авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ На правах рукописи ХАЧАК Бэла Нальбиевна ГЕНДЕРНЫЙ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Законодатель запрещает наказывать осужденных женщин переводом их в тюрьму из исправительной колонии общего режима (п. «в» ч. 4 ст. 78 УИК РФ), что разрешается в отношении осужденных мужчин - злостных нарушителей ус тановленного порядка отбывания наказания. Эта норма была введена в УИК РФ Федеральным законом от 9 марта 2001 года № 25 ФЗ. С одной стороны, введе ние такого запрета представляется целесообразным и гуманным актом, а с дру гой - существенно осложняет работу сотрудников исправительных колоний с теми осужденными женщинами, поведение которых нисколько не отличается от поведения осужденных мужчин и представляет собой, например, неповино вение администрации ИУ, нарушения дисциплины и совершение администра тивных проступков, и т.д. Как представляется, для регулирования таких ситуа ций законодатель при установлении указанного запрета должен был преду смотреть, возможно, более гуманные, но не менее действенные варианты воз действия на осужденных женщин - злостных нарушительниц режима. В подоб ных случаях гендерные признаки не должны играть основной роли (за исклю чением беременных и тех женщин, которые находятся в специальных колониях с детскими домами).

Существует специфика некоторых особенностей, имеющих место при от бывании наказания осужденными разного пола. Некоторые из них регламенти рованы УИК РФ, ведомственными нормативными актами, а другие сложились на практике. Так, в ч. 5 ст. 82 УИК РФ сказано, что личный обыск производится лицами одного пола с осужденными. Перечень вещей и предметов, которые осужденным разрешается и запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах и бандеролях либо приобретать устанавливается Правилами внут реннего распорядка исправительных учреждений, и для осужденных женщин он несколько шире, чем для мужчин, поскольку включает в себя, например, не которые предметы гигиены, косметические принадлежности, парфюмерию, что вполне оправданно физиологическими и эстетическими потребностями женщи ны, а, значит, соответствует принципу уважения ее человеческого достоинства.

Специальными законами и нормативно- правовыми актами регламенти руется применение физической силы, специальных средств и оружия в отноше нии осужденных разного пола. В частности, такими, как Законом РФ «Об уч реждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения сво боды» от 21 июля 1993 г., Приказ МВД РФ от 12 апреля 1994 г. № 114 «О со вершенствовании организации деятельности отрядов специального назначения уголовно-исполнительной системы»;

Постановление Правительства РФ «Об утверждении норм обеспечения оружием, боеприпасами к нему и специальны ми средствами сотрудников уголовно- исполнительной системы» 1994 г., и др1.

Общим для всех существующих правовых актов является то, что приме нение специальных средств и оружия запрещается в отношении женщин с яв ными признаками беременности (наряду с инвалидами и несовершеннолетни ми, когда их возраст очевиден). Однако возможны исключения - когда осуж денные женщины (в случаях опасного поведения, требующего применения ука занных мер безопасности) сами оказывают вооруженное сопротивление, со вершают групповое или иное нападение, угрожающее жизни и здоровью ос тальных граждан2.

В ст. 88 УИК РФ специально регулируется порядок приобретения про дуктов питания и предметов первой необходимости осужденными беременны ми и женщинами, имеющими при себе детей, - когда они могут это делать за счет средств, находящихся на их лицевых счетах, - причем без ограничения.

Закон РФ от 21 июля 1993 г. № 5473- 1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголов ные наказания в виде лишения свободы» (с изм. И доп. 1996, 1998, 2000, 2003)//Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ от 19 августа 1993г. № 33;

СЗ РФ от июня 1996 г. № 25. Ст. 2964;

Российская газета. 1996. 20 июня 1998 г.;

СЗ РФ. 1998. 27 июля № 30. Ст. 3613;

Российская газета. 2003. 16 декабря.;

Постановление Правительства РФ от января 1994 г. № 40 «Об утверждении норм обеспечения оружием, боеприпасами к нему и специальными средствами сотрудников уголовно- исполнительной системы 9с изм. И доп.)//Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1994. № 4. Ст. 385;

СЗ РФ. 1997. № 2.

Ст. 247.

Комментарий к УИК РФ. Под ред. Зубкова А.И. М., «Инфра - М- Норма». 1997. С.174.

Интересно, что в отношении осужденных к лишению свободы женщин законодатель не ограничивает количество посылок, передач и бандеролей, а в отношении мужчин - довольно жестко, в зависимости от вида режима исправи тельной колонии (ч. 1 ст. 90 УИК РФ). В принципе, данное предписание явля ется довольно странным - именно мужчины в исправительных учреждениях страдают от недоедания, поэтому вряд ли данное правило заслуживает его оценки как справедливое и целесообразное.

На наш взгляд, следует изменить отношение к женщинам, имеющим не совершеннолетних детей, в плане расширения возможностей общения с ними.

Так, в ст. 97 (ч.2) краткосрочный выезд за пределы исправительных учрежде ний может быть разрешен только осужденным женщинам, имеющим детей в домах ребенка для их устройства у родственников либо в детском доме, а также имеющим несовершеннолетних детей- инвалидов. Почему бы не предусмотреть такую возможность для тех, кто имеет несовершеннолетнего ребенка вне зави симости от его состояния здоровья, или имеет малолетнего ребенка, который во время отбывания наказания находится у супруга, родителей или иных родст венников?

