авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРАВОВОЕ УПРАВЛЕНИЕ АППАРАТА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 3—4 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Например, многочисленны ошибки в приведении источников официального опуб ликования. Так, в Федеральном законе от 29 декабря 2006 года № 252 ФЗ "О признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации"* в подпункте 2 пункта 1 и подпунктах 1, 2 пункта 2 при пе речислении источников официального опубликования не указано СЗ РФ (2006.

№ 1. Ст. 11), а в Федеральном законе от 30 декабря 2006 года № 282 ФЗ ** "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" из переч ня источников официального опубликования следует исключить СЗ РФ (1999.

№ 28. Ст. 3472) как излишне указанный. В ряде случаев данные об источниках официального опубликования приведены с ошибками, то есть неверно указан год или статья. В Федеральном законе от 18 декабря 2006 года № 231 ФЗ "О введе *** нии в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" в статье 30 неверно указан один из источников официального опубликования (СЗ РФ. 2004. № 41. Ст. 3994).

СЗ РФ. 2007. № 1. Ст. 15.

* СЗ РФ. 2007. № 1. Ст. 45.

** СЗ РФ. 2006. № 52. Ст. 5497.

*** До сих пор не решен вопрос об указании источников официального опублико вания федеральных законов о ратификации уставов, конвенций, договоров, согла шений и так далее при ратификации протоколов, вносящих изменения и дополне ния в тексты международных актов. Например, в тексте Федерального закона от 7 мая 2007 года № 67 ФЗ "О ратификации поправочных документов к Уставу и * Конвенции Международного союза электросвязи 1992 года" следовало бы ука зать источник официального опубликования Федерального закона "О ратифика ции Устава и Конвенции Международного союза электросвязи" (СЗ РФ. 1995.

№ 3. Ст. 1211).

В принятых в последнее время федеральных законах, наблюдается тенденция использования понятия "гражданин" как основной базовой категории для обозна чения всех категорий физических лиц (иностранных граждан, лиц без гражданства и так далее) — субъектов права, на которых распространяется правовое предписа ние. Представляется ошибочным использование данного понятия как бы по умол чанию, без точного раскрытия его содержания либо без оговорки в отношении иных категорий физических лиц. Например, в Федеральном законе от 1 декабря № 304 ФЗ "О внесении изменения в статью 24.3 Кодекса Российской Федера ** ции об административных правонарушениях", который дополняет статью 24. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях новой частью 3, гласящей, что лицам, участвующим в производстве по делу об админист ративном правонарушении и гражданам, присутствующим при рассмотрении тако го дела, предоставляется право фиксировать в письменной форме, а также с помо щью средств аудиозаписи ход его рассмотрения. В связи с этим возникает вопрос:

имеют ли аналогичное право иные физические лица (не граждане), не участвующие в производстве по делу, но присутствующие при его рассмотрении.

Аналогичное употребление понятий "физические лица" и "граждане" — как синонимичных — предлагается в статье 1 Федерального закона от 2 октября *** 2007 года № 229 ФЗ "Об исполнительном производстве". Использовать эти понятия как взаимозаменяемые некорректно, так как понятия "граждане" и "физи ческие лица" различаются по статусу, и для них в системе законодательства уже ус тановлены различные границы правового поля.

Такая же ситуация наблюдается и в Федеральном законе от 29 ноября 2007 года № 282 ФЗ "Об официальном статистическом учете и системе государ **** ственной статистики в Российской Федерации". Более того, при применении частей 2, 3 статьи 6 данного федерального закона может возникнуть неопределен ность в их соотношении с нормами Налогового кодекса Российской Федерации, так как указание в качестве субъектов, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, только граждан приведет к определенным затруднениям в сборе первичных статистических данных в отно СЗ РФ. 2007. № 20. Ст. 2368.

* СЗ РФ. 2007. № 49. Ст. 6065.

