авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«1 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Прежде всего, нужно зафиксировать, что теория представляет собой систему законов и закономерностей. И законы изменяются, когда их на чинают приводить в систематизированную, упорядоченную связь друг с другом, как, например, заключение брака между двумя людьми, которые после этого уже не будут такими как раньше. Каждый из законов вбирает что-то в себя от сущности других. Он становится в большей степени обобщающим, заново формулируется, или в любом случае заново интер претируется. Часто в социальных науках теория представляет собой не со вокупность новых законов, а их новая взаимосвязь. Точно так же из одних и тех же балок можно соорудить разные мосты, соединяя балки различ ным образом. Теория объясняет законы не как что-то, что методологиче ски выше законов, но как внутренняя составляющая, задающая законам цель и значимость, заимствованные у иных единиц теории. С нашей точки зрения, именно в этом смысле теория объясняет социальный факт: относя его не к абстрактной сущности или регулярности, а к другим фактам. Что управляет частностями – так это именно соотношения с другими частно стями. Даже если некоторые методологи утверждают, что законы означа ют реальные универсалии, они не обязательно переносят это на теории.

Нам представляется, что гносеологические системы, которые со ставляют теории в социологии, можно разделить на два типа. Наверное, на первый взгляд, можно было бы различать теории, находящиеся на более ранних и более поздних стадиях формирования. Но предпочтительнее вы страивать типологию теорий в социологии на основе двух разных типов реконструктивных логик. Теории в социологии представляют собой не столько разные теории, сколько различаются в рациональной реконструк ции теорий социологами, выполняющими методологические действия.

Прежде всего, обратим внимание на группу теорий, которые состоят из законов, более или менее плотно увязанных между собой сетью взаим ных связей и отношений. Здесь теория представляет собой хорошо разли чимую конфигурацию или образец. Единицы, составляющие теорию, схо дятся в некой центральной точке, которая фиксирует один из факторов, играющих заметную роль в феномене, теорией объясняемом. Такие тео рии можно назвать теория объединенного типа (или "факторного типа").

Эти теории, состоят из утверждений, тенденций, имеющих смысл, если они применяются совместно. Закон или социальный факт объясняется теорией объединенного типа, когда е место в исследовании очевидно и необходимо. В качестве примера можно указать на теорию социального института, теорию конфликта и теорию обмена, в биологии, вероятно, это теория эволюции, в космологии – теория "большого взрыва".

Иной тип теорий – теории иерархического типа – состоят из законов, которые представлены как выводы из некоего количества основных прин ципов. Закон здесь объясняется демонстрацией того, что являются логиче ским следствием данных принципов. Существование социального факта объясняется демонстрацией того, что он вытекает из заданных принципов, вместе с определенными первоначальными условиями.

Иерархия – это дедуктивная пирамида, по которой и поднимается исследователь к наименьшему количеству эмпирических фактов и более общим суждениям, даже законам. Вследствие решающей роли дедукции и дедуктивных отношений между суждениями в таких теориях, они выдер жанны в постулированном или формальном стиле. Такую теорию можно описывать как состоящую из: 1) вычисления и утверждения, содержащего названия для «теоретических сущностей» социальной реальности, элемен ты которой исследуются и которые дают горизонтальные уточнения зна чению этих названий;

2) набора «координирующих суждений», дающих сущностям вертикальное уточнение, словарь, организованный в терминах наблюдения;

и 3) из интерпретативной модели, системы, в которой посту латы вычислений верны, когда их интерпретитуют так, как это определе но. В качестве примера иерархических моделей можно назвать экономи ческую теорию Дж.М.Кейнса, теорию социальной организации А.И.Пригожина, теорию политической социологии В.Д.Виноградова.

Несколько иная классификация может быть основана на характери стиках скорее содержания, чем формы.94 Можно предположить, что любая теория в социологии и иных социальных науках разграничивает объясни тельную оболочку, окружение для феномена социальной реальности, с ко торым она имеет дело. Данное окружение вокруг события или социально го факта представляет собой содержание, относящееся к теории этого со бытия или социального факта. Содержание этой оболочки с точки зрения теории содержит то, что является эффективно изолированной системой.

Такая система состоит из суждений, которые необходимы и достаточны для объяснения в соответствии с теорией события или социального факта, которые изучаются. На этой основе можно говорить о макро теориях, ко ренных, основных и микро теориях в соответствии с обширностью объяс нительной оболочки. Такое различение зависит от масштаба законов, за ключенных и проявляющих себя в рамках теории, а также, вероятно, от величины социальных групп, на которые она распространяется. Здесь тео рии общей социологии могут быть увязаны и могут зависеть от теорий среднего уровня, теорий социальных институтов, от социальной психоло гии или теорий интеракции.

Высказывания социологов о теориях позволяют предполагать, что микро теории рассматриваются как более удовлетворительные и понят ные. Возникает ощущение, что только формулировка микро теории дат возможность реального научного понимания любого социального фено мена, потому что только это дат нам понимание внутреннего механизма социального явления. В результате большая группа теорий общей социо логии рассматривалась как просто не понятные. Так было с теорией соци Рузавин, Г.И. Указ. соч., с.29-30.

альных институтов или с теорией социальных систем Т.Парсонса. В осно ве такой позиции, как нам представляется, лежит то, что можно назвать принципом локальной детерминации: радиус объяснительной оболочки социологической теории должен быть как можно ближе к действию субъ екта в конкретной ситуации. В случае, где невозможно избежать стати стических выкладок, теорий, социологическое объяснение статистики не может касаться группы, меньшей, чем та, которая присутствует в стати стике. Такого типа локальная детерминация – есть принцип детерминизма, соединенный с характерной чертой социальной реальности отрицанием исключительной привязки социального действия ко времени и простран ству. Любое событие, где-либо произошедшее, может быть объяснено ссылкой на то, что должно быть обнаружено в определенном месте, в оп ределенное время.

Эту точку зрения можно сопоставить с тем, что Уайтхед назвал за блуждениями «простой локализации».95 Для всех очевидно, что личность это не то, что заключено внутри физического тела, так же как деньги не следует понимать в смысле местных особенностей монеты или валюты. В любом случае, в изучении социальной реальности методологически нет необходимости в жесткой локальной детерминации. Конечно, следует от давать предпочтение более формализованным, например, экономическим объяснениям, нежели сложным аналитическим абстрактным понятиям.

Ещ одна возможная классификация походит на изложенную выше – классификация по области, сфере деятельности. Теория может в основе своей иметь некую зафиксированную систему отношений между едини цами социальной жизни, объясняя социальные факты при помощи ссылок на эти отношения. Истоки этой классификации следует вести не от мето дологического требования Э.Дюркгейма, а от «Монадологии»

Г.В.Лейбница.96 Монадология – наиболее радикальный пример классифи каций по сфере деятельности, так как здесь совершенно отрицается воз можность влияния и пересечения различных сфер деятельности. Каждая из монад Лейбница заключает в себе самой весь универсум. Соответст венно, теорию личности в плане изучения социальных ролей можно про тивопоставить теории, в которой роли объясняются ссылкой на ряд по требностей индивидов, связанных между собой в социальных процессах.

Насколько велика сфера, на которую распространяется теория, зависит не от социальных масштабов законов, составляющих теорию, а от того, как законы определяют социальные факты. Таким образом, символический Whitehead, A.N. Science and the Modern World, N.Y., 1948, p.187-214.

Лейбниц, В.Г. Монадология// Лейбниц, В.Г. Сочинения» в 4-х тт., М.:Мысль, 1982, т.1.

интеракционизм, концентрируя исследования на «Я», и «обобщенном дру гом» может стать теорией общества.

Классифицируя теории, часто говорят о теориях более высокого или менее высокого уровня, и понимают под уровнем самые разнообразные характеристики, прежде всего социальный масштаб. Например, теория может касаться поведения человека в целом, или какого-то типа поведе ния, являющегося разновидностью человеческого поведения. Уровень теории может быть связан с е абстрактностью, длиной или сжатостью цепи, соединяющей теоретические термины с наблюдаемыми характери стиками социальных фактов. То, что можно назвать «уровнем» теории может зависеть от длины цепочки умозаключений в теории, шагов между е первичными, базовыми принципами и законами, которые дают воз можность применять теорию в конкретных случаях. Так, социологические теории, как правило, касаются общества в целом, а вот социально психологические более миниатюрны.

Что более существенно для классификации – это функции. Остано вимся на функциях теорий в социологии и в целом социальных науках.

