нала84 и университета. (ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18747, л. 19).

) С. Ф. Коваль пишет о якобы созданном в Семипалатинске в • 1864 г. отделении Сибирской революционной организации, во главе его он ставит В. Бедрина и М. Серебрякова. (Указ, том «Истории Сибири», стр. 141, 144, 150;

указ, статья в сб. 1967 г., стр. 45). Если в «Истории Нельзя считать установленными и доказанными связи Потанина и Ядринцева с организацией сосланных в Сибирь!

поляков, готовивших восстание. Если б таковые были, это не) могло не отразиться в их весьма откровенной переписке. Но!

в ней нет ничего, кроме сообщений Ядр'инцева о присутствии, на литературном вечере в Омске в.ноябре 1864 года поляков (до 30 человек) 85 ) и Потанина «о сплетнях, что поляки хоте-j ли поджечь церковь в Томске и город», но это не подтверди лось86). Приведенные выше обычные сведения не дают права-, говорить о связях с тайной организацией поляков и общих революционных планах, как поступают С. Ф. Коваль н{ Н. А. Лапин, возводящие простые знакомства в ранг револю-' ционных связей, соединяющие8 7разрозненные сведения с име нами. Потанина и Ядринцева ). Из ссылок Н. П. МитиноЙ Сибири» автор вообще не приводит никаких доказательств, то в статье] Он использует для подкрепления своего мнения письмо Потанина к Бед-| рнну (от 2 февраля 1865 г.). В нем.имела место фраза, чтоб Бедрин «при-] нимался за дело», выражалось желание видеть его «в наших рядах И притом не просто рядовым»-;

Во-первых, как мог быть Бедрин руководите-!

лем с 1864 г. какого-либо тайного кружка, если Потанин выражал жела- ние видеть его в числе сторонников в 1865 г.? Во-вторых, письмо не со-] держит даиных для вывода о революционной работе, все относится та работе просветительной. Потанин писал: «Ведь если бы ты засел за книгу^ был бы и ты полезен родине». (ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18761, лл. 24—25)..

Когда Потанин -давал объяснение следственной комиссии по поводу этого письма, он сказал, что хотел видеть Бедряна «в рядах людей, занимаю-] щихся интересами Сибири», хотел привлечь его «от праздной жизни к какому бы то ни было труду» (ЦГИАЛ, ф. 1405, оп. 64, 1866 г., д. 3109, лл. 44, 111). Можно считать объяснение Потанина верным, это подтверж-, дает (одновременно опровергая мнение С. Ф. Коваля) письмо Бедряна я Потанину. Написав в 1875 г. о своей бездеятельности и пассивности и настоящей жизии, Бедрин добавил: «Мой патриотизм выражался всю;

жизнь болью за родину и пассивным желанием ей блага» (ИРЛИ, ф. 3i №. 327, л. 1. — Выделено нами). Выражение Потанина о том, что он же-;

дал бы видеть Бедряна «не просто рядовым», можно объяснить тем, что.

у того были задатки поэта и художника.

) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18753, л. 30. Н. А. Лапин находит возмож ным на основании этого, ничего особенного не представляющего факта^ сделать восторженный вывод, что это «показывает сочувствие поляков той программе (по его мнению, революционной), которую выдвигали ор ганизаторы вечера». (Указ, книга, стр. 150). Далее автор, объявив Пота* нина и. Ядринцева лидерам «революционно-демократического движения] Сибири», установившими «контакты с вожаками поляков», отводит и^ роль координаторов деятельности сибирских революционеров-демократов^ и польских изгнанников (Там же, стр. 151).

) ГАОО, ф. 3, оп. 15, д. 18758, лл. 9—9 об.

) Указываемое С. Ф. Ковалем в книге «За правду и волю» (стр. 68 — 69) письмо Лясоцкого никак не может служить основанием для категории ческого вывода автора о содействии П. И. Наумова, знакомого Потанина,;

(указ, книга, стр. 50—51) на польскую мемуаристику при установлении наличия связей русских революционеров с ссыльными поляками вовсе не.следует, что в число первых входили именно Потанин и Ядринцев.

Э. С. Виленская показала, что «в перенесении центра тяжести на социалистические требования и пропаганду про явилось отмежевание социалистического крыла революцион ного подполья от всех его несоциалистических элементов», что после 1863 года «революционное подполье приобретает в;

се более ярко выраженную социалистическую окраску»88).