Осужденные беременные женщины и женщины- роженицы, а также имеющие малолетних детей сравнительно недавно уравнены законодателем в социальном положении с остальными обычными (свободными от уголовной ответственности) женщинами. Так, ст. 98 УИК РФ устанавливает, что они обеспечиваются пособиями по беременности и родам в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, причем независимо от исполнения ими трудовых обязанностей и иных обязательств. Кроме того, на период осво бождения от работы питание этой категории осужденных предоставляется бес платно и в повышенных нормах, им создаются улучшенные жилищно-бытовые условия. В этом отражается забота государства не столько о самой женщине осужденной, сколько в отношении к ребенку.

Более того, согласно ст. 100 УИК РФ регламентированы особенности ма териально-бытового обеспечения осужденных беременных женщин, кормящих матерей и имеющих детей в возрасте до трех лет (на сегодняшний день таких учреждений 11, в домах ребенка содержится более 500 детей). Для этой катего рии существуют специализированные исправительные колонии с домами ре бенка при них, в которых созданы условия для нормального развития детей, оказывается специализированная медицинская и иная социальная помощь.

Заметим, что эта норма имеет также исторический характер: в ст. 33 ИТК РСФСР женщинам было разрешено проживание вне колонии на время освобо ждения по беременности и родам, а также до достижения ребенком двухлетнего возраста. Кроме того, в ст. 56 ИТК РСФСР устанавливалось, что беременным женщинам, кормящим матерям наравне с больными и несовершеннолетними осужденными устанавливались повышенные нормы питания и создавались улучшенные жилищно-бытовые условия, разрешалось получение дополни тельных продуктовых посылок и передач. Понятно, что данные нормы были введены с учетом социальной роли женщины - матери, когда обеспечение рож дения и воспитания ребенка фактически признаны более значимыми целями, нежели абсолютное равенство условий при исполнении наказания. Эти право вые улучшения - не привилегии, а необходимые меры для «уравнивания» спра ведливого отношения к осужденному с точки зрения выполняемой им в обще стве социальной роли и значения этой роли. Данная точка зрения высказана многими учеными и практиками. Однако представляется странным, что ни в ИТК РСФСР, ни в УИК РФ законодатель не приравнивает к статусу осужденной женщины-матери мало летнего ребенка тех осужденных мужчин, которые являлись добросовестными См., например: Стругова Е.В. Дифференциация и индивидуализация исполнения наказания в виде лишения свободы в отношении осужденных женщин. Рязань. РИПЭ МВД России.

1995;

Фомин Н.С. Методика реализации дифференцированных программ перевоспитания осужденных. Учебное пособие. Домодедово. 1996;

Разбиринова Л.Н. Исполнение наказания в отношении осужденных женщин в ИК общего режима (правовой и криминологический ас пекты). Рязань. РИПЭ МВД России. 1999;

Ружников А.Н., Середа Е.В. Практика совместного содержания различных категорий осужденных в ИТК общего режима // Сборник научных трудов. М., ВНИИ МВД РФ., 1995;

и др.

отцами малолетних детей (что не такая уж редкость), а, порой, единственными родителями в семье. Как нам представляется, даже для тех немногочисленных случаев, в которых нарушены родительские права мужчины по сравнению с женщинами, следовало предусмотреть равную правовую основу в целях ис правления данного несправедливого ограничения их прав.

Как видится, в основе установленной законодателем «женской» привиле гии воспитывать малолетнего ребенка лежало (и лежит) мировоззренческое, даже обывательское представление о том, что основная и подавляющая по зна чимости функция и рождения, и воспитания детей лежит исключительно на женщине. Данный вывод основан не только на наблюдениях, но и статистике судебных процессов, связанных с разводами и определением дальнейшей судь бы ребенка после прекращения брака родителей. Фактически в 90 % таких слу чаев суд отдает предпочтение матери, а не отцу, хотя именно последний спосо бен обеспечить гораздо более комфортное содержание и воспитание детей, чем мать. Редко возникает вопрос и о равных правах матери и отца на воспитание детей (как это давно уже стало традицией на Западе). Таким образом, законода тель и правоприменитель подтверждает и закрепляет в нормах права устарев шую, ничем не обоснованную традицию, изначально освобождающую отца от выполнения необходимых воспитательных функций по воспитанию детей.

Этим самым мы создаем ущербную мораль общества, которая сводит и в праве, и в жизни роль отца при неудавшемся браке с матерью ребенка исключительно к уплате алиментов (материальное содержание).

Между тем, как точно заметил Н. Загородников, «если та или иная норма закона не отражает социально- политические содержания института, то доля ученых - не подгонять под эту норму свои убеждения, а обоснованно доказать необходимость ее изменения».1 Представляется, что пришло время пересмот реть данные правовые институты в пользу равного подхода и равной ответст Загородников Н. Давность уголовного преследования и ее сроки//Социалистическая закон ность. 1967. № 1. С. 35.

венности мужчины и женщины к воспитанию ребенка, равным возможностям реализации их родительских прав, - в том числе, и осужденных.

Показательно отношение законодателя к мужчинам и женщинам пенси онного возраста: иногда эти категории осужденных дифференцируются в зави симости от пола и возраста, как это делает социальное право. Например, в ст.

