авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ...»

-- [ Страница 4 ] --

Европейский платежный союз, сформированный в начале декады, был распу щен, поскольку к концу периода в Европе улучшились условия торговли. Этот союз был направлен на объединение стран и восстановление хозяйства путем использования дополнительных преимуществ от совместной беспрепятствен ной торговли. Однако попытка создать привлекательные условия без устране ния неконвертируемости валют так и не реализовалась. Тем не менее, в даль нейшем, при разработке евро, был учтен опыт воздействия на внутреннюю Ев ропейскую коммерцию первого платежного союза (начала 1950-х гг.). В меха низм Международного валютного фонда (МВФ), созданного в июне 1944 г., заложены были большие возможности, которые в 1950-х гг. не срабатывали.

Тем не менее, велась подготовка к альтернативе Золотого Стандарта. Новые операции фонда претендовали на создание условий для учреждения «ключевой валюты», которая не опиралась бы на золото или валюту какой-либо конкрет Heilperin M.A. Aspects of the Pathology of Money. Monetary Essays from Four Decades. –– Auburn (Alabama – US): Ludwig von Mises Institute. – 2007 (First published in GB by Michael Joseph Ltd London 1968). – P. 75-76 (296 p.).

См.: Ключников И. К., Молчанова О. А. Финансовые кризисы: теория, история и совре менность. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2011. – С. 126-128, 140-146, 251-253.

ной страны114. Однако МВФ, под воздействием основного бенефициария – США, заняло нейтральную позицию по отношению к Золотому Стандарту – не поддерживало его, но и не отрицало.115 Одновременно постоянно ощущалась нехватка долларов (хотя фактически ее никогда и не было), но в конце 1950-х гг., после того как возник дефицит платежного баланса американское правительст во, для покрытия его отрицательного сальдо, приступило к массовому выпуску долларов. В результате бумажные доллары стали еще больше наводнять мир, чем это было во время действия программы Ленд-лиза и последующего плана Маршала, посредством которого производилось свободное кредитование на восстановление хозяйства бывших союзников и их противников, а в дальней шем и ряда стран Азии 116.

Пятое десятилетие (1960-е гг.) отличалось тем, что кредит доверия к доллару был исчерпан. Первый послевоенный мировой экономический кризис 1957–1958 гг. послужил переходу в 1960-х гг. к новой волне денежных экспе риментов. Под воздействием первого послевоенного относительно глубокого спада, повышенная долларовая доступность отрицательно отразилась как на мировой экономике, так и на хозяйства многих стран, которые до этого с удо вольствием потребляли свободные доллары.

Результатом стал подрыв между народного доверия к доллару (международное доверие к фунту стерлингов бы ло утрачено значительно раньше – во время Второй мировой войны) и его фи нансовой столице. Развернулись дискуссии о перспективах долларовой направ ленности мировой денежной системы, которые через полвека возобновились с новой силой, но имели корни еще в период свободного обмена доллара на золо то по жестко фиксированному курсу – тридцать пять долларов за Троицкую ун цию золота. Однако тогда они были безрезультатными, поскольку не была предложена рабочая схема реформирования международной денежной систе мы. Начиная с 1969 г. под влиянием войны, которую вело США во Вьетнаме, усилилась инфляция доллара, что вызвало во многих странах изменение струк туры золотовалютных резервов – происходило вымывание золота и его место занимали обесцененные бумажные доллары.

В 1969 г. были созданы Специальные права заимствования (SDR), которые по замыслу МВФ призваны были выполнять в будущем роль мировой валюты. Но на первом этапе за ними закрепили роль резервной и платежной единицы в безналичном обороте. Данные рас четные деньги существуют и в наши дни и их объем на март 2011 г. составил 38,3 млрд и к 2013 г. возрастет до 476,8 млрд единиц. Трижды МВФ пытался предложить их в качестве альтернативы доллару (1970 г.,, 1978 г. и 2009 г.). (Factsheet: Special Drawing Rights (SDRs) // International Monetary Fund. March 31, 2011).

Heilperin M.A. Aspects of the Pathology of Money. Monetary Essays from Four Decades. – Ludwig von Mises Institute. – Auburn (Alabama – US). – 2007 (First published in GB by Michael Joseph Ltd London 1968). – P. 11 (296 p.).

К середине 1951 г. по плану Маршалла была предоставлена помощь в размере 13 млрд долл.

Основные средства прошли через Нью-Йорк. Уже в 19523 г. план Маршала был заменен на другой, который свернули во второй половине 1960-х годов и правительства стран реципи ентов стали в массовом порядке избавляться от долларов. В результате возросло давление на доллар, что способствовало его фактической девальвации и отказу от фиксированного при крепления к золоту. В результате Золотой Стандарт прекратил свое существование.

Знаковым событием стало появление в 1964 г. за пределами США рынка долларов. Первоначально он возник в качестве ответной реакции на введение в США новой системы налогообложения финансовых операций. Евродолларовый рынок позволил транснациональным компаниям при внешних заимствованиях обходить налоговое законодательство США. Так возник массовый прецедент перевода части бизнеса из Нью-Йорка в возрождающиеся европейские столи цы. В дальнейшем в этот рынок влились свободные денежные средства нефте добывающих стран – так называемые нефтедоллары. Определенный вклад в стартовые условия нового рынка и европейских финансовых центров сделал СССР. Поскольку в ходе холодной войны происходило обострение взаимоот ношений между США и СССР, то советское руководство, опасаясь заморажи вания активов, размещенных в американских банках, перевело долларовые авуары в Европу117;

с середины 1960-х гг. СССР проводил расчеты через евро пейские финансовые центры.

Крушение золотого стандарта как следствие крушения монопольных позиций Уолл-Стрита Подрыв доверия к доллару завершился отказом от золотого стандарта. В 1970-х гг. международная денежная система стала развиваться по новым пра вилам. В 1971 г. денежный кризис закончился неожиданным образом. Послево енная международная денежная система была изменена до неузнаваемости двумя формально взаимоисключающими друг друга событиями. Фиксирован ная связь доллара с золотом подменилась на рыночную, что означало отмену золотого стандарта. Однако доллар неожиданно укрепился. Он не только не ус тупил, но и значительно упрочил свои ключевые позиции. Существует много объяснений данного феномена, но главными были следующие: неспособность противопоставить доллару сколько-нибудь серьезную альтернативу, а мир тре бовал надежную мировую валюту;

вместе с тем экономика США была доста точно устойчивой и занимала ведущие позиции в мировом хозяйстве.

На протяжении четырех десятилетий после начала Великой депрессии в международных расчетах доминировал доллар, что предопределило американо центристский сценарий развития финансовых центров. Нью-Йорк стал основ ным пунктом поставки не только долларов, но и капиталов для мировой эконо мики. Туда же устремились и свободные капиталы других стран, поскольку там находились банки, через которые проходили государственные деньги, что вы ступало своеобразным гарантом их надежности. В Нью-Йорке концентрировал ся спрос и предложение капитала: всегда можно было найти необходимые деньги и выгодно их разместить. В результате достаточно быстро банки Уолл Стрита и Нью-Йоркская фондовая биржа стали лидировать на мировой финан совой арене.

С этой целью использовали три советских загранбанка, расположенных в Лондоне, Пари же и Осло, которые сотрудничали с ведущими банками и размещали в них деньги и через них же вели реализацию золота и ценностей, вывозимых из страны. В 1990-х гг. в ходе ре формы Центрального банка РФ все советские загранбанки были приватизированы.

Переход к системе мировых финансовых центров Начало кризиса доллара не случайно совпало с возрождением старых фи нансовых центров. К 1970-м гг. набрал силу финансовый капитал за пределами США, что привело к относительному сокращению мощи американских финан систов. Одновременно повысилось доверие к ряду европейских валют и япон ской йене. На этом фоне возобновил работу и восстановился в полном масшта бе лондонский Сити. Пятьдесят лет назад между Лондоном и Нью-Йорком сформировалась особая система отношений, которую определяли два взаимо исключающих начала – конкуренция и кооперация. В результате в финансовом лидерстве возник феномен дуализма – руководство мировым финансовым ка питалом перешло в руки Лондона и Нью-Йорка. Оба города со значительным отрывом от других столиц по очереди возглавили расширяющуюся систему финансовых центров.

Кросс-атлантическая ось сложилась не случайно. В ее основе были не только общие ценности и во многом объединяющий английский язык делового общения. Более важными обстоятельствами стали следующие: повышенная подвижность капитала между двумя центрами;

возможность новой осевой фи нансовой конструкции центров перейти к практически безупречному и непре рывному обслуживанию подавляющей части мира. Новые финансовые возмож ности подкреплялись значительно окрепшим фунтом стерлингов, который за нял свободную нишу в системе резервных и расчетных валют. К тому же один Нью-Йорк уже не справлялся с обслуживанием возросших потребностей миро вой экономики и ему требовался помощник.

