авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

ХАЧАК Бэла Нальбиевна

ГЕНДЕРНЫЙ

ПОДХОД

В ИНСТИТУТЕ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ:

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ, ПЕНИТЕНЦИАРНЫЕ

И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Диссертация

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

кандидат юридических наук, доцент В. А. Бикмашев Краснодар - 2013 2 Оглавление Введение……………………………………………………………………………..4 Глава 1. Понятие гендерного подхода и опыт его применения в уголовно правовой науке и практике назначения и исполнения наказаний § 1. Понятие гендерного подхода и его развитие в анализе общественных и правовых проблем………………………………………………………….……. § 2. Назначение и исполнение уголовных наказаний с учетом гендерных признаков в истории российского законодательства…………..……………...… § 3. Международный и зарубежный опыт назначения уголовных наказаний с учетом гендерных признаков…………………………….………… Глава 2. Анализ гендерных особенностей, учитываемых при назначении и исполнении уголовных наказаний в соответствии с современным законодательством РФ § 1. Учет гендерных признаков в нормах уголовного кодекса РФ о назначении наказаний и некоторые проблемы их правоприменения………... § 2. Особенности исполнения уголовных наказаний в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством РФ: гендерный анализ…….... Глава 3. Гендерный подход в вопросах уголовного наказания как мера совершенствования борьбы с преступностью § 1. Значение гендерного подхода в сфере уголовной ответственности и наказания при разработке мер предупреждения преступлений…………..…… § 2. Совершенствование теории и практики борьбы с преступностью путем применения гендерного подхода при назначении и исполнении наказаний …………………………………………………………………….....… Заключение…………………………………………………………….………… Список использованных источников…………………………..……..……… Приложение……………………………………………………………………… ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы диссертационного исследования. Обеспечение и защита прав и законных интересов человека и гражданина, в первую очередь, гарантированных Конституцией Российской Федерации, представляет собой сегодня актуальнейшую государственно-правовую проблему. Политические, социально-экономические, культурно-образовательные, духовные и иные пере мены последних лет неблагоприятным образом отразились на социальном и правовом положении отдельных категорий граждан России. Среди них следует выделить лиц, подвергнутых мерам уголовной репрессии и, особенно, уголов ным наказаниям. В первую очередь данные вопросы касаются конечно же женщин.

Несмотря на конституционные нормы равноправия мужчин и женщин, одной из характерных черт российской политической жизни остается гендерная асимметрия. Один из главных принципов уголовного законодательства любого цивилизованного государства, в том числе и в Российской Федерации - равен ство граждан перед законом. Провозглашенные конституционные и уголовно правовые принципы законности, равенства граждан перед законом, справедли вости, гуманизма далеко не во всем и не всегда гарантированы, в том числе в вопросах назначения и исполнения уголовных наказаний. Последствиями этих пробелов и упущений являются нарушения основных прав и законных интере сов граждан.

Несмотря на международно-правовую ориентацию в сфере назначения и исполнения уголовных наказаний и обеспечения прав и свобод осужденных, гарантированных общепризнанными нормами и договорами, на сегодняшний день в российской действительности пока еще реализация многих из данных положений остается невыполнимой. Хотя в современной России пенитенциар ное законодательство во многом стало соответствовать мировым стандартам, этого нельзя сказать относительно условий содержания осужденных.

Тема гендерных проблем, то есть проблем, обусловленных различной по ловой принадлежностью и, в соответствии с этим, разной социально-правовой, семейной, профессиональной и иной характеристикой людей, - весьма актуаль на сегодня как среди общественных наук, так и в сфере практической деятель ности судов, прокуратуры, полиции, иных правоохранительных структур, а особенно в сфере назначения и исполнения наказаний.

На сегодняшний день фактически все доктринальные источники, посвя щенные вопросам гендерной тематики, существуют лишь в рамках социоло гии, психологии, социальной педагогики и составляют узкий круг вопросов некоторых иных наук (медицины, антропологии, обществознания и т.д.). Юри дическая литература, специально посвященная данной проблематике, отсутст вует в должном объеме.

Между тем, в любом из учебников по уголовному праву, уголовно- ис полнительному праву, криминологии обязательно несколько разделов или тем посвящено вопросам дифференцирования субъектов преступлений исходя из гендерных особенностей (признаков). В основном это касается специфики уго ловной ответственности и наказания женщин, совершивших преступления. В криминологии существует раздел, посвященный криминологической характе ристике женской преступности. Это положение не случайно, и обусловлено реалиями сложившейся ситуации в сфере женской криминальной активности и наличием связанных с ней определенных предпосылок. Однако, гендерный подход не должен ограничиваться только вопросами женской преступности.

Существует необходимость дифференцирования назначения и исполне ния наказания исходя из гендерных признаков субъекта преступления. Однако при решении данных вопросов не существует специального гендерного метода, включающего разработанные наукой и практикой критерии, лежащие в его ос новании. Более того, можно сказать, что существующее законодательство не подвергается пересмотру некоторых давно устаревших (и морально, и юриди чески) положений, ущемляющих права одних субъектов по сравнению с дру гими по гендерному признаку.

Анализ правовых норм уголовного и уголовно-исполнительного законо дательства выявил противоречивость гендерного подхода законодателя к их конструированию: в одних случаях выделяется привилегированное положение женщины по признаку половой принадлежности (например, запрет на приме нение смертной казни), а других - в отношении ее устанавливаются дополни тельные привилегии благодаря ее социально-ролевому и физиологическому статусу (беременность, мать малолетнего ребенка);

а в третьих, - женщина во обще может исключаться из круга субъектов уголовной ответственности при наличии всех субъективных и объективных признаков совершенного деяния.

Что касается особенностей выделения законодателем мужчины в вопро сах назначения и исполнения наказаний, то, во-первых, по сравнению с диффе ренциацией женщин по гендерному признаку, уголовный закон делает это ис ключительно редко и, в отличие от них, использует в основном только признак половой принадлежности. Поэтому, с точки зрения гендерной экспертизы, при учете справедливых приоритетов социальной дифференциации мужчины и женщины, мы, к сожалению, не наблюдаем последовательной реализации зако нодателем данных правил.

Поэтому данная тема требует дальнейшего развития и большего внима ния как со стороны ученых, так и практиков. В настоящее время можно утвер ждать, что отсутствует единообразная, системная, комплексная гендерная по литика как в целом, так и в части применения уголовных наказаний. Поэтому фактически не рассматривается по-настоящему гуманного, рационального и взвешенного подхода, отражающего полное равенство и, при этом, справедли вое и гуманное отношение к лицам, обладающим особенностями гендерного значения.

Политика государства в сфере реализации уголовной ответственности большинством теоретиков подразделяется на уголовную (уголовно-правовую) политику, политику в сфере исполнения наказания (уголовно-исполнительную) и на политику в сфере профилактики, предупреждения преступности. Все они признаются едиными с точки зрения общих целей, принципов и стратегии, тес но взаимосвязанными между собой.

Гендерный подход в современном законодательстве и правопримени тельной сфере является объективно обусловленной необходимостью при ис пользовании научных методов в практике борьбы с преступностью. Поэтому нужно и дальше проводить работу в этой сфере.

Поэтому рассмотрение данных направлений уголовной политики с точки зрения гендерного подхода является весьма важной задачей, подтверждает на личие серьезного интереса к избранной теме диссертационного исследования, и ее актуальность.

Состояние научной разработанности темы. Проблемы, касающиеся гендерной политики в законодательстве Российской Федерации в целом, и, в частности связанных с ними смежных вопросов (исследование женской пре ступности;

дифференциация и индивидуализация назначения и исполнения уголовных наказаний в зависимости от пола;

исполнение и отбывание уголов ных наказаний лицами, обладающими семейным статусом от других категорий осужденных;

реализация принципов уголовного права с учетом гендерного подхода;

обеспечение реализации прав и законных интересов осужденных с учетом гендерного подхода и др) давно были в центре внимания как россий ских, так и зарубежных ученых.

Различные уголовно-правовые вопросы, представляющие интерес в раз резе исследуемой темы рассматривали в своих научных трудах Ю.Ф. Беспалов, А.Ю. Буланов, А. В. Васильевский, П. С. Дагель, А. В. Дыдо, Г. А. Злобин, А. И. Зубков, А. Н. Игнатов, И. А. Ильин, И. И. Карпец, И. Я. Козаченко, М. Конева, М. Б. Кострова, Л. Л. Кругликов, В. Н. Кудрявцева, Н. С. Лейкина, Т. Ф. Минязева, О. А. Мясников, П. П. Осипов, И. А. Петрова, Ю. Е. Пудовочкин, А. И. Рарог, М. А. Скрябин, М. Н. Становский, В. В. Сучкова, Ю. В. Трунцевский, О. В. Тюшнякова, А. Б. Утямишев, П. А. Фефелов, М. Д. Шаргородский и др.

