авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 13 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ...»

-- [ Страница 10 ] --

Таблица Доля вновь созданной стоимости финансовой сферы в ВВП (%), 1970–2010 гг.

1970 г. 2000 г. 2010 г.

Канада 2,2 3,1 3, Франция 3,5 4,8 4, Германия 3,2 5,7 6, Япония 4,3 5,3 5, Голландия 3,1 5,8 6, Швейцария 9,6 12,8 14, США 4,0 7,1 8, Источник: Scholtens B., Wensveen D. THE THEORY OF FINANCIAL INTERMEDIATION: AN ESSAY ON WHAT IT DOES (NOT) EXPLAIN. – SUERF // The Eu ropean Money and Finance Forum. – Vienna: OECD, 2003. – P. 12: Annual Report OECD. Coun try statistical profile: United States, Canada, France, Germany, Japan, U.K., Switzerland, Nether lands, 2011–2012, 2012.

Устойчивый рост таких внешне полярных явлений, как занятости и вновь созданной стоимости в финансовом секторе, свидетельствует о повышении ее значения в экономической жизни развитых стран. Еще более высокие показате ли данный сектор занял в столицах капитала, которые не только прямо, но и косвенно (обслуживание финансовых посредников и их клиентов, а также слу жащих) стали зависимы от развития финансов.

Уточнения финансовых рынков и кризисов При переходе к финансовым рынкам сразу же возникают вопросы сис темных рисков, т.е. рисков, связанных с финансовой системой, и механизмов их компенсации мировыми центрами. Системные риски неоднородны, впрочем, как и сама система, которая состоит из следующих подсистем: денежный ры нок, рынок капитала, рынок золота, валютный рынок. Правда, возможны и дру гие разграничения системы и комбинации подсистем – соответствующих рын ков;

тогда выделяются, например, фондовый рынок (биржевой и внебиржевой), кредитный (который нередко сводят к банковскому), рынок финансовых кон трактов, рынки золота и валюты и их производных. Однако во всех случаях не изменно присутствует финансовый капитал, и все отталкивается от тех или иных его видов. Они представлены в виде кредитов (банковских, коммерче ских, корпоративных), ценных бумаг (обращаемых на фондовых или специали зированных биржах, таких как фьючерсные и свопные, или обще-товарных, на которых обращаются финансовые инструменты, производные от товаров и дру гих первичных продуктов).

Финансовые кризисы вызваны не столько экономической неэффективно стью и рыночными недостатками вышеперечисленных подсистем, сколько цик лическим характером финансовой сферы и всего хозяйства. Хотя отдельные фа зы цикла, неэффективность и риски нередко сопутствуют друг другу. Неэффек тивность рынка и государственного регулирования служат самым легким объ яснением кризисных проблем финансовых рынков. Однако в основе кризисов финансовых центров находились более глубокие причинно-следственные об стоятельства. Многие из них связаны с тем, что потребление ссудного капитала вошло в противоречие с основными требованиями его движения. Здесь наибо лее заметными являются внешние, и следовательно, более заметные и ощути мые ограничения, которые возникают на его пути. В конечном счете, все сво дится к свободе и ограничениям, которые готовы предоставить финансовые центры. Свобода требует безграничности для движения капитала и максималь ной его ликвидности;

ограничения действуют не столько со стороны конкурен ции, сколько государственного и частномонополистического манипулирования и сдерживания его движения. Постоянно происходит отбор направлений, сфер и форм приложения капитала при ограниченности кредитных и инвестицион ных ресурсов общества и ресурсной базы каждого конкретного финансового учреждения. Для компенсации ограничений, стоящих на пути движения ссуд ного капитала, сформировался механизм манипулирования денежно-кредитны ми и инвестиционными ресурсами и финансовыми учреждениями. В данный механизм входят, с одной стороны, рыночный конкурентный отбор, с другой стороны, контрольные, надзорные, мониторинговые, регулирующие мероприя тия и органы. В ходе циклических колебаний соотношения между двумя вида ми отбора постоянно меняются. На фазе подъема возрастает значение самоор ганизующихся механизмов, на фазе спада и кризиса – государственно-заданных.

В ходе восстановления хозяйства после современного финансового кри зиса, стали вырисовываться контуры будущих кредитных, биржевых, страхо вых, деривативных хозяйств. Их очертания определялись, с одной стороны, масштабами транснациональных финансовых институтов, глобализацией ссуд ного капитала, деятельностью мировых финансовых центров, распространени ем новых финансовых инструментов. С другой стороны, фондовые отношения перерастали биржи и проникали в широкие слои населения, в биржевое обра щение включались производные финансовые контракты, нарастало проникно вение кредита и биржевой активности не только в хозяйство, но и быт. Нако нец, ускоренными темпами рос внебиржевой финансовый рынок, регулирова ние которого запаздывало. Во многих отношениях данный рынок был захвачен транснациональными банками, фондами, страховыми и инвестиционными ком паниями и сфокусирован на решение их задач. Основные участники рынка в конкурентных схватках утратили специализацию и стали универсальными фи нансовыми учреждениями. Банки и страховые компании владели обширной розничной сетью, способной освоить непосредственно примыкавшие к расчет но-кредитным и страховым операциям сделки, чем и не преминули воспользо ваться.

Вводные замечания к вопросу формирования на финансовом рынке узловых точек Мировые финансовые центры – надстройка и над финансовым и, тем бо лее, материальным мировым хозяйством. Но надстройка особого рода и для этого имеются все основания. Во-первых, исторически финансовое хозяйство появилось позднее материального хозяйства, является вторичным по отноше нию к последнему и для его возведения требуется достаточно развитый эконо мический фундамент. Во-вторых, как только возникло финансовое хозяйство, появились особые его разделы, которые выделись на общем фоне и служила уз лами притяжения капитала. В-третьих, финансовые центры стали одной из форм развития финансового хозяйства, в свою очередь финансовое хозяйство представляло собой форму развития финансового капитала, который отпочко вался от промышленного и торгового капитала. В-четвертых, субъективное и объективное в финансовых центрах, финансовом хозяйстве и материальном хо зяйстве проявляются по-разному. Финансовый капитал в большей мере, чем промышленный, подчиняется субъективным обстоятельствам, которые во мно гом составляют основу его развития;

в то время как промышленный капитал в значительной части подчиняется объективным процессам. В-пятых, прямым ре зультатом функционирования материально-экономического хозяйства является материальное богатство, а непосредственно финансового – фиктивное богатст во. В-шестых, если материальное хозяйство всегда национально обособлено, то финансовое, даже в случае с финансовыми центрами, имеет межтерриториаль ное распространение, хотя основные импульсы посылаются из штаб-квартир, направляющих движение капитала, расположенных в определенных городах.

Такие основные различия представлены для того, чтобы точнее опреде лить и разграничить общеэкономические и финансовые кризисные процессы.

Тем не менее, необходимо иметь в виду, что данные разграничения достаточно условны и имеется масса точек соприкосновения и перехода материально экономического и финансового, фиктивного и реального богатства, финансово надстроечного и экономически-базисного. В реальной жизни не всегда легко устанавливаются барьеры между ними. Поэтому все четкие определения и ха рактеристики, относящиеся к финансовым центрам и циклам, которые можно найти в книге, весьма условны. Автор сознает, что они возможны лишь при не которых ограничениях, а порой и элиминировании нечетких, полу размытых, но так свойственных жизни процессов и явлений. Решение основной задачи книги заключается в предоставлении ключевых закономерностей и противоре чий, повлиявших на представления ученых о финансовых центрах и антицик лическом регулировании финансовой сферы.

Финансовый рынок представляет собой определенную систему отноше ний и институтов, в то время как финансовое хозяйство это более общая кате гория, охватывающая не только соответствующие отношения и институты, но и механизмы их функционирования (как экономические, так и не экономиче ские)321.

Наша цель – показать развитие финансового рынка в крупном городе и провести, по сути, политэкономическое исследование циклического его разви тия, т.е. совместить и продолжить анализ финансовых центров и финансовых рынков с циклами с позиции и экономики, и политики. Необходимо, однако, предварительно уточнить ряд ранее поставленных и частично уже рассмотрен ных вопросов. Первая группа вопросов связана с выяснением особенностей территориального распределения финансового рынка. Вторая – выделением на рынке финансовых центров. Для ответа на поставленные вопросы нам предсто ит вычленить на финансовом рынке два полярных явления: первое – наиболее передовую часть рынка с биржами во главе, а второе – понять причины его прикрепления к особым местам. При таком подходе перед нами возникают, как бы, два явления, которые необходимо рассмотреть в первую очередь.

Первое – географическая карта распределения финансового капитала и ее изменение во времени. Второе – выделение узловых пунктов дислокации фи По вопросам соотношения денежного и кредитного хозяйства, денежного, кредитного и финансового механизма, денежного и кредитного рынка, рынка ссудных капиталов, денег, кредита и ссудного капитала см.: Ключников И.К., Молчанова А.Н. Кредитный механизм транснациональных корпораций. – М.: Финансы и статистика, 1986. – 175 с.;

Молчанова О.А.