** СЗ РФ. 2007. № 41. Ст. 4849.

*** СЗ РФ. 2007. № 49. Ст. 6043.

**** шении иных категорий физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица на территории Российской Федерации.

В этом же федеральном законе (пункт 4 статьи 2) указано, что к субъектам официального статистического учета относятся федеральные органы государствен ной власти и иные федеральные государственные органы, а в пункте 6 статьи к органам государственной власти субъектов Российской Федерации также добав лены иные государственные органы субъектов Российской Федерации. Пред ставляется, что данные предписания не соответствуют положениям части 3 ста тьи 5, статьи 10, статьи 11, пункта "г" статьи 71 Конституции Российской Федера ции, устанавливающим единство системы государственной власти в Российской Федерации, по смыслу которых вне этой системы не может быть иных государст венных органов.

Встречаются случаи использования в законах определений без точного, одно значного раскрытия их содержания. Так, в статье 2 Федерального закона от 4 де кабря 2007 года № 329 ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Фе * дерации" в отдельных дефинитивных предписаниях не раскрывается содержание определяемых понятий (например, пункты 2—4, 11—13, 15).

Особое внимание следует обращать на формулировки наименований феде ральных законов. Необходимо отметить некорректность использования в них по нятия "законодательные акты Российской Федерации", так как оно относится к категории прежней законодательной деятельности (статьи 8411, 102, 167 Консти туции Российской Федерации 1978 года с изменениями и дополнениями), а в действующей Конституции Российской Федерации отсутствует. Также считаем неверным частое употребление словосочетаний "отдельные законодательные ак ты" и "некоторые законодательные акты" в наименованиях федеральных зако нов, так как группы нормативных правовых актов, выбранных по определенному признаку, не следует, на наш взгляд, обозначать категориями "отдельные" или "некоторые".

Встречаются случаи, когда наименование закона не отражает в полной мере предмет его правового регулирования или даже полностью не совпадает с ним, что приводит в дальнейшем к значительной правке первоначального текста. Показате лен в этом смысле пример прохождения Федерального закона от 7 мая 2007 года № 68 ФЗ "О Знамени Победы"**, в преамбуле которого закреплено, что предме том регулирования данного федерального закона является установление статуса Знамени Победы, правовые основы его хранения и использования. Однако в пер воначальной редакции, принятой Государственной Думой 23 марта 2007 года, большинство норм относилось к изготовлению, использованию и хранению офици альных копий Знамени Победы, а также вводились понятие символа Знамени Победы, его детальное описание и цветной рисунок в приложении. Учитывая, что само Знамя Победы является официальным символом Победы, введение понятия СЗ РФ. 2007. № 50. Ст. 6224.

* СЗ РФ. 2007. № 20. Ст. 2369.

** символа Знамени Победы следует расценивать как "символизацию символа". В этом случае данный федеральный закон следовало бы именовать как Федеральный закон "Об официальных копиях Знамени Победы и его символе".

Верхняя палата парламента отклонила закон в данной редакции, но 6 апреля 2007 года Государственная Дума преодолела вето Совета Федерации, и закон без каких либо изменений был направлен Президенту для подписания и обнародова ния. Президент, в свою очередь, вернул закон в Государственную Думу на дора ботку, и только после этого депутаты Государственной Думы 25 апреля 2007 года приняли федеральный закон в окончательном виде, исключив из него все положе ния, связанные с так называемым символом Знамени Победы.

Также считаем важным более внимательно подходить к определению сроков вступления в силу как законодательного акта в целом, так и отдельных его предпи саний. На практике встречаются ситуации, когда предписания, вносящие измене ния в законодательный акт, вступают в юридическую силу раньше срока вступле ния в силу основного акта. Например, Федеральный закон от 23 ноября 2007 года № 269 ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О федеральном бюд * жете на 2008 год и на плановый период 2009 и 2010 годов" вступил в силу 26 но ября 2007 года, в то время как изменяемый им закон вступает в силу только с 1 ян варя 2008 года. Ряд предписаний изменяющего федерального закона имеют само стоятельный характер, однако вносимые изменения не могут применяться отдельно от основного законодательного акта, и поэтому создается почва для коллизий в правоприменении.

