авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ...»

-- [ Страница 5 ] --

После азиатского финансового краха 1997 г. в Гонконге последовал пе риод дефляции, который продолжался до 2004 г. 153 В то время гонконгский доллар был привязан к американскому доллару. Две валюты двигались в раз ных направлениях: гонконгский доллар – фактически дорожал, американский – обесценивался. Такой парадокс играл на руку валютным спекулянтам и способ ствовал притоку капитала в Гонконг, где капитал чувствовали себя более за щищенным и успешным, поскольку в любой момент мог обратиться в амери канский доллар с премией, определяемой разнонаправленным ростом двух валют.

Вывод третий. Правительство Гонконга умело воспользовалось дефля ционным периодом для укрепления своих позиций на финансовой арене. Как раз в это время Гонконг перерос региональный статус и вошел в число опреде ляющих развитие мировых финансовых центров.

Ujikane K., Fujioka T. Japan Releases Stimulus Package as Recovery Weakens. – Bloomberg.

December 8, 2009 // http://www.bloomberg.com/apps/news?pid=newsarchive&sid=aKEgYWoMAWIc Krugman P. Japan's Slump and the Return of the Liquidity Trap // Brookings Papers on Econom ic Activity. – 1998. – № 2. – Р. 137-205.

Why Stimulus Spending Depresses the Economy // http://butnowyouknow.net/2009/07/15/why stimulus-spending-depresses-the-economy // За рубежом данный эффект называют «потерянные деньги», поскольку государство выделяло многомиллиардные субсидии и расходовало день ги на общественные работы, но долгожданного экономического роста добавочные расходы не принесли.

Sullivan A., Sheffrin S.M. Economics: Principles in action. – Upper Saddle River (New Jersey, US): Pearson Prentice Hall, 2003. – P. 343.

Стабильность Стабильные деньги – это антипод инфляции и дефляции. Стабильность достигается при равновесии между спросом на деньги и их предложением. Ко нечно, стабильность возможна лишь в идеальных случаях. На практике все движение идет вокруг идеально-равновесной цены в ту или иную сторону – в сторону инфляции или дефляции, чаще в сторону инфляции. В России дефля ционные тенденции практически не наблюдались. Исключением были отдель ные периоды в начале 1950-х годов, когда было небольшое падение цен на от дельные товары. Однако общая нехватка денег у населения и неразвитость промышленности не привели к положительному воздействию спроса на пред ложение и ускорению экономического роста. Рост обеспечивался принципи ально другими способами, далекими от рыночных.

Вывод четвертый. Стабильность может быть опасна для экономического роста, поскольку она не стимулирует спрос, а через него и производство, а так же чрезмерно усиливает действие тенденции к сбережению, а не к потребле нию154. Отложенный спрос формально повышает норму накопления, но нередко на практике трансформация сбережений в инвестиции затрудняется, что сдер живает экономическое развитие. Дело в том, что функционирующие капитали сты в таких условиях не ожидают роста спроса и привлекают инвестиции толь ко для замены устаревших (физически и морально) средств производства, но не для наращивания мощностей. Поэтому стабильные деньги не способствуют экономическому росту. Финансовые посредники также не заинтересованы в та ком сценарии, поскольку при его развертывании сокращается спрос на их услу ги. В результате финансовые центры теряют конкурентные преимущества и ка питалы.

Классическим примером стабильных денег с периодической небольшой дефляцией может служить Япония, которая за последние четверть века научи лась жить практически при нулевом росте и переизбытке капитала. Страна ста ла мировым донором финансового рынка, а Токио – ведущим финансовым цен тром Востока. Кроме того, в Японии появились и региональные центры, среди которых выделяется Осака, которая достаточно хорошо связана с тихоокеан скими рынками.

ГЛАВА 9. ЦЕНТРАЛЬНЫЕ БАНКИ И ФИНАНСОВЫЕ ЦЕНТРЫ Центральные банки, инфляция и финансовые центры Широко известно, что центральные банки способны посредством поста вок денег воздействовать на экономику. По своей сути такое воздействие мож но сравнить с шоковой терапией, в ходе которой происходит впрыск денег в обращение, меняются требования к банкам по обязательному резервированию против депозитов, и пересматриваются ставки рефинансирования. Все три спо Velasco A. Policy Responses to Currency Crises // World Bank Paper. – New York: New York University, June 1999. – P. 3.

соба, так или иначе, влияют на массу денег в обращении. Первый способ делает это прямо, а остальные два – косвенно.

Центральный банк, по своей сути, не банк в том смысле, в каком обычно понимается банк. Это место или орган регулирования денег, контроля банков и решения для государства ряда других задач, включая кредитование государства и частных банков, т.е. официальный орган государства. Государство делегирует банку права заниматься определенной деятельностью и выполнять для него за дачи по регулированию экономики, т.е. работа организована по принципу свое образной франшизы – государство на определенных условиях передает специ альному органу свои специфические полномочия и соответствующие функции.

Эти функции самым непосредственным образом затрагивают интересы капита ла в мировых финансовых центрах. Поэтому Центральный банк занимает важ ное место в жизни столиц капитала. Он буквально управляет их кровотоком и направляет его в нужное ему место или же останавливает приток внешних ка питалов, свертывает контакты и, тем самым, нарушает работу всего организма.

Центральный банк делает деньги буквально из ничего, и эта функция чрезвычайно важна для мировых финансовых центров. На разных банкнотах периодически писали, что они обеспечены золотовалютными резервами, кото рые хранятся в Центральном банке, но только в определенной пропорции, а ос тальное – это доверие к государству. Работает обычный принцип леверидж – кредитного плеча, при котором только часть собственных средств выступает в качестве обеспечения, а остальное является результатом доверия. Если для ка ждого частного должника требуется доверие со стороны конкретного кредито ра, то для Центрального банка – всего населения. В широком смысле слова цен тральные банки работают на доверии и выступают должниками перед всем об ществом. Тем самым, можно определить, что Центральный банк монетизирует доверие. Величина его монетизации зависит от степени доверия государству, ко торая строится на масштабах и устойчивости экономики и соответствующей эко номической политики, но и, конечно, зависит от соблюдения должником (Цен тральным банком) обязательств перед кредиторами (экономическими агентами).

Век непрекращающейся критики денежной политики Федеральной резервной системы США Появление в США Федеральной резервной системы (ФРС) было ускорено биржевой паникой 1907 г. на денежном рынке. Паника охватила рынок сразу же после внушительных выплат пострадавшим от землетрясения в Сан-Франциско, что вымыло с него капиталы ведущих страховщиков. В то время на Тихоокеан ском побережье город выступал крупным финансовым центром, который имел широкие отношения с Китаем (в прибрежных городах господствовали калифор нийские маклерские конторы), Японией и странами Индокитая. Этот центр был связан с капиталами Чикаго и Нью-Йорка. В результате обмен между финансо выми центрами практически был приостановлен. Нью-Йорк попытался компен сировать потери за счет европейских кредитов. Однако Лондон боялся утечки капиталов за океан и повысил учетную ставку с 3,5 до 6%, что привело к оттоку иностранных капиталов из Нью-Йорка и их перемещению в Лондон155. В резуль См.: Ключников И.К., Молчанова О.А. Финансовые кризисы: теория, история и совре менность. – СПб.: СПбГУЭФ, 2011. – С. 100.

тате рынок еще больше сократился. До биржевой паники американские банкиры были сторонниками свободного развития. Однако события 1907 г. преподали им важный урок воздействия центрального банка на кредитный рынок (действия Банка Англии усугубили положение дел на американском финансовом рынке). В результате американские банкиры изменили свое отношение к учреждению в стране подобного института, и становление центрального банка в США по об разцу европейских в очередной раз было отложено (подобное уже происходило и в XIX в.). Оставаясь сторонниками свободного рынка, форму учреждения цен трального банка США выбрали частную, а не государственную, как в Европе.

Но с созданием ФРС ситуация не изменилась. Все последующее развитие сопровождалось кризисными процессами. Конечно, ФРС периодически решала проблему денежной и финансовой стабильности, но добивалась успехов пре имущественно только на фазах экономического подъема. Ее успех зависел от общего экономического успеха. И поэтому многие радикальные экономисты, и особенно политики, предпочитают говорить о кризисе системы центральных банков, которые не способны в условиях фаз падения управлять деньгами и на лаживать порядок в денежном хозяйстве.

В США принято рассматривать два периода роста цен: до учреждения ФРС (1790–1914 гг.) и после (1914–2012 гг.). Такой подход наглядно показывает, что цены в первом периоде слабо подвержены инфляционным изменениям, а цены второго периода резко росли. Если в первом периоде (124 года) они увеличились вдвое, то во втором периоде (почти за сто лет) – в 25 раз156. За первые семь лет (1914–1921 гг.) существования единой национальной валюты доллар потерял по ловину своей стоимости и работы ФРС. Это были худшие годы для американско го доллара. Частично сила доллара была восстановлена в ходе кризиса 1929– 1933 гг. – с 50 до 70 центов в ценах 1914 г. Но в дальнейшем, в ходе Второй ми ровой войны, она опять упала до 50 центов. В первые два послевоенных десяти летия темпы падения несколько приостановились, но в дальнейшем ускорились и стоимость доллара сократилась до менее 10 центов к 1980 г., и 2 центов к 2005 г.