Кредитный механизм социалистического общества (Политэкономический аспект). – Ленин град: Изд-во ЛГУ, 1987. – 136 с.;

Ключников О.И., Молчанова О.А. Денежное хозяйство: ис тория и закономерности. – СПб.: СПбГУЭФ, 2009;

Ключников И.К., Молчанова О.А. Кре дитное хозяйство, кредитная культура и кредитный быт Санкт-Петербурга, 1960–1914 гг. // Кредитная культура: сущность, закономерности, формы. – СПб.: СПбГУЭФ, 2011.

нансового капитала в виде территориального распределения его институтов.

Каждое из этих явлений характеризует определенность движения капитала (включая с институциональных позиций), но их назначение, структуру и по следствия принципиально различны.

Основы манипулирования Ранее были рассмотрены некоторые аспекты манипулирования на финан совом рынке, в основном связанные с ценовыми и инфляционными факторами, а также было определено воздействие манипуляций на финансовые центры.

Для настоящего анализа данную проблематику необходимо расширить и обра титься к объективным и субъективным основам развития финансовых рынков в крупных городах.

Объективные основы развития финансового рынка. Первоначально кре дитные, фондовые, валютные и страховые рынки строились на базе объектив ных потребностей хозяйственной жизни, то есть вытекали из практических нужд хозяйственной жизни. Они необходимы были для кредитования промыш ленности и торговли, валютного обмена в международной торговле, инвестиро вания в акции и облигации, страхования коммерции, недвижимости, жизни.

Финансовые рынки были порождены требованиями производства, обращения, распределения и потребления. Первым появился кредит. Он участвовал в пере распределении орудий производства и семян для посевной, организовывал обо рот товаров, предоставлял деньги для содержания войск с целью захвата новых территорий. Позднее кредит был связан с кругооборотом капитала – его стрем лением к непрерывности и перерывами, связанными с созданием производст венных запасов, сезонностью производства, временем необходимым для реали зации товаров. Одновременно получили развитие и другие составляющие фи нансового рынка. В основе валютных и страховых рынков также были хозяйст венные потребности Субъективные основы развития. Если смотреть с других позиций и, пре жде всего, социальной психологии, то можно заметить и другие причинно следственные связи становления отдельных составляющих финансового рынка.

С позиций сторонников психологических крайностей, если значительно все уп ростить, то современный кредит базируется на таком чисто феномене как стремлении к лучшей жизни (к развитию, расширению производства, экономи ческому росту, более полному удовлетворению потребностей, богатству и т.п.).

Иногда данное стремление интерпретируют как жадность (что, однако не озна чает отсутствие экономических основ развития кредита). Ряд учений признают за жадностью основу общественного прогресса. В таком случае одни находят в жадности основу для стремления к лучшей жизни, и на этой основе ее совер шенствования. Другие – обогащение не знающее границ. Использование креди та для культурно-хозяйственного развития становится движущей силой обще ственного прогресса.

Другая крайность субъективного подхода основана на анализе поведения человека, из которого выводится возможность и необходимость возникновения кредита. В частности, долгое время, начиная от античных времен, многие ис следователи настаивали на необходимости развития добродетели у кредитода теля. По их мнению, на ее основе должна происходить передача на определен ное время собственности (ссуды) в руки тех, кому она необходима и кто может более эффективно ее использовать.

Однако в реальной жизни субъективные основы базируются на трудно опреде ляемой золотой середине между жадностью и добродетелью.

Манипуляционные возможности кредита и финансовых инструментов.

И еще одна важная характеристика кредита и финансовых инструментов – уча стие в манипулировании хозяйства и массами не только в региональных и госу дарственных масштабах, но и глобально, в мирохозяйственных связях. Мани пуляционные возможности реализуются посредством власти капитала. Соот ношение манипуляционных и властных принципов на фоне стремления к раз витию, жадности и поведенческих отношений формируют не только конечный, но и начальный пункты движения кредита: кредитная политика строится, именно, на манипуляционных и властных свойствах кредита.

Возможно ли существование или появления в будущем альтернативного механизма хозяйствования, не основанного на кредитной власти? Можно по ставить вопрос несколько иначе, а именно: появится ли, новая модель хозяйст венного устройства, которая отличается от привычной, построенной на кредит но-расчетных взаимодействиях? Какое в ней место займет финансовый рынок?

Не менее важны и другого плана вопросы: взаимоотношение между ссуд ным капиталом и развитием общества, и прежде всего возможности и пределы воздействия кредита, инвестиций и финансовых институтов на экономический рост, соотношения товарного и финансового рынков. Совместим ли кредит и в целом финансовый рынок с этикой?

Кредит как система движения стоимости и информации должен обра щаться и хозяйствовать. Оптимизируя хозяйственную жизнь и повышая эффек тивность движения через саморазвитие кредит определенным образом огражда ет от благонамеренного, но мешающего морализаторства. Однако сам по себе кредит не свободен от хозяйственной этики – он не только управляется эконо мическими законами и связан с кругооборотом капитала и движением товаров, но и определяется людьми, их этическими установками, историческими и дру гими обстоятельствами. В желаниях и выборах людей, предоставляющих и бе рущих кредит, всегда наличествует целая совокупность ожиданий, норм, уста новок, а также моральных представлений. Кругооборот капитала и его требова ния являются лишь частью мотивов, которые реализуются через деятельность людей в системе кредитных координат. И эта часть оказывает определенное воздействие на закономерности ссудного капитала. Но и другая, определенная ранее как духовная и культурная составляющая, также вкладывается в рамки четких закономерностей и описаний. Материальные и духовные закономерно сти переплетаются и формируют поле действия кредита и других составляю щих финансового рынка. Это поле имеет определенные очертания и свою логи ку, проходящую через всю историю кредита, фондовых ценностей, валютного обмена, страхового дела и деривативов. В ней можно заметить очертания его будущего. Поиск этой логики и конструирования на ее основе сценариев разви тия финансового рынка – одна из задач настоящего раздела.

Соотношение финансового и товарного рынка Исторические факты свидетельствуют о следующем: если цены на акции, облигации, финансовые контракты растут, то цены на товары падают, и, соот ветственно, наоборот – при росте товарных цен происходит снижение цен на различные производные реальным ценностям. При этом кредит устремляется в те сферы, в которых наблюдается рост цен, и сокращает свое присутствие там, где падают цены.

Семидесятилетний цикл относительно благополучного развития рынка ценных бумаг завершен 322. В настоящее время мир входит в цикл преимущест венного развития товарных рынков, который продолжится, по некоторым оцен кам, до 2014–2022 гг. В этом цикле будут происходить различные потрясения с ценными бумагами, возрастет волатильность их рынков. Товарные же рынки, особенно редкоземельных металлов, углеводородов и продовольствия напро тив, порадуют кредиторов и инвесторов (соответственно огорчат потребителей) ростом цен и привлечением кредитных ресурсов. Одновременно лучших пока зателей достигнут страны с богатыми природными ископаемыми. Рост ожида ется в Австралии, Индонезии и Канаде. Именно туда направятся основные кре дитные ресурсы. Особое место занимают Китай и Индия, где рост определяется не наличием собственных природных ископаемых, а привлечением внешних ресурсов и развитием производственной базы для производства товаров для всего мира. Но и эта группа стран станет особо привлекательной для кредиторов.

Однако любой сценарий развития кредита может быть скорректирован цикличным развитием финансового рынка и экономики в целом – кризисной, депрессионной, растущей или бумизирующей фазой.

В целом состояние кредита и направление его движения зависит от обще го движения цен и изменения соотношений между ценными бумагами и товар ными массами. Одновременно кредит оказывает активное обратное воздействие на цены и движение акций и товаров. В зависимости от фазы цикла он акценти рует основное внимание на акции или на товары.

Изменение приоритетов с фондового на товарный рынок ведет к преоб разованиям самого кредита. В частности, он переходит к более широкому об служиванию товарных рынков, что вызывает относительное ослабление его связей с фондовым рынком. К тому же замедляются темпы саморазвития кре дита – «кредит для кредита». В целом все вышеуказанное способствует транс формации общества в сторону развития реального сектора. Правда, новый ре альный сектор, вероятно, будет отличаться от привычного материального сек тора в сторону значительного развития, например, информационных техноло гий, энергетических и экологических производств.

После финансового кризиса 2008–2010 гг. наблюдался рост цен на золото, нефть и газ, медь, цинк, уголь и многие другие природные ископаемые. Паде ние цен отмечалось только на ряд продовольственных товаров. Таким образом, См.: Ключников И.К., Ключников О.И., Молчанова О.А. Банки и биржи: Опыт системно го анализа. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2006.

в движении товарных цен отчетливо проявляются две противоположные тен денции: цены на не возобновляемые ресурсы растут, а на возобновляемые про дукты – падают323. Кроме того, цены на недвижимость практически повсемест но также возрастали. Однако во второй половине 2006 г. наступила коррекция непрерывного роста цен, связанная с краткосрочными колебаниями рынка, а в 2008–2009 гг. – с финансовым кризисом. Сразу же сократился объем нового кредитования недвижимости.