Проанализировав все, что вышло из-под пера Потанина и Ядринцева в течение 1863—1865 гг., включая их переписку, можно сделать заключение, что им по-прежнему оставалась совершенно чужда идея крестьянского социализма. В их про грамме по-прежнему отсутствуют социалистические требова ния, центральное место в пропаганде занимают вопросы культурно-просветительные, особенно о необходимости уни верситета для Сибири 89 ). Но если для революционеров-демо кратов просвещение масс являлось средством.подготовки ре волюционного преобразования общества на социалистических началах, то для областников — средством подготовки буду щей борьбы за независимую Сибирь. Кроме того, в письмах и статьях явственно проявляется усугубляющееся противо поставление Сибири России. Все это гбворит о недопустимо сти причисления Потанина, Ядринцева и их немногочислен ных единомышленников к числу революционеров-демократов России.

«Но конец зимы 1865 года был последними золотыми дня ми нашей юношеской деятельности»./. «Мы были с Потани ным и Е. Я. Колосовым на заимке Пичугина на-естественно • побегам польских ссыльных. Нельзя согласиться и- с оценкой Ковалем цели письма: вспомнить для Пантелеева историю революционного заговора в "Гейше в 1865 г. и роль в нем П. И. Наумова. Из текста письма ничего подобного,не вытекает, видно только, что Пантелеев интересовался истори ей польской ссылки и, возможно, Кругобайкальским восстанием. ЦГАЛИ, ф;

1691, оп. 1, д. 358, лл. 1—8.

) Указ, выше монография Э ;

С. Виленской, стр. 255.

) Показательно, что эсер-областник Е. Е. Колосов не включал ни Ядринцева, ни Потанина в число участников общерусского социально-ре волюционного движения 60-х годов XIX в. Из сибиряков он включает И. А. Худякова и Н. Д. Ножина. Следует отметить, что Колосов верно указывал на то, что представители этого движения главное внимание об ращали на элемент социальный. См.: Е. К о л о с о в. Молодое народниче ство 60-s годов (Сибиряки в общерусском социально-революционном дви жении). «Сибирские записки», 1917, № 2, стр. 117—118. 121.

исторической экскурсии, когда нас вызвали в город и под-!

вергли домашнему аресту. Бумаги наши были захвачены», —!

откровенно п'исал на пороге смерти Ядринцев 90 ). «Наша. культурная деятельность в Томске закончилась учебной экс-] курсией, иосле которой она была прервана независимо от на-| ших желаний», —•• вспоминал Потанин 9 1 ). По телеграмме из j Омска (от 23 мая) у Потанина, Ядринцева и Колосова в Томске в их отсутствие был произведен обыск, затем.они бы-] ли арестованы и 28 мая отправлены в Омск, где специально созданная комиссия занималась уже «делом сибирского се- • паратизма» 9 2 ).


Поводом для возбуждения дела явился факт обнаружения у воспитанника Омского кадетского корпуса Самсонова вече ром 21 мая 1865 года прокламации «Патриотам Сибири» (ее полуистершиеся на сгибах листки подтверждают приведен ные выше сведения о ее длительном пребывании у кадетов).

Обыск у Потанина, Ядринцева и Колосова не дал ничего достаточно существенного для следствия, хотя был он для них неожиданным. Утверждение С. Ф. Коваля, что Потанин и Ядринцев были ^предупреждены об обыске и аресте93), опро вергается следующими фактами: обыск произведен в их от сутствие, отсутствие длилось несколько дней, следовательно, когда они уезжали, они не могли знать о событиях в Омске.

Если бы они ожидали обыска, то не оставили бы в своих бу магах корреспонденцию, часть из которой (особенно письма Шайтанова Потанину) повредила им при следствии. Кроме того, Потанин уничтожил часть своих бумаг, отданных ему ) ТОКМ, ф. Потанина, д. 24, л. 49;

«Русская мысль», 1904, № 6, стр. 154.

) «Воспоминания». «Сибирская жизнь», 1914, № 23.

) Вначале оно носило название «Дело сибирского сепаратизма или дело об отделении Сибири от России и образовании республики, подобно Соединенным Штатам». В архиве оно имеет другое название: «Дело о злонамеренных действиях некоторых молодых людей, стремившихся к ни спровержению существующего в Сибири порядка управления и к отделе нию ее от ^империи». Н. А. Лапин произвольно изменяет название дела:

«О сибирских революционных кружках». (Указ, книга, стр. 157, 158).

) С. Ф. Коваль из работы в работу переносит нигде и абсолютно ничем ве подкрепленное утверждение о предупреждении ксендзом Гро мадоким из Омска Потанина, Ядринцева и других об аресте. На основе этого недоказанного факта автор объясняет не только отсутствие у аре стованных компрометирующих документов, но этим подтверждается' пред положение о связях польской и русской революционной организации в Омске, о знании ими планов друг друга и согласованных выступлениях.

(С. Ф. К о в а л ь. Указ, сб., 1965, стр. 127;

Указ, книга, стр. 56;

Указ, том «Истории Сибири», стр. 115, 149).