За последние двенадцать лет (1998–2011 гг.) наблюдалось четыре эпизода запуска ФРС печатного станка157. Первых два небольших всплеска – каждый по 100 млрд долл. – были в начале 2000 г. и в конце 2001 г. Два других – более масштабные:

1,4 трлн долл. было вброшено в экономику в конце 2008 – начале 2009 г. и 0,5 трлн долл. в конце 2010 г. Общий прирост денежной массы за 12 лет составил 2 трлн долл. (с 0,5 трлн долл. в начале периода до 2,5 трлн долл. в конце).

По сути, общее состояние денежного хозяйства, предшествовавшее послед нему кризису, складывалось непосредственно за очередными экспериментами 1980-х гг., когда возрос уровень рисков, связанных с законодательной деятельно стью и инновационной политикой государства, что, в конечном счете, привело к неустойчивому экономическому буму. Для его поддержания были использованы Selgin G. A Century of Failure: Why It’s Time to Consider Replacing the Fed // http://www.youtube.com/watch?v=yLynuQebyUM&feature=results_video&playnext=1&list=PL 99A2FD7E64909B – 27.03.2012.

Woods T. On the Coming Collapse. – 17 November 2010 // http://RTR.org/signup | http://RealityReport.TV -22.11.2010;

http://www.youtube.com/watch?v=eGOM5iUlZ8w&feature= gvrec&context=G235f01aRVAAAAAAAADg обычные приемы слабого инфляционного акселератора роста, для разбора кото рых, по мнению Гаррисона, вполне приемлемы хайековские треугольники158.

Банковские паники – не уникальные явления в экономике. Они периоди чески приходили и следовали каждый 20 лет: 1819, 1836, 1857, 1893 1907, 1933 гг., потом после большого перерыва в 1987, 2008 гг. Многие из них отмечали нача ло экономического кризиса и перерастали в длительную депрессию. Две бан ковские паники в течение первой половины прошлого века подтолкнули к ряду нововведений: первая к созданию ФРС, а вторая – Федеральной корпорации по страхованию депозитов (ФКСД). Паника во время Великой депрессии прекра тилась, но только после того, как была введена ФКСД, а не благодаря деятель ности ФРС. Центральный банк ничего не сделал для ее предотвращения. Более того, все обозреватели считали, что бездействие ФРС стало отягчающим об стоятельством для развертывания кризиса159.

За последние сто лет в США наблюдались две большие волны банковских банкротств: 1935–1940 гг. (затухание – 1941–1942 гг.), и 1982–1994 гг. (пик – 1987–1989 гг.)160. Незначительный всплеск был в 1975–1976 гг. Важная особен ность банковских банкротств: усиление концентрации капитала в ведущих фи нансовых центрах страны. В результате в ходе первой волны усилились пози ции Нью-Йорка, а второй – наряду с дальнейшим усилением позиций Нью Йорка происходило возрастание роли региональных банковских центров в Чи каго, Сан-Франциско, Бостоне, которые в следующем десятилетии трансфор мировались в мировые финансовые центры.

До учреждения ФРС в США наблюдалось 11 кредитных циклов, которые сопровождались массовыми банкротствами. Чаще всего циклы завершались банковскими паниками, которых было 8 (табл. 2).

Таблица Кредитные циклы, паники и банкротства в США, 1873–1914 гг. 1. Цикл: октябрь 1873 – март 1879 гг.;

банковская паника – сентябрь 1873 г.;

обан кротилось 56 банков (2,8% активов).

2. Март 1882 – май 1885 г.;

банковская паника – июнь 1884 г.;

банкротства – 19 (0,9%).

3. Март 1887 – апрель 1888 г.;

паники не было;

банкротства – 12 (0,4%).

4. Июль 1890 – май 1891 г.;

паника – ноябрь 1890 г.;

банкротства – 14 (0,4%).

5. Январь 1893 – июнь 1894 г.;

паника – май 1893 г.;

банкротства – 74 (1,9%).

6. Декабрь 1895 – июнь 1897 г.;

паника – октябрь 1896 г.;

банкротства – 60 (1,6%).

7. Июнь 1899 – декабрь 1890 г.;

паники не было;

банкротства – 12 (0,3%).

8. Сентябрь 1902 – август 1904 г.;

паники не было;

банкротства – 28 (0,6%).

9. Май 1907 – июнь 1908 г.;

паника – октябрь 1907 г.;

банкротства – 20 (0,3%).

10. Январь 1910 – январь 1912 г.;

паники не было;

банкротства – 10 (0,1%).

11. Январь 1913 – декабрь 1914 г.;

паника – август 1914 г.;

банкротства – 28 (0,4%).

Garrison R.W. Hayekian Triangles and Beyond // Hayek, Coordination and Evolution: His Leg acy in Philosophy, Politics, Economics, and the History of Ideas. Eds Jack Birner and Rudy van Zijp. – London: Routledge, 1994. – P. 125.

Ahamed L. Lords of Finance. 1929, The Great Depression, and The Bankers Who Broke The World. – London: Wondmill Books, 2009.

Annual Report FDIC. – Wash.: FDIC, 2012.

Gorton G. Banking Panics and Business Cycles // Oxford Economic Papers 40. – 1988. – Р. 751-781.

Итак, центральные банки – это не последнее слово современного денеж ного режима. Их введение не привело к ликвидации банковских паник, обесце нению денег и стабилизации работы финансовых центров. Тем не менее, с вве дением центральных банков был внедрен современный механизм надзора за банковским сектором, который по поставленным задачам и масштабам значи тельно превосходил надзор за другими финансовыми учреждениями.

Федеральная резервная система Предшественником Федеральной резервной системы США был Первый банк Соединенных Штатов. Он появился в 1791 г. по предложению Александра Гамильтона, который в то время был Секретарем Казначейства. Хартию Кон гресса о создании банка подписал Президент Джордж Вашингтон. Банк был создан по модели Банка Англии, среди его акционеров преобладали иностран цы и банк мог выпускать только 20% денег страны, а остальные деньги про должали выпускать банки штатов. Право деятельности было предоставлено на 20 лет и в 1811 г. деятельность была прекращена. Возобновил работу банк только через пять лет под именем Второй банк Соединенных Штатов (1816– 1836 гг.). Следующие полтора десятилетия (1837–1862 гг.) были периодом «банковской свободы», когда правом выпуска денег обладали только банки штатов. В этот период целый ряд региональных банков выполняли функцию центрального банка страны. «Свободы» были не случайными. За них сражалось лобби нью-йоркских банкиров, которые уже почувствовали свою силу и им требовался для ее упрочения децентрализованный механизм выпуска денег. Так в середине XIX в. закладывались основы для последующего мирового господ ства нью-йоркских банкиров.

К 1863 г. приоритеты сменились в пользу введения национальных банков и единой валюты – война Севера с Югом требовала пересмотра интересов бан ков в пользу общенациональных. В соответствии с Национальным банковским актом 1863 г., который был направлен на обеспечение кредитами, необходи мыми для ведения Гражданской войны, была создана система национальных банков и единая национальная валюта. Тем не менее, и в дальнейшем основную массу денег в стране выпускали обычные банки. Так, в 1890-х годах 90% всех денег страны представляли деньги на чековых счетах, т.е. обычные банки были ответственны за основную массу денег в обращении.

«Третий» центральный банк США – ФРС был учрежден в 1913 г. и при ступил к работе в 1914 г. До его создания в стране уже существовала единая ва люта, система надзора за банками, и был накоплен существенный опыт работы центрального банка.

Австрийская экономическая школа (получившая новое «гражданство» в США) и Чикагская школы всегда ратовали за устранение ФРС и возврат к золо тому стандарту. Милтон Фридман критиковал государственную интервенцию, но более сдержанно относился к существованию центрального банка и его уча стию в организации денежного обращения. В свою очередь кейнсианцы возла гали на центральные банки большие задачи – ставили их во главу государст венного механизма регулирования экономики и цикла. В ходе современного кризиса подавляющая масса политиков и чиновников разделяли кейнсианские позиции и предлагали усилить государственный надзор за всеми сторонами де нежного хозяйства и, особенно, за транснациональными финансовыми учреж дениями и финансовыми центрами.

ГЛАВА 10. ПРОБЛЕМЫ ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ В ФИНАНСОВЫХ ЦЕНТРАХ Парадоксы капитала в финансовых центрах Теорию развития финансовых центров нельзя понять без определения особенностей формирования в них стоимости и полезности финансовых про дуктов. Посредством теории стоимости Адама Смита и полезности Бём-Баверка (со многими последующими дополнениями) можно выяснить особенности об ращения специфического товара – капитала, а выяснив специфику его обраще ния, применить ее к мировым финансовым центрам. Прежде всего, необходимо разграничить полезные свойства капитала, его полезность, стоимость и цену, затем установить механизм формирования цены капитала в финансовых цен трах. На этой основе следует разобраться с различиями в формировании цены капитала в зависимости как от места, где происходят акты купли-продажи, так и конкретных форм капитала, в частности акций и производных инструментов.

Известно, что полезность не всегда связана с затратами на производство или с классическим определением стоимости. Но всегда взаимодействие полез ности и цены сопряжено с целой серией парадоксов. Нас интересуют только те, которые имеют отношение к деятельности финансовых центров. Три первых парадокса вызваны особенностями реализации полезности капитала в финансо вых центрах;

два последующих – его социализацией там, в случаях достижения равновесия между спросом и предложением.

