авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ...»

-- [ Страница 3 ] --

За период 1970–1985 гг. в США почти четверть всех корпоративных инвести ций приходилось на банки, во Франции – 37%, а Японии – 50%91. За следующие тринадцать лет (1985–2008 гг.) ситуация изменилась и банки резко сдали свои позиции в пользу других участников рынка ценных бумаг и прямому финанси рования преимущественно через фондовые биржи. Так, на банки США прихо дилось немногим более 15% корпоративных инвестиций, во Франции этот по казатель составил 28%, а в Японии 45% За период 1980–1995 гг. 35 стран пережили банковские кризисы, которые приостанавливали банковское кредитование, что привело к сокращению эконо мического роста и вызывало рецессию 93. Дело в том, что в цепочке создания новой стоимости финансовые посредники всегда занимали особое место, зна чение которого постоянно возрастало. Так, в США за период 1950–2010 гг. в стоимости произведенного продукта доля финансового сектора возросла с 3 до 8%. Еще более разительные свидетельства участия финансовых посредников в создании новой стоимости представляет Швейцария, где данный показатель превысил 14%94. Другой пример: четверть богатства Лондона производят фи нансовые посредники. В целом в стране их роль значительно скромнее, но и там она превышает 10%.

Причину роста доли финансовых посредников в новой стоимости легко объяснить, используя старую аргументацию, согласно которой, несмотря на но вые возможности и новые финансовые инструменты, в финансовой сфере про исходит рост уровня риска. Финансовые посредники принимают на себя функ цию управления риском. Следовательно, ничего не изменилось с проблемой его компенсации – абсорбция риска была и остается одной из центральных и клас сических функций банков и страховых компаний. Финансовые посредники со гласовывают интересы между двумя сторонами сделки. Они оптимизируют связи между предложением денег (сбережениями) и их потреблением (инвести Allen F. Presidential Address: Do Financial Institutions Matter? // The Journal of Finance, Vol ume 56, Issue 4, August 2001. – P. 1165 (1165-1175 р.).

Gordon G., Winton A. Financial Intermediation. Pennsylvania: The Wharton School, March 1, 2002. – P. 1.

Mayer C. Financial Systems, Corporate Finance, and Economic Development // Asymmetric In formation, Corporate Finance, and Investment. Edited by Glenn Hubbard. – Chicago: University of Chicago Press. 1990. – Р. 198.

The Banker. September 21, 2012. – P. 121.

Demirg-Kunt A., Detragiache E.Does Deposit Insurance Increase Banking System Stability?

An Empirical Investigation // Working paper, International Monetary Fund. 2000.

Scholtens B., Wensveen D. The Theory of Financial Intermediation: An Assay in what it does (not) explain. SUERE – The European Money and Finance Forum. – Vienna: EMFF, 2003. – P. 12;

OECD, – National Accounts, 2011, 2012.

ционным спросом) и действуют как дефлятор риска, поскольку индивидуаль ный инвестор всегда несет больше риска, чем коллективный, у которого он распределяется на капитал и значительный круг клиентов и операций. Однако данное объяснение, каким бы красивым и удобным не было, является не убеди тельным, поскольку снижение уровня риска компенсируется за счет понижения затрат на риск клиента и им же и оплачивается из его доли дохода, но не влия ет на его рост. Поэтому компенсационный характер возмещения затрат финан сового посредника никоим образом не может объяснять их роль в создании но вой стоимости.

Значение финансового посредничества нельзя свести и к простому обна ружению, мониторингу и перераспределению рисков в интересах клиентов. Она значительно важнее. Однако уже в вышеперечисленных действиях заложены возможности создания стоимости, поскольку вышеуказанная работа финансо вых посредников может претендовать на некоторое участие в данном процессе.

Однако более важным обстоятельством становится то, что посредники активно воздействуют на сам уровень риска посредством создания новых финансовых продуктов, которые не в состоянии предложить индивидуальные потребители инвестиций владельцам сбережений, а заемщики – кредиторам. В целом ряде случаев достигается полная гарантия сделки, и у владельцев сбережений и ин весторов практически устраняется сам фактор риска. Например, многие бан ковские вклады, ипотечные кредиты и некоторые другие виды кредитов гаран тируются специальными государственными организациями и программами, ко торые страхуют соответствующие финансовые учреждения, вклады и кредиты.

Кроме того, финансовые посредники имеют репутацию, собственный капитал, значительные забалансовые активы, все это также выступает на стороне гаран тий. Таким образом, не только финансовые посредники, но и государство при нимает на себя задачу управления риском. Для этого применяется механизм его трансформации с частного на государственный уровень.

Несмотря на естественную связь с рыночным несовершенством, финан совое посредничество имеет более богатое содержание, которое раскрывается через его участие в производстве стоимости. Финансовые посредники разрабо тали специальный инструментарий, позволяющий разделить финансовый капи тал на две составляющие – капитальную сумму и риск. С этой целью выпуска ются новые виды ценных бумаг, которые обращаются на особых рынках и вы полняют свои задачи. В данном случае финансовый посредник выступает в со вершенно ином качестве, которое, правда, унаследовано им от его трансформационных функций (преобразования капитала из одного качества на входе в другое – на выходе). Таким образом, финансовые посредники занима ются капиталотворческими делами – одна единица капитала мультиплицирует ся в две новые: первая представлена в виде лишенной риска капитальной сум мы, а вторая – в виде выделенного риска. На самом деле финансовые посредни ки с момента своего появления занимались трансформацией капитала – из де нежных сбережений, краткосрочных и текущих денег, из страховых взносов «производился» долгосрочный капитал. Собственно данная деятельность была исторически и логически исходной для финансовых посредников.

Рассмотренные случаи трансформации денег в капитал, одной формы ка питала в другую и его мультипликации относятся к частным случаям и пред ставляют собой индивидуальную капиталотворческое «производство» каждого конкретного финансового посредника. Для того чтобы представить общую кар тину и перейти к разбору коллективной посреднической деятельности, необхо димо подвести определенные итоги.

Итак, финансовое посредничество выполняет тройную задачу: компенси рует рыночные несовершенства, трансформирует капитал не только путем об разования новых его видов (например, производных бумаг), но и классических, связанных, например, с преобразованием краткосрочных депозитов в долго срочные вложения, а также участвует в создании новой стоимости, путем при роста стоимости действующего финансового капитала. На необходимости ком пенсации несовершенства рынка построены также известные подходы к госу дарственному регулированию финансовых посредников. Идеальный рынок недостижимое явление и поэтому для оптимизации его работы необходимо компенсировать провалы. Стихийно выделилось три основных механизма ком пенсации провалов: «индивидуальные» финансовые посредники, государство и «коллективные» финансовые посредники. Финансовые посредники стихийно выделились из самого рынка и поэтому стали неотъемлемыми его элементами.

Внешними по отношению к нему механизмами, наряду с государственным ре гулированием, стали финансовые центры. Скорее финансовые центры занима ют своеобразную «усредненную» нишу между внутренними и внешними меха низмами рыночных компенсаций. Но их назначение значительно шире. Они от ветственны за производство новой стоимости и рост капитала.

Финансовые центры – высшая организационная форма финансового капитала В стандартных теориях капитала, кредита и финансов пропущены два важных практических обстоятельства – привязка к местности и роль городов в локализации капитала. В предшествующих главах схематично прослежены уз ловые этапы развития экономической науки применительно к выбранной теме и указаны возможные направления применения основных теоретических и кон цептуальных подходов для изучения финансовых центров. Особенно ценным для последующего анализа является использование системы «сбережения – ин вестиции» с учетом рассмотренных ранее временных обстоятельств. Такой подход позволяет не только расширить круг рассматриваемых задач и поднять их на более высокий уровень изучения, но и ввести в научный оборот вопросы, связанные с поведением экономических агентов. Нас интересуют проблемы распределения ресурсов между текущим потреблением и сбережениями, а так же сроки инвестиций, период кредитования с учетом места нахождения участ ников отношений. Поведение рыночных агентов меняется во времени и отло женный спрос компенсируется ожиданием повышенных доходов, что постоян но сказывается на состоянии финансовых центров. Выбор сроков кредитования, перераспределение ресурсов по времени потребления или сбережения, а также инвестиций зависит от массы обстоятельств. Можно ли их перевести в строгие формулировки процессов и действий и выразить с помощью тенденций и зако номерностей? И главное: место нахождения сказывается ли на поведении эко номических агентов? А если сказывается, то каким образом? В связи с эти предлагается перейти к следующей дискуссионной проблеме – возможности подключения к трем хайековским факторам, определяющим движение инве стиций, дополнительного четвертого условия, связанного с воздействием тер риторий на выбор и предпочтения в системе «сбережения-инвестиции».

В книге сделан шаг в направлении определения воздействия на сбереже ния и инвестиции времени и поведения с привязкой к местности. Такой подход позволил установить причины выбора капиталом тех или иных городов и кон центрации в них предложения и спроса в системе «сбережения – инвестиции».