Теория укладывает сведения, суждения, более или менее известные, в систему, или хотя бы их упорядочивает. Эта функция, функция упорядо чивания, предполагает больше, чем просто вопрос об «экономии мысли», который является вопросом сугубо позитивистским, и больше, чем просто логическое восстановление недостающей для полноты научной картины информации. Верно, что систематизация, невозможная без какой-либо теории, упрощает законы и приводит в порядок разнообразные факты со циальной жизни. Но это, с нашей точки зрения, только сопутствующий продукт более важного, более широкого действия, производимого теори ей: осмыслить, понять то, что иначе было бы лишено смысла, что остава лось бы ничего не значащими эмпирическими сведениями. Теория в соци альных науках это всегда больше, чем просто краткое изложение детер министических связей между фактами общественной жизни и социальных действий. Теория дат некоторые идеи, о правилах, принципах, в резуль тате которых эти связи и действия становятся понятны.

Давая значения, смыслы, теория фиксирует некоторые истины. На учная гипотеза может рассматриваться как верная, не только потому, что объясняет исторические факты и факты социальной жизни, но и если она не противоречит теории. В этом случае, в пользу выдвигаемой гипотезы будут свидетельствовать и факты, суждения базовой теории. Подобно то му, как научный закон в социологии не только подтверждается эмпириче скими и историческими данными, а также помогает придать собранным данным статус социальных фактов, так же и теория – не только подтвер ждает, формулируемые в е рамках законы, но и играет значительную роль в их содержании. Теория Дарвина о происхождении видов нашла поддержку в фактах об ископаемых, которые интерпретировались не как древние останки, а как переходные формы биологической жизни. Теория социальных институтов находит сво подтверждение в исторически за крепившихся стереотипах поведения в ситуациях удовлетворения общест венных потребностей через коллективные действия.

Иными словами, следы действия теории в исследовании имеет место не только тогда, исследование успешно завершается. Теория влияет на ход исследования в гораздо большей степени, чем любые другие апостериор ные дополнительные факторы: теория направляет поиск данных и обоб щений их касающихся. Можно встретить утверждение о том, что теории в физических науках – это конструкции, которые главным образом служат объединению, интеграции в единую дедуктивную систему ряда эмпириче ских законов, связь между которыми ранее не замечалась. В науках о по ведении человека, и в социологии и в психологии, дело обстоит несколько иначе. Здесь теории служат средством, с помощью которого формулиру ются эмпирические обобщения и законы. Именно поэтому они состоят из догадок о том, как неконтролируемые или неизвестные факторы в систе ме, которая изучается, связаны с экспериментально полученными пере менными или данными, полученными в результате наблюдения. Эту точку зрения чаще всего высказывают психологи, в частности К.Спенс.97 Он оп ределенно высказывает точку зрения, что теория в исследовании – это не процесс, а только продукт. Считаю возможным присоединиться к такой точке зрения. Роль теории в социологии, психологии вряд ли отличается от е роли в физике или биологии. Разумеется, есть отличия в количестве, силе, научном весе теорий, которые были созданы в отношении разных предметов, но везде теории работают, по сути, одинаково.

Важно то, что законы популяризируются, распространяются, нахо дят применение в социальной практике, когда они объединяются в тео рию. Теория служит и свахой, и повивальной бабкой, и крестной матерью одновременно. Это та роль, которая в работе Г.И. Рузавина названа «эври стической функцией» теории.98 Конечно, законы могут формулироваться на основе разных эпистемологических источников – прямым изучением социальных фактов, или в результате сравнения и аналоги с теми закона ми, которые уже известны – то, что можно назвать пространственными обобщениями. Однако возможность таких формулировок становится с проведением каждого исследования вс менее вероятной в рамках сфор мированных научных предметных рядов. Более или менее непосредствен но наблюдаемые регулярности почти тавтологически узнаются сразу, Marx,M.H. (ed.): Psychologica Theory, N/Y., 1955, p. 178-9.

Рузавин Г.И. Научная теория: Логико-методологический анализ.- М., 1978, с.

158-165.

прежде всего. Чтобы преодолеть ограниченность предметного ряда, раз вивать исследование на более высоком или просто ином уровне, нужно двигаться от материалов наблюдения к теоретическим конструкциям. И в настоящее время, в наиболее методологически развитых науках практиче ски не бывает, чтобы новый закон был открыт или предложен просто по сле проведения экспериментов и наблюдений, изучения их результатов.

Практически всегда движение в направлении формулировки новых зако нов следует вслед за созданием теорий для объяснения известных ранее законов. В социологии науки это зафиксировано ещ в середине прошед шего века как закономерность. «История науки свидетельствует, что дей ствительно революционные и значительные шаги вперд в науке происхо дят не из эмпиризма, а от новых теорий».99 Разумеется, теория не сможет послужить основанием для продуцирования новых законов или знаний иного типа, объясняя старые, до тех пор, пока накопленные старые объяс няются неубедительно. Социология, в том числе российская социология, как это формулируется в последнее время (например, выступление В.В.Радаева на III Всероссийском социологическом конгрессе в 2008 го ду100или статьи Р.Коллинза и других авторов в сборнике, посвященном Никласу Луману101) находится на некотором рубеже развития, когда клас сические парадигмы, связанные с теорией социального действия уже пе рестали удовлетворительно объяснять наблюдаемую социальную реаль ность. Однако это не значит, что деятельность социологов должна приос тановиться. Быстрее наоборот.

Можно сказать, что проблемой для социологии стало не отсутствие интересных теорий, а е быстрое распространение на новые, значительные пространства. Историю науки можно представить как историю последова тельной замены плохих теорий более подходящими. И важен способ дви жения вперд, важно как современные ученые учитывают достижения предшественников. В современной, в том числе российской социологии теоретизирование в большой степени строится на том, что уже было соз дано. На старой основе создаются новый набор проектов. Важно, что но вые научные теории не «опрокидывают» старые, а только в той или иной степени переделывают их. Но, как мы знаем из концепции Т.Куна, даже научные революции сохраняют некоторую последовательную связь со старыми, отбрасываемыми концепциями. Часто в этом случае сохраняется «внешняя форма» предшествующей теории. Мы ведь видим, что земля – Conant, J.B. Modern Science and Modern Man, Garden City (N.Y.), 1953, p.53.

В.В.Радаев К вопросу о программе российской социологии. Доклад. III Все российский социологический конгресс «Социология и общество: пути взаимо действия», 21-24 октября 2008, Москва, 2008.

Теория общества. Сборник. М.: «КАНОН-пресс-Ц», 1999.

плоская. В этом, безусловно, есть доля истины – она так выглядит. А ги потеза, что она на самом деле круглая относится по-существу к большому радиусу кривизны. Важно, что эти две разные геометрические теории не отрицают друг друга, а дополняют. И геометрия плоскости применима в измерениях на небольших участках поверхности сферы. Любопытно, что в российской социологии в конце 80-х – начале 90-х годов сосуществовали для объяснения разных социальных фактов марксизм и «создание идеаль ных типов» М.Вебера, марксизм и теория социальных систем Т.Парсонса.

Можно утверждать, что согласование между объяснительными уровнями в рамках одной теории является вопросом сохранения целост ности и статистической чистоты данных. Но законы и законообразные су ждения, связывающие эмпирические данные, также передаются в некой форме. Иногда старые законы сохраняются как особый случай в рамках более широких законов, значимых для новой теории. Однако такой вари ант последовательного, «встраивающегося» развития теорий в науке не единственный. Старые убеждения могут быть трансформированы новым знанием, но сохраниться трансформированными, а не быть просто отверг нутыми. Знание совершенствуется не только в результате количественно го роста и последующей замены сомнительных, двусмысленных элемен тов на более четкие, но также в результате переосмысления и переделыва ния старых когнитивных материалов в содержание новой теории. Иерар хически организованные теории в социальных науках обычно улучшаются посредствам замены некоторых их постулатов другими. Или мы можем переформулировать новую комбинацию данных и социальных фактов, об разуя из них старую теорию или иную форму научного теоретического знания. В случае если теория представляет собой последовательно связан ные между собой элементы, выстроенные «цепочкообразно» изменяемый элемент либо укрупняется, захватывая более широкое социальное про странство, а чаще всего просто меняется. Развитие науки дат этому мно гочисленные примеры. Так, получаемые современными астрономами зна ние о том, что некоторые так называемые туманности не являются обыч ным скоплением вещества, но далкими системами звзд, не только по зволило создать новые концепции эволюции звзд, но и серьзно измени ло современное понимание устройства Вселенной. Точно также обнару жение З.Фрейдом того факта, что существует сходство между лунатиком, влюбленным и поэтом, не только демонстрировало формы сумасшествия, но изменило понимание психологами психической нормы. В социологии изучение Э.Дюркгеймом самоубийства привело к появлению теории «аномии» и распространению этого состояния на общества с целью объ яснения общественных деструктивных явлений.

