авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |

«Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:31 Page 1 С.А. Пашин Становление ...»

-- [ Страница 8 ] --

В юридической литературе распространен подход к изучению присяжных, зачинателем которого был выдаю щийся русский юрист А.М. Бобрищев-Пушкин. Он иссле довал коллегию присяжных как «черный ящик» и выво дил закономерности вердиктов из внешних характери стик данного состава народных судей: возраста, вероисповедания, образования, — а также из особенно стей уголовного дела и участников процесса30. Эту тради цию продолжают современные психологи, в частности, О.А. Гулевич31.

Однако не менее перспективным для научного анали за представляется выявление правовых представлений присяжных заседателей, описание сложившегося в их сознании правового поля во всей его широте, сопоставле ние его вех с границами, в которых заключен рассудок профессионального юриста.

29 Там же. — С. 163 — 164.

30 См.: Бобрищев-Пушкин А.М. Эмпирические законы деятельности русского суда присяжных. — М., 1896.

31 См.: Гулевич О.А. Психологические аспекты юриспруденции: учебное пособие. — М.: Московский психолого-социальный институт, 2006. — С. 338–343.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Часть VI. Проблемы уголовного права и процесса Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления Что же пишут в газетах в разделе «Из зала суда»?

Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда, обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе, как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены;

но не спит. Ибо брезговать кумполом сны продырявленным вправе.

И.А. Бродский. «Конец прекрасной эпохи»

Уголовное право: от науки к технологии Система знаний считается наукой, если и пока существу ет достаточное количество кандидатов и докторов соот ветствующих наук. Более строгий критерий требует, чтобы ученые соответствующей гуманитарной специаль ности продуцировали новые знания о человеке и обще стве: достигали иного, «продвинутого», понимания преж них объектов, развивали свежие идеи взаимодействия объектов между собой и с исследователями, отыскивали другие предметы (ракурсы) и методы изучения объектов.

Продолжая по инерции именоваться наукой, уголовное право последних десятилетий, верное выработанным еще в советское время понятиям преступления, вины, ответ ственности, мало чем обогатило наши представления о человеке и способах отражения характеристик его лично сти и поступков в правовой реальности. «Замысел о челове ке» и преступлении человека, которым руководствовались авторы старого нового Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. и его раннего проекта, породившего как свою кальку Модельный Уголовный кодекс для госу дарств — участников СНГ1, прост, иллюзорен и аналоги чен выраженному в предшествующем УК РСФСР 1960 г.:

1 Модельный Уголовный кодекс для государств — участников Содружества Незави симых Государств // Информационный бюллетень. — 1995. — № 8. — С. 120–166.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления преступление — это нарушение установленного государ ством правопорядка, пощечина государству;

преступление существует вне зависимости от его признания в рамках надлежащей правовой процедуры, его совершение (а не установление) — единственное основание уголовной ответ ственности2;

преступник должен неотвратимо понести ответственность3, а репрессивные органы, в свою очередь, могут и обязаны обеспечить пресловутую неотвратимость кары;

наказание служит целям исправления осужденного и устрашения его и окружающих, то есть подразумевается, что правильное, «индивидуализированное» отмеривание страданий (разумеется, с лицемерной оговоркой о нежела нии их причинять) и знание об ожидающих потенциально го ослушника государственной воли страданиях предохра няет государство от нападения трепещущего гражданина;

судьи знают меры, которыми отмеривают боль, и могут предвидеть последствия своих действий для достижения «целей наказания»;

равенство граждан перед законом не позволяет отнестись к некоторым их категориям (напри мер, несовершеннолетним) качественно иным образом:

несовершеннолетних наказывает в тех же целях и теми же мерами, хотя не с той же интенсивностью, как и взрослых, хотя международные стандарты видят в наказании под ростков лишением свободы исключение и требуют подчи нять применение к ним мер воздействия лишь цели обес печения его (ее) благополучия4;

правильно организованное 2 Слово «единственное», сохранившееся в ст. 3 Модельного УК, опущено в ст. Уголовного кодекса Российской Федерации, посвященной основанию уголовной ответственности, однако ее редакция бесспорно означает признание соверше ния деяния, содержащего все признаки состава преступления, единственным основанием уголовной ответственности.

3 Неотвратимость ответственности не упомянута среди принципов Уголовного кодекса Российской Федерации, однако упоминается в ст. 4 Модельного Уголовного кодекса.

4 Подробнее об этом см.: Пашин С. Пекинские правила и некоторые положения российского уголовного законодательства. Сопоставление моделей кураторской и карательной юстиции // INDEX. Досье на цензуру. — 1998. — № 3. — С. 100–105.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса судопроизводство прислуживает уголовному праву и воп лощает его веления, то есть самостоятельной ценности не имеет.

Будучи председателем рабочей группы по подготовке Модельного Уголовно-процессуального кодекса для стран — участников СНГ (единогласно одобрен Межпар ламентской ассамблеей 17 февраля 1996 г.)5, я предпри нимал попытки скорректировать с точки зрения междуна родно-правовых актов в области прав человека позиции коллег, разрабатывавших Модельный Уголовный кодекс, однако понимания и встречного движения эти усилия не встретили.

По сути, современное уголовное правоведение оказа лось средством формулирования репрессивных запросов власти юридическим языком, научения правопримените лей приемам «квалификации» деяний и поддержания логического единства нормативных текстов. Впрочем, последняя задача решается не очень удачно. Вспомним, что первоначально ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации была сформулирована таким образом, что был упущен случай назначения наказания по совокупно сти за совершение преступлений небольшой тяжести в сочетании с преступлением других категорий, и закон пришлось быстро исправлять. Зачем материальное уго ловное право ассимилирует явно процессуальные инсти туты вроде давности и государственно-правовые, такие как амнистия и помилование? Какими глубокими сооб ражениями продиктовано невключение квалифицирую щего признака «по найму» в п. «з» ч. 2 ст. 126 Уголовного кодекса Российской Федерации («Похищение человека»), хотя он упоминается в п. «з» ч. 2 ст. 206 Уголовного кодек са Российской Федерации («Захват заложника»)? Могут ли современные ученые уголовному праву объяснить с 5 Модельный Уголовно-процессуальный кодекс для государств — участников Содружества Независимых Государств // Приложение к Информационному бюл летеню. — 1996. — № 10. — 373 с.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления профессиональной точки зрения, почему уголовные дела малолетних и невменяемых не должны прекращаться за отсутствием в их действиях состава преступления?

Диссертации, которые защищаются в рамках уголовно правовой специализации, главным образом направлены на минимальное «совершенствование» устоявшихся представлений и мелочно-детальное описание институ тов законодательства (так, часто освещаются «проблемы»

квалификации преступлений определенного рода, инди видуализации наказаний в специфических ситуациях).

Превращение достигшей предела своего развития науки советского уголовного права в технологию, в рам ках которой по определению не приходится ждать кон цептуальных озарений, вызывает потребность в обсужде нии другого, лежащего вне рамок и возможностей былой парадигмы, научного и практического понимания пре ступления.

О двух понятиях преступления Современное российское уголовное законодательство понимает под преступлением виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом Российской Федерации под угрозой наказания (ч. 1 ст. 14 УК Российской Федерации). По смыслу ч. ст. 14 УК Российской Федерации под общественно опас ным понимается действие или бездействие, причинив шее вред или создавшее угрозу причинения вреда лич ности, обществу или государству. Как уже говорилось выше, соответствующие нормы используются во всех без исключения уголовных делах вне зависимости от лично сти обвиняемых, их возраста, пола, вероисповедания и других характеризующих свойств. Такое понятие пре ступления применяется ко всем без исключения деяни 6 См., например: Тащилин М.Т. Индивидуализация наказания судом присяжных по уголовному праву России: Автореферат диссертации на соискание ученой степени канд. юрид. наук. — Саратов, 1999. — 31 с.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса ям, когда бы и где бы они ни были совершены и вне зави симости от того, может ли российская судебная власть фактически привлечь нарушителей к ответственности и наказать их (ст. 9, 11, 12 УК Российской Федерации).

