авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО

ОБРАЗОВАНИЯ

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ»

КАФЕДРА ОБЩЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

И.К. КЛЮЧНИКОВ

О.А. МОЛЧАНОВА

О.И. КЛЮЧНИКОВ

ФИНАНСОВЫЕ ЦЕНТРЫ:

ТЕОРИЯ И МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ 2012 ББК 65.261 2 К 52 Ключников И.К.

К 52 Финансовые центры: теория и механизмы развития / И.К. Ключ ников, О.А. Молчанова, О.И. Ключников. – СПб. : Изд-во СПбГУЭФ, 2012. – 330 с.

ISBN 978-5-7310-2852- Монография посвящена истории, современному состоянию и перспек тивам развития финансовых центров. Одна из главных ее задач – сопоставле ние и хронология процессов срастания финансовых рынков с городским про странством.

Денежные коммуникации разбираются под углом зрения теорий фи нансового посредничества и цикличности, а также с учетом развития город ской среды с ее архитектурой, транспортом, качеством жизни, культурой.

Анализируются основные изменения на геополитической карте капитала, вы деляются точки и причины роста и спада финансовой активности у городов.

Предназначено интересующимся финансовыми центрами, а также ис торией и современным состоянием финансового рынка, глобальными про блемами, кредитной культурой и вопросами экономического лидерства.

ББК 65. Рецензенты: д-р экон. наук, проф. А.С. Селищев д-р экон. наук, проф. В.А. Лялин ISBN 978-5-7310-2852- © СПбГУЭФ, ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.............................................................................................................. ГЛАВА 1. Теоретико-методологические основы анализа финансовых центров................................................................................................................... ГЛАВА 2. Эволюция экономической мысли и логика развития финансовых центров................................................................................................................... ГЛАВА 3. Теория развития финансовых центров в системе знаний.................. ГЛАВА 4. Теория посредничества финансовых центров.................................... ГЛАВА 5. Теория репродукции финансовых центров................

......................... ГЛАВА 6. Роль денежных механизмов в развитии финансовых центров.......... ГЛАВА 7. Некоторые предположения о роли денег в развитии финансовых центров................................................................................................................... ГЛАВА 8. Инфляционные механизмы перераспределения финансового капитала.................................................................................................................. ГЛАВА 9. Центральные банки и финансовые центры...................................... ГЛАВА 10. Проблемы ценообразования в финансовых центрах...................... ГЛАВА 11. Дополнительные вопросы определенности финансовых столиц... ГЛАВА 12. Циклы и финансовые центры.......................................................... ГЛАВА 13. Отличия и сходства двух кризисов: 1929–1933 гг. и 2007–2009 гг.. ГЛАВА 14. Перестановки и модернизации финансового мира........................ ГЛАВА 15. Этапы и условия становления мировых финансовых центров...... ГЛАВА 16. Влияние плотности населения на насыщенность капиталом........ ГЛАВА 17. Мировые финансовые центры на геополитической карте мира.... ГЛАВА 18. Финансовая топография городов.................................................... ГЛАВА 19. Рыночная структура финансовых центров..................................... ГЛАВА 20. Институциональная среда финансовых центров............................ ГЛАВА 21. Назначение финансовых посредников............................................ ГЛАВА 22. Перестройка материально-технической базы финансовых посредников.......................................................................................................... ГЛАВА 23. Биржи – организующее звено финансовых центров...................... ГЛАВА 24. Основные принципы формализации и проектирования посреднических функций финансовых центров................................................ ЗАКЛЮЧЕНИЕ.................................................................................................... ВВЕДЕНИЕ Целью предлагаемого нашего исследования является определение меха низмов функционирования финансовых центров с позиции не только финансо вой теории и финансовых рынков, но и городской среды и культурного капита ла, а также геополитических процессов, которые меняют финансовую карту мира и по-новому расставляют узловые пункты капитала.

Феноменально быстрый рост городов и ускоренное развитие финансовых рынков заслуженно приковывают внимание не только ученых, политиков, го сударственных чиновников, бизнесменов. Городская среда обитания наполня ется банками, страховыми компаниями, инвестиционными фондами, биржами.

Они распространяют свое влияние на горожан, и результаты их деятельности становятся достоянием не только специалистов, но и всего населения. Сущест вует большой разброс терминов, используемых для описания этих процессов.

Среди них все более популярным становится – «финансовый центр», который нередко определяется как «столица капитала»1. Главная задача книги – разра ботка теоретико-методологического подхода к изучению финансовых центров на базе сопоставления и хронологии финансовых экономик различных городов, с выделением последовательных переходов финансовых рынков и условий их закрепления за основными мегаполисами. Такой подход позволяет поставить на научные основы исследование основных принципов и механизмов функциони рования столиц капитала.

В книге рассматривается география распределения финансового капитала с трех позиций: предпочтений капитала, уровня развития территорий и связан ной с этим их дифференциации. Первая характеризует причины движения капитала и условия смены финансовых лидеров, вторая – результат движения капитала, третья – асимметрии и неравномерности территориального его рас пределения. Но над всеми тремя позициями возникает четвертая, вполне узна ваемая с первого взгляда, – финансовый центр. Предложенный авторами под ход позволяет выделить механизмы функционирования и построить основы теории развития финансовых центров с позиции не только финансовых инсти тутов и рынков, но и городской среды, культурного капитала, законодательства, качества жизни и организации быта.

Финансовый центр имеет два формально взаимоисключающих начала:

финансовый капитал и город 2. Но на практике они вполне взаимосвязаны, более того, – переплелись и представляют собой неразрывное целое, которое выраже но понятием «финансовый центр». Книга экзаменует не столько конкуренто В книге понятия «финансовый центр» и «столица капитала» часто взаимозаменяемы;

тем не менее, авторы осознают их различия, и в тех местах, которые необходимы для более точной характеристики развития финансового капитала, проводят различия между финансовыми центрами, мировыми финансовыми центрами, столицами капитала и региональными финан совыми центрами, а также глобальными городами, мегагородами, мегаполисами, суперцен трами и оффшорными зонами.

Фактически только небольшая часть города относится к финансовому центру. Основная же его часть имеет другое назначение и выполняет другие функции, но все вместе они должны соответствовать финансовым интересам и целям.

способность крупнейших городов в деле привлечения капитала, сколько про странственную организацию финансового рынка и ее роль и участие в перерас пределении денежного богатства для ускорения экономического развития. С этой целью к исследованию привлекаются как экономические, так и неэконо мические обстоятельства, влияющие на притяжение капитала в те или иные го рода, характеризуются интересы и мотивы, связанные с пространственным раз мещением финансового капитала. Срез финансового хозяйства городов в стати ке и в потоке предметных и человеческих составляющих – это не одно и то же.

Только в живом взаимодействии и территориальном распределении учрежде ний, инструментов, капитала и людей раскрывается финансовый рынок, опре деляется его содержание и связь с городским пространством, устанавливаются конкретные размеры, а также перспективы перехода в новое состояние.

Основные требования капитала к финансовым центрам достаточно про сты;

они сводятся к рыночным свободам и удобствам для обращения. Для того чтобы раскрыть суть этих принципов и проиллюстрировать их практическое применение, в книге решались различные задачи. Среди них – финансовое по средничество и механизм ценообразования в финансовых центрах, а также роль денег и денежного обращения, циклов, городской и финансовой среды, соот ношения рынка и государства на различных этапах развития. С этой целью предлагается не столько философское осмысление пространственного разме щения капитала, сколько вполне конкретное и экономическое, местами соци ально-экономическое, политэкономическое и даже культурологическое описа ние работы финансовых центров.

Книга создавалась с учетом изменений геополитической карты капитала, городского пространства и финансового капитала, а также последних достиже ний в науке. Особое внимание уделялось переосмыслению работы финансовых посредников и распространению финансовой информации, а также вопросам сетевой экономики и поведенческих финансов. Анализ финансовых центров строился с учетом изменений в мейнстриме экономической науки. С этой це лью прослеживался ее переход от слепого следования кейнсианским постула там к более внимательному отношению к монетаризму и дерегулированию. Не оставлен в стороне и кризис последнего, который во многом был спровоциро ван событиями 2007–2009 гг. и последующим восстановлением мирового хо зяйства. Основные положения посредничества финансовых центров были рас смотрены под углом зрения набирающей силу австрийской экономической школы, но с учетом опыта государственного воздействия на жизнь городов и финансовую сферу.

Концентрация финансового капитала в городах имела место во всех стра нах, ставших на путь развития капитализма, и сущность его для всех государств во многом была сходной с учетом наличия и величины внутренних источников относительно избыточного капитала. Однако внешние и внутренние факторы привлечения капитала везде были различными, но всегда исходными служили те, которые определяли свободу и предоставляли большие удобства для его обращения. Особенности экономики, географического расположения, социаль ной организации, политического устройства и, конечно, урбанизации, быта и культуры придавали неповторимые черты концентрации капитала в городах.

История данных явлений и процессов весьма противоречива. Она имеет разно образную окраску, проходит разные этапы, и последствия ее также не похожи друг на друга.