В целом, вероятно, можно говорить, что научное знание и социоло гическое знание в том числе, растет и меняется двумя путями: экстенсив но расширяя объм эмпирического материала и теоретических элементов для объяснения или интенсивно, значительно изменяя объяснительные схемы. Рост путем расширения в социологии состоит в том, что сравни тельно полное объяснение отдельного социального факта (например, об мена или конфликта) переносится на объяснение других социальных еди ниц. Рост посредством насыщения можно представить в виде мозаики или картинки, паззла: научная доктрина выгладит состоящей из отдельных ку сочков, в большей или меньшей степени смонтированных друг с другом.

Если мы имеем дело с ростом посредством насыщения, то вначале неполное объяснение изучаемой части социальной реальности делается вс более и более адекватным. Рост такого типа, как мне кажется, был свя зан с концепцией эволюции живых организмов Ч.Дарвина, концепцией личности З.Фрейда, доктриной общественно-экономической формации К.Маркса. Вклад этих ученых велик не потому, что они детально, полно описали и объяснили некую часть предмета научного поиска или некую совокупность социальных фактов. Их концепции значительны тем, что указали пути для развития последующих наблюдений и формулировки на их основе новых научных теорий. И в свою очередь это дало возможность лучше понимать широкомасштабные социальные явления. Метафорами такого типа роста научного знания могут быть, например, проявление фо тографического негатива, настраивание оптического прибора на фокус и резкость, постепенное освещение затемннной комнаты, то есть прогресс не по частям, но постепенный широкомасштабный прогресс.

Представляется, что и то и другой вид роста имеют место в теорети ческом движении социологического знания, причм это касается и теорий иерархически организованных теорий и для последовательно, «цепочко образно» связанных. Новая теория в социологи добавляет какое-то знание, но также изменяет взгляд на то, что было известно ранее, разъясняет это, дат новое значение, а также подбирает эмпирическую базу для подтвер ждения. Доктринальные системы в науке растут исключительно посредст вом экстенсивного расширения.102 Это по существу закрытые системы знания. Это несколько ущербный рост, так как «рост» в науке не просто прибавляет некие элементы к уже существующим, остающимся неизмен ными. Вся структура, скелет теории изменяется с ростом, даже если тео рия в целом и частями остатся узнаваемой и похожей на то, что было ра нее. Система наука не может быть охарактеризована гибкой, если бы структура, составляющая е, не могла бы меняться с ростом знания. Об щеизвестное суждение, что научная теория организует знание, не должно скрывать столь же важную истину о том, что социологическая теория мо Hutten, E.H. The Origins of Science, London, 1962, p. 230.

жет менять содержание знания об общественных явлениях, так же как и форму.

4.5. Особенности развития научных теорий в социологии В ранний и по большей части классический периоды развития социоло гии, общественных наук в целом, доминировал взгляд на миссию и кон цепцию научной теории, которую я назвал бы реалистической. Такой же реализм лежал в основе наук о природе, по образцу которых создавались позитивистские концепции социологии. Научные теории об обществе и отдельных социальных явлениях рассматривались как открывающие кар тину, точнее карту социальной реальности. Конант, американский мето долог, предположил, что эта точка зрения основана на ошибочной анало гии, вполне понятной в историческом контексте оптимизма ХIХ века. «Те, кто утверждал, что исследует структуру социальной вселенной, представ ляли себя первопроходцами и составителями географических карт». 103 На учный прогресс, согласно такому взгляду, рассматривался как вопрос расширения области того, что известно. Детали могут быть дополнены со временем, а наиболее важные события, изменения происходят только на границах уже открытого мира. Формулировка новой теории означала, что она нанесена на карту, на ней вывешен наш флаг и она наша навсегда.

Однако чтобы территории сделать действительно своей люди должны на ней жить, обустраивать, колонизировать, развивать и таким образом ме нять облик территории. Обновлнная территория потребует новых карт, новых схем. Это и есть взгляд на природу социальных теорий, который можно назвать инструменталистским. Научные теории – это инструменты исследования социальной реальности и рефлективного выбора проблем ных ситуаций. Научная теория – это не символ веры, кредо исследователя, а быстрее идеология и чаще всего политика. Теория нужна, чтобы предпо лагать, стимулировать, направлять наблюдения, измерения, проведение экспериментов. Конечно, е основная роль – соединять и координировать различные явления и действия, но выполнение этой роли достигается не в создании связующей картины, а в предписаниях, указаниях, при помощи которых социолог движется от одного элемента к другому. С этой точки зрения инструментализм ни в коем случае нельзя рассматривать как аль тернативу реалистическим концепциям и взглядам на теорию. Инструмен тализм – это уточнение, «конкретизация», по мнению петербургского со циолога В.Г.Овсянникова, общественной идеи, социальной ценности, ко торая стоит за попыткой социального исследователя отражать каким либо образом социальную реальность. Карта некоего фрагмента социальной ре Conant, J.B. Modern Science and Modern Man, Garden City (N.Y.), 1953, p.92-93.

альности это приспособление, при помощи которого можно перемещаться с места на место. Соответствие карты реальности, той территории, кото рую она представляет, заключается в самом факте возможности е ис пользовать. Маршрут движения не нужно рисовать, изображать, предста вим, что он определн чередой парных цифр – для каждого поворота, рас стоянием до поворота и угол, на который следует изменить направление дальнейшего движения. Числа можно представить сдвоенными цифрами и огнями, зажигающимися в соответствии с цифрами «1» или «0», как раз это мы видим в работе информационных систем. Такая модель с огонька ми ни коим образом не напоминает маршрут прохождения, путь, тем не менее, это тоже карта, полностью эквивалентная карте нанеснной на бу магу. Смысл моего примера заключается в мысли о том, что в социальном исследовании не следует смешивать внутренние и внешние элементы мо дели, а также, что внутренние элементы определяют действия в рамках модели.

В научной литературе можно найти суждения о том, что как раз инстру ментализм не может объяснить, почему та или иная научная теория ус пешна. Тогда как реализм «дат очень простое и убедительное объясне ние, что существует некие социальные сущности, составляющие объек тивно существующую реальность, которые и реферируют хорошо под твержденные теории».104 Здесь, прежде всего, обращает на себя внимание то обстоятельство, что с точки зрения учных, успех научной теории при ходит со стороны другой теории. Теории, которая ясно дат понять в ка ком смысле первая теория позволяет или не позволяет справиться с объ яснением эмпирических данных. Наверное, объяснить, что некая теория в общественных науках актуальна, полезна, так как то, что она говорит о социальном мире верно, довольно просто. Хотя с моей точки зрения эта задача не связана с собственно пониманием общественной жизни. Но ин струментализм и не предполагает теорий с такими объяснениями. Инст рументализм в данном случае, означает акцент на основаниях для под тверждения существования интересующих социальных сущностей. Имен но это является свидетельством успеха теории в социологии. Карта хоро ша, так как она хорошо передат форму территории, но в социальных нау ках может случиться так, что форма обнаруживается в процессе составле ния карты.

Конечно, так бывает не всегда: социологические исследования могут да вать и первичные непосредственные данные наблюдений. Следует обра тить внимание и на то обстоятельство, что для инструменталистского взгляда несколько необычно, когда то, что было сформулировано как чис Feigl,H. and G.Maxwell (eds.) “Scientific Explanation, Space, and Time”, Minne sota Studies in the Philosophy of Science, Vol.III, Minneapolis, 1962, p.22.

то теоретическая сущность становится, благодаря улучшению инструмен тария, наблюдаемым. В общественных науках вследствие развития техни ческих и методических примов в социологии время от времени такое из менение статуса социальных фактов и феноменов становится возможным.

С моей точки зрения это нельзя рассматривать как методологическую проблему для социологии. Следует также принимать то, что никакие со циальные сущности, зафиксированные дефинициями, не являются «чисто наблюдаемыми». Вполне допустимо, что значение, важность нового науч ного статуса исходит из свидетельства, дополнительно представленного теорией, даже если теория связана с иным контекстом, иным содержани ем. Научная теория, в любом случае, не совпадает с наблюдаемыми явле ниями общественной жизни. В социальных науках теория, несомненно, продолжает играть важную роль в исследованиях, даже если с точки зре ния реалиста она рассматривается как фикция. Так классовые теории в на стоящее время в исследованиях российских социологов потеряли сво по всеместное значение, однако продолжают оказывать на них сво влияние.

