авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«М Е Ж Д У Н АР О Д Н А Я А К А Д Е М И Я Н А У К В Ы С Ш Е Й Ш К О Л Ы Г О С У Д АР С Т В Е Н Н О Е О Б Р А З О В А Т Е Л Ь Н О Е У Ч Р Е Ж Д Е Н И Е В Ы С Ш Е Г О П Р О Ф Е С С И О ...»

-- [ Страница 2 ] --

1) для юридических лиц суммарная доля участия Российской Фе дерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, иностранных юридических лиц, иностранных граждан, общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных и иных фондов в уставном капитале указанных юридических лиц не должна пре вышать двадцать пять процентов, доля участия, принадлежащая одному или нескольким юридическим лицам, не являющимся субъектами МСП, не должна превышать двадцать пять процентов;

2) средняя численность работников за предшествующий календар ный год не должна превышать следующие предельные значения:

от ста одного до двухсот пятидесяти человек включительно для средних предприятий;

до ста человек включительно для малых предприятий;

до пятнадцати человек для микро-предприятий.

3) выручка от реализации товаров (работ, услуг) без учета налога на добавленную стоимость или балансовая стоимость активов (остаточная стоимость основных средств и нематериальных активов) за предшест вующий календарный год не должна превышать предельные значения:

микро-предприятия 60 млн рублей;

малые предприятия 400 млн рублей;

средние предприятия 1000 млн рублей.

Среди всей совокупности российских предприятий хотелось бы от дельно выделить микро-предприятия, предприятия с числом занятых не более 15 человек. Эти предприятия представляют чаще непроизводствен ные сферы деятельности: торговлю, посреднические услуги и т.п. Доля микро-предприятий среди всех малых предприятий составляет 71%.

Преобладание микро-предприятий над малыми предприятиями объ ясняется тем, что они более устойчивы к внешним воздействиям, легче приспосабливаются к ним, активно используя в том числе «теневизацию»

бизнеса. Более того, в силу своей специфики микро-предприятия не тре буют от основателя каких-либо определенных специализированных тех нических знаний. Также не требуется значительного первоначального ка питала. Поэтому в тех странах, где не особо развита система поддержки малого предпринимательства, наиболее развиты микро-предприятия.

Также важна роль микро-предприятий в социально-экономическом аспекте. Дело в том, что микро-предприятия решают задачу самозанятости населения. Эта проблема наиболее актуальна для кризисных периодов развития экономики, для предприятий сельской местности, небольших го родов, депрессивных районов. То есть микро-предприятия оказывают не оценимую помощь в решении проблемы занятости, поддержания устойчи вого дохода населения, повышения уровня жизни. Предприятия с числен ностью занятых более 50 человек в основном функционируют в системе производства. Это позитивно сказывается на развитии материально производственной базы, технологической поддержке крупных предпри ятий. Предприятия с числом заняты от 10 до 50 человек, которые также в основном заняты в сфере производства, представляют собой посредниче ские фирмы, которые на местном и региональном уровне способствуют развитию рыночной инфраструктуры.

Начиная с 1995 года в России начала формироваться система госу дарственного регулирования и поддержки МСП, нормативно-правовая ба за для данного сектора экономики. К 2010 году принято множество нор мативных актов, затрагивающих все стороны деятельности МСП. Но не все из принятых документов или программ эффективно реализуются или не реализуются вовсе, что приводит к невыполнению основной цели раз работки законов и программ – повышению эффективности малого секто ра. В 2009 г. журнал Forbes опубликовал рейтинг самых лучших стран для ведения бизнеса, в котором Россия оказалась лишь на сто третьем месте из возможных ста двадцати семи. Также в апреле 2009 года Всероссийским движением «За честный рынок» (ВДЧР) и Национальным антикорупци онным комитетом проводился опрос предпринимателей, результаты кото рого были представлены Президенту России Д.А. Медведеву. Целью дан ного опроса было выяснить общую ситуацию в поддержке МСП в России.

Опрос проводился в 22 регионах страны среди десяти тысяч предприятий МСБ. Согласно результатам опроса, около 95% предпринимателей под тверждают, что коррупционное и бюрократическое давление на бизнес не снижается;

более 30% предпринимателей давали «откаты» за кредиты, 90% уверены, что невозможно получение кредита без использования кор рупционного механизма. Особенно предприниматели отметили, что имен но банки значительно ухудшают положение предпринимателей.

Исходя из приведенного примера, а также данных о состоянии мало го сектора в России, видно, что, несмотря на проводимую политику сти мулирования развития МСБ в России, существуют множественные про блемы. В качестве основных путей совершенствования малого и среднего предпринимательства в России можно предложить следующие:

упрощение и совершенствование законодательства. Особенно важ ным в данной связи является использование опыта стран ЕС в вопросах со вершенствования сотрудничества и взаимодействия федеральных, регио нальных и местных органов власти. Необходима разработка четкой систе мы контроля над выполнением программ и расходованием средств, кото рые в конечном итоге должны доставаться именно малым предприятиям;

снижение налогового бремени на малые предприятия в первую очередь путем понижения для данной категории предприятий ставок стра ховых взносов во внебюджетные фонды. Непомерно высокие налоги с фонда оплаты труда вынуждают предприятия занижать уровень заработ ной платы сотрудников, выдавая им часть заработной платы «в конверте»;

иногда увольнять сотрудников, оставляя их работать на «серой» заработ ной плате. С 1 января 2011 года ставка страховых взносов во внебюджет ные фонды составит – 34%, вместо 26% в 2010 году1. Также необходимо пересмотреть систему социального обеспечения для сотрудников малых предприятий. Поскольку часто обороты малых предприятий невелики, те условия, которые диктует Трудовой кодекс, оказываются непомерными для малых предприятий. Очевидно, для сотрудников малых предприятий количество социальных выплат для сотрудников должно быть значитель но сокращено. Это, безусловно, может привести к снижению привлека тельности малого сектора для работников;

поощрение деятельности российских производственных предпри ятий, относящихся к МСБ. В настоящее время основным направлением поддержки малого сектора являются технологии. Тем не менее, по мне нию автора, такая политика не может считаться верной. В целях ограни чения массового наплыва дешевых иностранных товаров, поощрения соз дания высококачественных отечественных товаров необходимо стимули ровать малые предприятия. Например, текстильные товары для детей в основном производятся в Китае и Белоруссии. Для повышения эффектив ности российских малых производителей подобных товаров можно про водить тендеры по пошиву, например, постельного белья для детских до мов, больниц, интернатов, детских садов и т.п. Тем самым проводится поддержка малого сектора, а также оказывается помощь детям;

создание единой информационной сети, чтобы малые и средние предприятия могли своевременно получать необходимую информацию о государственных программах поддержки, проведении тендеров на госу дарственные заказы, о конкурсах инновационных проектов и т.п. Необхо димо четко прорабатывать все параметры информирования, а также усло вия принятия участия в той или иной программе: сроки, требования, усло вия. Создание национальной единой информационной сети, аналогично Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О страховых взносах в Пенсионный фонд РФ, ФСС РФ, ФФОМС и ТФОМС» и статью 33 Феде рального закона «Об обязательном пенсионном страховании в РФ» № 227ФЗ от 16.10.10 (принят ГД РФ 08.10.10).

«Европейской предпринимательской сети» (The Enterprise Europe Network)1, приведет к повышению осведомленности МСП, даст им воз можность своевременно реагировать и лучше готовиться к участию в про граммах поддержки. Отдельно отметим, что в рамках такой информаци онной сети необходимо постоянно оповещать малые предприятия посред ством электронной связи о проводимых программах;

повышение уровня образования и квалификации предпринимате лей. Для этого необходимо на федеральном уровне создать программы, по аналогии с «Программой непрерывного образования» (European Commi ssion’s Lifelong Learning Programme), которая дает возможность людям в любой период их жизни получить образование, обменяться опытом, тем самым развивая и повышая уровень профессиональной подготовки в Ев ропе. Или по аналогии с программой «Grundtvig», нацеленной на оказание услуг по повышению квалификации, проведение различных курсов, семи наров и т.п. Например, ежеквартально для бухгалтеров и финансовых ме неджеров проводятся различные конференции, на которых освещаются все новости законодательства. В Санкт-Петербурге стоимость посещения такой конференции составляет 3 тыс. рублей и более на одного человека.

При этом читают лекции на подобных конференциях представители Фе деральной налоговой службы, Федеральной Антимонопольной службы и т.п. Можно было бы выделять средства из Федерального или бюджета ре гиона на финансирование посещения такого рода конференций одного представителя от любого малого предприятия. Организаторы конферен ции ничего не потеряют, поскольку получат средства из бюджета, а малые предприятия будут осведомлены обо всех изменениях законодательства.

