авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

Blok_20 Years.indd 1 7/28/09 20:12:02

Blok_20 Years.indd 2 7/28/09 20:12:03

МОСКОВСКИЙ ЦЕНТР КАРНЕГИ

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ

РЕЛИГИОЗНОЙ

СВОБОДЫ

В РОССИИ

Москва

РОССПЭН

2009

Blok_20 Years.indd 3 7/28/09 20:12:04

УДК 322

ББК 86.2/3 Д22 Рецензент доктор исторических наук

, профессор В. С. Глаголев Публикация подготовлена Московским Центром Карнеги при под держке благотворительного фонда Carnegie Corporation of New York.

В книге отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассма триваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир или Московского Центра Карнеги.

Twenty Years of Religious Freedom in Russia Электронная версия: http://www.carnegie.ru/ru/pubs/books Научно-техническое обеспечение — Кристина Кудлаенко.

Двадцать лет религиозной свободы в России / под ред.А. Малашенко Д22 и С. Филатова ;

Моск. Центр Карнеги. — М. : Российская полити ческая энциклопедия (РОССПЭН), 2009. — 399 с. — (Религия в Евразии).

ISBN 978-5-8243-1258- Сборник статей посвящен различным вопросам существования религий в России за последнее двадцатилетие. На примере православия, ислама, других конфессий анализируется законодательно-правовая база отношений религии и государства, а также собственно практики этих отношений. Рассматриваются проблемы религиозного «ренессанса», место, которое религия занимает ныне в обществе, деятельность общин и религиозных движений. Авторы статей раз мышляют о том, насколько реальна религиозная свобода в постсоветской России и каковы сдерживающие ее факторы.

УДК ББК 86.2/ © Carnegie Endowment for International Peace, ISBN 978-5-8243-1258- © Российская политическая энциклопедия, Blok_20 Years.indd 4 7/28/09 20:12: Содержание Table of Contents 7 Об авторах About the authors 8 Сергей Филатов. Многоцветие волшебного сада российской духовности: двадцать лет возрастания религиозного многообразия постсоветской России Sergei Filatov. The Vibrant Blossoming of the Enchanting Garden of Russian Spirituality: Twenty Years of Growth of Religious Diversity in Post-Soviet Russia 41 Владимир Вигилянский. Русская Православная Церковь:

итоги двадцатилетия религиозной свободы Vladimir Vigilyansky. The Russian Orthodox Church:

Results of Twenty Years of Religious Freedom 70 Анатолий Пчелинцев. Актуальные проблемы свободы вероисповедания и деятельности религиозных объединений Anatoly Pchelintsev. Critical Problems of Freedom of Religious Affiliation and the Activity of Religious Associations 131 Юлий Нисневич. Светское государство: проблемы политико-правовой концептуализации Yuly Nisnevich. The Secular State: The Problems of Political and Legal Conceptualization 160 Александр Верховский. Религиозные организации и возможности идеологического проектирования в путинской России Alexander Verkhovsky. Religious Organizations and the Possibilities of Ideological Engineering in Putin’s Russia 190 Елена Волкова. Религия и художественная культура:

худой мир лучше доброй ссоры Elena Volkova. Religion and Artistic Culture:

Better a Bad Peace Than a Good Fight Blok_20 Years.indd 5 7/28/09 20:12: 240 Алексей Малашенко. Ислам «легализованный»

и возрожденный Alexey Malashenko. Islam, “Legalized” and Reborn 262 Александр Игнатенко. Угроза свободе совести с неожиданной стороны: ваххабизм в России Alexander Ignatenko. The Threat to Freedom of Conscience from an Unexpected Angle: Wahhabism in Russia 294 Елена Островская. Российский буддизм в оправе гражданского общества Elena Ostrovskaya. Russian Buddhism in the Frame of Civil Society 329 Роман Лункин. Новые религиозные движения в России:

христианство и постхристианство в зеркале новых богов и пророков Roman Lunkin. New Religious Movements in Russia:

Christianity and Post-Christianity in the Mirror of New Gods and Prophets 395 Summary Summary (in English) 399 О Фонде Карнеги About the Carnegie Endowment Blok_20 Years.indd 6 7/28/09 20:12: Об авторах Верховский Александр Маркович — директор Информационно аналитического правозащитного центра «Сова».

Вигилянский Владимир Николаевич — руководитель пресс службы Московской патриархии, член Союза российских писате лей, священник храма святой Татианы при Московском государ ственном университете (МГУ).

Волкова Елена Ивановна — доктор филологических наук, про фессор МГУ директор Центра «Религия и культура».

, Игнатенко Александр Александрович — доктор философских наук, президент Института религии и политики, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте Российской Федерации.

Лункин Роман Николаевич — кандидат философских наук, ди ректор Института религии и права, участник проекта «Энциклопедия современной религиозной жизни России», старший научный сотруд ник Института Европы РАН.

Малашенко Алексей Всеволодович — доктор исторических наук, профессор Государственного университета — Высшей школы эконо мики (ГУ -ВШЭ), член научного совета Московского Центра Карнеги, сопредседатель программы «Религия, общество и безопасность».

Нисневич Юлий Анатольевич — доктор политических наук, профессор ГУ-ВШЭ и Российского университета дружбы народов.

Островская Елена Александровна — доктор социологических на ук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета.

Пчелинцев Анатолий Васильевич — кандидат юридических на ук, главный редактор журнала «Религия и право», научный руково дитель Института религии и права, профессор Российского государ ственного гуманитарного университета.

Филатов Сергей Борисович — кандидат исторических наук, руководитель проекта «Энциклопедия современной религиозной жизни России», старший научный сотрудник Института востокове дения РАН.

Blok_20 Years.indd 7 7/28/09 20:12: Многоцветие волшебного сада российской духовности: двадцать лет возрастания религиозного многообразия постсоветской России Се р г е й Фи л а т о в Последние десять лет постоянно растущая унификация российской политической и общественной жизни, цен трализация власти способствуют и унификации всех других сфер народной жизни, в том числе жизни рели гиозной. Религиозное единообразие предопределено, казалось бы, и российской политической идеологией, подчеркивающей единство русской нации и российско го государства, и православной церковной идеологией, утверждающей единомыслие и духовное единство цер ковного сознания.

Однако возрождение религиозной жизни последних двадцати лет в значительной степени не подтверждает это общепринятое мнение. В частности, и потому, что российская монорелигиозность досталась нам в наслед ство от коммунистического режима и во многом является результатом репрессивной политики советской власти.

Эпоха воинствующего атеизма не только привела к ис коренению массовой народной церковной религиозно сти, падению церковной образованности и культуры, но и к крайнему обеднению конфессионального и вообще религиозного многообразия. Перед революцией и в пер вые годы после нее в российской жизни громадную роль играли около двух десятков старообрядческих согласий (согласно переписи старообрядцы составляли около 16% населения империи), весьма заметна была роль проте стантизма (в первую очередь представленного немецким, а также другим населением западноевропейского проис хождения). Перед октябрьским переворотом во всех этих Blok_20 Years.indd 8 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я протестантских течениях появилось и увеличивалось представительство русских. Одновременно в России по стоянно росло число различных новых протестантских деноминаций. В частности в стране возникли несколько течений баптистов и евангелистов, адвентисты, методи сты, новоапостольники, Армия спасения и др. Уверенно укреплялась, в том числе и за счет русских, Католическая церковь. Сразу после 1917 г. началось развитие пятиде сятничества. Широко распространенный перед револю цией интерес к буддизму в это время давал первые пло ды в виде возникавших в столицах буддистских общин и групп. Гораздо более очевиден для современного со знания расцвет перед революцией того, что сейчас назы вают «традиционными религиями». Предреволюционная либерализация царским правительством религиозной политики и относительная свобода религиозных мень шинств в первые годы советской власти привели к мощ ному подъему исторических национальных религий — ислама среди татар, башкир и народов Кавказа, буддизма среди калмыков и бурят, язычества среди поволжских финно-угорских народов.

Последующая политика воинствующего атеизма ударила по всем религиям и конфессиям. Все они, кро ме Русской православной церкви (РПЦ), полностью ис чезли из публичной жизни, многие были ликвидирова ны (например, методисты, Армия спасения, реформаты), а другие сохранили лишь чисто символическое предста вительство — Католическая церковь, например, была представлена лишь двумя приходами.

