авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«ISSN 2225-756X НАУЧНЫЙ ДИАЛОГ ВЫПУСК № 3 / 2012 ФИЛОЛОГИЯ Екатеринбург 2012 ...»

-- [ Страница 4 ] --

[21, с. 441–462]. Принцип «ничто не передается» был сформулиро ван в трудах многих ученых, в частности в работах В. фон Гумбольдта, Выпуск № 3 / 2012 Филология А. А. Потебни, И. А. Бодуэна дэ Куртене, Г. П. Мельникова, В. М. Солн цева, В. В. Глыбина и др. В соответствии с этим принципом «передача информации» при коммуникации есть иллюзия, так как сам «смысл сообщения мысли будет заключаться скорее в возбуждении импульса в сознании слушающего, чем в спиритуалистическом процессе пере селения готовой мысли» [13, с. 53].

Процесс кооперации субъекта и окружающего мира проявляется в том числе в форме человеческой коммуникации. Коммуникация пред ставляет собой комплексный интерпретативный процесс взаимодей ствия субъекта с окружающей социо-биологической средой, который имеет своей целью познание мира, его концептуализацию и катего ризацию и не может быть изначально определен как прямолинейный [10, с. 27–39]. В процессе общения значения единиц языка не пере даются отправителем получателю, но создаются каждый раз заново с учетом лингвистических и экстра-лингвистических факторов комму никативного акта, коллективного и национального сознания, и, несо мненно, личностного языкового опыта участников коммуникативного акта. Такой процесс А. А. Залевская называет «спонтанным семиози сом» [7, с. 20] именно благодаря тому факту, что значения языковых единиц каждый раз интерпретируются заново, исходя из множества конкретных факторов, обуславливающих жизнь и развитие индивида в обществе.

Кроме определения языка и языковой коммуникации, другим важ ным и одновременно противоречивым вопросом в современной линг вистике является вопрос о функциях языка. Он поднимается в много численных работах в области теоретической и практической лингви стики и имеет большое значение, в частности, для когнитивной линг вистики. В ортодоксальном языкознании большинство работ о языко вых функциях опирается на модель, предложенную Карлом Бюлером, сформулированную в его «Теории языка» [3, с. 114–256]. В основе ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА теории Бюлера лежат 4 аксиомы. Из первой аксиомы, которая гласит, что речевой акт возникает в фонетической коммуникации и состоит из таких элементов, как знак, адресант, адресат и действительность (то, что замещается знаком), следует, что можно говорить о трех базовых функциях языка, которые были определены как функция репрезента ции (символа), экспрессии (симптома) и импрессии (сигнала). Однако эта модель была названа продолжателями теории языковых функций Бюлера недостаточной, поскольку она не объясняла принципы функ ционирования языка в других аспектах, кроме общения. Поэтому Р. Якобсон при построении собственной схемы языковой коммуника ции вводит такие дополнительные элементы, как код и контакт:

контекст---сообщение адресант--------------------------------------адресат контакт---код На основании этой схемы он приходит к выводу о существовании шести функций языка:

когнитивная---поэтическая эмотивная---------------------------------------конативная фатическая---метаязыковая В работе «Открытое языкознание» А. Фурдаля представлен пере чень функций языка со ссылками на фамилии ученых, которыми были выделены эти функции [20, с. 45–52]:

y экспрессивная (Бюлер, Мартинэ, Завадовский) = эмотивная (Якобсон, Гиро);

y импрессивная (Бюлер) = конативная (Якобсон, Гиро);

y символическая (Бюлер) = семантическая (Милевский) = ког нитивная (Якобсон) = функция отнесения (Гиро) = репрезентативная (Завадовский);

y коммуникативная (Мартинэ, Завадовский);

y поэтическая (Якобсон, Гиро) = эстетическая (Мартинэ).

Выпуск № 3 / 2012 Филология Далее под функцией языка мы будем понимать роль, употребление или назначение единиц языка в био-социальной среде.

В лингвистических работах среди функций языка выделяют ком муникативную, когнитивную, эмоциональную, металингвистическую [15, с. 132–144], а также их производные, такие, например, как кон тактоустанавливающая (фатическая), конативная (усвоения), волюн тативная (воздействия) функции и другие [18, с. 564]. Отметим, что возможны и другие подходы к определению языковых функций, из чего можно заключить, что в зависимости от лингвистических тенденций и собственного видения проблемы, ученые, как правило, выделяют одну или две основные языковые функции (например, функцию репре зентации и коммуникации) и несколько дополнительных или специаль ных, проявляющихся в конкретных ситуационных контекстах.

На современном этапе развития языкознания в целом и, в част ности, когнитивной лингвистики ученые все чаще приходят к заклю чению о способности языка выполнять функцию ориентирующего воздействия. Этот вопрос не раз поднимался в работах А. В. Кравчен ко У. Матураны, Ф. Варелы, Й. Златева, Т. Л. Верхотуровой и дру гих ученых. Например, Е. С. Кубрякова выделяет функцию ориента ции для любого человеческого языка, называя ее «миросозидающей»

языковой функцией [12, с. 11–24]. И. А. Шастина в диссертационном исследовании, посвященном особенностям языковой категоризации этнической принадлежности, выделяет и анализирует на материале различных единиц английского языка функцию «социальной ориен тации» [17, с. 3–21]. Проявления функции ориентирующего воздей ствия в процессах познания человека были описаны Л. В. Бабиной и Д. А. Шепелевой [1, с. 236–245].

Для решения задачи выявления и описания языковых функций нами был принят за основу подход, выдвинутый вторым поколением когни тивных лингвистов, которые опирались на постулаты биокогнитивной ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА философии языка и на теорию автопоэзиса (биологической концепции познания как теории самоорганизующихся систем) [22, с. 41–54]. Со гласно этой теории самоорганизация и поддержание организмом соб ственной целостности в физическом пространстве есть основа жизни.

В биокогнитивной парадигме основной функцией языка, заложенной в нем изначально, считается ориентирующая функция, с помощью ко торой происходит намеренная или непреднамеренная модификация поведения и ответной реакции ориентируемого посредством языковых или иных знаков и символов.

Ключевым понятием в применяемом нами подходе является поня тие когнитивно-ориентирующей области наблюдателя и наблюдаемо го. Это вариативная модель дискурсивного понимания, при реализации которой в практике общения возникают различные ее модификации.

Когнитивно-ориентирующая область наблюдателя и наблюдаемого способна трансформироваться, создаваться заново непосредственно в процессе коммуникации наблюдателя с окружающей социо-биологи ческой средой. Для такого взаимодействия характерны изменчивость и нестабильность. Когнитивная область наблюдателя и наблюдаемого не совпадает изначально. Язык, таким образом, обеспечивает струк турное сцепление между окружающей средой и личностью, а сама указанная сцепленная система есть система, «в которой мозг, тело и мир то вступают в отношения взаимной каузации, то выходят из них»

[9, с. 113].

Ориентирующая функция (в отличие от репрезентирующей) может быть рассмотрена с позиции теории языка либо философии языка. Дэ вид Юм, шотландский философ и представитель эмпиризма и агности цизма, еще в VIII веке сформулировал данную проблему, известную в философской литературе как «проблема иных сознаний», следующим образом: если слова являются лишь оболочкой «мысли» и выражают «идеи», то как я, говорящий, могу быть уверен в том, что слушающий Выпуск № 3 / 2012 Филология имеет те же «идеи» вещей, что есть у меня? В ортодоксальном язы кознании отношение к языку как к эмпирическому объекту и функ циям языка основано в большинстве случаев на рационалистическом дуализме, берущем свое начало в философии языка. В современном языкознании также широко распространена концепция объективизма.

Это взгляд, в соответствии с которым язык имеет значение постольку, поскольку замещает или репрезентирует нечто, существующее за пре делами языка, то есть объекты окружающего мира и отношения между ними. Подобные идеи привели к устоявшемуся мнению о том, что язы ковые знаки являются лишь не зависящими от носителя языка репре зентантами некоторых объектов действительности. Однако мы не раз деляем мнения о том, что языку свойственна исключительно денота тивная функция. Он является не столько способом передачи смыслов или информации, сколько с р е д с т в о м о р и е н т а ц и и и н д и в и д а в с о ц и о - б и о л о г и ч е с к о й с р е д е. Ориентирующая языковая функция рассматривается в данном исследовании как основопола гающая в процессе взаимодействия личности с окружающим миром и, следовательно, доминирующая при коммуникации в консенсуальной области.

Ориентирующее воздействие может проявляться на несколь ких уровнях в зависимости от заданных параметров коммуникации, а именно на эксплицитном, имплицитном, познавательном, аффектив ном уровнях и других. Заложенная в языке ориентирующая функция реализуется в речи. Следовательно, для того, чтобы доказать суще ствование этой функции, определить механизм ее реализации, следует обратиться к анализу дискурса или его части.

Исходя из сказанного, мы выбрали в качестве материала иссле дования содержание китайскоязычных блогов. Мы находим необходи мым, во-первых, анализ логики построения высказываний в этой среде общения, внешних обстоятельств блог-коммуникации, назначения до ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА бавленных комментариев (иначе говоря, анализ экстралингвистиче ской информации), во-вторых, анализ непосредственно «языка ком муникации» с точки зрения представленности в нем разных языковых структур, описание наблюдаемого результата их воздействия на чело века (иначе говоря, анализ лингвистической информации). Добавлен ные к посту комментарии дают наиболее значимую информацию о том, в какой степени и на каком уровне состоялось ориентирующее воздей ствие на того или иного участника коммуникации, а также о том, каким образом проявляется реакция на заданные в теме блога и воздейству ющие на ориентируемого установки.