Там же можно и анонсировать будущие мероприятия по поддержке МСП;

повышение занятости в России посредством стимулирования соз дания малых предприятий. По данным на конец 2009 года, общее число безработных в стране составило 8,2%, что равно 6,2 млн человек. Повы шение данного показателя связано в России, в том числе, и с отказом госу дарства от сокращения мелкой розничной (палаточной) торговли (напри мер, в Волгограде в 2009 г. было закрыто около 98% всех киосков). Поэто му важнейшим шагом в поддержке малого и среднего бизнеса является развитие соответствующих отраслей. Тем не менее, принятая политика прямого государственного финансирования создания собственного бизнеса показала свою несостоятельность. Необходимо использовать другие мето ды, такие как, например, снижение арендной платы для вновь создаваемых предприятий, снижение бюрократических процедур при регистрации биз неса, снижение государственных пошлин на регистрацию и т.п.;

http://www.enterpriseeuropenetwork.ec.europa.eu/ сайт The Enterprise Europe Net work необходимо снижать бюрократические процедуры для малых предприятий. В данном случае имеется в виду снижение бумажной воло киты и упрощение процедуры сдачи отчетности. Формально законода тельно предусмотрена возможность предприятиям с небольшими оборо тами использовать упрощенную систему налогообложение и ведения уче та. Но практическая проблема для предприятий заключается в том, что, перейдя на «упрощенку», предприятие может лишиться основных покупа телей, поскольку по его поставкам покупатели не смогут получать вычеты по НДС. То же самое относится к индивидуальным предпринимателям, которые рано или поздно вынуждены регистрировать юридическое лицо, поскольку по описанной выше причине покупатели отказываются с ним работать. Также повышение налогового бремени для предприятий, ис пользующих УСН, также снижает привлекательность использовать эту возможность;

необходимо совершенствовать механизм взаимодействия малого и крупного бизнеса в России. Опыт стран ЕС и других развитых стран пока зывает, что интеграция малого и крупного бизнеса является объективной необходимостью в современных условиях. Экономика стран Западной Ев ропы опирается на крупные предприятия, которые придают ей устойчи вость и управляемость, малые же предприятия обеспечивают гибкость производства и формируют конкурентную среду. Основными формами поддержки крупного бизнеса МСП является в финансировании – лизинг, в производстве – субподряд, в сбыте – франчайзинг, в инновациях – вен чурное финансирование. Такая поддержка поможет малым предприятиям избежать «потрясений» и обеспечить взаимовыгодное движение инфор мации, капиталов, ресурсов в интересах всей страны. По нашему мне нию, катализатором такого взаимодействия должно выступать именно государства. Например, система субподряда может включать два уровня:

региональный и отраслевой. Крупные государственные предприятия – потенциальные заказчики – взаимодействуют с отраслевыми органами управления экономикой, в то время как малые предприятия взаимодейст вую с местными органами власти и поддержки МСП. Создавая единой центр на федеральном уровне, государство может обобщить всю имею щуюся информацию и создать единую информационную сеть для по ставщиков и заказчиков;

необходимо совершенствование системы финансирования малого и среднего бизнеса. Существующая система финансирования малого и среднего бизнеса является сложно и перегруженной посредниками, в ре зультате чего, реально до МСП доходит около трети объемов выделенного финансирования. Возможным вариантом упрощения может стать, напри мер, реализация финансовой помощи только Российским Банком Разви тия, без привлечения местных банков в регионах, а тем более, посредни ческих организаций. Это можно осуществить, создав филиалы Банка в ре гионах, где реализуются программы. Это требует дополнительных финан совых вложений, но учитывая, сколько денег разворовывается по пути к адресату, очевидно, дешевле осуществить эти вложения один раз. А также важно переориентировать государственную политику от прямого финан сирования малого сектора к более «мягким» мерам, таким как предостав ление государственных гарантий под обеспечение кредитов в коммерче ских банках;

предоставление льготных ставок по кредитам;

снижение стоимости арендованного имущества и т.п.;

проведение мероприятий по преодолению масштабных регио нальных диспропорций в развитии малого бизнеса. Для этого необходи мо совершенствовать систему распределения средств по регионам стра ны, стараясь выделять средства в те регионы, которые в том наиболее нуждаются, но не для повышения статистических показателей региона, а только в тех направлениях, которые имеют важность для развития стра ны в целом. Например, используя опыт Франции можно стимулировать предпринимателей, желающих перенести свою деятельность из цен тральных регионов России в провинцию. Или можно создать Организа цию, по аналогии с Фондом Сплочения, которая будет заниматься имен но контролем уровня развития малого бизнеса в регионах страны, прово дить исследования и направлять в органы власти запросы о финансовых вложениях в те или иные регионы;

создание и развитие инфраструктуры малого бизнеса, то есть соз дание специализированных консультационных, информационных, юри дических центров, агентств поддержки, бизнес-инкубаторов, технопар ков, центров обучения и повышения квалификации. Эти объекты должны быть составным элементом государственной программы поддержки ма лого бизнеса. Например, в 2010 году на финансирование программ по созданию бизнес-инкубаторов выделено 5,3 млрд рублей1. Отдельные элементы инфраструктуры получили широкое распространение, напри мер государственные научные центры, призванные обеспечить совре менные научно-технические разработки в стране и обеспечить взаимо действие малого, среднего и крупного бизнеса в этой сфере. Сегодня от сутствует комплексный подход к созданию системы в целом, что приводит к дублированию их функций, не комплексному характеру ока зываемых услуг, недостаточному учету реальных потребностей МСП, Приказ Минэкономразвития РФ от 29.06.2010 N 255 «О распределении субсидий из федерального бюджета на 2010 года по субъектам Российской Федерации на софи нансирование мероприятий по государственной поддержке МСП (на создание и раз витие бизнес-инкубаторов и на софинансирование объектов капитального строитель ства государственной собственности субъектов РФ (объектов капитального строи тельства собственности муниципальных образований).

неравномерности развития объектов инфраструктуры в регионах. Необ ходимо также создать единую информационную сеть для МСП, которая создаст единое информационное пространство. В регионах существуют информационные центры, но они не связаны между собой и располагают недостаточным объемом информации;

контроль деятельности крупных предприятий в отношении полу чения с малых предприятий различного рода «бонусов» и «процентов» с продаж. В России широко распространена ситуация, когда крупные предприятия, пользуясь своим монопольным положением, вынуждают своих поставщиков (часто малые предприятия) платить им различного рода «бонусы» и «проценты» с объема продаж. При этом размер таких вынужденных платежей может достигать 25%. Необходимо вести систе му мониторинга, контроля встречного движения по расчетным счетам, когда поставщики платят покупателям. Проверяя подобные операции, можно отследить, сколько и как часто крупные предприятия получают такого рода «мзду» с малых предприятий за возможность реализации их продукции.

Многие исследователи до сих пор утверждают, что Россия является страной неиспользованных возможностей. В зависимости от контекста с этим утверждением можно соглашаться или нет. В малом секторе для предпринимателей надо создавать такие условия, чтобы отдельные инди видуумы стремились создавать собственное дело. Часто в российской действительности государственные программы поддержки малого бизне са остаются на бумаге, не доходя до реальных предприятий. Можно ут верждать, что российскому малому бизнесу важно дать возможность раз виваться и повышать свою эффективность, не «задавливая» сектор раз личными ограничениями, налогами и сборами. Поэтому если государство будет создавать благоприятную среду функционирования малых и сред них предприятий, то возможно, этот сектор экономики получит должное развитие и в России.

Г.Л. Багиев, М.А. Попов Методологические аспекты моделирования хозяйственных связей предпринимательских структур Методологической основой моделирования хозяйственных связей предпринимательских структур можно считать теорию неравновесных процессов и энтропии в открытых и непрерывно усложняющихся систе мах, начало которой положил Нобелевский лауреат И. Пригожин. С этим связана концепция синергетики как дополнительного дохода, получаемого от интеграции этапов воспроизводственного процесса в единую цепь. В ряде последних публикаций представлена методология синергетики1 и эн тропийный метод анализа хозяйственных связей и оптимизации распреде ления ресурсов в интегрированной системе2.

В современной экономике с единым мировым рынком товаров и ус луг, капиталов, технологий, информации, рабочей силы, загрязнений ок ружающей среды создается «новый хаос», вызванный невиданным услож нением информационных связей. Моделирование рисковых ситуаций в экономике и бизнесе позволяет предупредить многие риски, минимизиро вать и эффективно страховать их3. Для сферы товародвижения характерно возрастание специфических рисков, связанных с увеличением числа кли ентов и их рассредоточением в разных странах и регионах с различным законодательством, деловой культурой и этикой.

Растет число конкурирующих на рынке организации товародвиже ния предпринимательских структур, которые не имеют четкого профиля, часто перемещаются в другие, в т.ч. некоммерческие сферы деятельности, по мере их зарождения, расцвета и отмирания, изменяют состав собствен ников и т.д. Моделирование призвано снизить риски адаптации к быстрым изменениям внешней среды, риски нерационального распределения ре сурсов, прав и ответственности участников цепи, уменьшить конфликт ность отношений между ними.