Что действительно имеет здесь методологическое значение, в отличие от более общей философской постановки вопроса, так это то, что реализм склонен слишком много внимания уделять явным, грубым эмпирическим детерминантам научной теории. Если теория по существу является карти ной реальности, для того чтобы перейти к последовательной теории сле дует сконцентрироваться на изучении качественного состояния социаль ного явления или факта, а не на изобретении способов, при помощи кото рых можно их утилитарно концептуализировать. Среди социологов встре чается точка зрения, ориентирующаяся, как утверждается, на индуктив ный метод Бэкона: рассматривать факты до тех пор, пока законы, детер минирующие их, являются очевидными, затем следует найти самый про стой путь для объединения законов во всеобъемлющую теорию. Опирать ся здесь на Ф.Бэкона значит упрощать его. Сам Бэкон характеризует уче ного, как человека не склонного к абстрактному теоретизированию. Уче ный как паук раскидывает сеть – свою трактовку предмета. Он также не должен основывать сво знание полностью на опыте, но как муравей он собирает известные данные в кучу, и как пчела, питающаяся собираемым нектаром, перерабатывает его, превращая в чистейший мед. Традиция ме тодологов науки Бэкона, Милля и других в целом склоняет исследователя более к муравьям, а вот традиция классической французской социологии – более связана с развртыванием предметных полей.

Формулировка рабочих теорий требует креативной созидательной рабо ты, работы воображения, как постоянно подчркивают выдающиеся уче ные, например, А.Эйнштейн. Допустимо говорить об «открытии» законов, особенно в естественных науках, но о теории, по словам того же А.Эйнштейна, надо говорить, что она «изобретается» или «создатся».

Можно выделить некий класс паззлов, который будет зависеть от сложно сти, с которой мы сталкиваемся, осмысливая способ репрезентации, про ецируемый на то, что воспринимается как факт. Возьмм числа следую щей последовательности: 1898, 1903, 1905, 1906, 1907, 1917. Последова тельность этих цифр, сейчас основательно подзабытая, была хорошо из вестна всем, кто изучал в Советском Союзе историю КПСС. Следующая буква в последовательности: О, Д, Т, Ч, П, Ш - С. Это первые буквы чис лительных: 1, 2, 3, 4, 5, 6 – 7. Такие последовательности представляют со бой своего рода ловушки для того, кто ищет продолжения этих последова тельностей в качествах самих вещей, а не что-то, представленное формами размышления. Освобождение от иллюзии, что знание есть только способ ность воспринимать факты независимо от способа репрезентации, это как раз то, что Иммануил Кант назвал Коперниканской революцией. Я пола гаю, учитывать это существенно важно при оценке роли тории в социоло гии.

Я не хочу сказать, что креативное воображение играет важную роль в процессе формирования социологической теории, е контекста. Оно также предполагается, содержится в продукте, результате и таким образом вхо дит в контекст обоснования. Очень заманчиво предполагать, что социолог использует свою изобретательность только для того, чтобы представлять, чем может быть, изучаемая им социальная реальность, чтобы объяснить свои наблюдения общественной жизни. Теория в социальных науках ста новится понятной и востребованной, если социолог услышал «vox populus», или актуальную общественную потребность, что требует умения отстраниться от сиюминутности жизни и работы воображения. Проще ес тествоиспытателям – они только пытаются угадать замысел Бога, творца физического мира о возможности актуализации теории. Показателен зна менитый, общеизвестный «взрыв научного воображения» Кекуле, пред ставившего бензольное кольцо, как возможный способ организации ато мов бензола в молекуле. Именно таким образом они и оказались органи зованы. Но формулировка теории в социологии это не просто обнаруже ние скрытого факта, здесь теория – это возможный способ взгляда на фак ты, их организацию и репрезентацию, возможность создать «идеальный тип». Конечно, пространственная химия не является собранием выдумок, я просто хочу продемонстрировать, что пространственные модели, кото рые представляют научные теории, не являются простым выводом из ру тинного наблюдения или эксперимента. Так же орбиту электрона можно «увидеть» только в контексте сформулированной теории атома, е (орбиту электрона) не отождествляют с орбитой планет. Теория в социальной или естественной науке должна отражать объективность общественного бы тия, замысел творца природы, но важнейшая черта научной теории – тео рия создат свой собственный мир.

Разумеется, нельзя недооценивать требования, которые предъявляют факты. Вопрос здесь в том, как эти требования дают о себе знать. Ещ Аристотель характеризовал истину как высказывание о том, что сущест вует и о том, что не существует. Известно много вариантов высказываний.

А теория не просто говорит что-то отличающееся от того, утверждает на блюдатель. Теория говорит об этом иначе. Иными словами теория играет дифференцирующую роль в контекстах обычных утверждений. Различие между теоретической и описательной формулировками, по-моему, очень похожа на различие между метафоричными и буквальными утверждения ми. Метафора создатся поэтом. Но некоторые метафоры играют когни тивную роль, хорошо обоснованы и являются хорошим инструментом объяснения. А другие неестественны и надуманы. К какому из этих видов отнести ту или иную метафору зависит от реальных характеристик того, к объяснению чего метафору прилагают. Можно утверждать, что теория в социологии основываются на фактах, но она не представляет собой вари ант прямой репрезентации фактов.

С этой точки зрения, бессмысленно искать единственную, действительно правильную теорию. Следует искать опору, поддержку в различных тео риях, не рассматривая их как возможных кандидатов на единственное свободное место. "Знание обычно развивается в рамках множества тео рий" – указывал Куин. "Каждую можно использовать в какой-то мере.

Теории зачастую частично совпадают, перекрывают проблематику друг друга в своих логических законах и во многом другом. Но то, что они до бавляют нечто к единому и последовательно организованному наукой це лому – это только идеал. К счастью это совсем не то, что определенно требуется для научного прогресса". 105Цель теоретизирования – унифици ровать и систематизировать знание, но даже при стечении самых удачных обстоятельств, как известно из практики социологических исследований, такая цель никогда полностью не может быть достигнута. Новое знание каждодневно прибывает в большом количестве, принося с собой новые задачи, которые и пытается решать социологическая теория. И не следует ожидать от теории, что она будет способна разрешить эти задачи полно стью даже в ограниченной сфере какого-либо предмета общественной науки. Реконструктивная логика, которая на основе законов тождества и непротиворечивости представляет идеал чистой науки, если бы выполня ли все задачи стоящие перед ней, способна только запутать, затруднить понимание социологии как она есть. В данном случае, как мне кажется, верен принцип «сиадвара» древнеиндийского учения джайнизма: каждое предположение верно до определенного момента, каждое является только образом речи, в определнной социальной ситуации. Этот принцип в Рос Quine, W.V. Word and Object, N.Y., 1960, p.251.

сии известен из легенды о слепцах, изучавших слона и рассказывавших о нм разное. Я не хочу сказать, что социологи слепы, но и умеренность притязаний является также интеллектуальным достоинством. Ведь даже с наилучшими теориями социологи видят социальную жизни только час тично и никогда во всем е многообразии. Такой инструменталистский взгляд на научную теорию, когда предполагается, что значение теории, е функция исчерпывается действиями теорией предполагаемыми, не следу ет смешивать с вульгарным прагматизмом, который трактует действие на столько узко, что исключает проведение исследования. Напротив, требо вания по организации исследований и интеллектуальным операциям с эм пирикой, которые дат теория в социологии, ориентированы на широкий спектр задач и продуктов научной деятельности – для поиска и формиро ваний концепций и законов, постановки и осуществление наблюдений и экспериментов, проведения измерений или шкалирования, объяснения и формулировки прогноза.

Точку зрения инструментализма не следует совмещать со строгостью по зитивизма, для которой только суждения на основе наблюдения призна ются имеющими когнитивное содержание. Функции теории для социоло га-позитивиста – это функции посредника между различными наблюде ниями. А для инструменталиста на определенных этапах исследования именно теория рекомендует и направляет наблюдения, а не наоборот.

Теории это не только средство для получения иного социологического знания или для получения результата за пределами социологии. Теории в социологии имеют ценность сами по себе - как возможность обеспечить понимание социальной реальности. Образно выражаясь, понимание соци ального мира не означает получить на руки отпечатки, при помощи кото рых Бог его создал, но означает получить доступ к конспектам, наброскам, созданным человечеством, при помощи которых мы можем найти свой собственный путь.

Важной проблемой любой научной теории является проблема признания, утверждения теории в среде социологов. Следует иметь ввиду, что такое утверждение социологической теории или иного научного суждения не является вопросом некоего официального решения, заявления о важности такого суждения. Нередко в истории случались случаи «платонизация»

социальной теории, когда она понималась как единичная, замкнутая на себя сущность, а не результат деятельности многих учных, работающих в широком разнообразии конкретных и постоянно меняющихся социальных и исторических контекстах. В некий данный момент теория будет принята учными в связи с какой-то целью. Но в то же время другими она может отвергаться или просто не использоваться. Даже ученые, продемонстри ровавшие выдающиеся достижения в науке, могут высказывать отрица тельное отношение или неудовлетворенность теориями, уже получивши ми широкое признание. Известно, что Гюйгенс был неудовлетворн меха никой Ньютона, между Эйнштейном и Бором долгое время шл спор о волновой или корпускулярной природе света. Социология классического периода – это постоянные дискуссии по самым разным проблемам и фе номенам науки и общественной жизни. В целом состояние опровержения или доказательства можно рассматривать скорее как правило, нежели как исключение. Очень мало теорий в социологии принимается всем социоло гическим сообществом и сразу.