В XVIII в. лучших результатов достиг французский капитал, и тогда Па риж возглавил европейские финансы. В XIX в. капитал завоевал свободу в Анг лии, и Лондон первенствовал в финансовом мире. В XX в. привилегии получил североамериканский капитал, и лидером стал Нью-Йорк. Во второй половине прошлого века в целом ряде стран появился значительный избыток капитала, и он перешел в наступление – приобретал экономические, политические и идео логические свободы, и тогда сформировалась сеть финансовых центров, кото рую возглавили Лондон, Нью-Йорк, Токио, а потом и Сингапур и Гонконг. В XXI в. лидеров догнали новые города, что привело к дальнейшим структурным изменениям в территориальной расстановке финансового капитала.

Традиционные финансовые центры постоянно испытывали проверку на прочность. Они менялись под натиском нуворишей и возродившихся старых центров: Шанхай, Дебаи, Катар, так же как и Амстердам, Брюссель, Вена, Па риж, Франкфурт, вступили в схватку за финансовую славу. В ход пускались также неэкономические обстоятельства: политические игры и прямая сила, а также идеологические, религиозные и культурологические обоснования и приемы. Они постоянно использовались в погоне за финансовым лидерством, впрочем, так же как и для его утверждения и закрепления. Капитал стремился к симметрии финансовой силы и экономических и неэкономических привилегий, что достигалось далеко не всегда. Дело не столько в его повышенной приверед ливости, сколько в чрезвычайно жестком отборе и постоянно усиливающейся конкуренции. Финансовые сражения протекали бурно и представляли собой меняющуюся, внешне пеструю картину, где сложно выделить и точно указать, что способствовало, а что тормозило в каждый данный момент финансовое ли дерство.

В работе предпринята попытка определить системно- и структурно образующие, а также узловые моменты, которые участвовали в отборе благо приятных и неблагоприятных условий для становления и развития финансовых центров. С этой целью рассматривается посредническая их функция, а также условия их воспроизводства и цикличности. Все это позволило фиксировать и даже создать начальную классификацию последовательности и факторов, кото рые участвовали в переходе мегаполисов в стан финансовых лидеров. Строго говоря, во многом сходную задачу ставили специалисты The Z/yen Group3, ко гда разрабатывали методику рейтингования финансовых центров. Однако в книге данный вопрос рассматривается не столько с практических, сколько с теоретических позиций. Поэтому в главу угла поставлена проблема финансово го посредничества, что позволило предложить методологический аппарат ис Ведущий коммерческий мозговой трест City of London;

с марта 2007 г. выпускает дважды в год (в марте и сентябре) The Global Financial Centres Index, который по определенным пара метрам классифицирует основные финансовые центры.

следования мировых финансовых центров с позиции финансовой науки и, в ча стности, теории финансового посредничества. Такой подход к исследованию территориального господства финансового капитала является принципиально новым, и он предоставляет широкое поле для его анализа не столько со стороны соответствующих институтов и рынков, сколько под углом зрения развития го родского пространства.

Два безусловных лидера – Лондон и Нью-Йорк не сдают позиций во всех рейтингах как финансовых, так и глобальных и культурных столиц мира. В России последние двадцать лет наибольшую свободу и устойчивость имела да лекая от финансов сфера – Интернет. И она показала пример небывалого роста.

Интернет был свободен от государственной опеки и результат не замедлил ска заться – по уровню развития и числу его пользователей мы заняли одно из ве дущих мест в мире. Государство взяло на себя заботу развития Интернета на периферии, где из-за малочисленности пользователей частный капитал не по лучал достаточный доход и не был заинтересован в работе. Такая государст венная миссия позволила повысить позиции страны в мировом интернет сообществе и поднять уровень информационного обеспечения и обслуживания населения. Аналогии вполне уместные – возможен учет опыта при разработке программы учреждения в Москве финансового центра. Свободы и удобства для капитала, поддержанные государством, могут подготовить условия для станов ления нового международного финансового центра. Его назначение не сводится к простому признанию страны на мировой финансовой арене. Международный финансовый центр позволит открыть новые и более широкие перспективы в де ле мобилизации капитала в направлении ускорения экономического роста и ди версификации хозяйства. Однако пока еще не осознана необходимость подго товки условий для формирования в стране не одного, а целой системы субор динированных и совместно работающих в региональных и международных масштабах финансовых центров, что позволит подготовить новые точки роста, типы и механизмы развития.

В книге не столько разбирается деятельность отдельных финансовых центров, сколько рассматривается их система – анализируется опыт совместно го развития: все финансовые центры рассматриваются как единый финансовый механизм с выделенными и территориально закрепленными узловыми устрой ствами, в той или иной степени обособленными и, вместе с тем, взаимосвязан ными и взаимозависимыми с учетом кооперации и конкуренции.

Наряду с переходом к глобальному господству, во многих странах фор мируется сеть финансовых центров, ориентированных на внутренние потребно сти. В Китае успешно работают следующие финансовые центры: Шэньчжэнь (32 место в рейтинге мировых финансовых центров), Пекин (26 место), Шанхай (8 место) и, конечно, Гонконг (3 место). К ним подтягиваются еще несколько мегаполисов на юге страны с четкой региональной направленностью, но посте пенно включающих в орбиту своих интересов и внешние связи. В США – кро ме Нью-Йорка заметные позиции заняли Чикаго (7 место), Бостон (11 место), Сан-Франциско (12 место) и Вашингтон (15 место). В Германии – наряду с Франкфуртом (13 место), в котором расположен Центральный банк Европей ского сообщества и находится крупнейший рынок еврооблигаций, выделяется Мюнхен (19 место), а за ним следует Гамбург.

По своей сути любой мегаполис для определенного региона служит фи нансовым центром. Что для этого необходимо? И какую выгоду от этого имеет страна, в которой находится такой центр? В книге не только поставлен целый ряд вопросов, связанных с установлением необходимых и достаточных условий становления финансовых центров, с их соотношением с денежной определен ностью и местом национальной валюты в мировом хозяйстве, а также с систе мой «сбережения – инвестиции», участием в бизнес-циклах, но и проводится поиск ответов на них. Однако ведущая проблема книги – определить посредни ческую миссию финансовых центров и раскрыть ее назначение в деле аккуму ляции сбережений, привлечения внешних капиталов и их трансформации в ин вестиции, т.е. в обеспечении экономического развития, и на такой основе по строить механизмы воспроизводства финансовых центров с присущей им цик личностью.

В книге не ставилась специальная задача дифференциации финансовых центров по их видам на мировые, региональные и оффшорные, а в каждом из этих видов по определенным подвидам и функциям. Тем не менее, в отдельных случаях, проводятся разграничения между различными финансовыми центрами и особенностями их функционирования. Основное же внимание было направ лено на решение проблемы финансовый центр как таковой – уникальности их характеристик, построения основ жизненных циклов, теории развития и меха низмов функционирования. При этом основное внимание, конечно, уделялось классическим финансовым центра, а также новым финансовым центрам с пол ным набором финансовых функций.

Коренная проблема экономики России Новейшего времени – инвестици онное ускорение экономического роста в направлении диверсификации хозяй ства. На таком фоне естественным кажется повышенное внимание к вопросам становления в стране мирового финансового центра и системы местных финан совых центров. Данные вопросы становятся узловыми пунктами проблемы обеспечение эффективной работы системы «сбережения – инвестиции», кото рая отвечает за организацию и направление денежных потоков в сторону хозяй ства. Возможным оптимальным условием решения проблемы послужит разра ботка теории финансовых центров с их посреднической миссией, которая обес печит широкие возможности для развития страны и форсирования экономиче ского роста, повышения ее финансовых, а вслед за ними общеэкономических и политических позиций на мировой арене. С макроэкономической и методоло гической позиции теория финансовых центров и опыт завоеваний Санкт-Петер бургом сто лет назад финансового лидерства (третье-четвертое место в Европе) предоставляют необходимую платформу для разработки новых механизмов экономического роста. Не менее важным является использование данной тео рии и прошлого опыта для закрепления геополитического лидерства, выработ ки геостратегии и условий финансовой безопасности страны. Теория финансо вых центров и прошлый финансовый опыт Северной Пальмиры показывают направления привлечения и использования глобальных сил капитала для выде ления и возвеличивания естественных преимуществ России на международной арене. Повторение успеха нельзя программировать, но можно применить и приложить богатый опыт к современным российским реалиям и добиться таким способом максимальной отдачи уникального потенциала страны.

Структурное построение книги отвечает ее цели и поставленным зада чам. Первоочередное внимание уделяется стоимостным характеристикам фи нансовых центров. Под таким ракурсом выделяется их посредническая функ ция, которая рассматривается в связи с качественными и количественными из менениями капитала и особенностями его ценообразования в столицах капита ла. К стоимостным свойствам финансовых центров также относятся вопросы, связанные с денежной их определенностью, цикличностью и воспроизводст вом. После уточнения особенностей движения стоимости в финансовых цен трах последовательно совершается переход к социально-культурным, террито риальным, городским, рыночным и институциональным их характеристикам.