Для целей настоящей работы можно с известным огрублением утверждать, что в мире существовало и существует два основных взгляда на преступление: пре обладающий ныне — преступление как посягательство на государственный правопорядок, одобренные властью общественные отношения;

господствовавший в старые времена, вплоть до петровской эпохи, а ныне альтерна тивный — преступление как обида, то есть посягатель ство на межличностные отношения7. Соответственно, первому подходу довлеет публичное обвинение и инкви зиционный, «императорский» процесс, второй подход органичен для частного обвинения и так называемого «обвинительного» процесса. Осколки этого второго подхо да сохранились в современном отечественном законода тельстве при описании производства по делам частного обвинения (п. 6 ч. 1 ст. 5, ст. 27 УПК РСФСР;

постанов ление Пленума Верховного Суда РСФСР № 4 от 25 сен тября 1979 г. «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР»);

стоит обратить внимание также на примечание к ст. 201 УК Российской Федерации, создающее режим частно-публичного уголов ного преследования по делам, вытекающим из фактов нарушения интересов службы в коммерческих и иных организациях. Норма, дозволяющая освобождение от уго ловной ответственности в связи с примирением наруши теля и потерпевшего (ст. 76 УК Российской Федерации), тяготеет не ко второму, а к первому подходу, ибо незави 4 Действительно революционным шагом было включение в понятие преступления субъективной составляющей — персональной вины, но рассмотрение соответ ствующих проблем потеряло социальную остроту и во всяком случае необяза тельно в данной статье. — Прим. авт.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления симо от мнения жертвы причинение ей вреда рассматри вается в контексте уголовного судопроизводства как пре ступление, а обидчика именуют (вопреки положениям ч. 1 ст. 49 Конституции Российской Федерации) «лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести».

То же соображение касается и других случаев освобож дения лиц от уголовной ответственности (ст. 75, 77, 78 УК Российской Федерации). Например, в п. 16 постановле ния Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» гово рится: «...Суд, признав при постановлении приговора, что к моменту рассмотрения дела в судебном заседании дея ние потеряло общественную опасность или лицо, его совершившее, перестало быть общественно опасным, постановляет обвинительный приговор без назначения наказания. В этом случае в описательной части пригово ра суд обязан мотивировать принятое решение с приве дением конкретных обстоятельств, подтверждающих выводы суда, а в резолютивной — признать подсудимого виновным и указать, что в соответствии с законом нака зание ему не назначается.».

Российское законодательство прошлого века также объявляло преступлением посягательство на государст венный правопорядок. «Всякое нарушение закона, через которое посягается на неприкосновенность прав власти верховной и установленных ею властей, или же на права или безопасность общества или частных лиц, есть пре ступление» — гласила ст. 1 Уложения о наказаниях уго ловных и исправительных 1845 г.8. С оговорками можно признать за российским законодателем XIX века и наме рение сделать исключение из общего понимания пре ступления для ряда преступных деяний — проступков, дела о которых относились к ведению мировых судей.

Так, ст. 35 Устава уголовного судопроизводства 1864 г., 8 Российское законодательство X–XX веков. Законодательство первой половины XIX века. — М.: Юрид. лит., 1988. — С. 174.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса дополнявшая юрисдикцию мировых судей, гласила:

«Сверх дел, предоставленных разбирательству мировых судей по роду определенных за преступные действия наказаний, ведомству их подлежат собственно для скло нения сторон к миру дела, которые хотя и влекут за собой наказания9 более строгие, но по закону начинаются не иначе как по жалобе потерпевших вред и убытки и могут быть прекращаемы примирением...»10. В том же русле двигалась дореволюционная наука уголовного права.

Один из наиболее ярких ее представителей Н.С. Таганцев практически вторил законодателю: «...преступным почи тается деяние, посягающее на юридическую норму в ее реальном бытии;

или, выдвигая более содержание пося гательства: деяние, посягающее на охраненный нормой интерес жизни»11.

Советское законодательство по данному поводу разви вает прежнюю традицию, которая нашла свое закрепле ние в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г., а затем последовательно отражалась в кодексах.

Например, в ст. 1 УК РСФСР 1926 г. преступление отож дествляется с «общественно-опасным действием», а в силу ст. 6 этого УК РСФСР: «Общественно-опасным при знается всякое действие или бездействие, направленное против Советского строя или нарушающее правопорядок, установленный Рабоче-крестьянской властью на пере ходный к коммунистическому трою период времени.».

Статья 7 УК РСФСР 1960 г. (в ред. Федерального закона 9 Ведению мировых судей согласно Уставу уголовного судопроизводства и Уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, подлежали проступки, за которые в качестве наказаний устанавливались следующие: выговоры, замечания, внуше ния;

денежные взыскания на сумму не свыше 300 рублей;

арест на срок не свыше 3 месяцев;

заключение в тюрьме на срок не свыше 1 года. — Прим. авт.

10 Российское законодательство X–XX веков. Т. 8. Судебная реформа. — М.: Юрид.

лит., 1991. — С. 123.

11 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т. Т. 1. — М.: Наука, 1994. — С. 36.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления от 1 июля 1994 г.) гласила: «Преступлением признается предусмотренное уголовным законом общественно опас ное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный строй СССР, его политическую и экономи ческую системы, личность, политические, трудовые, иму щественные и другие права и свободы граждан, все формы собственности, а равно иное, посягающее на социалисти ческий правопорядок общественно опасное деяние, пре дусмотренное уголовным законом.». Определение преступ ления, содержащееся в ст. 14 Уголовного кодекса Россий ской Федерации 1996 г., аналогично советскому.

Трактовка преступления как «обиды», нарушения частного интереса имеет давние исторические корни в правовых взглядах античных философов и составителей «правд» и «судебников»;

эта путеводная нить истончается и рвется по мере продвижения к государственному строю империи, абсолютной монархии. Долгое время данная трактовка была характерна для британского уголовного права, причем наиболее твердо стояло на этой почве право процессуальное: судопроизводство в его разверну тых формах имеет в Великобритании рафинированно состязательный характер;

государственные органы (в частности, полиция), желающие представить обвине ние, вынуждены, как и простой подданный Ее Величес тва, нанимать барристера;

лишь с недавних пор на терри тории Англии и Уэльса действует централизованная Королевская служба обвинений (Crown Prosecuting Service). Понятно, почему именно на ниве англосаксон ского судопроизводства, хотя и за океаном, находит под держку так называемое «восстановительное правосудие», адепты которого трактуют преступление с точки зрения нарушения частных интересов, иногда расширяя их гра ницы до уровня местной общины. «Вместо того, чтобы поставить во главу угла нанесенный ущерб или пережи вания жертвы и преступника, — пишет Ховард Зер, кри тикуя государственно-правовые подходы к понятию пре ступления, — мы фокусируемся на факте нарушения закона. Именно нарушение закона, а не ущерб или кон Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса фликт, конституирует преступление и становится пово дом для начала уголовного процесса»12. Он же предлагает и альтернативный взгляд на проблему: «Преступление — это насилие над людьми и отношениями....Преступление по сути своей является насилием одного человека над другим, причем первый точно так же может быть жерт вой прежнего насилия. Преступление — это насилие над добрыми отношениями, которые должны быть между двумя людьми»13.

Оба изложенных взгляда на понятие преступления:

преступление как посягательство на государственный правопорядок и преступление как частная обида, — в равной мере обращены в прошлое, ибо для сторонников соответствующих концепций преступное деяние остается тем, что когда-то произошло между причинителем вреда (ослушником государственной воли), и жертвой (либо государством). Но разумно ли считать квалификацию деяния как преступления раз и навсегда установленной?

О происхождении преступления Нет смысла доказывать, что преступление — это не природный, а социальный объект. Понятно также, что преступным деяние становится не вследствие его «свойств», например, вредоносности, а из-за квалифика ции, даваемой дотоле безразличному для права и право применителя поступку. Преступность — это характери стика деяния с определенной точки зрения, не присущая деянию, а приписываемая ему. Преступление, следова тельно, «творится» законодателем (теоретически) и пра воприменителем (практически) через акт квалифика ции, приписывания свойств преступности человеческому поведению, а на более ранних этапах развития права — 12 Зер Х. Восстановительное правосудие: новый взгляд на преступление и наказа ние: Пер. с англ. — М.: МОО Центр «судебно-правовая реформа», 1998. — С. 96.

13 Зер Х. Восстановительное правосудие: новый взгляд на преступление и наказание:

Пер. с англ. — М.: МОО Центр «судебно-правовая реформа», 1998. — С. 212, 213.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления поведению животных и стихийным проявлениям нежи вых объектов. На определенном этапе общественной истории законодателя стали считать связанным целями обеспечения общественного блага и соблюдения неотъем лемых прав человека и гражданина, а правопримените ля — нормами, созданными законодателем, иногда — «надпозитивным правом». Преступление имеет, таким образом, как и всякая характеристика (диагноз, квали фикационная оценка, присвоение почетного звания) «рукотворное» происхождение.