Указанный случай стал прецедентом при оформлении изменений, которые вно сятся в еще не действующие федеральные законы. Так, в аналогичных федераль ных законах — "О внесении изменений в статью 18 Федерального закона "О бюд жете Пенсионного фонда Российской Федерации на 2008 год и на плановый пери од 2009 и 2010 годов", "О внесении изменений в Федеральный закон "О бюджете Федерального фонда обязательного медицинского страхования на 2008 год и на плановый период 2009 и 2010 годов" — используется тот же инструментарий, что еще более запутывает процесс правоприменения, образуя в системе отечественного законодательства внутренние коллизии.

Факт несовпадения сроков вступления в силу взаимосвязанных федеральных законов наглядно демонстрирует отсутствие системной связи между нормами ос новного и изменяющего его закона в их содержании, что противоречит принципу системности.

В федеральных законах нередко наблюдается неопределенность норм, нечет кость, размытость формулировок, трудность установления их фактического содер жания, границ дозволенного, запрещенного и должного, позволяющие определен ным субъектам, выступающим в качестве правоприменителей, свободно толковать их в свою пользу. Так, в статье 2 Федерального закона от 29 декабря 2006 года № 244 ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные СЗ РФ. 2007. № 48. Ст. 5813.

* * акты Российской Федерации" указано, что правовое регулирование деятельности по организации и проведению азартных игр "… также может осуществляться при нятыми в соответствии с настоящим Федеральным законом иными нормативными правовыми актами". Из текста данного федерального закона неясно, кто и в каких пределах вправе принимать "иные нормативные правовые акты", а содержащаяся в статье 2 формулировка не дает однозначного толкования такой категории, как "иные нормативные правовые акты".

Такая же неопределенность наблюдается в части 2 статьи 1 Федерального за кона от 30 декабря 2006 года № 281 ФЗ "О специальных экономических ме ** рах", устанавливающей, что специальные экономические меры применяются в случаях возникновения "совокупности обстоятельств", которые (обстоятельства) в самом законе не определены.

В некоторых случаях был нарушен порядок указания реквизитов используемых ссылок на нормативные правовые акты (дата, номер, наименование), например, Федеральный закон от 29 декабря 2006 года № 258 ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенст *** вованием разграничения полномочий". Не унифицирован порядок оформления оговорок, которые либо ограничивают действие нормы, либо вводят условия ее применения. Данный прием широко используется в законодательной практике, од нако в одних случаях оговорки оформлены в скобках, а в других — без них, что ве дет иногда к неправильному пониманию действия нормы.

Приведенные данные анализа юридико технических ошибок свидетельствуют о недостаточном использовании приемов законодательной техники, в связи с чем необходимо проведение специальных мероприятий по выявлению и обобщению юридико технических недостатков в целях совершенствования законодательства.

Практическая деятельность правовых служб государственных органов по эксперт ному анализу федерального законодательства показывает, что в настоящее время назрела потребность в проведении мониторинга законодательных ошибок, особен но юридико технических, существенно влияющих на качество законов и в дальней шем способных негативно сказываться на правоприменительной практике.

Эту деятельность, на наш взгляд, должны осуществлять не только независи мые общественные объединения, научные учреждения и специально созданные центры мониторинга законодательства, но прежде всего органы законодательной власти, а также субъекты законодательной инициативы. Введение внутренней функциональной системы мониторинга законодательства в законодательных орга нах позволит выявлять законодательные ошибки, в дальнейшем учитывая их при разработке законопроектов и проведении правовых экспертиз.

Мониторинг законодательных ошибок в рамках общего мониторинга законода тельства и правоприменительной практики необходим как для оценки состояния законодательства, так и для совершенствования законотворческой практики.

СЗ РФ. 2007. № 1. Ст. 7.

* СЗ РФ. 2007. № 1. Ст. 44.