Уровни ориентирующего языкового воздействия Ориентирующая функция языка как основополагающая в процес се деятельности индивида в блогосфере является, кроме того, и важ нейшим фактором постоянного лингвокреативного процесса, то есть стимулирует создание новых единиц и форм общения посредством их творческого конструирования, интегрирования различных ментальных процессов в режиме реального времени, тем самым способствует обо гащению лексического состава языка.

Ориентирующая функция языка представляется нам сложной многоуровневой миросозидающей функцией, с помощью которой осу ществляется внедрение индивида в конкретную социо-биологическую среду. Такое внедрение происходит при условии коммуникации с пред ставителями этой среды, в которой человеку позволяет адаптироваться когнитивно-познавательная деятельность. Все сказанное было приме нено нами к исследованию китайскоязычной Интернет-коммуникации.

На основании анализа материала, можно прийти к выводу о том, что ориентирующее воздействие неоднородно по своей структуре.

С точки зрения архитектоники в ориентирующем воздействии целесо образно выделить два взаимоисключающих уровня, а именно:

Выпуск № 3 / 2012 Филология y эксплицитный, или осознанный: индивиды в процессе коммуни кации осознают ориентирующее воздействие даже тогда, когда не зна ют правил и законов его применения;

y имплицитный, или неосознанный: коммуниканты не осознают ориентирующее воздействие и его свойства в отношении ориентируе мых, не знают правил и законов его применения;

На указанных двух уровнях происходит также формирование от ветной реакции на ориентирующее языковое воздействие. Далее на каждом из уровней, в зависимости от внешних и внутренних лингви стических факторов, выделяются следующие подуровни ориентирую щего воздействия, которые могут дополнять друг друга либо быть вза имоисключающими:

– когнитивный (или гносеологический): познавательная деятель ность организуется посредством языка. За счет включения в динами ческую систему отношений между участниками коммуникации у ори ентируемого происходит расширение существующей картины мира, формирование новых представлений, концептов, установление сход ства и различия между предметами окружающей среды, живыми су ществами, идеями, а также осуществление операций синтеза, обобще ния, категоризации;

– аффективный, или уровень психоэмоционального воздействия:

влияние на человека осуществляется с целью направленной психоэмо циональной ориентации в заданных условиях коммуникативного про цесса. У ориентируемого возникает определенная психическая осоз нанная (рефлексивная) или неосознанная (ассоциативная, инстин ктивная) реакция, формируется некоторое эмоциональное восприятие предмета обсуждения и, как результат, появляются аксиологические (то есть положительные или отрицательные) ориентирующие установ ки в рамках существующих социокультурных и личностных концептов и категорий.

При этом ответная реакция может выражаться как по ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА средством языка, то есть вербально (например, в письме, реплике, ре чевом акте), так и невербально (посредством мимики, жестов, различ ных систем символов), а также в форме физического действия (пере движении во времени и пространстве, попытках изменить состояние и характеристики какого-либо объекта окружающей среды и т. д.). В настоящее время именно этот тип ориентирующего воздействия на ходит широкое применение в постах блогов, комментариях и текстах пропагандистского, политического и рекламного характера, в различ ных текстах средств массовой информации и сети Интернет;

– фатический, или контактоустанавливающий уровень: посред ством языка происходит воздействие на ориентируемого с целью во влечения последнего в коммуникативный акт. Некоторые исследова тели определяют данную функцию как вокативную [14, с. 112]. Как правило, результатом такого контакта, в случае, если он состоялся и был успешным, является логический переход на следующие уровни ориентирующего воздействия – когнитивный или аффективный в за висимости от ситуации общения.

Рассмотрим проявления ориентирующего языкового воздействия перечисленных уровней на конкретных примерах. В рамках исследова ния нами было проанализировано 65 китайских блогов и микроблогов, посвященных вопросам внешней и внутренней политики КНР, миро вой экономики, спорта, туризма, культуры, моды, шоу-бизнеса, взаи моотношения полов, домашнего хозяйства, кулинарного мастерства и др. Всего было выбрано более 400 постов (статей, заметок, видео- и аудио-файлов) и комментариев к ним с целью выявления ориентирую щего воздействия на разных уровнях, а также с целью изучения спец ифики языковых средств, необходимых для осуществления такого воз действия. Все представленные примеры анализировались в контексте блог-коммуникации, где ориентирующая языковая функция проявля лась эксплицированно – с целью воздействия на ориентируемого на Выпуск № 3 / 2012 Филология различных подуровнях, а именно на фатическом, когнитивном и аф фективном.

Прежде всего, необходимо отметить, что единицы китайского язы ка обладают широким спектром и большой интенсивностью ориенти рующего воздействия, поскольку коммуниканты имеют дело с идеогра фическим письмом. Идеограмма, представленная в нашем случае ие роглифом, то есть письменным знаком или условным изображением, рисунком с древнейшей этимологией, соответствующим определенной идее, концепту, сформировавшемуся в результате взаимной каузации с окружающим миром. В китайской письменности, где общее количе ство иероглифов превышает 80 тысяч, каждый иероглиф обозначает отдельный слог и отдельную морфему, называемую, как правило, ми нимальной единицей языка. Единицы китайского языка по своей при роде обладают большой степенью корреляции с социо-биологической средой, находятся в непосредственной от неё зависимости.

В китайской лексической системе доминируют двусложные (то есть двуморфемные) слова, но с развитием терминологии растет число слов с более сложным в количественном отношении морфемным составом.

В грамматической системе китайского языка словообразование осу ществляется, как правило, способами словосложения, аффиксации и конверсии. Кроме этого, отличительной чертой китайского граммати ческого строя является то, что минимальная смысловая единица в язы ке полифункциональна: в зависимости от контекста она может высту пать в качестве той или иной части речи. Как известно, китайский язык, принадлежащий к языкам изолированного типа, традиционно почти не имел прямых заимствований извне, однако широко пользовался се мантическими кальками, например, [din] – ‘электричество’, букв.

‘молния’, [dinno] – ‘компьютер’, букв. ‘электрический мозг’, [bjbn dinno] – ‘ноутбук’, букв. ‘тетрадь-компьютер’.

В наши дни фонетические заимствования, особенно в сети Интернет ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА и современных СМИ, становятся гораздо более распространенными, например, [klng] ‘клон’. Некоторые новые заимствования начи нают вытеснять существующие кальки, например, [bsh] ‘авто бус’ (от англ. bus) вытесняет [gnggng qch], букв. ‘обще ственная, газовая повозка’.

Говоря о функциях языка, реализуемых в общении в китайской блогосфере, необходимо в первую очередь пояснить, какое ориенти рующее воздействие имеет сама единица языка, служащая для обозна чения концепта «Блог». Она представлена неологизмом [bk] и абсолютным фонетическим заимствованием [bluk]. Пер вая единица является более распространенной в повседневном и ин тернет-общении, что может быть обусловлено ее традиционной для китайского двусложной морфологической структурой, а также опре деленной степенью смысловой нагрузки каждого из её составляющих, а именно иероглифа ‘заполучать, приобретать, стимулировать (гл.);

обширный, свободный, большой, огромный (прил.)’ и ‘гость, кли ент, покупатель, посетитель, пассажир (сущ.)’, то есть буквально ‘за получать посетителей’ или ‘огромное количество посетителей’. Таким образом, вошедшее в употребление заимствование не только переда ет фонетическое звучание оригинальной языковой единицы blog, но и ориентирует носителей китайского языка на восприятие описываемого понятия, как способа или орудия привлечения большого числа людей, посетителей. Надо отметить, что одновременно со смыслом «блог»

вышеупомянутая единица также может указывать на пользователя блога, то есть блоггера (в зависимости от контекста чаще индекси руя гостя, оставляющего комментарий к посту блога), наряду с сино нимичными единицами [bzh], букв. ‘хозяин, владелец блога’, [bk zuzh], букв. ‘автор блога’ и другими.

Нами было выделено шесть групп языковых средств, активно ис пользуемых посетителями китайских тематических блогов в сети Ин Выпуск № 3 / 2012 Филология тернет. Эти группы лексем, выражений были проанализированы с уче том разработанной концепции, согласно которой существует несколь ко уровней (и подуровней) ориентирующего воздействия.

1. Фонетические заимствования из английского языка, напри мер [u y] «Oh yeah!», выражающее радость, поощрение или согласие и используемое либо самостоятельно в качестве положи тельного короткого отзыва к посту, либо в составе текста, например (Он только-только объявил известие о пикнике на завтра, как ус лышал громкие возгласы одобрения «О, да!»), [bi bi] от «bye-bye», имеющее смысл «прощаться, расставаться», например (Ну давай прощать ся! Иначе ты опять опоздаешь на работу). Рассмотрим для при мера пост от 08.04.2011 года новостного форума под заголовком (О да! Наконец Пекин ликвидирует сельскохозяйственный рынок в районе пятого транспорт ного кольца) [28]. Используемое в названии поста фонетическое за имствование активирует эксплицитное ориентирующее воздействие на аффективном и фатическом подуровнях, так как воздействует непо средственно на формирования позитивного представления о процес се ликвидации указанного рынка (чему также способствует исполь зование в высказывании наречия ‘наконец, в конце-концов’), а кроме того, побуждает читателя блога к тому, чтобы вступить в диа лог с автором поста, с тем чтобы выразить согласие либо несогласие с положительной оценкой события.