Даже «традиционные религии», кроме РПЦ, име ли лишь рекламное легальное представительство — не сколько мусульманских общин в Татарстане, несколько в Башкирии, больше всего их было в Дагестане — 27;

в Калмыкии и Т уве не было ни одного легального буд дистского прихода. Конечно, была еще нелегальная ре лигиозная жизнь. Самые серьезные ее проявления — это движения баптистов-инициативников, нелегальных пяти десятников, а также подпольный ислам дагестанцев и че Blok_20 Years.indd 9 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в ченцев. Однако эти движения были глубоко маргинальны и малочисленны. Количество религиозных диссидентов исчислялось несколькими десятками тысяч, что для пред перестроечной РСФСР цифра совершенно ничтожная.

Антирелигиозная политика советской власти привела не только к атеизации громадного большинства населения, но и к небывалому за последние три-четыре столетия до минированию РПЦ над другими религиями и конфессия ми в разрешенном заповеднике — «верующей России».

Не только прямые репрессии, но и советская идеоло гия, советская школа, советская культура в большой степени препятствовали сохранению традиционных национальных религиозных культур, равно как и успехам миссионерства религий нетрадиционных. Советская русификация под спудно несла людям других культур ту религию, из кото рой советская культура выросла, — православие.

Сейчас воспринимается как данность триумфальное возрождение исторических религий и конфессий народов России. Никто ему не удивляется, однако, если возвра титься к реальному состоянию культуры и религиозности в конце 1980-х годов, это возрождение логически было совсем не предопределено. Лишь сейчас, задним числом, оно кажется естественным. То, что национальное возрож дение практически всех народов России происходит под религиозными знаменами, а не в рамках светских идео логий, если учесть, что эти религии до 1988 г. находились в летаргическом состоянии, — факт удивительный. Но само возрождение из небытия предопределило некото рые особенности современной религиозности, которые усиливают религиозное многообразие. Религиозное воз рождение даже так называемых традиционных конфес сий носило в значительной степени стихийный характер.

Религиозное сознание формировалось не столько под влиянием проповеди религиозных «профессионалов», сколько под влиянием СМИ, этнических и региональных традиций, политической пропаганды и т. д. Даже такая централизованная и лучше всех подготовленная конфес сия, как РПЦ, не смогла, как я покажу ниже, не допустить Blok_20 Years.indd 10 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я утверждения значительных региональных различий.

Если же говорить, например, об исламе, то он, связанный с этническим возрождением многих народов, приобрел в практической религиозной жизни весьма различные черты. Сейчас мы являемся свидетелями того, как эти черты закрепляются и идеологически санкционируются.

Этот процесс вызвал ответную реакцию «чистого ислама».

Она привлекла решительных и ярких романтиков, часто фанатиков, которые заставили о себе говорить, но не из менили основной тенденции роста различий в бытовании ислама у различных народов.

Возрождение «традиционных религий» вначале (в 1990-е годы) вызвало у власти и общественности (по крайней мере, русской) удивление и непонимание. За время существования советской власти и ислам, и буд дизм, и тем более национальное язычество превратились в далекую экзотику, не существовавшую в культурном мире советских людей. В течение прошедших двадцати лет эти «традиционные религии» прочно вошли в созна ние людей, и даже зримо не представимые ранее образы мечетей стали нормой российских городов. Религиозный плюрализм, основанный на религиозных различиях на родов, живущих в стране, российское общественное мне ние смогло принять как данность, равно как и власть, признавшую религиозные права титульных националь ных меньшинств.

Однако политика жесткого привязывания определен ной религии к каждому проживающему в стране этносу сталкивается (и со временем все в большей степени) с раз мыванием такой связи в практической жизни. Вопрос о возможности называть русских православным народом периодически становится предметом общественной поле мики. Не в меньшей степени проблема привязки этноса к его «традиционной религии» политически и идеологи чески значима в отношении ислама и «традиционно» ис ламских народов. Не только исламские лидеры и лидеры национальных движений, но и национальные кадры во властных структурах Татарстана, Башкирии и Северного Blok_20 Years.indd 11 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в Кавказа привыкли рассматривать ислам в качестве осно вы национального самосознания, а сами народы — как монолитно исламские. Однако в реальной жизни «тра диционно» исламские народы на наших глазах становят ся поликонфессиональными. Социологические опросы фиксируют значимое присутствие лиц, считающих себя христианами, среди татар и башкир. Частично речь идет о православных, частично о протестантах. Существенным для общественного сознания становится тот факт, что татарин или башкир не обязательно являются мусульма нами. Среди народов западной части Северного Кавказа до стопроцентной исламской идентичности тоже далеко.

Особенно это касается черкесских (адыгских) народов.

Среди них, правда, мало людей, принимающих правосла вие, из ветвей христианства у них несколько более успе шен протестантизм. Но более многочисленны те, кто в ми ровоззренческих поисках направил свои устремления на доисламские традиции и ценности. В первую очередь это хабзе. Хабзе («адыгство») — система правил этикета и мо ральных норм, выработанная веками и сохранявшаяся и при доминировании язычества, и при доминировании христианства, и при доминировании ислама, и при до минировании коммунизма. Нормы хабзе организуют всю жизнь адыга — брачные и похоронные обряды, отноше ния в семье, обществе, на работе, приниженное положе ние женщины, солидарность и круговую поруку членов семьи, клана, рода, всего народа, отношение к начальству и к иноплеменникам. Другая важная составляющая ны нешней религиозности адыгов — сохранение и возрож дение домонотеистической магии, оккультизма, спири тизма, гаданий, знахарства, ворожбы, «экстрасенсорики»

и т. д. и т. п. Языческая мифология у адыгов сохранилась очень слабо, но и она сейчас предмет повышенного инте реса горских народов западной части Северного Кавказа.

Принципиально важен тот факт, что сейчас возник ши рокий круг людей, которые вообще не идентифицируют себя с исламом, а только с горскими традициями и пред ставлениями.

Blok_20 Years.indd 12 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я «Традиционно» исламские народы принимают новые для себя верования, в первую очередь христианство, но и среди «православного» русского народа появляется му сульманское меньшинство. Насколько можно судить по данным социологических опросов (очень неполных и по тому несовершенных), представители «традиционно»

исламских народов чаще принимают христианство, чем русские — ислам. Тем не менее русские мусульмане, пред ставленные несколькими активными объединениями, зримо присутствуют в общественной жизни России, самим фактом своего существования опровергая деление наро дов по религиозному признаку. Символическим в этом отношении следует признать избрание в феврале 2008 г.

муфтием Северной Осетии Алия (Сергея Михайловича) Ефтеева. Впервые в истории духовное управление мусуль ман на Северном Кавказе возглавил этнический русский.

Властям, национальным лидерам, да и многим лиде рам религиозным очень удобно считать непререкаемой нормой жесткую привязку религий к определенным эт носам, но эта привязка на наших глазах ослабевает и ста новится все более относительной. Религии и конфессии, войдя в жизнь новых для них этносов, создают новые культурно-национальные формы, умножая этноконфес сиональное многообразие России.

Гораздо сложнее оказалась судьба религий и конфес сий, исторически не связанных в общественном созна нии с каким-либо титульным этносом. Возникшая в годы перестройки религиозная всеядность, казалось, могла привести к широкому распространению самых разных религиозных течений. Однако безграничный интерес ко всему «духовному» не выразился в безграничном разви тии всех возможных форм организованной религиозно сти. На фоне явного провала новых религиозных движе ний (НРД) и восточных культов наиболее успешным за последние двадцать лет выглядит развитие протестан тизма (и в значительно меньшей степени католицизма).

До перестройки российский протестантизм был представлен всего несколькими легально действовавши Blok_20 Years.indd 13 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в ми организациями. Основными, куда входило громад ное большинство протестантов, были Всесоюзный совет евангельских христиан баптистов (ВСЕХБ), объединяю щий большинство русских протестантов, и Церковь хри стиан — адвентистов седьмого дня. Религиозная жизнь легальных протестантов концентрировалась на богослу жении. Общины были строго централизованы и подкон трольны государству. В советское время сложилось осо бое русское протестантское благочестие, предполагавшее строгое соблюдение норм в одежде и внешнем виде, осо бое благоговейное богослужение и в то же время отсут ствие миссионерства, покорность властям, безразличие к богословским вопросам.

Антиподом легального протестантизма были про тестанты нелегальные — Совет церквей евангельских христиан баптистов (инициативники), Объединенная церковь христиан веры евангельской (пятидесятников) и адвентисты-реформисты. Идейно близки к ним были лютеранские братские общины, имевшие по существу полулегальный статус.

Протестанты-диссиденты мужественно сопротив лялись давлению властей, вели работу с детьми, мис сионерствовали, самостоятельно организовывали свою церковную жизнь. Но многое сближало их с легальными протестантами — замкнутость, отрицательное отноше ние к светской культуре, традиция соблюдения консер вативных норм в быту. Государственный контроль был заменен внутрицерковным. Специфическое пиетистское благочестие у диссидентов было, пожалуй, выражено еще сильнее, чем у конформистов.