после обыска 94 ), что тоже подтверждает его неожиданность: видимо, он предпочел избавиться от тех бумаг, которые мог ли чем-то скомпрометировать его или других (хотя и не воз будили подозрения томского жандарма). Безусловно, он сде лал бы это ранее! если б знал об обыске и предполагаемом аресте.

Анализ материалов и документов, относящихся к «делу», дан в одной из статей автора данной работы95, здесь ограни чимся только выводами, вытекающими из проведенного ис следования. Они идут вразрез с мнением С. Ф. Коваля, Н- А. Лапина и Н. П. Митиной, которые видят в «деле» до казательство принадлежности областников к революционно демократическому движению России. Так как материалы следствия не могут подтвердить их мнение, они утверждают, что «следствие намеренно шло по пути затушевывания револю ционного характера деятельности организации», стараясь свести все дело к обвинению в сепаратизме, что члены Ом ской комиссии «стремились вопреки фактам превратить дело о массовой сибирской революционной организации в дело • о заговоре кучки казачьих офицеров с целью отделения Сиби ри»96). Каковы же могли быть причины предполагаемого ими явления — авторы не раскрывают.

Тщательный анализ и сопоставление имеющихся источни ков подтверждают вывод А. П. Бородавкина, «что добыть сколько-нибудь веские доказательства вины подсудимых ом ская комиссия не могла по той причине, что их не было»97). Не затушевать что-либо в деле стремилась комиссия, а усиленно раздуть его. Содержание обнаруженной прокламации было на ) Государственный архив -Томской области (ГАТО), ф. 3, оп. 2, д. 1106, л. 16.

) М. Г. С е с ю н и н а. Сибирские областники на следствии и суде в 1865—1868 гг. «Вопросы истории Сибири», вып. 5, Томск, 1970.

6) Указ, том «Истории Сибири», стр. 149 и указ, книга Н. А. Лапина, стр. 158;

Н. А. Лапин, слишком часто ограничиваясь выражениями «фак ты доказывают», «документы свидетельствуют», не приводит, этих фактов, документов, а подчас и извращает их. Так, он пишет (стр. 23): «Докумен ты, вышедшие из недр III отделения, свидетельствуют, что высшие жан дармские власти оценивали раскрытую в Западной Сибири подпольную организацию как одно из крупнейших проя1влений движения в империи».

Тогда как эти документы свидетельствуют об обратном (см. ниже).

) Указ. канд. диосерт. А. П. Бородавкина, стр. 84. Заслуживают внимания сведения хорошо зтавшего областников И. И. Попова о том, что ген.-лейтенант Панов не находил достаточных оснований для ареста Потаиина, Колосова и Ядринцева, но жандармский полковник Рыкачев, игравший ведущую роль в комиссии, уверил Панова, что он найдет среди них автора прокламации. («Голос минувшего», 1915, № 1, стр. 295). По столько ошеломительным для комиссии, что, еще ни в чем тол* ком не разобравшись, она поспешно придала «делу» характер оформившегося государственного заговора, а арестуемых от несла в разряд государственных преступников без наличия на то достаточного основания.

Поспешный вывод комиссии обусловил ее твердое намере-' ние во что бы то ни стало доказать вину арестованных, поэто- му, если б была возможность увязать «дело» с революцион ным движением России, она бы не преминула ею воспользо ваться. То, что позже -следствие по делу ишутинцев, раскры тие организации, связанной с именем Н. А. Серно-Соловьеви ча, следствие по Кругобайкаль,скому восстанию 1866 года совершенно не дали материалов о связи с кружком Потанина может служить подтверждением отсутствия этих связей.

Весьма доказательно, ч?о вздорность и необоснованность серьезных обвинений комиссии понимали сразу же некоторые представители власти, здраво и без предубеждения подходив шие к оценке истинной сущности «дела». Начальник жан дармского округа Политковский в полузашифрованной депе ше шефу жандармов, сообщая 27 мая о событиях в Омске, добавил: «Особо важного нет». Позже он подтверждал, что «дело не представляет особой важности», что «преступные идеи (об отделении Сибири — М. С.}, этих 'людей за ключаются пока только в их воображении и весьма ма- • л о. распространены в обществе» ). Генерал-губернатор За ладной Сибири Дюгамель доносил военному министру, что он не усматривал «никакой серьезной опасности в тайных происках нескольких десятков молодых 9 9 людей, которые не.

имели никакого корня внутри страны» ). Даже предвзято составленные Омской комиссией следственные материалы не помешали сделать в Петербурге заключение, соответствую щее действительному.положению вещей: «Из обстоятельств дела видно, что ни один из поименованных подсудимых не пов также определенно заявил: «Да и вообще в их деятельности (област ников. — М. С. ) не было ничего революционного». (Там же, 1922, № 1, стр. 141).

) ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., 1865 г., д, ГЭб^лл. 2, 59.

") Там же, л. 124. Дюгамель не вмешался в ход следствия -из-за не желания портить отношения с членами комиссии. Подтверждение такого предположения можно найти в дневнике В. И. Вагина (Потанин в Ир кутске рассказывал ему о «деле»): 2 мая 1880 года он записал, что ом ское дело «выдумал и вел Рыкачев, перед которым Дюгамель ходил на задних лапках...» Государственный архив Иркутской области (ГАИО), ф. 162, оп. 1, д. 116, л. 7$ об.

имел прямого умысла произвести восстание против Верхов ной власти» 1 0 0 ).

Все данные говорят, что вернувшись в Сибирь и не найдя поддержки идее сепаратизма, Штанин и Ядринцев, игравшие главную роль в областничестве, относят ее воплощение в жизнь на неопределенное будущее и ограничиваются, в ко нечном счете, деятельностью, не выходящей за рамки легаль ной культурно-просветительной работы. Побудительные моти вы культурно-просветительной деятельности областников кры лись в стремлении пробудить в сибирском обществе чувство «собственного достоинства», уверенность в возможности бы-' строго прогресса Сибири без тесных связей с Россией, раз вить у сибиряков «политические инстинкты», которые в ко нечном счете должны.вылиться в сепаратизм. Эти субъек тивные намерения областников не могут быть оценены иначе, как реакционные.

Оттенок некоторой весьма умеренной оппозиционности, имевший место в их статьях, лекциях и письмах, не представ лял никакой действительной опасности для самодержавия. В то же время объективно в условиях Сибири середины 60-х годов XIX в-, при малочисленности активных общественных сил л крайне неразвитой гражданской жизни, деятельность областников по организации публичных библиотек, содейст вие ^распространению просвещения, организация материаль ной помощи студентам-сибирякам, привлечение внимания об щества, к вопросам истории Сибири, к изучению ее экономи ки, природных богатств, личное участие в разработке этих вопросов, начатая работа по обору разнообразного статисти ческого материала и бытовых описаний — должны быть оце -нены как положительные. Но как и деятельность в'этом на правлении целого ряда представителей буржуазии и дворян ства она отнюдь не может быть приравнена к- революционной шо ) ЦГИАЛ, ф. 1405, ол.^64, 1866 г., д. 7631, л. 130. Наличие вышепри веденных документов нииак'не согласуется с выводами Н. А. Лапина, (См. данную работу, сноску 96, а также: Н. Л а п и н. Волнующие доку менты. «Омская правда», 15 ноября 1964 тода и «Гражданская казнь», в Омске, 15 мая 1868 года, «Вопросы истории», 1966, № 9). В. Г. Мир зоев, ссылаясь на документы, также выражает мнение, что дело, в основе которого лежали «безобидные действия' романтически настроенных юно шей», было раздуто до чудовищных размеров. Он пишет, что «действия областников практически свелись к критике колониальной политики в от ношении Сибири, пропаганде областнических идей и просветительству», характеризует деятельность их накануне ареста, как культурническую.


(Историография Сибири. М., 1970, стр. 299, 300, 302).

S борьбе, как это делают С. Ф. Коваль, Н. А. Лапин и Н. П. Ми- ] тина.' В. И. Ленин обращал внимание на коренное отличие борьбы ' революционной, нелегальной от вообще борьбы «за полита-' ческий и общественный прогресс», характеризовал послед нюю как -мирную, легальную деятельность, насаждающую культуру в рамках, дозволенных самодержавием. Он показал, что недопустимо «подводить, хотя бы и косвенно, мирную, легальную деятельность под понятие борьбы с самодержави- i ем...», видел в этом попытку «...стереть разницу между рево-' люционной борьбой и мирным культурничеством» 1 0 1 ). Orpa-j дичившихся мирным культурничеством сибирских областей-' ков рассматриваемого периода нельзя причислять к револю- • ционно-демократическому лагерю России. Дальнейшая эво люция взглядов Потанина и Ядринцева, их публицистическая ;

и общественная деятельность в 70—90-ix годах полностьюi вскрыла их буржуазно-либеральную сущность.

) В. И. Л е н и н. Поли. ообр. соч., т. 5, стр. 58.

ГЛАВА III ЭВОЛЮЦИЯ СИБИРСКОГО ОБЛАСТНИЧЕСТВА В 70-Х — НАЧАЛЕ 90-Х ГОДОВ XIX В.