Парадокс первый: в финансовых центрах полезные свойства капитала как для продавцов, так и покупателей выше, чем за их пределами. Вне финансовых центров ликвидность капитала ниже, а его цена и издержки, связанные с его обращением, выше. Владелец капитала получает следующие дополнительные преимущества: повышается скорость обращения, сокращаются издержки, свя занные с организацией обращения капитала, повышается отдача капитала. По требитель капитала в мировых финансовых центрах получает капитал, как пра вило, по более низкой цене. Поскольку издержки, связанные с его получением в центрах, ниже, то это побуждает вести поиск капиталов именно там. В свою очередь экономит и поставщик капитала. Здесь срабатывает «классика» финан сового посредничества – за счет быстроты размещения капитала, пониженного риска и экономии на масштабах. Поэтому полезность капитала в мировых фи нансовых центрах выше как для его владельца, так и потребителя, что и опре деляет концентрацию там капиталов.

Парадокс второй: перелив спроса и предложения в финансовые центры вызывает напряженности и усиливает асимметрии финансового рынка. Проис ходит пирамидальное построение финансового капитала. Получается эффект перевернутой пирамиды: спрос и предложение сосредоточиваются в финансо вых центрах, а на остальном рынке преобладает урезанный спрос и сокращен ное предложение. Причем, за рамками центров нарастают диспропорции между спросом и предложением, в частности в силу того, что предложение преоблада ет в краткосрочной форме, а спрос – в более долгосрочной. В результате дейст вует феномен двойной асимметрии. Первая – связана с перераспределением спроса и предложения в финансовые центры;

вторая – в силу понижения лик видности финансового рынка за пределами центров, там усиливаются асиммет рии между спросом и предложением.

Парадокс третий: финансовым учреждениям, расположенным в финан совых центрах, капитал более полезен и необходим, чем финансовым учрежде ниям, находящимся за их пределами. Хотя в каждом конкретном случае карти на может совершенно отличаться от предложенной нами схемы. В мировых финансовых центрах нет предела роста финансового капитала;

в то время как в обычных городах добавочный капитал нередко не находит себе достаточно до ходного применения. В свою очередь финансовые центры полнее обеспечивают потребление в любых размерах и формах капитала.

Парадокс четвертый: в финансовых центрах достигается большее равно весие между спросом и предложением капитала. В XIX в. Бём-Баверк, как и в XVIII в. Адам Смит, рассматривал экономику в целом. В таком случае весь производственный сектор (применительно для наших целей – финансовые уч реждения) встречает потребителей и подготовлен для того, чтобы отвечать их запросам, т.е. предложение соответствует спросу. Данная ситуация примени тельно для мировых финансовых центров является решающей. Она критична для их функционирования. За рамками центров капитал часто развивается дис пропорционально, что выражается в дисбалансе между спросом и предложени ем. И только в финансовых центрах достигается максимально возможное рав новесие между спросом и предложением, что объективно определяет общест венную их необходимость. Однако равновесие в одном месте достигается за счет оскудения финансового рынка и усиления диспропорций в других местах – за пределами финансовых центров.

Парадокс пятый: финансовый капитал в ведущих финансовых центрах функционирует по специфическим законам «финансового социализма». Не столько рынок определяет условия поставки и потребления капитала, сколько нерыночные условия, которые можно социализировать. В результате видоизме няются полезные свойства капитала. Тем не менее, финансовые центры стано вятся вершиной рынка, где конкуренция и свобода капитала царят и правят.

Однако данное предельное рыночное состояние погранично. Если продолжить данную рыночную линию поведения капитала, то она выводит его за привыч ные рамки и вплотную подводит к своей противоположности – всеобщей дос тупности ресурсов. Поскольку в финансовых центрах нарастает тенденция к полному соответствию спроса и предложения, то там капитал теоретически способен превратиться в свою противоположность. Конечно, данная тенденция усиливается только в период бума и резко ослабевает и даже полностью пре кращает действие в кризисных ситуациях.

В центрах, когда сокращается реальный спрос на капитал, изобретают но вый тип спроса или предлагают такой вид капитала, на который возможен спрос. А когда капитала не хватает, то его мультиплицируют в новые формы, что позволяет предлагать добавочные капиталы на базе обращающихся инст рументов или неликвидных активов, выпавших из оборота. С целью удовлетво рения повышенного спроса инвесторов на рынок выбрасывали новые произ водные бумаги. Они значительно увеличивали общую массу финансового капи тала162. То, что требуется сделать, и то, что фактически сделано капиталом по стоянно находится в противоречии. Дело в том, что нарастает дисбаланс между реальными ресурсами общества и фиктивным капиталом: когда не хватает ре сурсов, то финансовые центры формируют новые, которые за рамками таких центров часто таковыми не являются. Поэтому возникает новая форма капита ла, которая признается только в финансовых центрах – основная масса произ водных ценных бумаг.

Итак, в преддверии современного кризиса в рамках финансовых центров сложился своеобразный финансовый социализм. Капитал перешел в разряд сверхдоступных ресурсов, но только для избранных участников нового социу ма, который сложился и может существовать лишь в рамках финансовых цен тров. Внешне все выглядело так, словно наступило состояние своеобразной общей собственности на ресурсы (капитал): все обоснованные потребности в капитале удовлетворялись в полном объеме, что соответствовало своеобразно му коммунизму для посвященного и относительно узкого круга лиц, занятых в финансовых центрах. Поэтому в финансовых центрах достигалась своеобразная социализация финансового капитала. Возникновение данного феномена поста вило под сомнение возможность установления реальной цены капитала, кото рый перераспределялся по искусственным, как это и бывает при социализме, ценам. Это главный вывод, который вытекает из применения теории ценообра зования капитала для финансовых центров.

Механизм ценообразования в финансовых центрах Таким образом, спрос и предложение в финансовых центрах более полно выражены и лучше удовлетворяются, что определяет их повышенную конку рентоспособность и ставит на ведущие позиции в системе концентрации капи тала. В мировых финансовых центрах полнее реализуется предельная полез ность капитала. Именно там выясняется, что капитал максимально полезен всем участникам – и владельцам и потребителям, что закрепляется тенденцией к его социализации. Тем не менее, тенденция к социализации капитала отрица тельно сказывается на его развитии. В конечном счете, она действует в сторону отклонения цены капитала от его полезности, что ведет к ускорению оборота, который завершается кредитным бумом, за которым следует спад. В результате, По некоторым оценкам, рыночный объем всех обращающихся акций составляет 60 трлн долл., а сумма производных инструментов достигает 600 трлн долл. (расчет автора – Ключ ников И.К., Молчанова О.А., Ключников О.И. Денежное хозяйство. – СПб.: СПбГУЭФ, 2008).

цикличность финансового мира предопределяется поведением капитала в фи нансовых центрах.

И, наконец, еще более важное: в финансовых центрах цена капитала оп ределяется не его стоимостью. Хотя именно к такому выводу можно прийти, если опираться на классическую теорию стоимости. В финансовых центрах сложился другой механизм формирования цены капитала – в её основе лежала его полезность. Данный подход близок к позиции Бём-Баверка163, который в основу цены обычного товара ставил его полезность. Причем данная полез ность получала конкретно выраженный временной характер. К застывшей фор муле полезности, выведенной в 1880-х гг. Бём-Баверком164, в 1940-х гг. Мизез добавил переходящий ее характер. Данное положение развил и довел до логи ческого завершения Хайек166. В результате статический анализ полезности, раз Ойген (Евгений) фон Бём-Баверк (р. в Брно (Брюни, Моравия), 1851–1914) – австрийский экономист и государственный деятель. В 1890 вернулся в министерство финансов, занимал пост министра, участвовал в проведении денежной реформы и введении золотого стандарта.

В знак признания заслуг на посту министра финансов, дважды выводившего страну из ин фляционного пике, портрет Бём-Баверка был изображён на 100-шиллинговой банкноте. На ряду с Карлом Менгером и Фридрихом фон Визером, один из основоположников австрий ской школы экономики. Развивал концепцию (теорию) предельной полезности, исследовал периоды обращения капитала и процент.

Первый том многотомного исследования «Капитал и процент (Capital and Interest)» был назван «История и критика теории процента. В дальнейшем вся работа была объединена в труде (History and Critique of Interest Theories) и опубликована в 1884 г. «Основы теории ценности хозяйственных благ» (1886).

Людвиг вон Мизез (Ludwig Heinrich Edler von Mises (1881–1973 гг.) – австрийский эконо мист, философ и классик либерализма. Мизез эмигрировал в Нью-Йорк в 1940 г. Наиболее известным его трудом является «Человеческое поведение (Human Action)» (1949 г.). Мизез имел огромное влияние на либиртарианское движение, которое входило в экономический и философский мейнстрим в США во второй половине 1920-х гг. Большинство его работ по священо двум основным темам: денежной экономике и инфляции. Все проблемы он распола гал так, что были видны различия между правительственным контролем экономики и сво бодным рынком. Для нашего последующего анализа принципиальное значение имеют две работы Мизеса. Общеэкономическое исследование – A Treatise on Economics. – N.Y.: Irving ton-on Hudson. – 4th revised edition. – 1996. – 906 p. и особенно исследование, посвященное деньгам, кредиту и бизнес-циклу – The Theory of Money and Credit. –Vienna. – 1912, 5th ed. – Institute Ludwig von Mises. – 2009.