В целом российский протестантизм занимал в ре лигиозной, общественной и культурной жизни страны глубоко маргинальное положение. Среди протестан тов почти не было интеллигенции, они были социально и культурно пассивны.

За прошедшие годы положение изменилось кар динально. Число зарегистрированных протестантских общин выросло с 923 в 1990 г. до 4232 в 2004 г. Но бо Blok_20 Years.indd 14 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я лее существенны качественные изменения. Во-первых, наиболее динамично развивающимся и к настоящему времени самым многочисленным течением протестан тизма в России стало пятидесятничество. Несколько пятидесятнических объединений в первую очередь определяют сейчас лицо российского протестантизма.

Принципиально новым явлением стало возникновение (а сейчас и преобладание) общин харизматического на правления. Динамичное харизматическое движение ко ренным образом изменило социальное лицо российского пятидесятничества. Оно привлекло в пятидесятничество много социально активной молодежи. Некоторые хариз матические церкви, такие, например, как «Новое поко ление» в Ярославле и «Виноградник», имеющий общины в нескольких городах Сибири, включают в число своих членов много образованной молодежи (что является со вершенно новым для российского пятидесятничества).

Во многих регионах России харизматы стали органи заторами различных экуменических объединений рели гиозных меньшинств, противодействующих нарушени ям в области свободы совести. Многие харизматические церкви активно включились в политическую жизнь, в некоторых регионах (таких как Хакасия, Удмуртия, Свердловская, Омская, Ярославская области) сплочен ная и хорошо организованная политическая активность харизматов-пятидесятников становится заметным фак тором местной политической жизни. Пятидесятники (в том числе и харизматы) часто становятся общепри знанными чемпионами в благотворительности и соци альной работе.

Во-вторых, принципиальную эволюцию переживает российский баптизм-евангелизм. В первую очередь отмечу центробежное движение внутри баптизма-евангелизма, приведшее к появлению давно исчезнувших или никог да не существовавших в России идейных течений. Внутри ВСЕХБ (переименованного в 1991 г. в Российский — РСЕХБ) возникают евангелические течения, выступаю щие за бльшую социальную (а иногда и политическую) Blok_20 Years.indd 15 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в активность, заметен интерес к взаимодействию со свет ской культурой. В безразличной к догматическим вопро сам баптистской среде растет интерес к богословским проблемам, появляются принципиальные кальвинисты и арминиане и т. д. Среди баптистов увеличивается не довольство излишней централизацией, патернализмом, пассивностью руководства РСЕХБ, его сервилизмом.

Начинается массовый выход общин из Союза. Руководство РСЕХБ реформирует организационные принципы, ослаб ляет централизацию, дозволяет гораздо больший плю рализм мнений. Отток общин приостанавливается, но, несмотря на это, к 1999 г. возникает несколько новых объединений баптистов и евангелистов (в которые вош ли общины, вышедшие из РСЕХБ и Совета церквей и до того автономные и созданные западными миссионерами), не имеющих за своими плечами груза советского прошло го и привносящих в жизнь российского протестантизма некоторые принципиально новые моменты. Появляются движения, использующие в своей работе элементы совре менной культуры, открытые социальным и политическим проблемам, занимающиеся широкой благотворительной и культурной работой, растет интерес к богословским и политическим проблемам.

Переломный момент в жизни РСЕХБ наступил в 2002 г., когда его председателем был избран Юрий Сипко. Позиция Сипко принципиально отличается по многим вопросам от сервилистской и квиетистской иде ологии руководства Союза при советской власти. Он ме нее склонен проявлять лояльность к властям по любо му поводу, он сторонник более активной евангелизации России, несмотря на возможные сложности в отношени ях с властями и РПЦ. К тому же он настроен на широкое сотрудничество с независимыми союзами и миссиями баптистов и евангелистов.

В-третьих, укореняются течения, либо ранее не пред ставленные в России, либо представленные не среди рус ских, а среди национальных меньшинств, — методизм, лютеранство, плимутские братья, реформаторство, пре Blok_20 Years.indd 16 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я свитерианство и т. д. Фактически сейчас в России утвер дились все основные течения протестантизма.

В-четвертых, протестантизм распространяется не только среди русских, но и среди народов традиционно исламских, буддистских, языческих.

Протестантизм перестает быть маргинальным явле нием. За двадцать лет появилась многочисленная проте стантская интеллигенция. Протестантизм начинает играть заметную роль в благотворительности, социальной и куль турной сфере, правозащитной деятельности. В некоторых регионах протестантские объединения успешно занимают ся политикой. На общем фоне низкой религиозности успе хи протестантизма наиболее значительны.

Практически все конфессиональное многообразие про тестантизма (а в этом кратком очерке я остановился лишь на наиболее значительных явлениях) не только привилось, но и укоренилось на русской почве. Протестантские общи ны растут быстрее всего, и их социально-демографический состав наиболее перспективен — молодежь, мужчины, спе циалисты, бизнесмены. После 2000 г. российский проте стантизм испытывает все возрастающую дискриминацию со стороны государства: протестантам ограничивают до ступ в больницы, социальные учреждения, армию, СМИ, возрастают препятствия при регистрации, покупке, аренде земли, строительстве и аренде церковных зданий по всей стране. В результате рост протестантизма несколько за медлился, но не прекратился. Протестантизм среди нетра диционных религий достиг наибольших успехов. Однако утверждение практически во всех субъектах Федерации католичества, распространение по всей стране различных буддистских и индуистских движений тоже нельзя сбрасы вать со счетов 1.

Не менее, чем рост религиозного многообразия по России в целом, существенны различия в характере ре лигиозности отдельных регионов. Общепринято воспри нимать русскую религиозную культуру, «церковность»

как нечто в географическом смысле цельное, единообраз ное. Этому много способствует и российская политиче Blok_20 Years.indd 17 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в ская идеология, подчеркивающая единство русской на ции и российского государства, и идеология церковная, утверждающая единомыслие и духовное единство цер ковного сознания. Централизованность русского госу дарства и церковной власти, казалось бы, подтверждает эту идеологему. Однако возрождение церкви последних двадцати лет в значительной степени не соответствует этому общепринятому мнению.

Задавленные авторитарной властью религиозные и идейные традиции сохраняются, даже будучи лишены на протяжении столетий организационного, идеологиче ского или политического оформления. Мало того, усло вия несвободы в каком-то смысле даже консервируют региональные особенности общественного сознания. Не стесненный государственным насилием информационный обмен скорее приводит народы Европы и Америки к ми ровоззренческой нивелировке, чем это делало навязывае мое московской властью официальное единомыслие.

Региональные особенности религиозности сейчас еще только начинают приобретать свои организацион ные и идеологические формы. Поэтому их черты, равно как и границы и само число регионов, имеющих свою особую религиозную специфику, — вопрос дискуссион ный и во многом еще не предрешенный. Региональное самосознание по своей природе не может быть столь же ярко выраженным и эмоционально окрашенным, как самосознание этнических меньшинств, оно очень редко принимает радикальные и сепаратистские черты.

Тем не менее уже сейчас можно разделить Россию на несколько регионов, имеющих достаточно выраженные особенности религиозной жизни. И эти особенности тес но связаны с историческим, культурным и политическим своеобразием регионов 2.

1. Общепризнанная, официальная, можно сказать, эта лонная религиозная традиция, развившаяся в Москве и рас пространившаяся на близлежащие регионы Центральной России на ранних этапах российской истории. Это москов ская «Святая Русь», по которой ходило большинство Blok_20 Years.indd 18 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я подвижников веры, где почти в каждом городе стоят шедевры древнерусской церковной архитектуры. Здесь в основном совершалась сакрализованная в народном сознании русская история. Одновременно именно здесь утвердилось подчинение церкви государству, сакрализа ция монархии и авторитарной власти. Здесь утвердилась доктрина «Москва — Третий Рим», отражавшая мессиан ские претензии русского православного царства. Здесь крепче всего были крепостное право и власть центра.

Религиозность этой Святой Руси отличалась наиболь шей созерцательностью, квиетизмом и обрядоверием 3.

В Центральной России церковное сознание в наиболь шей степени было настроено антизападно. Эти «москов ские» традиции православия чаще всего признаются за общероссийскую норму и действительно близки и сегод няшнему официозу Московской патриархии и прави тельственной идеологии «суверенной демократии». Как же проявляются эти традиции сейчас?