Вопросам гендерного подхода при изучении правовых проблем посвя щены работы М. Ю. Буряк, О. А.Ворониной, М. К. Гординой, И. Г. Дудко, Л. Д.

Ерохиной, Э.М. Ефремовой, Л.Н.Завадской, И. И. Ларинбаевой, С. В. Полени ной, С. В. Потаповой, Л. М. Щербаковой, Т. А. Яблонской и др.

Смежные аспекты, касающиеся гендерного подхода при привлечении к уго ловной ответственности и назначении и исполнении уголовного наказания затраги вались в работах Сергеевой Е. Ю. «Уголовная ответственность и наказание женщин по российскому уголовному праву: гендерный аспект» (Саратов, 2006);

Дядюн К.В.

«Гендерный подход в уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве российской федерации: влияние на реализацию принципов равенства граждан пе ред законом, справедливости и гуманизма» (Владивосток, 2011).

Тем не менее, проблемы, касающиеся, гендерной политики в уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации исследо ваны недостаточно полно. К вопросам, требующим, более детального и широ кого исследования относятся: современное состояние проблемы гендерной ас симетрии в сфере назначения и исполнения уголовных наказаний;

правовые и правоприменительные перспективы разработки и применения единого гендер ного подхода в данной сфере общественных отношений;

укрепление правового статуса, в плане социальной и правовой дискриминации исследуемой категории осужденных;

правовое положение осужденных мужчин и женщин в той части, которая обусловлена наличием особенностей гендерного характера (наличие малолетних детей, особый семейный статус, и др.) Цели и задачи исследования. Главной целью диссертационного иссле дования является анализ ранее действовавшего, современного, законодательст ва России (наряду с изучением уголовного законодательства некоторых стран зарубежья, международного опыта) в сфере дифференцирования назначения и исполнения наказаний по гендерным признакам лиц, совершивших преступле ния, а также криминологические проблемы борьбы с преступностью с учетом гендерого подхода при реализации уголовных наказаний.

Сопутствующими, но необходимыми целями, являются следующие: вы явление основных принципов и методов гендерного дифференцирования, уста новление единых основ гендерной политики, разработка предложений и реко мендаций по применению гендерного подхода в сфере назначения и исполне ния наказаний как важнейшего средства борьбы с преступностью.

Постановка вышеуказанных целей обусловила необходимость решения та ких задач исследования, как:

- изучение конституционных основ, а также норм современного и ранее действующего российского законодательства, нормативно- правовых актов ве домственного значения (Минюста РФ, МВД РФ и др.) определяющих основы дифференцирования субъектов преступлений и осужденных по гендерным при знакам, а также особенности правового статуса женщин и мужчин как участни ков уголовно-правовых отношений;

исследование существующих проблем обеспечения их прав и законных интересов;

- анализ международного законодательства в сфере защиты прав человека с точки зрения гендерных различий при назначении и исполнении уголовных наказаний;

сравнительно-правовой анализ содержания российского законода тельства и международно-правовых стандартов в сфере установления особых гендерных преимуществ в уголовном и уголовно-исполнительном праве;

- исследование качества и степени гарантированности российским законо дательством личных, социально-экономических и иных прав и свобод лиц, привлеченных к уголовной ответственности и уже осужденных, исходя из раз личий, связанных с полом и иными гендерными признаками, а также изучение проблем их обеспечения;

- выявление пробелов и недостатков законодательного и правопримени тельного характера, снижающих защищенность женщин и мужчин осужденных, обладающих специальными социально-ролевыми статусами, с точки зрения искажения принципов равенства, справедливости, гуманизма, ли бо, препятствующих реализации их прав и законных интересов;

- разработка механизма реализации некоторых наиболее важных, выте кающих из половой дифференциации, прав, связанных с назначением и испол нением уголовных наказаний;

- разработка конкретных предложений и рекомендаций по совершенство ванию уголовного и уголовно-исполнительного законодательства в сфере пре дупреждения нарушений прав и законных интересов осужденных по гендерно му признау, укрепление их правового и социального статуса.

Объект данного диссертационного исследования - это общественные отношения в сферах уголовно-правового и уголовно-исполнительного обеспе чения реализации прав и законных интересов лиц, совершивших преступления, и осужденных в современной России, с позиций их гендерного анализа (учета половой принадлежности и вытекающих из этого социальных, демографиче ских, психологических и иных социально-значимых особенностей).

Предмет исследования составляют нормы уголовного и уголовно исполнительного законодательства Российской Федерации и ряда зарубежных государств, научные публикации по исследуемым вопросам, следственная и су дебная практика.

Методологическая база исследования. При проведении исследования диссертантом применялись, в первую очередь, общенаучные, правовые, а также философские и социологические методы. В работе широко использовались ме тоды системно-структурного, технико-юридического, исторического, сравни тельно-правового, социологического анализа. Правовой базой исследования по служили как общетеоретические положения уголовного и уголовно исполнительного права, так и более узкие по регулированию правоотношений рассматриваемого круга, доктрины и разработки в сферах конституционного, международного права, права социального обеспечения, трудового и других отраслей права.

Диссертантом были использованы такие методы конкретного криминоло гического исследования, как проведение опросов, бесед, анкетирование лиц, чья профессиональная деятельность непосредственно связана с реализацией мер уголовной ответственности в отношении лиц различной половой принад лежности и социально-ролевых статусов.

Теоретической базой данного исследования послужили работы извест ных российских и зарубежных криминалистов и криминологов, ученых, чья деятельность была ранее и сейчас тесно связана с теоретическими исследова ниями в сферах уголовно-правовой и пенитенциарной проблематики, а также социологов и психологов, иных специалистов. Среди них следует выделить труды М.Н. Гернета, Н. Зеланда, И.И. Карпеца, В.Н. Кудрявцева, А.С. Михли на, А.А. Рябинина, А.С. Трайнина, Ю.М. Ткачевского, Л.Л. Кругликова, Ю.М., Антоняна, А.Э. Жалинского, А.И. Зубкова, И.В. Упорова, Т.Ф. Минязевой, Г.

Силасте, А.М. Яковлева и многих других.

Эмпирическую базу исследования составляют: опубликованная судеб но-следственная практика;

материалы изученных 117 уголовных дел, связанных с привлечением к уголовной ответственности, квалификацией преступлений и назначением наказаний с учетом гендерных признаков, которые рассмотрены судами Республики Адыгея и Краснодарского края за период с 2007 по г.г.;

руководящие разъяснения Пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР и РФ, касающиеся вопросов квалификации преступлений и реализации уголов ных наказаний с учетом гендерных признаков;

данные опроса 150 сотрудников адвокатуры, прокуратуры, МВД, суда, научных работников. Автором осущест влен также анализ статистических материалов за 2003-2012 годы, отражающих состояние и структуру преступлений с учетом гендерных признаков в России.

Нормативно-правовая база исследования представлена положениями действующего уголовного, уголовно-исполнительного, а также (отчасти) кон ституционного, уголовно-процессуального, трудового законодательства, отно сящимися к теме диссертации документами международно-правового характе ра и иных отраслей права, регламентирующих вопросы дифференцирования лиц по гендерным признакам при реализации уголовной ответственности и на значении и исполнении уголовных наказаний, а также при совершенствовании мер борьбы с преступностью. В целях проведения сравнительного анализа со искателем были изучены и соответствующие положения ранее действовавших нормативно-правовых актов (УК РСФСР 1960 г., ИТК РСФСР 1970 г., Основы законодательства СССР и др.) Научная новизна работы заключается в том, что на монографическом уровне проведен анализ российского уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, позволивший выявить правовые нормы, нарушающие ген дерное равенство (симметрию) при назначении и исполнении наказаний. Ана лизу, прежде всего подверглась регламентация принципа равных прав и воз можностей с учетом не сколько биологических и физических различий между мужчиной и женщиной, а с учетом интересов обоих социально-половых групп общества, обеспечением равных возможностей для реализации принадлежащих каждому из них прав. По результатам проведенного исследования уголовно правовых норм с применением гендерного подхода сделан вывод, что гендер ная асимметрия проявляется в институтах назначения и исполнения наказания, в отдельных преступлениях;

в уголовно-исполнительном законодательстве также присутствует гендерное неравенство относительно порядка и условий отбывания наказания, выяснены причины такого неравенства и выработаны ре комендации относительно его устранения.

Предложен единообразный систематизированный подход законодателя к применению (введению в норму) того или иного гендерного признака. С учетом гендерного подхода предложены меры по устранению недостатков технико юридического строения уголовного законодательства, направленных на совер шенствование мер борьбы с преступностью;

несовершенства отдельных статей УК РФ и УИК РФ в части реализации уголовных наказаний в целях обеспече ния основных принципов данных отраслей законодательства;

предложены меры по устранению декларативности некоторых уголовно-правовых норм, отра жающих гендерные особенности, но не обеспеченных реальным механизмом их реализации в жизни.