В пореформенное-время социально-экономические сдвиги в Сибири вплоть до проведения Сибирской железной дороги были незначительны и не вносили существенных изменений в общее состояние экономической и общественно-политической жизни обширного края. Царское правительство, проводя по литику, отражавшую интересы помещиков и буржуазии цент ра страны, старалось закрепить Сибирь в положении аграрно сырьевого района.

6 первые десятилетия после падения крепостного права.в России социально-экономические отношения имели переход ный характер, который определил своеобразие освободитель ной борьбы. Это' был второй этап освободительного движе ния в России — «разночинский или буржуазно-демократиче ский, приблизительно с 1861 по 1895 год 1 )». Общественное. движение России в 70-х годах характеризуется спадом ак тивности либерально-оппозиционных кругов, ведущую роль играли народничество, революционная демократия )- За 70 годами, которые завершились.возникновением второй ре волюционной ситуации и не увенчавшимся успехом натиском на устои 'самодержавной власти, наступило время тяжелой реакции. Развитие капитализма и рост рабочего движения в России, политическая реакция 80-х годов ускорили перерож дение революционного народничества. В. И. Ленин, характе ризуя этот процесс, писал: «Народничество расплывалось в либерализме;

создавалось либерально-народническое направ ление» ). В стране происходило отмежевание революционно го лагеря от либерализма. С одной стороны, передова-я рево 1) В. И. Л е н и н. Поли. собр. Соч., т. 25, стр. 93.

) См.: В И. Ленин и русская общественно-политическая мысль XIX — начала XX в. Л., 1969, стр. 140—141' ) В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 8, стр. 77.

люционная молодежь, порывая с прежними заблуждениями,!

связанными с утопической доктриной революционного народ-!

ничества, переходила на позиции марксизма. С другой сто-а роны, правое крыло народничества, отказавшись от револю- ционной борьбы и проповедуя различные «спасительные» ме- ры, не выходившие за рамки буржуазного строя, все более!

сближалось с буржуазными либералами. Для революционно-] го лагеря становится характерным,- поиск путей в народные] массы, переход к активным действием против 'самодержавия.] Лагерь либералов сползает к безрезультатному прожектер-!

ству и.культуртрегерству В этих условиях происходило дальнейшее формирование!

и эволюция общественно-политических взглядов -областников.] После вынесения окончательного приговора обвиненные по!

«делу сибирского сепаратизма» с большими затруднениями] добрались.до мест ссылки и каторги 4 ). С февраля 1872 года!

завязалась оживленная, переписка Ядринцева с Потаниным. Письма отражают дальнейшее формирование их области- ческого мировоззрения. Все, что читалось ими, рассматривав лось исключительно под углом зрения возможного теорети- ческого обоснования намеченной программы.

Хотя в период ссылки Ядринцев, как и впоследствии, зна- чительно активней Потанина публикует сваи статьи в перио- дических изданиях, но из их переписки видно, что главную.!

роль в выборе тем и в направлении статей игр"ал последний.] Ядринцев советуется с ним во всем, чутко реагирует на его| оценки, радуясь, что «мы идем, как часы, ровно». 'Потанин,] направляя публицистическую деятельность Ядринц,ева, под-] держивал его стремление искать связь всего изучаемого с] местными сибирскими вопросами, для большей убедительно-] сти связывать их с общими- Он советует ему «сделать твор чество-тенденциозным», выделять такие вопросы, как штраф-] ная и нештрафная колонизация Сибири, мануфактурное иго] Москвы, отсутствие интеллигенции в крае, подчиняя им воп- росы об общине, административный," инородческий, о путях сообщения в Сибири ), т. е. требует пропагандировать обла- ) Ядринцев после некоторых перемещений оказался в Шенкурске!

Архангельской губ. (пробыл до конца 1873 г.), здесь же жили Ушаров u s Шашков,- Потанин, отправленный на каторжные работы на 5 лет, после' трехлетнего пребывания на крепостных работах в Свеаборге был выслан!

сначала в Тотьму, затем в Никольск Вологодской губ., где пробыл до] лета 5 1874 рода.

) ТОКМ, ф. Г. Н. Потанина, д. 3, (1872 г.), лл. 9, 17, 27 45—46;

] д. 4 (1873 г.), лл. 2, 3, 6, Т7, 29, 31, 36;

д. 6 (1873 г.), лл. 2, 3, 4, стоическую программу. Она в основном остается прежней, добавляется пункт о необходимости добиваться распростра нения буржуазных реформ, проведенных в центре России, на Сибирь.

В 70-х годах несколько меняется отношение к вопросу об отделении Сибири от России. Если первоначально идея сепа ратизма была главным стержнем сибирского областничества и осуществление всех пунктов программы связывалось -непремен но с получением независимости, то можно считать близкими к действительности слова Потанина, что после ссылки «поли тический сепаратизм был оставлен в стороне» 6 ). Как говори лось во 2-й главе, областники увидели невозможность осу ществления восстания для отделения Сибири, что одновре менно с неудачами освободительного движения в России под вело их к выводу о силе и несокрушимости самодержавия.