И в наши дни в Центральном регионе очень высока доля русских в населении, а среди русских преобладают культурно-идеологические ориентации на «русскую пра вославную цивилизацию». Центральная Россия — Святая Русь — веками осознавала себя этнически однородно рус ским, а идеологически — православным монолитом. Здесь самый низкий процент в населении протестантов и като ликов, здесь нетерпимость к религиозным меньшинствам и теперь в среднем выражена сильнее, чем на северо-западе и востоке страны. И это касается в наши дни уже не только церковного, но и всего общественного сознания.

Монархические настроения, широко распространен ные среди православного духовенства, в Центральной России находят поддержку у активного слоя патриоти ческой общественности. Повсюду в России существу ют какие-либо объединения монархически настроен ной интеллигенции, для которой уваровская триада «Православие, самодержавие, народность» — не пустой звук. Однако больше всего их в «московской Руси», и там они наиболее заметны. Громадное большинство возрож Blok_20 Years.indd 19 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в даемых монастырей находится в Центральной России, но это только количественный показатель;

еще более важен показатель качественный — на востоке и юге страны ав торитетных, строгих по уставу монастырей очень мало.

Сами условия Центральной России — обилие пустующих церковных зданий, народная любовь к этим зримым зна кам ушедшей Святой Руси — приводят к тому, что гро мадные усилия не только церкви, но и властей и обще ственности направлены на их восстановление.

Финансирование Русской православной церкви в Центральном регионе в наибольшей степени осу ществляется силами властей различных уровней и свя занных с ними олигархических структур. В регионах Центральной России и в последние двадцать лет было больше всего законодательных ограничений и всякого рода административных дискриминационных мер про тив религиозных меньшинств. Там в среднем складывают ся наиболее тесные связи местных властей и руководства РПЦ. Религиозная политика в Центральном федеральном округе, возглавляемом Георгием Полтавченко, основыва ется сегодня на культивировании православно ориенти рованной национальной идеи. Полтавченко настаивает на разработке концепции национальной безопасности и определении принципов «духовной безопасности».

Формально это означает поддержку «традиционных для России религий: православия, ислама, иудаизма и буддиз ма», но реально наибольшая поддержка оказывается пра вославию. Например, в 2002 г. «Г. Полтавченко высказал ся за введение основ православной культуры в школах, резко осудив инициативу о возможности преподавания основ католической культуры»4.

Георгий Полтавченко не раз заявлял, что выступает за усиление роли традиционных конфессий в жизни рос сийского государства — при сохранении исторического места православия. Более того, к Русской православной церкви у Полтавченко особое отношение. По его словам, он верил в Бога даже в советские времена, будучи кадро вым сотрудником КГБ и членом КПСС 5.

Blok_20 Years.indd 20 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я 2. Параллельно с менталитетом Центральной Руси фор мировалось религиозное сознание Северо-Запада, духовным и политическим центром которого исторически был Великий Новгород. Северо-Запад также является «Святой Русью», ре гионом, где православие утвердилось на самых ранних эта пах истории. На Северо-Западе, также как в «Московии», была сильно развита монашеская традиция, аскетические и мистические черты религиозности. Но тип религиозно сти там несколько иной. На Северо-Западе существовали традиции активного участия мирян в жизни церкви, соци альной активности духовенства, демократические корни церковной жизни. Православие Северо-Запада более тер пимо к инаковерию и открыто контактам с Западом.

В течение первых пяти веков русской истории — до середины XV столетия, громадные пространства, вклю чающие современные Новгородскую, Ленинградскую, Мурманскую, Архангельскую области, Карелию и Коми, находились под политическим, экономическим и, что для нас наиболее важно, под церковным управлением Нов города. В Новгороде складывались традиции, которые бы ли намного древнее московских, и именно они формиро вали самосознание всего русского Севера в младенческий период становления его общественной и церковной жиз ни 6. Новгород идеологически и социально-политически оформил северорусское своеобразие, которое после по рабощения Новгорода Москвой уже не имело ни своих идеологов, ни развитых политических институтов.

До 1477 г., когда Новгород был включен в Московское государство, на всем Русском Севере действовали демо кратические порядки. Высшим органом власти являлось вече, в котором участвовали все свободные мужчины — жители Новгорода. На вече избирались высшие долж ностные лица. Местные власти на просторах республики формировались из наместников из Новгорода и делив ших с ними полномочия местных выборных руководи телей. Громадное большинство жителей Новгородской республики было свободными людьми, крепостничество там не получило распространения.

Blok_20 Years.indd 21 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в Организация церковной жизни в Новгороде была уникальна. Ничего похожего в России нигде за всю ее историю не было. Во главе новгородской церкви стоял архиепископ. Владыка не только возглавлял церковь, но и являлся полуофициальным главой республики. В отли чие от всех других епархий, куда архиереи назначались митрополитом (сначала Киевским, затем Владимирским, затем Московским), новгородский владыка избирался на вече. Новгородский архиепископ обладал большой свет ской властью, но его власть в церкви была более ограни чена, чем в других епархиях: священники в Новгородской республике перед рукоположением избирались прихожа нами. Церковь в Новгороде была независима от светской власти, но была зависима от верующего народа.

Разгром Новгорода москвичами и целенаправленная политика искоренения его традиций, распространение крепостничества на новгородской земле сделали его, каза лось бы, одним из рядовых городов Московского царства, а затем и Российской империи. Но новгородские тради ции сохранились на окраинах бывшей республики.

Новгородские духовные и политические ценности удачно вписывались в социально-экономические и геогра фические особенности жизни Севера. Для подчиненных ему земель Новгород Великий представал «эталонным»

городом, поэтому существо новгородской колонизации северных земель можно определить как сакрализацию «новой земли», перенесение на нее благодатных свойств, ценностей, имен, установлений «старой земли», ее свя щенного центра. В какой-то степени Архангельск стал лучшим хранителем духовного наследия Священной пра вославной республики 7.

Последние двадцать лет продемонстрировали, что нов городские традиции не исчезли полностью. По сравнению с другими епархиями после перестройки миряне на Русском Севере начали играть более активную роль в организации церковной жизни, чем в Центральной России. Социальные проекты церкви, основанные на инициативах мирян, име ют немалое значение в северорусских епархиях.

Blok_20 Years.indd 22 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я Общая атмосфера в северо-западных губерниях «про православная». Некоторые губернаторы публично заявля ли, что они православные, другие ограничиваются декла рациями о своем уважении к церкви. Как правило, главы администраций поддерживают тесные отношения с архие реями. В отличие от многих других регионов, где этому всячески препятствуют, духовенство допущено к факульта тивному (т. е. в рамках закона) преподаванию в учебных заведениях. У церкви нет серьезных проблем с возвраще нием церковных зданий. Представители духовенства — по стоянные участники общественных мероприятий, социаль ных программ. Обычным делом стало участие духовенства в обсуждении общественных проблем.

Однако у этого «клерикализма» есть четкие границы.

Местные бюджеты не являются неиссякаемыми источни ками финансирования церкви. Средства из федерального и местного бюджетов выделяются только на восстановле ние памятников архитектуры. Ресурсы, которые расходу ются на реставрацию и ремонт (далеко не всюду и в огра ниченных объемах), рассматриваются как временный жест помощи после гонений. Общественным мнением осознается, что норма — это финансовая независимость церкви от государства.

Еще более важно, что на Северо-Западе за прошедшие двадцать лет было сравнительно мало сколько-нибудь серь езных нарушений свободы совести. Как правило, меньшин ства имеют возможность свободно устраивать свою рели гиозную жизнь и проповедовать свою веру. Протестанты, католики, другие меньшинства беспрепятственно реги стрируют свои общины, строятся, арендуют залы, содержат учебные заведения, участвуют в социальных программах.

Православная ориентированность власти (и общественно сти) не имеет следствием гонения на инаковерующих (по крайней мере, последовательные и систематические).

Всякая культура требует выражения своей сути, идей ного оформления, которое делает исторические традиции предметом гордости и подражания, основой личного до стоинства. Вдохновение идеи обязывает соответствовать Blok_20 Years.indd 23 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в идеалу, но для этого необходим идеолог. Ныне только в Архангельске существуют люди, берущиеся за эту задачу.

Пожалуй, наиболее яркое выражение поиски северя нами своей идентичности нашли в так называемой «по морской идее», возникшей в качестве светской идеоло гии у архангельской интеллигенции и демократических политиков, однако по своей природе она предполагает религиозную составляющую. Ее носители ищут под держки в церковных кругах, и среди клириков — корен ных северян — она получает живой отклик. Если северо русские идеи все-таки находят свое выражение, то они оказываются тесно связанными с ценностями не только свободы, но и веры.

В 1990-е годы на европейском Севере было несколь ко региональных демократических движений. Наиболее влиятельным среди них было «Демократическое возрож дение Севера», которое возглавлял Александр Иванов.