Научная новизна работы определяется как самой постановкой пробле мы, так и подходом к ее исследованию с учетом недостаточной на сегодняшний день степени ее разработанности.

Наиболее существенные моменты, отражающие научную новизну дис сертационного исследования, содержатся в следующих положениях, выноси мых на защиту:

1) Проанализировав вопросы реализации уголовных наказаний с учетом гендерного подхода в истории российского законодательства, можно заключить непоследовательность и противоречивость законодателя в данной части. На раннем этапе существования истории права существовали более высокие при оритеты социально-правового статуса мужчины по сравнению с женщинами.

Более поздний исторический этап связан с презюмированием исключительного положения женщин по признаку половой принадлежности. В отличие от муж чин, для женщин создаются правовые привилегии в вопросах уголовной ответ ственности и наказания. Таким образом, гендерный подход связывается в ос новном только с признаком половой принадлежности.

2) В результате анализа норм международных документов, регламенти рующих вопросы назначения и исполнения наказаний в отношении лиц жен ского пола, можно заключить, что при всех демократических установках, со держащих особое привилегированное отношение к женщине в целом, основа нием данных привилегий является не биологическая природа женщины, не ее половая принадлежность, а социально-ролевой статус женщин, связанный с материнством – беременность и наличие малолетних детей. В иных случаях международное право достаточно требовательно, «на равных», без всяких при вилегий относится к женщине как субъекту совершенного общественного опасного деяния.

В уголовном законодательстве ряда зарубежных стран отцовство также признано абсолютно равным по социально-правовому статусу институтом, и мать несовершеннолетнего ребенка фактически (например, во многих странах Европы) не имеет никаких особых преимуществ перед его отцом.

3) В результате анализа современного Уголовного и Уголовно исполнительного кодексов РФ, иных нормативных правовых документов, мож но заключить, что в российском законодательстве не существует единообразно го системного гендерного подхода к назначению и исполнению уголовных на казаний, что приводит к нарушениям прав и законных интересов как потерпев ших, так и осужденных, дискриминации по признакам половой принадлежно сти.

4) При отражении гендерного признака в российском законодательстве, в правовом регулировании общественных отношений, наиболее часто использу ется дифференцирование субъектов правоотношения (физических лиц) именно по половой принадлежности (биологическая дифференциация). Однако основ ным признаком, положенным в основу гендерного подхода, гендерной полити ки при реализации вопросов назначения и исполнения наказаний, как в отно шении осужденных женщин, так и мужчин должен быть не биологический (фи зиологический), а социально-ролевой статус субъекта преступления – беремен ность для женщин, а также единоличное воспитание малолетних детей как для женщин, так и для мужчин.

5) Главное направление в реализации гендерного подхода в российском уголовном и уголовно- исполнительном законодательстве заключается в том, чтобы привести правовые нормы в такой порядок, чтобы правовой статус женщины, совершившей преступление, с одной стороны был привилегирован ным только с позиции охраны материнства и детства (в отношении беременных женщин и женщин, имеющих и воспитывающих малолетних детей), а с другой стороны – ее физиологический статус никоим образом не ухудшал ее положе ние по сравнению с положением осужденного мужчины, - что требует цель реализации принципа равенства.

6) В целях совершенствования УК РФ с учетом единообразного гендерно го подхода к формулированию его положений, в целях реализации принципов уголовного права, предлагаются следующие изменения в УК РФ:

6.1. Неприменение смертной казни к лицам женского пола за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, в современной правопри менительной практике России только в связи с половой принадлежностью вряд ли допустимо. Гуманизм в подобных ситуациях, по гендерному признаку, мо жет иметь место именно в связи с охраной материнства и детства, то есть бере менностью виновной. Международный стандарт в области защиты прав и сво бод человека также налагает запрет на назначение смертной казни только бере менным женщинам.

В связи с этим, ч. 2 ст. 59 УК РФ предлагается изложить в следующей ре дакции: “2. Смертная казнь не назначается беременным женщинам, а также ли цам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста”.

6.2. Аналогично предлагается новая редакция ч. 2 ст. 57 УК РФ “Пожиз ненное лишение свободы”: “2. Пожизненное лишение свободы не назначается беременным женщинам, а также лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом при говора шестидесятипятилетнего возраста”.

6.3. В силу того, что условием применения отсрочки отбывания наказания по ч. 1 ст. 82 УК РФ является фактическое осуществление ухода за ребенком только одним родителем (матерью или отцом), а также отсутствие других близ ких родственников и добропорядочный, законопослушный образ жизни данно го родителя, в ч.1 ст. 82 УК РФ слова “… являющимся единственным родите лем…” предлагается заменить на “самостоятельно осуществляющим воспита ние” и изложить данную норму в следующей редакции:

«Статья 82.Отсрочка отбывания наказания 1. Осужденным беременной женщине, женщине или мужчине, имеющим ребенка в возрасте до четырнадцати лет и самостоятельно осуществляющим воспитание, кроме осужденных к ограничению свободы, к лишению свободы за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, суд может отсрочить реальное отбывание наказания до достижения ребенком четырнадца тилетнего возраста».

6.4. Исходя из п. 2 ст. 31 СК РФ, где говорится о равных правах супругов в решении вопросов семейной жизни: воспитании и образовании детей, отцов ства и материнства, а также из п.1 ст. 61 СК РФ, регламентирующего равенство прав и обязанностей родителей в отношении своих детей, предлагается исклю чить гендарную асимметрию и в нормах УК РФ, регламентирующих примене ние некоторых видов наказаний. С этой целью предлагается изложить в сле дующей редакции:

- часть 4 ст. 49 УК РФ “Обязательные работы”: “4. Обязательные работы не назначаются лицам, признанным инвалидами первой группы, беременным женщинам, женщинам или мужчинам, имеющим детей в возрасте до трех лет и самостоятельно осуществляющим их воспитание, …”;

- часть 5 ст. 50 УК РФ “Исправительные работы”: “5. Исправительные ра боты не назначаются лицам, признанным инвалидами первой группы, беремен ным женщинам, женщинам или мужчинам, имеющим детей в возрасте до трех лет и самостоятельно осуществляющим их воспитание, …”;

- часть 7 ст. 531 УК РФ “Принудительные работы”: “7. Принудительные работы не назначаются несовершеннолетним, лицам, признанным инвалидами первой или второй группы, беременным женщинам, женщинам или мужчинам, имеющим детей в возрасте до трех лет и самостоятельно осуществляющим их воспитание, …”.

- часть 2 ст. 54 УК РФ “Арест”: “2. Арест не назначается лицам, не дос тигшим к моменту вынесения судом приговора шестнадцатилетнего возраста, а также беременным женщинам и женщинам или мужчинам, имеющим ребенка в возрасте до четырнадцати лет и самостоятельно осуществляющим воспитание”.

6.5. Поскольку, ч. 2 ст. 20 определила перечень преступлений, за которые уголовная ответственность наступает с 14 лет, то преступление предусмотрен ное ст. 106 УК РФ предусматривает уголовную ответственность с 16 лет.

Так как деяние матери в возрасте от 14 до 16 лет, совершившей убийство новорожденного ребенка, не подпадает под действие привилегированной ста тьи, ее деяние может быть квалифицировано по п. в) ч. 2 ст. 105 УК РФ, что следует из принципа конкуренции норм уголовного права. Однако такая прак тика ставит ее в более тяжелое положение по сравнению с женщиной, совер шившей аналогичное деяние, но привлекаемой к ответственности по ст. 106 УК РФ, что будет свидетельством нарушения принципа справедливости при назна чении наказаний.

Для устранения вышеназванной коллизии, предлагается дополнить ч. ст. 20 УК РФ статьей 106 УК РФ дабы понизить возраст уголовной ответствен ности по данному составу с 14 лет.

6.6. Беременность женщины как квалифицирующий признак, должен учитываться не только в ст. 126 и 1271 УК РФ, но и в других тождественных преступлениях – в частности в ст. 1272 УК РФ. Поэтому по аналогии со ст.

1271 УК РФ “Торговля людьми” предлагается дополнить ч. 2 ст. 1272 УК РФ «Использование рабского труда» следующим пунктом “е) в отношении женщи ны, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности”.

6.7. В целях учета гендерного признака и устранения гендерной асиммет рии, по аналогии со статьями 133 УК РФ “Понуждение к действиям сексуаль ного характера”, 134 УК РФ “ Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста”, ст. 135 УК РФ «Развратные действия», которые предусматривают общий субъект уголовной ответственности за преступления против половой свободы и неприкосновенно сти личности, дополнительно аргументируется введение общего субъекта пре ступления и в деянии, предусмотренном ст. 131 УК РФ “Изнасилование”.