Сторонники концепции преступности (либо обществен ной опасности) как присущего, а не приписываемого дея нию в процессе законотворчества и судопроизводства свойства, конечно, могут сослаться на то, что некоторые «объективно преступления» не криминализированы зако нодателем просто по ошибке и недосмотру, как и ряд «объективно непреступлений» зря прописаны в Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации из-за недостаточного учета текущего момента. Они могут оправдать правоприменителя, не преследующего в уго ловном порядке «объективно преступления», ссылкой на высшие ценности — принцип законности и «социалисти ческое правосознание» (ст. 3 Уголовного кодекса Российской Федерации, ст. 16 УПК РСФСР), а также на известное изречение nullum crimen, nulla poena sine lege;

следователям, прокурорам и судьям, рассматривавшим дела в отношении «бескорыстных расхитителей», «спеку лянтов», «скупщиков хлеба для скармливания скоту и птице», извратителей «отчетных данных о выполнении планов», они могли бы посоветовать проявлять гуманизм при назначении наказаний. Но с позиции данной кон цепции совершенно невозможно объяснить феномен кон куренции норм разных юридических систем, например, положений российского и шариатского права на террито рии Чеченской Республики по вопросу о юридическом 14 Нет преступления, нет наказания без закона (лат.) — Прим. ред.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса значении блуда и прелюбодеяния, не говоря уже о бого хульстве и прочих отступлениях от предписаний аллаха, милостивого и милосердного;

забавно также проследить, как в древние времена правовая оценка деяния меня лась в зависимости от того, совершил ли его римлянин либо местный житель, не удостоенный чести имперского гражданства.

Рассматривая вопрос о происхождении преступления, следует уделить внимание тому, во-первых, зачем кри минализируются деяния на абстрактном уровне;

во-вто рых, тому, зачем и когда конкретные деяния квалифици руются как преступные, а их совершившие лица объяв ляются преступниками.

Криминализация деяния «...Уголовно наказуемым почитается деяние, посягаю щее на юридическую норму в ее реальном бытии и вос прещенное законом места его учинения под страхом нака зания, — пишет Н.С.Таганцев, — или, выдвигая более содержание посягательства: деяние, посягающее на такой охраненный нормой интерес жизни, который в данной стране, в данное время признается столь существенным, что государство, ввиду недостаточности других мер охра ны, угрожает посягающему на него наказанием»15.

Именно это подразумевают нынешние российские уче ные, когда выделяют общественную опасность как неотъ емлемый признак преступления. Так, профессор Ю.А. Кра сиков понимает под общественной опасностью «объек тивное свойство деяний, которые влекут негативные изменения в социальной действительности, нарушают упорядоченность системы общественных отношений»16.

15 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т. Т. 1. — М.: Наука, 1994. — С. 40.

16 Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. — М.: Издательская группа НОРМА — ИНФРА.–М, 1988. — С. 56.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления Согласно его трактовке, «Общественная опасность — это способность деяния причинить вред общественным отно шениям, объективное свойство, позволяющее оценить поведение человека с позиции определенной социальной группы. Общественная опасность свойственна любому правонарушению, но их отличает ее характер и степень.

Общественная опасность — это критерий, с помощью кото рого законодатель дифференцирует деликты на преступ ления, административные и гражданско-правовые делик ты, дисциплинарные проступки»17. Основные пороки про цитированных рассуждений очевидны: во-первых, оценка поведения «человека с позиции определенной социальной группы» не может создать «объективное свойство», хотя, конечно, всякий завладевший властью стремится объявить свои действия если не божественными, то соответствующи ми закономерностям мирового развития, если не «объек тивными», то во всяком случае правильными;

во-вторых, общественная опасность никак не может быть критерием дифференциации правонарушений, в отличие от степени общественной опасности (хотя бы и устанавливаемой с чьей-либо «точки зрения», то есть «на глазок), а напротив, является критерием выделения и унификации деяний, обладающих этим якобы «объективным свойством». Если же прочесть написанное профессором Ю.А. Красиковым, игнорируя эти противоречия, то следует признать, что он нарисовал весьма точную картину: социальная сила, воплощенная в законодателе, его устами объявляет обще ственно опасными неугодные ей деяния и, в зависимости от степени неугодности таковых, квалифицирует их как преступления, проступки, деликты;

в зависимости от той отрасли права, к какой приписаны эти деяния, неблаго приятные последствия за их совершение колеблются в тех или других пределах.

17 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд. 2-е, изм. и доп. Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева, — М.: Издательская группа ИНФРА.–М — НОРМА, 1977. — С. 19.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса Разумеется, нарисованная картина идеальна. В уго ловном законодательстве достаточно нелепых, устарев ших, неадекватных, ситуационно сформулированных норм, которые часто оказываются в разряде «мертвых»

или «дремлющих» до поры до времени. В нашей стране положение усугубляется: традиционным политическим невежеством, голос которого призывает решать социаль ные проблемы использованием уголовно-правовых запретов (уголовное законодательство наиболее часто изменяется в России, причем не менее 3/4 поправок свя заны с введением новых составов преступлений либо ужесточением ответственности за ранее криминализиро ванные деяния);

любовью депутатов к спекуляциям по поводу борьбы с преступностью;

престижностью оснаще ния законопроектов статьями, содержащими уголовно правовые санкции.

Нельзя не сказать также, что сама по себе обществен ная опасность деяний никогда не считалась достаточным условием их криминализации. Рассматривая вопрос об основаниях криминализации ранее безразличных для уголовного права деяний, советские ученые призывали принимать в расчет целый ряд факторов, главным обра зом — распространенность и динамику деяний, вызы вающих негативную оценку властей и населения, сте пень их опасности для правопорядка, а также и прочие соображения вплоть до способности законодателя юриди ческим языком описать такие деяния, а органов уголов ной юстиции — с ними бороться18.

Зачем государи и представительные органы занимают ся криминализацией деяний? В самом общем виде — для укрепления собственной власти, для обеспечения контро ля над территорией и подданными, для решения теку 18 См.: Гальперин И.М. Уголовная политика и уголовное законодательство // Основные направления борьбы с преступностью. — М.: Юрид. лит., 1975. — С. 58;

Филимонов В.Д. Криминологические основы уголовного права, — Томск:

Изд-во ТГУ, 1981. — С. 17, 67–68.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления щих задач управления (скажем, сбора из заключенных гигантских трудовых армий или же, во время войны, штрафных подразделений), для демонстрации верности идеологическим столпам государственного устройства:

царь православный санкционирует введение норм против совращения единоверцев в ересь и язычество, Политбюро ЦК КПСС — положений, направленных против коммер сантов, а также контрреволюционеров, хотя бы злоумыш лявших и на чужое, но социально близкое, государство.

В техническом смысле нормирование есть средство обеспе чения относительно единообразного воспроизводства дея тельности, характер которой определяется волей выше стоящих;

недостаточно образованные и дурно отправляю щие роль человека функционеры, исполняя нормативные предписания, отлично играют роли чиновника.

Таким образом, теоретически описанные «преступле ния» вырастают, как стихи, «не ведая стыда», из самого разнообразного сора, главным образом политического и ведомственного. Критерием «общественной опасности»

криминализируемых деяний оказывается позиция орга на верховной власти, однако нет гарантий, что монархи и парламенты в первую очередь заняты выявлением этого так называемого «объективного свойства» и что в их руках находится достаточно точный инструмент, пригод ный для такой работы;

подвластные же вынуждены сми ряться с голосом силы, как если бы устами правителей говорила правда.

Но главный вывод таков: законы предписывают пре следовать в уголовном порядке людей не за то, что они причинили вред конкретным правоохраняемым объек там (жизни, здоровью, собственности, коммерческой тайне), а за то, что люди посягнули на них без разреше ния государства, когда оно еще не отступилось от защи ты этих объектов, либо покусились на интересы самого государства непосредственно либо в лице его агентов.

Этим последним, а иногда, в особо очевидных случаях, и самим не облеченным властью подданным, доверяется легальное лишение сограждан жизни, нанесение вреда Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса их здоровью, отобрание их имущества, проникновение в их секреты. Если нет соответствующих узаконений, пред ставители власти сами создают нормы как бы регламен тирующие их вредоносные для подданных, но оправды ваемые государственной пользой поступки.

Объявляя некоторые деяния преступлениями, государ ство позволяет себе юридически оправданно применять к лицам, уличенным в их совершении, меры уголовной репрессии, то есть наиболее тяжкие санкции, имеющие продолжительные последствия в виде судимости, поли цейского надзора, административных ссылки и высылки.

Квалификация деяния Спустимся теперь с абстрактного уровня, где законода тель создает теоретические описания преступлений, на землю, где действуют «правоохранительные органы» и суды, которые имеют дело с конкретными нарушениями.

Собственно правоприменительная работа этих учрежде ний при наличии развитой нормативной базы сведена, как предполагается, к относительно простой операции.