Фридрих Август фон Хайек (Friedrich August von Hayek;

1899–1992 гг.) – австрийский экономист и философ, представитель новой австрийской школы, сторонник либеральной экономики и свободного рынка. Лауреат Нобелевской премии по экономике (1974 г.). С 1927 г.

Хайек и Мизес возглавляли Австрийский институт изучения экономических циклов. Хайек продолжил работу Мизеса в изучении колебания уровня деловой активности. В 1930–1940-е гг.

Хайек работал в Лондонской школе экономики и политических наук, где он в считался ос новным представителем Австрийской школы и оппонентом Джона Кейнса. Мизес применял принцип предельной полезности к ценности денег, а затем предложил новую теорию делово го цикла. Хайек использовал эти положения как отправную точку для его собственной ин терпретации делового цикла, которая позже стала известной как «австрийская теория дело вого цикла». См.: Arrow, Kenneth J., B. Douglas Bernheim, Martin S. Feldstein, Daniel L.

McFadden, James M. Poterba, and Robert M. Solow. 2011. “100 Years of the American Economic Review: The Top 20 Articles.” American Economic Review, 101(1): 1–8.

работанный в 1890-х гг., перерос в динамический 167. Данная теория полностью применима для анализа цены капитала (кредитного и инвестиционного) в фи нансовых центрах. Дело в том, что там, наряду с денежным капиталом, акциями и облигациями, возрастает масса различных производных инструментов, кото рые только при определенных обстоятельствах выступают в качестве капитала.

Если применить положения теории полезности к капиталу, обращаемому в фи нансовых центрах, то выясняется, что основная его масса, представленная в ви де производных, получает свойства капитала лишь в пределах определенных центров и в обороте между ними. За рамками же центров данные бумаги утра чивают полезность и ценность. В соответствии с предложенной теорией субъ ективизм при определении особой полезности капитала в финансовых центрах определяется двумя обстоятельствами: креативностью взаимодействующих сторон и оценкой будущих предпочтений участниками сделки.

При определении полезности новых видов капитала важную роль играет теория выбора. Если отсутствует выбор и нет понимания, как его определить или найти приемлемый вариант, то капитал не будет реализован, т.е. потеряет свое «лицо», перестанет быть капиталом, поскольку обездвижется. В результате отсутствует ценообразование на такой капитал, а при отсутствующей цене ни чего не продается. Однако, если появляется возможность определить цену ка питала, т.е. показать и увидеть сначала его полезность, то все меняется. Данные вопросы находятся в зависимости от относительного недостатка или избытка капитала, с чем периодически сталкиваются как кредиторы, так и заемщики, а также инвесторы и потребители инвестиций. В ходе таких колебаний меняется полезность капитала, вслед за этим преображается его ценность. Она становит ся заметной со стороны спроса и предложения. В финансовых центрах спрос и предложение крайне субъективны, и во многом определяются психологически ми факторами (слухами, ожиданиями, предположениями, следованием за лиде ром или подчинением толпе, инерцией или стремлением действовать на опере жение): от ажиотажа недалеко до паники, а от подъема до падения.

Обратимся непосредственно к основным выводам теории полезности:

стоимость товара определяется его потребителями, точнее предпочтениями по требителей. Они определяют приоритетность производства: что, где, когда и как производить? Сначала все зависит от креативности предпринимателя, а на рынке на авансцену выступают потребители и там уже все зависит от их выбо ра. Субъективизм потребителя (спроса) и производителя (предложение) соеди нили Бём-Баверк и Визер168. Вся креативность как на стороне предложения, так The History of Austrian Economics, Part 1 | Dr. Israel Kirzner // http://www.youtube.com/ watch?v=uhdNmHONY-E&feature=related 04.11. Фридрих Визер (1851–1926 гг.) – экономист, представитель австрийской школы. Совме стно с К. Менгером и Э. Бём-Баверком разрабатывал теорию предельной полезности и ввёл этот термин. В основе его подхода находился модный в то время субъективизм, исходя из которого он определял поведение экономических агентов. Опровергая марксистскую теории трудовой стоимости и прибавочной стоимости, создал теорию вменененной ценности, со гласно которой каждому из трёх факторов производства (труду, земле и капиталу) вменяется определенная часть ценности созданного ими продукта. Выдвинул теорию денег, определяя их ценность в зависимости от соотношения денежных и реальных доходов.

и спроса отталкивается не только от сиюминутных предпочтений, но и буду щих ожиданий. В ход вступает выбор между сегодняшними и завтрашними за дачами. Никто не знает, что произойдет в будущем. Наступает выбор между различными альтернативами. Вышеперечисленные особенности поведения кре дитора (предложение) и заемщика (спрос), инвестора и потребителя инвестиций полностью применимы для анализа новых форм финансового капитала и осо бенностей их функционирования в финансовых центрах. В глазах потребителей за рамками центров часть капитала зачастую утрачивает свою полезность. Сле довательно, со стороны предложения капитал теряет значительную часть своей полезности или полностью перестает быть таковым, что равносильно фактиче скому его обесценению. В настоящее время основная масса финансового капи тала представлена в виде производных169, установление цены и организация об ращения которых возможно только в финансовых центрах. На заре капитализма финансовые центры улавливали и организовывали оценку и обращение основ ной массы акций и облигаций, еще раньше процентных бумаг и векселей. Про цесс субъективной оценки полезности капитала от закладных до производных бумаг происходил на всех этапах и всегда лучшим местом оценки были финан совые центры.

Оценка полезности капитала в финансовых центрах производится потре бителем. Его поведение красноречиво свидетельствует о ценности капитала. Во главу угла поставлена психология индивидуализма: предпочтения, которые оказывают конкретные потребители к определенным капиталам, а поставщики капитала к его предложению на рынке, обусловливают его существование, т.е.

субъективизмом спроса и предложения, которые находятся в основе как цены, так и самого бытия капитала. Почему капитал поступает в конкретный финан совый центр, почему спрос на него концентрируется именно там? Ответ на данный вопрос через объяснение механизма ценообразования на капитал по зволяет открыть основную причину формирования финансовых центров и ка питалотворческой работы, которая позволяет поставлять новые виды капитала.

ГЛАВА 11. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ОПРЕДЕЛЕННОСТИ ФИНАНСОВЫХ СТОЛИЦ Подходы к вопросу становления финансовой столицы:

опыт Нью-Йорка Название улицы «Уолл-Стрит» срослось с нью-йоркским финансовым рынком. В прошлом веке этот рынок стал финансовым сердцем мирового капи тализма и сегодня суверенные государства, другие рынки, инвесторы и функ ционирующие капиталисты должны внимательно следить за Уолл-Стритом или страдать от того, что не уделяли ему должного внимания.

Приблизительное соотношение: 600 трлн долл. объем производных, 60 трлн долл. – акций и облигаций, 60 трлн долл. – банковских кредитов (оценка авторов). См.: Ключников И.К., Молчанова О.А., Ключников О.И. Денежное хозяйство. – СПб.: СПбГУЭФ, 2008.

Но как ничем не примечательная небольшая улица смогла стать столь мо гущественным символом финансового мира? Каким образом Нью-Йорк, кото рый никогда, за исключением пары лет в конце XVIII в., не был столицей (не только национальной, но и штата), вырос до глобального финансиста? И стал центром финансовой вселенной, вокруг которой располагались и на который равнялись более мелкие сателлиты? Ответы на данные вопросы подготавлива ются по мере выяснения следующего: как и почему конкретный город восполь зовался денежными привилегиями? что позволило конкретным городам поста вить деньги на свою службу и воспользоваться их силой? как банки смогли взять на вооружение все преимущества, которые заложены в деньгах?

Нью-Йорк обладал многими преимуществами, особенно притягивал мо реплавателей: его залив – лучший на североатлантическом побережье и его фи лософия была унаследована от любителей денег, всемирно известных в Сред ние века мореплавателей – датчан, чье финансовое могущество подчиняло и покоряло, как тогда казалось, на века. В 1812 г. вице-президент Джордж Клин тон (прадед более позднего Президента США) разорвал связи – проголосовав в Сенате за президентское предложение возобновить хартию для деятельности Банка Соединенных Штатов. Все было сделано в угоду банковского влияния Нью-Йорка, для того, чтобы город мог стать одним из крупнейших в Западной Полусфере. Дело в том, что приостановка действия выпуска государством денег позволила частным банкам Нью-Йорка восполнить образовавшуюся нишу, чем они быстро и воспользовались, и в результате чего они и выросли.

Вполне удачно и, вероятно, закономерно то, что Соединенные Штаты появились в тот же самый год, когда была напечатана работа Адама Смита «Бо гатство Наций» – первая систематическая работа по экономике. Поскольку Со единенные Штаты были новым брендом, они не страдали амбициями, их тще славие не тешилось предыдущими привилегиями, что нелегко преодолеть. По Конституции 1787 г. Соединенные Штаты стали общим рынком, свободным от тарифов и ограничений для перемещения грузов, которые были свойственны европейским странам. Новый рынок дал соответствующую отдачу для городов, которые сумели воспользоваться своим положением в качестве центров пере валки и транспортировки грузов, а потом и их обработки, кредитования, стра хования и финансирования соответствующих операций, связанных с данными процессами. Как только промышленная революция приступила к перевороту экономических основ западной цивилизации, Адам Смит обеспечил философ ский базис для объяснения необходимости того, чтобы правительство раскова ло экономику. Американский финансовый капитал воспользовался основными принципами и преимуществами минимального вмешательства со стороны по литиков, которые имели эгоистичные интересы, отличные от интересов рынка.