За последние восемь лет в связи с общим затуханием общественной жизни оно, как и другие местные поли тические движения, прекратило свою деятельность. Но продекларированные идеи и политические ориентации людей никуда не делись, так что при следующем подъеме общественной активности они вновь заявят о себе.

Политика и самосознание Севера хорошо сочетаются в программных установках архангельского предприни мателя и политика Александра Иванова. В начале 1990-х годов он был мэром Архангельска, на выборах губерна тора в 1996 г. занял третье место и получил более 10% го лосов. С 1997 г. Иванов является председателем комите та по бюджету областного Законодательного собрания.

Он не только политик, но и идеолог, один из выразите лей региональной «поморской идеи», в которой большое внимание уделяется религии. Иванов следующим об разом выразил основные положения «поморской идеи»

в интервью, данном в июне 1998 г.: «Поморы обладают особым чувством собственного достоинства и любовью к свободе. Причина этого в том, что на Севере не бы ло крепостного права, а основной формой организации Blok_20 Years.indd 24 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я хозяйственной жизни была не община, а артель. У по моров отсутствует чувство врага, так как естественных ресурсов всегда хватало всем, а иностранцев восприни мали не как конкурентов, а как партнеров по торговле.

Начавшиеся в глубокой древности контакты с Европой (морем Эдинбург, Осло и Бремен ближе Москвы) вы работали западноевропейскую ориентацию сознания, отсутствие ксенофобии и уважение к демократическим институтам. Поморам исторически присуще презрение к московской власти — и царской, и советской, и пост советской — за ее лживость, жестокость и творимый ей произвол. Поморы стремятся работать не на государство и как можно меньше зависеть от него. Задолго до рево люции население Севера отличалось поголовной грамот ностью. Ценность образования, культуры и науки для северянина безусловна. То, что в центральной и южной России называется патриотизмом — ненависть к Западу, ненависть к свободе и демократии, ненависть к интелли генции, с нашей поморской точки зрения, называется не патриотизмом, а хамством. Суровая природа Севера вы работала особые черты характера помора — смирение, терпение, стойкость, своеобразный сплав практицизма и мистицизма. Перед лицом грозной стихии мы смирен ны и просим Бога о милосердии, перед лицом московской тирании — мы тоже просим милости у Бога — у тиранов просить ее бесполезно... Рано или поздно Церковь бу дет соответствовать нашим представлениям. Она будет держаться поддержкой народа, а не власти. Выборность священников и епископов верующим народом — необхо дима и безотлагательна. Я предприниматель, и принадле жащая мне фирма дает значительные деньги на Церковь, но как законодатель я сделаю все, чтобы ни одна копейка из бюджета не пошла на церковные нужды. Я не уважаю священников, организующих церковную жизнь на день ги государства или иностранцев, русское Православие должно существовать на деньги русских православных прихожан... С нашей поморской точки зрения, священ ники или епископы должны вести себя с народом как Blok_20 Years.indd 25 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в братья, а не как надменные китайские мандарины. Эта азиатчина отвратительна»8.

Иванов — политик, наверное, ярче всего выражаю щий северное самосознание на языке конкретной полити ческой программы радикальной демократизации отдель но взятой Архангельской области. Но «поморская идея»

имеет и другую форму — поэтическую, мистическую и мес сианскую. Идеологом поморской Святой Руси стал про фессор Поморского университета Николай Теребихин.

Свободные искания поморов закономерно привели к рождению собственного образа Святой Руси, идеала, от личного от аскезы духовников Центральной России (о кото рых один из учеников Теребихина сказал: «они непонятно перед кем смиряются — перед Богом или земным началь ником, не ими выбранным — светским или церковным — не имеет значения»). В центральной России, может быть, и больше ходят в церковь, но там больше обрядоверия, у помора же развито чувство живой, личной связи с Богом.

Вокруг себя, согласно Теребихину, северяне создава ли общество, основанное на святоотеческих идеалах, где большое значение имела прежде всего «мирская» святость:

«...сакрализация мирского устроения, стремление мирян к построению своей “народной” Церкви, которая возрож дала бы дух раннехристианских общин, ярко проявлялись в храмоздательской деятельности “мира”. Крестьянский мир на Русском Севере в ХVII в. не только сам строил свои храмы, но из своей среды избирал священно- и церков нослужителей»9. Говоря о стремлении жителей Русского Севера к созданию своего священного идеального мира, Теребихин не сомневается в том, что все возможности, практические и духовные, для продолжения этого истори ческого труда поморов существуют и в настоящее время.

Новгородская республика — это средневековый кон текст менталитета европейского Севера России. Но есть у него и контекст более современный, который тем не ме нее удачно дополнил и укрепил новгородское наследие, — это Петербург. Рассуждая строго логически, Петербург — это прямой антипод Новгорода. Петербург — идея Blok_20 Years.indd 26 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я авторитарной империи, безграничного самодержавного произвола. Новгород — идея народного самоуправления, национального государства и личной свободы. Однако, казалось бы, второстепенные непринципиальные особен ности исторического развития Петербурга сблизили по характеру религиозной жизни имперскую столицу с ее свободолюбивым провинциальным окружением.

При Петре фактически закладывается фундамент петербургской религиозной культуры — уважение к за падноевропейской христианской традиции. Это уваже ние формируется отчасти вынужденно — ввиду необхо димости привлекать большое количество специалистов из Европы. В интересах государства отдельным группам иностранцев, работавшим в России (т. е. как раз преиму щественно в Петербурге), было дозволено свободно от правлять свой культ, строить церковные здания и в слу чае чего обращаться к властям за защитой.

В результате практически с самого основания Петербурга в нем одна за другой появляются мощные общины католиков, лютеран и реформатов, которые не только не скрываются от властей, но даже возводят соб ственные храмовые здания в самом центре столицы. Далее на протяжении всего правления династии Романовых ре лигиозное многообразие, санкционированное властями, становится одной из тех черт, что отличают столичный Петербург от остальной России.

Петр именно в Петербурге пытался опробовать дальнейшие церковные реформы — в частности, обязать церкви, как в лютеранских странах Европы, занимать ся просвещением народа и заботиться о больных, стари ках и нищих. Все эти начинания имели далеко идущие последствия. В дальнейшем «синодальный» дух, особая «светскость» в церковном управлении, порой напомина ющая лютеранские реалии, высокий уровень интеллек туальной культуры и социального служения становятся характерными чертами РПЦ в Петербурге.

К 1917 г. сложилась особая петербургская религиоз ная культура, основанная на религиозном плюрализме Blok_20 Years.indd 27 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в и терпимости имперской столицы, внутри Православной церкви характеризующаяся ориентацией на высокий уровень образования, относительную свободу мнений и озабоченность социальными проблемами. Советская власть не смогла нивелировать эти питерские черты, ко торые сейчас стали для всех очевидными. Петербургское православное духовенство отличается от московского (и вообще духовенства центральных и южных регионов европейской части страны) большей открытостью, терпи мостью и образованностью (вернее сказать, бльшим ува жением к образованию по сравнению с распространен ным в Москве бравированием антиинтеллектуализмом).

Религиозная политика петербургских властей вполне соответствует исторически сложившейся региональной культуре. Фактически основная политическая идеологема, которую использует губернатор Валентина Матвиенко, — это «европейский дух Петербурга». Она постоянно на поминает горожанам о том, что Петербург исторически сформировался как город, открытый разным культурам и традициям, и резко осуждает проявления ксенофобии и вражды на национальной и религиозной почве. В своих официальных речах Матвиенко практически не затраги вает тему религии, а если и говорит о религиозных про блемах, то исключительно в терминах «толерантности»

и «поликонфессиональности». Питерские чиновники со знательно избегают терминов «традиционный» и «нетра диционный» в отношении религиозных общин, стараются не допускать дискриминации религиозных меньшинств и обеспечивать законные права всех конфессий в соответ ствии с Конституцией России. Аналогичной линии в от ношениях с религиозными конфессиями придерживается и руководство Северо-Западного федерального округа.

Полномочный представитель президента в округе (с нояб ря 2003 г.) Илья Клебанов довольно часто встречается с лидерами крупнейших религиозных общин региона, с вниманием относится к их проблемам. Толерантность и межконфессиональный мир он заявляет в качестве основных целей религиозной политики государства.


Blok_20 Years.indd 28 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я 3. Среднее и Нижнее Поволжье, Урал и Западная Сибирь — районы, освоенные русскими и соответственно русским православием в XVII—XVIII вв. Та единая, моно литная, общепризнанная русская история, культура, религиозность в первую очередь имеет московские чер ты (плюс черты Центральной России — «Святой Руси», ставшей ее собственностью в очень стародавние време на). Все земли, что прирастали к московскому государ ству, должны были получать идеологию вместе с прика зами. Идейное своеобразие этих земель не осознавалось и не подвергалось рефлексии в полной мере очень часто даже самими жителями.