Следует учесть также риски, связанные с терроризмом и кражей гру зов, которые быстро растут даже в США, несмотря на электронный кон троль.

Буданов В. Синергетика: мировоззрение, методология, наука // Экономические стра тегии. 2010. № 5.

Крянев А., Матохин В., Харитонов В. Энтропийный метод мониторинга реализации экономических стратегий // Экономические стратегии. 2010. № 5.

Дубров А.М., Лагоша Б.А., Хрусталев Е.Ю. Моделирование рисковых ситуаций в экономике и бизнесе. М.: Финансы и статистика, 2006.

млн долл.

2005 2006 2007 2008 Кража автомобильных грузов в США в 2005-2009 гг. Математическое моделирование хозяйственных связей получило особое развитие в предкризисные годы в связи с наступившим в мировой экономике периодом равновесия и экономического роста, появлением но вых концепций прикладной математики, программного обеспечения и ин формационных технологий. Появилась надежда на то, что экономические науки станут столь же точными, как естественные.

Однако глобальный кризис доказал неадекватность псевдомоделей с обильным математическим аппаратом, основанным на индивидуалистиче ской парадигме атонистической конкуренции2. Классические модели ди намического стохастического равновесия, основанные на монетарной тео рии рыночного равновесия, не учитывали реальное поведение предприни мательских структур3.

Рыночная неопределенность связана как с разной индивидуальной эффективностью предпринимательских структур, так и с появлением но вых товаров, технологий, методов организации производства, маркетинга.

Некооперативная теория игр Нэша означала прорыв в теории экономиче ского моделирования, но его современные методы должны учитывать из менения не только в производстве и распределении, но и в конкурентном поведении4 предпринимателей, в социально-экономических институтах.

Данные Freight Watch International, Wall Street Journal. 2010. 1.02, p. A3.

Ведин Н.В. Экономическая неоднородность обмена в хозяйственной эволюции об щества. СПб.: РОСТ, 2006.

Феджиоло Д., Ровентилл Л. О научном статусе экономической политики: повесть об альтернативных парадигмах // Вопросы экономики. 2009. № 6.

Майерсон Р. Равновесие по Нэшу в истории экономической науки // Вопросы эко номики. 2010. № 6.

Существенно различается моделирование хозяйственных связей во внутрифирменных и межфирменных цепях. В первом случае цель моде лирования управление устойчивым развитием компании, имеющей еди ного собственника. Воздействие субъекта управления на объект осущест вляется с помощью информационных потоков между управляющей и управляемой подсистемами. Поскольку процесс управления включает владение, использование и передачу информации, изменения во внешней среде, то усложнение и расширение масштабов деятельности приводят к увеличению объемов и скорости получения информации.

Разрозненность информации, отсутствие должной синхронности ее формирования с реальным движением ресурсов не позволяет управлять цепью создания стоимости в реальном режиме времени. Особенно отчет ливо это проявляется в межфирменной цепи, включающей таможенное оформление, где движение ресурсов является вероятностным и сложным по содержанию. Отсутствие увязки управленческого и бухгалтерского учета, применение различных документальных систем партнерами по сети снижает эффект компьютеризации, уменьшает достоверность данных, за трудняет диспетчеризацию, увеличивает трудозатраты и число ошибок в дублирующихся потоках информации.

Перестройка сложившейся на российских предприятиях и таможне системы учета требует унификации ее форм, концентрации данных в ми нимальном числе документов, приспособленных для компьютерного управления. Это позволит судить о движении ресурсов в рамках всей тех нологической цепи, об опережениях и отставаниях в сроках, расходах и использовании ресурсов по каждой продуктовой линии и сегменту рынка.

Учет при сетевой структуре управления позволяет регистрировать завершение планового события и конкретного контракта, причем как при линейно-функциональной, так и при матричной организационной струк туре. Объединяется весь комплекс данных об объекте предприниматель ства (до сих пор они рассредоточены по разным документам). Компьюте ризация приводит к постепенному объединению бухгалтерского, управ ленческого, налогового и статистического учета в единую систему.

В зарубежной литературе динамическому моделированию цепей по ставок1, моделям симуляции и оптимизации управленческих решений уделяется особое внимание. Чаще всего в качестве рабочей модели высту пает матричное уравнение теории оптимального управления:

Marguez A. Dynamic modelling for supply chain management: dealing with frontend, backend and integrated issues, 2010.

Hagle G., Lie L.A., Quan E. (eds.) Geometric modelling, numerical simulation, and op timization: applie mathematics at SINIEFF. Berlin, 2007. 558 p.

X* G U *, F X0 (1) где Xo = (X1o, X2o,…, Xno) значения показателей, описывающих объект иссле дования в начале периода управления;

X* = (X1*, X2*,…, Xn*) эталонные значения показателей или вектор цели;

U* = (U1*, U2*,…, Un*) значения управляющих параметров, необходимых для достижения показателями эталонных значений;

F – матрица перехода показателей X;

G – матрица перехода управляющих параметров U в показатели X.

В качестве показателей результатов хозяйственной деятельности ис пользуется выручка и прибыль, а в качестве управляющих параметров – инвестиции в основные фонды и оборотные средства.

Моделирование цепей поставок проводили, прежде всего, трансна циональные корпорации (ТНК).

Для определения оптимальной структуры инвестиций необходимо предварительно найти эталонные значения инвестиций U* путем решения матричного управления:

U* GT * G * GT * X * F * X0, (2) где Т знак транспортирования.

Затем определяется доля каждого элемента инвестиций во всем объ еме инвестиций.

Крупные компании являются ядром инновационной экономики и проходят длительный путь развития, включающий процессы горизонталь ной и вертикальной интеграции производства в сочетании с его диверси фикацией. В практике управления ими в последние годы наблюдается все более тесное переплетение трех моделей управления: американской, япон ской, западноевропейской. Развитие управленческих структур крупных фирм связано с переходом от жесткого централизованного к процессному управлению на базе аутсорсинга и межфирменных цепей создания стои мости с участием независимых малых и средних фирм.

Для современного предпринимательства характерна модернизация отношений собственности. Высокую концентрацию капитала и эффектив ное управление обеспечивает не централизация материальных активов в гигантских корпорациях, а пенсионные фонды, страхование, инвестици онные компании, банковские холдинги, привлекающие средства миллио нов мелких вкладчиков. Концентрация нематериальных активов, включая патенты, товарные знаки, ноу-хау, гудвилл и т.д. Такая концентрация со действует транснационализации предпринимательства, привлечению пря мых иностранных инвестиций и технического опыта, расширению рынков сбыта, созданию системообразующего звена цепей создания стоимости, позволяющих сохранять и осваивать новые сегменты рынка, развивать его инфраструктуру путем организации новых предприятий, стимулирования развития малого и среднего бизнеса.

Участие научно-технических организаций, входящих в указанные цепи, в конкурентной борьбе за создание и освоение высоких технологий заставляет предпринимателей инициировать крупные инвестиционные проекты, определяющие научно-технический прогресс.

Значительный интерес для моделирования связей в корпоративных цепях представляет модель двойной маржинализации, разработанная представителями Чикагской школы1 для анализа процессов вертикальной интеграции фирм-монополистов, располагающихся вдоль некоторой цепи создания стоимости, с позиции интересов как самой компании, так и об щества. Указанная двойная выгода интерпретируется с использованием таких показателей, как излишек производителя, потребителя и общества в целом на примере отрасли, состоящей из двух вертикально связанных ста дий производства и торговли. При этом производство находится под мо нопольным контролем единственного производителя, а торговля един ственного торговца, каждый из которых добавляет к цене свою собствен ную наценку. В итоге происходит снижение конечной цены и увеличение объема производства при объединении двух стадий цепи создания стои мости в одной вертикально интегрированной компании.

Формирование модели управления возможно и целесообразно не только в целом по цепи, но и по отдельным ее подсистемам с определени ем системообразующих элементов. С помощью такого моделирования можно определить оптимальные способы и методы воздействия как на цепь поставок в целом, так и на ее отдельные элементы, однако это воз можно только при наличии эффективной информационной системы.

Machlup F and Taber M. Bilateral monopoly, successive monopoly and vertical integra tion. 1960. Issue 27. P. 101-119.

Ю.Н. Соловьева, В.Г. Оганесян Роль высших учебных заведений в создании технопарков с целью развития инновационного предпринимательства в Армении Экономический прогресс современного общества обеспечивается в основном на базе инноваций, т.е. превращения потенциального научно технического прогресса в реальный, воплощающийся в новых продуктах и технологиях. Инновации являются результатом соединения возможностей научно-технического прогресса с экономическими потребностями.

Инновационный режим развития экономики Армении, как и любой другой страны, должен базироваться не только на новых научных знаниях и инновационных технологиях, но и на обязательном обеспечении устой чивого функционирования и развития системы подготовки, переподготов ки и повышения квалификации кадров для инновационной деятельности.