Будет ли контрпереход кредитного мира в мир товаров, где кредит вы полнит подсобную функцию? – способствуя продвижению товаров – однознач ного ответа на этот вопрос нет.

Доминантой отношения как к кредиту, так и товару и фундаментом любо го рассуждения о кредите, является достаточно простое утверждение: кредит тот же товар, но товар особого рода. Поэтому любое противостояние относи тельно. И все же оно возможно и, более того, уместно. Порой противостояние достигает острых и весьма заметных и даже критических форм, что наиболее заметно при рассмотрении культурно-духовной миссии кредита.

В XX веке естественный ход кредита и финансового рынка существенно деформировался. В основе деформации находились не столько возникшие вна чале прошлого веке географические ограничения в движении финансового ка питал, сколько наметившиеся приспособления кредита и финансов к идеологи ческим запросам правящих элит и ограничения, накладываемые на его движе ние законодательством тех или иных стран. На Западе господствующие пози ции в сфере кредита и денег заняли положения Кейнса, а в России – Маркса.

И те и другие учения строили свои постулаты и предложения на ограничении рыночных свобод кредиту, деньгам, валютам и банкам. Власти воспользовались этими положениями для перехода к регулированию кредита и банков, но каж дая сторона делала это по-своему.

В основе деформации кредита находился переход к нерыночным меха низмам перераспределения денежных ресурсов. Данный процесс по-разному продвигался в двух мирах – в социалистическом и капиталистическом. В со циалистических странах, кредит фактически включался в финансовые меха низмы (нередко на практике декларировалось обратное). В капиталистическом мире отказались от концепции свободного развития кредита и перешли к прак тике государственного и межгосударственного регулирования кредитной сфе ры. К тому же в условиях кризиса перепроизводства и депрессии на кредитную сферу возложили задачи по регулированию и восстановлению всего хозяйства.

Противостояние двух систем в кредитной сфере проявилось в противо действии и соперничестве социалистического и капиталистического кредита.

Именно противостояние стало основой деформации кредита – единое кредит ное поле раскололось на два континента с принципиально различными отноше ниями к рынку, противоположными целями и механизмами.

Деформационный цикл. Кредит перешел к новому циклу развития. Глав ной особенностью нового цикла стало преобладание нерыночных факторов.

По отдельным прогнозам, в ближайшие годы себестоимость производства продовольст венных товаров также существенно возрастет, что приведет к росту цен на них.

Кредит стал инструментом государственного регулирования кредитно денежной сферы. Однако все дело, во-первых, в степени отхода от рыночных основ кредита, и, во-вторых, в направлениях и целях использования кредитных механизмов. Именно, эти обстоятельства привели к диаметрально противопо ложным последствиям развития кредита в разных системах – капиталистиче ской и социалистической.

Географические ограничения. Географические ограничения движения кредита были вызваны территориальными барьерами. Они определялись про тивоборством двух мировых систем. В России рыночная природа кредита была полностью выхолощена государственным плановым и распределительным на чалом. Произошел переход к системе централизованного рационирования эко номики, и кредит принимался как один из инструментов данного процесса. Но и при капитализме рыночная составляющая кредита была потеснена государст венным регулированием. Таким образом, кредит, возникнув из рынка, был вы нужден сократить свои рыночные основы. Однако полной победы не досталось никому: рыночные поля развития кредита стали сочетаться с государственными ограничениями. Все дело оказалось в степени ограничений, идеологической подоплеки, конечной эффективности двух систем и участия кредита в данных процессах.

Идеологические ограничения. Приспособляемость к идеологическим за просам определялась условиями и требованиями, например, фашисткой Герма нии, поставившей кредит на нужды Третьего рейха. Кредит занимал важное ме сто в процессе формирования третьего рейха и подготовки хозяйство к воен ным поставкам. На кредит оказали воздействия социалистические воззрения ряда западноевропейских стран, использовавших кредит для планового и жест ко централизованного ведения хозяйства.

В социалистическом мире наблюдались порой существенные различия в механизмах использования кредита. В Чехословакии в середине 1960-х годов наметился переход к возрождению товарно-денежных отношений и широкому использованию кредита в экономическом строительстве страны. Однако дан ные процессы в 1968 г. были приостановлены с введением советских войск в страну. Югославия смогла оторваться от универсальных марксистских форм и построить отличный от нашей страны кредитный аппарат. Основной его осо бенностью было достаточно широкое сочетание централизованных, государст венных и децентрализованных, рыночных начал кредита. В частности, кредит широко использовался для поддержки мелкого предпринимательства. Специфика бизнеса в странах Ближнего Востока и особенность формирования и развития ряда новых стран предопределила новые требования к кредиту. В 1960-х годах более жесткое использование кредита наблюдалось лишь в Китае. Там кредит и деятельность центрального банка были фактически включены в бюджетную сферу и выполняли функции государственных финансов. Лишь в конце 1970-х и особенно начиная с 1980-х гг. кредит стал переходить на рыночные рельсы.

Хотя еще до сих пор крупнейшие банки Китая являются в основном государст венными учреждениями. Процесс приватизации банков, начавшийся в 2005 г., еще не завершился.

Политические, хозяйственные, природные и культурные ограничения на действие кредита вызваны самыми разнообразными соображениями и причи нами. Эти ограничения оказывали воздействие на характер и особенности раз вития кредита. Например, мусульманские «бесприбыльные» банки предлагали новый тип кредита. Советские Внешторгбанк, Московский народный банк (Лондон) с отделениями, представительствами и системами участия в различ ных компаниях и странах оказали определенное воздействие на кредитные сис темы ряда стран.

Идеологические ограничения были характерны и для капиталистического мира. В частности, долгие годы существовала так называемая кредитная блока да, препятствующая широкому кредитованию социалистических хозяйств ка питалистическими банками. Она была прорвана в 1960-х гг. налаживанием своеобразного бартера – кредит под строительство нефтепроводов в обмен на поставку в будущем нефти. Другим примером ограничений стало использова ние в США в 1930-х гг. кейнсианских постулатов для регулирования кредитной сферы.

Коммуникационные ограничения. Ограничения, связанные с недостаточ ностью развития средств связи и сообщения, до сих пор остаются важными факторами, влияющими на барьеры, стоящие на пути вхождения кредита в но вые рынки и сферы. Так, восточная и северная Сибирь, горный Китай и Индия, засушливая центральная Австралия и недоступные джунгли Африки и Южной Америки в настоящее время, как и раньше, служат важными тормозящими фак торами на пути движения кредита. Однако постепенно кредит завоевывает все большее пространство, и в частности сферу удовлетворения личных потребно стей на постсоветском пространстве, а также в Китае.

Развитие в рамках деформации. Деформация кредита и в целом финансо вого капитала не означали приостановки их развития. Напротив, финансовый капитал научился приспосабливаться к новым условиям. Он тщательно готовил и осуществлял свое победоносное движение по захвату новых рынков, хозяйств и территорий. Было бы наивно полагать, что все существование финансового капитала становилось прогрессивным с точки зрения человечества. Он получал социальное и политическое, идеологическое и зачастую религиозное толкова ние. Началось восприятие кредита на бытовом уровне. Далеко не все стороны кредита отвечали интересам не только каждого конкретного человека и опреде ленных социальных групп, но и сложившихся систем общественного разделе ния труда и государственных границ. Более того, его деятельность нередко вступала в противоречия и конфликты интересам того или иного региона, хо зяйственного субъекта и конкретного индивида. Однако поступательный ход общественного прогресса все больше и больше связан с финансовым капиталом.

Объективные возможности для глобализации финансового капитала поя вились лишь в ходе проникновения рынка на территорию бывшего социалисти ческого лагеря и многих развивающихся стран. Однако и здесь рынок полно стью далеко еще не восторжествовал. За рамками его движения остаются Се верная Корея и Куба, а также целый ряд центральноафриканских государств.

При внешне значительном проникновении финансового капитала в Россию и Китай рынки этих стран еще далеки от освоения. Прежде всего, количественно финансовый капитал лишь слегка затронул хозяйственную сферу, а кредит лишь в последние годы начинает осваивать сферу потребления. Качественно финансовый капитал еще далек по уровню развития ведущих стран – отсутст вуют или слабо развиты многие виды финансовых продуктов и финансовых рынков, которые популярны в рыночных странах. В России кредитный рынок полностью еще не сформирован: заемный капитал доступен преимущественно крупнейшим, тесно связанным с государством корпорациям, потребительское кредитование только появляется, ипотечное кредитование все еще не развито.

Только приступили к формированию кредитной истории массовых заемщиков.