2. Идиоматические, метафорические выражения китайского язы ка, большинство из которых корнями уходят в традиционные мифы, поучительные истории китайского народа. Например, в следующем тексте комментария по теме ликвидации рынка в Пекине к предложен ному автором поста решению по введению специальной пошлины на ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА жилье менее 100 квадратных метров участник беседы использует иди оматическое выражение [chbdao pto shu pto sun] (не съев винограда говорить, что виноград кислый), также известное как термин психологии со смыслом ‘находить утешение и оправдание неудачам, лицемерить или пытаться самого себя обмануть’:

100 (‘Мне кажется, вы больны. С каких это пор собирают пошлину с площади менее 100 кв. м.? Такие больные, как вы, не дают торговле развивать ся. А если у моей семьи нет 100 кв. м.? Придумали себе оправдание’) [28]. На эксплицитном уровне идиоматическое выражение психологи чески воздействует на остальных участников коммуникации», «ориен тируя» их, настраивая на негативное отношение как к проблеме блога, так и к автору (аффективный подуровень), а также позволяет расши рять кругозор и осуществлять категоризацию соответствующих теме понятий в рамках когнитивно-ориентирующей области (когнитивный подуровень).

Широкое распространение в блогосфере получило образное вы ражение [yzhn jinxu], которое используется для выраже ния одобрительного отзыва на сам факт создания поста и приглашения к обсуждению заявленной в посте проблемы;

соотносится с рус. не в  бровь, а в глаз (или попасть в точку). Приведем в пример разме щенный в экономическом блоге комментарий к статье на тему «Сто имость на недвижимость и прогнозируемые изменения на рынке не движимости в Китае» [27]. Пользователь оставляет в блоге положи тельный отзыв о статье, комментируя ее словами (‘в самое яблочко’), то есть предлагает другим читателям блога своеобразный ориентир, посредством которого осуществляется кодировка на экс плицитном уровне, аффективном и когнитивном подуровнях. Посети тели блога, как можно предположить, расценивают этот комментарий Выпуск № 3 / 2012 Филология как сигнал, от которого зависит их восприятие прокомментированной статьи (составление собственного позитивного мнения о публикации) и дальнейшие действия этих посетителей (прочтение статьи, ее обсуж дение с другими блогерами).

3. Арго блогосферы: элементы, выступающие в качестве средств «шифрования» имен, понятий. За последнее время в сети появилось большое количество таких единиц, что обусловлено желанием блоге ров обойти цензуру и запрет на использование некоторых имен соб ственных. При обсуждении политических событий и слухов имена по литиков замещаются:

а) именами персонажей мультфильмов и литературных произведе ний, например: [Tinxin bobo] (Телепузик) вместо [Wn Jibo], премьер-министра КНР;

[Ji boy] (имя главного героя романа «Сон в красном тереме») вместо [Ji Qngln], од ного из 9-ти членов Политбюро КНР;

б) наименованиями овощей, например: [xhngsh] (по мидор), вместо имени скандально-известного в Китае политика Бо Силая [Bo Xli];

или / [hlubo/ honglubo] (Морковь) вместо имени китайского президента [H Jnto] (Ху Цзиньтао);

в) названиями популярных в Китае брендов, например: лапша быстрого приготовления [Kngshfu] вместо имени одного из членов Политбюро КНР Чжой Юнкана [Zhu Yngkng];

или бренд детских электронных игрушек «Кэсседи и Сандекс Кид»

[Xio bwng xux j] вместо имени политика и предпо лагаемого будущего президента КНР Си Цзиньпина [X Jnpng] и многие другие [25].

Во всех случаях употребления подобные единицы кодифицируют некоторую информацию и оказывают ориентирующее воздействие, которое осуществляется эксплицитно на когнитивном подуровне.

ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА 4. Акронимы и аббревиатуры, использование которых вызвано либо желанием упростить процесс блог-коммуникации, либо скрыть тему, термин или понятие, не обозначая его иероглифической формой, но ис пользуя первые буквы фонетической транскрипции, например «FQ», образованный от фонетической формы единицы языка [fnqng] и имеющий в составе единицу ‘возмущаться, негодовать’ и ‘моло дой, юный, ранний’, который используется при описании крайне недо вольных или критично настроенных молодых китайцев. Другим приме ром является акроним «YY» или «yy», где звучание буквы латинского алфавита схоже со звучанием прилагательного и глагола [wiwi], имеющего смысл ‘кривой, искривленный, наклонённый;

клонить ся, крениться’. Пример: топик, опубликованный 19.03.2012, по теме (‘Исследование показало, что красивые девушки, выбравшие в мужья некрасивых мужчин, более счастливы в браке’) от автора [24]. Комментарий от, 20.03.2012:

yy(‘Это кривая статья для уродливых парней, а симпатичные девушки сейчас предпочитают бога тых красавчиков’). В данном примере единица специфического языка блогов оказывает эксплицитное ориентирующее воздействие на других пользователей. Подуровень ориентирующей функции можно опреде лить как аффективный, провоцирующий читателей на эмоционально негативную реакцию на информацию в опубликованной теме.

Приведем другие распространенные китайские акронимы: «RT»

(от [r t]) – то же, что и жарг. сабж, т. е. слово, выражение, заданное в теме сообщения, которое не нужно дублировать в самом сообщении;

«ZF» (от [zhngf]) – имеет значение ‘правитель ство’, употребляется для указания на необходимость обойти интернет фильтры цензуры;

акроним «BS» соответствует единице языка [bsh] и означает ‘говорить ерунду, нести чушь’, а иногда – ‘презирать кого-либо’ и др.

Выпуск № 3 / 2012 Филология 5. Китайские мемы (от англ. meme ‘единица культурной инфор мации, распространяемая от одного человека к другому посредством имитации, научения и др.’). Под мемом понимается явление спонтан ного распространения некоторой информации, образа, концепта или фразы, часто бессмысленной, спонтанно приобретшей популярность в интернет-среде, а также сама эта информация или фраза. В основе создания мема зачастую лежит метонимический или метафорический перенос. Ярким примером мема с национальным колоритом является выражение [djingyu]. Оно дословно переводится как ‘поку паю соевый соус’ и имеет схожий смысл с другим интернет-мемом [lgu], букв. ‘перехожу улицу, прохожий’. Эти популярные интернет мемы, употребляемые в смысле «не моего ума дело» или «это меня не касается», используются обособленно во многих комментариях к блог-постам. В зависимости от контекста с их помощью осуществля ется ориентирующее воздействие на разных уровнях – как на импли цитном, так и на эксплицитном.

6. Язык цифр, который в китайском языке представляет собой упрощенную систему общения, изначально использовавшуюся в ин тернет-форумах и для обмена мобильными сообщениями. Речь идет об использовании определённых сочетаний либо только арабских цифр, либо цифр и иероглифов, либо цифр и букв латинского алфавита. Ба зисом такого языка является фонетическое сходство (без учета тона иероглифа и иногда довольно приближенное) в произношении цифр и слов, вместо которых используются цифры. Особенность такого «язы ка» – исключительно письменная форма существования. При этом часто цифровой язык применяется для создания ник-неймов в сети, что также несет определенную ориентирующую нагрузку. Некоторые примеры: сочетание 1414, которое произносится как «yisi yisi», что созвучно языковой единице [ysi ysi], букв. ‘интерес, вни мание’, обладает смыслом ‘интересно, стоящий (объект), прикольно’;

ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА сочетание 5366 [w sn li li], которое произносится как «wo xiang liao liao», созвучно фразе [w xing lio lio] – ‘я хочу пого ворить’. Приближенное фонетическое сходство с предикатом [k k k], имеющим смысл ‘плакать, рыдать’, обнаруживается в со четании 555 [w w w] и встречается в основном в коротких коммен тариях. Указанные структуры проявляются как на эксплицитном, так и на имплицитном уровнях и обладают ориентирующим воздействием на пользователей блога в аффективной области, поэтому чаще всего встречаются в коротких эмоциональных комментариях к злободнев ным темам.

*** Таким образом, в настоящей работе нами была предпринята по пытка обосновать, проанализировать и структурно описать уровни и подуровни ориентирующей функции языка. В результате анализа кор пуса текстов китайскоязычной блогосферы нами были выявлены спец ифические реплики и отдельные языковые единицы, типичные для это го вида общения. Собранный материал был проанализирован с точки зрения предполагаемого воздействия одних участников коммуникации на других посредством данных языковых единиц. Мы пришли к выводу о том, что употребление в Интернет-коммуникации той или иной ре чевой структуры или языковой единицы предопределено необходимо стью эксплицитного или имплицитного ориентирующего воздействия.

Учет вариантов реагирования участников блог-коммуникации на ис следуемые структуры и языковые единицы в контексте конкретного блога позволил определить подуровни ориентирующего языкового воздействия.

Рассматривая особенности ведения блог-коммуникации в сети ин тернет можно прийти к выводу о том, что наиболее распространенны ми средствами общения в китайской блогосфере являются акронимы, Выпуск № 3 / 2012 Филология цифровой язык, образные и фразеологические выражения, фонетиче ские заимствования, арго и специфические китайские интернет-мемы.

Все перечисленные явления обладают большой степенью ориентиру ющего языкового воздействия. Как правило, такое воздействие имеет эксплицитный характер: человек действует осознанно. Использование этих средств в китайскоязычном блог-общении имеет целью разносто роннюю ориентацию участников коммуникации на аффективном, ком муникативном и фатическом подуровнях. В дополнение к сказанному заметим, что использование в китайскоязычной блогосфере тех языко вых структур, знаков, которые были перечислены выше, как правило, обусловлено специфическими экстралингвистическими факторами:

жестким контролем за деятельностью пользователей китайской сети Интернет со стороны государства, строгой цензурой, национальным менталитетом и традиционным укладом жизни современного китай ского общества.

Литература 1. Бабина  Л.  В.  Об ориентирующей функции языка в познаватель ных процессах / Л. В. Бабина, Д. А. Шепелева // Когнитивные исследо вания языка : Вып. V. Исследование познавательных процессов в языке :

сборник научных трудов / гл.ред. Е. С. Кубрякова, отв. ред. Н. Н. Бол дырев. – Москва : Институт языкознания РАН ;

Тамбов : Издатель ский дом Тамбовского гос. университета им. Г. Р. Державина, 2009. – с. 236–245.