Хотя военные и торговые русские форпосты воз никли на Востоке страны значительно раньше конца XVII в., все же нормальная гражданская жизнь до это го времени его не коснулась. Культурные и духовные традиции Поволжья не имеют средневековых корней.

История христианства на большей части России — от Саратова до Красноярска — имеет тот же возраст, что и в Новой Англии.

С самого начала Поволжье развивалось как полиэт ническое и поликонфессиональное общество. Ко време ни прихода русских в Поволжье, Урал и Сибирь уже было (хотя и малочисленное) коренное население — татары.

Потоки русских и переселенцев других национальностей сделали татар-мусульман меньшинством, но меньшин ство это экономически и политически всегда было очень активно и заметно в жизни региона. Несмотря на то что в XVII—XVIII вв. российское правительство предпри нимало эпизодические попытки обратить татар в пра вославие, в самосознании татар Среднего и Нижнего Поволжья нет ощущения глубокой национальной траге дии, которое есть у татар казанских в связи с завоева нием русскими. Почти от любого татарина в Казани вы услышите о зверствах русских завоевателей при Иване Грозном, покоривших казанское ханство. Услышать по добное от татар астраханских — дело сравнительно ред кое. В чем причина?

Blok_20 Years.indd 29 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в Восток страны был реально освоен русскими позже, когда власть стала менее жестока, и в исторической памя ти татар Саратова или Омска нет воспоминаний о столь же жестоком поведении завоевателей, как в Казани. Но дело не только в этом. В Среднем и Нижнем Поволжье полити ка Москвы, а затем Петербурга по отношению к мусульма нам всегда была несколько мягче — оно было перекрест ком торговых путей на восток и юг. Поволжские татары играли в этой экономической жизни заметную роль. К се редине XIX в. татары Поволжья сформировались в спло ченную и активную во всех сферах жизни общность.

Почти одновременно с православными русскими на Востоке России появились католики и протестанты.

Например, Астрахань, которая была не только военно политическим и экономическим, но и религиозным русским форпостом среди формально российских, но фактически малоконтролируемых поволжских степей, с XVII в. стала и форпостом католицизма. По особому Джульфинскому соглашению армяне-католики получили уникальное по тем временам право на легальное суще ствование общины. В самом начале XVIII в. в Астрахани прочно обосновались капуцины. Гигантский Успенский католический храм в центре Астрахани (третий по вре мени возникновения в собственно России после Москвы и Петербурга) с тех пор зримо свидетельствует об укоре ненности католичества на Нижней Волге. И это только один пример. Католические общины возникали во мно гих городах Урала, Сибири и Нижней Волги почти одно временно с православными.

С середины XVIII в. по приглашению русского прави тельства начинается массовое переселение немецких ко лонистов — в большинстве своем протестантов-лютеран и меннонитов, но и католиков среди них было немало.

В XVIII и особенно XIX в. возникло значительное чис ло польских общин. Костелы появляются во всех круп ных городах Востока страны. В 1848 г., в то время, когда Николай I осуществлял репрессивную политику в отноше нии католиков и вообще религиозных меньшинств, он все Blok_20 Years.indd 30 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я же был вынужден сделать в ней фактически единственное отступление — дал разрешение на создание католической епархии с центром в Саратове (таким образом, до рево люции в собственно России было всего две кафедры като лических епископов — в Петербурге и Саратове).

Еще бльшую роль, чем католицизм, на востоке стра ны играл протестантизм. Сплоченные сельские колонии немцев — меннонитов и лютеран, немцы-протестанты — купцы, чиновники, представители интеллигентных про фессий в городах были обычным явлением. Для поздней шей религиозной жизни этого края, для протестантской его перспективы большое значение имели до конца XIX в.

незаметные, существовавшие нелегально общины «духов ных христиан» — духоборов и молокан, этих аутентичных для России протопротестантов. Поволжье было одним из основных регионов их распространения.

Но все это «меньшие братья». А что же представля ла собой «господствующая» Российская православная церковь, каковы ее особенности в Поволжье? Восток страны стал «новой Россией», вне территории «Святой Руси», где православие не имело традиций средневеко вого монашеского подвижничества, где не было чудот ворных икон, по чьей земле в стародавние времена не ходили благоверные князья и Христа ради юродивые.

Православие здесь развивалось в Новое время, когда чудеса святых и аскетические подвиги анахоретов ста ли редкостью. Надо сказать, что и в Новое время харак терные для Средневековья проявления православной духовности были более распространены в Центральной России, где они имели глубокие исторические корни, а не в Поволжье, Сибири или на Урале.

Очень характерный факт. В начале 1990-х годов ар хиепископ Саратовский Пимен убеждал в епархиальной газете свою паству, что «распространявшиеся среди ве рующих представления и неблагодатности нашего края, в котором не было своих святых, чудотворных икон, древних обителей» суть заблуждения 10. Итак, ясно, чего не было. А что же было?

Blok_20 Years.indd 31 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в По сравнению с Центральной Россией поволжское или уральское православие было более «прагматич ным» — ориентированным на просвещение, миссио нерство, благотворительность. Оно было также более терпимо к иноверцам. В полной мере эта специфика по волжского православия проявилась в начале ХХ в., ког да нивелирующая роль Синода, жестко централизованно управлявшего всей российской церковью из Петербурга, ослабла. Но краеведы и местные историки отмечают, что тенденция существовала гораздо раньше 11.

Православные русские были самой большой и влия тельной, поддерживаемой властью, но все же одной из этноконфессиональных общностей. Православные купцы и промышленники, главные ктиторы церкви, ревностно обустраивали свои приходы, но вовсе не были склонны гро мить своих партнеров и коллег по бизнесу, а иногда и дру зей — мусульман, староверов, лютеран или католиков.

И в наши дни в духовной атмосфере Нижнего Поволжья, Урала и Западной Сибири возрождаются «прагматические» традиции. Это «социальное» отно шение к церкви, традиционное для востока страны, до полняется столь же традиционной для него веротер пимостью. В большинстве регионов Поволжья, Урала и Западной Сибири, несмотря на существенные различия в политических ориентациях тамошних властей, возник ли мало где еще в России существующие консультатив ные органы, в которые были приглашены представители всех сколько-нибудь значимых конфессий. Эти органы возглавляют губернаторы или вице-губернаторы, а ре лигиозные деятели не только выдвигают свои претензии властям, но и разрабатывают совместно с ними различ ные благотворительные, социальные и культурные про граммы. Областные чиновники, работающие в советах, с удивлением обнаруживают, что часто с точки зрения «социальной полезности» такие маргиналы российского религиозного мира, как пятидесятники, методисты и ка толики, часто заслуживают более высоких оценок, чем «родные» православные.

Blok_20 Years.indd 32 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я На востоке страны открывается по сравнению с цен тральной Россией гораздо меньше монастырей, и с точки зрения аскетики, суровости устава почти все они более «слабые». Но, с другой стороны, социальных, миссионер ских, просветительских проектов на Востоке больше.

Здесь можно упомянуть некоторые уникальные инициа тивы, такие как миссионерские храмы-баржи, созданные протоиереем Николаем Агафоновым в Волгоградской епархии;

работу с беспризорными в Новосибирской, Оренбургской, Тюменской, Челябинской, Красноярской епархиях;

систему социальных станций в Волгоградской области 12. Вообще социальное служение Православной церкви развивается в России медленно и с трудом.

И все же наибольшие (хотя и скромные) успехи имеются в Нижнем Поволжье, на Урале и в Западной Сибири.

4. Восточная Сибирь и Дальний Восток. Регион, освое ние которого русскими, и соответственно распростра нение православия, приходится в основном на XIX в.

Православие здесь и до революции успело очень слабо укорениться, а в советское время, когда в основном со вершилось освоение этого края, он был практически полностью атеизирован. Религиозность в этом регионе вообще намного слабее, чем в остальной России.


Религиозная свобода, обретенная в конце 1980-х го дов, привела к тому, что наибольшее развитие на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири получил протестантизм, в первую очередь пятидесятничество, но и у баптистов евангелистов, лютеран, а также католиков здесь очень большие успехи. Среди практикующих верующих право славные составляют очевидное меньшинство. Численность духовенства и православных общин очень мала. Бльшая часть духовенства приехала на Дальний Восток из Центральной России и в настоящее время фрустрирована дискомфортной для себя духовной ситуацией 13.