Между развитием образования и успешностью экономического раз вития существует теснейшая связь. Можно утверждать: развитие образо вания сегодня – это вопрос выживания страны как цивилизованного уча стника международного сообщества.

В современных условиях уровень и содержание образования явля ются ключевыми для современной наукоемкой экономики государства.

Важную роль в достижении главных показателей интеллектуального по тенциала государства, уровня развития науки, культуры и техники играют высшие учебные заведения (вузы): академии, университеты, институты и научно-исследовательские институты.

Приоритетной задачей инновационной деятельности вузов является обеспечение взаимодействия науки, образования и реального сектора эко номки. Однако в Армении, несмотря на имеющийся опыт развития инно вационных процессов, в вузах остается нерешенным ряд проблем, к кото рым, прежде всего, следует отнести:

низкий процент вузов, где развивается инновационная деятельность;

из инновационных структур вузов крайне редко выходят крупные технологии, системы, которые изменяют положение дел в технологиче ской сфере отрасли, страны;

инновационные структуры вузов недостаточно интегрированы в на учно-образовательные комплексы;

в большинстве вузов не произведена модернизация системы управ ления с учетом развития в них инновационной деятельности;

в большинстве вузов не структурированы учебно-научно-иннова ционные комплексы для реализации полного инновационного цикла;

не разработана концепция единой инновационной системы высшего профессионального образования как неотъемлемой части национальной инновационной системы;

в годовую отчетность вузов в обязательном порядке не включена отчетность по показателям инновационной деятельности, по показателям, характеризующим их инновационный потенциал и инновационную актив ность.

Для решения существующих проблем необходимо определить цели инновационной деятельности армянских вузов, выявить источники стра тегии развития и определить методы ее реализации.

Инновационная деятельность вузов СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ Повышение качества под- Формирование ин- Формирование эконо готовки специалистов для новационной куль- мики, построенной на наукоемких производств туры обучающихся новых научных знаниях СТРАТЕГИЮ РАЗВИТИЯ ОПРЕДЕЛЯЮТ Существую- Инноваци- Экономи- Уровень ин- Концепция щая норма- онный по- ческая по- новационной развития тивно-право- тенциал ву- литика го- культуры ву- вузов вая база зов сударства зов РЕАЛИЗАЦИЯ ЦЕЛИ Учебно-научно-инновационные Технопарки и бизнес-инкубаторы комплексы вузов Отпочкова Генерация Образование и Трансфер зна ние новых новых профессиональ- ний, технологий идей знаний ная подготовка и опыта Малые и средние предприятия Использование новых знаний Источники стратегии развития инновационной деятельности вузов, цели и их реализация Стратегической целью инновационной деятельности армянских ву зов является повышение их эффективности, а для этого необходимо:

повышение качества подготовки специалистов для наукоемких производств;

формирование инновационной культуры обучающихся и препода вательского состава;

формирование экономики государства, построенной на новых на учных знаниях.

При этом стратегию развития определяют: существующая норма тивно-правовая база;

инновационный потенциал вузов;

проводимая эко номическая политика государства;

концепция развития вузов;

уровень ин новационной культуры высшей школы.

Ключевыми элементами в общей инновационной деятельности вузов являются учебно-научно-инновационные комплексы, центральная задача которых заключается в генерации новых знаний в интересах образова тельного процесса и в интересах реального сектора экономики.

Успешная инновационная деятельность вуза (университета) возмож на при условии наличия тесного ее взаимодействия с технопарком, основ ное предназначение которого стать связующим звеном между наукой и бизнесом, то есть трансфер технологий.

Об этом можно утверждать исходя из опыта использования в по следние десятилетия в развитых странах поддержки инновационно ориентированного предпринимательства, которая тесно связана со стиму лированием развития и функционирования технопарков [1].

Технопарки в современной литературе рассматриваются как органи зации со зданием, которые тесно связаны с университетом, получают при быль от этой взаимосвязи и преследуют цель передачи технологий.

Технопарк – это не организация, разрабатывающая новые техноло гии. Для этого существуют НИИ и конструкторские бюро, вузы и иссле довательские подразделения предприятий. Технопарк не место для разра ботки новых технологий ради самих технологий. Технопарк есть место коммерциализации технологий. Даже если продуктом наукоемкой фирмы является технология, она должна иметь сбыт, на нее должен быть спрос, то есть эта технология должна быть товаром, который покупают. Если в технопарке нет коммерциализации технологий, то это значит, что техно парк не выполняет своей основной функции, значит это не технопарк.

Под технопарком понимается совокупность инфраструктурных ор ганизаций (НИИ, университеты, финансовые организации и предприятия), деятельность которых направлена на извлечение выгоды от внедрения но вовведений посредством сотрудничества, обмена идеями и информацией.

Таким образом, наличие связи с университетом или другим вузом, обеспечивающим техническое образование и кадровый потенциал техно парка, является основой для создания и поддержания существования тех нопарка. Университеты в настоящее время являются основными участни ками, а обычно и одними из учредителей современных технопарков. И бо лее того, среди основных факторов успеха технопарка эксперты выделяют высокий научный уровень исследований в самих университетах.

Самой распространенной формой сотрудничества университета и технопарка является совместное использование инфраструктуры и услуг, а в 27% случаях университет имеет свой отдел передачи технологий, распо ложенный в технопарке [2].

Технопарк должен заниматься вопросами подготовки высококвали фицированных кадров, при этом технопарк не должен подменять собой университет, но должен работать в тесном контакте с университетом.

Следовательно, технопарку для достижения успеха необходимо на личие недалеко от себя одного или нескольких университетов, исследова тельских клиник или лабораторий, предоставляющих в распоряжение тех нопарка специализированные помещения и оборудование для их коллек тивного использования клиентскими фирмами. Так, больше половины мировых технопарков (54%) находятся на территории университета, а у 60% технопарков в радиусе 50 км существуют 5 университетов [2].

Расположение технопарка в непосредственной близости от вуза или НИИ способствует увеличению частоты контактов, в том числе на нефор мальной основе, а также увеличивает объем информационного обмена между ними. Если же между вузом и технопарком требуется использовать транспорт, то качество контактов обязательно начнет снижаться. Именно слабые связи с научными организациями или полное отсутствие таковых связей является причиной краха существующих в мире технопарков.

Основной задачей технопарка является передача технологии из уни верситета в частный сектор для коммерческой реализации. В отличие от других подобных образований (центры трансфера технологий, исследова тельские парки, инновационные центры), технопарк позволяет фирмам, находящимся на его территории, осуществлять не только научные разра ботки, но и производственную деятельность в небольших масштабах.

Кроме того, здесь создаются условия для привлечения других высокотех нологичных фирм и инновационного предпринимательства.

Внутри технопарка обмен опытом и знаниями может происходить также между предприятиями-резидентами, это возможно за счет сосредо точения предприятий на территории технопарка, где действующие фирмы могут познакомиться с новыми, по крайней мере, для них, технологиями, получить лицензии на их использование в производстве и продаже про дукции, воспользоваться услугами квалифицированных консультантов из числа специалистов инкубатора, а также другими услугами.

Связи между наукой и производством позволяют обеспечить бы строе и эффективное использование результатов исследований, проводи мых местными научно-исследовательскими организациями, чем достига ется адаптация последних к рыночным условиям, потребительскому спро су. Кроме того, технопарки, созданные в периферийных регионах, играют большую роль в передаче технологий местному бизнесу [3].

К сожалению, местный бизнес в Армении не имеет полного пред ставления о научном потенциале отечественных разработчиков, к данному выводу можно прийти исходя из того, что лишь немногие армянские предприятия заказывают отечественным институтам конкретные разра ботки. Скорее всего, местные предприниматели еще не уверены в посто янной работе институтов и университетов, которые должны научиться продавать свои разработки и на местном рынке.

Корень проблемы, считаем, уходит в начало 90-х гг., когда произо шел переход к рынку, который обнажил недостатки армянской экономики, и прежде всего ее научно-промышленного комплекса. Главная проблема состояла в том, что новая техника в Армении всегда стоила дороже, чем низкоквалифицированная рабочая сила, и дорожала значительно быстрее.

В условиях инфляции цены на новую технику растут значительно быстрее, чем производительность этой техники, что вызывает неуклонное снижение экономического эффекта от ее применения. При таком положе нии дел модернизация становится невыгодной, поскольку предприятия, не использующие достижения научно-технического прогресса, имеют более низкие издержки и, следовательно, лучшие индивидуальные условия про изводства. Малопроизводительный, но нищенски оплачиваемый труд ус пешно конкурирует с передовой техникой.

Именно необходимость замещать машины живым трудом стала ос новной причиной падения рыночного спроса предприятий на новейшие наукоемкие средства производства.