2. Бугайски  М.  Язык коммуникации / М. Бугайски ;

[науч. ред.

А. А. Киселева ;

пер. с польск. Э. Г. Артеменко]. – Харьков : Гуманитарный Центр, 2010. – 543 с.

3. Бюлер К. Теория языка : Репрезентативная функция языка / К. Бю лер ;

ред. Т. В. Булыгина;

пер. с нем. – Москва : Прогресс-Универс, 1993. – 502 с. – (Языковеды мира).

4. Верхотурова  Т.  Л. Метакатегория «наблюдатель» в научной картине мира / Т. Л. Верхотурова // Studia Linguistica Cognitiva. – Вы пуск 1. Язык и познание : Методологические проблемы и перспективы. – Москва : Гнозис, 2006. – С. 45–65.

ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА 5. Глыбин  В.  В. «Эпистемологические миражи» лингвистики / В. В. Глыбин // Studia Linguistica Cognitiva. – Выпуск 1. Язык и позна ние : Методологические проблемы и перспективы. – Москва : Гнозис, 2006. – С. 31–45.

6. Демьянков  В.  З. Когнитивная лингвистика как деятельность / В. З. Демьянков // Когнитивные исследования языка : Вып. V. Исследова ние познавательных процессов в языке : сборник научных трудов / гл. ред.

Е. С. Кубрякова, отв. ред. Н. Н. Болдырев. – Москва : Институт языкоз нания РАН ;

Тамбов : Издательский дом Тамбовского гос. университета им. Г. Р. Державина, 2009. – С. 30–42.

7. Залевская А. А. Роль тела в языковой коммуникации: корпореаль ная семантика / А. А. Залевская. – Тверь : Твер. гос. ун-т, 2002. – 286 с.

8. Кибрик  А.  Е. Константы и переменные языка / А. Е. Кибрик. – Санкт-Петербург : Алетейя, 2005. – 720 с.

9. Кравченко А. В. Когнитивный горизонт языкознания / А. В. Крав ченко. – Иркутск : БГУЭП, 2008. – 320 с.

10. Кравченко А. В. Что такое коммуникация? (очерк биокогнитивной философии языка) / А. В. Кравченко // Прямая и непрямая коммуникация : сборник научных статей / под. ред. В. В. Дементьева. – Саратов : Кол ледж, 2003. – С. 27–39.

11. Кравченко А. В. Является ли язык репрезентативной системой? / А. В. Кравченко // Studia Linguistica Cognitiva. – Вып. 1. Язык и позна ние : Методологические проблемы и перспективы. – Москва : Гнозис, 2006. – С. 135–157.

12. Кубрякова Е. С. В поисках сущности языка : вместо введения // Когнитивные исследования языка. – Вып. IV. Концептуализация мира в языке : коллективная монография. – Москва ;

Тамбов : Изд-во ТГУ им.

Г. Р. Державина, 2009. – С. 11–24.

13. Мельников  Г.  П. Методология лингвистики : учебное пособие / Г. П. Мельников, С. Ю. Преображенский. – Москва : Изд-во Рос. уни верситета дружбы народов, 1989. – 365 с.

14. Рыжова  Л.  П. Коммуникативные особенности обращения / Л. П. Рыжова // Содержательные аспекты предложения и текста : меж вузовский тематический сборник / М-во высш. и сред. спец. образования РСФСР, Калин. гос. ун-т ;

отв. ред. И. П. Сусов. – Калинин : Калининский государственный университет, 1983. – С. 128–134.

15. Слюсарева Н. А. Методологический аспект понятия функций язы ка / Н. А. Слюсарева // Известия АН СССР, Сер. литературы и языка. – Т. 38. – Bып. 2. – 1979. – С. 132–144.

Выпуск № 3 / 2012 Филология 16. Формановская  Н.  И. Речевое общение : коммуникативно-праг матический подход : учебное пособие / Н. И. Формановская. – Москва :

Русский язык, 2002. – 216 с.

17. Шастина И. А. Языковая категоризация этнической принадлеж ности (когнитивно-аксиологический аспект) : автореферат диссертации...

кандидата филологических наук / И. А. Шастина ;

Байкальский универси тет экономики и права. – Иркутск : Б. и., 2009. – 21 с.

18. Языкознание : большой энциклопедический словарь / гл. ред.

В. Н. Ярцева. – 2-ое издание. – Москва : Большая Российская энцикло педия, 1998. – 685 с.

19. Clark A. Being Three : Putting brain, body and word together again / A. Clark. – Cambridge, Massachusetts : The MIT Press, 1997. – 254 p.

20. Furdal  А. Jzykoznawstwo otwarte / A. Furdal ;

Opolskie towarzystwo przyjaci nauk. Wydzia II jzyka i literatury. – Opole : Ossolineum, 1977. – 200 s.

21. Glanville R. Communication without coding : cybernetics, meaning and language (How language, becoming a system, betrays itself) / R. Glan ville // Modern Language Notes. – 111 (3). – Baltimore, Maryland, United States : The John Hopkins University Press, 1996. – P. 441–462.

22. Kravchenko  A.  V. Cognitive linguistics as a methodological para digm / A. V. Kravchenko // Cognitive linguistics Today / B. Lewandowska Tomaszczyk and K. Turewicz (eds.). – Frankfurt/Main : Peter Lang, 2002. – Р. 41–54.

23. Linell P. Approaching Dialogue : Talk, Interaction and contexts in dia logical perspectives / P. Linell. – Amsterdam, Philadelphia : John Benjamins Publishing Company, 2001. – 322 p.

24. Sарir E. Conceptual categories in primitive languages / E. Sapir. – Science. – 1931. – Vol. 74.– 578 p.

25. Weibo rumors written in ciphers and argots [Электронный ресурс]. – Ре жим доступа : http://offbeatchina.com/wiebo-rumors-written-in-ciphers-and argots-words-you-need-to-know-to-decipher-the-political-mystery-in-china.

26.. (2012-03-19 08:47:58) [Электронный ресурс] /. – Режим доступа : http://blog.sina.com.

cn/s/blog_9d736b8d01010p66.html.

27.. [Электронный ресурс]. – Ре жим доступа : http://www.weibo.com/1034591472/yb7S808S6.

28. [Электронный ре сурс]. – Режим доступа : http://bbs.chinanews.com/thread-2221112-1-1.html.

© Худякова О. С., ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА The Levels of Orientating Influence of Specific Language Structures and Units in Chinese Blog-Sphere O. Khudyakova This article covers the field of orientation language function and its levels realized and presented by the particular verbal and non-verbal structures and units in Chinese blog-sphere.

The concept of 'orientation function of language' is investigated.

The question on the levels of orientating effect exposed by various communication means on the Internet users is raised.

The notion of 'cognitive-orientating sphere of the observer and the observed' is introduced. Language structures used in Chinese blogs are analyzed and described from the point of view of their dependence upon the specific linguistic and extralinguistic factors of communication.

Key words: blog-sphere;

language functions;

orientation language function;

levels of orientating influence.

Ольга Сергеевна Худякова, старший преподаватель кафедры де лового иностранного языка Института экономики, управления и при родопользования, Сибирский федеральный университет (Красноярск), hudyakovaos@gmail.com.

Khudyakova, O., senior lecturer, Chair of business foreign language, Institute of economics, control and management, Siberian Federal University (Krasnoyarsk), hudyakovaos@gmail.com.

Выпуск № 3 / 2012 Филология УДК 81’373. Интернет-мемы как феномен интернет-коммуникации Ю. В. Щурина Статья посвящена феномену интернет-мемов, функцио нирующих в сети Интернет в качестве средства достижения комического эффекта. Интернет-мемы представляют собой разновидность прецедентных феноменов, единицу инфор мации, передаваемую посредством интернет-коммуника ции. Возможности достижения комического эффекта опре деляются типом интернет-мема.

Ключевые слова: комический эффект;

интернет-ком муникация;

прецедентный текст;

креолизованный текст;

интернет-мем, демотиватор.

Русскоязычный Интернет рассматривается как особое информа ционное, социальное, психологическое и лингвистическое простран ство [5, с. 46]. К характерным признакам интернет-среды относят виртуальность, интерактивность, гипертекстуальность, глобальность, креативность, анонимность и мозаичность [6]. Специфика интернет коммуникации определяется глобальностью масштабов и возможно стью практически мгновенного с в о б о д н о г о р а с п р о с т р а н е н и я л ю б о й и н ф о р м а ц и и. Это открытое коммуникативное простран ство является почти идеальной средой для существования и развития смеховой стихии.

А. А. Сычев отмечает, что интернет-общение как своеобразная форма массовой коммуникации имеет ряд общих черт с «всенародной ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА карнавальной жизнью средневековья» в трактовке М. М. Бахтина [1, с. 17]. Прежде всего, виртуальное общение, как и карнавал, харак теризуется выходом за пределы обыденности и официальных регла ментаций и оформляется особым – игровым – образом [9].

Игра – одна из превалирующих форм коммуникации в сети Ин тернет. В этой среде игра «перерастает» свою развлекательную функ цию и становится с р е д с т в о м о ф о р м л е н и я х а р а к т е р н ы х ч е р т и н т е р н е т - к о м м у н и к а ц и и : обособленности виртуального про странства и времени от повседневности, свободы самовыражения, на личия добровольно принятых правил, позитивной эмоциональности и т. д. [9].