7) В целях устранения гендерной асимметрии, то есть уравнивания пра вового статуса осужденной женщины-матери малолетнего ребенка и осужден ных мужчин, которые являются добросовестными отцами малолетних детей, а, порой, единственными родителями в семье, предлагаются следующие измене ния в УИК РФ:

7.1. Часть 3.1 ст. 26 УИК РФ “Условия исполнения и отбывания наказа ния в виде обязательных работ” предлагается изложить в следующей редакции:

“3.1. В случае наступления беременности женщина, осужденная к обязатель ным работам, вправе обратиться в суд с ходатайством об освобождении ее от дальнейшего отбывания наказания со дня предоставления отпуска по беремен ности и родам, а мужчины, самостоятельно воспитывающие своего ребенка, – со дня предоставления отпуска по уходу за ребенком”.

7.2. Статью 40 УИК РФ “Условия отбывания исправительных работ” до полнить ч. 7 в следующей редакции: “7. В случае наступления беременности женщина, осужденная к исправительным работам, по решению суда может быть освобождена от дальнейшего отбывания наказания со дня предоставления отпуска по беременности и родам, либо ей может быть назначена отсрочка от бывания данного вида наказания, а также мужчине, самостоятельно воспиты вающего ребенка, – со дня предоставления отпуска по уходу за ребенком”.

7.3. Статью 604 УИК РФ “Порядок отбывания принудительных работ” предлагается дополнить частью 9 следующего содержания: “9. Женщина, в случае наступления беременности, осужденная к принудительным работам, а также мужчина, являющийся единственным родителем или самостоятельно воспитывающий ребенка вправе обратиться в суд с ходатайством об освобож дении от дальнейшего отбывания наказания, либо о предоставлении отсрочки наказания”.

7.4. Статью 69 УИК РФ “Порядок и условия исполнения наказания в виде ареста” предлагается дополнить частью 1.1. в следующей редакции: “1.1. Жен щина, в случае наступления беременности, осужденная к аресту, а также муж чина, являющийся единственным родителем или самостоятельно воспитываю щий ребенка вправе обратиться в суд с ходатайством об освобождении от даль нейшего отбывания наказания, либо о предоставлении отсрочки наказания”.

7.5. Статья 73 УИК РФ указывает, что женщины направляются для отбы вания лишения свободы по месту нахождения соответствующих исправитель ных учреждений, что крайне несправедливо и негуманно, попирает принцип равенства применения закона ко всем осужденным. Поэтому в целях обеспе чения отбывания наказания в виде лишения свободы осужденными женского пола в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Россий ской Федерации, в котором они проживали или были осуждены, предлагается предусмотреть создание изолированных участков в любом исправительной уч реждении субъекта Российской Федерации для исполнения лишения свободы в отношении осужденных женщин.

7.6. Для устранения проблем применения ст. 58 УК РФ “Назначение осу жденным к лишению свободы вида исправительного учреждения” в отношении женщин, осужденных к лишению свободы, предлагается применить более диф ференцированное (как у мужчин) разделение по видам исправительных учреж дений, исходя из общественной опасности совершенных ими преступлений и рецидива. С этой целью возможно создание в одной исправительной колонии нескольких изолированных участков (по аналогии с мужчинами) - общего, строгого, особого вида режимов и аналогичным распределением в них осуж денных женщин.

7.7. Предлагается расширить перечень прав и льгот для осужденных, яв ляющихся родителями малолетних детей (как женщин, так и мужчин - одино ких отцов): увеличить количество свиданий, предоставить право выезда домой для проведения с ребенком отпуска, уменьшить ограничения по количеству и длительности телефонных переговоров с детьми.

8) Гендерный подход при реализации уголовных наказаний является не отъемлемой частью методологической базы разработки мер предупреждения преступности. Дифференцированное и индивидуальное воздействие на катего рии лиц, обладающих различными гендерными признаками, способно дать по ложительный результат в данной деятельности.

9) Криминологическая и судебная статистика показывает, что на совре менном этапе женщина, совершившая преступление, имеет особый уголовно правовой статус. Его отличает привилегированность ее положения по сравне нию с мужчиной (неприменение смертной казни, строгих видов наказания и от бывание в исправительных учреждениях с более мягким режимом и т.д.). Ог ромное количество женщин фактически уходит от реального отбывания нака зания благодаря применению условного осуждения, несмотря на то, что жен ская преступность имеет тенденцию к небольшому, но ежегодному стабильно му росту.

Поэтому предлагаемый гендерный подход при дифференциации и инди видуализации назначения и исполнения наказаний будет способствовать пре дупреждению преступности.

10. Гендерный подход к проблеме разработки мер предупреждения и со вершенствования законодательства целесообразно применять уже в самом на чале процесса нормотворчества, на этапе обсуждения, криминологической экспертизы законопроектов, и развивать его поэтапно и последовательно даль ше, в деятельности судов, при назначении уголовных наказаний, при исполне нии их, в деятельности всех иных органов и учреждений правоохранительной системы.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследо вания заключается в разработке единообразного системного гендерного под хода в уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве РФ, содержа щем основные принципы и направления его дальнейшего совершенствования, а также в конкретных предложених диссертанта законодательного порядка об изменениях и дополнениях положений УК РФ и УИК РФ, в части установления единообразного адекватного подхода в сфере реализации мер ответственности в отношении лиц различного пола.

Материалы диссертации могут быть использованы как в законотворческой деятельности, так и в сфере деятельности правоохранительных органов, а также в учебной, научно-исследовательской работе по данной проблематике. Многие результаты и выводы могут быть заимствованы специалистами науки и практи ки иных общественных наук (социологами, психологами, и т.д.) Что касается практической значимости работы, то в ней содержатся от дельные новеллы по совершенствованию норм УК РФ, реальному улучшению положения лиц, отбывающих уголовное наказание, социально- правовой статус которых специфичен в силу наличия гендерных особенностей (беременные, ли ца, имеющие малолетних детей и др.).

Предложенные меры, не требующие особых финансовых затрат на их реа лизацию, несомненно будут способствовать повышению эффективности в дос тижении целей уголовного наказания, а, в конечном счете - предупреждению преступности.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические выводы, практические предложения и рекомендации, изложенные в диссертации, нашли отражение в опубликованных научных работах. Автор неоднократно принимал участие в работе ежегодных научно-практических конференциях, проводимых в Краснодарском университете МВД России, а также на юридическом факуль тете Адыгейского государственного университета. Результаты диссертационно го исследования внедрены в деятельность МВД Республики Адыгея. Выводы предложения, сформулированные в диссертации, отражены в 11 научных пуб ликациях автора, три из которых – в изданиях, рекомендованных ВАК.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования и со стоит из введения, трех глав, объединяющих, семь параграфов, заключения, библиографии и приложений. Объем и структура диссертации соответствует требованиям ВАК Минобрнауки России.

Глава 1. Понятие гендерного подхода и опыт его применения в уго ловно - правовой науке и практике назначения и исполнения наказаний § 1. Понятие гендерного подхода и его развитие в анализе обществен ных и правовых проблем Толкование понятий «гендерный признак», «гендерные отношения» и гендера как собственно термина, лежащего в основе всех образованных от него понятий, весьма неоднозначно. В упрощенном виде гендерный признак ото ждествляют с признаком половой принадлежности, а иногда - только с призна ком принадлежности лица к женскому полу. В целом, если рассмотреть точки зрения различных научных школ, то можно выделить основные из них, бази рующиеся на философском, биологическом, психологическом и социологиче ском подходах.

Философская концепция понимания гендерной проблемы не столь четко отражена в научных трудах, как иные теоретические суждения по этому вопро су. Существуют следующие основные философские направления, определяю щие сущность человеческой природы: идеалистическое, абсолютизирующее духовное начало в человеке, и натуралистическое, акцентирующее значимость природных качеств человека. Обосновывая идею социального равенства и со циальной справедливости, французские материалисты 18 века (В. Гольбах, Ж.

Ламетри и другие) опровергали неравенство людей по какому - бы то ни было признаку, утверждая, что все люди от природы обладают одинаковыми способ ностями и задатками. Следовательно, никаких особенностей разделения людей по признаку пола в данной позиции не усматривалось.

Свой взгляд в понимание биологической и социальной сущности челове ка внесли русские философы, революционеры-демократы А.И. Герцен, Н.Г.Чернышевский и их соратники. В отличие от французских материалистов, они уже размышляли о диалектике взаимодействия среды и личности, о том, что человек - не только и не столько природное существо, но и социальный субъект, однако огромное значение при этом придавалось духовности как сущ ности человека. К. Маркс писал: «Только в обществе природа является для че ловека звеном, связывающим человека с человеком, бытием его для другого и бытием другого для него, жизненным элементом человеческой действительно сти;

только в обществе природа выступает как основа его собственного челове ческого бытия»1.