Разумеется, можно, воссоздавая ситуацию, найти решение проблем ста новления научной теории. Ясные и точно сформулированные критерии для таких решений разрабатывали Р.Карнап и его последователи. Но вс таки следует признать, что такие рекомендации ограничены естественно научными теориями, сформулированными очень простым и полностью формализированным (математизированным) языком, поэтому влияние ло гических позитивистов на социологию незначительно. Многие методоло ги высказывают сомнения о возможности когда-либо сформулировать для общественных дисциплин, дисциплин о поведении подобные критерии общепринятыми логическими примами, и, вероятно, с этой точкой зре ния следует согласиться. Ситуация в современной социологии, и ещ бо лее это характеризует современную российскую социологическую науку, неустойчива, подвижна. Кажется невозможным сформулировать все сви детельства и аргументы, статистические и неформализованные, которые можно было бы приводить в поддержку или с целью критики той или иной социологической теории.

Утверждать, что существует некий обязательный компонент для хороше го научного суждения, конечно, недостаточно. В сво время И.Кант ут верждал, что такое суждение возможно, даже обязательно, так как именно там, где есть правила для применения, требуется использовать для форму лировок правильные правила – правление закона невозможно без судов и судей. Но вопрос, из чего же состоит, что создат «хорошее научное тео ретическое суждение» остатся. Теорию в науке нельзя считать валидной, подтвержденной только потому, что она принята учными. Часто она при нимается научным сообществом, потому, что оно предполагает, что тео рия валидизированна. Вопрос о нормах валидности теории в науке остат ся важным. Следует только прояснить - какие нормы для этого требуются.

Валидизация теории в социологии не может рассматриваться как е одоб рение или не одобрение. Однако это действие, которое в дальнейшем предполагает широкое распространение теории через публикации, стоит ли обучать этой теории, или даже применять в исследованиях и общест венной практике. Большая или меньшая востребованность социологиче ской теории в любом случае зависит от того веса, значения, который е приписывается. От общественной значимости теории зависит более или менее широкий или ограниченный размах е применения.

Нормы валидизации теорий в социологии, вероятно, можно сгруппиро вать в три группы: нормы корреспондирования (соответствия фактам), нормы когерентности (связности, последовательности), нормы функцио нирования (применимости). Основная, конечно, первая, группа норм кор респондирования, две другие можно рассматривать как интерпретацию корреспондирования. Фундаментальным, основным принципом, управ ляющим наукой является принцип реальности. Научные суждения прове ряются и контролируются через свойства вещей, о которых наука говорит нечто. В науке, в том числе и социальной, просматривается определенное подчинение, следование логике и смыслу мира, который был уже создан, когда мы в него пришли. Знаменитая формула: «свобода – есть осознанная необходимость» и в этом случае актуальна. В России, где проводились широкие не только социальные эксперименты, но и эксперименты над природой, мы теперь видим, что позитивные изменения по воле субъекта возможны, только если действия субъекта подчиняются логике и смыслу мира. Научная мысль, научная теория должна соответствовать смыслу и логике наблюдаемого объекта. Альтернатива этому то, что Бертран Рассел назвал «субъективистским сумасшествием».

Следует, прежде всего, сделать некоторые замечания о том, что названо нами нормами корреспондирования. Общеизвестно, что попытки достичь или даже представить идеальную истину - бесплодны. В науке, а в соци альных науках и социологии в особенности, истина характеризуется как относительная. Поэтому и как критерий для валидизации теории в социо логии апелляция к истине непригодна. Когда кого-либо просят обосновать свои убеждения, нет смысла говорить, что они истинны, так как всем оче видно, что ключевой здесь вопрос: что позволяет людям думать, что их убеждения истины. Для социолога более приемлемой является позиция, рекомендованная Чарльзом Сандерсом Пирсом: характеризовать истину как результат исследования, которое осуществлено надлежащим образом.106 Конечно, это несколько не то, что философы понимают под истиной, но определение истины не может вли ять или составлять критерий е компетенции. Можно утверждать, что тео рия истина, если она устанавливает социальные факты и на основании этих фактов предсказывает развитие событий. Тем не менее, нельзя забы вать, что то, как концептуализируются факты в свою очередь зависит от теорий, которые лежат в основе исследований. Это своего рода замкнутый круг. Он становится порочным, если представлены только факты, под тверждающие данную теорию, если они собраны небрежно и если теория См. Мельвиль Ю. К., Философия Ч. С. Пирса, М., 1964.

отрывает их из общего социального контекста. Вера в существование кол довства была нелогична, не потому, что принимала как должное сущест вование фактов, которые она пыталась объяснить, но потому, что давала такое неудачное объяснение тем самым реальным фактам, которые приво дились в е поддержку.

Любое обращение к «социальным фактам» должно быть основано на здравом смысле, как бы модно ни было недооценивать его значение. Каж дая проблемная ситуация возникает в рамках окружения, которое Дж.Мид назвал «мир, который там», матрице непроблематичного. И каждая гипо теза в социологии возникает на основе некоего предположения. Конечно, иногда преодоление таких предположений становились проблемой на пу ти развития социологии, и прогресс социологической науки требовал сме лости, чтобы их отбросить. Но тотальный скептицизм настолько же бес плоден, как и некритическое принятие доктрин. Каждое исследование должно иметь сво начало. И в социологии это начало ушло далеко от картезианского высказывания: «мыслю, следовательно, существую». Один из отцов церкви в споре с оппонентом выдвигал следующее возражение против того, что земля круглая. Он обращает внимание на то, что когда сторонников этого спрашивают, почему люди не падают на другой сторо не с земли, отвечают о существовании некой силы, оказывающей давле ние внутрь земли одинаково во всех направлениях. И это можно понять:

попав в одну абсурдную ситуацию, защищая е люди, нагромождают сле дующую небылицу, и разубедить их рациональными доводами невозмож но. Доводы отца церкви нам кажутся не более чем забавными, но не пото му, что он формально неправ. Критиковать теорию следует, демонстрируя какой большой ущерб она наносит тому, что уже воспринимается как факт общественной жизни, находящейся в неком равновесном состоянии. И это несмотря на то, что критикуемая теория может оказаться верной.


Защищая теорию можно принимать во внимание масштаб социальных фактов, которые охватывает теория, особенно их разнообразие и разброс.

Научная теория неприемлема, если создатся для объяснения частного случая. А факты, свидетельствующие в е пользу, подобраны так, чтобы быть объясннными после выдвижения самой теории. При ложности, со мнительности антецидента суждение может быть как истинным, так и ложным.107 Именно на это обратил внимание упомянутый отец церкви.

Если социологическая теория подогнана под факты, которые объясняет, если она объясняет только данные факты, нет оснований ожидать от не, что она приложима к фактам иного рода, круг которых будет вс более расширяться. Легко переоценить вес и влияние теории, когда на е основе Логика: наука и искусство. Ред. В.С.Меськов. - М.: Высшая школа, 1993, с.84 86.

было сделано удачное предсказание развития событий. Но ведь и обычное эмпирическое обобщение также позволяет делать предсказания такого ро да. Что следует учитывать, прежде всего, оценивая валидность теории на основании подобранных в е пользу свидетельств, так это сочетаемость, совместимость этих свидетельств. То есть оцениваемая социологическая теория должна быть корреспондирована, соотнесена с имеющимися уже знаниями об общественной проблеме. Отсюда идея норм корреспондиро вания в оценке, валидизации теории в социологии.

Ещ более важны нормы когерентности, логической последовательности и связности теории.

Различные ненаучные и псевдонаучные доктрин часто неудачны, неубе дительны, потому, что плохо стыкуются с уже созданными теориями, на основе которых они паразитируют. Требование когерентности теории с существующим научным знанием так же важно, как и опора на хорошо подобранные факты. Можно говорить о чувстве узнавания, когда какой-то мало знакомый феномен внезапно становится знакомым и признатся как само собой разумеющийся. Очень разные, отдаленные ранее друг от друга явления неожиданно совмещаются. Это как некое чувство полноты, цело стности, когда фрагменты совпали и образовали нечто цельное. Такая предсказуемая совместимость является необходимым испытанием, кото рое проходит любая теория в социологии. Например, средства массовой информации частенько говорят о существовании телепатии. Конечно, прежде всего, уместны вопросы о приемлемости приводимых свиде тельств: как фиксировался случай, адекватны ли были средства контроля, является ли убедительной статистика и так далее. Но самое главное, что это противоречит всему, что нам известно о способах передачи информа ции.