Профессор А.Н. Игнатов описывает ее следующим обра зом: «Наличие всех признаков состава преступления является необходимым и достаточным для привлечения лица, совершившего общественно опасное деяние, к уго ловной ответственности. Состав преступления как законо дательный эталон накладывается на фактически совер шенное деяние, и, если фактические обстоятельства, при знаки субъекта и его субъективного отношения к своим действиям (бездействию) и их последствиям соответ ствуют признакам, указанным в уголовном законе, возни кает основание уголовной ответственности»19.

Правоприменитель почти всегда, за редкими исключе ниями, наделяется дискреционной властью при решении 19 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд. 2-е, изм.

и доп. Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева, — М.: Издательская группа ИНФРА.–М — НОРМА, 1977. — С. 5–6.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления вопроса об освобождении от уголовной ответственности (в уголовном законе это выражается употреблением состав ного сказуемого «может быть освобожден» — см., например, примечание к ст. 337, 338 и др., а также ст. 75–77 УК Российской Федерации) и ни при каких обстоятельствах не может отступить от воли законодателя при квалификации деяния как преступного (ст. 300 УК Российской Феде рации;

ст. 3 УПК РСФСР). Пленум Верховного Суда Рос сийской Федерации в п. 17 постановления № 1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» специально подчеркивает:

«Судам следует иметь в виду, что законом (ч. 3 ст. 309 УПК РСФСР) установлен исчерпывающий перечень оснований постановления оправдательного приговора...». Лишь в судах с участием присяжных заседателей вынесенный их коллегией вердикт о невиновности подсудимого равнозна чен его оправданию, даже если при ответах на предыдущие основные вопросы присяжные заседатели установили дока занность обстоятельств, содержащих состав преступления (ч. 1 ст. 459 УПК РСФСР);

в этом случае вердикт не счита ется противоречивым20. Это логично, так как задачами уго ловного судопроизводства, в частности, объявлены «...рас крытие преступлений, изобличение виновных и обеспече ние правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливо му наказанию...» (ч. 1 ст. 2 УПК РСФСР).

В свою очередь, последовательно мыслящие правоведы считают принципом уголовного права принцип неотвра тимости ответственности21. «Неотвратимость ответствен ности является принципом уголовной политики...»22 — 20 См.: Определение Кассационной палаты Верховного Суда Российской Федерации от 7 июня 1995 г. по делу В.А. Краскиной.

21 Российское уголовное право. Общая часть. — Саратов: Изд-во Саратовского ун та, 1994. — С. 17–18.

22 Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. — М.: Издательская группа НОРМА — ИНФРА.–М, 1988. — С. 8.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса справедливо поправляют коллег в учебнике, написанном при участии разработчиков проекта ныне действующего Уголовного кодекса Российской Федерации. Но ранее автор этой оговорки профессор А.Н. Игнатов утверждал:

«Задачи уголовного права неразрывно связаны с задача ми уголовной политики в стране и определяются ими.

Уголовная политика является частью социально-право вой политики государства и заключается в системе руко водящих идей, методов их реализации, деятельности государственных органов, направленных на борьбу с пре ступностью и устранение причин и условий, способствую щих существованию преступности»23. Иными словами, юридико-политическая идея неотвратимости ответствен ности лежит, по мнению профессора А.Н. Игнатова, в основе отечественного уголовного законодательства и правоприменительной практики.

К счастью, идея неотвратимости ответственности, как и всякий другой миф, никогда не была и не может быть реализована по следующим причинам.

Во-первых, существует и признается криминологами большая доля заведомо латентных «преступлений»;

кар манные кражи, взяточничество, семейное насилие, кар точное мошенничество и многие другие деяния относятся к их числу. Латентность этих деяний обусловлена их характером.

Во-вторых, идея неотвратимости ответственности про тиворечит правовому характеру юридического процесса, в рамках которого ответственность возлагается не за содеянное, а за доказанное деяние, получившее квали фикацию «преступление». Опыт, или, как в постсоветское время продолжают писать советские ученые, «обществен но-историческая практика в экономической, политиче ской, социальной, культурной и других сферах жизне 23 Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. — М.: Издательская группа НОРМА — ИНФРА.М, 1988. — С. 3–4.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления деятельности человека»24, подсказывает нам, что итоговое описание деяния, содержащееся в приговоре суда, который еще может быть многократно откорректирован вышестоя щими инстанциями, может сильно отличаться от форму лировок обвинительного заключения, а эти формулиров ки — от восприятия происшествия разными участвующи ми в деле лицами, а их восприятие — от данных ими показаний, а эти последние — от того, что случилось (или не случилось). И происходит все это нагромождение неточ ностей и несоответствий даже не из-за нерадивости органов уголовного преследования и судов;

не только потому, что искомый предмет их деятельности определяет характер знаний о попавших в их поле зрения событиях;

не из-за искажения информации заинтересованными лицами, — но главным образом из-за стеснения процесса познания правовыми рамками. Они дают некоторые гарантии от грубых злоупотреблений властью, но одновременно и сни жают познавательные возможности следственных и судеб ных органов, препятствуют установлению в рамках надле жащей правовой процедуры фактов тождественно имевшим место в действительности происшествиям. Известно, что наши методы определяют содержание наших знаний.

Правила допустимости материалов в качестве доказатель ств, например, играют исключительно важное значение.

Соблюдая их, можно упустить возможность превратить не кое опасное событие в факт преступления, но, напротив, можно и создать факт преступления из ничего, например, юридически корректно доказать участие подозреваемого в шабаше (знакомые с предписаниями, которыми руководство вались инквизиционные трибуналы, а также с германской Каролиной25 или российским законодательством периода абсолютизма не станут отрицать, что в то время пытка вос принималась как правовое судебное действие и была им).

24 Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказыва ние. — Воронеж: Издательство Воронежского ун-та, 1995. — С. 48.

25 См.: Каролина: Уголовно-судебное уложение Карла V. — Алма-ата: Наука, 1967.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса В-третьих, не в меньшей степени, чем методами дея тельности, ее результаты определяются целями деятеля либо того, кто управляет его руками. Надо отдавать себе отчет в том, что, исходя из этих целей, преступления выявляются выборочно и, при желании, создаются произ вольно (как дела «врагов народа» в прошлом). Более того, регулярное совершение так называемых «преступлений»

сплошь и рядом оказывается средством выживания обще ства и целых социальных групп. В советское время аго нию тоталитарного режима продлевали не «продоволь ственные программы», а широкомасштабные спекуляция, мелкие хищения на производстве и другие запретные деяния, обслуживавшие изобильный черный рынок и тайное потребление на фоне пустых прилавков непогре шимой официальной распределительной системы. По свидетельству одного из собеседников Л.И. Брежнева, Генеральный секретарь ЦК КПСС поучал его: «Вы не знаете жизни. Никто не живет на зарплату. Помню, в молодости, в период учебы в техникуме, мы подрабаты вали разгрузкой вагонов. И как делали? А три мешка или ящика туда — один себе. Так все и живут в стране»26.

Скармливание хлеба скоту было повсеместным, как и самогоноварение. Сейчас люди, месяцами не получаю щие заработной платы, ведрами несут с ферм комбикорм и удобрения, чтобы прокормиться хотя бы разведением скота, птицы и огородом. Оставим без комментариев дея тельность отличающихся неизменной учтивостью и отв ращением к рукоприкладству сотрудников РУБОП, спец наза, патрульно-постовой службы, милицейских дознава телей, а также неподкупных чинов налоговой полиции и ГИБДД. Но будет ли кто-либо отрицать, что уклонение от уплаты налогов стало образом жизни не только коммер сантов, но и многих самозанятых работников?! На дея ния, порицаемые на бумаге, но чрезвычайно распростра 26 Бурлацкий Ф. Брежнев и крушение оттепели // Лит газета. — 1988. — 14 сентяб ря. — С. 11.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления ненные и как бы неизбежные, закрывают глаза. Думаю, каждый, не исключая судей и прокуроров, может вспом нить и собственное житейское «преступление»: подрост ковую кражу яблок или мелочи из кармана чужого паль то;

оскорбление;

клевету;

незаконное приобретение валютных ценностей либо иные сделки с ними;

нанесе ние побоев, в том числе — при наказании собственного ребенка;

вандализм;

курение марихуаны, приобретение и перемещение начиненных ею сигарет;

чтение чужих писем;

использование служебной техники в личных целях;

жестокое обращение с животными;

неправомерное копирование компьютерных программ и их использова ние. Если «преступниками» являются все — то, быть может, стоит обнести Россию колючей проволокой по периметру государственной границы?