К этому надо добавить резкое снижение объемов финансирования научных исследований со стороны государства и «утечку мозгов» за гра ницу. При отсутствии государственного финансирования научные иссле дования в абсолютном большинстве вузов легли на плечи самих исполни телей – аспирантов, ординаторов, молодых преподавателей – наиболее творчески активной и наименее материально обеспеченной категорий на селения страны. Это привело, прежде всего, к стремительному снижению качества исследований, сокращению притока молодых кадров в науку. Та ким образом, начал разрушаться научный потенциал Армении.

В таких условиях спасением вузовской науки могли бы стать техно парки, созданные на базе учебных и научно-исследовательских институ тов и поддерживающие тесные контакты с промышленностью.

Армянский опыт технопаркостроения начинается с 2001 г., когда был открыт в Ереване технопарк «Виасфер», который является на сего дняшний день единственным действующим технопарком в стране. В Ар мении имеется также неудачный опыт с технопарком «Андрон», который прекратил свое существование спустя 3 года после открытия в 2004 году.

В столице также функционирует с 2002 г. фонд «Enterprise Incubator Foundation» (EIF) по поддержке МСП [4-5].

Надо заметить, что в марзах нет подобных инфраструктурных орга низаций по поддержке инновационного МСП, хотя имеются возможности для создания технопарка и его успешной деятельности.

В процессе формирования инфраструктуры национальной инноваци онной системы и ее региональных сегментов активное участие принимают технопарки, которые совместно с научными организациями региона ву зами образуют ядро территорий инновационного развития [6].

Таким образом, создание технопарка в марзах Армении поможет не только развивать инновационное МСП и преодолеть существующую со циально-экономическую отсталость регионов от столицы, но и позволит повысить инновационную деятельности региональных вузов, что в свою очередь приведет к уменьшению оттока «мозгов» из регионов в столицу.

Чтобы потенциальный технопарк в Армении имел связи с универси тетом, необходимо наличие в регионе одного или нескольких университе тов, исследовательских клиник или лабораторий, предоставляющих в рас поряжение технопарка специализированные помещения и оборудование для их коллективного использования клиентскими фирмами, а также обеспечивающих техническое образование и кадровый потенциал.

Не менее важна и роль университета, которую он играет в регионе.

Если регион богат природными ресурсами или известен благодаря своей промышленной специализации, то университет, специализируясь в соот ветствующих областях, может обеспечивать кадровое сопровождение и выступать в качестве источника новых знаний, оказывая помощь местной промышленности. Например, университеты Северной Англии издавна пользуются высокой репутацией из-за тесного сотрудничества с местной промышленностью благодаря соответствующим научным дисциплинам.

Наиболее привлекательными из 10 марзов (кроме города со статусом марза – Ереван) для создания технопарка будут марзы Ширак и Котайк, так как именно там сосредоточены большое количество вузов и научно исследовательских и проектных организаций:

в марзе Ширак (г. Гюмри) – филиалы Государственного политех нического университета и Государственного экономического университе та, Гюмрийские университеты им А. Ширакаци, «Прогресс» и «Ширак»;

в марзе Котайк (г. Раздан) – Разданский гуманитарный институт, университет М. Маштоца, НИИ при Разданской ГЭС;

также источниками идей могут быть НИИ и частные лица.

Примечателен тот факт, что в марзе Арагацотн отсутствуют универ ситеты и другие вузы, но функционируют научно-технические организа ции, что объясняется сравнительно близким расположением областного центра г. Аштарак от столицы.

В марзах Котайк и Ширак также преобладает наибольшее количест во промышленных предприятий, имеются в наличии кадры и необходимая инфраструктура для успешного проведения реструктуризации бизнеса.

Подводя итог сказанному, можно сделать вывод, что стратегической целью формирования и функционирования технопарка в марзах Ширак и Котайк является создание на основе взаимных связей вузов с технопарка ми постоянно действующей системы коммерческого использования нау коемкой продукции инновационных МСП.

Технопарки, ориентированные в своей деятельности на инновацион ную модель, позволят сберечь и модернизировать отечественную науку, поднять ее до уровня конкурентоспособности и создать условия для улучшения социально-экономического положения в стране. А универси теты, в свою очередь, являются неотъемлемой частью технопарков, и их научный потенциал является определяющим фактором эффективной дея тельности технопарка.

Литература 1. Патрик Э., Яшин В. Технопарк как инструмент поддержки инно вационной деятельности // Проблемы теории и практики управления. – 2009. № 3. – С. 59-65.

2. International Association of Science Parks – IASP. [Режим доступа:

http://www.iasp.ws/ (дата обращения: 18.05.2010)].

3. Васин С.М. Методика оценки управления деятельностью бизнес инкубатора как социально-экономической системы // Вестник ТГУ. – 2009. – № 12. – С. 80.

4. Официальный сайт Viasphere International. [Режим доступа:

http://www.viasphere.com/ (дата обращения: 20.05.2010)].

5. Официальный сайт «Enterprise Incubator Foundation». [Режим дос тупа: http://www.eifit.com/ (дата обращения: 21.05.2010)].

6. Атоян B.Р., Тюрина В.Ю., Агандеев Е.А. Центры трансфера тех нологий как компонент национальной инновационной системы // Иннова ционная деятельность. 2009. № 1. С. 5.

В.Н. Татаренко, Н.И. Мелентьева Информационная экономика и маркетинговые взаимодействия в реальном и виртуальном рыночном пространстве Новые технические и технологические возможности в области обра ботки информации и коммуникаций радикальным образом меняют харак тер современного бизнеса и предпринимательства. Изменению подверга ется не только предметная сфера, но также способы, методы и модельные представления, на основе которых осуществляется маркетинговая и управленческая практика. Под влиянием новых экономических, техниче ских и гуманитарных знаний происходит активное изменение отношений человека с окружающим его миром. Сегодня, на базе новых возможно стей, обусловленных наличием легко доступных интернет-коммуникаций, каждая фирма, компания, предприятие или организация помимо операций на обычном, т.е. реальном, рынке может создать и свой виртуальный ры нок, на котором, тем не менее, имеется вполне реальная возможность предлагать, продвигать и продавать свои товары и услуги.

Говоря о виртуальном рынке, следует иметь в виду, что на сего дняшний день нет еще четко устоявшегося представления о том, что сле дует понимать под этим термином, так как концепция виртуального, вне сенная в экономический контекст, серьезно затрагивает почти все сферы экономической активности и вынуждает к пересмотру слишком многого из традиционных понятийных конструкций, категорий и даже отдельных экономических дисциплин. А это очень серьезная и достаточно длитель ная работа, результаты которой могут быть получены не путем форсиро ванных и скороспелых попыток «расставить все по своим местам», а ско рее путем естественного вызревания новых экономических парадигм.

Так или иначе, такие термины, как «виртуальный рынок», «вирту альная фирма», «виртуальные услуги», «виртуальный маркетинг», «вир туальная деловая община», «виртуальная среда» и т.п., сегодня активно используются не только в научной среде, но еще более распространены в деятельности новых, прежде всего высокотехнологичных компаний.

Если говорить о виртуальном экономическом пространстве или вир туальной рыночной среде, то, как отмечает американский исследователь Ф. Сен1, существует два основных способа их создания. Первый способ предполагает использование глобальных информационных ресурсов сети Интернет (или других сетей) с целью получения информации, которая может оказаться полезной для принятия управленческих, в частности мар кетинговых или коммерческих, решений (мы предлагаем назвать такой Сен Фелгуни. Виртуальная корпорация // Информационные технологии в бизнесе / Под ред. М. Желены. – СПб.: Питер, 2002.

способ расширения бизнес-пространства фирмы пассивной виртуализаци ей рынка). Примером виртуального пространства такого рода являются сайты компаний, благодаря которым потребители могут узнавать о про дуктах и услугах, ценах и способах доставки товаров, о сервисных воз можностях фирмы-продавца, гарантиях и другую важную информацию.

Наиболее известной формой пассивной виртуализации является электрон ная торговля, для которой характерным является то, что сделка купли продажи, как правило, совершается по поводу физически уже сущест вующего и хранящегося на складе готовой продукции товара.

Для второго способа, который мы по аналогии классифицирующего подхода назовем способом активной виртуализации рыночного про странства, характерна виртуализация фирмой части своей стоимостной цепочки, когда фирма, используя, например, механизм аутсорсинга, «про изводит» для своих потребителей продукт (кавычки в данном случае употреблены для того, чтобы отметить, что собственно о производстве самой фирмой продукта здесь может и не идти речи) и осуществляет его доставку, сама не прикладывая для этого практически никаких физиче ских усилий (по крайней мере, в той части цепочки стоимости, которая осуществляется аутсорсинговыми компаниями). Такой способ производ ства товара предполагает теснейшее и четко скоординированное взаимо действие в режиме реального времени между всеми организациями, уча ствующими в создании конкретного продукта, включая поставщиков сы рья, материалов, комплектующих, оборудования и рабочей силы;

сюда включаются также фирмы-производители как отдельных компонентов продукта, так и фирмы, осуществляющие конечную сборку. В сеть этого виртуального взаимодействия входят также и фирмы, обеспечивающие сервисные операции, например транспортировку, преодоление таможен ных барьеров (если речь идет о поставке из-за границы), установку, на ладку и т.п. В совокупности вся сеть этих фирм, если включить в нее так же цепочки потребителей, и составляет систему маркетинговых взаимо действий, определяющих главное содержание деятельности любой компании или коммерческой организации.