Современные философы отмечают, что вопрос о диалектическом единст ве социального и биологического и их соотношение не перестает быть спор ным. Представители современной философской антропологии утверждают, что человек в сущности своей биологичен2. При этом Российская философская школа подчеркивает, что для зарубежной социобиологии и антропологии ха рактерна абсолютизация биологических признаков, генетики, нейрофизиологии и их автоматический перенос на деятельность человека, - что, конечно же, не позволительно.

«Недопустимо отождествлять творческую деятельность человека с ин стинктивным, бессознательным поведением животных, абсолютизировать жи вотное начало в человеке, хотя объективный анализ человека требует учиты вать, что природа образует основу его существования как биологического вида.

Человеку присущи биологические потребности, инстинкты, унаследованные от животных предшественников, но они не определяют его социальную сущ ность»3.

Таким образом, философские воззрения, хотя и придают значение дис куссии о противоречиях биологической и социальной природы человека, но в рамках первой специально не выделяют вопрос о половой дифференциации че Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1956. С. 589- 590.

Любушкин К.Н. Биологизаторская ветвь философской антропологии (критический анализ).

// Философская наука. 1985. №4.

Бушуев А.М., Сулейманов Т.Ф. Проблема человека как биосоциального существа. В сб.:

Биологическое и социальное в личности преступника и проблемы ее ресоциализации. Мате риалы межвузовской научно- практической конференции. Уфимская высшая школа МВД РФ. 1994. С. 20.

ловека, по крайней мере, судя по содержанию научных трудов и иным источни кам, философов он мало интересует. Напрашивается вывод о том, что философ ская концепция в данном случае считает гендерный признак совершенно несу щественным, а, значит, и не заслуживающим особого научного обсуждения.

Можно предположить, таким образом, что принадлежность лица к определен ному полу, с точки зрения философии, - не определяет сущность человека и не является знаковым критерием для определения его глобальной социальной и личностной роли в жизни личности и общества.

А.В. Кирилина - крупнейший отечественный специалист в области ген дерной лингвистики, описывая историю возникновения понятия, напоминает, что «английский термин gender, означающий грамматическую категорию рода, был изъят из лингвистического контекста и перенесен в исследовательское поле других наук - социальной философии, социологии, истории, а также в полити ческий дискурс. Перенос был сделан, чтобы «уйти» от термина «sexus» (биоло гический пол), так как это понятие связывает с природной детерминированно стью не только телесные различия мужчин и женщин, но и поло-ролевое разде ление труда, неодинаковые требования и отношение общества к мужчинам и женщинам, разную общественную «ценность» лиц в зависимости от их пола.

Термин гендер был призван подчеркнуть не природную, а социокультурную причину межполовых различий»1.

Биологический пол человека в научном понимании данной категории, представляет собой совокупность контрастирующих генеративных признаков особей одного вида2. Биологические теории подчеркивают преимущественно филогенетические и универсальные свойства, но следует признать, что степень половых различий меняется не только от одного биологического вида к друго му, но и оказывается неодинаковой в разных подсистемах и сферах жизнедея Кирилина А.В. О применении понятия «гендер» в русскоязычном лингвистическом описа нии.//Филологические науки. - 2000 г. №3, с.18-19.

Психология. Словарь. Под общей ред. Петровского А.В., Ярошевского М.Г. М., 1990. Изда тельство политической литературы. 1990. С.280.

тельности одних и тех же организмов (половая дифференциация мозга, тело сложение, разные формы поведения и др.) Первичное звено эволюционного биологического процесса - хромосом ный (генетический) набор, определяющий пол, который создается уже в момент оплодотворения и предопределяет программу развития организма, в том числе, половых желез. Биологические особенности людей игнорировать невозможно, в том числе, и в сфере законотворческой деятельности и правоприменительной практики. Между тем, следует отметить, что вряд ли следует придавать прева лирующее значение именно биологическим признакам вне учета иных, не ме нее, а, как правило, более значимых (психологических, социальных). После ро ждения ребенка биологические факторы половой дифференциации дополняют ся социально значимыми, причем именно под влиянием последних у ребенка формируется половое самосознание, осознание своей половой идентичности, соответствующие им самооценки и предпочтения.

Далее, в период полового созревания в результате гормональных процес сов, протекающих на фоне социального микро- и макро - окружения, половая идентичность дополняется сексуально- эротическими ориентациями и интере сами, которые, несомненно, напрямую предопределены биологической приро дой индивидуума, так и своеобразием его социального воспитания.

История знает случаи, когда в результате, например, воспитания мальчи ка как девочки он, при наличии всех обязательных биологических мужских признаков и нормального полового развития, тем не менее, в дальнейшем уже не смог стать полноценным мужчиной. И наоборот - примеры «омужествле ния» девочек, с раннего возраста отданных на воспитание в армейские условия (или им подобные) с выдвижением к ним идентичных мужчине требований по ведения, свидетельствуют о полной деформации полового статуса и соответст вующей роли, поскольку личность полностью идентифицирует себя с тем образом, который навязан ей окружающей средой.

В этом отношении гендерный подход должен быть защищен не только в социальном, но и в правовом отношении, поскольку подобная рассогласован ность биологического и социального в человеке, созданная искусственно, на сильно, не может не привести к личностной трагедии, утрате человеком соци ально ценных и индивидуально установленных уже природой качеств, что объ единяет его жизнь.

Таким образом, половое созревание человека и личности - процесс мно гоэтапный, комплексный, всегда по-своему уникальный, в развитии которого порождается множество индивидуальных комбинаций, которые не могут быть однозначно объяснены ни наследственными чертами, ни социальным влиянием объективной среды. До сих пор таким неисследованным феноменом является, например, трансвестизм, гомосексуализм иные сексуальные отклонения. Сек сопатологи и ученые - генетики до сих пор не могут однозначно объяснить природу подобных явлений, когда биологическая природа человека данного от рождения пола не соответствует его психологической, духовной, социальной сущности другого: сделаны многочисленные попытки генетического, микро средового, психического и иных толкований данных аномалий, но к единому выводу ученые и практики так и не пришли.

Более того, дискуссии вокруг проблем определения места, роли и значе ния биологической природы человека вообще и отдельных его специфических биологических свойств (особенно, в вопросе объяснения факторов, детермини рующих совершение лицом преступление) до сих пор достаточно остры. Вы сказываются различные, порой абсолютно противоположные суждения по по воду преимуществ одного пола над другим, при этом противоречивые по сво ему содержанию. Так, в учебнике социологии под редакцией Л.Г. Эфендиева высказано следующее интересное утверждение: «Естественные различия дале ко не безобидны, они могут стать основой для появления неравных отношений между индивидами…Красивая женщина всегда имеет преимущество по срав нению с остальными, ей многое прощается, а выполнение ее желаний становит ся для многих мужчин добровольной обязанностью. Неравенство, вытекающее из естественных различий, является первой формой неравенства, в том или ином виде, проявляющемся и у некоторых видов животных»1.

Таким образом, из вышесказанного напрашивается вывод о существую щем преимуществе красивых женщин среди иных представительниц женского пола, так, фактически, и их превосходстве над мужчинами исключительно по признаку внешней привлекательности. Представляется, что авторы данного су ждения придают эмоциональному (а, возможно, и сексуальному) аспекту поло вых отношений ведущее значение в сравнении с оставшимися «за кадром» гло бальными социально- политическими, демографическими, психологическими и иными структурными соотношениями полов в государственной и обществен ной жизни, - что, разумеется, несправедливо и ненаучно.

В последние годы социологами сформулированы такие понятия как «ген дерные стереотипы» - стандартизированные представления о должных моделях поведение мужчин и женщин. Как объясняет А. Смирнова в работе «Гендерный анализ школьных учебников», данные образцы сдерживают развития индиви дуальных задатков, препятствуют формированию инициативной личности.

Знания о надлежащих образцах поведения, специфических качествах мужчин и женщин подрастающее поколение усваивает в процессе гендерной социализа ции, проходящей во многом в рамках обучения в образовательных учреждени ях2.

Множество работ криминалистов, пенитенциаристов и криминологов по священо проблеме биологического фактора и связанных с ним особенностей в структуре личности преступника, механизме преступного поведения, детерми нантах преступного поведения. Прогрессивные ученые отмечают и обязатель ность учета биологических (генетических) предпосылок при разработке про грамм предупреждения и профилактики преступности.

Основы социологии. Учебник под ред. Эфендиева Л.Г. М., Изд. «Общество Знание России».

1993. С. 282.

Смирнова А. Учимся жить в обществе. Гендерный анализ школьных учебников. М., 2005.

С. 3.

Огромный вклад в развитие именно антропо-биологического подхода в изучении преступной природы человека внесла известная школа Чезаре Лом брозо, итальянского тюремного врача и крупного ученого- исследователя.