** СЗ РФ. 2007. № 1. Ст. 21.

*** Л.Ф. Апт, Т.А. Дорофеева МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ФОРМИРОВАНИЮ ПОНЯТИЙНОГО АППАРАТА ЗАКОНОПРОЕКТА I. Дефиниции в системе законодательства Законодательный текст является формой языкового выражения правовой кон цепции, представленной в нормативном правовом акте. Содержание института, от расли права представлено понятиями, а соответствующие им элементы формы из ложения — терминами, то есть словами и словосочетаниями, которые являются их языковым выражением.

1.1. Понятие (термин) и определение понятия (дефиниция), относясь к языко вым явлениям, в законодательстве имеют особый статус, предопределенный их принадлежностью к нормам права и государственному языку Российской Федера ции. Определения понятий, содержащиеся в нормативных правовых актах, в юри дической практике относят к легальным (законодательным) дефинициям, которые выполняют функцию официального и аутентичного толкования понятий, создан ных законодателем.

1.2. Дефиниция в системе подобных предписаний необходима для правильного понимания и применения конкретных регулятивных норм, уяснения содержания акта, а также соответствующих положений иных актов.

1.3. В соответствии с системным отраслевым и межотраслевым характером по нятий дефиниции института, отрасли и законодательства в целом призваны выпол нять иерархическую системо и структурообразующую функцию в изложении ре гулятивных норм. В первую очередь это относится к вновь создаваемым отраслям законодательства, особенно предметным.

1.4. Общее правило использования дефиниций в законодательстве заключает ся в том, что количество определений, разъясняющих те или иные понятия (терми ны), должно быть необходимым и достаточным.

1.5. При введении дефиниции в федеральный закон следует убедиться в необ ходимости официального толкования понятия (термина) и определить, каковы должны быть его содержание и объем. В этих целях:

проводится анализ понятийного состава действующих нормативных правовых актов;

выявляется наличие связи с принципами законодательства, взаимодействие с ре гулирующими предписаниями традиционных отраслей права и законодательства;

определяется место понятия (термина) и его определения (дефиниции) в систе ме законодательства, института, отрасли, подотрасли законодательства;

учитываются понятийный состав актов международного регулирования, мо дельного законодательства для государств — участников СНГ, толкование поня тий, выработанное судебной практикой по применению национального законода тельства и Международным Судом по правам человека;

рассматриваются предложения ученых, информация об общественном мнении, излагаемая в СМИ, традиционное понимание данного предмета или явления, изло женное в академических толковых и энциклопедических словарях, словарях ино странных слов, терминологических словарях по конкретному направлению и так далее.

1.6. При формулировании дефиниций необходимо оценить возможные послед ствия их применения, чтобы на стадии подготовки нормативного правового акта из бежать нежелательных результатов.

1.7. В пояснительной записке к проектам законодательных и подзаконных ак тов в процессе их рассмотрения наряду с изложением обоснования необходимости их принятия, целей и основных положений целесообразно помещать подробную ха рактеристику соотносительности понятийного аппарата, помещенного в проекте, с полным объемом правового регулирования.

1.8. Дефиниции в законодательстве рекомендуется помещать в случаях, когда:

в понятие вкладывается соответствующее содержание с учетом целей норма тивного правового акта либо законодатель испытывает необходимость сузить или расширить содержание или объем понятия для конкретизации сферы правового ре гулирования.

* Например, понятие "сделка" в русском языке трактуется как "договор о выполнении чего нибудь". В Гражданском кодексе Российской Федерации от 30 ноября 1994 года № 51 ФЗ сделками признаются "действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей";

термин "разбой": в русском языке это "нападение с целью ограбления, убийства", в Уголовном кодексе Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 63 ФЗ — "нападение в целях хищения чу жого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия";

понятие создано путем переосмысления общеупотребительного слова либо с использованием редких, специальных (в том числе юридических) или иностранных слов, не вполне освоенных носителями языка.