Все вопросы их развития рассматриваются с учетом основных положений по веденческих финансов и австрийской экономической школы. Тем не менее, с целью системного освещения проблемы используются выводы классической теории капитала, денег и кредита, а также неокейнсианской теории с привлече нием последних достижений экономической науки в смежных отраслях. Там, где исследуются вопросы культурного капитала, привлекаются положения культурологических теорий, зональной организации коммерции – градообра зующих концепций, географии распределения капитала – геополитики и гло бального хозяйства.

Основное внимание в книги фокусируется на теоретико-методологичес ких вопросах и практике развития финансовых центров. Опыт системного ана лиза базовых принципов их работы со стоимостных, поведенческих, геострате гических, территориальных и институциональных позиций может способство вать решению вполне утилитарных задач, связанных с построением в Москве Международного финансового центра, а в стране системы региональных фи нансовых центров.

«Наше время восстает против безжалостной неизбежности специализации, а потому вопиет о синтезе, причем нигде так громко, как в общественных науках, в которых так велик удельный вес непрофессионального элемента»

Йозеф Алоиз Шумпетер ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АНАЛИЗА ФИНАНСОВЫХ ЦЕНТРОВ Предмет «финансовые центры» призван занять особое место в современ ной финансовой науке. Крупнейшие города задают основной настрой финансо вому рынку, технически и организационно обеспечивают становление совре менной системы трансформации сбережений в инвестиции и особым образом оптимизируют работу оптового звена финансового посредничества. Они уста навливают современную концепцию финансовой коммерции, становятся свое образными эталонами мировой финансовой культуры и служат образцом разви тия капитала в сфере обращения. Финансовые центры – это не просто скопле ние финансовых учреждений и капиталов в городах, но и пристанище слухов, увлечений, идей, а также место творчества, безрассудных поступков и трат, со четаемых с расчетливостью, трезвостью, бережливостью и повышенным праг матизмом. Как все это сочетается и отражается в обороте капитала, в цене при влеченных инвестиций и заемных средств? Каким образом города становятся финансовыми и, в то же самое время, креативными, сохраняя и приумножая свою привлекательность? Какие условия необходимы для того, чтобы города не столько поглощали капитал, сколько производили его в избытке, привлекали и оптимально распределяли его между участниками рынка? По замыслу авторов, предлагаемая книга призвана направить финансовую науку в русло поиска от ветов на поставленные выше вопросы.

Теорию развития финансовых центров можно представить как философ ское осмысление взаимодействия финансового и культурного капиталов, по множенного на городское развитие. С первого взгляда такая конструкция ка жется излишним словесным нагромождением и искусственным усложнением и так непростых явлений и достаточно запутанных процессов. Но на самом деле она служит определенным целям – позволяет направить финансовую науку в русло изучения пространственного размещения фондов, городских механизмов притяжения и отталкивания капиталов. Такой подход обязывает включить в теорию финансов также урбанистические, социологические, культурологические явления и процессы. В результате получается своеобразная «смесь», которая формализуется с философских и политэкономических позиций и поддается мо делированию зависимостей между капиталом и разнообразными, в том числе, внешними по отношению к нему условиями. В предмет финансовой науки пред лагается включить пограничные с ней, а также многие непривычные для нее об стоятельства, что позволяет сделать важные выводы и найти новые пути объяс нения многим результатам развития как финансового капитала, так и городов.

Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. – М., 1995. – С. 84.

Предлагаемая авторами теория развития финансовых центров способна бросить вызов традиционным, дифференцированным по направлениям науч ным знаниям, и даже революционизировать представление о финансовой науке в целом.

Гигантизм и экстерриториальность финансового капитала постоянно вы зывает недоверие к возможностям личности влиять на его судьбу. Ограничен ность человеческих возможностей, даже миллиардеров и влиятельных правите лей создают иллюзию не мотивированного и независимого от интересов людей выбора капиталом соответствующих городов для своего базирования. Однако человеческое участие в становлении и развитии финансовых центров никогда не исчезало. Напротив, его роль постоянно росла. По сути, оно является опре деляющим – постоянно возрастает зависимость крупнейших городов и их фи нансовых рынков от поступков и поведения финансистов, от деятельности го рожан, регулирования чиновников, творчества законодателей и инициатив по литиков. Но не только люди, но и финансовые институты и государства – ак тивные игроки финансовых центров. Но их позиции различны. Если банки и другие финансовые учреждения напрямую опосредуют финансовый капитал, то горожане оказывают косвенное влияние на его движение, но и оно чрезвычайно важно, как и игры, которые организуют основные участники финансового рынка.

Сквозь века, со времен денежно-торгового могущества Древнего Рима до современной финансовой цивилизации с денежными столицами в Лондоне и Нью-Йорке возводились здания сначала торговых и денежных, потом кредит ных и биржевых, а в последнее время финансовых центров. Разными способами утверждалось и поддерживалось их доминирование. Сначала в ходу были не столько деньги, сколько оружие. Политическая сила всегда, и в прошлом, и в настоящее время, привлекалась для поддержания господства финансового ка питала и его столиц. Все чаще основным принципом их возвеличивания стано вилось финансовое богатство, скорость его оборота и темпы прироста. История финансовых столиц – это история не только власти и силы, но и циклического развития финансового капитала и, конечно, городов – центров его притяжения.

В основе становления центров находились не только деньги, но и предприни мательская инициатива и креативность горожан, культурный капитал, который срастался с городским пространством, хозяйственной и бытовой средой и ум ножался на силу банков, бирж, страховых компаний. С рождением современ ных средств коммуникации новейшая история столиц капитала стала перепле таться с финансовой информацией, передовой финансовой технологией и но выми финансовыми продуктами.

С формальных позиций финансовые центры представляют собой скопле ние в отдельных городах ведущих финансовых посредников. Почему они вы бирают те, а не другие места для своей деятельности? Что их привлекает? Ско пление штаб-квартир банков и инвестиционных компаний и фондов в отдель ных мегаполисах не случайное явление. Оно определено разнообразными обстоятельствами, среди которых экономические факторы дополняют и конку рируют с неэкономическими. В отдельных городах насыщенность финансовы ми посредниками достигала критической массы. Тогда возникал феномен «ми ровой финансовый центр» и дальнейшее развитие сопрягалось с качественными преобразованиями в жизни городов, посредников и капитала.

С марта 2007 г. ведется учет сначала по 46, а в 2012 г. уже по 77 финансо вым центрам. Но только первые полсотни из них являются признанными миро выми лидерами, а остальные сохраняют национальный статус, но и у них зало жен потенциал для глобальных изменений – переход к столичному статусу.

Знаменательно, что среди показателей, по которым рассчитываются финансо вые рейтинги городов финансовый капитал занимает четвертое среди пяти по зиций5. Основные же показатели определяют привлекательность города для финансового капитала и формально не связаны с его деятельностью.

Наряду с финансовыми центрами существуют оффшорные зоны. Целый ряд таких зон по масштабам деятельности, как, например, Джерси (21 место в рейтинге финансовых центров) или Каймановы острова (40 место), относятся к финансовым столицам. Тем не менее, несмотря на огромные капиталы, скон центрированные в оффшорных зонах, их назначение принципиально иное и служит больше закулисной деятельности капитала и налоговой минимизации, которые специально не рассматривается в данной книге. В первом списке, со ставленном в 2007 г., в пятерке ведущих финансовых центров находились Лон дон, Нью-Йорк, Гонконг, Сингапур и Цюрих6. В настоящее время сохранили свое лидерство первые четыре центра, а Цюрих с пятого места перешел на шес тое, уступив свою позицию в списке Токио. За первой пятеркой следуют Цю рих, Чикаго, Шанхай, Сеул и Торонто. В Швейцарии, наряду с шестым по уровню финансовой активности Цюрихом, находится еще и Женева, которая в рейтинге занимает 14 место. Поскольку Цюрих и Женева зачастую действуют совместно7, то совокупные активы позволяют поставить их непосредственно сразу же за Лондоном и Нью-Йорком. Среди финансовых центров на 65 месте находится Москва, а на 73 – Санкт-Петербург8. Ровно сто лет назад Санкт Петербург был знаковой финансовой столицей, и оказывал огромное воздейст вие на мировое хозяйство 9. Прежде чем перейти к финансовому лидерству, Учет ведется по пяти группам показателей: 1) качество рабочей силы (основные показатели – профессионализм и квалификация служащих, гибкость трудового рынка, качество бизнес образования);

2) бизнес-окружение (регулирование, налогообложение, коррупция, экономи ческие свободы, условия старта бизнеса);

3) рыночные возможности (разнообразие финансо вых продуктов, объем финансового рынка, наличие финансовых услуг);

4) развитие инфра структуры (цена недвижимости, развитие транспортной сети);

5) конкурентоспособность (уровень цен, качество жизни и др. экономические показатели). Развитие финансового капи тала занимает только одно из пяти мест, по которым рассчитываются позиции финансовых центров, а остальные показатели отражают состояние пограничных с ним явлений и процессов.

The Global Financial Centres Index 1. – March 2007.