103 УИК РФ «Привлечение к труду осужденных к лишению свободы» указано, что осужденные мужчины старше 60 лет и осужденные женщины старше лет, во- первых, привлекаются к труду по их желанию и в соответствии с зако нодательством РФ о труде и социальной защите, а во- вторых, как уже было отмечено, на категорию осужденных- пенсионеров полностью распространяет ся положение о получении ими заработанной пенсии (при соответствующих удержаниях, необходимых для возмещения расходов по содержанию) - в целом, не менее 50 % начисленной суммы. Это принципиально важное положение, со держание и направленность которого полностью соответствует всем базовым принципам защиты прав и интересов осужденного - гуманизма, справедливо сти, равенства, уважения чести и достоинства личности.

Заметим, что среди мер взыскания, применяемых к осужденным, в УИК РФ видна четкая дифференциация в зависимости от пола нарушителя: к муж чинам можно применить (наряду с общими мерами - выговором, дисциплинар ным штрафом, водворением в штрафной изолятор до 15 суток) еще и перевод в одиночную камеру на срок до шести месяцев, единое помещение камерного ти па до одного года. В то время как к осужденным женщинам возможно только их перевод в помещение камерного типа на срок до трех месяцев (п. «е» ч. 1 ст.

115 УИК РФ). Более того, беременные и имеющие детей до трех лет в доме ре бенка при колонии осужденные женщины ни в штрафной изолятор, ни в поме щение камерного типа не переводятся (ч. 7 ст. 117 УИК РФ). Как мы видим, за конодатель упорно преследует принцип презумпции меньшей агрессивности, криминальности поведения осужденных женщин, - нежели мужчин, создавая существенно более мягкую и мене разветвленную систему наказаний для на рушительниц.

Полностью посвящена регламентации прав осужденных женщин ст. УИК РФ «Отсрочка отбывания наказания осужденным беременным женщинам и осужденным женщинам, имеющим малолетних детей». Фактически она пред ставляет собой аналог рассмотренной нами отсрочки, установленной в ст. УК РФ, только лишь за тем исключением, что применяется в отношении дан ной категории уже отбывающих лишение свободы в исправительной колонии.

Ученые и практики отмечают чрезвычайно малую применяемость отсрочки данного вида, в частности, называется показатель менее 1 % осужденных жен щин. Причинами этому могут быть как слишком большое ограничение контин гента женщин, к которым возможно ее применение, так и административные препоны на пути ее применения (нежелание администрации предпринять шаги для реализации права женщины по предоставлению данной отсрочки). Главные вопросы, касающиеся целесообразности и сущности отсрочки, состоят в двух аспектах: слишком продолжительном периоде данной отсрочки (до исполнения ребенку 14 лет) и, что касается гендерного подхода, неприме нимости ее к осужденным мужчинам - отцам малолетних детей, которые в си лу различных причин, например, воспитывали ребенка самостоятельно (либо иные варианты - лишение матери родительских прав и т.п.) По непонятным причинам в ст. 181 УИК РФ законодатель не выделяет особенности социально- правового положения освобождающихся после отбы вания лишения свободы беременных и женщин, имеющих малолетних детей, кроме как обязанности администрации уведомить об их освобождении родст венников или иных лиц. Представляется, что данная категория нуждается в предоставлении существенной дополнительной социальной и материальной помощи, что было бы справедливо и целесообразно.

Однако общеизвестно, что еще более сложное положение среди осужден ных всех категорий наблюдается в реальной жизни, в практике исполнения (от См.: Комментарий к УИК РФ. Под ред. Зубкова А.И. М., «Норма». 2001.

бывания) уголовных наказаний, особенно - лишения свободы. Участники рос сийско-британского семинара «Тюремное законодательство» подчеркивают:

«Общая оценка положения дел в системе мест предварительного заключения и исправительных учреждений МВД России (непрерывно ухудшающегося в по следние четыре года) не вызывает разногласий между официальными и долж ностными лицами Российской Федерации, правозащитниками, экспертами ООН и Совета Европы: эти условия являются бесчеловечными и унижающими человеческое достоинство и могут квалифицироваться как пытка».1 Тем более худшим оказывается положение женщин, чья связь и отношения с семьей и детьми порой разрушаются настолько, что процесс их нормализации необра тим. И в этом положении зачастую виновны как законодатели, так и правопри менители, не исполняющие по различным причинам требования нормативных предписаний. Научные основы гендерной политики, как части уголовной поли тики в целом, должны стать нормальным естественным элементом их изучения специалистами различных сфер деятельности.

Положение осужденных к лишению свободы женщин является центром внимания для многих ученых - пенитенциаристов стран как дальнего, так и ближнего зарубежья. Так, И.В. Кучвальская указывает, что коренным образом ситуация в местах заключения для женщин (равно как и для мужчин) не изме нилась ни после открытия еще одной женской колонии, ни после введения в действие нового УК Белоруссии, с которым связывались надежды на сокра щение применения наказания в виде лишения свободы.