Соединение вопросов предпочтений капиталом направлений движения с вопро сами поведения экономических агентов позволяет выделить основания выбора капиталом городов. С этой целью привлекается теория финансового посредни чества, на базе которой разбираются механизмы пространственного распреде ления капитала и рассматриваются особенности поведения экономических агентов в ведущих мегаполисах. Весь анализ направлен на то, чтобы высветить логику рыночных условий становления финансовых центров, а затем перейти к рассмотрению внешних воздействий на механизмы концентрации в них капи тала. Итак, сосредоточение в городах капитала вызвано эндогенными и экзо генными обстоятельствами. Их можно выделить и даже количественно оценить с достаточно большой точностью, что позволяет не только проследить основ ные пути становления финансовых центров, но и подготовить методологиче ский аппарат для последующего перехода к моделированию основных процес сов их развития.

В наши дни, несмотря на господство транснациональных банков и дос тигнутый ими, казалось бы, верхний предел рыночного совершенства, финан совый капитал продолжает восходить на более высокую структурно-организа ционную ступень. Она определяется не столько могуществом отдельных, даже самых крупных корпораций или ведущих бирж, а привилегиями, которые под готовлены их функционированием в определенных городах. Новый структур ный порядок капитала вытекает из его территориального построения (естест венно, при сохранении идентификации и юридической обособленности и само стоятельности каждого финансового института) в рамках финансовых центров.

В новом окружении по-прежнему все определяет соперничество и кооперация.

Но в игру вмешиваются дополнительные обстоятельства. Для каждого, кто ра ботает в эпицентрах сосредоточения капитала, результат превышает тот, кото рый типичен для периферии. Он является следствием кооперации и по величи не превосходит простую сумму доходов всех индивидуальных капиталов, если бы они действовали не в рамках центра. Дополнительный эффект достигается благодаря уникальному сочетанию комбинаций, которые происходят при на сыщении финансовым капиталом и его институтами городского пространства.

Поэтому вектор движения капитала все чаще перемещается от индивидуально го к коллективному обращению. Итогом становится дальнейшее фокусирова ние интересов корпораций и капиталов в культовых для них местах. Преиму щества территориального объединения индивидуальных капитала не приводят к подрыву конкуренции, которая в рамках финансовых центрах не столько раз ворачивается иначе, сколько разгорается с новой силой. Соперничество сочета ется с кооперацией, типичными становятся краткосрочные и долгосрочные союзы. В их рамках зреют противоречия и разногласия, способные взрывать и полностью элиминировать эффект, полученный от совместной деятельности.

Накал противоречий достигает пика, неустойчивость нарастает, и внутренняя нестабильность в любой момент готова подорвать внешнее благополучие и процветание. Тогда разгорается кризис, заканчивается один цикл и наступает следующий этап развития финансовых центров.

Переход от индивидуального к коллективному посредничеству С переходом от индивидуального посредничества, построенного на дея тельности финансовых институтов, к коллективному, в основе которого нахо дятся финансовые центры, происходит трансформация посреднических свойств и функций. При этом сохраняются и получают дальнейшее развитие такие виды посреднической деятельности как банковская, инвестиционная, страховая и т.п.

Они четко определены и закреплены юридически и находятся под постоянным государственным контролем и регулированием, и выделены в специфические виды институтов, в соответствии с принятой и законодательно закрепленной структурой финансовых институтов. Тем не менее, индивидуальное посредни чество под воздействием универсализации, дерегулирования, глобализации, развития новых рынков и инструментов находится в состоянии трансформации.

Прежде всего, завершается переход к универсальным финансовым институтам, когда стираются границы между отдельными их видами и любое финансовое учреждение становится своеобразным универмагом, в опт и розницу торгую щим широким спектром финансовых продуктов. В этих условиях значительная часть капитала освободилась от государственной опеки, и наладила бескон трольные со стороны общества рынки. Не менее важными обстоятельствами стали внебиржевые обмены, торговля забалансовыми активами, опережающий рост производных инструментов и развитие надгосударственных рынков капи талов. С позиции развития финансовых центров принципиально важным стало то, что глобальный рынок и транснациональные финансовые корпорации выво дят посредничество за рамки отдельных государств и превращают его в миро вое посредничество. И, наконец, главное: возрастает роль финансового посред ничества в приросте капитала, что во многом определяет его позиции и назна чение в обществе.

С методологических позиций индивидуализм и коллективизм – принци пы, характерные для разных отраслей знания – экономики, финансов, полито логии, социологии и ряда других общественных наук 95. Конкретное их воспри О методологии индивидуализма и коллективизма в экономике см.: Гурова И.П. Конкури рующие экономические теории. Глава 2. Раздел II. Индивидуализм и коллективизм. – Улья новск: Ульяновский государственный университет, 1998. – С. 84-91.

ятие для каждой сферы различно. Конечно, имеется специфика их применения и для финансовых центров. Она связана со своеобразным переходом микроэко номических (отдельные финансовые учреждений) в макроэкономические (фи нансовые рынки) подходы с учетом мезоэкономических положений, которые больше соответствуют развитию принципиально нового типа экономических образований – финансового мегаполиса.

Новые перспективы для посредничества Итак, обобщены основные изменения в финансовом посредничестве. Од нако они не ограничились институциональными формами и функциональными уровнями. Преобразования затронули и территориальную организацию финан сового посредничества. Современные финансовые центры открывают для по средничества принципиально новые перспективы. Они втягивают в него город ское пространство. Ведущие мегаполисы становятся своеобразными торговыми площадками для коллективной трансформации ресурсов из одной формы в дру гую, оптимизации спроса и предложения и направления сбережений в инвести ции. В городах действует совокупность финансовых учреждений и насыщение их до определенного уровня, меняет сам механизм опосредования. Он перерас тает индивидуальные рамки отдельных институтов и принимает коллективные формы, когда происходит разделение труда в среде финансовых посредников и в только результате кооперации специализированных учреждений, сосредото ченных в финансовых центрах, достигается необходимый эффект.

Народнохозяйственное назначение финансовых центров сводится, с од ной стороны, к повышению эффективности перехода сбережений в инвестиции в результате экономии времени и труда и лучшей оптимизации связей между конечными сторонами системы «сбережения-инвестиции», а с другой стороны, возрастанию стоимости опосредуемого капитала и повышению эффективности его использования для обеспечения экономического роста.

Изменения в посредничестве требуют переосмысления многих его базо вых положений. Среди них основополагающими являются вопросы не только участия в создании стоимости, но и ценообразования, полезности, устойчиво сти и ликвидности, которые при новом коллективном механизме опосредования решаются принципиально иным образом. Приоритеты финансового посредни чества конкретных банков, инвестиционных фондов, страховых компаний до полнялись преимуществами, которые вытекают из простого нахождения ком пании в финансовой столице. В результате по-иному выстраиваются многие отношения и связи, и видоизменяются механизмы действия целого ряда эконо мических законом и закономерностей.

Посредничество, циклы и основные модели Финансовые центры как посредники ответственны за перераспределение капиталов в экономике. Организуя движение капиталов, они, тем самым, уско ряют многие экономические процессы. Но так бывает не всегда. Различные проблемы способны усложнить расчеты и затруднить свободный перелив денег и капитала. Когда формируется критическая масса проблем, то возникает фи нансовый кризис, который поражает не только отдельные финансовые институ ты, но и финансовые центры в целом. Поэтому роль финансовых центров двоя кая: в условиях нормально функционирующей экономики они ускоряют расче ты, способствуют переливу капитала, увеличивают его стоимость и обеспечи вают экономический рост;

при сбоях финансовые институты способны замедлять и даже приостанавливать расчеты, затруднять перелив капитала, не только не производить новую стоимость, но и фактически уничтожать часть стоимости капитала, а также перекрыть финансовый источник рост и, тем са мым, вызвать кризис.

Финансовые посредники ответственны за распространение циклических колебаний в экономике. Механизмы распространения кризисов описывают не окейнсианские модели финансового акселератора и кредитного рационирова ния. В последнее время привлекают приемы сетевой экономики и модели асимметричного распространения информации. Неокейнсианские модели фи нансового акселератора и кредитного рационирования объясняют участие фи нансового сектора в развитии реального путем перелива капитала с учетом ак тивности государства. Причем выясняется специфика такого участия примени тельно для каждой фазы цикла. Финансовые институты получают возможность воздействовать на экономический рост, денежную массу, уровень инфляции, стоимость капитала и, тем самым, определять ход экономического цикла.

Связь финансовых учреждений удобно рассматривать в виде сетевых взаимодействий. Общепринятым является «эффект домино», который не обя зательно сопряжен с банкротством всех кредитных учреждений, но связан с последовательным распространением проблем по всей финансовой цепочки. В отличие от теорий финансового акселератора и кредитного рационирования, сетевая финансовая экономика и модели финансовых сетей 96 концентрируют внимание не только на переливах кризисных явлений из финансового в реаль ный сектор. Они направлены на учет критической массы неустойчивых фи нансовых институтов, в результате чего перерастание финансовой нестабиль ности в кризис становится предопределенным. Дополняют анализ модели асимметричной информации, которые обращают внимание на узлы противо речий, в которых готовится критическая масса для перехода в неустойчивое состояние.