Дальневосточные архиереи и духовенство призыва ют общество осознать пагубность засилья «сект» и во обще иноверцев. Идеологическая проповедь о необхо димости верности национальным традициям, однако, Blok_20 Years.indd 33 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в находит очень слабый отклик и остается гласом вопию щего в пустыне. Власть и общественное мнение Дальнего Востока и Восточной Сибири не только безрелигиозны, но и толерантны. Некоторые редкие случаи, когда цер ковные власти добивались от властей светских каких-то дискриминационных мер по отношению к религиозным меньшинствам, вызывали неодобрение в первую очередь местного общественного мнения. Для дальневосточни ков нарушения религиозной свободы выглядят очень не популярно, к тому же и сейчас протестантизм продолжа ет расти быстрее православия.

Очевидно, что в обозримом будущем реалии Дальнего Востока вынудят православных изменить свои установ ки. Причем не только в отношении терпимости к рели гиозным меньшинствам. Очень большое и успешное со циальное служение протестантов и католиков не может не послужить примером того, что должна делать церковь.

Агрессивное и безрезультатное противодействие распро странению иноверия неминуемо сменится терпимостью и прагматизмом.

5. Северный Кавказ. На религиозную жизнь здесь большое влияние всегда оказывало казачество с его де мократизмом, культом «мужества» и воинских доблестей.

Характер религиозности во многом определяется постоян ным противоборством с исламскими народами Северного Кавказа. Этнические конфликты последнего десятилетия, в частности, война в Чечне, усиливают традиционную ка зачью «героическую» идеологему в православии.

На протяжении большей части истории правосла вия на Северном Кавказе религиозная жизнь казачества отличалась уникальным демократизмом. До середины 30-х годов XIX в. в казачьих станицах сохранялся обычай избрания священников, дьяконов, причетников и прос форен самими прихожанами из числа желающих, при чем не только из духовенства, но и из самих же казаков.

Кандидатуры обсуждались на сходе, избранный получал от общества письменное свидетельство — одобрение. Затем дело рассматривала Войсковая канцелярия. Получив ее Blok_20 Years.indd 34 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я согласие, кандидат отправлялся за формальным одобре нием в Воронеж, а позднее в Новочеркасск. Приходское духовенство казачьего происхождения так и не стало замкнутым сословием. По войсковой традиции его семьи считались казачьими, а не духовного сословия, и если сы новья не становились служителями церкви, они направ лялись на службу в казачьи полки 14. Казачьи войска име ли, кроме того, целый ряд других привилегий в решении церковных дел, которые они ревниво отстаивали.

Уже в конце 1980-х годов старые демократические традиции начали пробуждаться. Например, один из ли деров донских казаков атаман Козицын стал требовать права назначать войсковых священников и даже «каза чьего епископа»15.

Возрождающееся казачество, расколотое на белых и красных, активно заигрывает с РПЦ, но в то же время привносит свое понимание православия — с одной сто роны, более анархичное и демократическое, с другой — более националистическое, враждебное иноверцам.

Наиболее влиятельно в наши дни казачество Кубани.

Официально признанное казачество — Всекубанское ка зачье войско (условно называемое «красным») оказывает епархии политическую поддержку, лоббируют ее интере сы в законодательных и исполнительных структурах вла сти. В Краснодарском крае к 1997 г. «белое» казачество (Кубанское казачье войско, атаман Виктор Ногай) почти развалилось, «красное» (Всекубанское казачье войско, атаман Владимир Громов) стало официальной государ ственной структурой. Громов уделял РПЦ первостепен ное внимание. При политической и финансовой под держке казачества в ряде станиц были построены церкви.

Благодаря Громову «православная» риторика стала неотъ емлемой частью официоза на Кубани. Поддержка пра вославия для Всекубанского войска имеет важнейшую особенность: громовцы крайне нетерпимы к христиан ским религиозным меньшинствам — протестантам, ка толикам, армяно-григорианам. Они не останавливаются перед применением силы или угрозы силы, чтобы оста Blok_20 Years.indd 35 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в новить «вражескую экспансию». Краснодарские казаки устроили погром в кришнаитском храме, в другой раз публично выпороли иеговиста. Угрозы католикам и про тестантам стали обычным делом. Насильственные акции против «сектантов» имели место и в других северокав казских епархиях (термин «секта» трактуется достаточ но расширительно и при желании распространяется на протестантов, католиков и др.).

За последние годы возникла определенная право славно-казачья идеология «героического православия».

Ее сформулировал духовник Всекубанского казачьего войска (в прошлом студент-историк и комсомольский ак тивист Краснодарского университета) священник Сергий Овчинников. Ее суть такова. Русское православие всегда тяготело к смирению, аскетизму и мистицизму. Церковный организм нуждается в дополнение к этому и в так называе мом «героическом исповедании», без которого он погиба ет. Героическое исповедание подразумевает защиту право славного отечества как форму христианского служения.

«Хто хоче за християнску виру бути посаженим на кил, хто готов перетерпити всяки муки за Св. Хрест, нехай пристае до нас!»16. Смерть за православие автоматически обеспечи вает попадание в рай. По убеждению Овчинникова, казаки принципиально отличаются от других православных тем, что и лично, и всем кругом (т. е. организацией) открыто дек ларируют принадлежность РПЦ. Существование в истории России казаков-мусульман или казаков-буддистов о. Сергий Овчинников не признает. В мирное время православный ге роизм, по мнению Овчинникова, выражается в борьбе с не достатками общества: казаки-чиновники «знают предел»

и не торгуют государственными интересами, которые ас социируются с религиозными идеалами. Моральный облик казаков хоть и невысок, но выше, чем у других. Их удаль, а порой и нарушение закона объясняется воинственным характером, а увлечение горилкой — мистическим отноше нием к вину как дару Божию, веселящему сердце человека (см. пс. 103) и «элементу евхаристической вечери». Об этом о. Сергий подробно пишет в брошюре «Войсковой гимн»17.

Blok_20 Years.indd 36 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я Северокавказское православие сочетает в себе, каза лось бы, несочетаемые вещи: демократизм, переходящий в анархизм, — недаром на Северном Кавказе много об щин Русской православной церкви за границей (РПЦЗ) и Российской православной автономной церкви (РПАЦ) — и крайний национализм, идеологию служения Отечеству при почти полном отсутствии социального служения в се верокавказских епархиях и антимосковских настроениях.

Чеченская война и сложное положение в других северо кавказских республиках способствуют развитию идеологии «героического православия». Последовательно и система тически выраженная о. Сергием идеология воспринимает ся большинством духовенства северокавказских епархий критически, мало кто полностью ее поддерживает. Однако религиозная жизнь Северного Кавказа демонстрирует тот факт, что православные Северного Кавказа живут в соот ветствии с идеалами, описанными Овчинниковым.

Последние двадцать лет характеризовались драма тическим ростом религиозного многообразия, которое принципиально изменило лицо страны. В 1990-е годы в жизнь России вернулись практически все религиоз ные движения, которые развивались перед революцией и в первые годы после нее. Как будто и не было 75 лет советской власти, при которых большинство конфессий и религий были либо полностью уничтожены, либо све дены к ничтожным и малочисленным подконтрольным власти разрешенным экзотическим феноменам.

Вместе с православием практически из небытия воз родились традиционные для других титульных этносов ислам, буддизм, иудаизм и язычество. Установленное вла стями разделение религий на традиционные и нетради ционные для каждого народа начинает терять смысл, так как все больше людей начинают привлекать религии, ко торые традиционны для других народов. Этот процесс расширяет культурное и мировоззренческое многообра зие страны. Несмотря на известные препоны, в народную жизнь возвращаются получившие бурное развитие в на Blok_20 Years.indd 37 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в чале XX в. протестантизм во всем его многообразии и ка толицизм.

Религия оказалась едва ли не самым сильным храни телем и выразителем региональных мировоззренческих различий и регионального сознания. В этом кратком очер ке я проанализировал лишь самые общие различия ре лигиозных особенностей регионов. В действительности весьма заметны различия в характере религиозности не только крупных территорий, но и субъектов Федерации и часто отдельных городов и районов. Религия становит ся питательной средой креативного разнообразия.

Не только политика, но и общественная и культурная жизнь в последние годы характеризуется усилением пас сивности, конформизма и единообразия. Сфера религии оказалась в этих условиях той стороной общественной жизни, которая в наименьшей степени подвержена ни велировке, глобализации и манипуляции. Сама природа религии такова, что она является наиболее частным про явлением личности. Даже авторитарно организованные, максимально централизованные религиозные бюрокра тические структуры, такие как РПЦ, не способны добить ся единообразия в своих рядах. Даже антидемократиче ские идеологии, которые проповедует две крупнейшие по численности религии России — православие и ислам, не способны перечеркнуть, как это ни парадоксально, демократизирующего влияния религии в современном российском обществе. При крайней слабости институ тов гражданского общества и социально-политической пассивности населения религиозные общины становятся существенным ресурсом социально-политического раз вития.