От подключения Уолл-Стрита в крупную финансовую игру была больше чем одна удача. С математической позиции свободный рынок представлял со бой поле для количественных исчислений. Однако в отличие от математиче ского нулевого результата в покере, который завершается ничьей, свободный рынок предлагал большие барыши для всех участников. Однако если играют совершенные игроки, которые обладают полной информацией, то тогда были бы только выигравшие. Конечно, чистой рациональности участников рынка не может быть в природе, так же как и полной и равной информации. Асиммет ричность заключена в природе рынка – всегда можно на него войти, но никогда нельзя полностью его познать и достичь максимальных результатов. Что и сра ботало как удача для тех игроков, кто писал историю: совершенный рынок был бы скучен и полностью предсказуем, но всегда были и всегда будут проиграв шие и выигравшие, а свободный рынок перераспределял капиталы между ними.

Тем не менее, со временем на свободном рынке выигрыш может превы шать потери во много раз. Это справедливо для любого рынка, но становится правилом для финансового рынка. Капитал – основная категория марксистской теории, один из невидимых ингредиентов любой национальной экономики и вместе с трудом, ресурсами и мастерством представляет собой основу произ водства. Капитал для свободного рынка выступает богатством, которого всегда не хватает и которое нужно оптимально распределять и использовать, чем и за нялись финансисты с Уолл-Стрита. Время – другой важный ресурс 170. Он был постоянно в дефиците: реакция игроков запаздывала, почти всегда для дейст вий не хватало времени, и оптимальные решения ускользали из-за его дефици та, рынок шел на опережение, и не было возврата к упущенным возможностям.

Итак, в XIX в. становлению нью-йоркского финансового центра способ ствовал целый ряд привилегий, которые умелым образом использовали мест ные финансисты. Среди них выделялись следующие: огромный внутренний рынок, не ограниченный тарифами и сборами, на котором город занял выгод ные центральные позиции;

связь внутреннего рынка с внешним посредством крупнейшего порта;

свободный выпуск банками денег позволил накопить необ ходимые капиталы;

несмотря на практически неограниченный выпуск банками бумажных денег, установилось устойчивое денежное обращение с низким уровнем инфляции;

выгодное положение и наличие свободных капиталов при тягивало компании размещать свои ценные бумаги на фондовой бирже. В даль нейшем к фондовой бирже добавилась нефтяная и золотая, что также укрепило финансовые позиции Нью-Йорка.

Прогнозные и трансформационные условия Прогнозирование и планирование финансовых центров Государственное регулирование рынка выступает в качестве своеобраз ного финансового арбитража, поскольку состоит из прогнозирования, которое заключается в своеобразном «страховании» от колебаний, и воздействий на экономику фискальными (через формирование и расходование бюджета) и не фискальными методами. Государство устанавливает определенные рамки коле К. Маркс следующим образом определял экономическое время: «… количественное бы тие движения есть время, точно так же количественное бытие труда есть рабочее время».

Маркс К. Капитал, т. 1. – С. 47. К. Маркс связал труд, стоимость и время и определил их пе реходный характер. В 1960-х гг. шведский экономист С. Линдер обосновал, что не только производство товаров и услуг, но и потребление также требует времени. Linder S.B. The Hur ried Leisure Class. – N.Y., 1970.

баний рынка и следит за соблюдением установленных показателей, с тем чтобы они соблюдались;

при предполагаемых отклонениях за пределы рамок государ ство включает механизмы воздействия на рынок.

Прогнозы и планы стали достаточно популярными не только для всей экономической системы, но и для рынков, городов и, конечно, для отдельных институтов. Однако для финансовых центров данная проблема является доста точно новой: впервые к ней перешли на рубеже прошлого и текущего века.

Значительные успехи в планировании финансовых центров достигнуты в Ки тае. Континентальные центры созданы в соответствии с планами. В результате Шанхай, согласно британскому Глобальному рейтингу финансовых центров, в 2011 г. занял 5 место, Пекин – 19 место, Шэньчжэнь – 25 место171. В соответст вии с планами создавались новые центры в странах Ближнего Востока (Катар – 3 место, Дебаи – 36 место) и Юго-Восточной Азии (Гонконг – 3 место;

Синга пур – 4 место).

Особенно популярно планирование оффшорных финансовых зон. Прак тически все оффшорные зоны имеют планы развития и соответствующие орга ны планирования и реализации планов.

Практически все основные финансовые центры перешли на планирова ние, а для их реализации созданы специальные органы. Предложен план по уч реждению финансового центра в Москве к 2017 и 2025 гг. 172, поступали пред ложения о создании финансового центра в Санкт-Петербурге173. Определяю щими для подготовки финансовых центров являются два условия: междуна родный денежный механизм и порядок его адаптации в той или иной стране.

Привлекательность той или иной страны во многом зависит от принятых усло вий реализации свобод обращения капитала и денег и прав собственности. Од нако международный денежный механизм обеспечивает и задает общий тон функционирования мировых финансовых центров: устанавливает рамки, опре деляет условия, раскрывает возможности и перспективы. За последние сто лет международный денежный механизм претерпел ряд важных изменений, кото рые происходили как на мирохозяйственном уровне, так и в рамках конкретных стран. На развитие финансовых центров оказали воздействие различные об стоятельства, среди которых выделаются как внеэкономические – войны, госу дарственные ограничения на движение денег и капитала, так и экономические – The Global Financial Centres Index 10 – September 2011 // Financial Cetres Futures. – Long Finance – No 3. 2011. Table 1. – P. 4-5.

Концепция создания международного финансового центра в российской Федерации. Ми нэкономразвития России – М.– Август 2008;

О плане мероприятий по созданию междуна родного финансового центра в Российской Федерации. – Распоряжение Правительства Рос сийской Федерации от 11.07.2009 г. № 911-р;

Концепция продвижения России в рамках соз дания международного финансового центра в Российской Федерации Создана рабочая груп па по учреждению в Москве Международного финансового центра. Началом реализации проекта является 2011 г. Возглавил рабочую группу по созданию в Москве международного финансового центра Александр Волошин – бывший руководитель администрации президен та (при Ельцине и Путине).

В 2011 г. в рейтинге глобальных городов мира с позиции привлекательности для между народного капитала Москва занимала 61, а Санкт-Петербург – 71 место.

Великая депрессия и современный финансовый кризис, переход от золотых к бумажным деньгам, глобализация, изменение масштабов и структуры финансо вых рынков, институтов и инструментов.

Трансформация условий становления С началом Первой мировой войны, и особенно во второй четверти про шлого века, позиции финансовых центров резко пошатнулись. Вообще все то, что было связано с выделением особых мест функционирования капитала, под верглось трансформации. Изменились финансовые приоритеты. Смена лидеров началась в ходе Первой мировой войны и закрепилась в первом послевоенном десятилетии. С начала 1930-х годов европейский финансовый капитал обладал двумя особенностями: происходило сокращение его размеров и влияния. Во время Второй мировой войны с мировой авансцены сошли европейские финан совые центры. Что же касается Нью-Йорка, то за счет государственных финан сов он еще больше возвеличился. Искусственный рост, вызванный нерыночны ми факторами, не помешал ему занять и долго удерживать первое место. Нью Йорк возглавил перекачку бюджетных средств, предназначенных как для фи нансирования отечественной промышленности, работавшей на оборону, так и поддержки союзников. Но был и другой ключ к успеху и усилению власти го рода: финансисты легко привлекали европейские капиталы в свободную от во енных действий страну. Бегство в США возглавили еврейские капиталы. Еще в 1920-х годах они стали покидать Германию, а затем и соседние страны, где распространялся нацизм и социал-шовинизм. Затем к ним присоединились ка питалы тех предпринимателей, которые вовремя оценили ситуацию и успели позаботиться о будущем. Они перевели капиталы в свободные для обращения зоны, среди которых наиболее популярным был Нью-Йорк174. Важную роль иг рали международные денежные правила, которые поддерживали благоприят ные условия для перелива капиталов. Хотя уже тогда возникали различные препятствия для его свободного движения. Целый ряд денежных эксперимен тов создал помехи на пути валютного оборота. После Второй мировой войны во многом за счет долларовых инъекций последовало восстановление хозяйства.

Денежную «помощь» оказали нью-йоркских финансистов. Тем не менее, к 1960-м гг. восстановился финансовый центр в Лондоне, а в 1970-х гг. и в ряде европейских стран и Японии, где сформировались относительно избыточные капиталы, а денежные условия для внешнего его оборота значительно улучши лись. В дальнейшем процесс становления финансовых центров ускорился. Он был дополнен оффшорными зонами, которые сначала широко использовали противоречия и несогласованность денежных политик и надзорных функций различных стран. В дальнейшем на базе оборота относительно избыточного ка питала нефтедобывающих и ряда экспортно-ориентированных развивающихся стран появились новые финансовые центры. Они не только изменили геогра Еще в конце XIX в. в Нью-Йорк переехал значительный отряд немецких банкиров и фи нансовых маклеров с еврейскими корнями, которые организовали там новую финансовую отрасль – инвестиционный банкинг. Город буквально впитывал любые капиталы и финансо вые таланты. Там была создана благоприятная среда для креативных финансистов.