Циклический ход финансовых центров рассматривается, прежде всего, с позиции либеральных рыночных концепций. Поскольку концентрация финан сового капитала в крупных мегаполисах определяется не только рынком, но и позициями государства, то должное внимание уделяется государственным ин тервенциям. Учитывая то, что неокейнсианские модели отражают статическое состояние финансовых посредников, то для понимания их развития во времени В данной работе под финансовой сетью понимается совокупность финансовых посредни ков (информационных и денежных потоков между ними), между которыми установлены свя зи, т.е. финансовое учреждение рассматривается как открытая организация для внешних коммуникаций и взаимодействий и элемент общей их системы.

требуется переход к динамическим характеристикам последних. Не менее важ ным является территориальное моделирование посреднической деятельности, которое в настоящее время пока еще не применялось. Переход от статической к динамической финансовой картине позволяет рассматривать процесс разверты вания кризиса, что возможно с помощью моделей сетевой и асимметричной экономики. С ростом масштабов и усложнением сетей уровень зависимости финансовых посредников существенно возрастает. Наиболее известные связи строятся на базе платежных систем и клиринга обязательств между финансо выми посредниками. Важными формами установления устойчивых связей меж ду финансовыми посредниками выступают синдикативные кредиты, пулы ин весторов для размещения IPO, пакетированные ипотечные и автомобильные кредиты. Они представляют собой объединения юридически самостоятельных институтов в рамках отдельных операций и на определенный срок.

Несмотря на сетевое построение, финансовый рынок, информация и по токи капиталов асимметричны, что провоцирует перелив нестабильности из одного места в другое. В целом модели финансового акселератора, кредитного рационирования, сетевого и асимметричного финансового посредничества рас крывают взаимосвязи между колебаниями деловой активности и состоянием финансовых посредников.

Современный финансовый кризис в очередной раз продемонстрировал роль финансовых посредников в экономике. В рамках сетевой экономики транснациональные банки и инвестиционные фонды выступают источником переноса проблем и противоречий из одной страны в другую и из одного секто ра экономики в другой, что подрывает экономическую стабильность.

Финансовые посредники распространяют проблемы на обширные хозяй ственные зоны двумя основными способами:

во-первых, через механизм нарастания и трансформации задолженно сти. Обычная банковская задолженность дополняет наличные и безналичные деньги и участвует в формировании денежной массы. Посредством трансфор мации одной формы задолженности в другую происходит мультипликация фи нансовых обязательств и создается видимость решения проблемы. Фактически же ее решение просто отодвигается во времени и передается целому ряду учре ждений, участвующих в цепочке модификации задолженности. Любые наруше ния у банков воздействуют на массу денег в обращении и ведут к неплатежам;

во-вторых, через механизм домино. Финансовые посредники действуют как система сообщающихся сосудов – они связаны друг с другом через системы взаимных займов и кредитов, а также денежных расчетов. Задержка платежей у одного банка немедленно сказывается на его контрагентах – ослабляет их фи нансовую устойчивость, а в ряде случаев ведет к банкротству.

Денежная несостоятельность крупного института вызывает цепочку не платежей, что способно нарушить хозяйственные связи и привести к экономи ческому кризису. Все упирается в вопрос системности неплатежей, т.е. дости жения критической массы невыполнения обязательств, за которой следует кри зис. Считается, что для банка в своем портфеле вполне нормально иметь 3% «плохих» кредитов. Однако в США доля «плохих» банковских кредитов с по 2007 г. возросла с 3 до 15% 97, что, естественно, привело к сбоям в работе банковской системы и вызвало кризис.

Городская среда финансового посредничества Денежные интересы капитала всегда были решающими. Они служили и отправной точкой его функционирования, но всегда отталкивались от городов, где денежная среда формировалась и расцветала. Финансовые центры неизмен но требовали денежную определенность. Надежная и твердая валюта, свободно обращаемая, всегда привлекала капитал, и он устремлялся туда, где соблюда лись такие условия. Государство, обеспечив деньгам выполнение задач, кото рые ставили перед ним отечественный и зарубежный капиталы, создавало, тем самым, базовые условия для становления финансовых центров. Но была еще масса других требований, которые выдвигал финансовый капитал, и которые необходимо было выполнить рынку и государству, и только тогда капитал го ворил – здесь быть финансовому центру.

Ирвинг Фишер98 указывал на то, что финансы не только теория опреде ленных экономических, но и социальных взаимодействий. Основными местами таких социальных взаимодействий становятся города, что определяет их до полнительное участие в развитии финансового капитала. Состояние городской среды, культуры и качества жизни – всегда интересовали капитал. Постоянно реагируя на разнообразные запросы он усложняло жизнь финансовых центров, которые всегда должны были следить за изменениями или терять лидерство, что нередко и случалось. Причем, многие «прочие» обстоятельства вполне оче видные для капитала, но зачастую слабо обозримые и в силу каких-то причин неуловимые для государственных чиновников, нередко становились решаю щими при выборе мест размещения. В ходе своего развития финансовый капи тал решал задачи экономического роста, богатства и дохода. С этой целью он всегда использовал городскую среду.

«Города – двигатель экономического роста» – данное положение было выдвинуто Мировым банком 99 и достаточно широко проработано Западной мыслью в основном с урбанистических позиций. Вопрос определяющего уча стия городов в экономическом росте рассматривается с учетом следующих трех обстоятельств: свыше половины населения живет в городах;

70% мирового ва лового продукта производится, и основной объем богатства находится в горо дах;

города потребляют основной объем энергии. Все вышесказанное определя ет позиции городов в денежном обороте.

The Banker, 1 May, 2012. – P. 97-98.

Американский экономист, представитель неоклассицизма, 1867–1947 гг. Закончил Йель ский университет. Сделал вклад в теорию предельной полезности и теорию денег.

World Bank Institute and the World Bank's Urban Development and Local Government unit. // http://www.youtube.com/watch?v=mANzdLhxXXw Культурный капитал также формировался в городах и считал их своей «родиной»100. Можно рассматривать две основные его формы 101, при которых скопление материальных элементов сочетается с накоплением культурного достоянию (материального и духовного)102. В связи с нашим анализом интере сен подход Дэвида Тросби, который, основываясь на введенном П. Бурдье по нятии «культурный капитал»103, рассмотрел три его разновидности – вопло щенный, объективированный и институционалированный 104. На наш взгляд все эти три разновидности вполне применимы при анализе финансовых центров.

Попытаться разобраться как они связаны с развитием финансовых.

Роль культурного капитала в финансовых центрах История культурного капитала отличается от истории культуры, так же как и капитала. Она характеризует временной контекст становления столиц ка питала. Какие идеи, мысли способствовали городским преобразованиям и из менениям в капитале? почему наращивание культуры и образования выступали условием для фокусирования капитала? Культурная парадигма представляла собой некую «понятийную конструкцию», в которой основными несущими звеньями служили интеллектуальный уровень и система ценностей человека, которые способствовали постановке и помогали решению задач как жизненно важных, так и повседневных. Применительно к культурному капиталу она сра батывала в качестве своеобразного аккумулятора креативной человеческой энергии. Такая энергия, с одной стороны, представлена в застывших архитек турных формах, картинах, скульптурах, произведениях литературы и музыки, с другой стороны, аккумулирована в знаниях и способностях человека ставить и решать определенные задачи. Человеческий потенциал существует в текущем, живом виде и неотделимом от человека, который является его носителем и в таком обличье он поступает в распоряжение финансовых центров. И именно этот культурный капитал участвует в росте капитала.

Достаточно хорошо проработано понятие «социальный капитал», согласно которому соци альная сеть обладает такой же стоимостью, как и остальные факторы производства и позволяет увеличивать производительность. Термин «социальный капитал» введен в 1983 г. Пьером Бур дьё (1930–2002 гг.), хотя основы этого понятия были вскрыты еще в 1916 г. (Hanifan, L. J. () The rural school community center", Annals of the American Academy of Political and Social Science, № 67, 1916. – Р. 130-138;

Hanifan L. J. The Community Center, Boston: Silver Burdett, 1920. В конце 1990-х гг. данная концепция набирала популярность, поскольку она позволяла фокусировать ис следовательские программы Мирового банка в соответствующем направлении.

Поскольку важнейшие характеристиками, включенные в понятие «культурный капитал», связаны с человеком, то возникали попытки заменить термин «культурный капитал» на «че ловеческий капитал». Однако культурный капитал обладает не только общечеловеческим знанием, но и значительным объемом овеществленной человеческой деятельности предмет ностью, в которые включены здания, театры, картины, литературные произведения и т.п.