Например, термин "информатизация", определение которого дано в Феде ральном законе от 20 февраля 1995 года № 24 ФЗ "Об информации, инфор матизации и защите информации", в тот период был новацией не только для пользователей законодательства, но и для носителей русского языка;

наименование понятия формируется с помощью слов, которые вызывают мно жественные смысловые ассоциации.

В качестве примеров использованы тексты из действующих и утративших силу нормативных право * вых актов.

Например, такие понятия, как "близкое родство", "близкие родственни ки", "близкое родство или свойство" определены более чем в десяти актах дей ствующего законодательства;

специальная терминология, имеющая правовой характер, или термины исполь зуются исключительно в юриспруденции и мало известны лицам, не занимающим ся юридической деятельностью.

Например, термины "аналогия права", "аналогия закона".

1.9. При помещении определения понятия в конкретный нормативный право вой акт необходимо учитывать отрасль законодательства, к которой относится акт, и межотраслевые системные связи.

1.10. Не следует вводить в акт определение понятия, которое более не употреб ляется в акте.

1.11. Нецелесообразно помещать в законодательных актах определение так на зываемого латентного понятия, то есть устойчиво закрепившегося в правосозна нии, а также определение понятия, имеющего единственное значение в норматив ной лексике языка, в том случае, если это определение соответствует задачам зако нодателя.

Например, в Гражданском кодексе Российской Федерации от 26 января 1996 года № 14 ФЗ используется латентное понятие "аренда" без определе ния.

1.12. При формировании определения понятия не следует игнорировать его значения, предусмотренные в нормативной лексике языка.


1.13. Не все понятия, используемые в законодательстве, могут быть определе ны. Как правило, не подлежат определению оценочные понятия (называемые в со временной юридической науке "каучуковыми"), необходимость разъяснения кото рых находится в компетенции судебных органов власти.

Например, "места массового пребывания людей", "требования добросове стности, гуманности, разумности и справедливости".

1.14. Определения основополагающих, базовых для института, отрасли зако нодательства понятий предпочтительно помещать в кодифицированных актах тра диционных отраслей права.

1.15. Допустимо и целесообразно при использовании понятий в федеральных законах и подзаконных актах ссылаться на их определения, помещенные в кодифи цированных актах и актах вышей юридической силы.

Например, это сделано в Федеральном законе от 22 июля 2005 года № 116 ФЗ "Об особых экономических зонах в Российской Федерации", в пра вилах, положениях, методиках и других документах, утвержденных поста новлениями Правительства Российской Федерации, актами ведомственных органов исполнительной власти (постановления Правительства Российской Федерации от 29 января 2007 года № 51;

от 15 ноября 2006 года № 681;

от 13 августа 2006 года № 500;

от 19 января 2004 года № 19;

постановление Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации от 29 декабря 2003 года № 111 э/10).

1.16. Определения понятий должны соответствовать концепции, теме, сфере и предмету правового регулирования акта, в котором они помещены.

Например, в Водном кодексе Российской Федерации от 16 ноября 1995 года № 167 ФЗ содержалось следующее понятие и его определение: "вода — хими ческое соединение водорода и кислорода, существующее в жидком, твердом и газообразном состояниях";

в юридической литературе оно приведено в каче стве примера неудачного использования дефиниции в законодательном акте.

В Водном кодексе Российской Федерации от 3 июня 2006 года № 74 ФЗ это определение отсутствует;

в Лесном кодексе Российской Федерации от 4 декабря 2006 года № 200 ФЗ содержится следующее определение базового понятия "лес": "Использование, ох рана, защита, воспроизводство лесов осуществляются исходя из понятия о лесе как об экологической системе или как о природном ресурсе". Названы именно концеп ция и предмет регулирования, в соответствии с которыми следует понимать данный объект.

1.17. Целесообразно использование дефиниций основополагающих, базовых понятий в отраслевых программах, концепциях, доктринах, имеющих правовой ха рактер и общественную значимость.