фию распространения финансового капитала, но и участвовали в подготовке условий для перестройки всего мирового денежного хозяйства. Таким образом, денежное хозяйство самым непосредственным образом связано с финансовыми центрами: с одной стороны, оно является условием, необходимым для их раз вития, с другой стороны, денежное хозяйство видоизменяется, реагируя на за просы финансовых центров.


Кабалистика финансовых центров Столицы капитала можно представить в виде своеобразных центров фи нансовой кабалистики. Секретные и конфиденциальные отношения стали осно вой их деятельности на заре становления рынка. В последние же годы они ста ли пользоваться другим приемом: формально пришла прозрачность, которая служила их новым знаменем, но за ней скрывались закулисные операции и до верительная информация. Деликатность деятельности сохранилась. Но в самой основе их кабалистики находились другие, более тонкие материи. Они были вызваны к жизни многими обстоятельствами, среди которых экономика зани мала одно и, к тому же, не всегда самое главное место.

Психологические и религиозные подходы к капиталу Известный критик социально-культурных основ буржуазного строя Вер нер Зомбарт отождествлял расцвет капитализма с расцветом протестантского духа.175В свою очередь данный расцвет достигался в ведущих городах, где соз давались лучшие условия для капитала. Если утверждения Зомбарта верны, то само новое явление в церкви, в частности раскол христианства, связано с появ лением буржуа, с его новым мышлением. Зомбарт вступил в полемику с М. Вебером176 относительно происхождения и развития капитализма на Западе.

Для Зомбарта методологически важно было разделить два источника капита лизма: внешний и внутренний. Вебер исходил из поиска условий капитализма внутри западноевропейского региона. Он разработал теорию о протестантизме как движущей силе общественной трансформации 177. Зомбарт, настаивая на ро См.: Вернер Зомбарт. Буржуа. – СПб., 1913. На английский язык книга переведена как «Квинтэссенция капитализма (The quintessence of capitalism)». Зомбарта называли единст венным немецким профессором, который понимает Карла Маркса. См.: Gordon D. Judaism and Capitalism // http://www.youtube.com/watch?v=kpMg4JYC-JY&feature=relmfu 12.03.2012.

Максимилиан Вебер, 1864–1920, немецкий социолог, историк, экономист. Среди его за слуг для нашего анализа важное значения имеет соотношение природы и духа, а также выде ление в поведении ожидания реакции на чужие действия, что принципиально важно для ха рактеристики работы финансовых рынков (Вебер М. Протестантская этика и дух капитализ ма. – М., 2003).

Вебер предположил, что протестантский аскетизм был «главной родственной [капитализ му – авт.] силой», связанной с подъемом капитализма, бюрократии и рационально-правового государства в Западном мире. Выступая против выделения в качестве главной двигательной силой общества марксистского «исторического материализма», Вебер подчеркивал важность культурного влияния, встроенного в религию как средства для понимания генезиса капита лизма (Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. – М., 2003).

ли евреев в становлении капитализма, указывал на внешний фактор 178. Причем в ранних работах Зомбарт выводил капитализм из рационализма иудаизма. Он ставил практически равенство между иудаизмом и капитализмом, но в даль нейшем он несколько пересмотрел свои позиции и расширил поле капитали стической инициативы179. В частности, он понимал, что капитализм, в отличие от представителей еврейского этноса, более четко территориально локализован, и имеет свои уникальные западноевропейские корни. Карл Маркс, в своей ран ней работе (1844 г.) «К еврейскому вопросу», также, по сути, соединил понятия «капитализм» и «иудаизм». В книге «Буржуа» Зомбарт нарисовал психологиче ский и социально-экономический портрет современного ему бизнесмена и объ яснил основу капиталистического духа. Триумф среднего класса происходил в городах, и чем крупнее город, тем большие достигались успехи и сильнее и шире был новый слой общества. Зомбарт выделил различные факторы, которые формировали капиталистический дух, среди которых выделил следующие: на циональную психологию, расовый фактор, биологические факторы, религию, миграцию, технологию и, наконец, «само по себе влияние капитализма» 180. Реа лизация данных условий была возможна только при наличии свобод. В целом свободы, в том числе и связанные с изменениями в положении женщины в за падноевропейской культуре, а также пересмотренное отношение к роскоши, эго-направленность поведения – стали внутренними факторами, которые до полнили внешние. В итоге и те, и другие привели к развитию капиталистиче ской городской культуры. В ее основе находились деньги. Если раньше допол нительные деньги использовались для изменения своего статуса и оседали в поместьях и земле, то города все изменили. Денежное накопление, но не в сун дуках, а в системе городского их роста (банки, биржи, финансовые игры) стали определять поведение. Постепенно уже не наличные деньги, а кредит стал во главу угла всех отношений, что уловили и использовали для своего роста фи нансовые центры.

Зомбарт, в отличие от Вернера, очень «красноречивый» писатель. Он ок рашивал свои теоретические выкладки различными примерами и отступления ми, в которых нередко, по сути, выводил городскую направленность денежного капитала и связывал ее с целой массой естественных факторов, окружающих горожан. В этом отношении он практически заложил основы понимания эконо мических явлений не только из экономики, но и из психологии, социологии, природы, биологии, архитектуры, быта, что чрезвычайно важно для понимания всей массы разнообразных обстоятельств (факторов), из которых складываются условия для финансовых центров.

Долг и финансовая кабалистика капитала Вся система финансовых центров построена на долге. А в чем суть долга.

Конечно, в проценте, в интересе, который приносят обязательства своим вла Sombart V. The Jews and Modern Capitalism (First ed. 1911). – Kitchener (Ontario, Canada):

Batoche Books, 2001. – 291 p.

К. Маркс в одной из ранних работ (1844 г.) «К еврейскому вопросу».

Вернер Зомбарт. Буржуа. – СПб., 1903. – С. 5.

дельцам. Роялти за свои услуги: в результате употребления денег все платят своеобразный налог на экономику – каждый день и каждый час. Однако обяза тельства обязательствам рознь. Если они ничем не обеспечены, то они фактиче ски фиктивные. Но в любом случае в финансовых центрах они находят себе сбыт – там всегда существует спрос не только на обеспеченные, но и на фик тивные обязательств, и всегда в широком наборе имеется их предложение.

Причем, в основе любых обязательств находятся, прежде всего, взаимодействия индивидов, их личностные характеристики, а потом и находящиеся в их распо ряжении активы или потенциальные возможности, которые также рассматри ваются как своеобразные активы личности. Последнее можно отнести к катего рии своеобразного личностного капитала. В работе сознательно вводится это понятие, которое будет дополняться, в том числе и через рассмотрение проблем кредитной культуры, биржевой культуры, финансовой культуры, а также куль турного капитала, который формируется в финансовых центрах. В личностном капитале, дополняемом, а в ряде случаев превосходящем традиционный капи тал, сосредоточенный в городах, заключается основа своеобразной кабалистики финансовых центров и их культурно-капиталистической миссии.

Первая форма финансовой кабалистики связана с деятельностью госу дарственного банка. Решения отдельных лиц и выбранная экономическая поли тика ответственны за развитие рынка, т.е. вступает в действие не экономиче ский, а индивидуально-личностный, пусть даже и коллективно-личностный фактор. Сердцем финансовой кабалистики стали столицы капитала с того мо мента, когда там появились центральные банки. В XVII в. появился относи тельно многочисленный средний класс, который дополнил отряд новоиспечен ных капиталистов. В 1693 г. люди с деньгами в Лондоне не хотели больше фи нансировать государство, они были истощены войной и бесконечным кредито ванием правительства. Государству надо было больше и больше денег. Две заинтересованные группы из Лондона и Амстердама разработали семипункт ный мастер-план по созданию новых денег и банка для их выпуска. Новый банк мог получать доход с денег, которые выпускались буквально из ничего, и он сразу же приступил к кредитованию правительства путем выпуска денег для финансирования войны. Таким образом, первый Центральный банк появился в результате, во-первых, объединения усилий банкиров двух мощных для того времени финансовых центров – Лондона и Амстердама (в то время ведущим центром был Париж, а вторым по величине – Амстердам);

во-вторых, необхо димости финансирования военных расходов;

в-третьих, перехода к выпуску бумажных денег, которым не противостояли реальные активы. Первый заем, который предоставил банк правительству посредством выпуска практически необеспеченных денег, в семнадцать раз превышал собственные ресурсы банка.

Доход, который получал от правительства банк, начислялся не к собственным его ресурсам, а был в процентах от выпущенных им в большей части не обес печенных денег, т.е. фактически отсутствующие ресурсы позволяли присваи вать доход. Как раз в этом и заключалась первая кабалистическая сущность де нег, построенных на долге, и одновременно она стала основой власти банков ского капитала. Банкиры быстро усвоили: фиктивные ресурсы, созданные пу тем выпуска ничем не обеспеченных денег, обеспечивали присвоение реально го дохода.