Kramer L. Universities, Cities, and the Modern Culture Industry. Lecture 2 // http://www.youtube.com/watch?v=NqfY3kettGs&feature=related Бурдье П. Формы капитала // Экономическая социология. – 2002. – Т. 3. – № 5. – С. 60- Trosbi D. Cultural capital // Journal of Cultural Economics. – 1999. – № 23. – P. 3-12.

Культурный капитал можно выразить экономическими показателями, т.е.

определить его ценность. В ее основе находятся вполне очевидные и количест венно определенные затраты на поддержание и развитие социально-культурной жизни города (в материальной и духовной формах). Но имеется еще и другая сторона оценки культурного капитала. Она связана с его вкладом в развитие финансовых центров. Здесь все сложнее и количественная определенность не столь явно прослеживается.

В связи с рассмотрением участия культурного капитала в развитии фи нансовых центров важными вопросами являются следующие: задействован ли культурный капитал в производстве финансового капитала или он только соз дает необходимый фон для биржевой и банковской активности? Является ли культурный капитал контекстом соответствующего движения капитала? Обла дает ли он наряду с социальной экономической миссией возможностями участ вовать в увеличении стоимости капитала, обращаемого в финансовых центрах?

Для ответа на последний вопрос в работе предпринята попытка разобраться с механизмом трансформации и прироста стоимости в финансовых центрах. За дача сводится к поиску участия культурного капитала не в «закулисных»», а в основных играх капитала.

Итак, культурный капитал представляет собой не столько общий фон раз вития столиц капитала, сколько важный элемент, которые приводит финансо вые центры в рабочее состояние и, строго говоря, вообще позволяет им сущест вовать.

ГЛАВА 5. ТЕОРИЯ РЕПРОДУКЦИИ ФИНАНСОВЫХ ЦЕНТРОВ Весь материал в книге подобран так, чтобы шаг за шагом показать основ ные тенденции и закономерности финансовых центров и на этой базе построить теорию их развития. С этой целью выдвигается предположение о том, что сто лицы капитала принимают на себя коллективные посреднические функции, что становится решающим условием и основным направлением их развития. На этой базе определяются механизмы репродукции, рециркуляции и цикличности финансовых центров, что позволяет объяснить основные условия их воспроиз водства. Даже в случае свертывания финансовой активности и длительного пе рерыва деятельности происходило нередко восстановление многих финансовых центров в тех же самых географических точках, где они находились и раньше.

Дело в том, что финансовые центры обладают разнообразными способно стями, среди которых важнейшие являются следующие: возрождение, измене ние, развитие и преодоление кризиса, а также «размножение» – образование системы финансовых центров. Предложенная теория позволяет применять принципы расширенного воспроизводства к финансовым центрам, объяснять процессы развития уже существующих и появления новых центров. Постоянно действуют два основных механизма их расширенного воспроизводства, диффе ренцированных по главенству рыночных либо государственных сил. Выдвига ются и другие подходы ранжирования, в основе которых заложены следующие условия: уровень глобализации, финансово-информационные асимметрии, по казатели стабильности и полноты выполнения финансово-посреднических функций.

Особое значение для центров имеют принципы историзма и цикличности.

С их помощью раскрываются такие свойства финансовых центров, как способ ность возрождаться, размножаться, сокращать и наращивать свое присутствие, менять лидеров и организовывать работу по законам сетевой экономики. Нако нец, финансовые центры можно познать только в динамике. Постоянные изме нения в структуре и составе учреждений, потоках капиталов, механизмах сде лок, рыночных продуктах и условиях, государственном воздействии, переме щении профессионалов, развитии культурного капитала и урбанизации не позволяют застыть и уклониться от конкуренции. Однако все движение проис ходит не по прямой линии, а циклично, с подъемами и падениями, ускорениями и торможениями и периодически даже отступлениями – только в таком состоя нии познается лицо столиц капитала.

Цикличность денежного могущества Лондона и Санкт-Петербурга Итак, в основу финансовых центров заложен принцип историзма, кото рый строится на своеобразной «генной» предопределенности. Он решает важ ную задачу – показывают некий детерминизм их существования. Данный вывод легко сделать, если за длительный промежуток времени рассмотреть все жиз ненные катаклизмы классических финансовых центров, которые переживали лучшие и худшие времена и даже периодически, как порой казалось, завершали свой жизненный путь. Так неоднократно происходило с Лондоном, который еще со времен колонизации Британских островов Римской империей выделился в качестве торгового, меняльного и кредитного центра северо-западного края цивилизации. С закатом Римской империи на долгие годы денежная жизнь Лондона была сведена к минимуму. Но как свидетельствует история, денежная коммерция неоднократно возрождалась в том же самом месте, а с формирова нием Британской империи все перешло в качественно новую форму – мирового финансового центра.

Значительно меньшую историю имело финансовое возвеличивание Санкт Петербурга. На рубеже XIX и XX в. город занял важное место в системе фи нансовых столиц Европы. Однако его финансовая слава в 1914 г. угасла, а в 1917 г. неожиданно исчезла, и весь прошлый век казалось, что навсегда. Однако завершение финансового цикла не означало отсутствие вопросов, связанных как с его прошлым, так и с возможными будущими перспективами. Среди них выделяется следующая группа вопросов: закрыта ли для будущих поколений дальнейшая финансовая история Северной Пальмиры? или приобретенные в прошлом свойства способны возродиться (на новой или старой основе) и про явить скрытый потенциал? какие следует предпринять шаги для возрождения финансовой столицы? какова роль в них отведена рынку и государству? Сле дующая группа вопросов: способно ли общество реализовать данную задачу?

нужен ли России финансовый центр в Санкт-Петербурге? как он может соотно сится с концепцией формирования Международного финансового центра в Мо скве? и как мировое сообщество воспримет данную идею? И, наконец, в случае возрождения Северной финансовой столицы не менее важными станут такие вопросы: каким образом новое назначение города будет соотноситься с при знанным культурным его статусом? можно ли связать финансовые задачи с раз витием туристической привлекательности города, с постановкой научных, об разовательных, технологических и инновационных и, конечно, архитектурных и урбанистских его приоритетов?

От зональной организации финансовой торговли к трехосной структуре финансовых центров, перерастающей в полицентрическую Предложенная теория посредничества и воспроизводства решает ряд смежных задач: определяет географическую идентичность финансовых рынков и институтов, примиряет и объединяет ряд теоретических разработок в сферах урбанизации, социально-культурного и интеллектуального развития, глобали зации с теориями кредита и денег, а также финансового капитала.

Несколько сходных проблем для решения темы: зональная организация финансовой коммерции и участие денежного механизма в перераспределении богатства, сетевая экономика и геополитическая карта капитала с узловыми центрами, которые перемещались по мере перераспределения богатства и раз вития цивилизации.

Зональная организация и концентрация торговли и финансов сфокусиро вала капиталы в основных географических точках, где они оптимально решали свои задачи и реализовывали многочисленные функции. Города обрастали или точнее нарастали бизнесом, который группировался по определенным законам.

К центру стремилась финансовая коммерция – она была универсальной и нуж далась в организации пространства так, чтобы быть равнодоступной всем дру гим видам бизнеса.

Зональное устройство торговли – отличительная особенность организа ции финансового рынка. Она не имеет таких четких юридически закрепленных структур и форм как финансовые институты и их система, принятая в каждой конкретной стране. Тем не менее, отчетливо прослеживается определенность зональной организации финансовой торговли, которая всегда стремилась к го родскому центру.

В отличие от зональной организации городской коммерции, на мегауров не она имела другое назначение – вела к становлению центростремительной картины организации мирового финансового рынка. В качестве центра попере менно выступали Париж (XVIII–XIX вв.), Лондон (вторая половина XIX – на чало XX в.), Нью-Йорк (середина XX в.). Оптимальная зональная организация финансового рынка постоянно уточнялась и дополнялась новыми элементами.

В 1960–1970-х гг. сформировалась североатлантическая ось конкурирующих и одновременно сотрудничающих центров – Нью-Йорк – Лондон. В дальнейшем появилась и тихоокеанская ось, которая связала Нью-Йорк с Токио. В XXI в.

усилилось действие тенденции к полицентризму зональной организации тор говли. К 2012 г. Шанхай, Гонконг и Сингапур прочно утвердились среди фи нансовых лидеров мира. К ним подтягиваются и другие центры, ранее действо вавшие в качестве региональных. Все вместе они создают новую решетчатую конструкцию зональной организации финансов и действуют по принципам се тевой экономики с разной силой узловыми пунктами.

Географическая асимметричность распределения капитала определяла неравномерность его размещения. Зарубежный финансовый капитал сосредо точивался в тех местах, в которых соблюдались следующие основные условия:

всегда был относительный его избыток, присутствовал спрос и создавались привилегии для обращения. Капитал тянулся к капиталу – это основной закон формирования финансовых центров. Как только капитал достигал определен ных размеров, то сразу же качественно перерождался: космополитические его интересы не выносили национальных границ и требовали свободы, но одно временно нуждались в опорных пунктах, где он мог без проблем размещаться и реализовывать свои глобальные функции. Внешняя устремленность капитала не означала невозможность его использования для решения внутренних задач городов и стран его притяжения.