На первый взгляд может показаться, что подобного рода виртуаль ные взаимодействия представляют собой обычное посредничество, осно ванное на использовании маркетинговых и производственных связей, ко торые компания-посредник эксплуатирует в качестве своего коммерческо го ресурса. Однако более глубокий взгляд на природу этого процесса позволяет увидеть в нем черты новой, нетрадиционной экономики.

Существует несколько точек зрения на природу виртуальной корпо рации1. Одна из точек зрения представляет виртуальную корпорацию как Сен Фелгуни. Виртуальная корпорация // Информационные технологии в бизнесе / Под ред. М. Желены. – СПб.: Питер, 2002.

фирму, специализирующуюся в налаживании связей и организации по средничества, основанного на знании производственных возможностей одних компаний и, с другой стороны, лучшем и более точном знании ре альных потребностей рынка. Другая представляет виртуальную корпора цию как организацию, которая на первый взгляд производит впечатление фирмы, имеющей возможность производить товары и услуги, хотя реаль но такой возможностью она не обладает.

Некоторые рассматривают виртуальные фирмы как обладающие не кой исключительной компетентностью в области организационного ноу хау, за счет которого легко модифицируемые продукты и услуги могут производиться в кратчайшие сроки. Для других характерно обращать внимание на то, что одни и те же компании, имеющие, казалось бы, одни и те же организационные структуры, способны каждый раз по-новому трансформировать эти структуры таким образом, чтобы удовлетворить самые взыскательные запросы самых различных групп потребителей, по добно тому, как при производстве компьютерных игр программист может создавать такие формы виртуальной реальности, которые ограничены лишь его воображением.

Все эти точки зрения открывают действительные аспекты, характе ризующие природу виртуальных организаций и виртуальных рынков, хотя и не исчерпываются ими. Чтобы более рельефно выделить новые черты, действительно отличающие феномен рыночной виртуальности от пред ставлений, связанных с традиционным рынком, имеет смысл сравнить между собой две крайние формы рыночных отношений, одна из которых является сугубо традиционной, другая имеет максимально выраженные признаки виртуальности, отмеченные выше.

Для традиционной производящей компании характерной являлась ее сравнительно выраженная самодостаточность. Деятельность такой компа нии протекала в условиях, когда все ее системные маркетинговые связи – линии снабжения, кооперативные, контрагентские и партнерские отноше ния, потребительские рынки и даже конкурентные воздействия в значи тельной мере являлись инерционными характеристиками, если и изме няющимися во времени, то, во всяком случае, эти изменения не были чрезмерно динамичными. Это же относилось и к факторам производства, в том числе к персоналу компаний, когда люди, работавшие на компанию, чувствовали свою узко корпоративную солидарность, свою принадлеж ность компании, гордость за «знамя» своей фирмы и свою продукцию.

Для снижения издержек производства считалось необходимым соз давать все более совершенные системы управления запасами, к числу ко торых можно отнести, например, системы, основанные на логистическом принципе «точно в срок» – JIT – Just In Time. Создавались также системы, охватывающие все этапы производственной и маркетинговой цепочки и направленные на сквозной контроль процесса производства и сбыта. К ним можно отнести технологию постоянного совершенствования – Keizen, концепцию CPI (Continuous Process Improvement), в ее основе лежит принцип непрерывного улучшения процессов, она предполагает сквозное управление по всей цепочке взаимосвязанных операций по изготовлению готовой продукции от момента поступления заказа до его реализации.

Однако основным способом снижения издержек и, соответственно, поддержания конкурентоспособности для традиционной компании было расширение производства и достигаемой за счет этого экономии на мас штабе в сочетании с применением эффективных конкурентных стратегий и оптимизирующих управленческих методов, базирующихся на активном применении новых технологий обработки информации и данных и совре менных средств бизнес-коммуникаций.

Но начиная приблизительно с конца 1980-х гг., под влиянием раз вертывающихся глобализационных процессов, ситуация на рынке начала сравнительно быстро меняться. Совершенствование технологий произ водства и управления и их широкое распространение постепенно приво дили к ситуации, когда конкуренты сравнительно легко получали доступ к производственным и управленческим ноу-хау и могли быстро и эффек тивно реагировать на стратегические инициативы ведущих компаний, пе ренимая их методы ведения бизнеса. В качестве примера здесь достаточно привести компьютерный бум конца 1980-х – начала 1990-х гг., охватив ший очень многие страны благодаря возможности почти беспрепятствен ного копирования базовой модели компьютера, основные права на кото рую в то время формально удерживали компании Intel и IBM. В основе этого процесса лежала, на самом деле, простая идея, связанная с возмож ностью значительного снижения издержек крупных западных (в первую очередь, американских) компаний-производителей за счет переноса про изводства в страны с низкой стоимостью рабочей силы.

Очевидно, что в таких условиях значительное преимущество могли и, как показало время, стали получать компании, демонстрирующие большую производственную и маркетинговую гибкость, компании, в стратегию которых была заложена опора на интенсивное кооперативное сотрудничество множества высокоспециализированных фирм, связанных в единое целое сетью гибких и легко перестраиваемых отношений, с це лью создания легко адаптируемого под быстро меняющиеся нужды по требителя продукта.

Не последнюю роль в успехе новых стратегий сыграла идея аутсор синга, в значительной степени обеспечивавшая ведущей компании производителю возможность резкого снижения производственных и об щих издержек за счет сокращения производственных запасов и, в случае перенесения производства в страны с дешевой рабочей силой, расходов на зарплату. Правда, при таком способе производства одновременно со сни жением производственных издержек довольно быстро в стоимости конеч ной продукции стала возрастать доля транзакционных издержек и, в част ности, издержек маркетинга, однако общий стратегический, маркетинго вый и финансовый выигрыш был налицо: прибыли новых компаний росли более высокими темпами, чем прибыли компаний, по-прежнему ориенти рующихся на традиционный тип хозяйственной и рыночной деятельности.

Интересно отметить, что наиболее сильное влияние на формирова ние нового типа хозяйствования оказала теория и практика реинжинирин га, революционизирующее воздействие которого связано с его базовыми принципами, позволившими, в конце концов, коренным образом пере смотреть господствовавшую до 1990-х гг. производственную парадигму.

Именно в рамках реинжиниринга мыслительная рефлексия производителя достигла такой глубины, что, возможно, впервые был поставлен вопрос не о том, «как нам лучше выполнить запланированный процесс?», а вопрос «почему мы делаем именно это?», «является ли то, что мы делаем, дейст вительно необходимым для конечного результата?».

Один из ключевых принципов реинжиниринга, сформулированных создателем этой концепции М. Хаммером, гласил, что для достижения ус пеха компании необходимо сосредоточить усилия не на выполнении за дач, а на организации достижения результата. Важнейшей особенностью концепции реинжиниринга, роднящей ее с концепцией виртуального предприятия и фактически делающей предтечей виртуального бизнеса в современном его понимании, является особая роль информации.

Для реинжиниринга, как и для виртуального бизнеса, информация является не просто средством отображения процесса, но непосредственно включена в реальную работу в качестве активирующего рабочий процесс фактора. Информация непосредственно (в пределе почти автоматически) порождает рабочий процесс, оптимизирует его и обеспечивает непрерыв ный адаптивный контроллинг на всех стадиях этого процесса. В вирту альной организации, как и в реинжиниринге, информационные процессы неотделимы от процессов производственных и являются взаимоперехо дящими: производство «свертывается» в информацию и может существо вать при этом в своей виртуальной форме сколь угодно долго «до востре бования». Будучи востребованным, производство почти мгновенно (по меркам традиционных представлений) может быть развернуто «прямо из информации», представляющей собой сложную совокупность операцион ных знаний, «упакованных» в программы, содержащие алгоритмы воссоз дания всех производственных и управленческих условий и процессов, ко торые необходимы для производства соответствующего продукта.

Если для традиционной организации было характерным, как это уже было отмечено выше, рассматривать маркетинговые отношения и взаимо действия в качестве относительно постоянных на период стратегического планирования компонентов системы, то для виртуальной компании эти отношения и взаимодействия воспроизводятся каждый раз в новой конфи гурации, исходя из определяемых конкретной целью желаемых результа тов, которых необходимо достигнуть с минимальными издержками. В этом случае можно сказать, что практически все компоненты маркетинго вой системы предприятия (поставщики, партнеры, контрагенты, коопе ранты, потребители, даже, в какой-то степени, конкуренты) становятся переменными величинами, «значения» которых, т. е. имена конкретных компаний, агентов, рабочих групп или иных производственных структур, тем или иным образом участвующих в создании конечного продукта, оп ределяются почти в автоматическом режиме в процессе самого производ ства. При этом схемы таких взаимодействий определяются почти исклю чительно на основе оптимизирующей все фазы производственного про цесса логики автоматизированной системы управления.