Он был одним из первых ученых, построивший свои теоретические выкладки на преимущественно биологическом исследовании личности преступника, при этом основное значение в объяснении криминального поведения женщин он придавал их физиологической неполноценности, неразвитости их в сравнении с мужчинами. Данные выводы подтверждались краниометрическими измерения ми размеров черепной коробки преступниц, длиной их волос, весом головного мозга, специфичностью конституционального сложения и т.п. Кроме био антропологических объяснений, ломброзианцы использовали еще и данные ис следования женщин-проституток, подтверждающие, на их взгляд, нравствен ную извращенность представительниц женского пола. «Но и помимо этих дан ных много других веских аргументов заставляет считать женщину более пре ступной, чем она кажется, нам на основании статистик…Нравственная извра щенность в женщине сказывается с большей силой, чем в мужчине», - утвер ждал Ч. Ломброзо в работе «Преступление». Однако затем, после обвиняющих женскую криминогенную природу фактов, следовал неожиданный вывод: «Как бы то ни было, факт меньшей преступности женщин согласуется с меньшим числом дегенеративных признаков, наблюдаемых у нее»1.

Важно заметить, что явно несправедливыми являются обвинения учения Ломброзо в том, что оно носило исключительно биологическую направлен ность. Это не соответствует действительности, поскольку параллельно с иссле дованиями физиолого-генетического содержания, он изучал множество свойств, черт и признаков социального характера. В плане гендерного подхода, проводя сравнительную характеристику преступности лиц противоположного пола, он, например, не меньшее значение уделял образованию, социальной сре Ломброзо Ч. Преступление. М., «Спарк». 1994. С. 168.

де, семейному окружению преступника, его занятиям, трудовой занятости, при вычкам и т.п.

Так, в указанной выше работе он установил прямую корреляцию между преступным поведением женщин - и цивилизованностью государства, отмечая, что в целом и по отдельным видам количество преступлений возрастает в тех странах, где цивилизация «слабая, поверхностная». «В цивилизованных странах у девушек сильнее развито чувство стыдливости…», «Распространение образо вания во Франции - причина того, что преступность женщин не достигает там такой степени, как у мужчин»1.

В дальнейшем, при отстаивании своих позиций Ч. Ломброзо отчасти из менил свои взгляды, возможно, прислушиваясь к мнению критиков. Так, в по следние годы жизни ученый признал значение общественной жизни в форми ровании причин преступности, в том числе и женской, но все, же придавал им второстепенное значение2.

В социальном плане, пол (принадлежность к определенному полу) пони мается как комплекс соматических, репродуктивных, социокультурных и пове денческих характеристик, обеспечивающих индивиду личный, социальный и правовой статус мужчины или женщины. В англоязычной литературе для раз граничения понятий биологического и социального пола (а также биологиче ских и социальных половых особенностей при их характеристиках) наиболее часто используются такие определения как sex - биологический пол, связанный прежде всего с репродуктивной функцией человечества, и gender (от латинско го gender - род), - включающий всю совокупность свойств, отличающих муж чину от женщины и наоборот.

Ю.Г. Волков и В.С. Поликарпов пишут: «Термин «гендер» понимается как представление, показывающее принадлежность к классу, группе, катего рии…Мускулинистские и феминистские гендерные установки - не биолого Указ.

Работа. С. 169- 170.

Ломброзо Ч. Новейшие успехи науки о преступнике. СПб., 1982. С. 25.

анатомические, а культурно-психологические характеристики, имеющие исто рическую природу. В сложившейся системе отношений женщинам отводится пассивная, зависимая роль, а мужчинам активная…Феминистская гендерная установка опирается на идею сотрудничества, любви и уважения к ближнему, ненасильственных действий»1.

Собственно гендерные исследования проводятся современной социологи ей, и целью их является изучение особенностей поведения людей, отличаю щихся по полу - в рамках данной культуры. Вообще, социологи предлагают различать гендерные и социогендерные отношения. «В отличие от сторонников первого, практикующих биологический подход к отношениям между полами, сторонники второго особый акцент делают на социокультурные причины раз личий между мужчинами и женщинами. Сторонники этого второго подхода (О.А. Воронина, А. Посадская, О.М. Здравомыслова и др.) рассматривают не «женский» аспект нравственной, экономической и демографической проблема тики, но нравственные, экономические, демографические явления как грани, отражающие положение женщины в обществе. Они исходят из того, что естест венные и вечные устои общества, к которым относят и так называемое «естест венное» разделение функций между полами - не более чем социальная иллю зия, которая носит преходящий характер»1.

Социологи полагают, что главной чертой человеческого общества являет ся социальное неравенство, неразрывно связанное с социальными различиями, социальной дифференциацией, - при этом, однако, зачастую игнорируется зна чимость биологических свойств человека в целом (что, в свою очередь, свиде тельствует об односторонности, узости применяемых социологических подхо дов). Социальные различия порождаются такими социальными факторами, как:

Энциклопедический словарь. Под ред. Ю.Г. Волкова и В.С. Поликарпова. М., «Гардарики».

1999. С. 235.

Мешкова Е.Г. Гендерные особенности ценностных представлений. В сб.: О развитии меж дународного сотрудничества в области зашиты прав и интересов женщин в экстремальных ситуациях. Международная конференция в Российской академии государственной службы при Президенте РФ. Книга 2. М., 23- 25 января 1997. С. 144.

разделение труда (интеллектуальный и физический труд), уклад жизни (напри мер, городское и сельское население), социально- профессиональные роли (врач, политический деятель и т.д.) С одной стороны, это справедливое сужде ние.

Вместе с тем, нельзя не учитывать тот факт, что сами по себе социальные различия во многом формируются благодаря существующим гендерным отно шениям, в основе которых лежит половая дифференциация людей со всеми со ответствующими ей последствиями. Так, например, женщины фактически не могут выполнять тяжелые физические работы;

те из них, кто имеет малолетних детей, исключительно редко занимаются трудовой деятельностью, сопряжен ной с опасностью для жизни, экстремальными ситуациями, длительными ко мандировками и т.п. Напротив, мужчины традиционно стараются избирать та кие профессии и занимать такие должности, которые требуют определенного риска, а также содержат больший элемент авторитарности, властности.

XIX век привнес значительные перемены в отношения полов и произвел своего рода раскрепощение женщины. Руссо, Байрон, Гете открыто признали свободную любовь, полноправность женского непостоянства, полноценность женской личности, ее своеобразную силу, эмоциональность, чувственность.

Женщина перестала иметь положение «вещи», ей больше не вменялось в обя занность приносить при вступлении в брак огромное приданое (в России дан ный пережиток сохранился вплоть до Октябрьской революции 1917г.).

Развивающаяся индустриализация в мире постепенно освобождала жен щин определенной социальной принадлежности от традиционных забот по при готовлению пищи, шитью одежды, воспитанию детей. Начинается активное во влечение женщины в производственные отношения. Данный фактор имеет и криминогенное значение: общеизвестно, что страны, где женщина раньше и ак тивнее вовлечена в сферу производства, имеют значительно более высокие по казатели преступлений, совершаемых ими, и наоборот.

М.Н. Гернет, констатируя рост женских преступлений в промышленно развитых странах, указывает: «Преступность женщины различается... прибли жаясь к преступности мужчины или отдаляясь от нее по мере того, как соци альные условия, в которых живет она, приближаются к положению мужчины или отличаются от него»1.

Появление научно-статистических материалов, посвященных проблеме женской преступности, связано с именами бельгийца А.Кетле и французского министра юстиции А.Герри (ХIХ век), которые, изучая законы преступности, приходят к выводу о том, что влечение к совершению преступления находится в определенной зависимости от возраста, пола человека, его профессии, време ни года и т.п.

А.Кетле, констатируя сравнительно малую долю преступлений, совер шаемых женщинами, объясняет это не столько физиологическими особенно стями и слабостью их, как отрешенностью женщины от общественной жизни, ограничением общения кругом семьи и бременем семейных обязанностей, зна чительно снижающих возможность использования тех прав и свобод, которые имеются у мужчин. По мнению Кетле, столь ограниченный правовой статус не может иметь следствием высокую криминальную активность. Отметим, что по добные взгляды существуют и в современной криминологии, предопределен ные социологическим подходом в теории причин преступности женщин. В период XIX - начала XX веков была распространена теория «нравст венности», опиравшаяся в познании женской преступности на основу якобы глубокой нравственности женской натуры. Несомненно, что данный подход да вал лишь односторонне-психологическое объяснение женской преступности.

Так, например, Н. Зеланд писал, что сравнение душевных качеств полов прямо подтверждает необходимость меньшей преступности женщин, и если бы по следнего не было, это оставалось бы великою психологической загадкой3.

Гернет М.Н. Социальные факторы преступности. М., 1905. С. 131-132.

Яковлев А.М. Теория криминологии и социальная практика. М., 1985.

Зеланд Н. Женская преступность. С.-Пб., 1809. С. 112.

Вместе с тем подобный подход не давал объяснений, например, фактам тяжких деяний, совершаемых женщинами, которые не уступали по способу со вершения и жестокости мужскому криминальному поведению.