При этом она отмечает, что, как и раньше, основными проблемами жен щин, находящихся в местах заключения являются:

1. Перелимит учреждения;

2. Отсутствие надлежащих социально-бытовых условий (большинство зданий Обращение участников семинара от 29 мая 1996 года к Президенту РФ, Правительству, Председателю Верховного Суда РФ, Министру внутренних дел и др. лицам. Москва, 27- мая. Российско-британский семинар “Тюремное законодательство”. В сб.: Тюрьмы и права человека. М., 1997. С. и помещений коммунально-бытового назначения требует капитального ре монта);

3. Отсутствие материальной базы для проведения воспитательных, культур ных, спортивных мероприятий;

4. Недостаточный штат сотрудников воспитательного отдела и психологиче ских служб (на одного начальника отряда приходится более 100 осужденных;

на всю колонию лишь 3 психолога);

5. Отсутствие необходимых возможностей для оказания надлежащей меди цинской помощи;

6. Неполная трудозанятость осужденных;

7. Обучение специальностям без учета востребованности в нынешних эконо мических условиях;

8. Отсутствие в законодательстве дифференцированного подхода к женщинам (не учитываются особенности их психологии, физиологии, необходимые по требности в области личной гигиены и т. д.)». Ученый совершенно справедливо указывает на ущербность законода тельства и ведомственной нормативно-правовой базы уголовно-исполнительной системы Белоруссии в той части, что в соответствующих документах не учи тываются особенности женской физиологии, нуждаемость женщин в сред ствах личной гигиены, необходимых для поддержания чистоты тела в период менструации. Хотя в международных стандартах обращения с заключенными в этой связи указывается на то, что от заключенных нужно требовать, чтобы они содержали себя в чистоте и, соответственно, снабжать их водой и принадлеж ностями, необходимыми для поддержания чистоты и здоровья. Эта проблема замалчивается и в условиях российских пенитенциарных учреждений для осужденных женщин, - а это несправедливо и негуманно.

Кучвальская И.Л. Гендерный анализ Уголовного, Уголовно-исполнительного и Уголовно процессуального кодекса Республики Беларусь. Проект ПРООН «Содействие расширению общественного влияния женщин в Республике Беларусь». Материалы исследований. С. 62.

Несомненно, подобные вопросы должны изучаться и обобщаться в специ альных правовых, методических, организационных и иных аспектах.

Следует согласиться с Ю.М. Антоняном, который пишет: «Представляет ся, что все науки пенитенциарного цикла - уголовно-исполнительное право, уголовно-исполнительная педагогика и уголовно-исполнительная психология должны иметь особые разделы об организации, тактике и методике исправле ния и перевоспитания осужденных женщин, об обращении с ними, и в первую очередь с теми, которые отбывают наказание в местах лишения свободы». Если обобщить в целом положения ранее действовавшего уголовного и исправительно- трудового законодательства, (в частности, УК РСФСР 1960 г. и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1960 г), и современных законов (УК РФ 1996 г., УИК РФ 1997 г.), то становится очевидным выборочное и несисте матизированное применение гендерного подхода законодателем к разработке правовых норм, регламентирующих применение уголовных наказаний. При этом мы вновь встречаем не всегда и не вполне понятный подход в плане обос нованности выделения и учета законодателем того или иного гендерного при знака либо, напротив, его игнорирования (половая принадлежность, беремен ность и т.д.).

Таким образом, подведя итоги нашего выборочного анализа норм уго ловно- исполнительного законодательства, следует отметить, что многие его положения носят декларативный характер и даже в законодательном порядке не соответствуют истинным элементарным потребностям женщины, не ориенти рованы на создание естественных дополнительных прав, компенсирующих при реализации принципов равенства и гуманизма ее положение в случае беремен ности и родов, воспитания малолетнего ребенка.

Следует произвести тщательный анализ с последующими изменениями тех норм уголовно- исполнительного законодательства, которые должны отра Антонян Ю.М. Женщины за колючей проволокой. В кн.: Преступность среди женщин. М., 1992. С. 147.

жать принципы гуманизма, равенства, справедливости и уважения прав лично сти осужденного (как женщины, так и мужчины).

Глава 3. Гендерный подход в вопросах уголовного наказания как мера совершенствования борьбы с преступностью § 1. Значение гендерного подхода в сфере уголовной ответственности и наказания при разработке мер предупреждения преступлений Предупреждение преступлений является главным составляющим элемен том борьбы с преступностью, целью реализации правотворческих, теоретиче ских и практических нововведений, и, соответственно, перспективной задачей при проведении любого уголовно- правового и криминологического исследова ния. Без ориентации на предупреждение преступности теряют смысл самые ин тересные авторские разработки, оригинальные предложения и рекомендации. В юридической литературе точки зрения по поводу определения предупреждения преступлений несколько разнятся, некоторые ученые - криминологи считают, что предупреждение и профилактика преступлений - равнозначные понятия с одинаковой смысловой нагрузкой, другие же рассматривают профилактику как отдельную составляющую предупреждения преступлений, наряду с предот вращением и пресечением1.

Следует отметить, что «главные отличия рассматриваемых видов преду предительной деятельности - в их временной дистанции от совершения престу плений и в степени интенсивности, динамичности. Профилактика реализуется в период, достаточно отдаленный от преступлений, т.е. значительно раньше, чем потребуется «вмешательство» в виде их предотвращения и тем более пресече ния. Объектами профилактического воздействия могут быть не только кон кретные лица, явления и процессы, но и социальные общности, широкий круг криминогенных факторов. Объектами же двух других видов предупредитель ной деятельности (предотвращения и пресечения) обычно являются только оп ределенные лица и события. Меры по профилактике должны быть системати Криминология и профилактика преступлений: Учебник/ Под ред. А.И. Алексеева. М., 2003.