Разбирать основания, по которым из общей массы потенциально преступных деяний лишь некоторые отби раются на эту роль, не входит в мою задачу. Думаю, сей час в России определяющими оказываются следующие факторы, если сбросить со счетов коррумпированность должностных лиц и процветающее «телефонное право»:

характер самого деяния, позволяющий или не позволяю щий укрыть его от криминального учета с достаточной легкостью (наиболее трудно «не заметить» убийства, хотя смерть человека, не имеющего настырных род ственников, просто объявить несчастным случаем;

при отсутствии трупа со следами насильственной смерти бес покойным родственникам отказывают в возбуждении уголовных дел об убийстве и заводят розыскное дело по факту исчезновения человека);

прогноз быстроты и лег кости раскрытия преступления и судебной перспективы соответствующего дела;

необходимость для правоохра нительных органов и отдельных их сотрудников оправ дывать собственное существование и обосновывать повы шение уровня бюджетного финансирования. Негласная оперативно-розыскная деятельность с использованием лиц с отклоняющимся поведением для «правоохрани тельных» целей позволяет приручить преступность и Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса культивировать преступления, взращивая делинквен тов под присмотром оперуполномоченных и периодиче ски «прореживая» их поросль, отдавая некоторых из них в руки правосудия. Благодаря культивированию завер бованных делинквентов можно в любой момент предста вить столько «преступников», сколько нужно для отчета и карьеры.

Итак, прежде чем деяние будет признано преступлени ем, а его совершивший человек — преступником, они отби раются по юридическим, управленческим и многим дру гим соображениям, а затем помещаются, как в «черный ящик», в механизм уголовной юстиции, откуда в результа те сложных процедур поступает обоснованный правовым образом ответ — положительный или отрицательный — о юридической допустимости квалификации деяния как преступного. Пленум Верховного Суда Российской Феде рации требует в приговоре «...мотивировать выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту»27.

При этом деяние квалифицируется не в том виде, в каком оно имело место в действительности, а в том, в каком оно было юридически установлено с учетом правил доказыва ния, иных требований соблюдения надлежащей правовой процедуры и т. п.

Значит, «совершение деяния, содержащего все при знаки состава преступления» (ст. 8 УК Российской Федерации), оказывается по практическим и правовым соображениям недостаточным для возложения уголов ной ответственности на конкретного человека, призна ния его преступником, а значит, само по себе не являет ся основанием, тем более единственным, уголовной ответственности. Однако «...господствующее мнение среди российских юристов — это утверждение, что осно ванием ответственности, и единственным, является 27 Пункт 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре».

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления состав преступления»28, то есть прямо противоположная позиция.

Имея в виду, что на ответственность лица влияет не только факт совершения запрещенного уголовным зако ном деяния, но и характеристика личности виновного, смягчающие и отягчающие обстоятельства, некоторые ученые объявляли основаниями уголовной ответственно сти вину лица в широком смысле этого понятия, а также его «виновность»29. Ряд правоведов считали основанием уголовной ответственности самый факт совершения пре ступления30. Но такие отклонения от «генеральной линии», сами по себе довольно частные и не имеющие принципиального характера, не колеблют центрального пункта советской теории уголовного права: преступность деяния объективна и определяется на момент соверше ния деяния путем сличения текста закона с важными с его же точки зрения чертами общественно опасного дея ния. Отсюда делается вывод о возникновении в момент совершения «преступного» деяния уголовно-правового отношения между «преступником» и государством;

сле дующий шаг — это признание уголовного судопроизвод ства механизмом реализации велений материального права, как если бы у правосудия не было собственного содержания. Мол, уголовный процесс без уголовного права беспредметен, а право без процесса бессильно.

Складывается впечатление, что судьи осознали свое предназначение и стали работать только после того, как появились кодексы (а на самом деле, первые судебники 28 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд. 2-е, изм. и доп. Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева, — М.: Издательская группа ИНФРА.–М — НОРМА, 1977. — С. 5–6.

29 Сергеева Т.Л. Вопросы виновности и вины в практике Верховного Суда СССР по уголовным делам. — М., Л., 1950. — С. 6;

Утевский Б.С. Вина в советском уго ловном праве. — М., 1950. — С. 9.

30 Герцензон А.А. Понятие преступления в советском уголовном праве. — М., 1955. — С. 46–47.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса возникли как нормативное оформление судейских реше ний);

можно подумать, что веления репрессивного уголов ного права выполнялись исключительно в процессуаль ных формах, и не было бессудных ссылок, превращения в лагерную пыль по решениям особых совещаний, «двоек» и «троек», а также расстрелов на месте и массовых казней в военное время на основании заочных приговоров.

Стоит напомнить, что ст. 3 УК РСФСР имела заголовок «Основания [во множественном числе — С.П.] уголовной ответственности», и ч. 2 этой нормы устанавливала в каче стве нормы материального уголовного права: «Никто не может быть признан виновным в совершении преступле ния... иначе как по приговору суда и в соответствии с зако ном.». Современный Уголовный кодекс Российской Феде рации, по сути, отрицает значение квалификации деяния как преступления судом, а потому его авторы ничтоже сум няшеся именуют преступлениями деяния, преступность которых не констатирована органом судебной власти (см. ст. 75–78, ч. 1 ст. 90, примечания к ст. 222, 223 и мн. др.).

Об альтернативном понятии преступления Сказанное выше свидетельствует о существенных недостатках принятого в отечественной науке уголовного права понимания преступления, чему есть как философ ские, так и чисто юридические аргументы.

Во-первых, непознанное в надлежащих процессуальных формах событие (деяние) в правовом пространстве отсут ствует, квалификации в рамках той или иной отрасли законодательства не получает, юридических последствий не порождает, а следовательно, преступлением a priori счи таться не может. То обстоятельство, что вычлененные из миллионов других некоторые деяния являют признаки преступлений31, позволяют считать их преступлениями 31 Термин «деяние, являющее признаки преступления», употреблялся в законопроек тных работах. См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.Общая часть: проект // Российская юстиция. — 1994. — № 9. — С. 2–92.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления для целей ведения уголовного судопроизводства (в против ном случае оно бессмысленно), но не для целей официаль ного установления наличия преступления.

Во-вторых, преступность деяния определяется не в момент его совершения, а в момент вступления в законную силу приговора суда;

при этом квалификацию преступного получает не деяние в его «жизненном» проявлении (то есть как оно происходило «на самом деле»), явившееся пово дом (предлогом) ведения уголовного судопроизводства, а то представление о деянии, какое на основе доказатель ств составил и объявил установленным в соответствии с законом суд. Содержание ст. 49 Конституции Российской Федерации недвусмысленно подтверждает данный вывод;

Пленум Верховного Суда Российской Федерации многократно подчеркивал обязанность правоохранитель ных органов и судов при рассмотрении уголовных дел соблюдать закрепленный ст. 49 Конституции Российской Федерации принцип презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступле ния считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу при говором суда32. Пока не объявлен официально виновник и формально не установлена картина происшествия, как она очерчена правовыми рамками судопроизводства, нельзя рассматривать тезис о наличии преступлении иначе, нежели более или менее правдоподобную гипотезу.

Соответственно, лица, уголовные дела которых прекраще ны по «нереабилитирующим» основаниям, не должны под вергаться какому-либо ущемлению в правах, ибо юридиче ски они невиновны в той же степени, как и оправданные, как и все люди, в отношении которых не вступил в закон ную силу обвинительный приговор суда;

к сожалению, 32 Пункт 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 31 октября 1995 г.;

п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре».

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса этого вслед за законодателем, установившим дискримина ционные правила реабилитации, не понимают многие практические работники.

В-третьих, в отличие от «суда истории», уголовный суд дает оценки деяниям не из соображений самоценности зна ния, а подразумевая дальнейшее использование вывода о преступности деяния в целях определения юридических последствий такой констатации: назначения наказания, решения судьбы гражданского иска, возложения на чело века связанных с судимостью правоограничений, проверки легальности процедуры импичмента. Преступлением, таким образом, признается деяние, которое заслуживает адекватного ответа в виде наказания, отрешения прези дента от должности и тому подобных острых мер;

селекция деяний для втягивания их в орбиту уголовного судопроиз водства по этому критерию гораздо разумнее, справедливее и безопаснее, нежели практикующиеся политические и ведомственные критерии. Другое дело, что выбор должен принадлежать людям, способным и оценить адекватность ответных мер, и не привнести в оценку ведомственных и политиканских соображений.