Показательно, что несколько позднее тот же ученый, Н. Зеланд, писал, вступая в определенное противоречие с первым своим суждением, следующее:

«Жизнь, самая замкнутая и однообразная при самом ограниченном круге лиц, в известных случаях может привести к преступлению скорее, чем жизнь самая разнообразная и кипучая»1.

Таким образом, как это прослеживается в данных выводах Н.Зеланда, так и многих других источниках, - попытки объяснить данное явление достаточно противоречивы, и в большинстве случаев предпринимаются с позиций только одной из теорий. Последующий исторический анализ показывает множествен ность и неоднозначность теоретических и практических подходов к объясне нию причин женских преступлений, альтернативность оценок криминального поведения женщины и своеобразия ее личности.

Как отмечает Г. Тард, обращаясь к ломброзианцам, «женщины имеют поразительное сходство с врожденными преступниками, но это не мешает им быть в четыре раза менее склонными к совершению преступлений, чем мужчи ны, и я могу добавить, - в четыре раза более склонными к хорошему»1.

В правовом отношении, все граждане, согласно Конституции страны, имеют равные права, в том числе право занимать любое место в иерархической структуре социальной лестницы. Основной закон не содержит каких-либо ис ключений по гендерному признаку, ограничивающих права того или другого пола. Между тем, общеизвестно, что данное юридическое равенство носит во многом декларативный характер. Неравенство очевидно и постоянно подтвер ждается официальной статистикой, в частности, показателями разницы жен ской и мужской заработной платы, трудовой занятостью, участием в государст Зеланд Н.Указ. работа. С. 156.

Тард Г. Сравнительная преступность. М., 1907.

венном управлении и политической жизни страны и т.д. Общеизвестно, что женщины явно «проигрывают» мужчинам в социальном успехе, укреплении социального статуса.

Характерно, что ряд социологов утверждают, что социальное неравенство не только нормально, но просто необходимо, поскольку является важным ис точником социального развития. По их мнению, уравнивание людей в доходах, отношении к собственности, власти и иных социальных благах лишает челове ка внутреннего стимула к действию, стремлению к самореализации, к поста новке и достижении конкретных общественно полезных и личных целей, что, в конечном счете, способно привести к утрате обществом важнейшего и основно го энергетического источника развития.

Если в целом, безотносительно гендерного дифференцирования, данное утверждение можно признать вполне разумным, то применительно к гендер ным отношениям, следует рассматривать ущемление женщины в социальном утверждении и росте не с точки зрения статуса ее как «биологического» пред ставителя, а ущемление статуса женщины как носительницы целой совокупно сти био-социальных отношений (материнство, воспитание детей, супружество, и т. д.) В таком масштабном и комплексном аспекте проблемы нельзя не увидеть всю ущербность одностороннего подхода («биологического») к решению всех государственных и общественных проблем, поскольку он неполноценен, одно сторонен и составляет только базовую часть собственно гендерного подхода.

Современные социологи и психологи считают, что если ранее система распределения половых ролей отличалась жесткостью предписаний, то в со временном обществе она существенно деформирована, размыта. В принципе, это абсолютно нормальный, естественный процесс, обусловленный тем, что по мере обеспечения реального социального равенства, экономического и полити ческого демократического прогресса противоречия полов, основанные на под чинении женщин, утрачивают свою остроту, стираются многие социально- ро левые и психологические различия.

При этом данный процесс протекает неодинаково: распределение соци ально-половых ролей во многом зависит от условий социально- экономическо го уклада государства, этноса и культуры страны. Например, в Арабских Эми ратах, где женская преступность составляет менее 0, 1 %, при все большей дос тупности социальных благ для женщины, ее половая роль в семейном плане (зависимость от мужа, жестко контролируемые семейные обязанности и т.д.) фактически мало изменилась. В то время как в современной Швеции женщина мать новорожденного ребенка, продолжает работу в государственных и прави тельственных органах, имея множество льгот и преимуществ по необходимому уходу за ребенком без отрыва от исполнения своих должностных обязанностей, наравне с мужчиной.

Что касается отражения гендерного признака в законодательстве, приме нения гендерного подхода в регулировании общественных отношений правом, то в данной сфере наиболее часто используется дифференцирование субъектов правоотношения (физических лиц) именно по половой принадлежности. По видимому, законодатель предполагает, исходя из указания на половую принад лежность субъекта, такие сопутствующие ей признаки, как исторически сло жившееся разделение труда, обусловленное половыми особенностями, распре деление родительских и воспитательных функций в семье, различного воспита ния мальчиков и девочек, власти и авторитета мужчины и женщины и многие другие, неразрывно связанные с полом человека.

В науках криминального цикла (уголовном праве, криминологии, уголов но- исполнительном праве) гендерный признак имеет существенное значение, хотя он также чаще всего рассматривается применительно лишь к указанию по ловой принадлежности субъекта преступления. Например, назначение и испол нение уголовных наказаний предполагает в основном дифференциацию именно по половому признаку (запрет на применение смертной казни в отношении женщин;

разделение видов исправительных учреждений на мужские и женские и т. п.). Между тем, как уже отмечено, половая принадлежность определяет лишь биологические отличия, далеко не самые значимые для дифференциации субъектов в процессе применения уголовных наказаний.

Более правильно и целесообразно рассматривать дифференцирование уголовных наказаний именно с применением гендерного подхода в целом, учи тывающего не только лишь половую принадлежность субъекта преступления, а тот комплекс сопутствующих ей факторов, который в целом определяет его со циально- половой, психологический статус.

В отношении гендерного подхода в анализе российского законодательст ва и юридической литературы можно сказать, что наиболее распространенным в них является указание на особенности правового статуса женщины (а не муж чины), при этом выделяются дополнительные, так называемые, био-социальные статусы: например, беременная женщина, роженица, женщина-мать. Таким об разом, в некоторых случаях законодатель указывает только лишь на половую принадлежность (возможно, подразумевая и иные дополнительные свойства, в первую очередь, социальные, которые ему сопутствуют), а в других - уточняет специальный, дополнительный статус женщины.

Что касается применения гендерного подхода в анализе правового статуса мужчины, то, несомненно, здесь также наблюдаются существенные отличия, хотя их и меньше - в сравнении с «женским» разнообразием. Тем не менее, пе речень наказаний, применяемых к мужчинам, существенно шире, нежели при меняемых к женщинам, и отличаются они большей суровостью (пожизненное лишение свободы, смертная казнь), более разветвлена система исправительных учреждений, где отбывают лишение свободы взрослые осужденные мужского пола, усилен карательный элемент режима отбывания наказания (например, во дворение в штрафной изолятор среди дисциплинарных взысканий, неприме няемое в отношении осужденных женщин) и т.д.

Следует особо рассмотреть вопрос о так называемой «гендерной экспер тизе», которой посвящен один из известных и серьезных трудов ученых в сфере уголовного и уголовно-процессуального права1. Л.Н. Завадская, указывая на гендерную экспертизу как на метод исследования формального («права в кни гах») и реального («права на практике») бытия правовых норм, характеризует ее как отражение «определенной идеологии, центром которой является концеп ция гендерного равенства». Эта концепция, по ее мнению, ориентирована на реальное обеспечение равноправия мужчин и женщин во всех сферах общест венной жизни и исходит из норм международно-правовых документов, закреп ляющих равные права мужчин и женщин2.

Позволим не согласиться с автором указанного суждения в том, что ген дерный подход (в том числе, и рассматриваемый в рамках гендерной эксперти зы) имеет целью лишь установление (обеспечение) равенства мужчин и жен щин. На наш взгляд, как мы уже попытались это объяснить, смыслом и целью применения гендерного подхода в законотворчестве и правоприменительной практике является справедливая дифференциация как женщин, так и мужчин в тех случаях, когда их статус отличается гендерными особенностями (половой принадлежностью и обусловленными ей гендерными признаками: семейным, социально-ролевым, физиологическим статусом). Абсолютное равенство в дан ном случае невозможно и несправедливо, а также, в определенном смысле, и негуманно.

Авторы данной работы справедливо отмечают, что объектами гендерной экспертизы уже становились нормы некоторых отраслей российского права (например, трудового, семейного и др.) При этом, объясняя причины того, что уголовное право ранее не подвергалось гендерной экспертизе, они приводят следующие аргументы. «Во-первых, - пишут авторы, - для большинства рос сийских граждан уголовное право не является, так сказать, правом повседнев Гендерная экспертиза российского законодательства. Ответственный редактор Л.Н. Завад ская. М.. «Бек». 2001. С. 1-3.

Указ. Работа. С. 3.

ного пользования, поскольку они не нарушают предписания уголовного закона и, следовательно, с этой отраслью права не сталкиваются.