Если революционеры, увидев силу самодержавия, искали пу ти для борьбы с ним, то областники отказываются от попы ток борьбы с ним, отсюда — решение добиваться удовлетво рения нужд Сибири в составе государства путем реформ су ществующего правительства. Отказ от пропаганды идеи се паратизма, не получившей поддержки ни в одной социальной группе населения Сибири, можно рассматривать как пере смотр областниками средств достижения цели. Она у них остается в 70—начале 90-х годов прежней, но ее осуществле-* ние откладывается на отдаленное будущее — самостоятель ная Сибирь, по своему экономическому развитию и полити ческому устройству близкая Соединенным Штатам Амери ки 7 ). Воспитание сугубо местного патриотизма в сибирском обществе (отсутствие его они считали основной причиной не 5, 12, 19, 24, 25;

д. 7 (1875 г.), л. 8;

д. 8 (1877 г.), лл. 4, 7, И: д. {1878 г.) лл. 13—14 (далее фонд Г. Н. Потанина не указываемся);

ГАКК, ф. 217, оп. 2, д. 7, лл. 102, 114, 124, 130—130 об.

) Г. Н. П о т а н и н. Нужды Сибири. Указ, сборник, стр. 273.

) В этом плане показательна одиа из статей (Оба. Сепаратизм.

«.Сибирские записки», 1918, № 4, стр. 58—67), в которой азтор определен но говорит, «что в будущем оба сибирских, патриота предусматривали не зависимость Сибири». Восхищение Америкой проносится Ядринцевым через всю жизнь. Оно нашло отражение в его письмах, на страницах «Восточного обозрения». Весьма характерно его признание во время по ездки в Америку в 1893 г.: «Америка меня поразила;

это — Сибирь че рез 1000 лет, точно я вижу будущее человечества и родины... Пишу вам 4 июля —".праздник независимости;

представьте мои чувства... Сердце замирает, и боль и тоска за нашу родину. Боже мой! Будет ли она такою цветущей?» (Из бумаг сибирского патриота. «Восточное обозрение», 1903, № 184).

популярности идеи сепаратизма) становится главной задачей!

деятельности областников. Первым шагом к будущей незави- •симости областники считали получение права на самоуправ- ление. Этим объясняется, что Потанин,и Ядринцев становят- ] ся ярьши сторонниками децентрализации. «Я склонился к j теории децентрализации во всех ее фазисах,по стопам Пьер- ;

Жака» (Прудона. — М. С:)8), -- писал Ядринцев Потанину,.;

который приветствовал это: «Что вы сделались в конце кон цов пьер-жакистом... — я рукоплещу» 9 ). «Приноравливайте статьи к цензуре и не слишком.явно о теории Пьер-Жака. \ Гримировкою», — советует Ядринцев -Потанину, когда они договариваются проводить в статьях реакционную идею Пру-!

дона о раздроблении централизованных государств, связы-] вая с ней вопрос о будущем Сибири 1 0 ). В централизации' видит Ядринцев одну из причин возможных революций, отно шение к которым становится со стороны областников резко отрицательным. Ядринцев осуждает Парижскую Коммуну: ' «Какой ужасный пример представила Франция с централи зованной провинцией. Ка'к мирно покоятся государства с про-' винциальным selfgovernment'oM (самоуправлением. — М. С.) или! с федеральным началом. Вот урок последних историче-j скмх событий!» «Что этот народ сам себе дал? Он никогда не умел делать свою историю. Он шлепнулся с высоты своего' "политического идеализма, и политический идеализм навсегда погиб с ним в волнах истории» 1 1 ).

Утверждение о необходимости широкого местного самоуп-.

равления, больших политических прав для провинции наряду, с ^осуждением революционного выступления во Франции з марте 1871 года пронизывает статью Ядринцева «Судьбы 'провинции и провинциальный вопрос во Франции» ). В ней он пишет: «Только развитие местной жизни и прав провин циального самоуправления в широком смысле спасут Фран цию от тех несчастий и ошибок, которые кидали ее постоянно то в руки деспотизма, то на -прокрустово ложе революций».

Он категорически отрицает путь- насилия в решении соци ально-политических вопросов: «На место того, чтоб заявить. мирную муниципальную программу, общую всем городам, он f ) Письма Н. М. Ядринцева к Г. Н. Потанину. Красноярск, 1918, стр. 76.

'*) ТОКМ, д. 3, л. 24. О их приверженности к децентрализации см..:

ГАКК, ф. 217, оп. 2, д. 7, лл. 125, 127, 143. (Письма Ядринцева Потанину).