Фондовый рынок, успешно стартовавший в начале 90-х годов прошлого века, так и не получил необходимого развития и продолжает находиться на зачаточ ной стадии и полностью зависит от ряда полугосударственных акционерных обществ324;

уровень капитализации, ликвидности, емкости и ресурсной базы фондового рынка для нормального функционирования рыночной экономики недостаточен. По аналогичным сценариям развиваются финансовые рынки Си рии, Ливана, Судана, Украины и, тем более, Белоруссии. Особое место занима ет Китай. В Китае, где официально господствует система централизованного распределения, рынок еще не вытеснил нерыночные формы ведения хозяйства и распределения ресурсов. Финансовый рынок страны только после съезда компартии 2005 г. стал принимать настоящие рыночные очертания. В частно сти, в стране прошла волна приватизации банков, было несколько первичных размещений ценных бумаг банков и выпущены облигации для увеличения объ емов финансовых ресурсов. Кроме того, впервые к работе в стране и участию в капиталах местных банков были допущены иностранные банки. Значительное развитие получили рынки ссудных капиталов и биржи, широким фронтом шло акционирование и приватизация государственных компаний, возрастала капи тализация компаний. В результате рынок ссудных капиталов развивался быст рыми темпами.

Итак, глобализация финансового рынка, хотя и набирает силу, но ее сдерживают еще сохраняющие территориальные и хозяйственные ограничения.

Сохраняются также попытки ограничить данный процесс рассуждениями об особенностях и недопущении общих принципов кредита и финансового капи тала, свободного развития финансовых институтов. Для доказательств в обра щение пускаются уже привычные козыри: идеологические, культурные и на циональные особенности отдельных стран, якобы не вписывающие ту или иную страну в общемировой процесс. Тем не менее, современные ограничения на пути глобализации финансового рынка уже не столь жесткие, явные и по следовательные, как в прошлом веке. К тому же новые технологии позволяют обойти или элиминировать многие ограничения, которые ставят на пути разви тия рынка отдельные государства. Тем не менее, они не позволяют избежать кризисных потрясений и отменить циклических законов развития.

Капитализация российских акций к концу 2006 года достигла 1 трлн долл., акции ОАО «Газпром» составляют около 30% данной суммы, а совместно с другими полугосударствен ными компаниями – Роснефть, РАО ЕЭС и Связьинвест – свыше половины.

Особенности и этапность кризиса финансового рынка С макроэкономических позиций отличительной особенностью современ ного финансового кризиса служило то, что это был, прежде всего, кризис его финансовых центров и сформированной ими системы мирового хозяйствова ния. Тем не менее, в рамках кризис заметными были следующие особенности:

1) Кредитная экспансия. Длительное время усиливалась и накапливалась следующая цепочка взаимозависимости: рост спроса подогревал предложение кредита, который направлялся на покупку растущих в цене активов;

выдача кредитов способствовало повышению цен на активы просто в силу возросшего платежеспособного спроса. Эйфория, вызванная погоней за прибылью, пони жала требования к оценке риска как для кредитора, так и заемщика. В результа те у банков возросло «кредитное плечо» (соотношение выданных кредитов и заемных капиталов к собственным ресурсам). Соответственно у заемщиков возросли кредитные запросы, и произошло завышение уровня заемных средств по отношению к собственным капиталам, что подготовило подрыв их платеже способности. Изменения затронули модель потребления – кредит существенно раздвинул границы потребления и привел к своеобразному перепроизводству потребления в кредит. На определенном этапе кредитная экспансия заменилась кредитным сжатием: фаза бума сменилась фазой падения, что вызвало обшир ные экономические разрушения. В результате объем межбанковского рынка резко сократился, потерял эластичность и способность самостоятельно быстро восстановиться. Помощь была оказана со стороны центральных банков, кото рые путем вливания денег в рынок межбанковского кредита попытались под держать ликвидность.

2) Системные сбои. В основе сбоев ссудного капитала находится подрыв его эластичности. Снижение гибкости и подвижности кредитного, биржевого и внебиржевого финансового механизмов проявляется в нарушениях свободного оборота банковских и финансовых продуктов. В результате прервалась воз можность экстраполяции прошлых результатов (включая ликвидности, устой чивости и доходности) на сколько-нибудь обозримые будущие периоды, воз росла неопределенность, разрушилась система банковских и финансовых про гнозов и были переоценены риски. Пришло время массовой перестройки кре дита, биржевого дела и внебиржевого финансового оборота.

3) Быстрый переход от бума к кризису. Спусковым механизмом кризиса стали внешние, по отношению к подготовившим его причинам, обстоятельства.

Неслучайно начало кризиса по времени совпало с резким ростом цен на энер горесурсы, что подготовило революционные перестройки в глобальном хозяй стве, в структуре себестоимости продукции, в кредитно-финансовой сфере. Не посредственную причину кризиса связывают с резким подъемом цен и спроса на недвижимость и перегревом рынка ипотечного кредитования в США. В ре зультате цены на типичное жилье превысили реальный платежеспособный спрос населения. В США за три года, предшествовавших кризису, цены на не движимость выросли вдвое;

средняя цена дома сравнялась с совокупной семи летней средней заработной платой (до этого она была меньше пятилетней). Ес ли посмотреть на движение цен на этапах, предшествующих прошлым кризи сам, то выясняется следующая картина: в преддверии кризиса 1929–1933 гг. на протяжении всех 1920-х годов цены на недвижимость и основные продукты в США падали;

перед кризисом в Японии в конце 1980-х годов цены очень не значительно поднимались;

в Юго-Восточной Азии за семь лет, предшествую щих кризису 1997 г., цены возросли в среднем на 4%. Следовательно, совре менный кризис атипичен. Но есть и общее. Оно связано с повышением уровня риска, понижением ликвидности и ростом финансовой неустойчивости, а также перегревом банковской сферы. Но непосредственно спусковым крючком кри зиса стали участившиеся сбои у должников: нарушения выполнения финансо вых обязательств из разовых стали системными.

4) Перераспределение кризисных процессов. Во главе перелива капитала и распространения проблем по мировой экономике стояли транснациональные банки и страховые компании. Посредством перераспределения риска между странами транснациональные финансовые учреждения фактически подвели мир к состоянию повышенного риска и подготовили кризис. Перераспределе ние капиталов в пользу штаб-квартир и перевод операций с повышенным рис ком в другие страны способствовало распространению зоны риска.

5) Биржевые падения. Тенденция к усилению разброса биржевых цен усилилась во второй половине 2007 г. Однако вплоть до сентября 2008 г. она перекрывалась общим их ростом, который принял форму бума. Происходил беспрецедентное повышение цен на нефть и другие сырьевые ресурсы, наблю дались небывалые успехи новых экономик, инновационные финансовые инст рументы перераспределяли и отодвигали риск, успехи глобализации финансо вого рынка скрывали мелкие неудачи и обещали всеобщее процветание. Во второй половине 2008 г. фондовый рынок развернулся в сторону падения, кото рое продолжалось до марта 2009 г., затем последовал быстрый отскок. Особен но сильные колебания наблюдались на новых рынках. Максимальное падение наблюдалось в Китае (68%), Индии (62%), Индонезии (57%), Бразилии (55%). В следующем году последовал рост – на 68%, 62%, 57%, 55% соответственно.

Наибольший разрыв между падением и ростом был у Китая – 193 пункта325.

Восстановление до кризисных цен не означало переход к устойчивому росту.

Основными особенностями финансового рынка стали волатильность и неус тойчивость. Поведение его участников определялось ожиданиями падений и подъемов. Общее состояние рынка характеризовалось неопределенностью и повышенной чувствительностью его игроков к любым событиям. Такое поло жение дел не устраивало не только инвесторов и кредиторов, но и заемщиков и потребителей инвестиций, а также государство и все население. Финансовый рынок утрачивал свое основное предназначение – обслуживать народное хозяй ство и обеспечивать капиталом экономический рост.

6) Продолжительность кризиса. Существовали самые различные оценки глубины и продолжительности кризиса. На ранних стадиях кризис связывали с преодолением кредитными институтами потерь, в дальнейшем с восстановле Counting their blessings // The Economist. – Dec 30th 2009.

нием рынка недвижимости (временные рамки кризиса раздвигались на ряд лет).

На более поздних этапах рамки еще больше раздвинули и включили время рас пространения неплатежей частного сектора на государство. После четырех лет кризиса время его завершения сводили к моменту восстановления спроса ко нечных потребителей. Многие специалисты считали, что движение кредитного рынка следует за движением тех или иных рынков (прежде всего, недвижимо сти, нефти и других сырьевых ресурсов). Руководство международных надзор ных органов (Международного банка расчетов и Мирового валютного фонда) продолжительность кредитного кризиса сводили к развитию внутренних зако номерностей банковской сферы и мировых финансов. Однако реальные про цессы на рынках оказались сложнее, представленных в прогнозах.