Вторая форма финансовой кабалистики: закон позволил банкам разры вать свои контракты с клиентами, т.е. банки получили беспрецедентное право, которое не имели другие отрасли бизнеса, легитимно не соблюдать свои обяза тельства. Данный закон появился в разгар массовых банковских банкротств и позволил банкирам безнаказанно выходить из них, нередко сознательно вызы вая неплатежи. Впервые такой закон был принят в конце Средних веков снача ла в Великобритании, а потом и в других европейских странах. В его основе находились субъективные требования небольшой, но влиятельной группы об щества.


Третья форма финансовой кабалистики столиц капитала: французская революция во многом была вызвана действиями известных банкиров того вре мени. Финансовая сила сосредоточилась в руках полутора дюжин банков Евро пы. Наполеон наделил банкиров еще большей силой и позволил им практиче ски безгранично выпускать деньги и играть на бирже, обогащаясь дополни тельно от игры на повышение акций, а потом падения цен и банкротства по большей части дутых предприятий. Позвольте мне выпускать деньги, и я не ин тересуюсь тем, кто пишет законы – сказано было позднее Ротшильдом, но уже в XVII–XVIII вв. отражало суть интересов финансовых центров и их основных участников. В этой фразе содержится оправдание для любых диктаторских и антинародных режимов.

Четвертая форма финансовой кабалистики: 200 лет назад цену золота стали устанавливать пять человек, которые находились в Лондоне. Наполеон пришел к власти в результате умелого использования силы финансистов. Когда он поднялся наверх, то испугался той силы, при помощи которой он вошел во власть. Баланс силы был нарушен – власть финансистов превысила власть пра вителя. И Наполеон попытался выправить ситуацию. Когда правительство су ществовало на деньги банкиров, то зависимость была очевидной. Наполеон ис правил положение дел и освободился из-под опеки банков. Деньги не имели родины и не несли патриотизма – это положение с равным успехом использо вали как марксисты, так и либертарианцы, но совершенно по-разному и выводы были прямо противоположными. Марксисты, особенно ленинского толка, видят в деньгах основу эксплуатации и ратуют, в конечном счете, за их отмену в бу дущем. Неоавстрийская школа использует данную аксиому для обоснования свободы денег, прирожденного их свойства, которое находится в основе их свободного оборота и беспрепятственного перелива. Кампания Наполеона про тив Веллингтона была основана как раз на запрете французским банкирам сво бодно кредитовать английское правительство для укрепления Португалии в хо де наступления французских войск на юго-запад, через Испанию для захвата Португалии. Во то время пять французских и два швейцарских банка предоста вили золотой заем Веллингтону для укрепления обороны своих владений, т.е.

французские банки действовали против интересов нации.

Отношение к устойчивому развитию финансовых центров В последние годы словосочетание «устойчивое развитие» 181 получило широкое распространение. Однако толкователи экономических понятий не да ют четкого руководства относительно его применения к различным системам и возможности использования для характеристики мировых финансовых центров.

Тем не менее, оно вполне подходит при изучении развития финансовых цен тров и позволяет полнее раскрыть их роль в концентрации богатства, формиро вании условий для экономического роста и устойчивости не только самих цен тров, но и всего общества. Длительный рост финансового богатства 182 в целом и на душу населения мировых финансовых центров является показателем их ус тойчивости. В этом плане до последнего кризиса за последние четверть века практически все финансовые центры показали беспрецедентный рост. Особый успех приходится на новые финансовые центры в Китае (четыре центра) и на Ближнем Востоке (три центра). Подтверждение данной идеи требует проведе ния точных количественных исследований устойчивого развития финансовых центров. Но даже в этих обстоятельствах можно утверждать, что существую щие оценки места и динамизм подъема к вершинам многих новых центров за служивают внимания и изучения механизмов роста и роли финансового богат ства для повышения жизненного уровня и придания устойчивости экономиче скому росту определенных регионов.

В знаменитом отчете Комиссии Брандтланда 1987 года устойчивое развитие определяется как «развитие, удовлетворяющее потребностям настоящего времени, не лишающее будущие поколения возможности удовлетворять их собственные потребности». (Report of the World Commission on Environment and Development, General Assembly Resolution 42/187, 11 Decem ber 1987. Retrieved: 2007-11-14 // The World Commission on Environment and Development (The Brundtland Commission. The Chairman of the Commission: Gro Harlem Brundtland). – United Nations. – 1987 // http://www.un-documents.net/a42r187.htm;

http://www.un-documents.net/wced ocf.htm 06.04.2012). Устойчивое развитие требует, чтобы, учитывая численность населения, каждое поколение оставляло следующему, по меньшей мере, такую же производственную базу, какую унаследовало от предыдущих поколений. В этом плане термин «устойчивое раз витие» относится к элементам производительной силе общества, но его с таким же успехом можно отнести и к финансовой базе страны вообще и мирового финансового центра, в част ности.

Понятие «богатство» имеет большую историю развития, начиная с Адама Смита, и даже еще раньше. Однако нас интересует отношение к нему современной западной экономиче ской науки. Современные специалисты богатство общества сводятся к природному, произ водственному, человеческому капиталу и гражданским институтам (правительство, закон, общественные организации). (См.: Dasgupta P. Human Well-Being and the Natural Environment. – UK: Oxford University Press, 2010). Однако важным компонентом богатства, особенно финан совых центров становится финансовый капитал. Он ответственен за производство до одной трети валового продукта Лондона и почти одной пятой валового продукта страны. Поэтому под экономическим ростом следует понимать увеличение не только материального, но и фи нансового капитала общества. Основными генераторами финансового капитала становятся финансовые центры. Те страны, которым удалось их создать получают дополнительные ис точники экономического роста. Вообще понятие «богатство» имеет большую историю раз вития, начиная от Адама Смита, и даже еще раньше.

В устойчивости финансовых центров первостепенное значение имеют, наряду с материальными факторами, духовные, многие из которых можно ко личественно оценить. Зависимость интеллекта нации от уровня доходов на ду шу населения и скорости экономического развития нации продемонстрировали Ричард Линн и Тату Ванханен в книге «IQ и богатство наций»183. Линн и Ван ханен рассчитали Коэффициент интеллекта, из которого вывели глобальное не равенство. По этому показателю Россия занимает 26 место в мире, а в первую двадцатку стран входят: Гонконг, Ю. Корея, Япония, Тайвань, Сингапур, Авст рия, Германия, Италия, Нидерланды, Швеция, Швейцария, Бельгия, Китай, Но вая Зеландия, Великобритания, Венгрия, Польша, Испания, Австралия, Да ния184. Во всех вышеперечисленных странах финансовый капитал развит значи тельно в большей степени, чем в России. В 17 из 20 стран финансовые центры входят в список 25 ведущих финансовых центров мира. В начале 1970-х гг. в США профессором К. Джексоном были проведены первые исследования о свя зях между уровнем интеллекта и доходом185. Он выявил зависимость между этими двумя показателями, что позволяло выделять «городской интеллект» как фактор роста благосостояния. С другой стороны, можно вывести этот «интел лект» из особой благоприятной городской среды, которая сама по себе способ ствует образованию и заботится, тем самым, о своем развитии. Роль образова ния в выделении отдельных наций в качестве проводников финансовой культу ры выделил Линн186. Однако из его работ прямо следует, даже тогда, когда об этом там не говорится, что при соответствующем образовании во втором третьем поколении проблема повышенных достижений и успехов возможна практически для любого этноса и народа. Однако для этого требуется время – жизнь не менее двух поколений и, конечно, перестройка образовательной сис темы, которая должна сочетаться с повышением качества жизни.

В данном разделе упор был сделан на уровне интеллекта и образования. И это не случайно. Финансовый капитал требует высокообразованного окружения – и не только в виде работников финансовых институтов, но и потребителей кре дита, предпринимательской инициативы, которые, в конечном счете, опреде ляются образованием и уровнем интеллекта. В дальнейшем проблематика не экономических факторов развития финансовых центров будет расширена.

Неуловимые связи: демократизация и развитие финансовых центров Великобритания Развитие демократии было зачастую замедленным, иногда ускоренным, но почти всегда с периодическими отступлениями назад. Гражданская война Lynn R. and Vanhanen T. IQ and the Wealth of Nations. Westport: Praeger, 2002;

IQ and Glob al Inequality Westport: Praeger, 2006;

Линн Р. Интеллект и экономическое развитие // Психо логия. Журнал Высшей школы экономики. – 2008. – Т. 5. – № 2. – С. 89-108.

Lynn R. and Vanhanen T. IQ and Global Inequality. – Atlanta (Georgia): Washington Summit Publishers, 2006. – P. 2-3.

Jencks C. Inequality. – London: Penguin, 1972.

Lynn R. How to explain high Jewish achievement: The role of intelligence and values // Person ality and Individual Differences. Vol. 44, Issue 4. March 2008. – P. 801-808.

1642–1651 гг. между Королем и нуворишами-олигархами, которых выбрал Парламент, привела к реставрации власти короля. Великолепная Революция 1688 г. восстановила сильный Парламент. Однако только с введением Акта о Народном Представительстве 1884 г. было предоставлено право голоса боль шинству мужского населения. С этого момента Лондон стал финансовой сто лицей мира. Правда, возможна и другая трактовка и исторические параллели.