Устойчивость против цикличности В репродукции финансовых центров узловыми условиями являлись ус тойчивость, сопряженная с цикличностью. Стабильность достигалась не по средством отрицания кризисов, поскольку спады, как и подъемы, служили не отъемлемыми элементами развития, а через мобилизацию своеобразного векто ра финансовой напряженности. Данный «вектор» определял не только состоя ние и целевое назначение того или иного города, но и постоянство выполнения им финансовых функций и узловое место в мировом финансовом рынке. Цик личность развития финансовых центров является решающим условием их ре продуктивности и поддержания их жизнедеятельности.

Сложно найти признаки постоянства в биржевых колебаниях, но они су ществуют и пробивают себе дорогу чрез молниеносные взлеты и падения, пе риоды паник и процветаний. Точно так же обстоит дело и с финансовыми цен трами. Там даже спекулятивное движение горячих денег позволяло выравни вать цены, мобилизовать повышенную их текучесть для решения задач пере распределения богатства, повышать рыночную ликвидность. Однако в ходе кризиса горячие деньги пробуждали агрессию капитала и усиливали структур ные его асимметрии. Они вызывали также изменения соотношения сил финан совых центров и ухудшали состояния отдельных рынков, создавали повышен ную напряженность, волотильность и общую нервозность. Финансовые центры наряду с положительным зарядом для мировой экономики несли и дополни тельную нестабильность, что достаточно ярко реализовалось в ходе современ ного кризиса. В результате финансовые центры и их основные институты под верглись жесткой критике, и созрело желание перейти к коллективному надзо ру за их деятельностью.

Современную экономическую систему трудно рассматривать с позиции капитализма, если подходить к этому строю, как его понимали Адам Смит и Карл Маркс. Это и рыночное, и одновременно государством управляемое об щество. Социальная ориентация, процветание народа сочетаются с возвеличи ванием и приоритетом богатства. Весь вопрос в соотношении различных сил, в акцентах и нюансах, когда речь идет о рынке или государстве, социальной ори ентации или учете требований капитала либо об их взаимодействии и симбиозе.

Но эти «акценты» и «нюансы» могут быть решающими для правильного пони мания происходящего и требовать точного реагирования.

В книге выдвигаются еще дополнительные обстоятельства, которые на кладывают отпечаток на рассматриваемые вопросы. Их можно определить как финансализация и социализация общества. Под первым понимается возрас тающая зависимость от финансового сектора и соответственно сокращение значения реально-материального производства. Мировые финансовые центры становятся своеобразными символами и результатами современного развития.

Слово «социализация» может ввести в заблуждение и привести к неправомер ным выводам о социалистической направленности развития цивилизации во обще и финансовых центров в частности. Под социализацией общества в дан ном случае понимается, с одной стороны, финансовая социализация. Насколько возможно капиталом провести объединение и свести воедино различные со ставляющие общественного развития – экономику, психологию, культуру, быт, сознание, настолько возможно успешное его развитие. С другой стороны, со циализация означает объединение, которое определяется глобализацией и эко номическим, политическим, идеологическим и культурным взаимопроникнове нием различных общественных структур. В процессе взаимопроникновения особое место отведено мировым финансовым центрам, поскольку они олице творяют высший результат такой унификации и предлагают дальнейшую уни версализацию мира, построенного по законам сетевой информационно-финан совой системы.

Наконец, финансовые центры являются своеобразными инкубаторами идей и не только спекулятивного плана и направленных только на банки, бир жи, кредит и инвестиции. Более важным становится то, что в них создается особая благоприятная среда, которая способствует развитию креативности, профессионализма, инициативы, предпринимательства. Там складываются но вые силы, которые способны справиться с новыми общественными вызовами и преобразовать мир в лучшую сторону. Высокий уровень интеллекта и креатив ности – основное богатство и главный капитал финансовых центров.

Решение задач старта и развития финансовых центров возможно с двух противоположных сторон: во-первых, с позиции администрирования и государ ственного выращивания необходимых условий;

во-вторых, с позиции свобод ного рынка – что общество, а не правительство должно сделать, и что экономи ка может позволить и предоставить, и как организованы и мобилизованы сво бодные силы. Правительственному решению о том, каким быть финансовому центру, должно соответствовать требование предпринимателей. Только по следним суждено арбитрировать данный процесс. Организация денежных игр требует соблюдения интересов игроков. Каким быть финансовому центру и быть ли ему? Вопрос не праздный. Его решали и будут решать многие страны.

Были успехи и были неудачи, но мировая карта финансового капитала измени лась в пользу полицентризма: созданы денежные сети, в которых узловые места заняли ведущие финансовые столицы, но и они во многом стали зависеть от центров более низшего порядка – региональных финансовых узлов. Насколько возможно в данных процессах полагаться на рынок? И в состоянии ли государ ство предложить путь финансового освоения городского пространства и под ключения его к мировым сетям?

«А факт – самая упрямая в мире вещь»

Воланд, Булгаков М. Мастер и Маргарита ГЛАВА 6. РОЛЬ ДЕНЕЖНЫХ МЕХАНИЗМОВ В РАЗВИТИИ ФИНАНСОВЫХ ЦЕНТРОВ За последние сто лет в системе мировых финансовых центров произошло несколько важных изменений. В данном разделе рассматриваются лишь те из них, которые были вызваны преобразованиями денежных систем. С этой целью выделены диаметрально противоположные две, для удобства восприятия (и с учетом моды) условно названные «дорожные карты», посредством которых прослежено воздействие денежных систем на мировые финансовые центры:

инновационная (регуляционная) и традиционная (рыночная).

Согласно первому, инновационному, пути, финансовые центры внутренне не стабильны: подъемы и падения, приливы и отливы капиталов, волны экс трима, банкротств, паник, ажиотажей возникали на пути роста и процветания;

почти постоянные эксперименты – удачные и неудачные вели к сворачиванию активности в одних центрах и форсированному развитию в других. Такой под ход требует государственного вмешательства для исправления ошибок, с тем, чтобы придать местам концентрации капитала большую устойчивость. По сво ей сути это экзогенная составляющая развития финансовых центров, посредст вом которой корректировались рыночные силы. В США государственная ин тервенция в финансовую жизнь городов началась еще в 1914 г. с учреждением Федеральной резервной системы. После Первой мировой войны практически во всех воевавших странах происходило наращивание государственного вмеша тельства в городскую финансовую коммерцию с целью придания ей большей стабильности. При этом деньгам отводилась основная новаторская роль в деле ускорения сдерживания или блокирования развития финансового капитала.

Упор государства на деньги, с целью стабилизации общеэкономического и го родского развития, значительно усилился в ходе Великой депрессии и еще больше во время восстановления хозяйства после Второй мировой войны.

Идеи Дж. Кейнса и его последователей воплощались в экономической политике и привели к концентрации финансового могущества Нью-Йорка. Ев ропейские города не смогли полностью использовать силу государства для на ращивания денежных позиций, поскольку приоритетным было выживание ка питалистической системы. Во второй половине прошлого века ситуация видо изменилась. Соотношение рыночных и государственных начал менялось по мере восстановления европейских финансовых центров, а в новом веке – появления новых финансовых центров. Когда государственная инновационность действо вала на опережении или, по крайней мере, не отставала от требований рынка, то создавалось впечатление, что она стабилизировала денежные механизмы и ус коряла становление финансовых центров. Но вопрос устойчивости мог решать ся не только с помощью государства, но и рыночными способами.

Второй, традиционный, подход стабильность финансовых центров выво дил из рынка. Действия рыночных агентов, если рассматривать их без связи с массой обстоятельств, могли представляться случайными. Однако оказывается, что любые «случайности» занимают определенное место в механизме функцио нирования финансового капитала. Они закономерны, но только если рассматри вать финансовые центры не в застывшем и сиюминутном состоянии, а в динами ке и за большой промежуток времени. Пример: если впервые попасть на желез нодорожную станцию, то можно растеряться – случайный обозреватель заметит полный беспорядок, массу снующих, озабоченных или праздных людей;

но по степенно узнаешь, что утром люди спешат на работу, а вечером возвращаются, днем цель поездки другая, т.е. вооружившись знаниями все можно упорядочить, и движение людей получает смысл. Все данные замечания полностью относятся к внешне случайным сделкам, потокам капитала, перемещению людей, действию финансовых институтов, обслуживающей инфраструктуре и даже к архитектуре, состоянию связи, процессам урбанизации, культурной и бытовой среде, т.е. ко всему, что происходит в мировых финансовых центрах и из чего они состоят.

Предмет «деньги» – один из центральных и наиболее сложных в эконо мической теории и поэтому к нему обращается большинство экономистов. Он относится к ключевой хозяйственной проблеме и входит в число постоянной заботы правительств и политиков, центральных и частных банков, кредиторов и должников и каждого человека. Что же касается мировых финансовых центров, то для них проблема денег является определяющей. Без ее решения нельзя под готовить квалифицированный ответ на основные вопросы функционирования финансовых рынков и финансовых учреждений, развития урбанизации и куль турного капитала. Поэтому для начала мы также подойдем к финансовым цен трам с позиции денег. Тем более что деньги являются не только средством, но и выступают мерой и основой сосредоточения финансового богатства в городах, служат наглядным свидетельством могущества и власти финансовых столиц.