Реализация игрового компонента в общении связана с использова нием языка как средства достижения субъектом определенных целей (в первую очередь – неутилитарных, эстетических). Постановка го ворящим эстетических или творческих задач предполагает э к с п е р и м е н т и р о в а н и е н а д я з ы к о м, выведение его за пределы стандар та, нормы, сознательное нарушение существующих прагматических канонов. В большинстве случаев указанные цели (связанные с нестан дартным использованием языка) реализуются в виде у с т а н о в к и н а достижение комического эффекта.

Характерные черты интернет-общения определяют особые воз можности достижения комического эффекта и возникновение новых, специфических для интернет-дискурса форм, видов и источников ко мизма, природа которых обусловлена действием иных, отличных от ис пользуемых в бытовом общении механизмов: «Виртуальная языковая личность крайне креативна в выборе и использовании лингвистиче ских средств общения» [2, с. 389].

Специфическим для интернет-дискурса средством достижения ко мического эффекта, активность использования которого возрастает в последние годы, можно считать так называемые интернет-мемы. Этим Выпуск № 3 / 2012 Филология термином обозначают возникшее в первом десятилетии XXI века явле ние спонтанного распространения в интернет-среде некоторой инфор мации или фразы посредством «тиражирования» всеми возможными способами (по электронной почте, в чатах, на форумах, в блогах и др.), а также саму эту информацию или фразу [4].

Вообще мем (англ. meme) – это идея, образ, объект культуры (чаще нематериальной), который перенимается многими членами со общества. Понятие «мем» было введено Р. Докинзом, который впер вые предложил концепцию репликатора в приложении к социокуль турным процессам: «Примерами мимов служат мелодии, идеи, мод ные словечки и выражения, способы варки похлебки или сооружения арок. Точно так же, как гены распространяются в генофонде, переходя из одного тела в другое с помощью сперматозоидов или яйцеклеток, мимы распространяются в том же смысле, переходя из одного мозга в другой с помощью процесса, который в широком смысле можно на звать имитацией» [3, с. 189]. В широком смысле мем рассматривается как механизм передачи и хранения культурной информации. Основное свойство мема – способность к репликации.

Интернет является настолько важной для появления мемов техно логией, что те из них, которые активно распространяются в этой среде, получили соответствующее название – интернет-мемы, хотя оче видно, что шутки, анекдоты и прочие популярные «творческие продук ты» успешно распространялись иными способами до изобретения сети Интернет.

Итак, интернет-мем (или интернет-феномен) – единица инфор мации, объект, который получил популярность – как правило, спон танно – в среде, обслуживаемой информационными технологиями.

Спонтанному бесконтрольному распространению среди интер нет-пользователей подвержена не всякая информация, а только та, которая каким-либо образом оставляет многих пользователей не ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА равнодушными к ней, вызывает интерес или порождает какие-либо ассоциации.

Места «зарождения» мемов – это различные интернет-сообще ства (блоги, форумы, чаты, группы в социальных сетях и т. п.). Ин тернет-мемы отличаются разной степенью локальности в зависимо сти от того, какую часть интернет-пространства они покрывают. Для остальных носителей языка они, скорее всего, при первом знакомстве останутся непонятными, если не сопроводить их необходимыми пояс нениями, и, соответственно, не вызовут смеховой реакции.

П е р в о и с т о ч н и к и мемов разнообразны: горячая новость в СМИ (иранские  ракеты), предмет искусства (Джоконда), фильм (Это Спарта!), персонаж аниме, высказывание интернет-пользова теля и т. д.

Являясь разновидностью прецедентных феноменов, интернет мемы сохраняют в себе информацию о том тексте, информационном ресурсе, культурном феномене или историческом событии, который послужил источником для появления мема. Следовательно, м е м о б л а д а е т к у л ьт у р н о й к о н н о т а ц и е й, предоставляющей адресату возможность и д е н т и ф и к а ц и и прецедентного феномена. Эффек тивность коммуникации в этом случае прямо зависит от умения ин тернет-пользователя осуществить экспликацию скрытых культурных коннотаций мема, восстановить те ассоциативные связи, которыми обеспечен комический эффект, ср.: [10, с. 81–82].

Важным оказывается н а м е р е н н о е с у ж е н и е ф о к у с - г р у п п ы, на которую ориентирован интернет-мем и которая может его по нять, оценить: это может быть группа пользователей определенного ресурса, группа людей, объединенных рамками профессии или соци альными рамками и т. п. Например, шутки развлекательного сайта bash.org.ru, известного как «Цитатник Рунета», по замыслу авторов, были предназначены для программистов и близкой к ним аудитории.

Выпуск № 3 / 2012 Филология Итак, это юмор «не для всех», а лишь для тех, «кто понимает»: коми ческий эффект рассчитан на определенную аудиторию. Однако благо даря открытости интернет-пространства мем нередко становится из вестен широкой аудитории, преодолевая заданные ограничения, что представляет особый интерес для изучения.

Традиционно в интернет-среде от пользователя к пользователю передавались анекдоты, шутки, ссылки на медиа-объекты развлека тельного характера, но специальное внимание на явление, названное сейчас интернет-мемом, обратили, когда по тому же принципу ста ли распространяться не только шутки, но и более сложные образова ния, в которых вербальные и невербальные элементы образуют одно визуальное, структурное, смысловое и функциональное целое, пред назначенное для комплексного воздействия на адресата, – образова ния креолизованного типа. Возможности достижения комического эффекта в этом случае обусловлены о р г а н и ч е с к и м в з а и м о д е й ствием вербального и иконического рядов.

В современном интернет-пространстве функционируют следую щие типы интернет-мемов:

y текстовый мем: слово или фраза;

y мем-картинка;

y видеомем;

y креолизованный мем, состоящий из текстовой и визуальной ча сти.

Далее охарактеризуем каждый из них.

Текстовые мемы, как уже было сказано, представляют собой сло во, словосочетание или фразу: Превед, Аффтар жжот, Баян, Бри танские ученые, Горизонт завален, Донки-Хот, Ктулху, Йа кри ветко! и др. Сюда же можно отнести своеобразные клишированные обороты, начинающие или оканчивающие высказывание: Мне одному  кажется, что…, Читать до конца…, …Занавес! и т. д. Источника ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА ми появления подобных мемов нередко становятся высказывания «ря довых» пользователей. Так, появившаяся на одном из форумов фраза Всеки ему!, написанная в ответ на вопрос Что мне делать с другом,  который каждый день приходит ко мне домой, чтобы поиграть  в Line Age 2?, в течение нескольких дней получила распространение среди участников форума и на других ресурсах. Затем фраза была пре образована, появились ее варианты: Посоветуй  ему  сделать  себе  самовсеч!,  Однозначно  всеч!,  Кому-то  надо  всеч!,  ВсеЧ! (именно в таком орфографическом оформлении) и т. п. Примечательны ситуа ции, в которых употребляется этот мем: он выступает в качестве сред ства выражения иронии в адрес незадачливых пользователей, решив ших задать на форуме вопрос о своих друзьях.

Мемы-картинки существуют в двух основных разновидностях:

во-первых, узнаваемое изображение – например, «омской птицы», «Ктулху», «совы» или других персонажей;

во-вторых, выполненная в графическом редакторе «Photoshop» («Фотошоп») картинка, обра ботанная фотография, которая получила сленговое название фото жаба. Во втором случае имеет значение не только визуальная со ставляющая, но и сюжет. Так, известны «фотожабы», сделанные на основе мема «свидетель из Фрязино». Первоначально внимание поль зователей сети Интернет привлекла свадебная фотография (съемка велась на свадьбе в г. Фрязино), на которой рядом с новобрачными стоит свидетельница и, по-видимому, свидетель, суровое выражение лица и одежда которого не соответствуют ситуации и потому вызы вают смех. Изображение этого мужчины стало помещаться посред ством фотошопа на самые разные фотографии с намерением создать сюжеты с семантикой контраста между этим персонажем и его окру жением. При этом эксплуатируется семантический и коннотативный фонд слова свидетель применительно к образу персонажа: «мужчина в белых брюках, черной куртке, с суровым выражением лица незри Выпуск № 3 / 2012 Филология мо присутствует везде и видит всё, за всем следит, ему все известно о каждом».

Видеомемы – комические видеосюжеты, которые размещаются на личных страницах пользователей социальных сетей, передаются друг другу по электронной почте и проч. Специфика их использования заключается в возможности неоднократного воспроизведения, повтор ного просмотра, в том числе коллективного. Их популярность оцени вается количеством просмотров. Примечательно, что некоторые виде омемы задумываются и снимаются как пародии, а другие, напротив, становятся источником комизма неожиданно для героя видеозаписи.

К второй группе относится, например, известный мем «Mr. Trololo», источником которого является видеозапись выступления советского эстрадного певца Эдуарда Хиля, сделанная в 1967 году. Певцом был исполнен вокализ, некоторые части которого звучат как «ололо» или «трололо» и воспринимаются как отсылки к современному интернет жаргону. В 2009 году видеозапись была опубликована на YouTube и стала международным интернет-феноменом.

Креолизованный мем – разновидность креолизованных текстов, «фактура которых состоит из двух негомогенных частей (вербальной языковой (речевой) и невербальной (принадлежащей к другим знаковым системам, нежели естественный язык))» [8, с. 180]. Основными компо нентами креолизованного текста являются вербальная часть (надпись / подпись) и иконическая часть (рисунок, фотография, таблица). В разных типах текстов они встречаются в различных комбинациях [7].

К креолизованным интернет-мемам можно отнести мем «Фило логическая дева», который имеет популярность среди филологов.