В банковской сфере известен также небольшой швейцарский городок – Базель, в котором находится Банк международных расчетов и так называемые Базелевские комиссии. Если первый стал ведущим глобальным мониторинговым центром банковской сферы, то вторые – законодателями мировой банковской учетной и отчетной политики, разработчиками показа телей стабильности, рисков и достаточности собственного капитала банков.

The Global Financial Centres Index 11. – March 2012. В 2011 г. 61 и 71 места соответственно.

«Петербургский» финансовый капитал участвовал в железнодорожном строительстве не только в России, но и в Китае, Средней Азии, Персии, на Балканах, Южной Африке, а также пытался осваивать земли в Палестине, в Северной и Латинской Америке.

Санкт-Петербург был сердцем аристократии и чиновников. Однако с момента основания уже развивались торговля и ремесленничество, а после 1860-х гг. – промышленность, акционерное, банковское, биржевое и страховое дело. К XX в.

именно с их помощью город превратился в европейскую финансовую столицу.

Изменения, которые происходят в стане столиц капитала, не случайны.

Они определены законом неравномерного развития, постоянным соперничест вом и переделом сил, изменениями конкурентных позиций финансовых по средников. Мы живем в мире контрастов. Небольшое число городов сосредото чили основную массу финансового и культурного капитала, в то время как большинство населенных пунктов и стран располагают значительно меньшими ресурсами. Но даже среди столиц капитала наблюдаются значительные контра сты: три первых финансовых центра по размерам совокупных активов значи тельно опережают десяток последующих. А первая десятка финансовых цен тров собрала больше капитала, чем последующие 65. Наличие такого высокого уровня концентрации вызывает целый ряд вопросов, среди которых заметно выделаются следующие: опасно ли сосредоточение капитала в финансовых центрах для стран, в которых такие центры отсутствуют, или уровень финансо вой активности относительно низкий? Возможно ли перераспределение капита лов между этими двумя группами стран? Насколько данная проблема связана с вопросом финансовой безопасности страны? В работе нет однозначных и пря мых ответов на поставленные вопросы, но из всего рассуждения можно сделать вполне определенный вывод – вопросы учреждения финансовых центров отно сятся к приоритетным задачам современности.

Задача первой главы – наметить тематику всей книги, чтобы потом пе рейти к последовательному показу развития финансового посредничества, ре циркуляции и цикличности финансовых центров. С этой целью выясняется возможность применения теории финансового посредничества к анализу фи нансовых центров. Потом разбираются некоторые ее аспекты, связанные с уча стием в формировании полезности и цены новых видов финансовых контрак тов. С этой целью теория финансового посредничества применяется к анализу финансовых учреждений и определению роли финансовых центров в создании новой стоимости. На такой основе строится новая конструкция финансового посредничества с распространением ее на финансовые центры, которая в книге определяется как коллективное посредничество. Такой подход позволяет уточ нить роль и конкретизировать позиции финансовых центров в хозяйстве. Далее выясняются особенности воспроизводства финансовых центров и связанные с этим циклические их колебания, а также воздействие финансовых центров на основные кризисные процессы современности.

В своем простейшем виде большинство крупных городов являются фи нансовыми центрами. Там сосредоточены различные финансовые учреждения;

там же можно получить ссуду, застраховать имущество, произвести необходи мый платеж. С развитием коммуникаций все эти операции все ниже спускаются по социальной и, если можно так выразиться, городской лестнице. Они полу чают розничный статус также и потому, что многие денежно-расчетные, кре дитные и даже финансовые операции переходят в разряд повседневных и их можно получать, например, через Интернет. Рынок финансовых услуг постоян но развивался и вширь, и вглубь, и он никогда не был простым и постоянно включал в свою орбиту новые слои общества, компании, продукты, рынки.

В настоящее время рыночную иерархию капитала возглавляют финансо вые центры. Став достоянием крупных городов, они сосредоточили штаб квартиры основных финансовых институтов. Доказательством тому, что фи нансовые центры находятся в самом сердце финансового рынка и определяют его общее состояние, может служить то обстоятельство, что там собирается и оттуда исходит вся финансовая информация, туда стекаются основные капитала и там же они распределяются, а также там создается добавочная стоимости и происходит рост финансового капитала. Именно последние два обстоятельства (производство стоимости и рост капитала) являются особым предметом иссле дования в книге. Их анализ позволил по-новому определить роль финансовых центров в механизме роста финансового капитала и увеличения мирового вало вого продукта.

Финансовые рынки множатся и специализируются. Рост финансового оборота и требования престижа повсеместно побуждают финансовые институ ты строить все более крупные здания. Гонка в высоту – одна из особенностей финансовых центров. Но они отличаются не только наличием высотных зда ний, многие из которых получили названия «мировые торговые центры», «ми ровые финансовые центры» или «мировые финансовые и торговые центры», которые сами по себе уникальны и вошли в число достопримечательностей многих городов. Гораздо более важным является их деятельность, капиталы и, конечно же, люди и общая городская среда. Мегаполисы предоставляют необ ходимое пространство или, напротив, сдерживают оборот финансового капита ла тысячами разнообразных способов, многие из которых порой кажутся незна чительными, и на непосвященный взгляд являются мелкими и недостойными для внимания. Но многие «мелочи» такого рода могут быть решающими в деле притягивания или отторжения капитала городами.

Несмотря на объективное доминирование финансовых центров и в силу этого необходимость выделения их в качестве особого раздела финансовой тео рии, они все еще находятся в стороне от активного научного поиска не только у отечественных, но и зарубежных специалистов и отданы на откуп в основном политикам и журналистам. Первое, с чего следует начать при их изучении, – определить теоретические положения, которые главенствуют при анализе сто лиц капитала. Для этого следует выделить те концепции, которые применимы к разбору и анализу финансовых центров и используются в данной книге. Во второй половине прошлого века доминирующее положение в экономической теории занимала концепция общего равновесия, которая рассматривала рынки в их взаимосвязи10. В настоящее время отдельные положения данной теории только начинают применять к анализу финансового рынка, но еще далеко до их использования для рассмотрения финансовых центров. Вместе с тем финансо Сэндлер Т. Экономические концепции для общественных наук: Пер. с англ. – М.: Весь мир, 2006. – С. 22 (376 с.).

вые центры предоставляют новое поле для подтверждения действия данной теории, и она позволяет открыть условия действия тенденций, которые как свя заны со стабильностью, устойчивостью и равновесием, так и способны разру шать их. Поэтому весьма интересно приложение данной концепции к анализу рыночных систем, образованных финансовыми центрами. В экономической науке на смену методу исследования изолированных рынков пришел анализ общего равновесия, в рамках которого учитывается взаимосвязь между рынка ми11. Его приложение к анализу взаимоотношений финансовых центров друг с другом позволяет понять некоторые закономерности совместной работы раз личных центров. Более поздние положения сетевой экономики 12 раздвигают границы анализа центров, и разрешают ранжировать и представлять их в каче стве главных финансовых узлов мирового хозяйства.

В финансовых центрах многое определяет информация. Движение фи нансового капитала без должного информационного обеспечения бессмыслен но. Информация – не только основа и жизненная среда, но и исходная база как для формирования привилегий для тех, кто имеет к ней доступ, так и построе ния теории посредничества мегаполисов. Привлечение концепция асимметрич ной информации13 к нашему анализу позволяет углубить понимание способов и направлений распределения финансовых активов. Растет понимание, что в фи нансовых центрах не только нарастают неравномерности и диспропорции, но там также повышается эффективность перераспределения капитала, оптимизи руются многие явления и повышается качество обслуживания, т.е. приходит осознание, что они ответственны за крайне противоречивые и формально несо Данные положения разработаны Россом Старр (Starr R. General Equilibrium Theory: An In troduction. – US: Academic Press, 1989. – 351 p.) и Кеннетом Эрроу (Р. 1921 г.) в 1972 г. По следний совместно с Джоном Хиксом получили Нобелевскую премию (в то время К. Эрроу был самым молодым лауреатом среди экономистов – 51 г.). К. Эрроу после Второй мировой войны был наиболее влиятельной фигурой в неоклассической экономической теории. Его самая заметная работа – «Лимиты организации» (Arrow K.J. The Limits of Organization. – New York: Norton, 1974).

Существуют различные подходы и сферы, к которым обращается сетевая экономика. С по зиции открытости и закрытости систем и развития знаний сетевая экономика рассмотрена в работе: Boyett J.H., Boyett J.T. The Guru Guide to the Knowledge Economy: the Best Ideas for Operating Profitably in a Hyper-competitive World. – N.Y.: John Wiley& Sons, 2001;

информа ционные аспекты рассмотрены в работе: Kelly K. New Rules for the Wired Economy. – N.Y., 1998;

инфраструктурные и «цифровые» перспективы: Tapscott D. The Digital Economy. – US.:

McGraw-Hill, 1996;

общие аспекты сетевой экономики: Nagurney A. Network Economics. An Introduction. – Amherst (MA, US): Unov. of Massachusetts, 2002. – 34 p.