Достаточно очевидным представляется тот факт, что эффективное функционирование виртуальных рынков возможно только на основе эф фективного сопряжения гибких автоматизированных производств и про изводственных систем с информационными маркетинговыми системами, включающими в качестве подсистем системы обеспечения производства, с одной стороны, и системы информации о потребителях, с другой. Дру гим условием эффективной виртуализации рынка является высоко про двинутая специализация участников производственного процесса, когда каждое предприятие поддерживает сравнительно небольшое количество базовых производств, вынося вовне все неосновные функции и комплекс но используя механизм аутсорсинга.

Очевидно также, что для существования виртуальных рынков их ак тивные деятели (в том числе и собственно виртуальные компании) долж ны обладать способностью заранее более или менее адекватно предвидеть или, лучше сказать, видеть возможные комбинации будущих потребно стей рынка и способов их удовлетворения, и это требование лишь на пер вый взгляд может показаться чрезмерным и малореалистичным. На самом деле, сегодня, в эпоху возрастающего господства технологий, основанных на знаниях (в самом широком, комплексном и системном смысле этого термина), возможность научного предвидения важнейших контуров бли жайшего и более отдаленного будущего не является неразрешимой про блемой, так как образы будущего рынка и будущего потребителя форми руются уже сегодня, и те, кто способен осознанно и целеустремленно за ниматься формированием этих образов, достаточно точно знают, какого результата они могут добиться.

Анализируя этимологию самого термина «виртуальный» (от лат. «virtualis» – возможный;

такой, который может или должен проявить ся при определенных условиях), можно увидеть, что уже в самом этом по нятии заключается возможность как бы предсуществования некоторого явления или предмета, возможность, которая обусловлена существовани ем достаточно ясного и четкого образа (т.е. информации) об этом предме те у тех, кто при определенных условиях быстро и эффективно способен «материализовать» этот образ, просто запустив некоторую заранее состав ленную, но способную к самомодификации программу действий.

Впрочем, еще первые разработчики концепции виртуальных пред приятий В. Давидов и М. Мэлоун1, описывая «конструкцию» виртуальной корпорации, отмечали эту особенность, необходимо присущую этой новой экономической структуре: «Виртуальная корпорация представляет собой новую экономическую модель, которая способна объединять … разработ ки и помогать фирме в производстве продукта, предназначенного для кон кретного потребителя, именно тогда, когда это требуется. Этого трудно достичь, поскольку для разработки продукта и ввода в действие новых производственных мощностей требуется долгое время. Чтобы такой план был реализован, такой продукт должен в некоторой форме ожидаться и уже существовать в умах разработчиков и в возможностях производствен ных систем. Все это должно произойти до того, как потребители на самом деле станут нуждаться в данном продукте и изделие в действительности будет производиться. Оно должно существовать в «виртуальной» форме.

Мы определим «виртуальную корпорацию» как фирму, способную произ водить такой виртуальный продукт. Несмотря на очевидность того факта, что ни одна фирма никогда не станет полностью виртуальной, она может прилагать усилия в этом направлении и достичь различной степени «вир туальности».

В практике есть примеры активного применения виртуальных тех нологий при разработке серьезных проектов. Так, Ford Motor, используя технологии CAD/CAM, силами виртуальной проектной группы, в которую входили разработчики со всех концов света, в режиме непрерывной ви деоконференции создавали и тестировали опытные образцы моделируе мой компьютером «глобальной машины». Эта работа в сети продолжалась непрерывно по 24 часа в сутки, и ее результаты превысили самые оптими стические ожидания.

Компания General Electric, используя сетевую схему торговых опе раций (TPN – Trading Process Network), снизила длительность стандартно го цикла закупок на 50%, расходы на процесс закупок – на 30%, и факти ческие материальные издержки на 20%, а сеть разбросанных по всему ми ру лабораторий компании Unilever беспрепятственно использует общую Davidov W.H., Malone M.S. The virtual Corporation. – N.Y. Harper Business, 1992.

базу данных, необходимых для проведения современных исследований и разработок.

Как отмечает американский исследователь Сен: «Растущее признание систем «параллельного проектирования» приводит к созданию перекрест но функционирующих групп по разработке продукта, которые часто взаи модействуют посредством систем CAD/CAM и специализированных тех нологий групповых продуктов. Появление видеоконференций сделало возможным «виртуальный» контакт лицом к лицу, который, по-видимому, полезен в таких группах. Развитие глобальных информационных систем (GIS – Global Information Systems) и глобальных систем позиционирова ния (GPS – Global Positioning Systems) значительно продвинуло виртуали зацию входящей логистики благодаря тому, что позволило управлять ре сурсами в режиме реального времени»1.

Приведенные примеры и оценки опыта виртуализации некоторых компаний и рынков отнюдь не имеют целью всего лишь продемонстриро вать некие абстрактные возможности, реализация которых доступна лишь обладающим мощными ресурсами западным (по преимуществу) корпора циям, предприятиям и фирмам. В самом деле, можно ли ставить вопрос об активном внедрении на виртуальные (и, в силу этого, глобальные) рынки российских компаний притом, что уровень конкурентоспособности на циональной экономики не оставляет, казалось бы, почти никаких шансов «прорваться» в сферы деятельности, где успешно действовать могут толь ко те, кто достиг уровня глобальной эффективности?

Несмотря на кажущуюся очевидность ответа, все же есть некоторые предпосылки и основания, которые позволяют более внимательно отне стись к необычным возможностям этой новой виртуальной экономики – экономики, фактически основанной на комплексном применении знаний.

Не материальные ресурсы, а системные знания, в том числе знания о том, как реально задействовать механизмы доступа к ресурсам любого типа, где бы они ни находились – вот ключ к овладению новым, «виртуальным»

измерением мирового экономического пространства для компаний и орга низаций, достаточно амбициозных, чтобы ставить себе такие цели. Для достижения успеха здесь необязательно (лично для компании) иметь раз витую материальную инфраструктуру или располагать значительными инвестициями, или опираться на поддержку со стороны государства. Это сфера совершенно особой компетенции. Здесь требуется, прежде всего, максимально эффективно использовать информацию и знания.

Международный рейтинг свидетельствует о крайне низком значении комплексного показателя, характеризующего конкурентоспособность на Сен Фелгуни. Виртуальная корпорация // Информационные технологии в бизнесе / Под ред. М. Желены. – СПб.: Питер, 2002.

циональной экономики РФ в целом, однако по отдельным составляющим показателя, в частности по уровню развития науки и образования, по уровню квалификации рабочей силы, Россия пока еще входит в группу лидеров1. Но это как раз те качества, которые потенциально могут послу жить базой для быстрого вхождения наиболее компетентных российских компаний в экономику нового типа, конечно, при условии осознания ими реальности новых возможностей и достаточности прилагаемых усилий.

Иными словами, правильно понятый и правильно поставленный виртуаль ный бизнес может оказать сильное положительное влияние, которое спо собно обеспечить перепозиционирование в глобальном масштабе, по край ней мере, некоторых отраслей российской экономики, в том числе таких наукоемких и пока еще сохраняющих «генотип» глобального лидерства, как космическая и авиационная промышленность, некоторые отрасли во енной промышленности, медицинские и биотехнологии, отдельные на правления фундаментальных и прикладных научных исследований и т.д.

Нельзя сказать, что сегодня нет успешных примеров такого рода со трудничества российских компаний на глобальных рынках, однако общая ситуация такова, что наши предприятия и исследовательские центры, да же располагающие уникальными по мировым критериям наработками, крайне редко демонстрируют лидерское поведение. Основная причина со стоит в том, что управление подобного рода сетевым взаимодействием все еще основывается на принципе доминирующей роли финансового капита ла, в то время как виртуальный бизнес предполагает в качестве ведущего приоритета принцип доминирующей роли капитала знаний и технологий, основанных на знаниях (в том числе и знаниях о том, как практически осуществить инверсию господствующей сегодня финансовой доминанты).

В каком-то смысле сегодняшнюю ситуацию на виртуальных рынках можно сравнить с эпохой великих географических открытий, когда в силу временного отсутствия четких правовых норм и регулирующих правил выигрывает тот, кто первым «захватывает» и объявляет «своей» какую-то область виртуальной рыночной terra incognita и устанавливает те правила виртуальных рыночных взаимодействий в глобальном киберпространстве, которые отвечают ключевому интересу виртуального «конкистадора».

Виртуальное рыночное пространство, виртуальные конкурентные отношения и взаимодействия сегодня уже нельзя рассматривать как некое отдаленное будущее, они уже активно сращиваются со своими «реальны ми» аналогами, порождая явление гиперконкуренции, которую можно оп ределить как «интенсивную конкуренцию в быстроменяющихся условиях Кремнев Г.Р. Управление производительностью и качеством: 17-модульная про грамма для менеджеров «Управление развитием организации». Модуль 5.