7) Подготовка нового «каркаса макро-финансовой стабильности». В хо де кризиса сформировались условия для перестройки механизма, определяю щего устойчивость и стабильной финансового рынка. Повышенные колебания и изменчивость ценовых и объемных параметров, ликвидности и структуры по низили уровень финансовой безопасности хозяйства до критического. Потребо валась создание условий для самоорганизации рынка и государственного его регулирования в направлении снятия остроты кризиса и не допуска в будущем самой его возможности. До кризиса финансовые надзорные органы, централь ные и транснациональные банки перестали воспринимать саму идею циклично сти и неизбежности кризиса. Впрочем, так было и в ходе предшествующих циклов на фазах подъема и оживления. История свидетельствует, что, в целом, при всех негативных обстоятельствах, кризисы несли оздоровительный эффект:

нормализовали финансовое дело, снимали перегрев на рынке, устраняли острые диспропорции. Действительно в ходе глобализации и секьюритизации долгов, система макро-финансовой стабильности исчерпала свои резервы. Возможно сти адаптации системы к новым условиям резко сократились. В ходе многочис ленных перестроек усилились несогласования и несоответствия между различ ными ее частями, что свидетельствовало о необходимости ее замены. В пред дверии кризиса руководство Банка международных расчетов подготавливало основу для построения нового каркаса макро-финансовой стабильности (преж де всего, разработаны единые системы учета и отчетности, механизмы сбора информации и показатели устойчивости банков). В основных чертах сформу лированы условия, при которых финансовый рынок сможет стать устойчивым в долгосрочной перспективе. Среди них выделяются следующие: сбалансирован ность государственного бюджета (препятствует чрезмерному росту денежной массы);

сбалансированность платежного баланса (избавляет от необходимости обмена отечественной валюты на иностранную);

ценовое равновесие на внут ренних рынках (обеспечивает относительную стабильность цен);

увязка финан совых активов с реальными капиталами (не позволяет оторваться финансовому рынку от потребностей реального сектора). Основным условием является обес печение конкурентной среды, которая препятствует монополизму финансового капитала и извлечению им монопольной ренты из уникального положения фи нансовых посредников.

Кризис поставил на повестку дня перестройку работы финансового рын ка. При разработке механизмов перехода к новому финансовому порядку при няты стандартные допущения. Среди них выделялись следующие: выбран на бор показателей, необходимых для управления финансовой системой;

опреде лены способы расчета и распространения финансовых показателей;

установле ны органы сбора информации и надзора. Одновременно решались задачи по оптимизации соотношения рыночных и государственных сил. Международная координация усилий, переход к совместным действиям национальных надзор ных органов, повышение уровня самодостаточности капитала банков рассмат ривались как «технические» условия, гарантирующие стабильность и устойчи вость современной финансовой системы. Несмотря на важность структурных, организационных и управленческих перестроек, в основе трансформации фи нансового порядка находилась перестройка финансовой и, прежде всего, кре дитной культуры. Ее переустройство более длительный процесс, чем изменение финансовых организаций, надзорных органов, инструментов, банков и, даже, экономических отношений. Он требует преобразований сознания и хозяйствен ного быта, что сопряжено с внедрением и воспитанием новых кредитных, сбе регательных и инвестиционных привычек и норм поведения, смены подхода к риску и оценки своих возможностей. В результате требуется значительное вре мя на воспроизводство нового типа поведения, что выводит нас за рамки одно го поколения.

Кризис подготовил условия для целого ряда перестроек как краткосроч ного, так и долгосрочного плана – отраслевых и общеэкономических, страно ведческих, региональных и мирохозяйственных, экономических и хозяйствен но-культурных, а также информационных и технологических. Особняком нахо дятся переустройства, связанные с территориальным перераспределением ка питала и позиций столиц капитала. Реформирование денежно-кредитной системы происходило в направлении ее стабилизации в условиях дальнейшей универсализации, глобализации, изменения структуры и формы организации. В рамках реформ, подготовленных Банком международных расчетов и Базелев ских комиссий по банковскому надзору, предусматривается повышение регу ляционных и надзорных функций, а также улучшение риска-менеджмента в банковском секторе. В 2010 г. произошел переход к разработке новых стандар тов и механизмов финансовой стабильности в противовес финансовому кризи су. С этой целью подготовлены условия для преобразований на микро- и макро уровнях. Во-первых, решались задачи по реформированию надзора и регулиро вания на микро-хозяйственном уровне (конкретного банка, биржи, инвестици онного фонда), что позволило бы повысить сопротивляемость отдельных бан ковских институтов в период стресса. Во-вторых, подготавливались условия для создания механизма макро-хозяйственного регулирования, который позво лил бы противостоять обширным системным рискам, поражающим весь бан ковский сектор, и перейти к управлению рисками на протяжении значительных временных промежутках (на разных фазах цикла). Данные разработки получи ли название «Базель III».

Общим лейтмотивом обсуждений стали вопросы по сосредоточению над зорных функций за финансовым рынком в одном государственном органе.

Специализация рынков привела к появлению множественных организационных форм автономно действующих государственных надзорных и регулирующих органов. Среди них выделились следующие: центральный банк, комиссия по ценным бумагам и фондовым биржам, комиссии по товарным биржам, фью черсным биржам, корпорация по страхованию депозитов, комиссия по ипотеч ному кредитованию и т.п. В каждой стране складывалась своя структура госу дарственных организаций, связанных с финансовым рынком. Поэтому названия и назначения организаций различались, но везде возникала ситуация когда множество государственных органов управляли финансовым рынком. В ре зультате возникали не согласованные действия и появлялись ниши, в которых практически отсутствовал контроль со стороны государства. В ходе кризиса возросла необходимость не только перехода к унификации, упрощению и при ведению к одному органу надзора за финансовым рынком, но и введения более тщательного контроля и жесткого регулирования внебиржевых операций, заба лансовой деятельности финансовых посредников и оборота новых финансовых инструментов.

Особенности преобразований финансовых рынков крупных городов Финансовые рынки крупных городов находятся в стадии перемен. Сам рынок готовит нововведения, но и власть также предлагает изменения. Особую роль в трансформации играют Банк международных расчетов и Базелевские комиссии.

Среди основных преобразований финансового рынка, в рамках концеп ции Базель III на текущее десятилетие предлагаются следующие мероприятия, большая часть из которых уже внедрена:

1) переход к универсальным учетным и финансовым стандартам. К 2012 г.

из 27 стран, наметивших переход к новым стандартам, в 22 были за вершены необходимые преобразования. Данный переход призван по высить уровень достоверности финансовой информации. Он позволяет проводить ее сравнительный анализ и мониторинг, а также перейти от последующего контроля к системе текущего выявления и предупреж дения кризисных тенденций, т.е. к оперативному реагированию. Не менее важным обстоятельством становится то, что он одновременно направлен на повышение уровня транспорантности и открытости фи нансового рынка;

2) переориентация интересов центральных банков. Намечен переход от решения чисто монетарных задач к общеэкономическим. Монетарные задачи связанны с удержанием инфляции в определенных рамках (тар гетирование (target) инфляции);

общеэкономические задачи призваны решать проблемы оздоровления финансового климата, а через него и всего хозяйства. В отличие от достижения ценовой устойчивости (приоритетной задачи предыдущего этапа), которую достаточно легко измерить, новые задачи – финансовая стабильность и устойчивость – трудно оценить. Старые задачи управления определялись количест венными параметрами (темпами инфляции, объемами кредитных ре сурсов, ликвидностью рынка);

новые задачи относятся к качественным характеристикам, которые сложно поддаются количественному выра жению;

3) изменение регулирования инвестиционно-фондовой деятельности. По требность к изменению механизма регулирования инвестиционно фондовой деятельности была вызвана тем, что появились новые фи нансовые инструменты и рынки, которые оперировали за рамками надзора старых институтов. В середине 2007 г. была обнаружена сла бость прежней системы риск-менеджмента. Посредством разработки системы рейтингования новых финансовых инструментов попытались компенсировать провалы в системе управления. Однако механизм рей тинговая оказался недостаточно эффективен и в условиях кризиса не справлялся с возложенными на него задачами, связанными с перево дом на новую систему риск-менеджмента;

4) отладка механизма надзора за рынком производных, секьюритизиро ванных долговых обязательств и низколиквидных активов (прежде всего, свопов, деривативов и специализированных облигаций);

5) регулирование ипотечного кредитования, создания системы поддерж ки кризисных ипотечных кредитов и повышения их качества.

Денежный режим, унаследованный большинством стран, основан на бу мажных деньгах, банковских депозитах, конвертируемых в бумажные деньги, и электронных факсимильных переводах денежных средств. Этот режим во мно гом определял состояние финансового рынка и хозяйства в целом. Якорным ус ловием денежных систем является их базирование на кредитоспособности цен тральных банков. Предыдущая система строилась на уникальных товарных свойствах золота (до этого серебра, при биметаллизме – золота и серебра). Она была заменена в 1971 г. во многом в силу того, что больше не отвечала требо ваниям финансового рынка. Цикл развития новой системы завершается. Дейст вующая система, также как и предыдущая система сорок лет назад (до 1971 г.), перестала выполнять возложенные на нее задачи: обострились противоречия между ограниченными возможностями обслуживать мировой оборот капитала и повышенной инновационностью финансового рынка. Однако еще не созрели все условия для ее замены на новую систему. Тем не менее, кризис продемон стрировал неспособность старой системы справляться с современными нагруз ками, связанными с ростом фиктивного капитала и виртуализацией рынка, раз витием новых (прежде всего, деривативных) инструментов, масштабами глоба лизации и бесконтрольным развитием значительной части внебиржевого обо рота капитала.