Нобелевскую премию по экономике в 2001 г. «за вклад в анализ рынков с асимметричной информацией» получили Джордж Акерлоф, Майкл Спенс и Джозеф Юджин Стиглиц (Stiglitz J.E. Peer Monitoring and Credit Markets // A Symposium Issue on Imperfect Information and Rural Credit Markets // The World Bank Economic Teview, Vol. 4, No.3, September 1990. – 351-366;

Stiglitz J.E. Information and the Change in the Paradigm in Economics // Nobelprize.org. – 2001. – http://www.nobelprize.org/nobel_prizes/economics/laureates/2001/stiglitz-lecture.html;

Stigler G.J. The Economics of Information // Journal of Political Economy. – 1961. – № 3 (69). – Р. 213-225;

Spence M. Job Market Signaling // Quarterly Journal of Economics (The MIT Press). – 1973. – № 3 (87). – Р. 355-374).

вместимые процессы. Тем не менее, в теории достаточно простые и надежные условия компенсации диспропорциональности находятся еще на стадии только предположений, поэтому механизмы, способные справиться с нарастающими финансово-информационными перекосами, еще не созданы. На практике аль тернативным методом выравнивания и устранения перегревов являются кризи сы14. Они периодически снимали и продолжают снимать определенные напря жения путем ликвидации части финансовых активов и устранения структурных перекосов. В этом же направлении действует и перекачка через государствен ные каналы общественного богатства в пользу финансового сектора, которая проходит под знаками финансовой помощи и инфляционного акселератора экономического роста.

В экономической науке значительно усилился акцент на стратегическое и текущее поведение. В результате получили развитие теория поведенческих фи нансов15 и теория поведенческой экономики 16, использование которых позволя ет углубить понимание механизма функционирования финансовых центров с социальных, культурных и психологических позиций. Финансовые агенты пы таются не только предвидеть ответ других агентов на свои действия, но и ак тивно воздействовать на окружающую среду. С этой целью они переходят к формированию финансовой и кредитной политики, а также культуры 17. В ре зультате возрастает роль транснациональных банков в решении культурологи ческих проблем, в частности в формировании и продвижении массовой универ сальной кредитной культуры 18. С ростом понимания стратегии поведения, рас См.: Ключников И.К., Молчанова О.А. Финансовые кризисы: теория, история и современ ность. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2011. – 258 с.

Sewell M. Behavioural Finance // University of Cambridge Revue, February 2007 (revised April 2010). – 13 p.

По вопросу соотношения теорий поведенческих финансов и поведенческой экономики су ществует два противоположных подхода. Согласно первому и более устоявшемуся, первая является составной частью второй. Поведенческая экономика связана с именем Адама Смита (Теория нравственных чувств – The Theory of Moral Sentiments, Смит А. Теория нравствен ных чувств. – М.: Республика, 1997. – 351 с). В XX в. неоклассическая школа включила в предмет анализа вопросы психологии, а в последней четверти прошлого века произошло формирование поведенческой теория. Позиция приверженцев самостоятельности теории по веденческих финансов строится на том, что по своему значению теория финансового по средничества неразрывно связана с вопросами поведения и психологии финансовых агентов.

Что же касается вопросов рыночных трендов, финансовой конфиденциальности, чрезмерно го оптимизма и пессимизма инвесторов, кредиторов и заемщиков, стресса биржевых игроков и т.п., то они всегда были в центре изучения теории кредита и финансов. Важным аспектом поведенческих финансов является технический анализ, который при изучении финансового рынка позволил расширить применение математического аппарата.

См.: Ключников И.К., Молчанова О.А. Кредитная культура: теория и история. – СПб.:

Изд-во СПбГУЭФ, 2011.

Вопросы развития транснациональными банками кредитной культуры проработаны в сле дующих книгах: Ключников О.И. Транснациональные банки в глобальной экономике. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2009. – С. 53-58 (192 с.) (раздел: Транснациональные банки в сис теме кредитной культуры глобального хозяйства);

Ключников И.К., Молчанова О.А., Ключ ников О.И. Кредит и банки. – М.: Финансы и статистика, 2007. – С. 167-172 (176 с.) (Раздел:

Кредитная культура).

ширяется интерес к учету текущих изменений. В основе последних находятся, наряду с экономическими обстоятельствами, общее состояние, в частности пси хология людей принимающих решения 19. Эмоции наиболее зримо определяют биржевое поведение: ажиотажи, паники, следование за лидером – ежедневно воздействуют на рынок и от них во многом зависит его текущее состояние.

И, наконец, двумя новыми и чрезвычайно важными достижениями эко номической мысли, применение которых позволяет углубить понимание фи нансовых центров, являются переосмысление роли институтов и уточнение по зиций финансовых посредников. По сути, это два основных направления изу чения структурной основы центров – институциональный и посреднический.

Способ построения институтов, выбранные структуры и установленные, в том числе законодательством, сети могут влиять на эффективность распределения финансового капитала, усиливать его притяжение или, напротив, отталкивать.

Финансовые центры отличаются развитой структурой финансовых и инфра структурных учреждений. Финансовое посредничество – сердце финансовых центров;

поэтому учет положений данной теории и попытки ввести в оборот новые подходы, предпринятые в книге, необходимы для построения общей кар тины их функционирования.

Типичная креативная среда, которая во многом создала феномен финан сового центра, не слабо поддается анализу со стороны только одной экономи ческой науки. Поэтому широко привлекаются достижения смежных дисциплин.

Особое внимание уделяется достижениям теории культурного капитала, если рассматривать его в широком смысле как материальные достояния, воплощен ное в архитектуре, живописи, а также музыке, театре и многом другом, так и интеллектуальные и образовательные завоевания. Они являются свидетельст вами культурного богатства городов. Нередко в первую очередь именно оно привлекает профессионалов и предоставляет простор для креативного поиска и предпринимательской инициативы и его определяющая сила не меньшая, чем непосредственно наличие многообразных сочленений финансового капитала и его институтов. В финансовых центрах формируется своеобразная среда «орга низационного знания». В ней реализуются многие привилегии, стремление по лучить которые во многом формирует центростремительные силы капитала и адресует его в столицы капитала. Продолжением данной проблематики служат исследования, направленные на выяснения роли интуиции и особого предпри нимательского «чутья» в финансовых центрах, значение и учетом которых, не смотря на явные успехи построения цифровых рядов, моделирования и финан совой аналитики, возрастает20. Важные элементы гибкости столиц капитала за ложены не столько в подвижности и эластичности самого капитала, сколько в креативности и персонификации его окружения, подсознательности и интуи тивности принятия решений. Что касается финансовых институтов и государст Ключников И.К., Молчанова О.А., Ключников О.И. Психология кредита: межсистемный анализ. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2006. – 85 с.

Patterson A., Quinn L., Baron S. The power of intuitive thinking: a devalued heuristic of strategic marketing // Journal of Strategic Marketing, Vol. 20, No.1, February 2012. – Р. 35-44.

венной политики, то их инерционные способности позволяют сдерживать и от части выступать в качестве противовесов поспешным и необдуманным поступ кам. Концептуальные подходы к пониманию системы «инновации – консерва тизм» позволяют найти новые направления анализа деятельности финансовых центров.

Итак, в центре внимания – финансовое посредничество. В книге специ ально не ставилась задача по моделированию финансовых центров и формали зованного описания посреднической их миссии. Однако, по замыслу авторов, проведенный анализ подготавливает к последующему решению данной задачи.

С этой целью предлагается разбор экзогенных и эндогенных факторов, влияю щих на развитие как отдельных институтов, так и финансовых центров. Подго товлен материал, необходимый для перехода к моделированию ценообразова ния в финансовых центрах, математическому описанию организационных структур столиц капитала и механизмов их взаимодействий. Поэтому в завер шении анализа работы финансовых центров проводится формализация основ ных условий их работы.

В книге предлагается классификация финансового посредничества, а также внешних факторов, воздействующих на его развитие. Предложенная ие рархическая структура подходов и рецептов предназначена для лучшего пони мания того, как на макроэкономическом уровне отражаются взаимодействия, которые наблюдаются внутри финансовых центров. В этом же направлении действует изучение отношений между центрами. С этой целью привлекаются данные по внешним отношениям с учетом положений сетевой экономики, что позволяет лучше понять механизмы «совместной работы» финансовых центров.


Дело в том, что сформировалось, по сути, два типа сетей: сеть мировых финан совых центров и сети национальных финансовых центров, каждая из которых действуют по своим законам, но между ними постоянно появляются точки со прикосновения и нарастают взаимодействия.

Стало уже аксиомой, что популярность рыночных воззрений на развитие экономики испытывает своего рода циклы, изменяясь под влиянием общих хо зяйственной конъюнктуры и развития экономической мысли 21. В условиях бо лее высокого экономического роста в научной литературе, как привило, усили вается кампания против государственных механизмов ускорения и антицикли ческого управления. И, соответственно, резко возрастает тяга к классической оценке рыночной системы как наиболее эффективном саморегулирующемся и не нуждающемся в государственных интервенциях типе хозяйственной органи зации. И, напротив, при очередном обострении противоречий и провалах в раз витии ученые вновь и вновь обращаются к кейнсианскому теоретическому на следию, ищут в нем пути выхода из тупиков развития и способы преодоления кризиса. Переходы от увлечения государственным дирижерством хозяйства к Сорок шесть лет назад сотрудник Института мировой экономики и международных отно шений, а ныне профессор Московского государственного университета Валентин Маркович Усоскин весьма удачно подметил циклическую популярность кейнсианского теоретического анализа (Усоскин В.М. Теория денег. – М.: Мысль, 1976. – С. 176).