С.221.

ческими, планомерными, непрерывными в отличие от предотвращения и осо бенно пресечения, которые реализуются, как правило, в жесткой зависимости от ситуации, а потому обычно кратковременны и быстротечны»1.

Представляется, что более предпочтительной является точка зрения, со гласно которой профилактика входит в систему мер предупреждения преступ ности. В этом случае необходимо определять понятие профилактика, как в уз ком, так и в широком смысле.

Г.А. Аванесов по этому поводу отмечал, что «определение данного поня тия в широком и узком смысле имеет некоторые особенности. В широком смысле слова, профилактика - это недопущение конкретных преступлений, предохранение отдельных членов общества от совершения ими правонаруше ний, виновных противоправных деяний, представляющих собой преступления;

это - деятельность по недопущению нарушений норм права, в частности уго ловного права (уголовного законодательства). В этом смысле в содержание профилактики входит и правоохранительная деятельность. В узком смысле слова под профилактикой можно понимать деятельность, во - первых, по выяв лению причин преступлений, условий и обстоятельств, способствующих их со вершению;

во - вторых, по выявлению лиц, могущих совершить преступление (в силу их антиобщественной направленности), и проведению с ними необхо димых мероприятий»2.

Кроме того, указанный автор справедливо отмечает тот факт, что вместе эти два понятия образуют единое понятие - профилактика преступлений и, та ким образом, оценивая профилактику преступлений, связанных с нарушением трудовых прав граждан в целом, следует исходить именно из этого единого по нятия.

Организация деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений:

Учебник/ Под ред. В.Д.Малкова, А.Ф.Токарева. М., 2000. С. 13- 14.

Аванесов Г.А. Криминология. М., 1994. С. 339.

Подход к преступности как социальному негативному явлению предпола гает соответствующую стратегию борьбы с нею, главным направлением в кото рой является воздействие на причины, ее порождающие.

На сегодняшний день предупреждение преступности - главное направле ние деятельности государства и общества в борьбе с этим социальным негатив ным явлением.

Если уголовное наказание оказывает влияние на преступность посредст вом воздействия на личность преступника, то меры предупреждения направле ны на устранение или нейтрализацию причин и условий, порождающих пре ступность. Поэтому предупредительная деятельность по своему содержанию, масштабам мероприятий и количеству субъектов, участвующих в ней, значи тельно шире и богаче, чем практика применения уголовного наказания1.

Политика в области предупреждения преступности должна быть основана на определенных принципах. Являясь особым видом деятельности в области социального управления, профилактика, как правило, не связана с причинением конкретным лицам лишений и правоограничений. Она направлена на совер шенствование общественных отношений, в недрах которых коренятся причины преступности. В этом смысле предупреждение отвечает принципам гуманизма и рациональности2.

Профилактическая деятельность невозможна без криминологических ис следований, посредством которых изучаются состояние и тенденции преступ ности, причины и условия, влияющие на ее территориальные особенности и т.д.

С помощью таких исследований конкретизируются задачи и объекта профилак тики, основные направления и средства предупредительного воздействия, круг субъектов, отвечающих за их исполнение, материальные ресурсы, обеспечи вающие достижение прогнозируемых целей. В этом проявляется принцип на учной обоснованности.

Сахаров А.Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. М. 1961. С. 11.

Ли Д.А. Преступность как социальное явление. М. 1997. С. 177.

Исследования проблем профилактики и выработки практических реко мендаций наряду с соблюдением многих условий требует также единых пред ставлений о понятиях и определениях, используемых в теории и практике про филактики преступлений. В действительности же мы сталкиваемся с неодно значным их пониманием. Так, в частности, в юридической литературе, как было отмечено выше, мы находим и отождествление понятий «предупреждение пре ступности» и «профилактика преступлений»1, и диаметрально противополож ный подход к общесоциальным мерам профилактики (социально экономическим, культурным, воспитательным), которые или полностью ис ключают из понятия «предупреждение преступности»2 или, наоборот, включа ют в общие меры предупреждения преступности и т.д.

Существенно различаются и позиции относительно компонентного соста ва системы профилактики преступлений. Например, П.П. Осипов включает в систему профилактики преступности криминологическое предупреждение, уголовно-судебную борьбу и исправительно-трудовое воздействие на осужден ных3. По схеме, предложенной А.Г. Лекарем, система предупреждения включа ет такие направления, как профилактика (выявление и устранение причин пре ступлений и условий, способствующих их совершению), предупреждение (ус тановление лиц, намеривающихся совершить преступление, и принятие к ним мер), пресечение (выявление лиц, уже готовящихся совершить преступление, и принятие к ним мер)4. Известен и подход к предупреждению как системе, включающей два основных блока - уголовно-правовое и криминологическое Жалинский А.Э. Специальное предупреждение преступлений в СССР. Львов. 1967. С.11;

Криминология. М. 1968. С. 167-168.

Марцев А.Е. Уголовная ответственность и общее предупреждение преступлений. Омск.

1973. С. 41- 42.

Комплексное изучение системы воздействия на преступность (методологические и теоре тические основы). Ленинград. 1978. С. 15.

Лекарь А.Г. Профилактика преступлений. М. 1972. С. 3.

предупреждение1. И это еще не все точки зрения, на которых, в принципе, мож но было бы остановиться.