Они связаны с переходом к золотомонетному обращению и свободному обмену золота на бумажные фунты стерлингов. Возможно, что эти два процесса совпа ли случайно, но более вероятно, что совпадения были не случайными.

Соединенные Штаты Америки Американская война за независимость 1775–1783 гг. создала Соединен ные Штаты. С многих сторон это был успех, в том числе и идеологический в отношении того, что была учреждена настоящая республиканская власть и страна никогда до того не имела единого диктатора. Однако рабство и неравен ство были устранены только после Американской гражданской войны 1861– 1865 гг., но гражданские права были предоставлены афроамериканцам значи тельно позднее – в 1960-х годах. Однако уже после Гражданской войны нача лось банковское возвеличивание Нью-Йорка. Но после демократизации обще ства для всех его граждан Нью-Йорк стал сдавать позиции, сначала Лондону, а потом и другим финансовым центрам. Тем не менее, сохранил свои главенст вующие позиции на финансовом рынке.

Франция Французская революция 1789 г. последующее столетие по своеобразной франшизе передавала импульсы свобод по всему миру, но в самой стране демо кратия была не долгой. На смену пришла эпоха наполеоновских войн, которые продолжались более двадцати лет. Французская Директория предоставила власть олигархам. Первая Французская империя и реставрация власти Бурбонов восстановили автаркическое правление. Вторая французская революция, пре доставив универсальное избирательное право мужчинам, быстро была заменена на Вторую французскую империю. Франко-Прусская война 1870–1871 гг. при вела к Третьей республике. Уже к первой Французской революции 1789 г. Па риж стал признанным банкиром. Там же располагалась и главная биржевая площадка Европы. Париж успешно сохранял финансовое лидерство почти сто лет и сейчас он занимает 24 место в списке крупнейших финансовых центров.

Германия Великая Германская империя была создана в 1871 г. Первая мировая вой на завершилась появлением Веймарской республики. Нацистская Германия реставрировала автаркическое правление до окончания Второй мировой войны.

Финансовые центры в Германии появились еще до ее унификации. Крупнейшие немецкие свободные города всегда были ярмарочными центрами и там появи лись крупные биржи и банки, но с объединением немецких земель они пере росли в настоящие европейские финансовые центры. Среди них выделялись Берлин, Гамбург, Франкфурт, Мюнхен, но главным был Берлин (на рубеже XIX–XX вв. он был третьим в Европе по финансовой славе), а за ним сразу же следовал Санкт-Петербург. В 2011 г. в списке крупнейших финансовых центров мира Франкфурт занимал 16 место, а Мюнхен – 22.

Италия Королевство Италии после унификации в 1861 г. стало конституциональ ной монархией с королем, который обладал значительной властью. Итальян ский фашизм возник после Первой мировой войны, страной двадцать лет пра вил диктатор Бенито Муссолини 187. После Второй мировой войны была учреж дена Итальянская Республика. Итальянские банковские центры самые древние, многие из них свою славу завоевали еще в Средние века188. Но в дальнейшем они растеряли свои преимущества и так и не смогли восстановить свое денеж ное могущество. В период первоначального накопления капитала в качестве финансового центра выделился Милан. Миланская фондовая биржа189, особен но после ее приватизации в 1997 г., до 2007 г. играла заметную роль на Юге Ев ропы. Но в дальнейшем она вошла в состав Лондонской фондовой биржи и со ответственно пошатнулись финансово-лидерские позиции Милана. Тем не ме нее, Милан в 2011 г. занимал 50 место в списке финансовых городов мира, что несколько лучше столицы страны – Рима – 54 место.

Япония Период правления Императора Мэйдзи 190: после революции1868 года на чалась модернизация Японии. Были проведены ограниченные демократические реформы, из технологически отсталой превратилась в набирающую силу инду стриальную державу. В 1878 г. была учреждена Токийская фондовая биржа, а в конце правления Императора Мэйдзи в Токио были открыты первые зарубеж ные банки. В период правления Императора Тайсё 191 прошло реформирование крупного финансового рынка с центром в Токио. Император Сёва (Хирохито) отменил многие финансовые свободы, но после Второй мировой войны насту пила реставрация демократических сил и император стал, как и в Великобрита нии, скорее номинальным. Токийская фондовая биржа, начиная с 1980-х гг., стала третьей по величине в мире, и свое лидерство сохранила и в наши дни.

1883–1945 гг. Возглавлял страну с 1923 по 1943 г. (Виноградова А. Конец Муссолини // Вопросы истории. – 1990. – № 5. – 166 с.).

Первым торговым и денежным центром был Рим, в Средние века с развитием средизем номорской торговли основными центрами были Венеция, Генуя, Пиза, Неаполь. В Позднее средневековье с переходом к преимущественно атлантической торговле денежное могущест во этих городов существенно сократилось.

Учреждена в 1808 г. как государственное учреждение (http://web.archive.org/web/ 20071120092023/http://www.londonstockexchange-ir.com/lse/news/releases/2007/2007-10-01a/) Эра Мэйдзи – период в истории Японии 1868–1912 гг., соответствовал становлению и бурному развитию капитализма и открытию страны для иностранного капитала (Мещеря ков А.Н. Император Мэйдзи и его Япония. – М.: Наталис, 2006).

1912–1926 гг. (Gordon A. A Modern History of Japan: from Tokugawa Times to the Present. – Oxford University Press, 2003) Токио в качестве финансового места занимает 6 место в списке крупнейших финансовых центров.

Переход к демократии в 67 странах По данным Freedom House, после 1972 г. диктаторские режимы прекрати ли существование в 67 странах. Изменения происходили не под влиянием ино странных вторжений, а в результате внутренних преобразований. И это было время развития мирового рынка и становления новых финансовых центров, многие из которых возникли в странах, которые недавно стали демократиче скими. Но были и исключения. Главнон исключение – становление мировых финансовых центров в континентальном Китае, но и они проходили после раз вернувшихся (с 1972 г.) рыночных преобразований, которые вначале напоми нали наш НЭП, но вскоре получили дальнейшее развитие.

Корреляционная зависимость между демократией, свободой, рыночной экономикой, ростом ВВП, финансовым рынком и мировыми финансовыми цен трами не столь прямолинейна, но она прослеживается во всех странах 192. Что же касается ценообразования в финансовых центрах, то его рыночная природа возможна только с переходом к экономическим свободам, которые во многом подготавливаются и сопровождаются политическими свободами. В случаях от сутствия рыночных условий ценообразования финансовый капитал утрачивает интересы к обращению, пытается сращиваться с государством, тогда он пре вращается в новое качество и становится государственно-монополистическим (или олигархическим) капиталом. Взаимодействия финансового и государст венно-монополистического капитала возможны, но они весьма ограничены, что выступает тормозом на пути формирования финансовых центров в странах с господством государственно-олигархической плутократии. Достаточно трудно представить мировой финансовый центр, который свободно бы привлекал за рубежные финансовые капиталы и соседствовал с местными олигархическими структурами, сросшимися с государством, поскольку последние имеют приви легии, которые недоступны для частного капитала.

* * * Итак, состояние денег и денежного обращения непосредственно сказыва ется на становлении и развитии финансовых центров. Целый ряд новых цен тров находится далеко не в первых рядах рейтинга, несмотря на потенциальные возможности национальных капиталов и притягательную силу стран и городов, способную заинтересовать глобальный капитал. Так, Сан-Паулу находится на 50, Рио-де-Жанейро на 53, а Москва и Буэнос-Айрес только на 61 и 67 месте соответственно, несмотря на достаточно бурное развитие биржевого, банков ского и инвестиционного секторов, а также динамичный экономический рост. В По данным Комитета по защите журналистов, важной объединяющей большинство стран с несвободой прессой особенностью является низкие темп развития экономики, исключения составляют лишь Саудовская Аравия и Экваториальная Гвинея, получающие высокий доход от добычи нефти (Forsmi.ru. Агентство Анонсов России. 03.05.2012 // http://forsmi.ru/node/58190).

то время как Шанхай, Пекин и Шенчьжень заняли в рейтинге значительно бо лее высокие позиции. Основной причиной отставания латиноамериканских го родов является нестабильность в недалеком прошлом денежного обращения и все еще сохраняющийся высокий уровень инфляции. Память у капитала на ма нипуляции с деньгами достаточно хорошая и необходимо время и гарантии о необратимости отказа от денежных экспериментов.

Вопросы денежного порядка относятся к основополагающим закономер ностям финансовых центров. Любое современное экономическое построение начинается с денег. Они задают тон и для финансового ранжирования городов, выделения лидеров и определения причин циклической смены приоритетных направлений развития. Поэтому поиск посреднических позиций начинается с денег, точнее с определения основных денежных проблем и их воздействия на развитие финансовых центров.

Денежные свободы периодически ограничивались государством, денеж ные эксперименты то помогали, то мешали финансовому капиталу, но постоян но пробивала себе дорогу тенденция, которая упорно направляла капиталы в финансовые центры. Данная тенденция не действовала прямолинейно. Она то затихала, то усиливалась, и ее движение подчинялось циклическим закономер ностям. В ее основе было здоровое денежное обращение. В нем как в зеркале отражалось здоровье рынка, капитала и всей экономики, что и привлекало ка питал и являлось обязательным условием его прилива из других стран и кон центрации относительного избытка местного капитала не за рубежом, а в на циональных финансовых центрах.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.