запуску его в свободное плавание вообще-то закономерны. Они вполне вклады ваются в понятие «экономический цикл» и отражают ход развития хозяйства и его текущие потребности.

Однако последний Глобальный финансовый кризис стал чем-то вроде ис ключения из правил. С одной стороны, как и всегда, был провозглашен кризис системы дерегулирования, основанной преимущественно на неомонетарист ской теории. Новые рыночные реалии не привели к возрождению и доминиро ванию кейнсианских доктрин государственных интервенций. Хотя на поверку упор делался именно на них – общим стала кредитная помощь финансовому сектору. Её эпицентром стала Федеральная резервная система США. По неко торым оценкам, в наиболее острую фазу кризиса (2007–2009 гг.) она оказала финансовой помощи отечественному и зарубежному банковскому сектору на сумму в 9 трлн долл.22 Тем не менее, в среде финансистов сохранялась оппози ция к государственному вмешательству и при первых же возможностях веду щие банки США освобождались от чрезмерной государственной опеки, которая сопровождала государственные кредиты. К 2012 г. путем возврата кредитной помощи практически все транснациональные банки США восстановили свою независимость. Более того, реальностью стала перестройка общей финансовой архитектуры. Соответственно в экономической науке рыночные теории не ус тупили пальму первенства государственным, в них несколько изменился ракурс исследования – было допущено кратковременное государственное вмешатель ство в экономику, что, по сути, отражало требования и функцию центрального банка – кредитора последней инстанции. Поэтому приложение теоретических изысканий к финансовым центрам проводится с учетом нового соотношения сил между «рыночниками» и «государственниками», а также расширительного толкования рыночного направления.

В работе за теоретическую основу принимается макроэкономическая мо дель общеэкономических отношений Роджера Гаррисона, 23 которая построена на основе работ Людвига вон Мизеса 24, Фридрих фон Хайека 25 и Мюррей Рот барда26, т.е. в качестве базовой платформы выбрана австрийская экономическая школа, но с учетом более известных достижений монетаристов (последователей Adalid R., Detken C. 2007, Liquidity Shocks and Asset Price Boom/Bust Cycles. European Cen tral Bank working paper number 732, August 29, 2010.

Garrison R.W. Austrian Macroeconomics. A Diagrammatical Exposition. Studies in Economics No. 5. Menlo Park (California, US). : Institute for Humane Studies, 1978. – 40 p.

Mises L. Human Action: A Treatise on Economics. 3rd revised ed.- Chicago: Henry Regnery Co., 1966. – P. 538-586;

Mises L. The Theory of Money and Credit. Ttrans. by H. E. Batson. – New Haven: Yale University Press, 1953. – P. 339-66;

Mises L. Money, Inflation and the Trade Cycle:

Three Theoretical Studies. Trans. By Bettina Bien Greaves, ed. by Percy T. Greaves Jr. – Un published papers, 1923, 1928, and 1931. – The Ludwig von Mises Institute.

Hayek F. Prices and Production. – New York: Augustus M. Kelley, 1967;

Hayek F. Monetary Theory and the Trade Cycle. Trans. by N. Kaldor and H. M. Croome. – New York: Augustus M. Kelley, 1966.

Rothbard M. N. Man, Economy, and State: A Treatise on Economics. 2 vols. – Los Angeles:

Nash Publishing Co., 1970. – Р. 850-881;

Rothbard M. N. America's Great Depression. – Los An geles: Nash Publishing Co., 1972. – P. 11-38.

Милтонна Фридмана). Тем не менее, по возможности, достаточно полно учи тываются основные подходы неокейнсианского денежно-кредитного регулиро вания циклов и экономического роста, а также неоклассическая экономическая теория.

Основные параметры и механизмы функционирования финансовых цен тров, которые раскрыты в книге, свидетельствуют об ориентирах их развития и условиях, при которых капитал достигает необходимых привилегий. Основные лексические и понятийные конструкции, естественно, построены с учетом ин тересов, знаний и установок автора. Тем не менее, насколько возможно было, принимались усилия по минимизации субъективных подходов и оценок. И, еще одно важное дополнение, – предложенный набор фактов и теоретических рас суждений позволяет отойти от статического и агрегатного к процессному и ди намичному видению посредничества финансовых центров.

Нередко представители классической экономической школы современ ный либерализм представляют в качестве элитной экономической науки, не достаточно популярной у широкой общественности и вынуждающей каждый раз заново находить себя в новых поколениях. Другая сторона неолиберализма нередко отражается как социализм для богатых. С позиции классической эко номической науки неолиберализм не имеет ничего либерального для остальной части населения. Тем не менее, либерализм нередко завоевывал популярность у правящей элиты и получал такие названия, как Рейганомика (по имени прези дента США Рональда Рейгана, который провозгласил неолиберализм в качестве своей экономической платформы) и Тэтчеризм (премьер-министр Великобри тании Маргарет Тэтчер строила свою экономическую политику на базе эконо мического индивидуализма) либо экономики Laissez Faire или Дональда Трам па27 (поскольку с позиции противников неолиберализма последний возводил индивидуализм в ранг решающего фактора и, якобы, сводил его к интересам небольшого числа богачей28).

1 апреля 1947 г. тридцать пять рыночно-ориентированных экономистов, политологов, философов и журналистов встретились в Швейцарских Альпах на курорте Монте Питерин. Их собрал Хайек для того, чтобы учредить общество классических либералов, преданных свободе и способных защищать ее прин ципы. Среди собравшихся были Милтон Фридман, Флойд Артур Харпер 29, Людвиг вон Мизез, Хэнри Хазлитт, Франк Найт, Михаэл Полани, Карл Поп Дональд Джон Трамп – финансист и во втором поколении строительный магнат, родился в 1946 г., известен своим индивидуализмом и экстравагантным поведением, вел собственную телевизионную передачу Фактически неолибералы никогда не сводили индивидуализм к интересам небольшой наи более богатой группы населения, как это пытаются иногда показать их противники (The Encyclopedia of Libertarianism. Ed. Hamowy R. 2-d ed. – Wash.: Cato Institute, 2008. – 623 p.).

1905–1973 гг. – академик, экономист и писатель, известен как основатель Института гума нитарных исследований (Institute for Humane Studies) в 1961 г.в Менло Парк (Калифорния, США) – классическая либеральная организация «для поддержки достижений свободного общества». В 1985 г. Институт переехал в Вашингтон (Арлингтон, Виржиния). В 2010 г.

Институт запустил сайт служащий образовательным целям неолиберализма (http://www.learnliberty.org/).

пер30, Леонард Рид, Лионел Роббинс 31, Вильгельм Ропке 32 и Джордж Стиглер33, многие из которых в дальнейшем стали нобелевскими лауреатами и «иконами»

либерализм34. Открыл собрание американский экономист, швейцарского про исхождения Уильям Раппард В последние годы развертывается дискуссия о взаимодействии двух мо делей организации финансового бизнеса: Западной, основанной на индивидуа лизме, и Восточной (этнической, клановой, мусульманской) 36, основанной на коллективизме37. В последнем случае понимается не коллективизм, который определяет работу в мировых финансовых центрах, а особый клановый, родо вой, религиозный, этнический.

За последние два десятилетия в мусульманском мире появился целый ряд финансовых центров: Абу-Даби (48 место в рейтинге ведущих финансовых центров), Бахрейн (57 место), Дебаи (29 место), Катар (38 место), Куала Лумпур (35 место), Стамбул (61 место), Джакарта (62 место). Однако механизм их деятельности не отходит от западной модели бизнеса, но включает лишь 1902–1994 гг. – австрийский и британский философ и социолог, профессор Лондонской школы экономики, решал философские проблемы демократии, отрицал псевдонаучный ис торический материализм Карла Маркса, находился на позициях социального либерализма.

Die Methodenfrage der Denkpsychologie" (The question of method in cognitive psychology). 1890–1984 гг. – выпускник Лондонской школы экономики. Теоретические взгляды скла дывались под влиянием австрийской школы. Основные работы: The great depression, L., 1934;


Economic planning and international order, L., 1937;

The theory of economic policy in English classical political economy, L., 1961;

Politics and economics, L., 1963;

The evolution of modern economic theory and other papers on the history of economic thought, L., 1970.

1899–1966 гг. – наиболее влиятельный европейский экономист австрийской школы, был уволен из университета Гитлером, переехал в Турцию, а потом в Женеву – Высший институт международных исследований, основателем которого был Уильям Раппард.