Почти сразу же североатлантический союз двух центров дополнился ти хоокеанской осью. Она связала Нью-Йорк с Токио, что позволило полностью охватить мир и послужило основой для перехода к круглосуточной финансовой коммерции. Между тремя финансовыми столицами сложились особые отноше ния, в систему которых постепенно подключались и другие центры. Так скла дывалась сетевая финансовая экономика с узлами в местах концентрации капи тала. Расчетной единицей сетевой финансовой экономики, которая обслужива ла столицы капитала, стал доллар, что позволяло ему снова упрочить свои по зиции на валютно-финансовом олимпе мира. Несмотря на появление новых расчетных и резервных валют (английский фунт стерлингов, японская йена, французский и швейцарский франки, немецкая марка), произошло дальнейшее укрепление моноцентризма мировой денежной системы за счет сохранения за долларом позиций главной валюты. Доллар обслуживал не только каждый кон кретный мировой финансовый центр (в ряде случаев, работая вместе с нацио нальными валютами), но и, прежде всего, взаимоотношения между столицами капитала. Именно эти операции постепенно стали определяющими в мировом денежном обороте. Одновременно финансовые центры сосредоточили основ ные капиталы, представленные как в бумажных долларах, так и в ценных бума гах и финансовых контрактах в долларовом номинале.

ГЛАВА 7. НЕКОТОРЫЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ О РОЛИ ДЕНЕГ В РАЗВИТИИ ФИНАНСОВЫХ ЦЕНТРОВ Идеальные денежные решения для финансовых центров Обстоятельства, при которых международная денежная система лучше все го обслуживала мировые финансовые центры и позволяла им беспрепятственно развиваться, в конечном счете, сводились к набору причинно-следственных связей, характеризующих оптимальную работу международной денежной системы. Дан ные связи разработаны достаточно хорошо и полно. Они включают следующее основополагающие, связанные с вопросами стабилизации платежного баланса:

1. Равновесие международных платежей.

Вводные ремарки. Проблема поддержания равновесия международных платежей всегда была достаточно дискуссионной. Интерес к вопросам наруше ния равновесия между поступлением и оттоком денег определялся националь ными и международными затруднениями, которые провоцировал дисбаланс международных платежей. Государства с нарушениями платежных балансов находились под воздействием фрикционных функций международных денеж ных систем, что замедляло ход их экономического развития и нередко станови лось основой полного блокирования роста, что при определенных обстоятель ствах приводило к экономическому сжатию, хозяйственному и политическому хаосу. Фрикционность вызывалась дефицитом поступления в страну денег из-за рубежа, что незамедлительно сказывалось на нарушениях позиций, которые страна занимала в международных отношениях.

Множественность валют обычно фокусируется в вопросе кросс-обменов, что относится к международным, а не региональным задачам и тесно связано с балансом платежей. Для мировых финансовых центров данная проблема имеет повышенное значение. Финансовые капиталы более подвижны по сравнению с обычными товарными капиталами. Движение первых менее предсказуемо, чем вторых, и поэтому движение денежных капиталов может исказить любые тради ционные представления о валютных паритетах и платежных равновесиях. Осо бенно это относится к молодым финансовым центрам, в которых еще не устоялся капитал и где он повышенно активен и горяч. Можно наблюдать, что колебания международных валютных обменов вытекают из изменений в международных платежах, и то, что данные изменения в каждом государстве вызывают выравни вания поступлений и платежей. Если международный обменный курс свободен и проходит без ограничений в каждом направлении, то движение обеих валют будет само по себе поддерживать равенство между двумя текущими кредитовыми и де бетовыми потоками платежей. В условиях гибкости обменных курсов проблема трансформируется в перспективу либо кумулятивной девальвации валюты, либо ее избегании. Все происходит под воздействием того, что колебания валютных курсов сами по себе несут побуждающую силу, способную воздействовать на размеры сделок, определяющих результат международных платежей118.

Данные особенности достаточно широко освещены в специальной литературе. См., например: Angel J.W. Equilibrium in International Payments in the United States, 1919–1925 // Explo ration in Economics, Notes and Essays Contributed in Honor of F. W. Taussing. NY., 1936. – P. (197 p.);

Heilperin M.A. Aspects of the Pathology of Money. Monetary Essays from Four Decades. – Ludwig von Mises Institute. – Auburn (Alabama – US), 2007. – P. 17 (296 p.). Еще раньше (начиная с XVIII в.) данные вопросы рассматривались классиками политической экономии.

Баланс международных платежей более легко достигается при стабиль ных обмененных курсах. В таких случаях вопрос можно сформулировать сле дующим образом: способен ли закрепленный курс реставрировать междуна родный платежный баланс и, тем самым, преодолеть нарушения в системе пла тежей? Восстановление баланса международных платежей означает поддержа ние паритета посредством ограничений курсовых колебаний. Данная проблема вызвана к жизни тем, что большие колебания курсов считаются нежелательны ми. Ограничения движения курсов требуют специальных механизмов, способ ных уменьшить амплитуду колебаний и привести платежный баланс в норму.

Однако разнообразные механизмы могут существовать лишь как абстрактные модели, большинство из которых не пригодны для реальной жизни. Поэтому различаются два основных подхода: конструирование абстрактных моделей или механизмов и разработка механизмов применительно к заданным услови ям. Однако фундаментальная основа таких механизмов не сложная: если при читающиеся и произведенные платежи в каждый данные момент не отменить, и если в результате различных модификаций баланс не достижим, то единствен ным выходом является организация соответствующего платежа, который ком пенсирует дефицит и восстановит баланс.

Итак, общеизвестно правило нормализации баланса и стабилизации де нежного обращения. В нем нет исключений, и мировые финансовые центры полностью подпадают под его действие. Условия их функционирования опре деляют повышенную волатильность платежей, которая, с одной стороны, уси ливает неопределенность, а с другой – обеспечивает ликвидность и реализацию вероятности наступления платежей, направленных на погашение дефицита.

2. Идеи долгосрочного равновесия международного платежного баланса.

Равновесие в работе мировых финансовых центров достигается, когда по ступление капитала соответствует его оттоку. Постоянно включен поиск меха низмов, способных обеспечить баланс интересов и капиталов. В 1990-х годах финансовые корпорации нашли выход и даже сразу же несколько, посредством которых легче обеспечить равновесие. Ими стали различные компенсационные ухищрения, в основе которых положена так называемая капиталотворческая работа финансовых посредников. Она служила своеобразным последним дос тижением решения проблемы сбалансированности платежей. Еще в 1980-х го дах появились новые финансовые инструменты – производные. Они выпуска лись против неликвидных активов, которые собирали финансовые центры.

Прежде чем определить, каким образом финансовые центры использовали но вые квазиденежные инструменты в перераспределении богатства, необходимо, с одной стороны, рассмотреть пройденный ими путь по освоению монетарного поля, а с другой стороны, оценить роль денежных модификаций в их развитии.

С позиции эволюции денег в становлении финансовых центров совре менного образца выделялись три больших периода: эпоха золотых денег, золо той стандарт и бумажные деньги. Каждому периоду времени соответствовали определенные лидеры, а также свои механизмы территориальной концентрации и перераспределения капитала. Условно все можно представить следующим образом. Эпоха золотых денег фактически завершилась началом Первой миро вой войны. К этому времени Лондон закрепил за собой финансовое лидерство.

Такой переход соответствовал денежному первенству английского фунта стер лингов в международном обороте капиталов и товаров. Ко второму десятиле тию XX в. был создан каркас современного здания финансовых центров, кото рый с определенными изменениями, оговорками и достройками просущество вал до начала современного финансового кризиса. Формально золото сохраня лось в международном денежном обороте еще до 1930-х годов. Лондонское Сити умело использовало это обстоятельство для продления своих привилегий.

Однако уже тогда его позиции пошатнулись: финансовая сила быстро накапли валась в Нью-Йорке, что сочеталось и во много раз было усилено путем возве личивания американского доллара.

При золотовалютном обращении платежный баланс выравнивался доста точно просто – конечным платежом золота. Но совсем иначе происходило, ко гда в действие вступили бумажные деньги. Но и они нашли выход, и даже не сколько выходов, среди которых выделилось заимствование. Привлеченные со стороны деньги направлялись на покрытие платежного дефицита. Мировые финансовые центры как раз и позволяли легко и оперативно решать данную проблему.

Итак, в финансовых центрах накопилось противостояние производных инструментов – квазиденег и обычного финансового капитала, представленного в виде денежного капитала, акций и облигаций. Достаточно быстро квазиденьги упрочились с большим перевесом к традиционному финансовому капиталу в пропорции 10:1 (на 600 трлн долл. деривативов приходилось 60 трлн долл. ак ций и корпоративных облигаций)119. Если оборот акций и облигаций имел оп ределенную инерцию, то новые виды ценных бумаг более подвижны и их пере лив между центрами мог вызвать существенные нарушения в платежных ба лансах, нормализация которых требовала огромных внешних заимствований.

Так благодаря деятельности финансовых центров достигались существенные изменения условий равновесия платежных балансов и проблема их стабильно сти значительно обострялась.

Золото и финансовые центры Не покидая периода золотомонетного обращения, рассмотрим некоторые как несостоявшиеся, так и успешные посылки становления финансовых цен тров. А их было достаточно много;

примеры важны для общего фона, необхо димого для представления обще-денежных условий становления узловых цен тров капитала. Дело в том, что связь золота и финансовых центров, особенно на начальном этапе появления последних играла если не первую, то исключитель ную роль в географии распределения капитала.

Не случайно переход к золотомонетному денежному обращению совпал со временем становления современных мировых финансовых центров. Данный этап начался в конце XIX в. и в основных чертах завершился к началу Первой См.: Ключников О.И., Молчанова О.А. Денежное хозяйство: история и закономерности. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2009. – С. 138-151.