) Указ, письма Ядринцева, стр. 214;

ТОКМ, д. 2, л. 1, д. 5, л. -1.

") Указ, письма ЯдР ин Ц ева. стр- 6—7, 53.

) «Камско-Волжская газета». N° 65, 71, 81, 1873.

. (Париж. — М. С.) начал инеуррекцию... Когда рассеялся дым Парижских пожаров, мы увидели развалины великого горо да, новая страшная революция свершилась во Франции, но окончилась без всякого результата». Он считал, что если бы провинциям дано было самоуправление, — это могло «прими рять все партии, соединить Париж и превинции, буржуазию я рабочее сословие, сельское население и городское»...13).

Популяризацию децентрализма областниками можно рас сматривать как идейную подготовку общества к восприятию в более благоприятное время в будущем идеи сепаратизма.

Этому же должна 'была служить разработка областного воп роса и его всемерное пропагандирование. Сущность его: на первый план необходимо выдвигать Выяснение областных нужд (не ставя их в зависимость от общегосударственных), при этом исходить надо из идеи «о правах провинции, поли тических, умственных и т. д.» Ядр-инцев утверждает, что все области страны «нуждаются в таком сознании провинциаль ной идеи, в 'новом, освещающем путь взгляде», пишет, что он и Потанин придают «громадное значение поднятию област ной идеи в ее конечных целях», ставит задачи: разработку частных, местных вопросов применительно к известной мест ности и данному району и разработку теоретическую вообще «о значении провинции, ее правах, ее сознательной жизни и ее пробуждение» 1 4 ).

Представляется, что постановка областного вопроса в плане «поднятия идеи в ее конечных целях» содержала яв ) Отрицательное отношение Ядриицева к революции во Франции подтверждается оценкой, данной этой статье К. В. Лаврским в письме к Штанину. Он пишет, что ему очень не понравилась статья Ядриицева по своему тону: «Что за холодность, что за способность относиться свы сома к. героизму... Больно видеть в газете выражение таких отношений к героям последних событий в Париже». (Архив Г. Н. Потанина в Научной библиотеке ТГУ, ф. корреспонденции, с. 115, л. 471). К. В. Лаврский, который некоторое время находился в ссылке с Потаниным, был сослан в Никольск в, 1872 г. за пропаганду среди учащейся молодежи. Ранее, в 1863 г., привлекался по делу о «Казанском заговоре». Судя по имею щимся в нашем распоряжении документам, Лаврский тогда дал добро вольные показания, которые оценивались в донесении III отделению как огромная услуга, позволившая добиться следствию большого успеха.

(ЦГАОР, ф. 109, оп. 5, 186Э г., д. 97, ч. 97, лл. 4—6). Об откровенных показаниях Лаврского, содержащих признание в сношении с «Землей и волей» лиц, привлеченных по делу, говорится также * в «Материалах для истории революционного движения в России в 60-х годах». Париж, 1905, стр. 120—1!21. После возвращения из ссылки в 1873 г. Лаврский яв лялся фактическим редактором «Камско-Волжской газеты».

и ) ИРЛИ, ф. 13, № 311, лл. 1 об., 2—2 об. (Письмо Лаврскому от 9 мая 1874 года).

ную ориентацию на раздробление централизован-ного русел го государства, она была реакционной и шла вразрез с зада чей объединения сил для борьбы, в первую очередь с сстат нами крепостничества во всех сферах жизни страны, эконс мической, политической, социальной. Из нее проистекали,.

одной стороны, присущая областникам точка зрения о едш стве и однородности интересов всего населения общества ласти при их противопоставлении интересам метрополии, другой - - осуждение «вся и всех», придерживающихся иньЦ взглядов. Поэтому возмущался Ядринцев мнением Щел'гунс' ва, что провинциальное разделение создаст разлад;

опреде| ленно высказывался, что «приверженность к централизм') все равно Якобинскому или другому, претит», осуждая центЦ рализм, он писал раздраженно, что «к этому писаревщинг ткачевщина и вся благосветловщина стремилась» 1 5 ).

Желание распространять свои взгляды, пробуждать иг терес к областному вопросу является одной из причин а ного участия Ядринцева и Потанина в прессе. Особенно из( радовала возможность использовать для этих целей « око-Волжскую газету», сотрудниками которой они становят ся в 1873 году (с № 34). Ядринцев писал, что в ней они «на| чали проводить направление децентралистическое и иде»

областного провинциального возрождения» 1 6 ).

Вполне естественно, что областники увиде'ли в М. П. Дра| гоманове своего единомышленника. Ядринцев писал Пота*| нину: «Я проштудировал Драгоманова. Давно собирался от метить нужные места и сделать выписки». Из письма Лавр ского видно, что ему Потанин советовал воспользоваться статьями Драгоманова, выражал надежду, что последний своем журнале «будет отстаивать провинциальное движе ние» ).