Исходным, концептуальным положением, с которого надо начинать рас смотрение профилактических проблем, является констатация того очевидного факта, что в России имеет место объективный процесс предупреждения пре ступности, «который обеспечивается всей совокупностью мероприятий, на правленных на развитие и совершенствование общества»2 и выражается в на ступлении на преступность как на массовое явление3.

Предупреждение преступности реализуется в функционировании единой, всеохватывающей системы профилактики преступлений, имеющей различные объекты воздействия;

разные уровни, на которых оно осуществляется;

субъек ты-реализаторы возможностей системы;

соответствующие возможностям фор мы, методы, технология профилактической работы, основанные на использова нии как специально-криминологических, так и общесоциальных мер.

Иными словами, профилактика преступлений - это организованная и управляемая деятельность, а точнее - проявление системы в сочетании мер об щесоциального и специально-криминологического характера, первые из кото рых создают основу для применения вторых.

Профилактика преступлений, как компонент входит в более масштабную профилактику, обозначаемую в теории термином «социальная профилактика».

Ее важнейшая задача состоит в том, чтобы «не допустить правонарушающее (или преступное) поведение»4.

Очевидно, что эффективность профилактики преступлений находится в прямой зависимости от использования максимума возможностей, которыми Криминология. Учебник для вузов/ Под общей ред. А.И. Долговой.-М.: Изд. НОРМА. М.

2003. С. 335.

Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. М. 1980. С. 406;

Жалинский А.Э.

указ. соч. С. 6.;

Карпец. И.И. Современные проблемы уголовного права и криминологии. М.

1976. С. 159-168.

Аванесов Г.А., указ. соч. С. 406.

Аванесов Г.А., указ. соч. С. 395.

располагают общество и государство, а последние не ограничиваются лишь об ластью специально направляемых на решение данной задачи усилий. Справед ливо отмечается, что «при всем значении административных и правовых мер, решающая роль в преодолении антиобщественных явлений принадлежит соци альной профилактике, устранению тех конкретных экономических и социаль ных фактов, которые, так или иначе, поддерживают существование нравствен ных аномалий»1.

Исходя из этого, социальную профилактику часто называют общесоци альной, имея в виду, что «к общесоциальной профилактике следует отнести широкую область экономических, политических, идеологических, культурных, бытовых и иных мероприятий, направленных на осуществление задачи устра нения причин и условий преступлений»2. То есть происходит косвенное влия ние социальной профилактики на криминогенную среду3.

В конечном итоге эффективность профилактики преступлений (как дея тельности специальной) зависит от уровня, достигнутого и в области профи лактирования того, что предшествует преступному поведению - моральных, нравственных отклонений.

Второй компонент социальной профилактики - правовая профилактика, направляемая на недопущение различных правонарушений, включает админи стративно-правовую, гражданско-правовую и иные виды профилактики, в том числе - и криминологическую (профилактику преступного поведения), пред ставляющую специально-криминологический уровень предупреждения пре ступности.

Криминологическая профилактика преступлений - это деятельность, спе циально направленная на недопущение преступлений. Она включает уголовно правовую и специальную криминологическую профилактику.

Роговин В.З. Социальная политика и ее влияние на общественные нравы. – Вопросы фило софии. 1978. № 8. С. 9-10.

Социальная профилактика правонарушений в социалистическом обществе. М. 1978. С. 44.

Аванесов Г.А. указ. соч., С. 309.

Уголовно-правовая профилактика - это система мер предупреждения пре ступлений, опирающаяся на возможности частной и общей превенции, осно ванная на применении или угрозе применения уголовного наказания, реализуе мых в связи и по поводу совершения или подготовки преступлений. Специфика уголовно-правовой профилактики в том, что она чаще всего следует «за пре ступлением», направлена на недопущение рецидива или повторного соверше ния преступления. Объекты уголовно-правовой профилактики - лица, совер шившие преступление или покушавшиеся на него, включая и осужденных, а также - адресаты общей превенции.

В технологическом плане система уголовно-правовой профилактики реа лизует свои возможности в функционировании систем, обеспечивающих по этапное прохождение объектов профилактического воздействия. Это система обнаружения и расследования преступлений или система оперативно розыскной и следственной профилактики. Ее субъекты - аппараты и органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность и расследование и, со ответственно, использующие в этих целях оперативно-розыскные, криминали стические и уголовно-процессуальные возможности. На данном этапе профи лактический эффект обеспечивается за счет выявления преступлений и лиц, их совершивших (а также и намеривающихся совершить), и применения к ним мер пресечения или иных нейтрализующих, исключающих продолжение ими пре ступной деятельности. На втором этапе работает система уголовно-судебной профилактики. Ее субъекты - суды, а их профилактический инструментарий уголовный и уголовно-процессуальный законы. На третьем этапе профилактика осуществляется учреждениями уголовно-исполнительной системы. На заклю чительном этапе функционирует система административно-контрольной про филактики, субъекты которой - органы, осуществляющие административный надзор, надзор и профилактическую работу в отношении лиц, отбывших нака зание и др.

Специальная криминологическая профилактика - это деятельность, на правленная специально на недопущение преступлений. Она осуществляется как путем воздействия на причины и условия преступлений, так и на конкретных лиц (или определенные их категории), в отношении которых есть необходи мость удержания их от совершения преступлений.