мировой воны. Хотя формально золотомонетное обращение в целом ряде стран сохранялось и позднее, но свою миссию в становлении классических финансо вых центров и строительстве их каркаса оно уже полностью выполнило.

В СССР чеканка серебряных монет была возобновлена в 1921 г., а в 1924 г.

были выпущены новые серебряные рубли и полтинники, которые получили широкое хождение и способствовали стабилизации денежного обращения стра ны. Наряду с серебряными монетами в 1922 г. законным платежным средством стал дореволюционные золотой рубль. Одновременно перешли к печатанию бумажных денег (червонцев или на жаргоне – черви, червяки120), которые по свободному курсу обменивались Госбанком на золото. Одновременно с выпус ком бумажных червонцев в конце 1922 г. приступили к чеканке и золотых мо нет с изображением герба РСФСР, а с 1925 г. выпустили только пробные эк земпляры с гербом СССР. Однако в 1927 г. обращение серебряных монет было свернуто. Бумажные же червонцы сохранялись в обороте до 1937 г., но свобод ный их обмен на золото прекратился в 1928 г.

Золотые монеты стали использоваться не только внутри страны, но и в международных операциях, но с 1925 г. в международных отношениях пере шли на расчеты золотыми слитками. В то время деловые круги мало верили СССР, который отказался в одностороннем порядке от царских долгов, и расче ты с зарубежными поставщиками осуществлялись золотом. Тем не менее, бу мажными червонцами заинтересовались крупнейшие финансовые центры. С 1 апреля 1924 г. курс червонца стали отмечать на Нью-Йоркской фондовой бирже, а в 1924–1926 гг. перешли к неофициальным «околобиржевым» сделкам с червонцами в Нью-Йорке, Лондоне, Берлине. Буквально за дверью торгового зала на трех биржах совершали сделки с бумажными червонцами. Официально он котировался в Милане, Риге, Риме, Константинополе, Тегеране и Шанхае. С 1925 г. перешли к его котировке на Венской бирже и даже подготовились к фьючерсным операциям. Причем подготовка велась с согласия и поддержки Кремля, который стремился таким путем упрочить свои позиции в междуна родных финансовых кругах. Однако данный механизм так и не был запущен.

Обращение полноценных монет и свободный обмен бумажных червонцев на золото способствовали развитию торговли, становлению множества коопе ративных банков и даже бирж, но в силу закрытости страны не были направле ны на восстановление финансового центра в Санкт-Петербурге, а также не спо собствовало его созданию в новом месте – в Москве. Больше повезло старым европейским финансовым центрам, а также новым местам концентрации миро вого финансового капитала в Китае – Шанхай, а с другой стороны Тихого океа на в США – Сан-Франциско. В то время установилась крепкая связь между этими двумя тихоокеанскими центрами.

Восстановление золотовалютного обращения и частного предпринима тельства в России не было направлено на реставрацию финансового капитала.

Кроме внутренних идеологических причин, существовало еще два важных об Булгаков М. Зойкина квартира // Собрание сочинений в пяти томах. Том 3. Пьесы. – М.:

Художественная литература, 1999.

стоятельства, которые были обращены против формирования финансовых цен тров: во-первых, новая Россия не признала обязательств царской России, а па мять капитала и условия его сохранности определяли выбор места его дислока ции121;

во-вторых, возрождение в годы НЭПа частного предпринимательства не означало создание условий для появления финансового капитала в России и, тем более, возникновения его относительного избытка, что послужило бы ката лизатором привлечения зарубежных капиталов. Собственно вся политика НЭПа не была нацелена на возрождение условий для развития капитала, а была вре менной мерой, направленной на удовлетворение за счет частных инициатив ба зовых потребностей населения. Условно данный период можно определить как «рыночный социализм», который во многом походил на более поздние рыноч ные реформы в Китае (начиная с 1978 г.), в ходе которых было возрождены ча стное предпринимательство и частично рынок 122.

«Денежный интернационал»?

Итак, золотомонетное денежное обращение условно можно сравнить со своеобразным денежным интернационалом с центром в Лондоне. Денежный интернационал возник приблизительно в те же годы, что и коммунистический интернационал. Их параллельное существование – не случайное совпадение, а результат реальных свобод (экономических, политических и идеологических), которые были завоеваны капиталом в конце XIX в. Общее движение ведущих стран шло в направлении либерализации, которая в политической сфере приня ла форму демократии. Капитал требовал свобод, и он их получил. В денежной сфере золотомонетное обращение и свободный перелив золота между странами облегчил коммерцию и установил новый порядок для торговых и финансовых столиц, а также подготовил условия для становления финансового центра в Санкт-Петербурге. Уникальный для истории период завершился Первой миро вой войной. Современная глобализация представляет собой уже качественно новый виток международных процессов, принципиально отличных от тех кото рые были в годы денежного интернационала. Сто пятьдесят лет назад финансо вые центры выступали формой интернационализации финансового капитала.

Первая мировая война подорвала цикл развития мирового денежного ин тернационала, основанного на золоте, со столицей в Лондоне. Первое послево енное десятилетие закрепили его кризис. Либеральная мировая экономика тер пела неудачи одна за другой. Национализм в экономике, политике и идеологии возобладал над интернациональными тенденциями. Кризис распространялся на политику и идеологию;

на мировой арене капитализму стал противостоять коммунизм. Однако за пределами СССР коммунистическое движение терпело провалы один за другим, что по времени совпадало с денежным кризисом, ко торый ударил по европейским финансовым центрам.

Хейфец Б.А. Кредитная история России. Характеристика суверенного заемщика. – М.:

Экономика, 2003. – С. 51-83.

В начале 1980-х годов состоялась серия встреч Арманда Хаммера (американский финан сист и видный инвестор Советского Союза) с Дэн Сяопином (отец китайского «рыночного социализма», фактический руководитель страны с конца 1970-х до начала 1990-х гг.). На этих встречах китайский руководитель интересовался подробностями организации НЭПа в СССР и просил Хаммера предоставить как можно больше информации о том периоде.

В 1937–1938-х гг. произошла ликвидация многих секций Коминтерна, а в 1943 г. Коммунистический интернационал был распущен. В те же временные сроки практически все европейские финансовые центры прекратили работу (исключением был Лондон). Высвободившиеся капиталы переместились не только в Нью-Йорк, но и в Касабланку (Марокко) и Каир-Александрию (Еги пет). В то время два новых североафриканских биржевых центра по объемам торгов и финансовым махинациям значительно превосходили Лондон.

Перспективы одной валюты Вопрос перехода на единую валюту был поставлен еще в период Великой депрессии Лайонелом Роббинсом 123. Выступая с позиции экономического либе рализма, он был против кейнсианской программы усиления государственного вмешательства в экономику. Роббинс предположил, что международные ва лютные отношения прекратят существование, когда мир превратится в одно го сударство или станет федерацией отдельных штатов 124. Данный вопрос имеет принципиальное значение для определения механизма перераспределения ка питала, и выделения особых место его размещения. Внешне схожие идеи вы двигал Владимир Ленин, когда отмечал гипотетическую возможность форми рования Соединенных Штатов Европы. Расхождение между Робинсом и Лени ным были по существу вопроса – первый отстаивал идеи свободного рынка и находился под влиянием австрийской экономической школы, а второй пытался доказать кризис капиталистической системы, которая неизбежно прорвется в отдельном звене с образованием коммунистического лагеря.

Вопрос одной валюты не праздный и он поднимался также на заре суще ствования Международного валютного фонда (вначале 1950-х гг.), но так и не был решен. В дальнейшем к его решению в региональных масштабах перешло Европейское сообщество (ЕС). Сначала оно ввело единую расчетную единицу – Экю125, а потом и единую валюту – Евро. Единая европейская валюта изменила механизм развития европейских финансовых центров. Прежде всего, были уст ранены многие арбитражные сделки, призванные страховать валютные риски при операциях с разными валютами или финансовыми контрактами, номиниро ванными в разных валютах. Значительно упростились межбанковские и меж 1898–1961 гг., английский экономист профессор Лондонского университета. В 1930-х гг.

выводил кризисы из недостатка сбережений. Вскоре Роббинс осознал целесообразность оп ределённого воздействия государства на экономику в целях поддержания рыночного меха низма. Роббинс. произвёл переоценку роли кейнсианства, что вызвало в его адрес резкую критику сторонников традиционного экономического либерализма. Тем не менее, он и в дальнейшем поддерживал основные позиции австрийской экономической школы.

Robbins L. Economic Planning and International Order. – London: Macmillan, 1937. – P. 276 277, 279-280 (330 p.).

Валютная единица, использовавшаяся в безналичном обороте в ЕЭС и ЕС в 1979–1998 гг.

С 1 января 1999 г. Евро сменил Экю по паритету 1:1. В разное время были предложения по введению североамериканской единой валюты и создания зоны, в которые включали США, Канаду и иногда Мексику. Другим предложением было создание африканского денежного союза, а также азиатского денежного союза с единой валютой. Но им так и не было суждено реализоваться.

биржевые клиринговые расчеты, что не только позволило понизить цену опе раций, на и ускорить завершение сделок и упростить перевод денег. Упростил ся финансовый мониторинг, и появилась возможность организации единого надзора за европейскими финансовыми центрами. Но самым главным стало то, что для европейских финансовых центров было создано единое торговое про странство, основанное на одной валюте. По масштабам новый рынок вполне соперничал с американским. В целом Евро позволило европейским финансо вым центрам перейти на новый уровень развития сетевой экономики и перевес ти ее обслуживания с долларов и многочисленных национальных валют, пре имущественно на Евро.