1911–1991 гг. – лауреат Нобелевской премии 1982 г. «за новаторские исследования про мышленных структур, функционирования рынков, причин и результатов государственного регулирования», совместно с Милтоном Фридманом был лидером Чикагской школы эконо мики. Основные работы: Теория цены (The Theory of Price, 1946), Теория олигополии (A Theory of Oligopoly, 1964), Очерки по истории экономической теории (Essays in the History of Economics, 1965).

Ebeling R.E. William E. Rappard: An International Man In An Age Of Nationalism // The Foun dation for Economic Education // The Freeman, Vol. 50, No. 1, January 2000 // http://www.ilw.com/articles/2008,0819-ebeling.shtm 1883–1958 гг., один из основателей Высшего института международных исследований в Женеве.

См.: Ключников И.К., Молчанова О.А. Кредитная культура. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2011.

В 2005 г. Британская корпорация ББС подготовила специальную программу с претензион ным названием «Исламский банкинг становится мейнстримом». Авторы утверждали, что в Великобритании вскоре ведущие банки Лондонского сити примут исламские законы ведения бизнеса, поскольку растет рынок исламских финансовых услуг в стране (Islamic banking 'goes mainstream' // BBC News, 15 February, 2005, 10:48 // http://news.bbc.co.uk/2/hi/4264939.stm). С целью изучения и продвижения исламского банковского и страхового дела в Великобрита нии в 1990 г. был учрежден Institute of Islamic Banking and Insurance (http://www.islamic banking.com).

элементы восточной модели 38. Признанным лидером исламских финансов явля ется Куала-Лумпур39. Однако активность центра еще недостаточно высокая для конкуренции на равных с общепринятыми столицами 40. К тому же, в самой ма лазийской финансовой столице по шариатским законам обращается меньшая часть капитала – бизнес предпочитает традиционные отношения 41. Согласно оценке Ernst & Young, в 2012 г. совокупные исламские финансовые активы со ставляют 812 млрд евро 42, что представляет собой достаточно скромную сумму по сравнению с мировыми финансовыми активами.

Итак, автор при характеристике столиц капитала применил методологию индивидуализма, но с учетом коллективного поведения участников городских финансовых рынков. Данное противоречивое единство (индивидуализм и кол лективизм финансового посредничества) достигается только в рамках финансо вых центров. Оно вытекает их самой их сущности, в результате сосредоточения и взаимодействия друг с другом различных учреждений. Индивидуализм выра жен в постоянной конкуренции, которая разворачивается, с одной стороны, ме жду играками рынка, а с другой стороны, между самими рынками и центрами.

В данном случае уровни индивидуализма совершенно разные. В первом случае наблюдается «первичный» индивидуализм финансового института, во втором – «вторичный» индивидуализм каждого центра по отношению к другому центру.

Но в любом случае индивидуализм определяет развитие, в нем заложена твор ческая конкурирующая инициативность – участвует в выборе и направляет движение капитала, т.е. «руководит» финансовыми центрами Западного образ ца. Коллективизм связан с кооперацией капитала, его многочисленными пере ходами и превращениями, и также как и конкуренция, наглядно проявляется в работе финансовых центров. Он участвует в их коллективном посредничестве, когда не один конкретный институт опосредует движение капитала, а только в их совокупности можно достичь оптимальных для всех сторон сделки резуль татов. Поэтому в рамках финансовых центров сосредоточены самые различные Первым межправительственным учреждением, учрежденным с учетом Шариата, был Ис ламский банк развития, учрежденный в 1975 г.

В Куала-Лумпур осуществляется 54 % эмиссии исламских ценных бумаг (Искаков С. Ми ровой рынок исламских ценных бумаг сукук // Исламские финансы и бизнес в России // http://islamic-finance.ru/board/2-1-0-26) и свыше 20% банковских активов по исламским пра вилам. В Иране сосредоточено 40% активов 100 ведущих исламских банков (235 млрд долл.).

Крупнейший исламский банк – Bank Melin Iran имеет активы в размере 45,5 млрд долл., сле дующий банк – Al Rajhi Bank (Саудовская Аравия) – 39,7 мдрд долл. Потенциальный бан ковский рынок для исламского бизнеса оценивается в 4 трлн долл.

(http://www.payvand.com/news/09/nov/1122.h) В 2002 г. в Куала-Лумпуре (Малайзия) была учреждена международная организация The Islamic Financial Services Board (IFSB), которая объединила 187 членов и 53 регуляторов фи нансового рынка из 43 стран (март 2012 г.) (http://www.ifsb.org/background.php).

Малазийская фондовая биржа действует по западным стандартам. В Малайзии действует не менее 500 банков, работающих по шариатским законам. В то время как в большинстве арабских стран биржи работают по западным стандартам.

Ernst & Young об экономических перспективах «стран арабской весны» // RFI. 22 Ноябрь 2011 // http://www.russian.rfi.fr/v-mire/20111122-ernst-young-ob-ekonomicheskikh-perspektivakh stran-arabskoi-vesny институты. Они действуют сообща, хотя и постоянно конкурируют друг с дру гом. И в таком механизме заложены особенности и преимущества центров – реализуется эффект от взаимодействия коллектива соперников, когда каждое учреждение действует самостоятельно, но максимально использует преимуще ства коллективной работы.

Срез финансового хозяйства крупных городов представлен не столько в статике и предметности, сколько в динамике и духовности – в потоке предмет ных и человеческих составляющих. Только в живом взаимодействии учрежде ний, инструментов, капиталов и людей, их мотивов и интересов раскрывается содержание, истинные глубины и широта финансовых центров, а также пер спективы их перехода в новые состояния. Существует несколько измерений финансовых центров, которые представлены в книге – территориальное, вре менное, институциональное и поведенческое. Каждое из них отражает свои специфические особенности и свойства, а все вместе служат делу разработки теории развития финансовых центров.

ГЛАВА 2. ЭВОЛЮЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И ЛОГИКА РАЗВИТИЯ ФИНАНСОВЫХ ЦЕНТРОВ Основные подходы к финансовым центрам С идеологических перспектив подход к финансовым центрам сделан с по зиции либиртарианства. Свободная рыночная экономика в качестве точки от счета выбрана не случайно. Она определяется самим ходом развития столиц капитала и представляет собой высшую форму их существования и выраже ния43. Однако предложенный ракурс далек от догматического упрощения. Не смотря на общий положительный рыночный настрой, в эволюции финансовых центров отсутствовала безоблачность. Напротив их развитие определяли борь ба, постоянное противоборство энтропии и выживания, периодическое сверты вание почти до отрицания прерывалось расцветом (начало прошлого и этого Выбор в пользу либертарианства и основного труда теории свободного рынка «Human Ac tion. A Treatise on Economics» Людвига вон Мизеза (1881–1973 гг.) был сделан не случайно.

Рыночные положения были достаточно популярны на заре становления финансовых центров, и корнями уходили к классикам экономической науки. Более четко антипатия к государству и, вместе с тем, подход к банкам с поведенческих позиций отмечены были еще раньше. Он нашел выражение еще у Дестата де Трейса (1754–1836 гг.), а в дальнейшем был закреплено Менгером (1840–1921 гг.) и окончательно обосновано Мизисом. Ранний антагонизм ко все му, что было связано с государством, позднее был заменен на сдержанную антипатию к пра вительственным ограничениям рыночных свобод. Трейси оказал большое влияние на Пре зидента США Томаса Джефферсона (1743–1826 гг.). Как раз во времена его президентства (1801–1809 гг.) закладывались предпосылки для формирования финансового лидерства Нью Йорка. Не последнюю роль в идеологическом обосновании независимости нью-йоркских банкиров, что было одним из условий их роста до учреждения Федеральной резервной сис темы США (1914 г.), сыграли основные положения Трейси. См.: Terrell T.D. The Economics of Destutt De Trace // A Treatise on Political Economy (First ed. 1817). – Auburn (Alabama, US):

The Ludwing von Mises Institute. – 2009. – P. i. Австрийская экономическая школа ставит Трейси у истоков индивидуализма и экономических свобод.

века отмечены небывалым всплеском развития столиц капитала). Опора только на самоорганизацию и предположения о самодостаточности свободной конку ренции и рыночных сил в пройденном ими пути является мифом. Государство и все общество включило их в орбиту своих интересов. Ни на минуту не прекра щался надзор за финансовыми лидерами – ведущими банкирами, биржевиками, финансистами, также как и крупнейшими институтами и городами.

Финансовые центры можно рассматривать с позиции разных экономиче ских школ. Дело в том, что ни одна экономическая теория и школа проблему столиц капитала даже не поставила в центр и не выдвинула в качестве даже од ного из объектов своего анализа, требующего самостоятельного осмысления. И это, вероятно, было связано, по меньшей мере, с двумя обстоятельствами: эко номическая наука только приступила к дальнейшей дифференциации своих знаний в региональном направлении, а территориальный аспект приложения финансовой науки вообще остался за ее бортом. Но в последнее время теория региона заметно утратила популярность, свойственную ей в конце прошлого века, и в региональной экономике стали преобладать прикладные исследования.