ИНФРАМ, 1999.

на некотором рынке или в отрасли экономики1. Можно сказать также, что гиперконкуренция является результатом сложной интерференционной картины, возникающей в результате эффектов наложения, смешения и си нергии реальных и виртуальных маркетинговых взаимодействий.

К числу важнейших последствий полной или частичной виртуализа ции деловой активности предприятия следует отнести реорганизацию ос новных бизнес-процессов, обеспечивающих деятельность компании. Уже на примере «обычной» электронной торговли можно проследить, как под влиянием новых технологий электронного ведения бизнеса происходит фактическая реструктуризация бизнес-модели предприятия на основе комплексирования методов управления и информационных технологий.

Решающим условием такой радикальной реорганизации бизнеса является функционирующая сегодня и имеющая глобальный характер техническая и технологическая инфраструктура – компьютерные сети, средства связи и телекоммуникаций, глобальная стандартизация программно-технических систем и технологий. Конечно, сама по себе реорганизация деятельности предприятия и реструктуризация базовых бизнес-моделей не происходит автоматически, а требует тщательного реинжиниринга бизнес-процессов, глубокой ревизии факторов, форм, стратегий, коммуникаций, систем управления и маркетинга, а также отработки на модельном и практиче ском уровне новых схем взаимодействия. Здесь в верхней части рисунка представлена традиционная схема ведения бизнеса, когда предприятие принимает заказы как непосредственно от розничной торговли, так и от фирм, являющихся оптовыми покупателями на местах и в регионах, а также от возможных дистрибьюторов за рубежом. В условиях, когда пре имущественной формой ведения бизнеса являются электронные продажи, все имеющие торговые отношения с производителем предприятия, имеют возможность непосредственно производить заказы у этого предприятия производителя, минуя цепочку деловых посредников, экономя при этом время и одновременно снижая денежные затраты.

Другим важным последствием грамотно и последовательно прово димой «виртуализации» является, как правило, увеличивающаяся стои мость бизнеса, т.е. повышение капитализации предприятия, корпорации, компании или фирмы. Повышающаяся рыночная ценность компании обеспечивается при этом за счет повышающейся способности предвидеть и быстро удовлетворять запросы потребителей, а также за счет выхода на уровень прямых межотраслевых взаимодействий. При этом дополнитель ная прибыль (и, как следствие, повышение рыночной стоимости) образу ется за счет снижения издержек на основе лучшей организации процесса исследований и разработки продукта.

Сингер А. Гиперконкуренция // Информационные технологии в бизнесе / Под ред.

М. Желены. – СПб.: Питер, 2002.

Виртуализация ключевых звеньев стоимостной цепочки также спо собствует повышению эффективности производства и маркетинга, одно временно обеспечивая доступ к ресурсному потенциалу глобального вир туального экономического сообщества. Однако, как отмечают известные специалисты в области виртуального бизнеса, А. Сингер1 и Н. Вентакара ман2 эта, добавляемая виртуализацией стоимость, требует постоянных усилий для ее поддержания, а сами по себе виртуальные конкурентные преимущества являются гораздо менее устойчивыми, чем в сфере «реаль ного» бизнеса.

Для фирмы, стремящейся к успеху в сфере виртуального бизнеса, чрезвычайно важно знать, где и как добывать информацию и знания, и эта ресурсообеспечивающая функция является одной из важнейших сфер компетенции и ответственности подразделений, в задачу которых должно входить формирование информационной политики, способной не только ответить на вызовы современной структурной революции, но и эффектив но использовать новые возможности, которые являются потенциально от крытыми для всех стремящихся к глобальному лидерству корпораций, ор ганизаций и сообществ.

Сингер А. Гиперконкуренция // Информационные технологии в бизнесе / Под ред.

М. Желены. – СПб.: Питер, 2002.

Venkataraman N., Henderson J.C. Real strategies for virtual organizing. Sloan Manage ment Review 40 (1), 1998.

Н.В. Бурова, М.Г. Герасимова Качественные преобразования в системе высшего профессионального образования Российское высшее образование переживает качественные измене ния: с одной стороны, выполнен переход на уровневое образование, вне дряются компетентностный подход, профессионализация, модульно кредитная шкала оценивания и электронные средства обучения (атрибуты федеральных государственных образовательных стандартов 3-го поколе ния), продолжается сближение с европейскими высшими школами в рам ках Болонского процесса;

с другой стороны, снижается контингент абиту риентов из-за демографического провала 90-х гг. ХХ века, изменяются ус ловия конкурсного отбора в вузы с максимальным применением результатов ЕГЭ, меняется структура образовательных учреждений выс шего профессионального образования, и многое другое.

Статистика высшего образования. Оценить ситуацию на рынке образовательных услуг позволяет статистическая информация, публикуе мая на сайте Росстата, в статистических сборниках «Образование», «Рос сийский статистический ежегодник», «Регионы России». Информацион ная база статистики высшего образования включает три формы статисти ческой отчетности с годовой периодичностью представления:

Форма 1-НК «Сведения о работе аспирантуры и докторантуры»;

Форма ВПО-1 «Сведения об образовательном учреждении, реа лизующем программы высшего профессионального образования»;

Форма ВПО-2 «Сведения о материально-технической и инфор мационной базе, финансово-экономической деятельности образовательно го учреждения, реализующего программы высшего профессионального образования».

Информация формы 1-НК позволяет осуществить структурный и ка чественный анализ изменений, происходящих в:

численности аспирантов (в т.ч. ассистентов стажеров, ассистентов преподавателей, аспирантов-женщин) и соискателей ученой степени кан дидата наук;

численности лиц, защитивших кандидатские диссертации, всего и по срокам защиты;

научном руководстве аспирантами и соискателями (распределении научных руководителей в зависимости от наличия ученой степени, учено го звания, звания члена-корреспондента и действительного члена государ ственной академии наук);

составе аспирантов по возрасту;

составе докторантов и др.

Информация формы ВПО-1 многопланова, она содержит сведения о:

численности студентов, приеме и выпуске, в разрезе по направле ниям подготовки и программам бакалавриата, специалитета и магистрату ры (в 2003 г. состав студентов еще не был представлен в данном разрезе);

движении численности студентов;

распределении численности студентов по источникам финансиро вания обучения (за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъ ектов РФ, местных бюджетов, физических лиц, юридических лиц);

результатах приема по уровню образования абитуриентов;

приеме на первое высшее профессиональное образование по усло виям приема (по результатам ЕГЭ, по результатам ЕГЭ и дополнительных вступительных испытаний, по результатам вступительных испытаний, проводимых вузом на условиях свободного приема);

распределении числа студентов по гражданству, полу, возрасту;

персонале образовательного учреждения (стаже, наличии степени, звания, распределении по должности, составе по полу, возрасту) и др.

Информация формы ВПО-2 позволяет получить представление об:

имуществе учреждения, наличии и использовании площадей;

наличии и использовании мест общественного питания;

наличии информационного и коммуникационного оборудования;

использовании персональных компьютеров в учебном процессе;

формировании библиотечного фонда;

распределении объема средств учреждения по источникам их по лучения и о расходах учреждения;

заработной плате работников;

развитии информационных и коммуникационных технологий (на личие специальных программных средств, адреса электронной почты, web-сайта, содержании web-сайта, характеризующего деятельность учре ждения;

использовании дистанционных образовательных технологий) и др.

Большинство информации из форм 1-НК, ВПО-1 и ВПО-2 служат основой глубокого анализа и публикации в статистическом сборнике «Об разование в России», который, однако, не является ежегодным. Последнее издание данного статистического сборника состоялось в 2003 г.

Анализ данных «Российского статистического ежегодника» позволя ет получить информацию о высшем образовании, в динамике:

численность вузов, в том числе государственных и муниципальных и негосударственных;

численность студентов, в том числе в разрезе по полу;

численность и качественный состав профессорско преподавательского состава вузов, в том числе государственных и муни ципальных и негосударственных;

распределение вузов по видам: университеты, академии, институты;

прием в вузы на разные виды обучения: очное, очно-заочное (ве чернее), заочное и экстернат;

конкурс по группам специальностей (о числе поданных заявок о приеме на 100 мест);

выпуск специалистов всего, в том числе государственными и не государственными вузами;

по видам обучения;

распределение выпускников вузов по уровню получаемых дипломов;

число иностранных студентов, обучающихся в российских вузах.

По данным «Российского статистического ежегодника, 2010»1, из 1114 вузов, имеющих в 2009-2010 учебном году лицензию и аккредита цию на осуществление образовательной деятельности, 59,4% вузов имеют государственную и муниципальную форму собственности. Из общей чис ленности 7,4 млн студентов: 49,1% проходят обучение заочно, 44,2% очно, 4,4% на вечерней форме обучения и 2,3% в форме экстерната.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.