Евро и ЕС имели глубокие исторические корни, восходящие к периоду крушения Римской империи и становления Фракийского государства, в кото ром обращались монеты с изображением Карла Великого, а в дальнейшем фор мированием Новой Священной Римской империи (961–1806 гг.). Вторая Рим ская империя – прообраз современного ЕС, а недолго обращаемые единые деньги империи – Евро. Именно тогда произошло уникальное объединение раз личных вольных и имперских городов, графств, княжеств, аббатств, монасты рей, с едиными торговыми связями и деньгами. Хотя в ходу были разные день ги, но везде выделались золотые монеты, которые периодически чеканились под знаком Второй Священной Римской империи. По сути дела, тогда же была заложена современная система денежно-торговых центров за рамками среди земноморья, базой которых были ярмарочные города, привлекавшие практиче ски из всей Европы купцов, ростовщиков, менял, кредиторов, различных мак леров, золотых дел мастеров. На время ярмарок предоставлялись дополнитель ные коммерческие свободы: снимались многие ограничения, в том числе надзор за ввезенным грузом и таможенный сбор, – всех интересовало привлечь как можно больше участников, что позволяло насыщать городскую казну и обога щать многих горожан.

Основные звенья механизма трансформации богатства находились в ми ровых финансовых центрах. Разработаны были разные способы его трансфор мации. Среди них выделялась инфляция. Она представляла собой универсаль ный механизм, который периодически срабатывал в отдельных странах. Но есть и всеобщие формы трансформации богатства. Они связаны с его перераспреде лением на мирохозяйственном уровне при помощи валют, которые выступали в качестве международных средств расчетов и резервов. В настоящее время ос новной валютой международных расчетов, кредитных и инвестиционных сде лок выступает доллар. Обеспечено также его преимущественное обращение на мировом финансовом рынке и в мировых финансовых центрах. Опасность ин фляции такой исключительной валюты повышена, поскольку она может легко, по сравнению с любой национальной инфляцией, распространяться по всему миру, и обладает способностью оказывать воздействие на национальные ин фляционные процессы.

ГЛАВА 8. ИНФЛЯЦИОННЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ ФИНАНСОВОГО БОГАТСТВА Инфляция и ее последствия для финансовых центров Предметом рассмотрения настоящей главы является связь между инфля цией и развитием финансовых центров. Как и в случаях с валютной системой и ее воздействием на финансовые центры здесь будут применены те же самыми временные рамки. Тем самым, проще проследить этапность и выявить общ ность внутренних и внешних денежных преобразований и специфику их воз действия на территориальное распределение финансового капитала. Прежде всего, нас интересуют ответы на следующие три вопроса: могла ли послевоен ная инфляция использовать методы, которые были приемлемыми в ходе войны?

Каким образом инфляция переключилась с финансирования военных расходов на обслуживание послевоенного развития? И как она воздействовала на форми рование и перераспределение финансового капитала и, соответственно, на судьбы финансовых центров?

Во время войны инфляция как в воюющих, так и нейтральных странах разворачивалась по сходным сценариям 126. Однако после войны денежное раз витие стало более разнообразным. Оно варьировалось по странам. С позиции восстановления работы финансовых центров в странах, которые до войны за нимали ведущие позиции на рынке капитала, выделились Великобритания, Франция и Германия. Во время войны положение этих стран существенно от личалось, также принципиально разнились и способы их послевоенного вос становления. Великобритания и Франция были союзниками. Однако значи тельная часть территории Франции была оккупирована, в то время как Велико британия пользовалась привилегиями островного государства и полностью со хранила свой суверенитет, что и предопределило сохранение финансового центра в Лондоне. Германия была противником Великобритании и Франции.

Однако данные различия не оказали активного воздействия на военное денеж ное хозяйство трех континентальных стран и на полное свертывание финансо вых центров, но сыграли важную роль в формировании послевоенного денеж ного обращения и восстановление финансового капитала.

После войны инфляция военного типа продолжалась во всех странах еще пару лет, что обусловливалось инерцией действия монетарных механизмов.

Однако послевоенные события накладывали определенный отпечаток и добав ляли новые обстоятельства, которые вывели инфляцию на более высокий, чем в конце войны, уровень. В наиболее благополучных странах за инфляцией после довала дефляция – цены пошли вниз. Возглавила новые процессы Великобри тания. К ней присоединились бывшие нейтральные страны (Швейцария и ряд Латиноамериканских стран). Наиболее существенно цены упали в США. Во Франции и несколько в меньшей степени в Бельгии и Италии инфляция при Heilperin M.A. Aspects of the Pathology of Money. Monetary Essays from Four Decades. – Ludwig von Mises Institute. – Auburn (Alabama – US). – 2007 (First published in GB by Michael Joseph Ltd. – London, 1968). – P. 97 (296 p.).

тормозилась, но не завершилась. Лишь в конце первого послевоенного десяти летия она была сведена к минимуму.

Следующий всплеск инфляции в США наблюдался в 1950-х гг. Он спо собствовал ускорению экономического роста и был связан с расширением кре дитования как производителей, которые таким образом наращивали производ ство, так и потребителей, что также стимулировало экономическую активность.

Основной впрыск денег в экономику шел через нью-йоркские банки, что спо собствовало развитию финансового центра в городе.

Инфляция и дефляция по-разному воздействовали на восстановление ра боты финансовых центров. Общим правилом было следующее: чем выше уро вень инфляции, тем меньше было условий для возобновления работы финансо вых рынков и медленнее происходило восстановление финансовых центров.

Однако все складывалось совершенно иначе, если инфляция приближалась к нулю. Тогда создавались благоприятные условия для возрождения националь ного и прихода зарубежного финансового капитала. Согласно кейнсианской теории инфляционного развития, посредством небольшой инфляции стимули ровался экономический рост 127. Что же касается дефляции, то она в целом не препятствовала работе финансовых центров. Однако в условиях затоваривания рынков она могла вызывать обесценение не только товарного, но и финансово го капитала представленного в ценных бумагах (акциях, облигациях и, особен но, в векселях и финансовых контрактах, например, фьючерсах). Тогда проис ходило усиление полезных свойств денег. Кроме того, дефляция часто высту пала в качестве депрессанта ликвидности финансового капитала, находящегося в форме ценных бумаг.

Вводные замечания к вопросу инфляционного воздействия Перед переходом к использованию исторического материала необходима одна ремарка теоретического плана. Государство проводит различные вмеша тельства в экономику, которые можно различать по масштабам воздействия.

Самыми масштабными являются денежно-кредитные. Со времен Великой де прессии и кейнсианских рецептов излюбленным рычагом управления является процентная ставка. Посредством ее центральный банк подает соответствующий сигнал рынку. Другой рычаг – инфляция, которая также воздействует на весь рынок. Рассмотренные раньше Хайековские треугольники основывались, по крайней мере, в начале 1930-х годов, на процентной ставке. К 1960-м гг. макро экономика в центр внимания поставила денежно-инфляционные инструменты Неокейнсианская теория выдвинула положение о трехсторонней инфляции (Р. Гордон – «инфляционный треугольник»), на основе которой строится экономическая политика боль шинства страна (Gordon R. J. Modern theories of inflation // Macroeconomics: Theory and Policy, 2nd ed., Chap. 22.4, McGraw-Hill, 1988.). Данная теория подверглась критики со стороны не оавстрийской школы, которая считает, что государство за счет инфляционной спирали уско ряют экономический рост только на первом этапе. В дальнейшем, за счет развертывания ин фляционных издержек, наступает противоположная реакция экономики – падение (Groenewegen P. The Nature, Functions, and Value of Money: A Brief Exposition of Turgot’s Monetary Theory //History of Political Economy. – 2007. – № 2 (39). – Р. 253-262).

стимулирования экономики. Одновременно возросло значение ожидания. Рас хождения между ожидаемыми и фактическими темпами инфляции привели к новым макроэкономическим конструкциям, в которых учитывался показатель инфляционной премии. Пожалуй, самым интересным последствием несовер шенства ожидания инфляции стали нерациональное использование и перерас пределение капитала и рабочей силы между стадиями создания стоимости и территориями. Они вполне могут быть изображены Хайековскими треугольни ками. Кейнсианская революция в экономике привела к ослаблению внимания к капиталу и его связи с процентом и инфляцией. Основной упор в теории и практике делался на процентной ставке и инфляции, которые рассматривались самостоятельно, без учета оборота капитала, и использовались для непосредст венного воздействующие на экономику и занятость, а не опосредованного – че рез капитал. Но уже к 1960-м гг. экономическая наука, и во многом под воздей ствием австрийской школы, стала включать в предмет анализа и капитал 128. Та кой переход особенно важен для исследования географии распределения капи тала и выбора им городов для своего размещения, поскольку он учитывает не только последствия инфляции, включая удаленные во времени, но и инфляци онные воздействия на предпочтения капитала. Последнее обстоятельство ста новится основанием активизации его поиска стабильности или инфляционной умеренности.