При оценке роли религии в российской жизни 18 сле дует учитывать, что влияние религиозных организаций на становление гражданского общества гораздо более зна чительно, чем можно предположить, исходя из показателей религиозности населения. Действительно, практикующих верующих в России мало. И даже среди практикующих православных большинство не участвует в жизни общин.

Blok_20 Years.indd 38 7/28/09 20:12: Мн о г о ц в е т и е волшебного сада российской духовности:

д в а д ц ат ь л е т в о з рас та н и я р е л и г и о з н о г о М н о г о о бра зи я Но все же по всей стране есть православные монастыри и приходы, ведущие заметную социальную работу, приме няющие различные формы солидарности верующих, хотя они и в явном меньшинстве. Православные приходы во многих населенных пунктах страны оказываются един ственными формами самоорганизации граждан.

Действительно, протестантов, католиков, других ре лигиозных меньшинств, для которых общинная жизнь и социальное служение — обычное дело, очень мало.

По сравнению с США или даже самыми секуляризиро ванными странами Европы религиозные организации как субъект гражданского общества — величина незна чительная. Но на ситуацию следует посмотреть и с дру гой стороны: за 75 лет советской власти народ в России потерял всякие навыки самоорганизации. И в религиоз ной сфере положение еще не самое плохое. Для страны, в которой некоммерческие общественные ассоциации и институты общественного самоуправления очень сла бы (порядка 6 тыс. религиозных организаций, реально формирующих общественное мнение, сплачивающих своих членов, совершающих какую-либо социальную ра боту), это очень много.

Примечания Статистическую оценку религиозности населения России и степени распространенности отдельных религий и конфессий см.:

Филатов С. Б., Лункин Р Н. Статистика российской религиозности: магия.

цифр и неоднозначная реальность // Социол. исслед. — 2005. — № 6.

Лункин Р «Русские» регионы России: степень православности.

и политические ориентации // Социол. исслед. — 2008. — № 4. — С. 27—37.

Зло, но остроумно писал о московском духовном типе Г. Федотов:

«В татарской школе, на московской службе выковался особый тип рус ского человека — московский тип... Он не рассуждает, он принимает на веру несколько догматов, на которых держится его нравственная и общественная жизнь. Но даже в религии есть для него нечто более важное, чем догмат. Обряд, периодическая повторяемость узаконен ных жестов, поклонов, словесных формул, связывает живую жизнь, не Blok_20 Years.indd 39 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в се р г е й Фи л а т о в дает ей расползаться в хаос, сообщает ей красоту оформленного быта»

(Федотов Г. Россия и свобода. — New York, 1981. — C. 119).

Лункин Р Федеральные округа и религия: между прагматизмом.

и «охотой на ведьм» // Frontier / Keston Inst. — 2004. — № 5. — Р. 37—44.

Власть и религия // Воен.-промышл. курьер. — 2004. — 20— 26 окт.

Булатов В. Русский Север. — Архангельск, 1997, 1998, 1999. — Кн. 1—3.

Шаляпин С. Религиозная ситуация на Русском Севере в истори ческой ретроспективе (XIII—XIX века). — Архангельск, 1997.

Филатов С., Лункин Р Другая Святая Русь // Дружба народов. —.

2001. — № 5. — С. 165.

Теребихин Н. М. Сакральная география Русского Севера (религиозно-мифологическое пространство севернорусской культу ры). — Архангельск, 1993. — С. 146.

Саратов. епарх. ведомости. — 1992. — № 3. — С. 12.

Рыженков С. Золотой век губернского человечества и паттерны регионального развития // Regions: a prism to view the slavic-euroasian world: Towards a discipline. — Sapporo, 1999. — Р. 73.

Филатов С. Поволжье: 350 лет религиозного плюрализма // Дружба народов. — 1999. — № 8.

Uzzell L., Filatov S. Religious Life in Siberia: The Case of Khakasia // Religion, State & Society [Oxford]. — 2000. — № 1.

Римский С. Православная церковь и государство в XIX веке:

Донская епархия: от прошлого к настоящему. — Ростов н/Д, 1998.

НГ-религии. — 1998. — № 10.

Франчук И. Як воювали запорижци? — Киев, 1917.

Овчинников С. Войсковой гимн. — Краснодар, 1992. — С. 14.

Филатов С. Христианские религиозные сообщества России как субъект гражданского общества // Отечеств. записки. — 2005. — № 6.

Blok_20 Years.indd 40 7/28/09 20:12: Русская Православная Церковь:

итоги двадцатилетия религиозной свободы в л а д и м и р ви г и л я н С к и й Двадцатилетие, конечно, условная дата. Что считать от правной точкой? Празднование 1000-летия Крещения Руси в 1988 г.? На Поместном соборе 1988 г. был при нят новый Устав Русской Православной Церкви, одна ко условий его исполнения еще не было. Некоторый положительный сдвиг в отношении государства, став шего во времена «перестройки» на путь либерализма, к РПЦ произошел, но только внешний. Скорее нужно говорить о знаменательном факте, каким стало избрание Поместным собором 1990 г. Патриарха Алексия II, а так же принятие союзного закона «О свободе совести и ре лигиозных организациях» (1 октября 1990 г.), российско го закона «О свободе вероисповеданий» и вслед за этим упразднение в 1991 г. Совета по делам религии. Именно тогда было окончательно покончено с тотальным кон тролем над религиозными объединениями.

Напомню известный факт. В конце 1985 г. управляю щий делами Патриархии митрополит Алексий (Ридигер) направил М. С. Горбачеву письмо, в котором поставил во прос о пересмотре государственного законодательства, регламентирующего статус религиозных объединений.

Позиция автора письма заключалась в том, что Церковь должна быть реально отделена от государства. Ответом на письмо было указание властей отстранить митрополи та Алексия от должности управляющего делами, что и бы ло сделано. Будущий патриарх в 1986 г. был отправлен из Москвы в «почетную ссылку» на Ленинградскую кафед ру. Впрочем, всего лишь через четыре года упомянутый Blok_20 Years.indd 41 7/28/09 20:12: дв а д ц а т ь л е т р е л и г и о з н о й ро с с и и.

свободы в вл а д и М и р ви г и л я н с к и й Поместный собор летом 1990 г. уже проходил без какого либо контроля и вмешательства со стороны государства.

Наследство, доставшееся Патриарху Алексию, если иметь в виду государственно-церковные отношения, было ужасающим. На территории СССР действовало, по срав нению с дореволюционным периодом, 12% приходов.

За время правления богоборческой власти, по сведениям председателя комиссии по реабилитации жертв репрес сий А. Н. Яковлева, было репрессировано около 500 тыс.

священнослужителей, 200 тыс. из них было расстреляно 2.

Практически полностью были уничтожены основные на правления деятельности Церкви: миссионерская, соци альная, просветительская, храмостроительная, паломни ческая. Только условно можно говорить о существовании в СССР монашеской жизни, издательской, производ ственной, научно-богословской и учебной деятельности Церкви. Разрешенная властями квота на эту деятельность имела формальный характер и даже в малой степени не отражала потребности православных верующих.

Можно долго перечислять вопиющие факты анти религиозной деятельности советских властей на протя жении более 70 лет. Сейчас издано много книг и доку ментов, посвященных этой проблеме, поэтому не буду на них останавливаться. Замечу только, что люди старшего поколения, проповедующие как марксистские, так и ли беральные ценности, до сих пор не избавились от анти религиозной мировоззренческой базы, внедренной в их сознание в советских школах, вузах и на партсобраниях и позволяющей им относиться к религиозному мышле нию как к враждебной идеологии. В качестве примера можно привести недавнее письмо десяти академиков.

Даже сейчас мы можем наблюдать некоторые «белые пятна» в окончательном восстановлении нормальных от ношений между Церковью и государством. До сих пор не полностью переданы назад отобранные советской властью православные святыни: монастыри, храмы и прилегаю щие к ним здания, мощи, чудотворные иконы, антиминсы, богослужебная утварь, в том числе чаши для причастия.

Blok_20 Years.indd 42 7/28/09 20:12: рус с к а я П р а в о с л а в н а я ц е р к о в ь : и то г и д в а д ц ат и л е т и я религиозной свободы Не до конца законодательно закреплено право обладания церковным имуществом и землей. Нет окончательного решения проблем, связанных с налогообложением на ре лигиозную деятельность, с государственными пенсиями священнослужителей, отсрочкой от призыва священно служителей и студентов семинарий на воинскую службу и с признанием дипломов духовных учебных заведений.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.