Однако, очевидно также и то, что в оценке социологической теории нельзя ориентироваться исключительно только на интегрированность и когерентность научного знания. Это означало бы ставить барьер любому реальному прорыву в нашем мышлении. Нормы когерентности – это кон сервативный принцип, который всегда подавлял свободу мысли, которая могла бы привести к перевороту в социологии. Постоянное напоминание о том, что каждая новая теория в социологии должна быть связана с тео риями классического периода, создавало характеристику социологии как закрытой системы знания. И это серьзно противоречит самой идее науки как системы открытого и даже фальсифицируемого знания.

Принятие научной теории учными в значительной мере затрудняется, если она сформирована изолированно. Ошибочно предполагать, что в этом случае Валидизация вытекает из столкновения «данной» теории с «данными» фактами наблюдений. Важна опора на иные теории и факты, а также апробированный инструментарий наблюдений.

В любом случае при оценке теории должен быть принят во внимание на бор альтернативных ей теорий. То, что социологическая теория получает признание, не означает, что она дат более правильное, близкое к истине объяснение, а только то, что она более приемлема как объяснение, чем другие возможные. На каждой стадии исследования социолог должен как можно более полно использовать ресурсы, имеющиеся в его распоряже нии. Если в процессе размышлений возникает целесообразность во вре менном принятии той или иной теоретической конструкции, это следует сделать, невзирая на идеологические препятствия. Философская истина может трактоваться как вечная, но наука требует теоретической чистоты именно столько, сколько достаточно на данный момент исследования. Бо лее того, с моей точки зрения, методология должна помочь исследователю отказываться от трактовки альтернативных теорий как идеологических барьеров. Альтернативы имеют не более чем психологическое значение и не должны повлиять на результат, к которому реально приходит ученый.

Тем более не должны продиктовать этот результат.

Для понимания и восприятия социологической теории очень важна такая норма как простота, которую, разумеется, не следует путать с упрощенно стью и поверхностностью.

Здесь, прежде всего, следует проводить различие между тем, что Райхен бах называл «описательной» и «индуктивной» простотой. Первая – это простота самого описания, вторая – простота того, чему датся описание.

Это может быть представлено как две теории, одна из которых описатель но проще, чем другая, но на самом деле они эквивалентны по содержа нию. Иллюстрацией этому может быть эквивалентность выражений ( а + в )2 и а2 + 2ав + в2.

Заключение В монографии нашли отражение некоторые проблемы методологической оформленности социально-политических наук. Разумеется, это, прежде всего, касается социологии. В опубликованной не так давно на русском языке работе Н.Лумана "Дифференциация" указывается, что наиболее значительные социальные сферы, которые предполагают специфическую, жизненно важную для всего общества сферы, проходят период "отдиффе ренцированности" и институционализации. Момент "отдифференциации" – это не только формирование новых социальных институтов и организа ций, появление новых профессий и видов деятельности. "Отдифференци рованность" – это ещ и специализация, появление устойчивых стандар тов, форм деятельности. Социология, социальные науки в целом, длитель ное время не могли вырваться из объятий социальной философии и стать полноценными самостоятельными видами интеллектуальной деятельно сти. Приобщение социологов к общенаучным формам проведения иссле дований можно рассматривать как один из этапов, проходящих часто дос таточно незаметно, институцианализации и "отдифференцированности" из социальной философии. Исследования социальных философов не нужда ются в жсткости научных форм и формулировок. Такие формы во мно гом сужают, накладывают ограничения на свободный полт философской мысли. Социальная наука лишена этого преимущества. Е суждения неиз бежно должны быть значительно более строги.

В монографии сделана попытка показать наиболее важные элементы ме тодологической матрицы, характерной для социологических исследова ний. Методология, процедуры измерения, формирование моделей и фор мулировка теорий все эти формы ориентированы на объективность, все общность, точность, открытость – качеств, которые и отличают социаль ную науку, социологию делают е практически ориентированной и при влекательной.

Библиографический список 1. Абель Т. Социология: основы теории.- М.: Вузовская школа, 2003.

2. Абдильдин Ж., Нысанбаев А. Диалектико-логические принципы построения теории. – Алма-Ата, 1973.

3. Августин Аврелий. Исповедь.- М.: Республика, 1992.

4. Акофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах.- М., 1974.

5. Андреев И.Д. Научная теория и методы познания. М., 1975.

6. Андреев И.Д. Методологические основы познания социальных явлений. М., 1977.

7. Андреенков В.Г., Косолапов М.С. (ред.) Сравнительный анализ и методика социологических исследований. - М., 1989.

8. Аристотель. Сочинения. Т.1 «Метафизика».- М.: Мысль, 1975.

9. Батыгин Г.С. Обоснование научного вывода в прикладной социо логии. - М.: Наука, 1986.

10. Бауман З. Мыслить социологически.- М.: Аспект-Пресс, 1996.

11. Башляр Г. Избранное. Т.1. М.- СПб.: Университетская книга, 2000.

12. Бергер П., Лукман Г. Социальное конструирование реальности. М.: Academia-Центр, «Медиум», 1995.

13. Берталанфи Л. Общая теория систем – критический обзор// Исследо вания по теории систем. - М., 1969.

14. Богданов А.А. Всеобщая организационная наука. Т. 1-2.- М.:

Экономика, 1989.

15. Большой толковый социологический словарь (Collins). Т. 1-2.- М.:

Вече, АСТ, 1999.

16. Бунге М. Причинность.- М.: Иностранная литература, 1962.

17. Бурдье П. Практический смысл. – СПб.: Алатейя, 2001.

18. Бэкон Ф. Новый Органон.- М., 1935.

19. Бэкон Ф. Сочинения. Т. 1-2.- М., 1977-1978.

20. Василенко И.А. Геополитики.- М.: Логос, 2003.


21. Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Социология ХХ1 века. М.: Логос, 2003.

22. Вартовский, М. Репрезентация и научное понимание.- М., 1988.

23. Вебер М. Избранные произведения.- М.: Прогресс, 1990.

24. Вертгеймер М. Продуктивное мышление.- М.: Прогресс, 1987.

25. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат.- М., 1958.

26. Витгенштейн Л. Философские работы. Ч.1.- М., 1994.

27. Войшвилло Е.К. Понятие. – М., 1967.

28. Войшвилло Е.К. Понятие как форма мышления: логико гносеологический анализ.- М.: Изд-во МГУ, 1989.

29. Волгин Л.И., Левин В.И. Непрерывная логика. Теория и приме нения.- Таллинн, 1990.

30. Воронов, Ю.П. Методы сбора информации в социологических исследованиях.- М.: Статистика,1974.

31. Гаджиев К.С. Геополитика.- М.: Логос, 1997.

32. Гаек П., Гавронек Т. Автоматическое образование гипотез.- М.:

Наука, 1984.

33. Гемпель Г. Мотивы и «охватывающие» законы в историческом объяснении // Философия и методология истории.- М., 1977.

34. Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. М.: Академический Проект, 2003.

35. Голофаст В.Б. Методологический анализ в социальном исследо вании.- Л.: Наука, 1980.

36. Горский Д.П. Вопросы абстракции и образование понятий. – М., 1961.

37. Горский Д.П. Логика.- М., 1963.

38. Готтсданкер Р. Основы психологического эксперимента.- М.:

МГУ, 1982.

39. Гофман А.Б. Семь лекций по истории социологии. Изд.2.- М.:

Университет, 1997.

40. Грушин Б.А. Массовое сознание.- М.: Политиздат, 1987.

41. Давидюк Г.П. Прикладная социология.- Минск: Вышэйшая шко ла, 1979.

42. Девятко И.Ф. Модели объяснения и логика социологического ис следования.- М.: ИС РАН, 1996.

43. Девятко И.Ф. Диагностическая процедура в социологии. Очерк истории и теории.- М.: Наука, 1993.

44. Девятко И.Ф. Социологические теории деятельности и практиче ской рациональности.- М.: Аванти плюс, 2003.

45. Декарт Р. Разыскание истины.- СПб.: Азбука, 2000.

46. Джессен, Р. Методы статистических обследований.- М.: Финансы и статистика, 1985.

47. Дюверже М. Политические партии.- М., 2000.

48. Дюркгейм Э. Социология. Е предмет, метод, предназначение. М.: Канон, 1995.

49. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социо логии.- М.: Канон, 1991.

50. Елисеева, И.И., Юзбашев, М.М. Общая теория статистики. 4-е изд.-М.: Финансы и статистика, 1998.

51. Здравомыслов А.Г. Методология и процедура социологических исследований.- М.: Мысль, 1969.

52. Зотов А.Ф. Структура научного мышления. – М., 1973.