Столетний обзор инфляционного воздействия на предпочтения капитала лучше всего начать с Германии. Первые десятилетия прошлого века она зани мала особые позиции: в стране не сложились условия для послевоенного пре одоления инфляции. Вместе с тем, финансовый капитал не спешил покинуть страну, хотя уже в 1920-е гг. заметно было его бегство. Основным прибежищем стал Нью-Йорк. Берлинская биржа продолжала работу. Там котировались не только немецкие предприятия. До трети делового оборота приходилось на за рубежные ценные бумаги, среди которых почти все 1920-е гг. продолжали по инерции (срабатывал субъективизм ожидания) обращаться царские облигации России и ряд акций национализированных советской властью предприятий.

Дисконт был значительным, но многие надеялись на скорое изменение ситуа ции. Гамбург продолжал привлекать международных финансовых авантюри стов, которые в условиях рыночной неразберихи пытались обогатиться. Далеко не все возвращались с деньгами, но постоянно поступали новые порции зару бежных инвестиций. И, конечно, продолжала работу кредитная линия: Уолл Стрит совместно с Казначейством США – Берлин, которая полностью была за крыта лишь в 1932 г.

В начале 1920-х гг. в Германии никто не хотел сберегать свои деньги.

Хранение их каждый день означало все большие и большие потери;

все спеши ли обменять деньги на товары;

люди скупали вещи (которые часто не находили применения) даже не глядя на их цену, с единственной целью избавиться от де См.: Garrison R. Q. Hayekian Triangles and Beyond // Hayek, Coordination and Evolution: His Legacy in Philosophy, Politics, Economics, and the History of Ideas. Eds. Birner J., Zijp R. – Lon don: Routlenge, 1994. – P. 121.

нег. Так выглядел феномен, который имел место в Германии, а также в других странах, следовавших политике длительной инфляции. Повсеместно наблюда лось «бегство в реальные ценности». Цены на товары невероятно подскочили, так же как и курсы иностранных валют, тогда как стоимость внутренних денег упала практически до нулевой отметки. Наступал коллапс полезности нацио нальной валюты.

Значительные инфляционные давления на экономику испытывали Авст рия, Венгрия, Польша и Болгария. Особняком стояла Советская Россия, а в дальнейшем СССР (с декабря 1922 г.). В стране сложилась уникальная ситуа ция: наблюдалось одновременное разнонаправленное движение цен на сельско хозяйственные и промышленные товары. 80% населения было сельским и зави село от земли. Достаточно быстро произошло насыщение продовольственного рынка – цены пошли вниз, налаживался экспорт сельскохозяйственных продук тов. Разрушенные заводы и фактическое отсутствие инвестиций в промышлен ность с начала Первой мировой войны привело к взвинчиванию цен на про мышленные изделия. Такую ситуацию Лев Троцкий 129 определил как «ножни цы цен», т.е. в аграрном секторе страны господствовали дефляционные, а в ин дустриальном – инфляционные тенденции. Невыгодный товарообмен привел к тому, что селяне приступили к сдерживанию поставок аграрной продукции в города, где образовался дефицит продовольствия, что вызвало рост цен на сель скохозяйственную продукцию. Однако власть такую ситуацию определила как эксплуатацию городского населения сельскими кулаками, что в дальнейшем служила для оправдания политики раскулачивания.

Во всех странах континентальной Европы война вызвала тяжелые финан совые потери и принесла дополнительные нагрузки на национальное благосос тояние. Компенсировать потери и ослабить бюджетные нагрузки пытались ско рее денежно-инфляционными, чем фискальными методами. Такой подход был вполне естественным. Все началось еще во время войны. В ее начале никто не ожидал, что она будет продолжительной и вызовет резкое сжатие финансовых ресурсов и приведет к перенапряжению хозяйственных сил всех воюющих держав. Исключение представляли Соединенные Штаты, которые в ходе войны нарастили свое финансовое могущество, повысили промышленную мощь и расширили аграрные возможности 130. Все остальные воюющие страны неадек ватно оценивали свои финансовые потребности и возможности. В соответствии с этим и финансовые центры воюющих стран работали по-разному.

Во многих финансовых центрах в первую половину войны наблюдался ажиотаж – жажда повышенных прибылей побуждали инвесторов к непроду манным поступкам, что вступало в контраст со Второй мировой войной, когда инвесторы при малейших возможностях незамедлительно переводили свои ка 1879–1940 гг. С 1923 г. лидер внутрипартийной левой оппозиции. В 1929 г. выслан за пределы СССР.

«В годы Первой мировой войны США впервые стали производить в массовых масштабах специализированную военную продукцию. Незначительные объемы выпускались государст венными арсеналами, а подавляющая часть – частными фирмами». Фарамазян Р.Ф. Военная экономика американского империализма. – М.: Мысль, 1983. – С. 23 (240 с.).

питалы за пределы Европы. Несмотря на упор экономической политики на вы пуске денег для обеспечения военных потребностей, в ряде стран использовали заимствования – практиковались внешние военные займы. В результате резко возросла задолженность Великобритании перед США, Франции – перед Вели кобританией и США, царской России перед Францией. Практически все воен ные займы размещались в трех городах – Нью-Йорке, Лондоне и Париже.

В середине войны в ряде стран перешли также и к фискальным методам пополнения бюджета. С этой целью было повышено налогообложение, особен но существенно оно увеличилось в Великобритании. Механизмы финансирова ния войны, наработанные в ходе Первой мировой войны, в основных чертах были использованы в последующем, в ходе Второй мировой войны. Однако действие отдельных тенденций было усилено: инфляционное финансирование возросло;

внешняя задолженность стала однонаправленной – кредитором вы ступали США, мировой финансовый дефицит покрывался за счет выпуска дол ларов и работы нью-йоркских банкиров;

в ряде стран перешли к практике внут ренних военных займов (в СССР принудительно распределялись облигации оборонных займов);

в континентальной Европе произошла полная остановка деятельности фондовых бирж и финансовых центров (в ходе Первой мировой войны многие биржи продолжали работу). Основные капиталы переместились в США и частично в Великобританию. Однако значительные инвестиционные ресурсы направились в Александрию, Каир и Касабланку 131, где прибыли, но и риски были более высокими. Каирская фондовая биржа 132 стала второй по обо роту после Нью-Йоркской фондовой биржи. Данных результатов ей в дальней шем так и не удастся достичь, а вскоре, с приходом Гамаль Абдель Насера (ге рой Советского Союза, второй президент Египта, 1956–1970 гг.) к власти она прекратила свою работу (1961 г.)133. Возобновила деятельность лишь в 1990-х гг.

и сейчас она функционирует как Египетская фондовая биржа. В ходе револю ционных событий 2011 г. наблюдался очередной отток с биржи не только зару бежного, но и местного капитала.

Итак, инфляция оказала непосредственное воздействие на финансовый капитал, стимулировала его перелив, что, соответственно, перераспределило богатство между финансовыми центрами. Сокращение инфляции благоприятно сказывалось как на формировании местного, так и на поступление в крупные города зарубежного капитала. Капитал однозначно пытался избежать инфля ции. Стабилизация легче удавалась финансовому капиталу, поскольку он был более подвижен и выбирал места с относительно стабильными деньгами.

Касабланкская фондовая биржа была учреждена в 1929 г. (Марокко) и в настоящее время является крупнейшей после Йоханнесбургской и Нигерийской фондовых бирж – 16 членов и 77 бумаг в листинге, 66 млрд долл. капитализация рынка. По уровню организации торгов считается лучшей в Северной Африке и на Ближнем Востоке, наиболее приближена к евро пейским требованиям (См.: Ключников И.К., Молчанова О.А., Ключников О.И. Фондовые биржи. – М.: Финансы и статистика, 2009).

Старейшая биржа африканского континента Александрийская фондовая биржа, которая была учреждена в 1883 г.;

Каирская фондовая биржа была открыта в 1903 г.

Перед закрытием объединенная Каирская и Александрийская фондовая биржа по объему оборота была четвертой по величине в мире. http://www.egx.com.eg/English/History.aspx К вопросу об инфляционном механизме перераспределения богатства В целом послевоенная денежная экспансия не имела ничего общего с во енным наращиванием денежной массы. Военная инфляция вызывала свертыва ние обращения финансового капитала, который устремился в относительно бо лее устойчивые зоны не только с позиции военных действий, но и денежного обращения. Во время войны происходило перераспределение ресурсов от граж данского использования к военному. Срабатывал особый механизм перераспре деления общественного богатства, в котором финансовый капитал и его пози ции в экономике нарастали в преддверии войн и в самом их начале, и резко со кращались по мере их углубления. Если сравнивать Первую и Вторую мировую войны, то можно заметить следующую особенности: ускорялся процесс ликви дации финансового капитала и его бегства из стран, в которых велись военные действия и убыстрялось его развитие в странах, которые не затронуты были во енными действиями. Срабатывал опыт потерь в ходе предшествующей войны.

В целом нарастала поляризация между финансовым капиталом в странах, где не велись военные действия, и банковско-промышленным капиталом в странах, которые были непосредственно затронуты военными действиями.

Данное различие принципиально и оно лежит в основе свертывания финансо вых центров в одних местах и его развертывания в других. Следует обратить внимание на различия между финансовым и банковско-промышленным капи талом в мирные и военные годы. В обычные годы банковско-промышленный капитал становился своеобразной предтечей финансового капитала. Война на кладывала на развитие двух видов капитала определенные особенности.