Кризис сделал своеобразный вызов центральным банкам. Он переоценил их автономность и независимость и, в конечном счете, пересмотрел их место и роль в рыночной экономике. До кризисного падения преобладало мнение о свободе центральных банков, которая необходима для того, чтобы избежать конъюнктурных давлений со стороны политиков. Общепринято было положе ние, что деятельность банков определялась долгосрочной стратегией, строя щейся на поддержании стабильных денег и минимизации инфляции.


Всеобщая вера в независимость центральных банков была подвергнута сомнению. Полу чили развитие положения о необходимости усиления государственного регули рования их деятельности. Популярным стал следующий тезис: «Центральный банк – не столько экономический, сколько политический и отчасти идеологиче ский институт хозяйства». Роль центрального банка в управлении финансового рынка сводилась к двум основным функциям: последнего кредитора и резерви рования части ресурсной базы банков. При помощи первой функции решалась проблема банковской ликвидности и общей денежной ликвидности в хозяйстве, второй – сдерживания кредитной активности банков, что было необходимо для предотвращения перегревов экономики. Все сводилось к возрастанию значения ЦБ, когда коммерческим банкам не удавалось достигнуть координации в си туации с многосторонним балансом. Требования резервирования нередко вос принимались банками (фактически выполняло функцию) как своеобразное налогообложение экономического роста. Посредством повышения уровня ре зервирования сокращались кредитные ресурсы и возможности коммерческих банков кредитовать хозяйство, что сдерживало экономическое развитие. Со кращение размеров резервирования расширяло ресурсную базу и позволяло коммерческим банкам решать более широкий круг задач.

Финансовый рынок отражает текущее состояние экономики и в нем как в фокусе сосредоточены общие ее проблемы. В ходе финансового кризиса 2008 г.

приоритетным стало решение задач по компенсации провалов рынков. На на циональном уровне выравнивание провалов достигалось посредством финансо вой помощи банкам и другим компаниям, системы допусков и ограничений прилива и оттока капиталов (особенно краткосрочных и спекулятивных), соз дания резервных фондов, управления ликвидности рынка и т.п. На наднацио нальном уровне проводилась работа несколько в ином плане. Наряду с создани ем коллективных резервных фондов для оказания помощи отдельным государ ствам и центральным банкам, унифицировались учетные и отчетные стандарты, происходил переход к мониторингу деятельности посредников и рынков, коор динации механизмов регулирования. Кроме того, учреждались совместные ин ституты и фонды, призванные оказывать помощь, разрабатывать стратегию и тактику государственного воздействия на финансовый рынок, его институты и инструменты. Основным отличием современного финансового кризиса от Ве ликой депрессии 1929–1933 гг. заключалось в том, что, несмотря на наличие противоречий между странами, мировыми финансовыми центрами и трансна циональными финансовыми институтами, при ликвидации провалов рынка преобладали координация и взаимопомощь. В то время как семьдесят лет назад почти все страны действовали автономно и закрыли свои рынки для внешних воздействий. Современной особенностью является разработка институтов со вместных действий, что в будущем позволит изменить механизм развития ми рового финансового рынка в направлении повышения значения в его деятель ности координации усилий разных стран и международных организаций и кол лективных решений и действий. Практически все страны являются членами Банка международных расчетов (Базель), который занимается разработкой норм жизнедеятельности банков: оптимизирует требования к собственному ка питалу, устанавливает учетные стандарты, а также проводит мониторинг бан ковской активности. Мировой банк и Международный валютный фонд пыта ются координировать деятельность национальных регуляторов и участвовать в экстренной финансовой помощи. Европейский центральный банк выполняет аналогичные функции на региональном уровне. Международный форум финан совой стабильности и многие аналогичные институты заняты согласованиями и подготовкой различных рекомендаций, направленных на поддержание устой чивости финансового рынка. Наконец, регулярные встречи глав государств, министров финансов, руководителей центральных банков и регуляторов фи нансового рынка также направлены на поддержания взаимопонимания и бы строе реагирование на возникающие проблемы.

Перспективы и особенности включения мировых финансовых центров в новый экономический цикл В ходе кризиса выкристаллизовались шесть основных проблем, которые способны определять новый мировой экономический цикл со специфическим включением в него финансовых центров 326.

Первая. В целом преодолено действие тенденции по дерегулированию хозяйства, господствовавшей в последние два десятилетия. Особая глубина кризиса вызвана тем, что за правовое поле надзорных органов выпали новые рынки и инструменты, в частности деривативы, предкризисный объем которых достигал 590 трлн долл. Однако кризис не привел к простому восстановлению системы жесткого государственного регулирования, определявшей состояние финансового рынка в течение нескольких десятилетий после Великой депрес сии. Новая система основана как на реализации передовых информационных технологий и глобальных возможностей, так и более четком, широком и тонком взаимодействии рынка и государства. Причем, данное взаимодействие предпо лагается проводить как на национальном, так и международном уровнях 327.

Несмотря на осознание необходимости создания новой системы ее воз можности не столь очевидны. Так, одним из излюбленных приемов стимулиро вания роста и сдерживания инфляции являются низкие процентные ставки. Од нако в ходе современного кризиса они исчерпали себя как инструменты, спо собные ускорить рост328. В ходе финансового кризиса многие страны понизили ставки рефинансировании, приблизив их к нулю, что должным образом не сти мулировало подъема. В Японии длительное время до кризиса учетные ставки ЦБ находятся на беспрецедентно низком уровне. Однако экономика страны по следние четверть века находится в депрессионном состоянии.

См.: Ключников И.К., Молчанова О.А. Финансовые кризисы: теория, история и совре менность. – СПб.: СПбГУЭФ, 2011.

Bordo M. D. Central Bank Independence and Financial Crises in History. Rutgers University.

Prepared for the Austrian National Bank 38th Economic Conference “Central Banking after the Cri sis: Responsibilities, Strategies, Instruments”. Vienna: ACB, May 31. 2010.

Busily going nowhere. Low interest rates have been a mixed blessing for equities // The Econo mist Sep 23rd 2010.

Кризис в очередной раз подчеркнул то, что происходит деление финан сового рынка на две составляющие: финансовый рынок развитых стран и фи нансовый рынок развивающихся стран. В результате была развенчана иллюзия о единстве мирового финансового рынка. Одним из множеств доказательств может служить факт, что ФРС оказала долларовую помощь центральным бан кам только развитых стран. Развивающиеся же рынки, несмотря на междуна родные конференции и организации, в которые приглашались крупнейшие раз вивающиеся страны (например, группа G-20), были оставлены на произвол судьбы и само-выживание.

Одновременно была осознана несостоятельность концепций саморегули рования финансового рынка, но так и не были найдены механизмы, которые по зволили бы осуществить всеобъемлющий надзор за всеми его составляющими.

Наконец, не менее важным стало то, что на финансовый рынок возложи ли повышенные задачи в деле перестройки всей хозяйственной системы и обеспечения экономического роста. С одной стороны последняя проблема яв ляется не новой и отражает общий кейнсианский подход к денежно-кредитным рычагам государственного регулирования. Но в условиях современного кризиса потребовалось как преодоление определенных стереотипов по отношению к системе денежно-кредитного стимулирования экономического роста, так и по иск новых подходов к решению данной проблемы. Новые доказательства полу чило положение о том, что страны с более развитой финансовой системой рас тут быстрее, чем страны, в которых финансовые рынки менее развиты. Из дан ного факта следуют важные практические шаги по государственному стимули рованию развития финансового рынка.

Вторая. Преодолена иллюзия о возможном устранении риска посредст вом, во-первых, перевода низко-ликвидных активов в сверхликвидные новые рыночные инструменты, во-вторых, глобализации рынка, в-третьих, диверси фикации и деятельности транснациональных корпораций.

Третья. Поменялось отношение к малым и крупным предприятиям. Все общая эйфория по поводу возможностей и перспектив малых предприятий, в том числе в финансовой сфере, уступила место сдержанному отношению к ним и переориентации основного интереса к ведущим финансовым корпорациям, от состояния которых зависят мировая экономика. Тем не менее, усилилось дейст вие тенденции, определяющей симбиоз малого и крупного бизнеса в реальном и финансовом секторах.

Произошло утверждение нового подхода к традиционным и новым про изводствам. Подготовлена реиндустриализация и модернизация классических отраслей, что в купе с развитием инновационных сфер требует новых приток капитала в материальное производство, что усиливает нагрузку на финансовую сферу и ставит ограничения на пути дальнейшей виртуализации финансового рынка.