Во-вторых, гендерная асимметрия в нормах уголовного права не имеет, как правило, явно дискриминационного характера ни по половому признаку, ни по признаку семейного статуса, а отдельные примеры гендерного неравенства (например, существовавшая до недавнего времени уголовная ответственность за простое, т.е. ненасильственное, мужеложство и одновременное отсутствие уголовной ответственности за лесбиянство или неприменение некоторых уго ловных наказаний к беременным женщинам либо женщинам, имеющим мало летних детей) ни специалистами в области теории уголовного права, ни юри стами-практиками, ни гражданами никогда не воспринимались как нарушение равноправия мужчин и женщин.

Другое понимание гендерной проблемы наблюдается в политическом анализе положения женщины, в частности, анализе участия женщин в управле нии делами государства и общества. Так, авторы работы, посвященной гендер ному анализу парламентских и президентских выборов в России 2003- 2004 г.г.

Светлана Айвазова и Григорий Кертман пишут:

«Когда мы приступали к работе, априори было очевидно, что несмотря на конституционные нормы равноправия мужчин и женщин, одной из самых ха рактерных черт российской политической жизни остается гендерная асиммет рия. Ее знаком является, прежде всего, крайне незначительное число женщин на руководящих постах и в органах государственной власти - законодательной, исполнительной, судебной;

и в структурах крупнейших политических партий причем как на федеральном, так и на региональном уровнях. С этой точки зре ния, сфера российской политики, функционирующая по принципу отчуждения своих гражданок, сохраняет черты весьма далекой от модернизации, сугубо традиционалистской системы. Когда в среде экспертов обсуждают эту ситуа цию, ее объясняют двумя факторами. Первый: политика настолько грязное де ло, что женщины не хотят принимать в ней участия. Второй: основной избира тель у нас -женщины, а они - в силу зависти, ревности, и прочее - не хотят голо совать за женщин. Мы посчитали, что этих аргументов явно недостаточно, что бы исчерпывающим образом объяснить существующее положение вещей. И потому решили сосредоточить свой анализ на вопросах институционального порядка: насколько сам избирательный процесс с его процедурами, правилами и механизмами стимулирует или тормозит вовлечение женщин в сферу приня тия политических решений. Или, иными словами, не создают ли его процедуры свои преграды для реализации женщинами принадлежащего им по закону пас сивного избирательного права, то есть права быть избранными в органы вла сти...»1.

И, наконец, причина неприменения гендерного подхода к уголовному праву видится и в отсутствии в основополагающих международно-правовых документах и, прежде всего, в Конвенции о ликвидации всех форм дискрими нации в отношении женщин, хотя бы упоминания о той группе общественных отношений, которые регулируются уголовным правом. Так, Конвенция предпи сывает государствам-участникам принимать все необходимые меры по ликви дации дискриминации в политической и общественной жизни, а также в облас ти образования, трудовых и брачно-семейных отношений. Отсюда и первосте пенное внимание исследователей именно к тем отраслям права, которые регу лируют указанные сферы»2.

В порядке дискуссии хотелось бы отразить несколько иное, во многом противоречивое, видение рассматриваемых проблем. Во-первых, что касается «права повседневного пользования», то, к сожалению, огромное количество осужденных и мужского, и женского пола (их число вместе составляет факти чески миллион вместе с содержащимися в следственных изоляторах уголовно Айвазова С., Картман Г. Мы выбираем - нас выбирают. Гендерный анализ парламентских и президентских выборов в России 2003- 2004 г.г. М, 2004.

См.: Завадская Л.Н. Гендерные проблемы уголовного законодательства. В кн.: Гендерная экспертиза российского законодательства. С. 3.

исполнительной системы РФ), вряд ли позволяет судить о гендерной проблеме как игнорируемой населением. Это явно не соответствует истине.

Во-вторых, что касается отсутствия гендерной «ассиметрии» российского уголовного законодательства, то это суждение не соответствует действительно сти, так как различия между мужским и правовым женским статусом очевидны.

Например, в УК РФ предусмотрено наличие только двух видов женских испра вительных учреждений для отбывания лишения свободы (ст. 58 УК РФ), чем явно затрудняется реализация принципа дифференциации осужденных: жен щины- рецидивистки отбывают данное наказание совместно с осужденными впервые, - заметим, законодатель считает это абсолютно неприемлемым для осужденных мужчин.

И, наконец, действительно, как мы рассмотрим позднее, в международ ных документах фактически провозглашены лишь декларации в отношении правового положения женщин (запрет дискриминации по половому признаку).

Однако международные стандарты не могут и, наверное, не должны регламен тировать подробно все отношения, складывающиеся по поводу особенностей, обусловленных гендерными различиями: это дается «на откуп» законодателям отдельных государств, учитывающих данные аспекты в национальном праве, сообразуя этот процесс с местными социально-экономическими, политически ми и иными условиями.

На наш взгляд, малая разработанность гендерного метода в целом, и, как его части, гендерной экспертизы в уголовном и уголовно- исполнительном за конодательстве обусловлена, во- первых, определенной закрытостью механиз ма реализации уголовной ответственности (особенно, сферы исполнения нака заний), его традиционной неповоротливостью, приверженностью старым, усто явшимся правилам и прецедентам в области соблюдения прав и свободы лиц, совершивших преступления, а главное -нежеланием что- либо изменять в дан ном направлении.

В- третьих, что также имеет существенное значение, на проведение по добного рода исследований сказывается их существенная финансовая беспер спективность, необеспеченность разрабатываемых предложений и рекоменда ций требуемыми, с точки зрения европейских стандартов и цивилизованного подхода к назначению и исполнению уголовного наказания, материальными, организационными, культурно- образовательными ресурсами. Но, при всем этом, как представляется, именно имеющийся правовой опыт, потенциал и ак тивность международных демократических сил усилия юристов всех рангов и областей деятельности и правозащитных организаций по улучшению положе ния лиц, подвергающихся уголовной репрессии, с точки зрения соблюдения прав человека во всей их совокупности (а, значит, и с учетом гендерных при знаков) и являются главной причиной возникновения интереса и, одновремен но, потребности изучат гендерные проблемы в сфере уголовного и уголовно исполнительного права. Тем более, что положение дел в российском судопро изводстве и практике исполнения уголовных наказаний оставляет желать луч шего, поскольку существенно отстает по основным требованиям реализации международно-правовых принципов в отношении преследуемых в уголовном порядке лиц.

Таким образом, если подвести некоторые итоги, то можно придти к выво ду, что определение гендерного признака включает в себя не только половую принадлежность (биологическая дифференциация), которая, несомненно, лежит в основе первичной дифференциации полов, но и множество социальных, пси хологических, исторических, социокультурных и иных факторов, тесно связан ных с дифференциацией людей по полу. Использование гендерного подхода в анализе общественных, а, в их числе, и правовых проблем, и при разработке методов их решения должно иметь своей целью достижение справедливого со циального равенства при обязательном учете гендерных особенностей челове ка, гендерных отношений в существующем обществе.

Следует подчеркнуть, что применение гендерного подхода в законода тельстве и правоприменительной сфере - не абстрактный, теоретизированный метод, а актуальная, объективно обусловленная необходимость использования научных методов в практике борьбы с преступностью. Преступность, в своей криминологической природе, исторически разделяется на женскую и мужскую составляющие ее ветви. При этом криминологические характеристики (детер минанты, их обусловливающие, механизм преступного поведения субъектов разного пола, психологические особенности, и т.д.) каждой из них имеют самые серьезные различия, что исключает использование одинаковых единообразных превентивных мер противодействия, и требует применения именно гендерного подхода, учитывающего биологические, социально- психологические и иные особенности полов в их комплексном масштабе и взаимодействии.

§ 2 Назначение и исполнение уголовных наказаний с учетом гендер ных признаков в истории российского законодательства Особенности социально-правового статуса субъектов разного пола выде лялись исторически. Вместе с тем, как правило, обоснований данного разделе ния в нормативно-правовых документах не производилось, также, как не дава лось толкований этому явлению и в иных официальных источниках.

В Русской Правде (Краткая редакция, 11 век), вообще не существует дифференцирования субъекта преступления и потерпевшего по половому при знаку, исходя из чего можно сделать два противоположных вывода. Первый:

данное обстоятельство свидетельствует, скорее всего, о равном правовом по ложении и ответственности всех граждан древней Руси (этот принцип отражен в более поздних источниках права), а второй заключается в том, что, возможно, в таких случаях применялись особые меры, возможно с уголовными наказа ниями не связанные. Так, в части 1, где устанавливается ответственность за убийство, сказано: «Если муж убьет мужа, то мстит брат за убийство брата, сын за отца, или племянник со стороны брата, или племянник со стороны сестры;

если никто не будет мстить, то взыскивается 40 гривен за убитого».1 Отсутст вие упоминания о женщине в данном случае скорее говорит о равной ее ответ ственности.

С другой стороны, есть примеры ничтожно малой оценки «стоимости»



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.