1.18. Допустимо текстовое и содержательное воспроизведение толкования по нятий из федеральных актов в актах субъектов Российской Федерации и местного самоуправления, поскольку определения понятий различных подсистем современ ного федерального законодательства должны быть едины. Изложение разъясняе мых понятий с помощью приема конкретизации должно базироваться на принципе иерархичности законодательства.

1.19. Одно и то же понятие может использоваться в одном акте как публичное и частное только в том случае, если оно служит конституционным целям.

Например, базовое понятие в Законе Российской Федерации от 10 июля 1992 года № 3266 I "Об образовании": "под образованием в настоящем Зако не понимается целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией дости жения гражданином (обучающимся) установленных государством образова тельных уровней (образовательных цензов)".

1.20. Не рекомендуется помещать определение, отражающее качественные, существенные признаки понятия, в актах временного действия. Игнорирование этого правила создает трудности в правоприменении и при систематизации законо дательства.

1.21. Вновь вводимые определения понятий (терминов) не могут противоре чить ранее принятым действующим предписаниям, за исключением тех случаев, когда преследуется цель изменить или отменить действующие положения.


1.22. Определения базовых понятий, содержащихся в международных актах, ратифицированных Российской Федерации, должны быть имплементированы в российское законодательство без искажения смысла и сужения их объема.

1.23. Определения понятий (терминов), используемых в мировой политике и экономике, целесообразно формулировать адекватно нормам международного права.

II. Дефиниция в структуре нормативного правового акта 2.1. В нормативном правовом акте дефиниция может быть представлена само стоятельным предписанием или частью регулятивного предписания.

Например,"алиби — нахождение подозреваемого или обвиняемого в момент совершения преступления в другом месте;

" (Уголовно процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 года № 174 ФЗ);

"Сделка недей ствительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу при знания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого при знания (ничтожная сделка)" (Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 года № 51 ФЗ).

2.2. Следует стремиться к тому, чтобы разъясняющее предписание помеща лось в одной структурной единице акта. Вместе с тем дефиниция и иные различные виды определения могут помещаться в тех структурных единицах, в которых их со вмещение с регулирующими предписаниями наиболее оптимально.

2.3. Дефиниции не следует помещать в преамбуле нормативного правового акта.

2.4. Дефиниции основополагающих, базовых понятий (терминов), употребляе мых в нормативном правовом акте и являющихся общими для всех его предписа ний, целесообразно помещать в отдельной статье в начале акта.

2.5. Дефиниции отдельных понятий (терминов) могут быть помещены в той части акта, где данное понятие (термин) употребляется впервые.

2.6. В случае невозможности включения дефиниции в текст нормативного пра вового акта ее помещают в примечании. Данное правило применимо к федераль ным конституционным и федеральным законам, подзаконным актам, а также к ак там органов местного самоуправления.

2.7. В подзаконных актах, а также в актах органов местного самоуправления в определенных случаях специальную терминологию допускается помещать в прило жениях.

2.8. Внесение изменений и дополнений в редакцию структурной единицы акта, содержащей определение, может осуществляться путем:

добавления в ранее принятый текст структурной единицы или исключения из него соответствующих слов;

принятия новой редакции текста структурной единицы.

III. Терминологические правила формирования дефинитивных предписаний в текстах нормативных правовых актов 3.1. Разъяснения понятий в законах и подзаконных актах допустимо излагать в различных формах:

приводится классическое определение (через род и видовое отличие).

Например, "акватория — водное пространство в пределах естественных, искусственных или условных границ" (Водный кодекс Российской Федерации от 3 июня 2006 года № 74 ФЗ);

указывается правовой статус понятия.

Например, "благотворительной организацией является неправительст венная (негосударственная и немуниципальная) некоммерческая организация, созданная для реализации предусмотренных настоящим Федеральным зако ном целей путем осуществления благотворительной деятельности в интере сах общества в целом или отдельных категорий лиц" (Федеральный закон от 11 августа 1995 года № 135 ФЗ "О благотворительной деятельности и бла готворительных организациях");

определяется объем понятия.