Четвертая. Поставлен вопрос об изменении соотношения между финан совым и промышленно-торговым рынками в пользу второго. Однако, по мере выхода, из кризиса данный вопрос так и не был окончательно решен. Тем са мым подготовлена почва для нарастания приоритетности финансовой сферы по отношению к материальной, что вступает в противоречие с участием первой в обновлении основного капитала и финансовым обслуживанием научно-техни ческого прогресса. Уроки кризисов заключены в относительной подвижности границы между финансовым и реальным секторами: финансовые привилегии создавались во имя лучшего обслуживания материальной и духовной жизни, но на деле привели к разрыву между ними, который превращался в пропасть в ка нун кризисов.


Пятая. Резкие контрасты между обсуждаемыми расчетными и резервны ми перспективами, былыми возможностями и текущими позициями основных валют потребовали реальных действий. На протяжении примерно двадцати тридцати лет нарастало противоречие между позициями, которые занимал дол лар в мире, и его реальной силой, связанной с состоянием американской эконо мики. За последние полвека доля США в мировом хозяйстве сократилась вдвое, окрепли соперники, которые перестали обожествлять доллар, успехи, и воз можности США. Свежим силам требовались новые решения расчетных и ре зервных задач, которых не мог предоставить слабеющий доллар. Мощная Ев ропа, Юго-Восточная Азия, Латинская Америка и окрепшая Россия требовали пересмотра американского моноцентризма и привилегий стареющей валюты. В результате наметился переход к расчетно-резервному полицентризму, который направлен на более взвешенное и разноплановое обслуживание наиболее тон кого и подвижного звена мирохозяйственных связей.

Золотовалютные запасы Китая приблизились к 3 трлн долл. Юань вышел на внешние рынки329: облигации МВФ на 20 млрд долл. были приобретены за юань;

на Гонконгской и вслед за ним и Шанхайской фондовых биржах налаже на торговля иностранными ценными бумагами за юани;

юанями стали распла чиваться с постоянными зарубежными поставщиками и юани стали инвестиро вать в разработку природных ископаемых и туризма в Африке, сельскохозяйст венное производство ряда латиноамериканских стран, горнодобывающую про мышленность Австралии. Тем не менее, согласно заявлению Президента Китая, доллар в обозримом будущем сохранит свои лидирующие позиции. Однако по зиции валюты страны окрепнут: по отдельным оценкам, юань перейдет к опо средованию до 20% мировой торговли (в ближайшем десятилетии 40% двух сторонней торговли будет обслуживаться национальной валютой;

в настоящее время практически все внешнеторговые сделки осуществляются в долларах США – 2,56 трлн долл. за 2008 г.). В 2010 г. около 1% товарооборота между Китаем и Россией происходило в национальных валютах, 99% – в долларах330.

В 2011 г. были намечены пути повышения роли национальных валют в двух стороннем товарообороте между Россией и Китаем, а также между Китаем и Японией, что позволит до 10% мировой торговли вывести из зоны, которую об служивают доллар и евро.

Несмотря на крепнущий юань, сохраняется система двух основных рас четных валют: доллар и евро. Расчетные и резервные позиции английского China grapples with a huge potential export: its currency // The Economist. September 23rd.

2010.

The Yuan goes global. A Mao in every pocket // The Economist. – September 28th, 2010.

фунта стерлингов, японской йены и швейцарского франка в совокупности за нимают не более 10% общемировых расчетно-резервных потребностей;

юаня же только приступил к завоеванию своего места и достаточно далек до момента утверждения его на ведущих позициях в международных расчетных и резерв ных активах.

Что касается международных инвестиций и кредита, то их международ ное движение происходит преимущественно в долларах. Причем позиции дол лара при обслуживании международной деятельности банков и бирж, а также инвесторов более существенны, чем в товарно-расчетных и валютно-резервных сферах.

Шестая. Хозяйство, включая его финансовую часть, весьма инертно, что напрямую связано с принципом самосохранения (механизмами выживания, стабильности и устойчивости). Что, однако, не означает его пассианарности и бездеятельности. Наиболее активной и подвижной хозяйственной сферой явля ется финансовая. Ее инструменты не имеют предметной и территориальной за крепленности, и поэтому легко перемещаются между предприятиями, отрасля ми, странами и людьми. Финансовый капитал энергичен и демонстрирует чуде са самонастройки, что не означает отмены общего принципа – инертности.

Выделяются следующие явления и процессы, свидетельствующие об от носительной инертности современной мировой экономики: во-первых, несмот ря на подрыв доверия к доллару, позиции последнего сохраняются. Более того, не ослабевает экономическая целесообразность для всех стран поддерживать доллар на позициях основной резервной и расчетной валюты;

во-вторых, не смотря на широко обсуждаемые предложения по изменению архитектуры фи нансового рынка и замене основных институтов на новые, не только остаются неизменными уже известные ведущие международные валютно-финансовые организации, но и возрастает их значение;

в-третьих, закачка в экономику денег сохраняется как приоритетное направление повышения ликвидности и стиму лирования экономического роста;

в-четвертых, новые финансовые инструмен ты, которые во многом стали причиной экономического кризиса 2008 г., сохра няют свое значение в механизмах обеспечивающих ликвидность и экономиче ский рост и, следовательно, будут ответственны за последующий подъем.

Относительная инертность мировой экономики связана с пассионарно стью финансовых центров, которая означает с одной стороны поддержанием традиционных приемов выживания и лидерства, а с другой стороны, постоян ное новаторство и внедрение нового в финансовую среду. Инновационность крупнейших финансовых центров поражается – это не просто переход основ ных объемов финансового капитала на преимущественно секьюритизирован ных активов, а и постоянное изобретательство, в частности, новых продуктов и каналов их продвижения к потребителям, форм и видов секьритизированных активов, новых биржевых продуктов и т.п.

Цикличность финансового рынка наиболее полно реализуется в процес сах его глобализации. Здесь заметны большие циклы. До Первой мировой вой ны определяющей особенностью рынка была глобализация, но в дальнейшем большую часть прошлого века наблюдалось свертывание мирового финансово го рынка. Переход к новому циклу глобализации финансового рынка начался четверть века назад. В настоящее время глобальный финансовый рынок прак тически сложился. Взаимозависимость национальных рынков и формирование мирового рынка с узловыми точками в виде мировых финансовых центров ста новится характерной особенностью современного финансового рынка. Важной особенностью глобальной финансового рынка является взаимосвязь нацио нальных рынков, что, с одной стороны, расширило узкие масштабы националь ных рынков и позволило использовать мировой капитал для ускорения роста местной экономики, с другой стороны, повысило волатильность и зависимость национальных рынков от мировой конъюнктуры, обеспечив перелив проблем финансового рынка одной страны на другую.

Другой особенностью является изменение соотношения между рыночны ми и государственными силами. Тенденция дерегулирования, характерная для начальной стадии глобализации, в ходе финансового кризиса дополняется тен денцией коллективных механизмов регулирования.

Третьей отличительной стороной новой фазы является переход от экстен сивного к интенсивному пути развития. Экстенсивному механизму соответст вовали следующие процессы: появление новых рынков и территорий, возник новение новых финансовых посредников и бирж, учреждение новых финансо вых центров, появление новых финансовых инструментов. Происходило рас ширение финансового поля деятельности. Интенсивный тип финансового рынка только складывается, но уже заметны основные его особенности, к кото рым относятся следующие: концентрация капитала в основных финансовых центрах, высокий уровень кооперации национальных рынков, универсализация деятельности финансовых посредников, формирование и распространение унифицированной финансовой культуры. В ходе перехода к интенсивному пути развития были учреждены новые международные органы надзора и координа ции финансовых рынков. В 2010 г. стал работать Европейский фонд финансо вой стабильности (European Financial Stability Facility (EFSF) для оказания по мощи странам-членам еврозоны331, годом раньше был учрежден Форум финан совой стабильности, в который наряду с членами Базелевских комиссий вошли министры финансов G-20. Наряду с созданием постоянно действующих между народных надзорных институтов происходило повышение значения действую щих: Мирового банка, Международного валютного фонда, Банка международ ных расчетов. В ближайшем будущем финансовый рынок претерпит опреде ленные изменения, связанные с резким ростом его объемов в развивающихся странах. В настоящее время наиболее крупный финансовый рынок находится в США, где сосредоточено почти 40% всего объема мирового финансового рын ка. Однако набирает силу финансовый рынок развивающихся стран: средний класс растет ускоренными темпами, что обеспечит существенный прирост на копления капитала: рост доходов от реализации сырья и промышленной про дукции уже позволил финансовым рынкам целого ряда новых стран занять Первоначальные размеры фонда составили 440 млрд евро. В дальнейшем его капитал был увеличен почти в два раза.

важные места в мировой рыночной системе. Диктат западного финансового рынка с безусловным господством его транснациональных банков, бирж и ми ровых финансовых центров ушел в прошлое. В настоящее время развивающие ся страны составляю половину мировой экономики, и привлекают более 40% иностранных прямых инвестиций. Прирост основных накоплений капитала происходит в развивающемся мире, дефицит государственного бюджета США почти на две трети финансируется за счет развивающихся стран, из каждых де сяти долларов портфельных вложений шесть идет в развивающиеся страны, на них же приходится свыше половины мировых золотовалютных резервов. Те перь два мира – это два главных конкурента мирового финансового рынка.