Мероприятия, составляющие криминологическую профилактику, в той их части, в какой они осуществляются правоохранительными органами и общест венными организациями, специально направленными на решение профилакти ческих задач, составляет специальную профилактику1. В рамках специальной профилактики осуществляется оперативно-розыскная и оперативная охрани тельная профилактика.

И общесоциальные, и специально-криминологические меры профилакти ки преступлений осуществляются на различных уровнях: в масштабах всего го сударства, дифференцированно в масштабах области, района, города, отдельно го предприятия, а также с учетом специфики различных возрастных и профес сиональных групп населения, индивидуальном2.

С уровнями профилактической работы связаны виды профилактики.

Общая профилактика преступлений, включающая систему мер выявления причин преступлений и условий, способствующих их совершению, осуществ ляется государственными органами и общественными организациями примени тельно ко всему населению и к различным социальным группам, преступности в целом и отдельным группам преступлений. Общая профилактика осуществля ется на общесоциальном и специально-криминологическом уровне, включая и использование возможностей общей превенции.

Индивидуальная профилактика преступлений, включающая систему мер выявления и позитивного воздействия на конкретных лиц, от которых можно, судя по их поведению, реально ожидать совершения преступления. К объектам Кузнецова Н.Ф. Укрепление социалистической законности и организации борьбы с пре ступностью. //Советское государство и право. 1975. №. 3. С. 127.

Кудрявцев В.Н. Социально-психологические аспекты антиобщественного поведения.- Во просы философии. 1974. №1. С. 108-109.

индивидуальной профилактики относятся лица уже совершившие преступление (в этом случае используются возможности уголовно-правовой профилактики).

Индивидуальная профилактика также осуществляется с использованием мер общесоциального и специально-криминологического характера. Относительно индивидуальной профилактики необходимо также подчеркнуть, что объектами ее являются не только личность, как таковая, но и негативные элементы среды, в которой личность формируется.

Неотложная профилактика преступлений - предотвращение и пресечение конкретных замышляемых и подготавливаемых преступлений. В отличие от индивидуальной профилактики, включающей «меры, удерживающие от совер шения преступлений лиц, поведение и связи которых указывают на наличие та кой возможности, и меры, обеспечивающие последующую коррекцию лично сти, оздоровление микросреды»1, неотложная профилактика, условно говоря, еще ближе стоит к преступлению и решает узкопрофессиональную задачу: не допустить совершения определенным лицом конкретного преступления в усло виях, когда реальность криминального развития событий не вызывает никаких сомнений.

С учетом специфики профилактики преступлений против личности осу ществляется также виктимологическая профилактика, к которой относятся оп ределения общей, индивидуальной и неотложной профилактики.

Соответственно общая виктимологическая профилактика-это система мер выявления и ликвидации связанных с личностью и поведением потерпевших причин преступлений и условий, способствующих их совершению, осуществ ляемых применительно к населению в целом и отдельным социальным груп пам, всей преступности и отдельным группам преступлений, в целях снижения и в конечном итоге ликвидации виктимности как массового социального явле ния.

Теоретические основы предупреждения преступности. М. 1977. С. 184.

Индивидуальная виктимологическая профилактика - это: а) выявление лиц, которые, судя по их поведению или совокупности личностных качеств, с наибольшей вероятностью могут оказаться жертвами преступников;

б) органи зация в отношении этих лиц мер нейтрализации негативных воздействий, вос питания, обучения, контроля и обеспечения личной безопасности.

Неотложная виктимологическая профилактика - это предотвращение и пресечение конкретных замышляемых и подготавливаемых преступлений с ис пользованием защитительных возможностей потенциальной жертвы, а также тактических приемов, используемых при организации профилактической рабо ты «от потерпевшего».

Таким образом, профилактика преступности - это деятельность государ ства и общества, направленная против преступности с целью удержания ее на минимально возможном уровне посредством воздействия на причины и усло вия, ее порождающие.

Предупреждение преступности представляет собой систему, которая включает объекты профилактики;

ее основные уровни и формы;

меры преду предительного воздействия;

субъектов, осуществляющих эту работу1.

Традиционно основными показателями преступности являются ее со стояние, уровень, структура и динамика. И в этой связи следует подчеркнуть, что данное исследование, как и иные научные работы в сфере наук криминаль ного цикла, имело конечной целью выдвижение конкретных, реальных предло жений по предупреждению преступности, - в той ее части, которая во многом обусловлена гендерными особенностями. Как мы уже показали, к ним относят ся те характеристики, черты и признаки, которые отличают мужчину и женщи ну исходя из их биологического (физиологического), социально демографического, социально-ролевого, правового, психологического статусов.

Гендерный анализ показал, что учет законодателем (или, наоборот, отсут ствие такового) вышеуказанных особенностей при конструировании норм уго Криминология. Общая часть / Под ред. В.В. Орехова. СПб. 1992. С. 216.

ловного и уголовно-исполнительного законодательства самым прямым образом влияет, во-первых, на реализацию наиболее значимых закрепленных в Консти туции РФ и Уголовном кодексе России основных принципов справедливости, гуманизма, равенства граждан перед законом. При этом каждый из перечислен ных принципов требует гибкого применения гендерного подхода, учитывающе го все отличающие субъекта преступления гендерные особенности.