53. Ивлев Ю.В. Логика.- М.: МГУ. 1992, с.7-10.

54. Интерпретация и анализ данных в социологических исследова ниях / Отв. Ред. В.Г.Андреенков, Ю.Н.Толстова. М., 1987.

55. Йоас, Ханс. Креативность действия. – СПб.:Алатейя, 2005.

56. Кант И. Критика чистого разума.- СПб.: Тайм-аут, 1993.

57. Кант И. Критика практического разума.- СПб.: Наука, 1995.

58. Карнап Р. Значение и необходимость.- М.: ИЛ, 1959.

59. Качанов Ю.Л. Начало социологии.- СПб.: Алатейя, 2000.

60. Конт О. Дух позитивной философии. (Слово о положительном мышлении).- Ростов н/Д.: Феникс, 2003.

61. Копнин П.В. Диалектика, логика, наука. М.- 1973.

62. Корнфорт М. Наука против идеализма.- М., 1957.

63. Костюк В.Н. Методология научного исследования.- Одесса, 1976.

64. Крымский С.Б. Научное знание и принципы его трансформации. Киев, 1974.

65. Куайн У. Слово и объект.- М.: Логос-Праксис, 2000.

66. Кузнецов В.Н. Немецкая классическая философия второй поло вины 18-начала 19 века.- М.: Высшая школа, 1989.

67. Кун Т. Структура научных революций.- М.: Изд-во АСТ, 2003.

68. Кюнг Г. Великие христианские мыслители.- СПб.: Алатейя, 2000.

69. Лазарсфельд П. Методологические проблемы социологии // Со циология сегодня: Сб. статей.- М.: Прогресс, 1965.

70. Лазарсфельд П. Измерение в социологии // Американская социо логия: Перспективы, проблемы, методы / Под ред. Г.В. Осипова.- М.: Про гресс, 1972.

71. Лакатос И. Фальсификация и методология научно исследовательских программ // В Т. Кун. Структура научных революций. М.: Изд-во АСТ, 2003.

72. Лейбниц, В.Г. Сочинения», 4 тт., М.:Мысль, 1982.

73. Лейси, Х. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание.- М.: Логос, 2001.

74. Логика: наука и искусство.- М.: Высшая школа. 1993.

75. Локк Дж. Избранные философские произведения.- М., 1960.

76. Луман Н. Глобализация мирового сообщества: как следует сис темно понимать современное общество // Социология на пороге ХХ1 века:

новые направления исследований / Под ред. С.И. Григорьева, Ж. Коэнен Хуттера.- М.: Интеллект, 1998.

77. Луман Н. Дифференциация.- М.: Логос, 2006.

78. Луман Н. Медиа коммуникации.- М.: Логос, 2005.

79. Луман, Н. Эволюция.- М.: Логос, 2005.

80. Магазов С.С. Формально-логический анализ функций противо речия в когнитивном процессе.- СПб.: Алатейя, 2001.

81. Маковельский А.О. История логики.- М., 1967.

82. Мамчур Е.А. Проблема выбора теории.- М., 1975.

83. Мангейм Д., Рич Р. Политология. Методы исследования.- М.:

Изд. «Весь мир», 1997.

84. Мелихов С.В. Количественные методы в американской полито логии.- М.: Наука, 1997.

85. Мельвиль Ю. К., Философия Ч. С. Пирса, М., 1964.

86. Мерзон Л.С. Проблема научного факта.- Л.: ЛГПИ, 1972.

87. Меркулов И.П. Гипотетико-дедуктивная модель и развитие на учного знания.- М., 1980.

88. Меркулов И.П. Эпистемология. Т.1-2- СПб.: РХГИ, 2003.

89. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура.- М.: АСТ;

АСТ Москва;

Хранитель, 2006.

90. Метер К. ван. Методология социологии // Международный жур нал социальных наук.- 1994.- №6.

91. Методы сбора информации в социологических исследованиях / Отв. ред. В.Г.Андреенков, О.М.Маслова. Кн. I, М., 1990.

92. Нарский И.С. Очерки по истории позитивизма.- М., 1960.

93. Нейман Дж. фон, Моргенштерн О. Теория игр и экономическое поведение.- М.: Наука, 1970.

94. Никитин Е.П. Объяснение – функция науки.- М.: Наука, 1970.

95. Общая социология / Ред. А.Г. Эфендиев.- М.: ИНФРА-М, 2004.

96. Овсянников В.Г. Методология и методика в прикладном социо логическом исследовании. Л., 1989.

97. Ожиганов Э.Н. Моделирование и анализ политических процес сов.- М.: Изд-во РУДН, 2006.

98. Олсон М. Логика коллективного действия.- М.: ФЭИ, 1995.

99. Орлова И.Б. (научн. ред.) Сравнительная социология. Избранные переводы.- М.: Academia, 1995.

100. Осипов Г.В., Андреев Э.П. Методы измерения в социологии.- М.:

Наука, 1997.

101. Пальчевский Б.А. Научное исследование: объект, направление, ме тод. Львов, 1979.

102. Паниотто В.И., Максименко В.С. Количественные методы в со циологических исследованиях.- Киев, 1982.

103. Парсонс Т. О структуре социального действия.- М.: Академиче ский Проект, 2000.

104. Плотинский Ю.М. Модели социальных процессов. Изд. 2-е.- М.:

Логос, 2001.

105. Плюта В. Сравнительный многомерный анализ в экономиче ских исследованиях.- М.: Статистика, 1980.

106. Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической фи лософии.-М., 1985.

107. Поппер К.Р. Логика и рост научного знания.- М.: Прогресс, 1983.

108. Поппер К.Р. Открытое общество и его враги. Т. 1-2.- М.: Фе никс, 1992.

109. Поппер К.Р. Нищета историцизма.- М.: Прогресс – VIA, 1993.

110. Пригожин А.И. Современная социология организаций.- М., 1998.

111. Пуанкаре А. О науке.- М.: Наука, 1990.

112. Пэнто Р., Гравитц М. Методы социальных наук.- М.: Прогресс, 1972.

113. Рабочая книга социолога / Отв. ред. Г.В.Осипов.- М.: Наука, 1983.

114. Разум и интуиция: Анализ научных и вненаучных форм мыш ления.- СПб., 1999.

115. Рассел Б. История западной философии. Т.1-2.- М.: Миф. 1993.

116. Рассел Б. Человеческое познание: Его сфера и границы.- Киев:

Ника-Центр, 1997.

117. Ролз Дж. Теория справедливости.- Новосибирск: Изд. Новосиб.

ун-та, 1995.

118. Рэдклифф-Браун,А.Р. Метод социальной антропологии.- М.:

КАНОН-пресс-Ц,2001.

119. Рузавин Г.И. Методы научного исследования.- М.: Мысль, 1974.

120. Рузавин Г.И. Научная теория: Логико-методологический ана лиз.- М., 1978.

121. Саймон Г. Наука об искусственном.- М.: Мир, 1972.

122. Сорокин, П. Социальная и культурная динамика: Исследование измерений в больших системах искусства, истины, этики, права и общест венных отношений.- СПб.: РХГИ, 2000.

123. Социоанализ Пьера Бурдье.- СПб.: Алатейя, 2001.

124. Социология. Основы общей теории / Ред. Г.В. Осипов, Л.Н. Мо сквичев.- М.: НОРМА - ИНФРА-М, 2002.

125. Статистическое моделирование и прогнозирование: Учебное пособие. / Под ред. А.Г. Гранберга.- М.: Финансы и статистика, 1990.

126. Степин В.С. Становление научной теории.- Минск, 1976.

127. Степин В.С. Теоретическое знание.- М.: Прогресс-Традиция, 2003.

128. Татарова Г.Г. Типологический анализ в социологии.- М.: Наука, 1993.

129. Теория общества: фундаментальные проблемы / Ред. А.Ф. Фи липпов.- М.: Канон-Пресс - Ц-Кучково Поле, 1999.

130. Трнер, Дж. Структура социологической теории.- М.: Прогресс, 1985.

131. Типология и классификация в социологических исследованиях / Ред. В.Г. Андреенков, Ю.Н.Толстова.- М.: Наука, 1982.

132. Тихомиров, Б.И. Техника социального анализа.- Изд-во СПбГУ, 1992.

133. Толстова Ю.Н. Логика математического анализа социологиче ских данных.- М.: Наука, 1991.

134. Толстова Ю.Н. Измерение в социологии.- М.: ИНФРА-М, 1998.

135. Томпсон Мел. Философия науки.- М., 2003.

136. Тулмин Ст. Человеческое понимание.- М., 1984.

137. Уинч Питер. Идея социальной науки и е отношение к филосо фии.- М., 1996.

138. Фармер М. Рациональный выбор: теория и практика // Полити ческие исследования.- 1994.- №3.

139. Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки.- М., 1989.

140. Фейерабенд П. Против методологического принуждения.- М., 1998.

141. Фуко Мишель. Археология знания.- СПб.: ИЦ «Гуманитарная академия»;

Университетская книга, 2004.

142. Фундаментальные и прикладные социальные исследования:

Методологические проблемы взаимодействия / Под ред. В.Я.Ельмеева, В.Г.Овсянникова. Л., 1988.

143. Хинтикка Я. Логико-эпистимологическое исследование.- М.:

Прогресс, 1980.

144. Швырев В.С. Неопозитивизм и проблема эмпирического обос нования науки.- М., 1966.

145. Шеннон Р. Имитационное моделирование систем.- М.: Мир, 1978.

146. Шепелин Г.И. Особенности моделирования общественного раз вития.-М., 1993.

147. Штомпка П. Социология. Анализ современного общества.- М.: Ло гос, 2005.

148. Штомпка П. Социология социальных изменений.- М.: Аспект Пресс, 1996.

149. Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики / Ред. В.Н. Садовского.- М.: Эдиториал УРСС, 2000.

150. Ядов В.А. Стратегия социологического исследования. Описа ние, объяснение, понимание социальной реальности.- М.: «Добросвет», 1998.

150. Achinstein, P. Concepts of Sience. Baltimore, 1968.

151. Alexender, J.C. Theoretical Logic in Sociology. 4 vols.Berkeley:

Univ. of California Press, 1982-1983.

152. Alexender, J.C. Twenty lectures. N.Y.: Columbia Univ. Press, 1987.

153. Alker, H.R. Mathemetics and Politics. N.Y.;

London: The Macmil lan Co., 1964.

154. Anttila, St. Aspects of Macro-sociological Methodology. Uppsala:

Uppsala Univ. Press, 1996.

155. Blum, A.F. Theorizing. London, 1974.

156. Brady, D. Logic of Scientific Method. N. Y., 1974.

157. Braithwaite, R.B. Scientific Explanation, Cambridge (Engl.), 1956.

158. Carnap, R. Logical Foundations of Probability, Chicago, 1950, p.

211.

159. Churchman, C.W. Theory of Experimental Inference, N.Y., 1948.

160. Collected Papers of Ch. S. Pierce. Ed. Ch.Hartshorne, P.Weiss, A.Burks. 8 vols. Cambridge (Mass), Harvard Univ. Press, 1931-1958.

161. Coleman, J. Foundation of Social Theory. Cambridge, MA: Harvard Univ. Press, 1990.

162. Conant, J.B. Modern Science and Modern Man, Garden City (N.Y.), 1953, p.53.

163. Continuities in the Language of Social Research. Ed. P.F.Lasarsfeld, A.K.Pasanella, M.Rosenberg. The Free Press, N.Y., 1972.

164. Danto,A. (eds.) Philosophy of Science, N.Y., 1960.

165. Dewey, J. Logic, the Theory of Inquiry. N.Y., 1939.

166. Drass, K. Qualitative Comparative Analysis. Center for Urban Af fairs and Policy Research: Northwestern Univ., 1992.

167. Duhem, P. Le systeme du monde. Historie des doctrinas cosmologi ques de Platon a Copernic. Paris, 1954.

168. Frank, P. The Validation of Scientific Theories. N.Y., 1961.

169. Friedrichs, R. Sociology of Sociology. N.Y., 1970.

170. Feigl,H, Brodbeck, M. (eds.) Readings in the Philosophy of Science, N.Y., 1953.

171. Feigl,H. and G.Maxwell (eds.) “Scientific Explanation, Space, and Time”, Minnesota Studies in the Philosophy of Science, Vol.III, Minneapolis, 1962.

172. Freudenthal, H. (eds.) The Concept and the Role of the Model in Mathematics and the Natural and Social Science, Dordrecht (Holland), 1961.

173. Giddens A., Turner R. Social Theory Today. Oxford: Polity Press, 1987.

174. Greer, S. The Logic of Social Inquiry. Chicago, 1969.

175. Hempel, C. Aspects of Scientific Explanation. N.Y.: Free Press, 1965.

176. Hesse, M. Models and Analogies in Science. London, 1960.

177. Hutten, E.H. The Origins of Science, London, 1962, p. 230.

178. Jones, R. A. Ambivalent Cartesians: Durkheim, Motesquieu and Me thod // American Journal of Sociology. 1994. Vol. 100. N 1.

179. Kalberg, St. Max Weber`s Comparative- Historical Sociology. Chi cago, 1994.

180. Kaplan, A. The Conduct of Inquiry. San Francisco, 1964.

181. Kaufmann, F. Methodology in the Social Science, London, 1944.

182. Kuhn, T.S. The Copernican Revolution. Cambridge, 1957.

183. Lakatos, I., Musgrave, A. (eds.). Criticism and Growth Knowledge.

Cambridge, 1970.

184. Lazarsfeld, P.(eds.) Mathematical Thinking in the Social Sciences, Glencoe (Ill.), 1955, p.119.

185. Lerner, D and Lasswell (eds.). The Policy Science. Palo Alto, 1951.

186. Lerner, D (ed.) The Human Meaning of the Social Science. N.Y., 1960.

187. Lundberg, G.A. Foundations of Sociology. N.Y.: Macmillan, 1939.

188. Mackie, T., Marsh, D. The Comparative Method // Theory and Me thods in Political Science. London: Macmillan Press LTD, 1995.

189. Manheim, J., Rich, R. Empirical Political Analysis. Research Me thods in Political Science. 3d ed. N.Y.;

London: Longman, 1991.

190. Marx, M.H. (ed.): Psychological Theory, N/Y., 1955.

191. McKinney, J.C. Constractive Typology and Social Theory. N.Y:

ACC, 1966.

192. Merton R. К.On Theoretical sociology. Five Essays, Old and New.

N.Y.: Free Press, 1967.

193. Merton, R.K. Social Theory and Social Stracture. N.Y.: Free Press, 1957.

194. Mill, J.S. A System of Logic. London, 1936.

195. Nagel, E. Structure of Science. N.Y., 1961.

196. Neumann, J., Morgenstern, O. Theory of Games and Economic Be havior, Princeton, 1944.

197. Philosophy of Science: The Central Issues, M. Curd and J.A.Cover, Norton & Co, 1998.

198. Popper, K.R.The Logic of Scientific Discovery. London, 1959.

199. Quine, W.V. From a Logical Point of View. Cambridge (Mass.), 1953.

200. Quine, W.V. Word and Object. N.Y., 1960.

201. Reichenbach, H. Experience and Prediction, Chicago, 1938.

202. Rescher, N. Metodological Pragmatism. Oxford, 1977.

203. Rex, J. Key Problems of Sociological Theory, London, 1963.

204. Tilly, C. As Sociology Meets History. N.Y.: Academic Press, 1981.

205. Toward a General Theory of Action. Eds. T.Parsons, E.Shils. N.Y.:

Harper & Row, 1962.

206. Tuomela, R. Theoretical Concepts. Wien, 1973.

207. Turner, J. The Structure of Sociological Theory. Homewood, 1986.

208. Turner, J. The Social Theory of Practices: Tradition, Tacit Know ledge and Presupposition. Cambridge: Polity Press, 1994.

209. Weber, M. The Methodology of the Social Science. Glencoe (Ill.), 1949.

210. Whitehead, A.N. Science and the Modern World, N.Y., 1948.

211. Whorf, B.L. Language, Thought, and Reality. N.Y., 1956.

212. Yin, R. Case Study Research. Design and Methods. Newbury Park, London, New Delhi: Sage Publications, 1989.

Оглавление Введение………………………………………………………………….. Глава 1. Методология как важнейшая часть социологического исследования ………………………………………………………………. 1.1. Принцип автономии науки и научной логики……………….. 1.2. Задачи, которые решаются в рамках методологии и исследовательские методы в социологии…………………… Глава 2. Процедура измерения в социально-политических науках…… 2.1. Функции и возможности процедуры измерения…………… Глава 3. Статистика в социологии……………………………………….. 3.1. Использование статистики в социальных науках…………… 3.2. Вероятность и индукция………………………………………. 3.3. Статистическое описание…………………………………….. 3.4. Выборка и статистическая гипотеза…………………………. 3.5. Статистика в социологии……………………………………. Глава 4. Теории и модели в социологии и социальных науках………. 4.1. Виды, структура и функции модели в социологии………… 4.2. Недостатки модели как формы представления научного знания и критика моделирования……………………………. 4.3. Теоретизирование и особенности социологических теорий…………………………………………………………. 4.4. Особенности и функции теории в социологии…………….. 4. 5. Особенности развития научных теорий в социологии……. Заключение……………………………………………………………… Библиографический список……………………………………………...

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.