Мем представляет собой изображение Вирджинии Вулф на заданном фоне (всегда одинаковом), сопровождаемое надписями. Верхняя фра за является завязкой, нижняя – неожиданной развязкой. Контраст, возникающий при последовательном прочтении двух фраз, рассчитан ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА на эффект неоправданного ожидания, который обусловливает воз никновение комического эффекта. Содержательная часть данных мемов, как правило, связана с филологической или лингвистической тематикой (обыгрываются распространенные языковые или речевые ошибки, стихотворные строки, имена известных писателей, значения слов и т п.). Например:


Обыгрывается частотная орфографическая ошибка в написании глаголов в форме 3-го лица единственного числа либо в неопределенной форме. Вторая фраза актуализирует омонимию, ср. омофоны спится  (форма безличного глагола спаться, несовершенный вид) и  спиться (неопределенная форма глагола, совершенный вид глагола спиваться).

Для достижения комизма необходимо соблюдение условия узнава емости соответствующих прецедентных феноменов, например:

Выпуск № 3 / 2012 Филология Отметим, что Филологическая  дева  – как и многие другие уз наваемые «лица» (Скучающий ботан, Кэп и др.), – становится са мостоятельным мем-персонажем, упоминания о котором, выходя за пределы Интернет-среды, распространяются и в бытовом общении, и в других сферах коммуникации. Однако направленность на опреде ленную целевую группу (в данном случае, филологов) при этом со храняется. Более того, сужение круга адресатов-«посвященных»

способствует повышению значимости мема внутри группы, осоз нанию его «элитарности», предназначенности только для «избран ных».

Источником появления интернет-мемов креолизованного типа ча сто становится специфический комический интернет-жанр – демоти ватор – составленное по определенному формату изображение, со стоящее из рисунка и комментирующей его неожиданной надписи-сло гана. Для продуцирования и восприятия демотиваторов необходимо не только наличие чувства юмора, но и способность увидеть явления в ином ракурсе.

Надписи на демотиваторах, используемые в них образы и пер сонажи (Кэп,  котэ  и др.), многократно повторяясь, часто стано вятся интернет-мемами, обретая независимость. Например, мем «котэ»:

ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА Прецедентный характер демотиваторов обусловлен их культурной значимостью в том или ином сообществе и проявляется как в широ ком распространении ссылок на те или иные демотиваторы на сайтах, в блогах, на личных страницах пользователей, так и в цитировании текстового компонента демотиваторов в различных сферах общения вне интернет-коммуникации (в первую очередь, в межличностном не официальном общении). Так, в общении многих пользователей (пре имущественно молодых людей) распространены выражения типа Ка питан Очевидность, Кэп снова в деле, Кэп не дремлет, Кэп снова  с нами, Ну, ты Кэп и т. п., используемые в случаях, когда собеседник сообщает что-то очевидное, само собой разумеющееся, всем извест ное и по сути не требующее комментария. Демотиваторы, в тексто вой части которых используются фразы про Капитана Очевидность и отсылки к ним, широко представлены в сети:

В то же время в демотиваторах обыгрываются уже существующие интернет-мемы: «Анатолий Вассерман», «суровые челябинские кома ры», «Геннадий Малахов», «Фантомас», «Юрий Никулин» и т. п. Ср., например, демотиватор, основанный на сопоставлении изображений Фантомаса и Геннадия Малахова:

Выпуск № 3 / 2012 Филология Для адекватной интерпретации Интернет-мемов необходимо с о в п а д е н и е с о с т а в л я ю щ и х к у л ьт у р н о г о б а г а ж а к о м м у никантов, общность соответствующих пресуппозиций.

Несовпадение элементов апперцепционной базы автора и адресата (незнание адресатом соответствующих рекламных текстов, фразео логизмов, паремий;

отсутствие необходимого, хотя бы предваритель ного, знакомства с литературными источниками, кинофильмами;

не знание исторических или актуальных событий, лозунгов и т. п.) мо жет привести к коммуникативному сбою – отсутствию комического эффекта.

Возможность достижения комического эффекта при использо вании интернет-мемов любого типа связана с в к л ю ч е н н о с т ь ю а д р е с а т а в к у л ьт у р н ы й к о н т е к с т, наличием у него определен ных предварительных знаний. Этим обусловлена и о т н о с и т е л ь н а я н е д о л г о в е ч н о с т ь активности мемов. В зависимости от обсто ятельств распространение мема занимает от нескольких дней до не скольких лет, после чего процесс репликации замедляется или оста навливается. Наступает период пресыщения: м е м в ы т е с н я е т с я другими, новыми мемами. Иногда мем остается известным лишь узкой аудитории пользователей сети Интернет. Представляется, однако, что для участников интернет-коммуникации, обменивающихся информа цией о мемах, значимо ощущение «необщедоступности» мема для по нимания, его неизвестности широкой, массовой аудитории. Участие ЛИНГВИСТИКА ДИСКУРСА в обмене информацией является для них знаком принадлежности к числу посвященных.

Литература 1. Бахтин М. М. Творчество Ф. Рабле и народная культура Средневе ковья и Ренессанса / М. М. Бахтин. – Москва : Художественная литера тура, 1990. – 543 с.

2. Горошко Е. И. Гендерные аспекты коммуникаций на примере обра зовательных практик Интернета / Е. И. Горошко // Educational Technol ogy & Society. – 11(2). – 2008. – С. 388–411.

3. Докинз Р. Эгоистичный ген / Р. Докинз. – Москва : Мир, 1993. – 318 с.

4. Интернет-мем [Электронный ресурс] // Режим доступа : http:// ru.wikipedia.org/wiki/Интернет-мем.

5. Литневская Е. И. Психолингвистические особенности Интернета и некоторые языковые особенности чата как исконного сетевого жанра / Е. И. Литневская, А. П. Бакланова // Вестник Московского университе та. – Серия 9. Филология. – 2005. – № 6. – С. 46–61.

6. Михайлов  В.  А. Особенности развития информационно-ком муникативной среды современного общества [Электронный ресурс] / В. А. Михайлов, С. В. Михайлов. – Режим доступа : http://russcomm.ru/ rca_biblio/m/mihaylov-mihaylov.shtml.

7. Мишина  О.  В. Средства создания комического в видеовербаль ном тексте (на материале английского юмористического сериала «Monty Python Flying Circus») : автореферат диссертации... кандидата филологи ческих наук / О. В. Мишина. – Самара, 2007. – 25 с.

8. Сорокин  Ю.  А. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция / Ю. А. Сорокин, Е.Ф. Тарасов // Оптимизация речевого воз действия. – Москва : Наука, 1990. – С. 180–181.

9. Сычев  А.  А. Юмор в интернет-коммуникации: социокультурный аспект [Электронный ресурс] / А. А. Сычев. – Режим доступа : URL: www.

abc-globe.com/sichev.htm.

10. Щурина Ю. В. Прецедентные элементы в структуре малых рече вых жанров комического / Ю. В. Щурина // Российский лингвистический ежегодник. – 2006. – Вып. 1(8) : научное издание. – Красноярск, 2006. – С. 77–84.

© Щурина Ю. В., Выпуск № 3 / 2012 Филология Internet Meme as a Phenomenon of Internet Communication Yu. Shchurina The article is devoted to the phenomenon of Internet meme, actively operating in the Internet as a means of achieving the comic effect. Internet meme is a special kind of precedent phenomenon, a unit of information, transmitted via Internet communication. Possibilities of achieving comic effect are determined by the type of Internet meme.

Keywords: comic effect;

Internet communication;

precedent text;

creolized text;

Internet meme;

demotivator.

Щурина Юлия Васильевна, кандидат филологических наук, доцент, заведующая кафедрой русского языка и методики его преподавания, За байкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н. Г. Чернышевского (Чита), shchurina@inbox.ru.

Shchurina, Yu., PhD in Philology, associate professor, head of the Rus sian language and Teaching Methods Chair, Zabaikalsky State Humanitarian Pedagogical University named after N. Chernishevsky (Chita), shchurina@ inbox.ru.

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ.

ГЕРМЕНЕВТИКА LITERARY STUDIES.

HERMENEUTICS Елена Николаевна Брызгалова Владимир Николаевич Греков Выпуск № 3 / 2012 Филология УДК 82-312.4:821.161.1Чиж Процессы игрореализации в современной массовой литературе (на материале романов Антона Чижа) Е. Н. Брызгалова В статье рассматриваются процессы, связанные с во площением игрового начала в тексте. Они чрезвычайно ак туальны для современной массовой литературы и – шире – культуры, которым свойственна интертекстуальность. На примере романов современного писателя Антона Чижа, в которых ярко проявляется интертекстуальность, исследу ются особенности использования «чужого слова» для во влечения читателя в диалог с автором.

Ключевые слова: современная массовая литература;

игрореализация;

коммуникация;

интертекстуальность;

ро ман;

автор;

читатель;

Антон Чиж.

Атмосфера игры чрезвычайно актуальна для современной массо вой культуры, при этом игровое начало способно выступать в роли фактора, активизирующего процессы объединения, взаимопроник новения разных ее видов либо направлений. Например, разработки в области индустрии компьютерных игр и развитие развлекательно го кинематографа сегодня идут параллельно друг другу и, все теснее переплетаясь, образуют едва ли не единый процесс. В искусстве кино нередко используются идеи, принципы построения действия, особен ности интриги, персонажи, сюжеты из наиболее популярных игр. Сни маются фильмы по известным компьютерным играм, и наоборот, соз даются игры по мотивам популярных фильмов.

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ. ГЕРМЕНЕВТИКА Игра как философское понятие [1;

16] сегодня становится предме том научных исследований в культурологии [3], социологии [7] и дру гих областях гуманитарного знания [11]. Игровое начало приобретает все большую значимость в массовой культуре, захватывая не только журналистику «omnibus press» (чтение для всех), но и массовую ли тературу, которая активно «включилась в игру», заключающуюся в использовании доступных средств для создания уникального игрово го пространства. В качестве примера можно вспомнить ряд романов Б. Акунина, стилизованных то под квест (квест – пришедший из ком пьютерной игры термин, определяющий тематическую и жанровую специфику произведения), то под «фильму», то под определенное на правление в искусстве, то под индивидуальный стиль писателя-клас сика – то есть под нечто, никак не соответствующее привычному жан ровому определению романа. Что это, как не включение в игру?