С позиции традиционной и инновационной модели финансовые центры ну ждается в корректировке: в первом случае со стороны государства, во втором – рынка. Рынок владеет двумя главными приемами корректировки: короткие про дажи105 и банкротства106. В распоряжении государства находится денежно-кредит Часто их сводят к спекулятивной игре – покупкам ради продажи. Однако это одно из ус ловий поддержания ликвидности рынка.

В условиях кризиса оба механизма рыночной корректировки подверглись жесткой крити ки. Короткие продажи в целом ряде стран периодически приостанавливались, формирова лось негативное отношение к спекулятивному переливу капитала. В случаях с участием в коротких продажах иностранцев к ним относились как к нарушению суверенитета нацио нальных финансовых рынков, и, в связи с этим, поднимался вопрос об обеспечении финан совой безопасности государства путем ограничения участия иностранного капитала в финан совых спекуляциях, что равносильно было запрету мировым финансовым центрам выпол нять свои функции. Критике подверглись и банкротства. Популярным стало выражение – «слишком большой для банкротства» (См.: Ключников О.И. Транснациональные банки в глобальной экономике. – СПб.: СПбГУЭФ, 2009. – С. 31-41, 128-130, 138-143). Поэтому го сударство прибегало к широкомасштабной помощи ведущим финансовым институтам. В ре зультате ограничивалось действие рыночных механизмов коррекции деятельности финансо вых центров. Вместе с тем, короткие продажи на бирже обеспечивают ликвидность и вырав нивание цен. В случае оттока капитала, занимающегося данной деятельностью, дифферен циация цен возрастает, а мобилизация инвестиционного капитала осложняется. Банкротства, несмотря на все проблемы, которые они приносят индивидуальным инвесторам и населению, освобождают рынок от неэффективных учреждений и корректируют его в сторону повыше ния результативности.

ная система, которая воздействует на поведение финансового капитала. Она спо собствует или препятствует его концентрации в тех или иных местах. Посредст вом свобод и ограничений обращения денег и капитала, изменения массы денег и процентной ставки, государство стимулирует или ограничивает, сворачивает или полностью останавливает работу финансовых центров. Если рассматривать финансовые центры с позиции австрийской школы, то циклические их колеба ния неизбежны, а кризисы оказывают оздоравливающее воздействие. Другие школы также учитывают циклы и возводят их в ранг определяющих условий любой хозяйственной системы. Однако австрийская школа освобождена от же сткого производственного их детерминизма и выводит инициативный и транс миссионный характер циклов из денежно-кредитных потоков и ориентиров.

Стабильной системы (будь то общеэкономическая или ограниченная го родским пространством) не существует, по определению. Каждый кризис, как правило, сложнее, ответная реакция не него (государственная и рыночная) чаще масштабнее и, главное, сознательнее 107. Государство действует в направлении повышения уровня регуляции финансовых центров. В ходе современного цик ла, национальные рычаги воздействия нуждались внешних дополнений. В част ности, наметился переход к международной координации государственного ре гулирования;

предлагалось учреждение международного органа надзора за транснациональными финансовыми учреждениями и финансовыми центра ми108. В конце прошлого века мировое сообщество перешло к разработке меха низмов регулирования оффшорных зон в направлении повышения уровня их транспоратности и реагирования на запросы национальных налоговых ве домств. Что касается классических мировых финансовых центров, то к коорди нации их деятельности только преступают. Тем не менее, на их развитие оказы вают воздействие такие органы как Банк международных расчетов и Базелев ские комиссии, которые предложили единые стандарты учетной и отчетной информации, требования к активам и соотношению собственного и заемного капитала банков;

происходил переход к текущему мониторингу состояния фи нансовых учреждений, рынков и центров109.

Вводные замечания к вопросу о назначении денег в мировых финансовых центрах Наше отношение к деньгам в мировых финансовых центрах строится на трех основных тезисах:

Первое положение: современная денежная система находится в состоя нии кризиса. С одних позиций она идет в направлении коллапса;

с других – не избежна трансформация денежной системы из одного состояния в другое. Ис Великая депрессия, так же как и современный финансовый кризис, стартовала в мировых финансовых центрах. В первую очередь пострадали ведущие финансовые институты этих центров и лишь постепенно кризисные волны затронули некоторые институты, которые на ходились за рамками финансовых центров. См.: Ключников И.К., Молчанова О.А. Финансо вые кризисы: история, теория и современность. – СПб.: СПбГУ, 2011.

См.: Ключников О.И. Транснациональные банки в глобальной экономике. – СПб.:

СПбГУЭФ, 2009. – С. 124-135.

Там же. – С. 144-155.

тории известны многочисленные трансформации денежных систем – одни со провождались хозяйственными (нередко и политическими и военными) катаст рофами, а другие проходили достаточно плавно.

Второе положение: инфляция оказывает важное воздействие на ста новление и развитие финансовых центров. Развитая экономика за прошедшие два века накопила значительный опыт преодоления инфляции, но и в новом ве ка она продолжает оказывать воздействие на ряд стран и их продвижение по пути создания финансовых центров. Инфляция непосредственно связана с пе рераспределением богатства. Способны ли мировые финансовые центры его улавливать, используя инфляционные механизмы? А если способны, то возни кает вопрос: как с помощью манипуляций с деньгами происходило перераспре деление богатства между мировыми финансовыми центрами и остальным миром?

Третье положение: денежные игры вели к взлетам и падениям финансо вых центров. Если в центре внимания поставлена денежная история, то выводы возможны следующие: основные финансовые центры падали и возрождались практически всегда в одних и тех же местах и для этого были свои основания, среди которых важными и зачастую определяющими были деньги, взлеты и па дения которых провоцировали изменения позиций финансовых центров. Логи ка достаточно проста – если денег недостаточно, то отсутствуют основания для возникновения финансовых приоритетов в городах.

Работа не предусматривает обращение к истории денег, кредита, банков и бирж не только потому, что в данной книге недостаточно места даже для крат кого освещения данных вопросов, и не потому, что денежно-кредитным про блемам уделено достаточно много внимания. Дело совсем в другом. Непосред ственно деньги, банки, биржи не отражают в своей истории взлеты и падения финансовых центров, хотя в целом ряде случаев косвенно свидетельствуют о них, но всегда следуют за их ходом или же его предваряют. Решение проблемы финансовых центров выдвигает на передний план совершенно другие задачи, среди которых выделяются следующие: история урбанизации, зональная орга низация торговли, этапы перелива капитала, ход городской организации финан сового рынка, развитие государственного регулирования и законодательства, а также хозяйственная и преимущественно кредитная, биржевая и обще финансовая культурная среда. Деньги же во всех случаях выступают как способ решения основных проблем, результат накопления капитала и, конечно, мера могущества финансового центра. Поэтому любые денежные колебания сказы ваются самым непосредственным образом на финансовых центрах.

Когда обсуждаются деньги, то сначала необходимо договориться о каких деньгах идет речь? как и в качестве чего они представляются? В данном случае интересует не сущность денег вообще, а их функциональное назначение в фи нансовых центрах110. Специфика данного вопроса обусловлена целой массой Высказывание о деньгах нефтяного магната Гарольд Ханта (1889–1974 гг., в 1950-х гг. счи тался самым богатым человеком планеты): «Деньги – только средства подсчета». О данном подходе к деньгам еще раньше говорил Джон Морган;

1837–1913 гг., банкир и финансист, продолжатель дела банкирского дома «Дж.С. Морган», в 1895 г. переросшего в инвестицион ный банк «Дж.П. Морган», в прошлом веке входил в число трех ведущих инвестиционных банков мира;

в ходе современного кризиса перешел в «ведомство» коммерческих банков.

обстоятельств, о которых речь пойдет ниже. Тем не менее, необходимо сделать ряд акцентов на определенные обстоятельства и выбранные приоритеты.

Первый: разграничение денег на как таковые и как капитал. Среди боль шинства экономистов по данному вопросу нет особых разногласий. Широко известны различия в подходах характеризующих назначение денег и капитала, которые сводятся к трем основным: марксистскому, рыночному (и, в частности особенно, к неолиберальному) и неокейнсианскому. Если первый (марксист ский) во главу угла ставил идеологические мотивы – эксплуататорскую сущ ность денег и трудовой (затратный) их характер, то второе и третье – прагмати ческие, связанные со способом, возможностями и перспективами развития де нег и капитала и задачами, которые решаются при их помощи. Причем во вто ром направлении упор ставится на конкуренцию, а в третьем – на государство.


Рыночное направление достаточно разнообразно и имеет наибольшую историю развития. В нем выделялись классическая экономическая теория (вторая поло вина XVIII – первая половина XIX вв.), австрийская школа (возникла в 1890-х гг.