В-четвертых, если преступность деяния определяется спустя некоторое время после его совершения приговором суда, нет никаких разумных оснований рассматривать преступление как моментальное деяние, совокупность нескольких моментальных деяний («продолжаемое пре ступление») либо беспрерывное нарушение закона («для щееся преступление»);


при таком подходе лицо, нарушив шее закон, становится пленником однажды совершенного деяния, которое не заглаживается ни покаянием, ни воз мещением вреда. Если же к моменту установления судом преступности деяния отсутствует потребность в дальней ших шагах (наказании, взыскании ущерба, обращении человека в состояние судимого), то признание его винов ным в совершении преступления, то есть квалификация его деяния как преступного бесцельна. Понимая это, при сяжные заседатели отказываются квалифицировать как преступления те нарушения уголовного закона, которые в Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления их глазах не заслуживают уголовного наказания по самым разным причинам: из-за специфических свойств подсудимого (тяжкая болезнь, обремененность неимущим семейством);

ввиду особых отношений его с жертвой;

поскольку данное деяние повсеместно распространено;

так как ущерб возмещен добровольно и подсудимый искренне раскаивается;

ибо возможное наказание явно неадекватно содеянному. Очевидно, что для коллегии присяжных заседателей «преступление» имеет, кроме легального («нарушен ли закон, как его трактует предсе дательствующий судья»), еще временное («что было после нарушения закона»), человеческое («кто нарушил закон») и пространственное измерения («имеет ли значение, что закон нарушен в данной местности с ее спецификой»).

Подход к нарушению уголовного закона не как к «точечному», одномоментному деянию, а как к событию, развивающемуся во времени и имеющему социальные измерения помимо противоправности, реализуемый явочным порядком присяжными заседателями, не чужд и законодателю. Например, при издании милостивого уголовного закона преступность ранее совершенных дея ний «схлопывается» (ч. 1 ст. 10 УК Российской Феде рации), то есть последующие события признаются имею щими значение для квалификации предыдущих.

Таким образом, преступление может быть определе но как признанное судом в соответствии с материаль ным и процессуальным правом нарушение уголовного закона, когда суд находит целесообразным возложить на нарушителя специфические меры ответственно сти, позволительные лишь при условии признания лица преступником.

Данное определение не заключает в себе «порочного круга». Предлагается считать деяние преступным лишь тогда, когда это осмысленно, во имя легитимизации последующих мер и решений, целесообразность приня тия которых не вызывает у суда сомнений. Автор статьи предлагает судье, установив нарушение уголовного зако на данным лицом и очертив круг в принципе возможных Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса по закону правовых последствий данной констатации, решить, нужно ли использовать государственную власть для обеспечения наступления каких-либо из этих воз можных последствий;

при положительном ответе на этот вопрос судья должен объявить деяние преступным, при отрицательном — отказаться от такой квалификации.

Случаи, когда нарушение уголовного закона не счита ется преступлением, известны. Так, суд может констати ровать нарушение уголовного закона невменяемым;

лицом, не достигшим физически или ментально возраста уголовной ответственности, — и в этом случае содеянное не получает квалификации как преступление, а наруши тели не подвергаются указанным наиболее острым мерам воздействия. Эти люди ограждаются от квалифи кации их деяний как преступных в силу закона. Почему бы не дополнить милосердие закона справедливым усмотрением судебных властей?

Данное определение также не служит и оправданием беззакония либо применения закона по аналогии, как это дозволялось ст. 16 УК РСФСР 1926 г. Речь идет не о том, чтобы даровать суду право признавать деяние пре ступным, исходя из соображений «революционной целесообразности», а, напротив, о том, чтобы разрешить ему объявлять нарушение уголовного закона непре ступным, если суд не видит смысла в применении наказания, ущерб возмещен и т. п. Такой властью реально обладает коллегия присяжных заседателей, и нет ничего страшного доверить соответствующие пол номочия судьям, если, конечно, не считать их поголов но коррумпированными и находящимися абсолютно вне общественного контроля. Принцип неотвратимости ответственности, то есть неукоснительное использование клейма «преступник» во всех случаях, когда соответству ющим субъектом виновно нарушен уголовный закон, как было показано выше, не реализован и не может быть осуществлен. К счастью.

Разумеется, мне известна принципиальная позиция законодателя и ученых — носителей нынешней доктрины Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления уголовного права, из которой он черпает свое вдохновение.

Недоверие верховной власти к правоприменителям заста вляет держать их «на коротком поводке», не позволяя им увлекаться идеями конкретной справедливости в ущерб государственной воле, выраженной абстрактным норма тивным языком, полезным для обеспечения единообразно го воспроизводства деятельности. Так, ст. 170 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. пред усмотрительно сообщала: «Помилование и прощение виновных ни в каком случае не зависит от суда. Оно непо средственно исходит от верховной самодержавной власти и может быть лишь действием монаршего милосердия» (ср. со ст. 3, 4, 8, 84, 85 УК Российской Федерации). И сей час российские ученые ведут борьбу ради «недопущения субъективных оценок тех или иных деяний»34. Однако уже в пореформенные времена основательно забытый теперь П.И. Люблинский абсолютно точно отмечал: «По существу идея суда стоит обособленно от государства. Суд есть явле ние, связанное только с правом. Он стоит вне государства, а порою и над ним»35. И эта позиция — краеугольный камень другой уголовно-правовой доктрины, мною разде ляемой. Кстати, в специальной литературе высказывались родственные по духу мнения, например, о том, что уголов ная ответственность наступает в момент вынесения или вступления в законную силу приговора суда36. Отсюда 33 Российское законодательство X–XX веков. Законодательство первой половины XIX века. — М.: Юрид. лит., 1988. — С. 208.

34 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд. 2-е, изм. и доп. Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева, — М.: Издательская группа ИНФРА.–М — НОРМА, 1977. — С. 6.

35 Люблинский П.И. Суд и права личности // Судебная реформа. Т. 2. — Москва:

Объединение, 1915. — С. 1.

36 Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности: законность и обос нованность. — М.: Юрид. лит., 1971. — С. 7;

Разгильдиев Б.Т. Уголовно-правовые отношения и реализация ими задач уголовного права Российской Федерации. — Саратов: Изд-во Саратовского ун-та. — С. 289.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса недалеко до признания творческой, а не только исполни тельской роли суда при объявлении деяний преступными.

Кроме того, стоит отметить, что даже в нынешнем рос сийском уголовном законодательстве, разрешающем судьям «дифференцировать наказание» и даже заменять его мерами воспитательного воздействия (ст. 92 УК Российской Федерации), но не противоречить казенному взгляду на преступность деяний, имеются ростки альтер нативной доктрины. Они видны, в частности, в нормах о малозначительности деяний, формально содержащих при знаки какого-либо предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса актов поведения;

здесь оценка «обще ственной опасности» отдается на откуп правопримените лям (ч. 2 ст. 14 УК Российской Федерации). К сожалению, российский законодатель сузил границы их усмотрения по сравнению с нормой, содержавшейся в ч. 2 ст. 7 УК РСФСР 1960 г. и, указав, что малозначительное деяние не только не должно причинить вред, но даже создать угрозы причинения вреда личности, обществу или госу дарству, по сути, вернулся к позиции семидесятилетней давности (см. примеч. к ст. 6 УК РСФСР 1926 г.).

О реализации альтернативного понимания преступления Введение в Российской Федерации суда присяжных осуществлялось примерно так же, хотя и с меньшим раз махом, как в свое время Петр I реформировал систему государственного управления. Царь создавал коллегии параллельно приказам;

суд присяжных вживлялся в 1993 году в ткань советского неоинквизиционного уго ловного процесса, и первоначально проектируемый раз дел X УПК РСФСР именовался «Альтернативное судо производство».

Будучи реалистом, я понимаю, что повсеместное укоре нение в практической деятельности правоохранитель ных органов и судов изложенных взглядов невозможно:

инерция систем подготовки кадров и самих этих кадров слишком велика. Поэтому новеллы могут быть опробова Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Понимание преступления ны на ограниченном материале, скажем, в делах несо вершеннолетних.

В отсутствие соответствующего законодательства видит ся блестящая перспектива внедрения альтернативного понимания преступления, если Прокуратура Российской Федерации захочет поднять свалившуюся ей под ноги с высот Конституционного Суда Российской Федерации дис креционную власть, которой пользуются за рубежом (в Великобритании, Голландии, США, Японии и др. стра нах) их коллеги. В силу ст. 49 и ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации, на основании п. 2 резолютивной части постановления Конституционного Суда Российской Федерации № 7-п от 20 апреля 1999 г. отказ государ ственного обвинителя от обвинения исключает «осу ществление судом не свойственной ему обязанности по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения» и суды связаны при установлении предель ных рамок обвинения позицией прокурора. Государст венный обвинитель, отказываясь от обвинения, обязан мотивировать свою позицию (ч. 3 ст. 248 УПК РСФСР), однако суду не дано отныне права оценивать в приговоре правильность мнения прокурора и идти вразрез с его желанием прервать уголовное преследование. Взяв на себя смелость просить об оправдании лиц, формально нарушивших уголовный закон, но не нуждающихся в признании их виновными, применении к ним уголовного наказания и правоограничений судимости, прокуроры могли бы реально сократить число осужденных лиц, дать импульс реформе собственного ведомства.


Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Недопустимость смертной казни Как видно, не все понимают ситуацию со смертной каз нью в нашем Отечестве.

По буквальному смыслу термина, «мораторий» (от лат.

moratorius — задерживающий) — это отсрочка, предпола гающая возобновление действий (исполнение обязатель ств) при наступлении более благоприятных условий.

В России же смертная казнь может устанавливаться толь ко «впредь до ее отмены» (ст. 20 Конституции Российской Федерации), и следовательно, каждый этап на пути отка за от расстрелов необратим. Право на жизнь в том виде, в каком оно существует в данный момент, не подлежит огра ничению (ч. 3 ст. 56 Конституции РФ), в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина (ч. 2 ст. 55 Конституции РФ).

Выражаясь языком математиков, речь идет не о пунк тирной линии (убивали — повременили — опять начали убивать), а о луче: раз избрав направление, вспять не повернуть.

Вот основные вехи на пути отказа от применения смертной казни в России.

В начале 90-х годов прошлого века право помилования от Президиума Верховного Совета РСФСР (а потом и от Пре зидента Союза ССР) перешло к Президенту России Б.Н. Ель цину. Он учредил Комиссию по помилованию во главе с известным писателем А.И. Приставкиным. Сперва Комис сия рекомендовала миловать всех смертников, затем появи лись исключения (небезызвестный Чикатилло, например), но убивали в тюрьмах ежегодно не более 5–7 осужденных;

остальным смертная казнь заменялась лишением свободы пожизненно или на срок в диапазоне от 15 до 25 лет.

Впоследствии Президент Б.Н. Ельцин подписал Про токол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни. Он до сих пор Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Недопустимость смертной казни не ратифицирован, но государство, подписавшее междуна родный договор, обязано соблюдать взятые на себя обяза тельства вплоть до его ратификации (ст. 18 Венской конвен ции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г.).

Шестнадцатого мая 1996 г. Президент своим указом обя зал Прави-тельство и МВД принять необходимые меры для поэтапного сокращения применения смертной казни, в том числе — подготовить нужные законопроекты.

Конституционный Суд Российской Федерации в связи с началом введения в России суда присяжных постанов лением от 2 февраля 1999 г. № 3–П запретил примене ние смертной казни во всех регионах. Данное постанов ление было принято, в том числе, и по запросу федераль ного судьи С.А. Пашина, что до сих пор дает мне чувство причастности к доброму и правому делу.

Сторонники расстрелов надеялись на восстановление смертной казни после 1 января 2010 г., когда Верховный суд Чеченской Республики получил возможность разби рать уголовные дела с участием присяжных заседателей.

Однако Конституционный суд Российской Федерации в определении от 19 ноября 2009 г. № 1344–О–Р записал:

«…Сформировались устойчивые гарантии права человека не быть подвергнутым смертной казни и сложился консти туционно-правовой режим, в рамках которого — с учетом международно-правовой тенденции и обязательств, взятых на себя Российской Федерацией, — происходит необрати мый процесс, направленный на отмену смертной казни…»;

появление суда присяжных на всей территории России «не открывает возможность применения смертной казни, в том числе по обвинительному приговору, вынесенному на осно вании вердикта присяжных заседателей».

Сегодня смертная казнь упоминается в 5 статьях Уголов ного кодекса. Но эти санкции сами мертвы и уже не способ ны убивать. Ни один судья не вправе применить ни старые, ни новые, изданные под горячую руку, нормы такого рода.

Правовая возможность возобновления расстрелов в Рос сии отсутствует. Шаги в этом направлении означают попрание Конституции и ведут к бесправию.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблема судебной ошибки Проблема судебных ошибок выбивается из круга отвле ченных научных вопросов, ибо порождает отзвук во вся кой душе, чуткой к правде и не чуждающейся сострада ния. Для институтов гражданского общества уровень судебных ошибок служит одним из показателей эффек тивности нанятого налогоплательщиками государствен ного аппарата. Право на справедливое судебное разбира тельство относится к числу неотъемлемых прав человека;

оно закреплено в ст. 6 Конвенции от 4 ноября 1950 г. о защите прав человека и основных свобод и должно обес печиваться при осуществлении правосудия в России (ст. 18, 46 Конституции Российской Федерации).

Несмотря на кажущуюся очевидность понятия судеб ной ошибки, пристальное его рассмотрение сквозь при зму судебной практики и лежащих в основе современно го уголовного процесса идей открывает новые грани дан ного феномена. При этом важно понять, какого рода заблуждение можно считать судебной ошибкой, что слу жит в правосудии эталоном правильности решения.

Наблюдатель, эксперт, гражданин могут считать приго вор ошибочным, но их мнение, в свою очередь, может ока заться правильным или неправильным — и это зависит от точки зрения на предмет изучения.

В рамках данной работы из объема понятия судеб ной ошибки сознательно исключаются злоупотребле ния, то есть намеренные, подчас преступные, акты неправосудия1. Злоупотребление — это признак произ вола, а не следствие неграмотности, неосведомленности 1 Подробнее о злоупотреблениях см.: Гефтер В.М., Левинсон Л.С., Пашин С.А.

Злоупотребление процессуальными нормами при отправлении уголовного пра восудия: Практики, анализ, поиск противоядий / Институт прав человека. — М., 2006. — С. 18 — 27.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблема судебной ошибки либо небрежности. По мнению Конституционного суда ФРГ, «Признаком произвола является неправильное применение судом правовых норм, при котором логику суда невозможно понять с точки зрения Основного закона (Конституции) страны, — что приводит к выво ду о том, что суд руководствовался посторонними сооб ражениями».

В ряде случаев, особенно по делам, имеющим общест венный резонанс, осуждение невиновного человека имеет причиной солидарность суда с органами уголовно го преследования, склонными добиваться от подозревае мых «чистосердечного признания» любой ценой. Европей ский суд по правам человека многократно признавал Российскую Федерацию виновной в нарушении статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающей пытки, унижающее достоинство обраще ние и наказание, и указывал на неэффективность рас следования фактов применения пыток военнослужащи ми и работниками милиции2. Игнорирование судом заяв лений подсудимых и свидетелей о применении к ним пыток3 является, безусловно, злоупотреблением властью, а не судебной ошибкой.

Разновидности судебных ошибок Уголовно-процессуальное законодательство упоминает четыре основания отмены или изменения судебного решения:

2 См., например: постановления Европейского Суда по правам человека: от 24 февраля 2005 г. по жалобам Хашиева и Акаевой против Российской Федерации;

от 26 января 2006 г. по жалобе Михеева против Российской Федерации.

3 О распространенности пыток в России свидетельствует опубликованный в 2001 году Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации от 3 октября 2000 г. «О нарушениях прав граждан сотрудниками МВД Российской Федерации и уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации».

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса 1) несоответствие выводов суда, изложенных в приго воре, фактическим обстоятельствам уголовного дела4;

2) нарушение уголовно-процессуального закона;

3) неправильное применение уголовного закона;

4) несправедливость приговора, которую законодатель связал с чрезмерной мягкостью или суровостью наказа ния (ст. 379–383 УПК Российской Федерации).

Особую распространенность имеет первое из назван ных нарушений, означающее необоснованность или немотивированность приговора.

Советское уголовно-процессуальное право выделяло в качестве кассационного повода также односторонность, неполноту или необъективность предварительного либо судебного следствия, но теперь в связи с закреплением состязательной конструкции процесса данное основание отмены приговора в тексте закона опущено. Однако тре бование всесторонности, полноты и объективности рас смотрения уголовного дела с некоторыми оговорками сох раняется в судебной практике и признается в конкретных решениях не только Верховным, но и Конституционным Судом Российской Федерации. Так, в п. 4 мотивировочной части постановления Конституционного Суда от 29 июня 2004 г. № 13–П записано: «…Дознаватель, следователь, прокурор и суд, осуществляя доказывание, обязаны при нимать в установленных процессуальных формах все зависящие от них меры к тому, чтобы были получены доказательства, подтверждающие как виновность, так и невиновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления».

4 Данный кассационный повод не распространяется на пересмотр приговоров суда с участием присяжных заседателей. Если обвиняемый согласился с обвине нием и его дело рассматривалось в особом порядке (глава 40 УПК РФ), то он и его защитник вправе оспаривать приговор по данному основанию только в над зорной инстанции (п. 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел»).