В Германии формировался национально ограниченный банковско промышленный капитал. Хотя появлялась информация о его тайных связях с международными банкирами, но определяло его развитие сращивание с госу дарством и внутренняя ориентация. Дело было не столько в отражении нацио нальных интересов, сколько в том, что только в такой направленности обеспе чивалось его выживание и максимальное приумножение. Финансовый же капи тал по своей природе космополит: капитал, поднявшись до определенного уровня, отрывался от мест формирования и приобретал мирохозяйственные черты;

происходили качественные изменения в капитале, которые вели к его развитию по принципиально другой схеме. Собственно данную особенность уловили мировые финансовые центры, которые предоставили приют капита лам, не ограничивая его внешние интересы.

Национальная ограниченность банковско-промышленного капитала в хо де Первой и Второй мировых войн была отличительной чертой Германии. Она же характеризовала сращивание банков с промышленностью, которое проходи ло при аналогичных ситуациях и позднее, например в современном Иране, а также Ливии при Каддафи (1969–2011 гг.), что, однако, не мешало ограничен ной их кооперации с рядом мусульманско-ориентированных финансовых цен тров. По уровню нефте-долларовых доходов эти страны превосходили Дебаи, с недавно учрежденным мировым финансовым центром. Однако ни Иран, ни Ли вия не смогли подготовить условия для свободного обращения капитала и, тем самым, создать финансовый центр. Итак, национально-ориентированный и сросшийся с государством финансовый капитал, который с целью подчеркива ния отличительных особенностей от космополитически настроенного финансо вого капитала, определяется как национальный банковско-промышленный ка питал. Последний вид капитала крайне ограничен в маневрах и свободе выбора, а также слабо интегрируется с капиталом-космополитом, что препятствует его концентрации в направлении и по законам финансовых центров.

Некоторые проблемы перераспределения богатства внутри финансового сектора Известно, что одним из основных вопросов экономического анализа яв ляется механизм перераспределения ресурсов. С денежных позиций инфляци онное ре-конструирование ресурсов вело к реконституции богатства, т.е. закре плению его за новыми лидерами и изменению мест дислокации. На макроуров не данный процесс означал – структурное перераспределение капитала между различными институтами, на мегауровне – между странами и финансовыми центрами. В первом случае перестраивалась институциональная структура.

Во второй половине прошлого века произошли следующие важные ин ституциональные изменения с капиталом: с одной стороны, сократилась роль коммерческих банков и выросла – универсальных банковских институтов;

с другой стороны, банки уступили лидирующую позиции инвестиционным и пенсионным фондам страховым компаниям и не банковским кредитным учре ждениями, многие из которых превратились в универсальные финансовые уч реждения. Однако инфляция непосредственно не занималась реконституцией богатства между финансовыми институтами. Она лишь сопровождала данный процесс. Дело не только в том, что в тот период ее масштабы стали незначи тельными. Более существенную роль в данных изменениях сыграли обстоя тельства, связанные с конкуренцией – традиционные финансовые институты уступали лидерство более новым, которые вели себя более агрессивно и в кон курентных схватках отвоевывали себе место.

Инфляция играла важную роль в перераспределении богатства между финансовым и нефинансовым секторами, между странами и финансовыми цен трами. Срабатывало общее правило – финансовый капитал уходил из тех место, где усиливалась инфляция и притекал в те финансовые центры, которые обес печивали безинфляционное или низкоинфляционное развитие.

Итак, инфляция играла заметную роль в развитии финансовых центров.

Выявилась следующая закономерность: в странах с повышенной инфляцией тормозился процесс формирования финансовых центров. Финансовым центрам необходима устойчивая национальная валюта. Только при соблюдении условий устойчивости универсальная международная валюта полнее выполняет функ ции по обслуживанию внутренних и внешних потребностей национального ка питала и привлекает к обращению в центры иностранные капиталы. При неус тойчивой национальной валюте местный капитал стремится перейти в страны с более устойчивой валютой, а иностранный капитал остерегается внедряться в эти страны. В таких условиях не срабатывали другие факторы, которые при благоприятных условиях стимулировали развитие финансовых центров. Арген тина, несмотря на успехи в развитии, так и не смогла подготовить благоприят ную для финансового центра обстановку. Основной причиной служила гипер инфляция. Аналогичные обстоятельства срабатывали также и в развивающейся ускоренными темпами Бразилии. В России инфляция наряду с другими обстоя тельствами притормаживала приток иностранного капитала и сдерживала фор мирование условий, необходимых для появления мирового финансового цен тра. Положительным примером могут служить следующие страны: во-первых, Китай, в континентальной зоне которого за последние двадцать лет было соз дано три ведущих мировых финансовых центра (Шанхай, Пекин и Шеньжень), и ускоренными темпами на юге страны идет подготовка к появлению еще не менее двух новых региональных финансовых центров;

во-вторых, Дебай, в ко тором за короткий срок была создана ранее полностью отсутствующая инфра структура и культурная среда для финансовых центров;

в-третьих, многие раз вивающиеся страны с устойчивой денежной системой, относительным избыт ком капитала и значительным притоком внешних капиталов. Кроме того, фак тор устойчивости денег способствовал созреванию условий для расширения международной финансовой активности и становления мировых финансовых центров в самых различных местах: Хельсинки, Таллинне, Варшаве, Стокголь ме, Мехико.

Гиперинфляционное перераспределение богатства В ходе предыдущего анализа было выяснено, что инфляция ведет к пере распределению богатства, но делает это она по-разному. Наиболее мощные силы задействованы при гиперинфляции – наиболее остропроблемная форма инфляции. Известно, что государство обладает тремя основными способами мобилизации ресурсов: налоговым, кредитным, инфляционным. Обесценение денег является своеобразным способом дополнительного налогообложения на селения (налог на деньги). Займы также, в конечном счете, ведут к росту нало гообложения, поскольку требуются дополнительные бюджетные ресурсы для погашения государственного долга. Однако рост налогов и соответственно ин фляция переносится на будущий период. При инфляции внешне отсутствует налогообложение, но фактически государство финансирует свои расходы за счет населения, т.е. срабатывает механизм «инфляционного» налогообложения.

Для полноты картины инфляционного воздействия на развитие финансовых центров рассмотрены примеры воздействия гиперинфляции на денежное обра щение и финансовые центры ведущих стран.

Германия и Австро-Венгрия Пример гиперинфляции в Германии является показательным. Из неблаго получной страны произошел отток не только капиталов, но и креативных мак леров и финансистов, которые организовывали его оборот. А постоянно расту щая масса бумажных денег любым способом трансформировалась в товары.

Каждое утро банки раздавали деньги, который еще ночью завозились из Бун десбанка, и никто и не думал о том, чтобы полученные деньги вкладывать об ратно в банк. В результате финансисты и капиталы бежали из Берлина, Гамбур га и Мюнхена, которые потеряли статус финансовых столиц Европы.

Показательным образцом гиперинфляции служит Германия начала 1920-х годов. Резкий рост цен привел к свертыванию финансового капитала и постепенному стиранию с финансовой карты мира финансовых центров в Бер лине, Гамбурге, Франкфурте. Как развертывалась инфляция, легко представить по динамике роста цены газеты. Если сначала ее можно было купить за 30 пфеннигов, то через два года уже 70 млн марок, т.е. цена увеличилась в 250 миллионов раз (табл. 1).

Таблица Цена газеты в Германии, 1921–1923 гг.

Дата Цена в марках Январь 1921 г. 0, Май 1921 Октябрь 1922 Февраль 1923 Сентябрь 1923 1 Октябрь 1, 1923 2 Октябрь 15, 1923 20 Октябрь 29, 1923 1 000 Ноябрь 9, 1923 15 000 Ноябрь 17, 1923 70 000 В 1923 г. наиболее крупная купюра была в 100 триллионов марок (печа талась только на одной стороне, чтобы сэкономить время и понизить себестои мость печати). Фискальная реформа конца 1923 г. завершила инфляцию. Коли чество чиновников в правительстве было сокращено на треть, был создан но вый центральный банк с целью продемонстрировать доверие и показать, что не будут больше печататься деньги. До гиперинфляции Гамбург и Мюнхен были региональными финансовыми центрами, а Берлин – входил в число ведущих финансовых центров мира, где «отоваривались» не только европейские, но и многие американские, азиатские и африканские потребители инвестиций. Уже в 1924 г. финансовый капитал значительно набрал обороты. В результате повы сился его интерес к традиционным биржам и финансовым центрам. Банкиры Уолл-Стрита расширяли торговые контакты в Германии;

в результате произош ло частичное восстановление финансовой активности в Берлине, а его биржа превратилась в активную торговую площадку. Однако набиравшие силу нацио налистические и большевистские движения подталкивали многих местных фи нансистов переводить капиталы в США (и частично в Англию) и оперировать в Германии через американские банки. В финансовых центрах чувствовалась не уверенность, но сверхприбыли удерживали многих спекулянтов до последнего момента, стратегические же инвесторы выводили капиталы и предпочитали бо лее тихие гавани.


Mankiw N.G. Macroeconomics. Seven ed. Principles of Macroeconomics. – South-Western Cengage Learning. – 2011. – P. 105-106.

Аналогичные с Германией инфляционные процессы наблюдались в Авст рии и Венгрии. Венгрия – особый случай. Там в 1946 г. была напечатана банк нота с самым большим количеством нолей – 17 (с номиналом – 100 000 000 000 000 000). Цены удваивались каждые 13-15 часов. В августе пенго (pengo) были заменены форинтами 400 октиллионов (10 в 27 степени) пенго были заменены на 1 форинт. До Первой мировой войны Вена была столицей капитала Центральной Европы. Еще в XVIII в. она обслуживала даже российский царский двор, а в конце XIX в. на Венской фондовой бирже136 стали размещать царские облига ции, средства от которых направлялись на железнодорожное строительство.