В последние годы в журналистике активно используется понятие игрореализации [14], изучается специфика коммуникативных про цессов, предполагающих вовлечение в игровое пространство чита телей [13] и зрителей, если речь идет о телевидении. На наш взгляд, процессы игрореализации можно наблюдать в массовой литературе, имеющей сегодня огромную читательскую аудиторию. Конечно, не существует единых правил создания текста, у каждого писателя свои представления об игре и игровом пространстве, каждый разрабатыва ет собственную систему принципов его организации в произведении.

В данной статье мы обратимся к творчеству Антона Чижа и попы таемся проанализировать основные процессы игрореализации, свой ственные его прозе. Пять его детективных романов [17;

18;

19;

20;

21] объединены одним действующим лицом – образом петербургского сыщика Родиона Ванзарова. В каждом произведении распутывается клубок загадочного преступления, а попутно читатель узнает что-то новое о главном герое. Создание «сериального» героя, переходящего Выпуск № 3 / 2012 Филология из романа в роман, – один из самых популярных приемов в массовой литературе (детективной в том числе). Примеров тому множество, на чиная от классических западноевропейских образцов (произведений Конана Дойла, Агаты Кристи и др.) и заканчивая многочисленными романами, наводнившими сегодня книжный рынок. К чести господина Чижа заметим, что им придуман собственный ход, способствовавший тому, что его произведения не только не затерялись в море других, но и стали заметны на общем фоне открытой ироничностью, сложностью взаимоотношений, связывающих автора и читателя, и выраженной ориентацией на игру.

В романах А. Чижа действие происходит в дореволюционной Рос сии.

С одной стороны, автор детально воссоздает атмосферу той эпо хи, вводит в повествование упоминания о реалиях того времени. Так, в романе «Смерть мужьям» читатель вместе с обитателями Невского проспекта наблюдает за «наимоднейшим чудом техники, последним писком городской моды» [21, с. 10] – двухколесным велосипедом, ко торый играет важную роль в развитии сюжета. Сюжет романа «Аромат крови» [17] разворачивается вокруг описания первого конкурса кра соты, который проводился в Петербурге (известно, что в европейских странах интерес к подобным мероприятиям возник в конце ХIХ века).

В романе «Смерть мужьям» [21] подробно описываются модные тен денции в одежде и особенности дамского костюма тех лет.

С другой стороны, изображение подчеркнуто условно: тексты ро манов насыщены авторскими комментариями, апеллирующими к реа лиям и предметам, которые никак не могут относиться к исторической эпохе 1900-х годов: «Красота женщины действовала на Родиона как столбняк. Словно помещали его в микроволновую печь (подумаешь – не было, а ощущение было) и прожаривали изнутри» [17, с. 31];

«Ли дия Карловна была прирожденным оратором. Ей бы на баррикады ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ. ГЕРМЕНЕВТИКА или на трибуну Государственной Думы (которой еще и в помине не было)…» [17, с. 287];

«Афанасий деловито кивнул, словно прокрутил в голове магнитную пленку (подумаешь, про нее еще никто не знал, а в голове филера она была, не приставайте), нашел нужное место и доложил…» [20, с. 215], а через несколько строк: «Наверняка мозг фи лера, автоматически включив запись (отстаньте же!), вдруг уловил не что важное» [20, с. 215–216]. Замечания в скобках (автор отстаива ет право на подобный взгляд, соединяющий разные эпохи) обнажают механизм «активации игры». Еще пример: в тексте романа «Аромат крови» можно увидеть известный сегодня каждому школьнику значок @, который полиция обнаружила в виде татуировки на теле жертвы.

При таком типе повествования пространственно-временная организа ция текста неожиданно теряет определенность очертаний, и читатель оказывается в положении то ли игрока, принимающего новые прави ла, то ли обманутого простака.

Границы создаваемой художественной реальности размываются, и за счет этого произведение кажется «многослойным» и уже не так крепко привязанным к канонам жанра, в данном случае, детективно го. Не случайно сам автор не относит свои романы к историческим де тективам. Вполне возможно, что он противопоставляет свою модель организации пространства художественного текста классической мо дели построения исторического детектива, представленной, например, у Б. Акунина. В этом случае игра оправдана тем, что автор вступает в сложные диалогические отношения не только с читателем, которому предложено участвовать в ней, но и с целым пластом литературы, рас считанной на этого читателя.

Исследование игрового начала в художественном тексте невоз можно без разговора об интертекстуальности как одной из важнейших характеристик современной культуры. Понятие интертекстуальности соотносят с самыми разнообразными типами практик и форм, напри Выпуск № 3 / 2012 Филология мер, как интертекстовые явления могут рассматриваться аллюзии, плагиат, перезапись, пародия, стилизация, коллаж [15, с. 45]. Суще ствование ассоциативных связей «объясняется самой природой текста как факта культуры и как способа освоения, познания и преобразо вания действительности …. В связи с этим в процессе порождения текста автор программирует разного рода ассоциации: образно-мета форические, культурологические, социальные и пр.» [2, с. 297].

«Чужое слово» используется в произведениях для массового чтения (будь то художественная литература или бульварные газеты) чрезвычайно широко. Интертекстуальность как свойство текста явля ется результатом обращения автора к так называемым прецедентным текстам – «значимым для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях …, хорошо известным и широко му окружению данной личности, включая ее предшественников и со временников» [8, с. 216–217]. В роли прецедентных текстов могут выступать кинофильмы, телевизионные программы, реклама, песни, анекдоты, литературные произведения, живописные полотна, совре менный фольклор, скульптура, памятники архитектуры, музыкальные произведения и т. п. [9].

В романах А. Чижа прецедентные высказывания представлены цитатами из популярных песен. Например, об убитой девушке, пре тендентке на участие в конкурсе красоты, герой говорит: «Убили по тому, что нельзя  быть  красивой  такой» (Здесь и далее выделено мной. – Е.  Б.) [17, с. 93]. Здесь почти дословно приведена фраза из песни, имевшей некоторое время назад большую популярность. Да лее находим строчку из песни советской эпохи: «Тут, как  в  сказке,  скрипнула  дверь, и приемное отделение пересек высокий цилиндр, из-под которого торчали тараканьи усы и угадывался их владелец»

[17, с. 234]. Встречаем фразу из мультфильма: «Кто ходит в гости  по утрам, тот поступает опрометчиво» [17, с. 251]. В том же ро ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ. ГЕРМЕНЕВТИКА мане обыгрывается слоган известной рекламы напитка: «“Праздник  к  нам  приходит!” – читалось по физиономии дворника, чистящего подъезд от снега. “Праздник к нам приходит!” – подмигивала ку харка корзине с провизией. “Праздник к нам приходит!” – вторили перины, взбиваемые горничной» [17, с. 175]. И в завершение ирони ческого развития темы радости фраза видоизменяется: «”Праздник    к нам пришел и попался!” – пропела золотая цепочка на купеческом пузе» [17, с. 179].

В тексте романа можно встретить и прецедентные высказывания другого рода: запоминающиеся бренды, устойчивые выражения из сферы телевещания. Например, в произведении использованы на звания телевизионных сериалов: «закон  и  порядок» [17, с. 192], «…ваша прекрасная  няня слишком много читала пьес» [20, с. 395].

Вот фраза, аллюзивно отсылающая читателя к телевизионному филь му «Место встречи изменить нельзя»: «Да  вам,  господин Ванза ров,  на  эстраде  выступать… Фокусы почище моих показываете»

[17, с. 431]. Подобное обращение вполне оправданно: сегодня труд но представить себе жизнь без телевидения, поэтому расчет на то, что читателю знакомы эти фильмы, верен. Апелляция к зрительскому опыту «вписывает» литературное произведение в еще более широ кий круг культурных реалий. Можно сказать, что обращением к по добному материалу автор, по выражению В. В. Маяковского, «делает красиво» читателю (В. В. Маяковский, «Баня», 1929). Но в исполь зовании этого приема есть, наверное, и более глубокий смысл: дис танция между художественной реальностью и той действительностью, в которой существует читатель, стремительно сокращается, события, описанные в романе, становятся для него почти фактом обыденности, так как перекликаются с другими сферами жизни современного че ловека, а сам он из «получателя» продукта творчества превращается в сотворца.

Выпуск № 3 / 2012 Филология Ассоциативный материал, взятый А. Чижом за основу, очень раз нообразен, но всегда служит цели активизации коммуникативных про цессов, возникающих в связке «автор – читатель». В кругу аллюзив ного соотнесения оказывается тот опыт, который читатель получает в повседневной жизни. В романной реальности вдруг проступают при меты действительности начала ХХI века. Например, плохое качество медицинских услуг, одна из важнейших проблем нашего времени, де лает предсказуемой реакцию читателя на фразу «лечили здесь плохо, но бесплатно, что иногда спасало жизнь» [21, с. 21]. Другая «массо вая» проблема, касающаяся сегодня всех и каждого, – «дорожные пробки» – тоже против ожиданий оказывается упомянутой в рома не, повествующем о другом времени – эпохе начала ХХ века: «Ред кие прохожие притормаживали, чтобы поглазеть. Уличной пробкой их не удивишь (тоже невидаль для столицы!), а вот узнать, что за публика такая собралась, – любопытно» [17, с. 411]. Чрезвычайно знакомой читателю оказывается и фамилия певца, чей голос неизменно восхи щает окружающих: Баскув. Комизм заключен в том, что романный пе вец – негр, изгнанный из собственного коллектива, с которым приехал на гастроли, и оставшийся совсем без средств: «– Точно! Назовем его как-нибудь звучно: Громский … Или Шумский … Нет… Может, Звон ский?.. Не то…– Может, Баскув? – сказал Родион. … Гениально!