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблема судебной ошибки Таким образом, ошибки суда могут быть связаны: с неправильным установлением фактических обстоятель ств дела;

с неверной квалификацией установленного факта и определением правовых последствий квалифи кации;

с назначением несправедливого наказания хотя и в рамках законной санкции, но не соответствующего целям наказания и общим началам его назначения (ст. 43, 60 и др. УК Российской Федерации).

Когда говорят о судебных ошибках, имеют в виду, в основном, неправильное установление фактических обстоятельств дела. От суда требуют «правильно (объек тивно) и исчерпывающе (полно и всесторонне) познать существенные стороны преступного деяния в такой сте пени правильно и точно, чтобы знание относительно этих фактов не могло быть опровергнуто в будущем»5. Весь вопрос заключается в том, где находится и в чем состоит критерий успешности познания «существенных сторон преступного деяния».

Пороки квалификации наиболее очевидны, поскольку она заключается в выборе по заранее разработанным и известным судье правилам6 норм закона и приложении их к установленному в процессе факту (деянию). Хотя имеются дискуссионные вопросы квалификации, но судьи могут ориентироваться на определения коллегий Верховного Суда Российской Федерации по конкретным делам. По сути, речь идет о логической работе, поддаю щейся оценке со стороны с помощью объективируемых критериев.

В литературе высказывалась точка зрения о правомер ности включения в содержание истины по делу наказа 5 Старченко А.А. Логика в судебном исследовании. — М.: Госюриздат, 1958. – С. 30–31.

6 См., например: Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. — М.: Изд-во МГУ, 1984. — 181 с.;

Корнеева А.В. Теоретические основы квалифи кации преступлений / Под ред. А.И.Рарога. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. — 176 с.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса ния, назначаемого виновному7, а следовательно, о допу стимости констатировать не только отступление от требо ваний справедливости, но и ошибку при неверном назна чении наказания. Думается, данное мнение не может быть поддержано. Прежде всего, назначение наказания включает в себя прогностический аспект, но судья не рас полагает достаточными сведениями, чтобы точно оце нить влияние своего приговора на исправление осужден ного и на достижение других целей наказания. Эта непреодолимая трудность заложена в системе правопри менения и свидетельствует не об ошибочности действий судьи, а о вынужденности принятия им огрубленных волевых решений;

судья, как правило, просто следует сложившейся в регионе и поддерживаемой кассационной (апелляционной) инстанцией практике назначения наказаний. Вдобавок, закон предъявляет слишком много несовпадающих требований к выбору меры наказания.

Посредством кары будто бы можно одновременно восста новить социальную справедливость, исправить осужден ного, добиться общей и частной превенции. Не без едкого сарказма охарактеризовал такую ситуацию Норберт Винер: «До тех пор, пока общество не установит, чего же оно действительно хочет: искупления, изоляции, воспи тания или устрашения потенциальных преступников, — у нас не будет ни искупления, ни изоляции, ни воспита ния, ни устрашения, а только путаница…»8.

Наконец, с точки зрения сторонников восстановитель ного правосудия, карательная практика нашего правосу дия — одна сплошная ошибка и даже бессмыслица.

«Давайте называть вещи своими именами, — призывает Ховард Зер. — Когда мы говорим о наказании, то факти 7 См.: Мотовиловкер Я.О. Установление истины в советском уголовном процессе.

— Ярославль: Изд-во Ярославского ун-та, 1974. — С. 14;

Трусов А.И. Основы тео рии судебных доказательств. — М.: Госюриздат, 1960. — С. 26 — 27.

8 Винер Н. Кибернетика и общество / Перевод Е.Г.Панфилова;

Общ. ред.

Э.Я.Кольмана. — М.: Иностранная лит-ра, 1958. — С. 116.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблема судебной ошибки чески ведем речь о причинении страданий, причем пред намеренном. …Мы причиняем страдания, несмотря на то, что они могут не иметь никакого отношения к нуждам пострадавшего и вообще не отвечать на проблемы, свя занные с преступлением»9.

В 2006 году в кассационном порядке судами областно го звена было отменено 5 % приговоров, вынесенных рай онными судами. Районные судьи отменили в апелля ционном порядке 4 % приговоров мировых судей. Было бы опрометчивым утверждать, что это и есть показатель судебных ошибок по уголовным делам в рамках отече ственной судебной системы. Количество латентных судеб ных ошибок точной оценке не поддается. О том, что они есть, наглядно говорит простое сопоставление: в 2006 году судами с участием присяжных заседателей оправдано 17 % подсудимых, а судьями судов того же областного звена, рассматривавших те же категории дел, — только 6,3 % обвиняемых. Перепад карательной практики в 2,7 раза может быть объяснен только фактором судебной ошибки или злоупотребления властью. Характерно, что в царской России уровень репрессивности коронного суда и суда присяжных по делам об убийствах и других пре ступлениях против телесной неприкосновенности прак тически полностью совпадал: коллегия из трех судей осуждала 55 % обвиняемых, а суд присяжных выносил вердикт о виновности 51 % подсудимых10. Так что дело не в том, что суд присяжных изначально либеральнее иных составов суда.

Судебные ошибки и судьи Errare humanum est — человеку свойственно ошибать ся. Поэтому проще всего судебные ошибки рассматривать как заблуждения судьи и, столкнувшись с незаконными 9 Зер Х. Восстановительное правосудие: новый взгляд на преступление и наказание:

Пер. с англ. — М.: МОО Центр «судебно-правовая реформа», 1998. — С. 90 — 91.

10 Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. 3-е изд. — Петроград, 1916. — С. 165.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблемы уголовного права и процесса и необоснованными приговорами, приписывать причины их вынесения профессиональным и человеческим, в том числе психологическим, недостаткам служителей зако на. Именно в этом духе с давних пор выдержаны публи кации видных российских ученых, как предназначенные для служебного пользования, так и доступные читате лям11. Требовательность правоведов покоилась, главным образом, на априорном представлении о том, что органы суда и следствия достаточно вооружены для адекватного установления фактических обстоятельств уголовных дел12. Даже не столь категоричные авторы провозгла шают обязанность суда стремиться к истине и возлагают ответственность за неудачи на этом пути на человече ский фактор. «Истина в судебном процессе — искомое, — пишет Э.М. Мурадьян. — …Принятие неистины за исти ну происходит из-за ошибок или намеренных отклоне ний судом или участником процесса, в том числе и не в последнюю очередь, из-за недооценки правил судебных процедур и процессуальных гарантий»13. Л.М. Карнозова предлагает неожиданный разворот темы, снимая с пра 11 См., например: Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок / Отв. ред. В.Н.кудрявцев. — М., 1975;

Петрухин И.Л. Истина и заблужде ние в суде // Сборник научных трудов ВНИИСЭ. — М., 1976. — № 21. — С. 160 — 179;

Петрухин И.Л. Причины судебных ошибок // Сов. государство и право. — 1970. — № 5. — С. 100–106;

Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г.

Теоретические основы эффективности правосудия. — М.: Наука, 1979. — 392 с.;

Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практи ка) // Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность. — М.:

Юристъ, 2000. — С. 11, 113.

12 Такое традиционное для нашей науки мнение отражено в следующих работах:

Выдря М.М. Уголовно-процессуальные гарантии в суде. — Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 1980. — С. 18;

Грошевой Ю.М. Проблемы формирования судейского убеждения в уголовном судопроизводстве. — Харьков: Вища школа, 1975. — С. 92;

Теория доказательств в советском уголовном процессе. — М.: Юрид. дит., 1973. — С. 9, 138, — и др.

13 Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. — М.: Былина, 2002. — С. 97.

Pashin_vivod:Erdel.qxd 15.12.2011 15:32 Page Проблема судебной ошибки воприменителей долю вины, но не оправдывая их за допущенные ошибки полностью: «Нельзя, однако, забы вать, что те требования, которые формулируются по отно шению к суду как институту, обращены фактически к человеку, облаченному в судейскую мантию. …Мы имеем неустранимый разрыв между требованиями к суду и человеческими возможностями»14.

Подход к судьям как виновникам допускаемых ошибок порождает авторитарную кадровую политику, энергично проводимую на местах судейским руководством.

Формально, «Судья… не может быть привлечен к какой либо ответственности за выраженное им при осуществле нии правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоу потреблении…» (ч. 2 ст. 16 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации»). Фактически негативное влияние на карье ру судьи оказывает несовпадение его внутреннего убеж дения с позицией вышестоящих инстанций, понимаемое председателями судов как ошибка или непозволитель ная демонстрация широты взглядов и независимости.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.