Гиперинфляция изменила до неузнаваемости финансовый ландшафт Германии и Австро-Венгрии. Она послужила стартом для оттока денежных капиталов.

Однако не помешала капиталам, занятым в сфере материального производства.

В первое время процветало производство товаров, удовлетворяющих базовые потребности населения. В дальнейшем получило развитие производство, свя занное с восстановлением военной мощи Германии. Гиперинфляция не позво лила полностью восстановить немецкие финансовые центры – в Берлине, Гам бурге, Франкфурте и Мюнхене, так же как и австрийский – в Вене.

Показательна история инфляции в Югославии. С 1971 по 1991 г. ежегод но цены росли в стране на 76%. В декабре 1990 г. сербский парламент приказал Сербскому народному банку (региональный центральный банк) предоставить огромные займы друзьям президента Слободана Милошевича. 137 В январе 1994 г. официальная месячная инфляция составила 313 млн процентов. Населе ние занималось только обменом на черном рынке динаров на доллары. В 1994 г.

был выпущен новый динар в обмен на 1 300 000 000 000 000 000 000 000 старых. 6 января 1994 г. правительство объявило о том, что немецкая марка по лучили легальное право на обращения, что свело на нет гиперинфляцию. Таким образом, банки Белграда перешли на операции с иностранной валютой. В этом плане столичные банки стали напоминать оффшорные, которые обслуживали только «авторитетные» деньги других государств. Кроме того, Белград превра тился в центр «отмывания» денег и переправления «очищенных» капиталов в европейские финансовые столицы. Данная практика была остановлено уже в конце 1990-х гг.

Инфляция в Латинской Америке К концу 1980-х годов в Аргентине инфляция составляла 200% в месяц: в декабре 1989 г. был достигнут пик, когда инфляция достигла 4823,3% годо вых138. Следующий инфляционный бум был в 1990-х годах. Ежегодный при рост денег в обращении в 1991–1994 гг. составлял 60%;

инфляционный процесс был остановлен в 1998 г. в ходе рецессии, которая скорректировала соотноше Tom Chao;

s Paper Money Gallery // http://www.tomchao.com/eu/eu29a.html – 12/03/2012.

Основана в 1771 г. императрицей Марией Терезой для торговли гособлигациями. В на стоящее время контролирует Будапештскую, Люблянскую и Пражскую фондовые биржи.

Hanke S. Wall Street Journal. April 28, 1999.

http://cdnedge.bbc.co.uk/1/hi/business/1721061.stm. – 14.03.2012;

investmentwatchblog.com ние спроса и предложения на деньги. Центральный банк находился перед вы бором: продолжать поставку денег или скорректировать денежную массу;

в ре зультате в стране началась дефляция. Это был новый тип дефляции – по сути, конфискационной, поскольку она привела к изъятию денег у населения. В 1999–2001 гг. доверие к банкам упало. В результате происходило изъятие денег из банков, что привело к резкому сокращению активов банковского сектора страны. Результатом стала девальвация, по завершении которой в 2002 г. цены снова существенно выросли. Однако обесценение денег происходило уже по новым правилам, в основе которых находилась не гиперинфляция 139. В начале 2010 г. Аргентина была на третьем месте (после Конго и Венесуэлы) по темпам инфляции. За 2010 г. официальный ее уровень составил 20-30%140, по неофици альным данным – 40%.

В Аргентине находилась одна из старейших бирж континента, основанная по испанскому образцу потомками конкистадоров. В результате инфляцион ных перипетий биржевой оборот переместился на другие торговые площадки – на биржи с устойчивой валютой. В 2010-х годах большая часть аргентинских брокеров перебралась на Фондовую биржу Сан-Пауло. Несмотря на высокие темпы роста аргентинской экономики и формирование в стране значительных объемов относительно избыточного капитала, высокая инфляция препятствова ла становлению там финансового центра.

В Бразилии все складывалось несколько иначе. С позиции финансового центра четко прослеживаются два периода развития страны: десятилетия ги перинфляции, в ходе которых отсутствовали условия для концентрации финан сового капитала;

последующие полтора десятилетия, когда наблюдалась де нежная стабилизация и происходило становление финансовых центров. Снача ла появился финансовый центр в Рио-де-Жанейро и сразу же он проявил гло бальные интересы, потом международная финансовая активность возросла в Сан-Пауло. Быстро происходило формирование огромной городской агломера ции, которая объединила два города и подготовила создание единого финансо вого центра. В этом плане пример Бразилии уникален. Если везде финансовый капитал стремился в центр города и занимал относительно небольшое про странство, то в Бразилии все складывалось по-иному – сформировалась своеоб разная ось финансовых учреждений протяженностью в 120 км, на которой вол нами размещались основные финансовые институты, и в конце оси находилась Фондовая биржа в Сан-Пауло.

В 1986–1994 гг. в Бразилии гиперинфляция сдерживала становление фи нансового центра. Дело в том, что к 1990-м гг. страна была признанным лати ноамериканским тигром – быстрыми темпами росло производство, товарный экспорт преобладал над импортом, формировался относительный избыток ка питала и были все основания для финансового центра. Однако гиперинфляция привела к оттоку местных капиталов на североамериканские рынки и сдержи Terrell T. Currency Failures from Argentina to Zimbabwe: A Brief History of Inflation // http://www.youtube.com/watch?v=DB_uHq1_8FA&feature=endscreen. – 26.03.2012.

http://www.xe.com/news/2010-10-15%2017:10:00.0/1452521.htm – 26.03.2012.

вала приток иностранных капиталов (в том числе, и несущих передовую техно логию) в страну. Исключением были только сырьевые отрасли, которые при нимали зарубежные прямые инвестиции в обмен на экспорт сырья, что гаран тировало быстрый, достаточно надежный и сверхприбыльный механизм воз врата вложений. Иностранный капитал был заинтересован только в сырьевых отраслях, а местные «горячие деньги» занимались валютными и товарными спекуляциями и повышали общее ощущение нестабильности.

В 1994 г. инфляция достигла 2075,8%, поэтом крузейро с 1967 г. (cruziero) обесценился по отношению к американскому центу до 1 триллиона. Один но вый реал был обменен на 2 750 000 000 000 000 000 старых реалов (выпуска 1942 г.)141. В 1986 г. Президент Бразилии Джозеф Сарней заморозил цены, ввел контроль заработной платы и провел нуллификацию – убрал три нуля из бра зильской валюты. Однако высокие цены сменились на дефицит продуктов (яиц, мяса, молока). Вскоре черный рынок заполнил вакуум. Результатом стал оче редной скачек цен.

Фондовая биржа Сан-Паулу142 – крупнейшая биржа Латинской Америки находится не в Рио-де-Жанейро, но непосредственно связана с основными его финансовыми учреждениями и вместе с ними формирует основу мирового фи нансового центра страны. До середины 1960-х годов фондовая биржа, как и другие бразильские биржи, была государственным учреждением, потом ее пре образовали в неприбыльную организацию, а с 2007 г. – в коммерческую компа нию, целью которой является получение прибыли. Биржа сосредоточила до 70% всего фондового биржевого оборота Южной Америки и в ее листинге представлено 381 компания континента. Как только гиперинфляция была оста новлена, фондовая биржа набрала обороты. Во второй половине прошлого де сятилетия она заняла третье место в мире после США и Китая по объемам пер вичного размещения ценных бумаг (IPO)143. Латиноамериканские транснацио нальные корпорации мобилизованные таким способом деньги использовали для экспансии на мировом рынке. Излюбленным приемом роста стало поглощение зарубежных компаний, а для этого требовались большие деньги, которые при влекались на местной бирже, сосредоточившей огромные избыточные капиталы в основном местных предпринимателей, которые уже не стремились побыстрее, как было принято в годы гиперинфляции, переместить их в Северную Америку.

Африканский континент Ангола – ведущая нефтедобывающая и крупнейшая нефтедолларовая страна Африки. Однако в отличие от арабских нефтедобывающих стран так и не смогла воспользоваться преимуществами и создать финансовый центр в се редине Африканского континента.

http://www.investmentwatchblog.com – 26.03.2012.

Учреждена в 1890 г.

Gilson R.J., Hansmann H., Pargendler M. Regulatory Dualism as a Development Strategy:

Corporate Reform in Brazil, the U.S., and the EU, March 1, 2010 // http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id= Гиперинфляция в стране была относительно непродолжительной – 1991– 1995 гг. Две денежных реформы, в ходе которых одна новая денежная единица – кванза (kwanza) была выпущена взамен 1 000 000 000 старых денег. В это время страна переживала бум и приток нефтедолларов. Аналогичные обстоятельства в ряде стран Персидского залива позволили приступить к строительству торго вых и финансовых центров, которые вскоре заняли свои места в их системе.

Однако гиперинфляция удерживала иностранный капитал от обращения внутри страны и сконцентрировала интерес только к быстрому обращению капитала, что обеспечивало его вложение в нефтедобычу, а вновь сформированные мест ные капиталы исчезали за рубежом. Все перспективные и будущие проекты было отложены.