как противовес марксизму и в 1910–1930-х гг. вошла в мейнстрим западной экономической мысли), монетаристкая школа (популярная в 1950–1960-х гг.) и концепции дерегулирования (конец XX в.). В начале XXI в. концепции дерегу лирования были дополнены неомонетаризмом и многими положениями неоав стрийской экономической школой. Собственно ни в одном из экономических течений мировые финансовые центры не были выбраны в качестве специально го предмета исследования. Тем не менее, косвенно к данной тематике относи лись многие разработки неоавстрийской школы и дерегулирования. В частно сти, вопросы денег, процента, капитала и, конечно, общая философская основа либертарианских свобод и отрицания государства, расчет на собственные силы и реализацию права частной собственности. Исходя из выбранных исходных посылок, строились основные институты общества и формировались отноше ния к финансовым посредникам и их месту и роли в экономическом развитии.

Второй: разграничение денежного капитала на денежный как таковой и на финансовый капитал, в котором наряду с деньгами присутствуют различные виды ценных бумаг и финансовых контрактов. Последние имеют различные уровни и формы ликвидности и лишь в той или иной мере могут претендовать на акцептование за рамками определенных рынков, т.е. их ликвидность ограни чена рамками конкретных рынков и пропадает за их пределами.

Третий: структура денег, функционирующих в качестве финансового ка питала, подвержена изменению. Она достаточно богата и имеет следующие две основные тенденции: к ускоренной диверсификации по сравнению с обычными деньгами и попеременному повышенному расширению и сжатию тех или иных специализированных видов «финансовых денег» в ходе циклов. К тому же, во время сжатия финансового капитала на фазах кризиса и депрессии происходит частичное разрушение отдельных видов таких денег (представленных в форме разных обращаемых финансовых инструментов), которые в дальнейшем для упрощения и с целью обращения внимания на специфический их вид будем на зывать квазиденьгами.

Четвертый: в финансовых центрах появляются квазиденьги и они полу чают качественную определенность, отличную от той, которая существует за их пределами. Известны разнообразные определения квазиденег (что во многом обусловлено различиями их видов), и до сих пор при поиске ответов на их сущ ность и значение в обществе нет единства и согласия. Что же касается финан совой определенности таких денег, к тому же применительно к мировым фи нансовым центрам, то по данному вопросу вообще отсутствуют не только сколько-нибудь значимые позиции, но и сами подходы к поиску их обоснова ний особенностей денег, функционирующих в столицах капитала (конечно, не в розничном, а в оптовом звене). Хотя, формально внешне все просто и понятно.

Но если рассматривать деньги как основу финансовых центров и их своеобраз ный стержень, на котором строится вся сила финансовых центров и откуда ис ходит их влияние и власть, то возникает целая масса вопросов, на которые воз можны разные ответы. Деньги – это то, что акцептуется в любом обществе в качестве средства обмена и платежа. Возможно, политэкономы данное опреде ление отнесут в лучшем случае к куцему и неполному отражению всей сущно сти и функций денег. Но данная краткая их формулировка определяет основу их всех последующих возможностей и функций, которая необходима для пони мания их назначения для финансовых центров. Общее понимание денег не в со стоянии отменить значения поиска их специфики в мировых финансовых цен трах. Важными являются различия между деньгами как таковыми и деньгами в форме капитала, а для нашего случая и квазиденьгами, которые обращаются в финансовых центрах и различными видами этих квазиденег. Пожалуй, это единственно общее представление об особенностях денег, которое можно ис пользовать при исследовании мировых финансовых центров.

Итак, широко известны три основных вида денег – товарные деньги (зо лото, лучший представитель товарных денег), деньги – обязательства, бумаж ные деньги не обеспеченные золотом. Важно понимание существенных разли чий и исторических этапов развития трех видов денег. Исторически первичны ми деньгами были товарные деньги. Уникальные особенности золота, которые пришлись по душе деньгам, являются достаточно изученными и общеизвест ными и имели отношение лишь к исторически первым торговым, денежным и кредитным центрам, за рамками которых золото практически не обращалось.

Если и попадали золотые монеты за пределы торговых городов, то они сразу же выпадали из обращения, использовались для повышения статуса – покупалась недвижимость, земля. Такие центры существовали еще в эпоху господства Римской империи. Потом они возродились в средиземноморских портовых го родах, а еще позднее распространились в столицах новых имперских госу дарств и крупных торговых и ремесленных, мануфактурных, фабричных и за водских городах. Расписки-обязательства, которые использовались в качестве денег, появились в Средние века. Однако они имели большую предысторию, связанную с Древней Палестиной, где они возникли и широко применялись при торговле на ближние и дальние расстояния еще до нашей эры. По некоторым свидетельствам расписки-деньги достаточно широко употребляли во внутрен ней и внешней торговле, а с колонизацией Палестины они были распростране ны на всю имперскую торговлю Рима. В Средние века расписки-обязательства функционировали в виде векселей и складских расписок, выданных против хранящихся товаров или металлических денег. Сфера их обращения была дос таточно ограниченной. Она включала круг лиц, который знал и доверял тем, кто выдал обязательства. В этом отношении старые и древние обязательства сродни современным квазиденьгам, которые представлены в форме различных производных бумаг, – их рынок достаточно узок и за его рамками в глазах ок ружающих они теряли полезность.

С бумажными деньгами все складывалось совсем иначе. Государство ус тановило их форму, четкие правила и твердо сказало: вот деньги, которые все обязаны принимать. Легализация бумажных денег имела свою историю, в кото рой взлеты чередовались с падениями;

забывались старые деньги – они уступа ли место новым бумажным деньгам. Торжество бумажных денег одновременно означало и перевод функционирования финансовых центров на новые основы:

были сняты барьеры на пути движения денежного капитала, обусловленные рамками товарных денег и денег-обязательств;

накопление денег в отдельных городах приобрело новое качество и стало всеобщим явлением;

бумажные деньги позволяли раздвигать рамки оборота, и полнее соответствовать требова ниям хозяйства. Наряду с бумажными деньгами на рынке образовалась целая система, которая чаще всего не закреплена законом, квазиденег – капитала.

Сначала в виде квазиденег выступали векселя, закладные, потом акции и обли гации, а четверть века назад и различные производные финансовые продукты.

Поэтому история квазиденег достаточно большая. Однако сейчас мало кто ду мает, что в свое время акции и облигации были новшеством, которое дополни ло и по-новому расставило все в мире денег. Сегодня такое же сильное воздей ствие на денежный мир оказывают разнообразные производные.

Существуют три основные причины всеобщего внимания к бумажным деньгам и недооценке старых форм денег: во-первых, практически не осталось тех, кто помнит товарные деньги и деньги-обязательства, мало кто знает про шлое;

во-вторых, все акцептуют то, во что верят и принимают, поэтому бумаж ные деньги и работают;

в-третьих, люди боятся не акцептовать бумажные день ги, поскольку опасаются наказания, но как только наступает кризис, все даже под страхом наказания, не акцептуют плохие деньги. Во внешнем обороте сра батывает единственный принцип – доверие к тому, кто выпустил бумажные деньги, в том числе и квазиденьги. Для понимания роли, которую играют день ги в мировых финансовых центрах важно понять механизм обращения денег во внешнем обороте – это механизм трансформации богатства, основанный на до верии. Вообще весь капитал финансовых центров представляет собой опреде ленное доверительное состояние общества к богатству. Как только люди пере стают верить в этот капитал, так сразу же он перестает быть не только капита лом, но и богатством, остается лишь малая его толика, представленная в виде денег. В ходе Второй Великой депрессии в марте 2009 г. в среднем все ценные бумаги мира потеряли 40% своей стоимости и это был не предел. Однако худ шего не случилось, остались достаточно существенные активы, которые к тому же достаточно быстро восстановились. Что касается стоимости производных бумаг, то их рыночная цена сократилась на 200 трлн долл. (составив 400 трлн долл. в 2009 г. против 600 трлн долл. в 2007 г.), что превышает совокупные ак тивы реальной стоимости всех заводов, фабрик, всей недвижимости и товарных запасов мира по меньшей мере в два раза.

Денежные эксперименты как способ изменения географии распределения финансовых центров Известно, что экономика, по сути, занимается изучением стимулов: каким образом люди получают то, чего хотят или в чем нуждаются, в особенности в случаях, когда другие люди хотят (или нуждаются) то же самое. Используя те или иные рычаги рынок (для рынка это, прежде всего, конкуренция) или госу дарство (прежде всего, интервенции на рынке) побуждает к тем или иным дей ствиям, в нашем случае к концентрации финансового капитала в отдельных го родах. Экономисты вообще любят стимулы. Они любят создавать их, затем тес тировать, изучать их воздействие и применять в той или иной ситуации. Ти пичный экономист верит в то, что мир еще не создал такой проблемы, которую нельзя решить, имея возможность для применения соответствующей системы стимулирования.