Например, "к землям природоохранного назначения относятся земли:

1) водоохранных зон рек и водоемов;

2) запретных и нерестоохранных полос;

3) лесов, выполняющих защитные функции;

4) противоэрозионных, пастбищезащитных и полезащитных насаждений;

5) иные земли, выполняющие природоохранные функции" (Земельный кодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 года № 136 ФЗ);

приводится перечень наиболее значимых элементов определяемого понятия (такие перечни, как правило, неисчерпывающие, неточные, громоздкие и в логиче ском смысле определениями не являются).

Например, "негативное воздействие вод — затопление, подтопление, раз рушение берегов водных объектов, заболачивание и другое негативное воздей ствие на определенные территории и объекты" (Водный кодекс Российской Федерации от 3 июня 2006 года № 74 ФЗ).

3.2. Объем определяемого понятия должен совпадать с содержанием терми нов, определяющих его качественные признаки.

3.3. Определение понятия не должно осуществляться посредством терминов, которые, в свою очередь, нуждаются в разъяснении в законодательстве.

Например, дефиниция "местное образование" в Федеральном законе "Об основных принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", принятом в 1995 году, содержала в качестве доминантной опре деляющей лексему "поселение", которая в законодательстве не была преду смотрена и определена в качестве юридического понятия. Таким образом, тер мин, ключевой для понятийного состава этого института права, продолжал оставаться некорректным и бессодержательным до принятия в 1998 году Градостроительного кодекса Российской Федерации.

3.4. Понятие и его определение не должны содержать тавтологии, когда опре деляемый термин или его элемент содержится в составе определяющего.

Например, "террористическая группа — группа лиц, объединившихся в це лях осуществления террористической деятельности" (Федеральный закон от 25 июля 1998 года № 130 ФЗ "О борьбе с терроризмом").

3.5. Определение одного понятия не может обозначаться несколькими тер минами.

Например, "близкие родственники" — "близкое родство" — "близкое род ство или свойство".

3.6. Следует избегать многозначности термина даже в случае употребления его в различных сферах законодательства, особенно когда в качестве наименования различных понятий используется термин, имеющий в языке понятное общеупотре бительное значение.

Например, термин "авария" в действующем законодательстве имеет че тыре различных определения.

3.7. Термин должен быть кратким. Следует избегать длинных, громоздких на именований понятий в виде развернутого словосочетания, приближающихся к тер минам описаниям.

Например, "упрощенный порядок приобретения или прекращения граждан ства Российской Федерации" (Федеральный закон от 31 мая 2002 года № 62 ФЗ "О гражданстве Российской Федерации");

"владелец информаци онных ресурсов, информационных систем, технологий и средств их обеспече ния" (Федеральный закон от 20 февраля 1995 года № 24 ФЗ "Об информа ции, информатизации и защите информации");

"водные биологические ресур сы (живые ресурсы) исключительной экономической зоны (далее — водные биоресурсы)" (Федеральный закон от 17 декабря 1998 года № 191 ФЗ "Об ис ключительной экономической зоне Российской Федерации").

3.8. При невозможности дать терминологическое разъяснение понятий в юри дической практике могут быть использованы знаковые и цифровые определения.

3.9. Следует стремиться к строгой системе в построении совокупности исполь зуемых терминов, которые связаны между собой по смыслу.

Исполнители:

Отдел законодательства по вопросам безопасности, уголовного права и судебной системы Н.И. Шиян, И.Н. Ерофеев, Д.Н. Петровский, Ю.М. Ланцевич Отдел конституционного и международного права З.Б. Нигматуллина, Е.Е. Бобракова, А.В. Ростовцев Отдел систематизации законодательства Л.Ф. Апт, Т.А. Дорофеева, П.В. Прохоров 3— —,..

..

:..,..,..

:..

- 02.06.2009. 6084 1/8.... 8,37.

250.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.