Зимбабве выпустила в обращение банкноту с номиналом в 100 триллио нов долларов. В ноябре 2008 г. каждые 24,7 часа цены удваивались. Годовая инфляция составила 10 в 21 степени процентов. По темпам инфляции страна находилась на втором месте после Венгрии. В результате в январе 2009 г. пра вительство разрешило вести бизнес в любой валюте, а во второй половине 2012 г.

вообще отказалось от выпуска национальных денежных знаков.

Дополнительный перечень стран с гиперинфляцией Перечень стран с гиперинфляцией был бы не полным без рассмотрения Боливии, Чили, Греции, России, Украины. Формально в гиперинфляционный период данные страны не претендовали на мировое финансовое лидерство, но имели определенные амбиции: проводили попытки создания региональных или местных финансовых центров с целью ускорения экономических преобразова ний и повышения общей инвестиционной привлекательности. Однако гипер инфляционные процессы препятствовали притоку иностранных капиталов и способствовали оттоку местных не только относительно избыточных, но и не обходимых для поддержания выбывающих основных фондов, что вело к со кращению финансового и экономического потенциала.

В Боливии гиперинфляции наблюдалась в 1984–1986 гг., когда она дости гала 20 000% годовых, в Чили в 1971–1973 гг. – инфляционный пик до 1200% годовых, в Греции – 1942–1944 гг. – 8,5 биллионов процентов в месяц, в России – 1992–1994 гг. с пиком в 1992 г. – 2520%, в Украине – 1993–1995 гг. с 1400% в месяц. Современная Россия пытается перейти к управлению инфляцией и ми нимизировать ее размеры. Данный вопрос, наряду с прочими, рассматривается одним из важных условий подготовки учреждения в Москве Международного финансового центра.

Инфляция в России, 1992–2011 гг.

В Новейшей истории России самая высокая инфляция была зафиксирова на в 1992 г., тогда за год цены выросли на 2500%. Гиперинфляция была харак терной чертой начала 1990-х гг., лишь в 1996 г. государству удалось резко за тормозить рост цен. Но ненадолго. Уже через два года, в кризисном 1998 г. ин фляция вновь подобралась к отметке в 100%. Следующие 12 лет темпы роста цен неуклонно замедлялись, но не так стремительно, как того хотелось Прави тельству и Центральному банку144.

Финмаркет. 30 декабря 2011 // http://news.mail.ru/economics/7738369/?frommail= За 2011 г. рост цен в России составил 6% – рекорд для страны последних двадцати лет. Низкая инфляция означала смену модели роста российской эко номики. На передний план стала постепенно выдвигаться проблема «сбереже ния – инвестиции». Ее решение позволит диверсифицировать источники эко номического роста и повысить значение финансовых посредников и центров в данном деле.

* * * Итак, рост цен и инфляция служат спусковым крючком целого ряда про блем и одним из показателей цикличности 145. Среди прочего инфляция воздей ствует на финансовые рынки вообще и состояние финансовых центров в част ности. Дополнительные деньги выходят из банка и туда же они возвращаются.

Однако излишки выпущенных денег обладают разрушительной силой для бан ков. Внешне может казаться (и так бывает на первом этапе развертывания ин фляции), что, используя обесценение денег, банк может погасить любые свои неудачи и просчеты. Но в длительной перспективе под влиянием инфляции банковское дело сжимается и значительная часть расчетно-кредитной активно сти переходит во внебанковский оборот. Тем самым, хозяйственная система те ряет важных своих участников, что неминуемо ведет к хаосу, и порядок, кото рый устанавливается рынком, разрушается внерыночными, точнее, по своей су ти, дорыночными – примитивно-базарными силами. Общество переходит на более низкую ступень – нарушается его тонко организованная рыночная куль тура с саморегулирующими и определяющими ее развитие формами. Инфляция сравнима с цунами, которое захватывает и рушит всю экономику по нарастаю щему сценарию. Поэтому мировые финансовые центры так ее опасаются, и всеми способами стремятся ее не допустить.

Определенность, дефляция и стабильность денег в финансовых центрах Вопрос – являются ли устойчивые деньги якорным условием функциони рования финансовых центров? – связан с определением инфляционного и де фляционного воздействия на финансовые системы, позиции и текущее состоя ние финансовых рынков.

В инфляции заложен механизм, который во многом похож на временные предпочтения при установлении цены денег. Для объяснения инфляционного обесценения денег вполне приемлем подход Мизеса к определению цены денег.

С учетом данного положения можно проанализировать поведение людей в ди намичной экономической среде146. Естественно, золото во многом лишено не достатков, которые имеются у бумажных денег, и поэтому золотые монеты в Terrell T. Currency Failures from Argentina to Zimbabwe: A Brief History of Inflation // http://www.youtube.com/watch?v=DB_uHq1_8FA&feature=endscreen Herbene J. The Pure Time-Preference Theory of Interest // Authors Forum Presented at the Austrian Scholars Conference. Recorded 9 March 2012 at the Ludwig von Mises Institute in Au burn, Alabama // http://www.youtube.com/watch?v=I4NwmIuFLKg&NR=1&feature=endscreen 10.03. глазах многих более привлекательны и производят впечатление, что возврат к ним обеспечит необходимую устойчивость.

Не только инфляция понижает привлекательность для капитала отдель ных городов и стран, но и дефляция в отдельных случаях способна действовать в том же направлении и отталкивать как внешние, так и внутренние капиталы от их применения.

Дефляция Проблема неустойчивости денег связана не только с инфляцией, но и де фляцией147. Различаются два типа дефляции. Для нашего анализа условно их можно разделить на «хорошую» и «плохую»148. При «плохой» дефляции спрос сокращается. В результате происходит затоваривание, которое сопровождается сжатием производства, что, в конечном счете, ведет к застою и финансовому краху. Классическим примером отрицательного воздействия на экономику и деятельность финансовых центров может служить дефляция 2008 г., которая вызвала застой и привела к сокращению капитализации финансового рынка.

При «хорошей» дефляции снабжение продуктами улучшается, производитель ность труда растет, а товары становятся дешевле, доступ к капиталу упрощает ся и его цена понижается. В результате потребители больше покупают, в силу дешевизны товаров, что ускоряет рост. Собственно на это и рассчитывали цен тральные банки большинства стран, когда понижали ставку рефинансирования – базовую цену капитала. Таким способом они работали на опережение рынка и пытались задействовать для роста экономики механизм дефляции 149.

Историческая справка и некоторые выводы В США в 1870–1900 гг. под воздействием роста производительности тру да и структурной перестройки экономики наблюдалось почти постоянное сни жение цен. Небольшой инфляционный рост цен происходил в десятилетие, предшествовавшее учреждению ФРС (до Первой мировой войны). Следующий этап дефляции наблюдался непосредственно после Первой мировой войны, что было вызвано ростом производительности труда и быстрым насыщением рынка потребительскими товарами. Дешевели также средства производства и сырье.

Перед Великой депрессией следовала незначительная инфляция, которая собст венно и подхлестнула перенакопление капитала. По мере разворачивания кри зиса происходил переход к дефляции, которая была остановлена военной ин фляцией.

Вывод первый. Складывалась определенная закономерность – кризисам предшествовала инфляция, она же сопровождала экономический рост, а самому Роль дефляции в бизнес-цикле и ее воздействие на хозяйства рассмотрены, например, видным представителем австрийской школы М. Ротбардом (Rothbard M.N. America’s Great Depression. Fifth Edition. – Auburn (Alabama, US): The Ludwig von Mises Institute, 2000. – P. 17-19).

Deflation: Determinants, Risks, and Policy Options – Findings of an Independent Task Force, Washington.: International Monetary Fund, April 30, 2003.

Bordo M., Filardo A. Deflation and monetary policy in a historical perspective: Remembering the past or being condemned to repeat it? // Economic Policy, October 2005. – Р. 799-844.

кризису сопутствовала дефляция. Согласно утверждениям Кейнса, небольшая инфляция позволяет насыщать каналы денежного обращения дешевыми инве стиционными деньгами, которые ускоряют экономическое развитие, что широ ко использовали практически все страны.

Примером длительной дефляции служит Япония, в которой она с начала 1990-х гг. по июль 2006 г. составляла около 1% годовых. Прошло менее трех лет незаметного инфляционного роста – порядка 1% годовых и в октябре 2009 г.

страна снова вошла в дефляционный период 150. Длительная дефляция сработала на относительном сокращении объемов производства по сравнению со всем миром и, в конечном счете, по результатам 2010 г. Китай по объему ВВП обо гнал Японию. Однако дефляция положительно сказалась на финансовом само чувствии страны. Япония перешла в разряд мировых поставщиков капитала: в Токио приезжали финансисты за заимствованиями и инвестициями, а его фи нансовые институты стали крупнейшими потребителями государственного дол га США. В результате уже к концу 1990-х гг. в Токио открыли свои отделения свыше 90% из 500 крупнейших финансовых институтов мира 151.

Вывод второй. В соответствии с австрийской и монетаристской экономи ческой теорий в Японии в 1990–2000-х гг. кейнсианские стимулирующие де нежные вливания сыграли роль дефляторов, которые погасили экономическое развитие. Предполагаемый же, в соответствии с кейнсианскими постулатами, инфляционный рост так и не вернулся152. Дело в том, что государственные ин вестиции вступили в конкурентную борьбу с частными, что привело к вымыва нию частного капитала с рынка и вызвало переход страны в нетто-экспортер капитала.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.