) ГАКК, ф. 2-17, on. 2, д. 7, л. 143;

указ, письма, стр. 123.

) «Русская мысль», 1904, № 6, стр. 162. Потанин правильно харак-Д термзовал «Камско-Волжскую газету»: «Не было в ней ничего противо правительственного», она лишь привлекала внимание к интересам мест ной жизни. («Сибирская жизнь», 1914, № 222). Она заслужила справед ливую оценку газеты, посвящавшей свои страницы в основиом малым де отам, «критика в ней держалась в рамках земской пропрам*мы». (Русская периодическая печать. 1702—1894 гг. М., 1959, стр. 548—649).

) ИРЛИ, ф. 13, № 315, л. 18 об.;

№ 339, л. 2;

№ 302, л. 16. Драго манов, являясь выразителем идеологии украинского буржуазного нацио нал-либерализма, отстаивал идею построения государства на основе бур жуазного федерализма, был сторонником теории бесклассовой однород ности украинской нации. Не случайно именно он одним из первых заме тил и высоко оценил сибирских областников и «Камско-Волжскую газету».

(С. Г. С в а т и к о в. Россия и Сибирь. Прага, 1930, стр. 74).

Поскольку областники завершили оформление своей про граммы в 70-х годах, представляется необходимым сравнить €е с программами, рожденными революционной демократией РОССИИ. Программы «Земли и воли» 70-х годов и «Народной воли» включали требование борьбы с самодержавием и, хотя политический идеал «Земли и воли» не отличался яс ностью, суть его была в переходе власти к народу. Програм мы имели пункты о ликвидации помещичьего землевладения, о превращении земли, фабрик и заводов в собственность на рода, они ставили целью уничтожение всех порядков и уч реждений, мешающих устройству жизни на социалистических началах. Признавался единственный путь: насильственное свержение царизма. Раскол «Земли и воли», приведший к образованию «Черного передела» и «Народной воли», не снял для народников с повестки дня крестьянскую револю цию. Если члены «Чер-ного передела» думали продолжать пропагандистскую работу в народе для подготовки к всерос сийскому крестьянскому бунту, аграрному перевороту, то и члены «Народной воли», несмотря на увлечение индивиду альным терр'ором как средством 18захвата власти, не теряли надежды на народную революцию ).

Ничего подобного не было в областнической программе.

Она не выходила за рамки чаяний либеральной буржуазии о продолжении реформаторского курса правительства, о более свободном развитии капитализма, о гражданских свободах и правах, о местном самоуправлении, в этом отношении она входит в русло буржуазного демократизма, но це может под водиться под критерий революционно-демократической. В ней не было ни социалистической направленности, ни цели уничтожения самодержавия, с которым областники оконча тельно примиряются, отвергая вообще насилие как путь р~е шения любых вопросов ). Это становится, очевидным из це лого ряда их высказываний. Ядрияцев в 1873 году пишет, что желал бы оставить своим завещанием слова: «Созда ) См. Историю Коммунистической партии Советского Союза, т. 1, М„ 1964, стр. 57—67.

) Нельзя согласиться с С. Ф. Ковалем, считающим, что Ядринцеву и Потанину был присущ крестьянский социализм. (Указ, том «Истории Си бири»..., стр. 162). Крестьянский социализм характеризовался пониманием антагонистичности общества, стремлением.уничтожить всякую эксплуата цию революционным путем (см.: В. И. Ленин и русская общественно-по литическая мысль XIX — начала XX вв., стр. 302—-303), тогда как област ники выступали за примирение классовых противоречий, призывали лишь к смягчению и ограничению эксплуатации мероприятия'ми существующего правительства и просвещенного общества.

вайте свое будущее на почве свободы, добудьте ее без наеи-з лия»... ). «Мы считали человеческое слово за лучшее иа •средств... для торжества идеи, для завоевания человеческогд права», — признается он в 1884 году 21 ).

И. И. Попов, определяя политические взгляды Потанина i 80-х годах, характеризует его как врага насилия, считавшего что «якобинская тактика никогда ничего прочного не созда вала» 22 ). Об отрицательном отношении Ядринцева к рев-олю циям, как способу разрешения политических и социальны) вопросов, писалось выше. О том, что классовая борьба все более внушает страх областникам и расценивается как явле ние, мешающее прогрессу, видно из раздумий Ядринцева «...В апофеозе цивилизаций встала та же братоубийственна!

борьба: рабочий вопрос угрожает катаклизмами, горят фабри ки, восстала жакерия, разве- же это создание, а не разрушу »ие?»23).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.