Каким образом денежные стимулы, и связанные с ними эксперименты, воздействовали на развитие финансовых центров? Можно выделить два основ ных способа: прямой и косвенный. В одних случаях за счет изменений денеж ных механизмов создавались условия для прилива или оттока капитала в те или иные места. Тогда деньги прямо влияли на развитие или свертывание финансо вых операций в конкретных городах и странах. В других случаях происходило повышение или понижение привлекательности той или иной валюты, что спо собствовало или препятствовало росту заинтересованности капитала существо вать в конкретной валюте.

Непосредственно после Первой мировой войны наступила эпоха денеж ных экспериментов, которая продолжалась полвека. В денежно-финансовой сфере она вызвала три важных преобразования.

Первое преобразование связано с изменениями позиций золота и класси ческого в начале прошлого века финансового центра. Все началась с кризиса золотого денежного обращения и падения финансового могущества Лондона. К началу Первой мировой войны столица Британской империи была признанным мировым банкиром, определял курс и оборот золота. Однако в ходе войны си туация стала меняться. Послевоенные эксперименты закрепили процесс низ вержения Лондона с пьедестала мирового банкира.

Второе преобразование связано с изменением механизмов золотого об ращения, что привело к смене финансового лидерства. На обломках золотомо нетного обращения возник золотой стандарт, который вывел доллар в зону привилегий, а в центр его обращения поместил Нью-Йорк.

Третье преобразование закрепило новую расстановку сил на мировой арене. Перестановки завершились кризисом доллара и золотого стандарта, что послужило началу соперничества банкиров и биржевиков с Уолл-Стрита с воз родившимися и вновь появившимися финансовыми столицами. Итог денежных экспериментов – учреждена принципиально новая международная денежно финансовая система, основанная на бумажноденежных расчетных и резервных бумажных валютах. На мировой арене доллар стал испытывать конкуренцию со стороны фунта стерлингов, японской Йены, германской марки, французского и швейцарского франков, что соответствовало возрождению и отвечало интере сам финансовых столиц этих стран.

Параллельно, не зависимо от денежных и финансовых процессов в капи талистическом мире, наблюдались попытки создать денежный механизм, об служивающий мировую социалистическую систему, с денежно-кредитным и инвестиционным центром в Москве. Денежным сердцем новой системы стал Международный банк экономического сотрудничества, который приступил к расчетам в переводных рублях между странами Совета экономической взаимо помощи (СЭВ) в 1964 г. В 1970 году к нему добавился Международный инве стиционный банк, который предоставлял краткосрочные и долгосрочные кре диты. Два этих банка определяли расчетный и инвестиционный климат СЭВ и выступали его денежно-финансовым сердцем, что позволяло частично освобо диться от зависимости от западной валюты, которой социалистическому лаге рю постоянно не хватало. Однако за рамками социалистической системы пози ции новых банков были скромны. В мировой системе господствовали западные финансовые институты и центры, а расчетной валютой выступал в основном доллар США, недостаток которого постоянно испытывали все социалистиче ские страны.

Денежные эксперименты, 1920–1970 гг.

С начала полувековой эпохи крупномасштабных денежных эксперимен тов прошло почти сто лет. Этот период знаменовался нарастающим проникно вением экономистов в тайны функционирования денег, капитала и мировых финансовых центров. Всякий раз казалось, что преодолен очередной рубеж в понимании мировой экономики. Тем не менее, появляется еще большое коли чество проблем, которые не служили предметом сколько-нибудь серьезного анализа. Среди них важное место занимают мировые финансовые центры и еще в большей степени вопросы участия денег в их функционировании. В ходе пер вых полувековых экспериментов учились реагировать на стимулы, как пози тивные, так и негативные. Обучались рынки и правительства. И те, и другие нарабатывали инструментарий необходимый как для компенсации негативных воздействий, так и усиления позитивных мер.

После Первой мировой войны на протяжении полувека (1920–1970 гг.) каждое новое десятилетие выступало своеобразной вехой в серии преобразова ний международной денежной системы в направлении от золотовалютной к бумажной, в ходе которых происходили изменения в географии размещения узловых пунктов финансового капитала.

В ходе первых четырех десятилетий с большим отрывом в финансовые лидеры вышел Нью-Йорк. Восхождению на первое место Уолл-Стрита во мно гом способствовали денежные эксперименты. С позиции завоевания Нью Йорком финансового лидерства целесообразно выделить первые четыре деся тилетия экспериментов. Если в рамках первого десятилетия денежных экспе риментов (1920-е гг.) в финансовые лидеры выдвинулся Нью-Йорк, то пятое десятилетие (1960-е гг.) прошло под знаком появления конкурентов Нью-Йорку и начала ослабления позиций доллара.

Стартом денежных экспериментов служили манипуляции, связанные с необходимостью регулирования и восстановления послевоенных нарушений платежных балансов и нехватка золота для их восстановления, что пошатнуло лидерство Лондона. 1920-е гг. – начало свертывания золотого денежного обра щения (хотя формально оно сохранялось), что выразилось в различных препят ствиях и ограничениях на пути свободного его перелива. Одновременно в меж дународных расчетах усиливались позиции долларов, а в денежно-финансовой сфере росло могущество Нью-Йорка как центра его обращения. Банкиры с Уолл-Стрита приступили к широкому долларовому кредитованию Германии и бывших союзников, нуждавшихся во внешних займах для покрытия отрица тельного сальдо платежного баланса. Перед этим развернулась дискуссия меж ду победившими державами о репарационных платежах. Она завершилась воз ложением на Германию непосильных обязательств, выполнение которых при вело к полному разрушению ее денежного обращения и финансов 111. Германия перешла к жизни в долг – за счет постоянных займов и инвестиций из Уолл Стрита. Все полученные таким способом деньги, в конечном счете, поступали странам победителям – Англии, Италии, США и Франции – в счет погашения долга.

Второе экспериментальное десятилетие, 1930-е гг. стало шоковым для денежной, финансовой и экономической системы. Мир сначала вошел в небы валый кризис, а потом стал болезненно выходить их него. Выздоравливание было неполным – в сентябре 1939 г. началась Вторая мировая война.

В 1920-е гг. международные денежные отношения подверглись волнооб разно надвигавшейся дезорганизацией. Нарушений в денежных системах были не меньшие, чем во время Первой мировой войны, что свидетельствовало о серьезном заболевании золотого денежного обращения и завершении его цикла.

Почти сто лет назад, да и значительно позднее, в новом, XXI в. деньги, осно ванные на золоте, многие экономисты считали безупречными. Тем не менее, несмотря на мирное время и восстановление хозяйства, денежные нарушения стали более острыми, чем во время войны.

Лондон потерял часть своих довоенных финансовых привилегий. В свою очередь их получил Нью-Йорк, но он еще не принял новую функцию – форми рования международных денежных отношений, которую узурпировал и сохра Активную позицию в переговорах занял Дж. Кейнс. Он предупреждал: непомерно высокие платежи разрушат экономику Германии, что отрицательно скажется на положении междуна родной финансовой системы и приведет мировую экономику к непредсказуемым последст виям. И он оказался прав. Во многом Великая депрессия была подготовлена переливом денег из Уолл-Стрита в несостоятельную Германию и свертыванием товарооборота между ней и соседними странами. В то время Англия и особенно Франция пытались построить свое фи нансовое благополучие на репарационных платежах от бывшего противника.

нял Лондон на протяжении нескольких предыдущих десятилетий. Находясь на вершине валютной славы, Лондон вершил судьбы мировой экономики. В ходе войны Соединенные Штаты стали страной-кредитором. Однако как население, так и правительство не хотели или не могли абстрагироваться от старых взгля дов и реакций, унаследованных от времен, когда Соединенные Штаты были ев ропейских должником112.

Первая попытка реконструкции международной денежной системы была предпринята после коллапса нью-йоркского фондового рынка. Однако уже к 1931 г. основные экономические проблемы кризиса сфокусировались в финан совой и денежной сфере. Прошла целая волна банковских банкротств, старто вавшая в Вене, подхваченная Берлином и во многом усиленная Нью-Йорком и многими другими американскими городами113.

Третье десятилетие (1940-е гг.) прошло под знаменем свертывания пе релива капитала и полным прекращением существования финансовых центров в континентальной Европе. Несмотря на то, что 1940-е гг. разделены на воен ный и непосредственно послевоенный период, с денежной (монетарной) точки зрения они относительно однородные: проходило непрерывное ужесточение монетарного контроля, которое дополнялось недостаточной конвертируемо стью и подавляющей экономическое развитие инфляцией. Все эти обстоятель ства определяли и позиции финансового капитала.

Четвертое десятилетие (1950-е гг.) отличалось приоритетом доллара и финансистов с Уолл-Стрита. 1950-е гг. – период очевидного выздоравливания как монетарной, так и в целом экономической жизни. Беспрецедентный автори тет американского доллара оказал давление на мировое сообщество. В то время казалось, что центр его валютно-финансовой системы прочно занял Нью-Йорк.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.