Вопреки глобализации финансового капитала сужается поле действия, что связано, прежде всего, с концентрацией и рассредоточением его по финан совым центрам. В силу этого возникают следующие вопросы: как финансовые центры будут обслуживать глобальное хозяйство в следующем десятилетии, какие необходимы инструменты, каково должно быть соотношение рыночного и регулирующего начала, национального и интернационального, каким должно быть структурное построение рынка, его институтов и столиц капитала, как ре волюционные преобразования в финансовой сфере сказываются на экономиче ском росте?

Особенности организации финансового рынка столиц капитала Важными проблемами современных финансовых центров являются изме нения соотношений рыночных и регуляционных основ развития. Дело в том, что одной из основных тенденций становится разнообразие и непостоянство финансовых продуктов, институтов, людей и идей представленных в финансо вой отрасли. К тому же в ходе кризиса ускорилась смена механизма глобально го управления: увеличился набор операционных способов и инструментов по ведения, и возросло многообразие подходов. Создана настолько сложная мо дель и достигнуты такие многообразия поведений, которые ранее никогда не существовали. Колоссальные возможности для бизнеса были подготовлены но выми продуктовыми линейками, новыми рынками, новыми территориями, но выми слоями населения. Тем не менее, стабильность современного рынка по коится на очень тонкой и зыбкой основе. Микроуровневая стабильность зави сит от соотношения собственного и заемного капитала и размеров рисковых вложений, которые делают финансовые учреждения. Рисковые вложения не редко обеспечивают повышенную рентабельность и расширяют поле деятель ность, что позволяет побеждать в конкуретных схватках. Однако в условиях не стабильности они способны привести к банкротству финансовой организации и запустить механизм макроэкономической дестабилизации. Финансовые по средники приспосабливаются к управлению в новых условиях: минимизируют риски и согласовывают огромное многообразие требований, используют мно жественность подходов, действуют на различных территориях и применяют разнообразные операции.

Целый комплекс проблем финансовых рынков связан с техническими и технологическими изменениями. Компьютерная техника и новые каналы связи до неузнаваемости изменили характер деятельности – существенно раздвинули рамки клиентской базы, приблизили значительную часть населения к рынку, что позволило перейти от оптового к оптово-розничному пути развития и раз двинуть масштабы ресурсной базы. Одновременно с техническими изменения ми на финансовом рынке появился и быстро рос средний класс, что позволило привлечь к рынку новых клиентов и пополнить его за счет дополнительных на коплений. Вместе с автоматизацией кредитного, биржевого и страхового дела происходило объединение локальных рынков ссудных капиталов в единый ры нок. Последнее обстоятельство продиктовало повышение уровня переплетения кругооборотов индивидуальных капиталов. Накопление финансового капитала достигало такого уровня, что позволило финансовым институтам, приступить к освоению новых рынков и перейти к массовым клиентским базам в поиске но вых сфер применения.

Главными требованиями промышленных корпораций стали следующие:

«вездесущность» и доступность финансовых институтов и финансовых продук тов. За транснациональными корпорациями последовали транснациональные банки;

так они приступили к завоеванию мира и этот процесс стартовал еще в 1960–1970-х гг. Потом транснациональные финансовые учреждения уже само стоятельно стали завоевывать зарубежные рынки. Посредством кредита не только сглаживались колебания кругооборота капитала, производилась рекон струкция производства, осуществлялась международная торговля, но и безгра нично расширялся платежеспособный спрос (как производительный, так и лич ный). Внешнее инвестирование становится основным при расширении и мо дернизации производства. Форсирование этих процессов и даже сама возмож ность их осуществления базировались на новой и постоянно преобразующейся материально-технической базе кредитного, биржевого, страхового и инвести ционного дела. История преобразований в организации труда в финансовой сфере чрезвычайно короткая и насчитывает не более четверти века и, судя по всему, мы являемся свидетелями только начала данного процесса. В целом рост производительности труда в финансовом деле значительно отстал от других сфер, только в последние годы он получает ускоренное развитие. Есть основа ния полагать, что данный процесс продолжится и в дальнейшем. Именно рост производительности труда сыграет первостепенную роль в развитии финансо вых технологий и многих преобразованиях в финансовой сфере и народном хо зяйстве.

Не финансовый рынок вообще, а финансовые центры в частности начи нают выполнять важную роль в обеспечении экономического роста. Сущест вуют различные теории, которые предлагают свои подходы для объяснения ме ханизма воздействия финансовых посредников и финансового рынка на эконо мическое развитие. В целом наблюдается значительная корреляция между раз витием финансовой отрасли и экономическим ростом. В 1970–1985 гг. 24% инвестиций в компании США осуществлялось с помощью банковских кредитов и около 15% – фондового рынка332. В начале нового века доля банков в финан сировании развития компаний сократилась до 15-20%, доля фондового рынка возросла до 40%. Одновременно происходило и сокращение активов коммерче ских банков в активах финансового сектора США с 58% в 1945 г. до 20% в 2010 г.

Происходила структурная перестройка в среде финансовых посредников: суще ственно возрастала доля инвестиционных и пенсионных фондов и страховых компаний и сокращалась – коммерческих банков. Если до 1980-х годов в сис теме финансовых посредников определяющими были коммерческие банки, то в дальнейшем их значение сократилось, поскольку появились новые виды фи нансовых посредников – лизинговые компании, различные специализирован ные фонды и финансовые компании. Накопления пенсионных фондов и страхо вых компаний достигли такого высокого уровня, что они стали активными уча стниками финансового рынка. Реальные размеры многих финансовых посред ников маскируются за счет забалансовой активности, результаты которой зачастую не включаются в официальную отчетность. Принято считать, что официальные данные любого транснационального финансового института можно увеличивать в два раза, что и отражает реальные активы, находящиеся в его распоряжении. Итогом стала большая дифференциация финансовой дея тельности, что полнее соответствовало интересам потребителей – корпораций, домохозяйств и государств. В результате был задан дополнительный импульс развития, выразившийся в ускорении экономического роста, который пережи вал мир на протяжении двух десятилетий, вплоть до последнего финансового кризиса.

В последнюю четверть прошлого века финансовая сфера стала повышен но доходной, несоразмерно ее вкладу в экономическое развитие. Прибыли фи нансистов с 1980 г. пошли вверх, а промышленников – вниз. Финансовый капи тал стал своеобразным фоном современной экономики. Ни одно общество раньше не испытывало так свою судьбу и не зависело в такой степени от фи нансового капитала, как современное. В рамках популярной сегодня концепции реального сектора экономики распространяется мнение, согласно которому бурный рост финансовых рынков становится тормозом на пути прогресса и экономического процветания. Но имеется ли у реального сектора достаточно веских оснований и стимулов для развития без финансового сектора со всеми его новыми рынками, инструментами и институтами. И не является ли беспре цедентный предкризисный его рост результатом и одновременно основой современного состояния рыночного развития, характеризуемого глобализацией и взаимопроникновением хозяйственных культур. Именно универсализация стоимости и, тем более, его высшей формы – финансового капитала становится лучшим выражением тех мирохозяйственных процессов, которые происходят в современном мире и отражают масштабы развития глобальных процессов.

С макроэкономической (политэкономической) точки зрения как единство, так и различие реального и фиктивного секторов заложены в самом капитале и Gorton G., Winton A. Financial Intermediation. The Wharton School. University of Pennsylva nia. March 1. 2002.

отражают его сущность. В ходе финансового кризиса 2008 г. на повестке дня стала проблема фиксации реального сектора и четкого определения характера, форм и масштабов его соотношения с фиктивным хозяйством. Дело в том, что последнее чаще всего сводилось к финансовому рынку. Складывалось впечат ление, что в таком виде фиктивный сектор также вполне реален и представляет собой продолжение развития реального сектора в сторону стоимости, финансо вых и информативных услуг. Но другой крайностью стало утверждение о ги пертрофированном росте финансового рынка, чрезмерной его дифференциации и специализации субрынков, отрыве их от реальных экономических процессов.

В частности, крах многих финансовых инструментов и деривативных рынков в 2007–2009 гг. привел к переосмыслению роли и места финансового рынка как в ходе экономического роста, так и в кризисных ситуациях. Однако быстро выяс нилось, что кризисная память скоротечна и при первых сигналах роста критика новых финансовых инструментов и рынков сменилась разработкой новых ме ханизмов финансового маневрирования в деле обеспечения экономического развития. Тем не менее, возросла потребность в теоретическом переосмысле нии многих вопросов взаимодействия реального и финансового секторов эко номики.

Кризис послужил спусковым крючком для обсуждения и поиска путей формирования нового финансового порядка. В ходе подготовки к новому миро вому финансовому устройству возникает целый комплекс вопросов, среди ко торых выделяются следующие: насколько новые механизмы должны быть на целены на решение будущих задач и в чем заключаются их особенности, какие тенденции усилятся, какие ослабеют и что нового появится на финансовом рынке?



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.