Что же касается общей экономической теории, то она продолжала изучение привычных тем – стоимость, цена, деньги, капитал, финансовое посредничест во, институты и так и не смогла связать их с проблемами географического рас пределения капитала, а также концентрации и совместной работы его институ тов в узловых точках. Точнее для определения основных категорий и дальней шего углубления их понимания еще не наступило время к переходу к частному анализу. Однако «частный» анализ финансовых центров, превращался, по своей сути, в обобщающий. Он стал вполне универсальным, поскольку столицы капи тала служили своеобразным экономическим космосом со своими «планетами»

и «звездами». Кроме того, финансовые центры только в самом конце прошлого века получили мощный импульс развития, и им еще предстоит завоевать попу лярность у основных экономических школ. К тому же сама сложность предме та, в котором экономические проблемы самым непосредственным образом свя заны и переплелись с неэкономическими, затрудняют переход к разработке теории финансовых центров.

Однако целый ряд вопросов развития рыночных и государственных сил, финансовых институтов, денег и капитала, безусловно, относится к выбранной нами теме. Теория Кейнса определила задачи, которые решало государство. В центре ее внимания были поставлены денежно-кредитные вопросы. Для финан совых центров они являются основными. С 1970–1980-х гг. кейнсианство пере живало кризис. В последней трети прошлого века предложенный набор мер ре гулирования цикла оказался недееспособным. Но наиболее наглядно несостоя тельность кейнсианского подхода регулирования циклов проявилась в ходе со временного финансового кризиса. Особенно заметной критикой кейнсианство (в частности, денежно-кредитной теории) подверглось со стороны марксизма С позиции марксизма кризис кейнсианской теории, в частности, достаточно полно рас смотрен в следующей работе: Pilling G. The Crisis of Keynesian Economics. A Marxist View.

(First Ed. 1987. Croom Helm). – US.: Chris Clayton. – 2007. Кроме того, существует достаточно большое число доперестроечных работ, в которых данная проблематика анализируется с по зиции «советского» марксизма.

и австрийской экономической школы. Тем не менее, разбор отдельных его дос тижений позволяет углубить понимание механизмов функционирования фи нансовых центров Основные этапы Несмотря на то, что в литературе кризис 1929–1933 гг. освещен достаточ но полно, интерес к нему никогда не ослабевал. Традиционно Великая депрес сия рассматривалась под углом зрения кризиса классической экономической теории и утверждения кейнсианства. Однако в 1950–1960-х гг. основные посту латы концепции государственного регулирования через кредитную экспансию подверглись критике со стороны монетаризма (Фридман45) и набиравшей силу австрийской экономической школы (Мизес, Хайек, Ротбард). Но критика по ступала и с других сторон – неокейнсианства и институционализма, что на глядно было продемонстрировано в трилогии Дж. Гэлбрейта 46, посвященной анализу послевоенного капитализма47. В ряде случаев он пытался совместить позиции рыночников с желаниями государственного антициклического управ ления. Тогда он обратил внимание на необходимость подстегнуть спрос госу дарством48. В целом до 1960-х гг. в политике преобладало кейнсианство. По этому, когда под влиянием Милтона Фридмана, английский премьер-министр Маргарита Тэтчер49 провела перестройку экономики в направлении дерегули рования финансового сектора (реформа «Биг Бэнд»), был сделан своеобразный вызов старой концепции экономического роста. Перестройка позволила Лондо ну занять лидирующие позиции на финансовом рынке 50. Поэтому уместно свя зать имя Тэтчер с возрождением финансового могущества Лондона и успеш ным практическим применением либеральных экономических теорий.

Современную эру глобализации и рыночной либерализации можно трак товать как конец традиционной государственности. Однако институциональная, Милтон Фридман (1912–2006 гг.) – американский экономист, лауреат Нобелевской премии 1976 г. С его именем связывают чикагскую экономическую школу. Основные труды, непо средственно связанные с нашей тематикой: Фридман М. Основы монетаризма. – М.: ТЕИС, 2002;

Фридман М. Капитализм и свобода. – М.: Новое издательство, 2006. – 240 с.

Джон Кэннет Гэлбрейт (1908–2006 гг.) известен в основном как нейсианец нового толка и институционалист. С этих позиций он стал ведущим проводником американского либера лизма и в этом плане был связан с австрийской школой. Его книги по экономическим про блемам были бестселлерами с 1950-х гг. вплоть до 2000-х гг. В 1950–1970-е гг. Дж. Гэлбрей та считали самым выдающимся интеллектуалом среди экономистов.

Трилогия была написана в 1952–1967 гг.: American Capitalism (1952), The Affluent Society (1958), The New Industrial State (1967).

Дж. Гэлбрейт, характеризуя экономическую мысль первого послевоенного десятилетия, отмечал, что «ортодоксальным взглядом стала вера в преобладание дефицита спроса, для компенсации которого требовались государственные интервенции» (Galbraith J.K. Economics and the Public Purpose, 1973. – Р. 189) (Stanfield, J. R., Stanfield J. B. John Kenneth Galbraith. – London: Palgrave MacMillan, 2010).

Премьер-министр Великобритании с 1979 по 1990 г. Childs D. Britain since 1945 // А politi cal history (6 ed.). – London: Taylor & Francis, 2006. – Р. 185.

Childs D. Britain since 1945 // А political history (6 ed.). – London: Taylor & Francis, 2006. – Р. 185.

техническая, административная и политическая мощь государства в настоящее время как никогда сильна. Хорошее государство сохраняет свою абсолютную необходимость, что действует как предпосылка, так и условие для успешного экономического роста. Для финансовых центров данные посылы являются ре шающими. Одним из наиболее эффективных путей усиления позиций государ ства является создание финансовых центров и повышения их значения в миро вом хозяйстве. Если в прошлом столицы капитала выступали результатом де нежного, финансового, экономического, политического могущества страны, то позднее финансовые центры все чаще становились ответственными за их реа лизацию. Не результат, а способ экономической и политической власти – ос новное нововведение в назначении финансовых центров. Этим во многом и оп ределяется возросший интерес к ним и, исходя из этого, происходит их вклю чение в орбиту приоритетов государственного строительства. На данную осо бенность развития общества обратил внимание Мировой банк 51. По его мнению, существует две основные стратегии решения новых приоритетов: уси ление «контрольно-командных» элементов в правительстве (разработка про грамм и переход к стимулированию становления или поддержания на должном уровне финансовых центров);

создание альтернатив путем открытия правитель ственной бюрократии для «давления снизу». Последнее позволяет создать бо лее здоровую обстановку между государством и обществом в целом и рынком в частности.

Если следовать логике австрийской экономической школы 52, то финансо вый рынок крупнейших городов представлял собой результат взаимодействия различных сил под воздействием деятельности человека, но ограниченных осо быми городскими территориями. Основной упор делается на слове «человек» – поведение, человеческая активность. Прежде всего, нас интересует результат взаимодействий, определяемый человеческими поступками. Дальнейший ана лиз направлен на раскрытие тех мотивов и интересов, которые привели к выде лению или свертыванию финансовых центров.

Отношения к финансовым центрам Как складывались отношения к финансовым центрам? Каждый раз по разному. Нередко к ним вырабатывались точно такие же подходы, как, скажем, к финансовым учреждениям или городскому пространству или же законам. Од Lessons for the World Bank. – WB Paper No. 30, April 2004.

Американский экономист Bettina Bien Greaves в предисловии к четвертому изданию (1996 г.) книги Мизеса “Human Action” писала: «Вклад Мизеса был очень простым, но вместе с тем исключительно глубоким. Он отметил, что экономика в целом является результатом того, что делают индивиды. Конкретные люди действуют, выбирают, сотрудничают, конкурируют и торгуют друг с другом. В этом отношении Мизес объяснил феномен сложной работы рын ка». Перекладывая данное положение на город, в интересующем нам направлении, четко прослеживаются взаимодействия финансистов, банкиров, брокеров, биржевиков, портфель ных менеджеров, страховщиков, оценщиков, валютчиков, инвесторов, кредиторов и должни ков. Совокупным результатом их деятельности является своеобразная бизнес-среда финансо вых центров.

нако если финансовые учреждения всегда находились под надзором государст ва, то деятельность финансовых центров до сих пор, за небольшим исключени ем, им не регламентировалась. Общим фоном же служило то, что финансовые учреждения и финансовые центры выполняли посреднические функции. Но ес ли для первых они закреплялись, утверждались и даже направлялись государ ством, то для вторых «господином» был рынок. Что же касается городского развития, то оно периодически взбадривалось и нередко ограничивалось, но всегда нормировалось государством. Законы и их исполнение характеризовали государственную волю. Совсем другое дело с финансовыми центрами. Они располагались в городской среде, точнее, выделились из нее, и, следовательно, входили в зону ее ответственности;

законы определяли общую конструкцию и поведение капитала, но не регламентировали его волю и желание к приливу в те или иные города или отливу из них. Тем не менее, финансовые центры не мыслимы без городского пространства, а их становление и развитие предопре делено особыми законами, которые устанавливал рынок;

государство же в од них случаях ускоряло, в других – тормозило или полностью останавливало их действие.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.