Баскув! Черный голос России!» [17, с. 409].

Все приведенные примеры подтверждают тезис о том, что исполь зование прецедентных текстов активизирует читательское восприятие.

Таким образом, интертекстуальность в массовой литературе служит прежде всего коммуникативной цели – установлению диалогических отношений между автором и читателем. В этом заключается сходство художественной литературы с журналистикой.

Апелляция к прецедентным текстам может служить самым раз нообразным целям. В исследовании Л. Г. Бабенко выделяется не ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ. ГЕРМЕНЕВТИКА сколько типичных «задач» прецедентных текстов: характеристика ху дожественного образа, выявление психологической доминанты героя, передача эмоционального состояния персонажа и т. д. [2, с. 68–74].

Однако думается, что основной следует считать функцию с о ц и а л и з а ц и и и з о б р а ж е н и я. Автор, сознательно или нет, создает текст, содержащий отсылки к хорошо известным читателю явлениям опреде ленного культурного ряда.

Ю. М. Лотман писал: «Изучение “массовой культуры” становит ся одной из наиболее острых проблем современной социологии. Она непосредственно влияет на теоретические построения исследователей современного искусства, в особенности тех его видов, которые прямо связаны с техническими достижениями в области массовых коммуни каций» [11, с. 818]. Социологи рассматривают массовую литературу как источник представлений о современном человеке [6], поскольку она подчеркнуто социальна [10]. В этом плане романы А. Чижа могут служить иллюстрацией к исследованиям ученых.

Можно обратиться и к другому авторитету. Интертекстуальность, по наблюдениям Р. Барта, не только не отрывает художественный (пу блицистический) текст от социального контекста, но и предусматрива ет определенный «социальный объем» [4, с. 516]. Литературное про изведение, уподобляясь фильму, шоу и другим культурным продуктам, сближается с реальностью, в которой живет массовый читатель, ста новится явлением иного порядка, нежели высокое искусство.

Процессы игрореализации, характерные для массовой литерату ры, вовлекают произведение в сложные связи с другими. Например, романы А. Чижа историческим антуражем напоминают произведения Б. Акунина. Высказывалось мнение, что Антон Чиж – это еще один псевдоним Г. Ш. Чхартишвили: настолько мастерски в его романах вы строена детективная интрига, а герои «выписаны» как живые люди, наделенные запоминающимися характерами, индивидуальными черта Выпуск № 3 / 2012 Филология ми. Хороший авторский стиль служит дополнительным аргументом в пользу предположения об очередной мистификации господина Чхар тишвили (как это уже было, когда он писал под другими псевдонимами:

«Анатолий Брусникин» и «Анна Борисова»). Не случайно в романе «Смерть мужьям» герой вспоминает, что в самом начале карьеры на писал знаменитому сыщику Эрасту Петровичу Фандорину письмо, но так и не получил ответа. Так, «сериальный» герой акунинских романов становится частью реальности, созданной А. Чижом. Этот прием нель зя считать авторским изобретением, он давно известен в литературе, часто встречается, и у Акунина (в его многочисленных стилизациях) в том числе.

А. Чиж также не чужд мистификации, которую, на наш взгляд, было бы правомерно рассматривать как один из механизмов игрореа лизации. В первых публикациях его фамилия писалась в традициях до революционной русской орфографии с «ер» на конце слова: Чижъ (на некоторых сайтах такое написание сохранено). На обороте обложки помещалась фотография автора, стилизованная под старинный дагер ротип. Вопрос о реальности имени автора так до сих пор и не прояс нен, хотя на литературных сайтах в Интернете он представляется как реальное лицо, наделенное биографией. В текстах автор часто пози ционирует себя как часть романной реальности (он тоже вовлечен в процесс игры!), например, обыгрывается его имя. Так, в романе «Аро мат крови» Ванзаров в интересах следствия представляется людям не своим настоящим именем, а в качестве Антона Чижа:

«– Какой вы, оказывается, милый, господин Чиж… – Называйте меня Ванзаров Родион Георгиевич.

На удивленный взгляд барышни было дано разъяснение:

– Мой творческий псевдоним. Иногда романчики пописываю кри минальные. Под своей фамилией нельзя, сами понимаете – полиция»

[17, с. 308].

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ. ГЕРМЕНЕВТИКА Интересно, что, когда собеседница просит его назвать свои произ ведения, он называет подлинные романы Чижа: « – Ну, хоть названия скажите, жутко любопытно встретить живого автора! – “Мертвый шар” и “Смерть мужьям”, – Выпалил Родион первое, что пришло на ум» [17, с. 308]. В романе «Божественный яд» [18] обыгрывается по хожая ситуация.

Таким образом, автор включается в круг героев, но не как участ ник событий, а как лицо, принадлежащее «слою игры», т. е. игровому миру, воссозданному в романе.

Все, о чем шла речь выше, усиливает ощущение условности, иду щее вразрез со стремлением к достоверности, поддерживаемым мно гочисленными историческими реалиями, стилем речи героев, логикой их поведения и многим другим. В результате создается провокационная реальность, сбивающая с толку читателя и вовлекающая его в игру.

Интертекстуальность как одно из свойств культуры проявляется в игрореализации, которая характерна как для беллетристики (мы уделяли этому внимание в своих работах [5]), так и для прессы (см.

диссертацию К. Ю. Мосесовой [13]). Сравнение разных вариантов игрореализации, представленных в этих двух сферах, позволяет прий ти к пониманию того, какова цель создания атмосферы игры в романах А. Чижа. Наверное, следует взять за основу тезис о том, что массовой культуре (к ней можно отнести и литературу, и журналистику, посколь ку они рассчитаны на массового читателя, «обывателя») свойственно использование технологий, имеющих своей целью п р и в л е ч ь в н и м а н и е ч и т а т е л я, з а и н т е р е с о в а т ь и у в л е ч ь е г о. Художе ственный текст располагает богатейшим арсеналом средств для дости жения этой цели.

В художественном тексте важная роль отводится аллюзивности.

Вновь обратившись к романам Антона Чижа, выясним, к каким аллю зиям прибегает автор. Пожалуй, излюбленным материалом являются Выпуск № 3 / 2012 Филология для него тексты Н. В. Гоголя: «Храмом  уединенных  размышлений было выбрано людное кафе» [21, с. 186] и др. Чиновники полиции буквально «списаны» с гоголевских образов: «Сам Савелий Игна тьевич был мужчиной удобным, то есть умевшим вовремя нагнуться, приложиться или выслужиться» [21, с. 66]. Автор приводит широко известные и потому узнаваемые цитаты. Ср. включение в текст фра зы из «Евгения Онегина» А. С. Пушкина: «…Ванзаров, добрый  мой  приятель,  родился  на  брегах  Невы… Позвольте, где-то это уже было?.. Ну и ладно… Вернемся к Родиону» [21, с. 16]. Трансформируя смысл высказываний, автор вводит их в игровую реальность, усложняя «изображение» для читателя, придавая повествованию иронический смысл.

В романах А. Чижа можно наблюдать использование известного массовой литературе принципа «десакрализации» высоких литератур ных образцов: аллюзивное соотнесение с классикой усиливает коми ческий эффект: «Люблю тебя, Петра варенье…» [20, с. 9].

Таким образом, прецедентные высказывания, восходящие к русской классической литературе, позволяют автору осуществить экспликацию новых смыслов путем их соотнесения с уже известными, облеченными в слово смыслами без опасения быть непонятым. Кроме того, преце дентные вставки такого рода оставляют у читателя особое впечатление от текста, вызывая ощущение весьма определенной национальной при надлежности произведений. Они как бы вписываются в известную чита телю традицию, освященную временем. Конечно, это лишь внешнее со отнесение, не затрагивающее глубинных смысловых и эмоциональных пластов классического наследия. Но даже столь поверхностное обраще ние к классике погружает читателя в игровую реальность, обеспечивая ее «усложнение» и активность читательской позиции.

Опираясь на известную теорию М. Маклюэна, который предска зал глобальную театральность коммуникации [12], можно говорить ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ. ГЕРМЕНЕВТИКА о стремлении массовой литературы к моделированию «естественной коммуникации» (терминологическое определение М. Маклюэна), ко торая предполагает, что автор и читатель находятся в «едином процес се демонстрации смыслов, их интерпретации» [12, с. 38].

Й. Хейзинга утверждал, что игра позволяет человеку переме ститься в инобытие, в котором нет сословных, меркантильных и про чих ограничений: «Игра снимает то жестокое напряжение, в котором человек пребывает в реальности» [16, с. 47]. Массовая литература, с одной стороны, видит свою задачу в развлечении публики, а с дру гой стороны, немаловажными для нее являются такие задачи, как дей ственное манипулирование аудиторией, проецирование определенных стереотипов и способов мировосприятия, вовлечение коммуникантов в коммерческие отношения.

Процессы игрореализации в массовой литературе – явление раз нородное и интересное. Их изучение позволит глубже понять механизм воздействия художественного текста на читателя, прояснить отноше ния автора и читателя как равноправных коммуникантов, а также вы явить скрытые взаимосвязи в пространстве современной культуры.

Литература 1. Апинян  Т.  А. Игра в пространстве серьезного. Игра, миф, риту ал, сон, искусство и другие / Т. А. Апинян. – Санкт-Петербург : СПбГУ, 2003. – 400 с.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.