В этом плане вредно необоснованное наделение дополнительными при вилегиями и льготами лица, совершившего преступление, (как правило, это от носится к представительницам женского пола), поскольку данная позиция соз дает ощущение лжегуманности, несправедливости, искажение принципа равен ства всех перед законом и судом. Прав Э. Жевлаков, когда пишет: «К сожале нию, разработчики законопроектов последнего времени, как уже неоднократно отмечалось в юридической печати, весьма далеки от системного восприятия ими уголовного, уголовно- исполнительного и иного законодательства. Проти воречит интересам обеспечения общественной безопасности значительная ли берализация уголовной политики и политики борьбы с преступностью в целом.

При отсутствии в стране цельной системы социальной и криминологической профилактики попытка «разгрузить» исправительные учреждения, изменяя за конодательство методами юридической техники, но, сохраняя при этом соци альные и экономические причины и условия преступности в стране, на наш взгляд, обречена на провал»1Вместе с тем, отрицательные последствия насту пают и в результате ущемления тех прав и законных интересов лиц, чей соци ально- правовой статус (вкупе с остальными присущими им особенностями) требует в некоторых случаях установления в отношении их дополнительных преимуществ, - опять-таки по причине полноценной реализации обязательных принципов уголовной ответственности. В этой части нами рассмотрены недос татки действующего уголовного и уголовно- исполнительного законодательст Жевлаков Э. О состоянии законности в учреждениях уголовно- исполнительной систе мы.//Уголовное право. 2005. № 2. С. 96.

ва РФ, ущемляющего, во-первых, социально-демографический статус мужчи ны, во-вторых, - не создающий реальных эффективно выраженных льгот в от ношении осужденных женщин-матерей несовершеннолетних детей (в частно сти, отсрочка отбывания наказания, содержание женщин совместно с детьми в исправительных учреждениях, исключение возможности частых свиданий с детьми и др.) Показательны данные масштабного анкетирования осужденных по выяв лению оценки ими своего правового и социального положения, полученные со трудниками ГУИН РФ (ныне ФСИН РФ) через пять лет после вступления в действие УИК РФ. В частности, 42, 5 % респондентов считают, что их положе ние в ИК изменилось к лучшему по сравнению с тем, которое было год- два на зад (соответственно, 57, 5 % так не считают). 29, 3 % осужденных отмечают снижение в последние годы уровня насилия в межличностных отношениях, 26, 3 % отмечают изменение к лучшему отношения администрации к осужденным (18, 2 % придерживаются противоположного мнения, а основная масса- 55, 6 % считают, что ничего не изменилось). Но главное, на что хотелось бы обратить внимание, - 49, 2 % респондентов не относятся к администрации учреждений с доверием, поскольку она не принимает во внимание интересы и права осуж денных. В целом, по результатам проведенного исследования на базе ГУИН РФ, был сделан вывод о том, что «чувство социального дискомфорта и напря женности у осужденных не только не уменьшилось в последние годы, а увели чилось, хотя оно и не принимает пока явных форм»1.

На наш взгляд, следует четко отделить криминальный статус осужденно го (уголовно-правовой, криминологический) - от иных его социальных ролей, в частности, связанных с семейными отношениями и воспитанием детей. Несо мненно, социально-демографические характеристики личности преступника являются неотъемлемой и очень важной частью общего статуса личности См.: Анализ результатов введения нового Уголовно- исполнительного кодекса. В сб.: Со блюдение прав осужденных и консультативная помощь администрации в российских пени тенциарных учреждениях//Тюремная библиотека. Вып. 5. С. 53.

преступника. Уточним, что структура личности преступника представляет собой «значимое с точки зрения криминологии упорядоченное соотношение свойств, характеризующих нарушителя уголовно- правового запрета», - так определяет ее С.В. Максимов, с которым хочется согласиться1. Он же, схема тично распределяя иерархию данных свойств, в первую очередь называет демографические (пол, возраст, этническая принадлежность и др.), и соци ально- ролевые (семейное положение, профессию и т.д.), а также, после пра вовых и нравственно- психологических особенностей личности указывает на физиологические свойства (особенности физического статуса, наличие заболе вания и т.д.).

В целом, в большинстве учебников криминологии социально демографический статус рассматривается первым в совокупности всех элемен тов криминологической характеристики личности преступника. В одном из них Ю.М. Антонян объясняет это обстоятельство следующим образом: «Выбо рочные криминологические исследования и статистические данные сви детельствуют о том, что среди преступников значительно больше мужчин, чем женщин. Однако в некоторых видах преступлений доля женщин выше, чем в преступности в целом, например, среди виновных в спекуляции (тогда еще дей ствовал УК РСФСР 1960 г.), хищениях государственного и общественного имущества путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным по ложением и некоторых других. Расхитительниц - женщин сравнительно больше среди работавших в системе торговли и общественного питания, легкой и пищевой промышленности». Он приводит данные о социальном поло жении лиц, совершивших преступления, которые позволяют сделать выводы о том, что половина преступников к моменту совершения преступления не со стояла в браке, что значительно выше, чем доля не состоявших в браке среди всего населения. При этом коэффициент преступности среди не состоявших в браке и мужчин, и женщин, вдвое выше, чем среди состоявших. Интересен Максимов С.В. Криминология. Учебное пособие. М.Ю «Инфра – М - Норма». 1997. С. 27.

и тот факт, что за время отбывания наказания в виде лишения свободы чаще распадались семьи осужденных женщин, чем мужчин. Как подчеркивает Ю.М. Антонян: «Жены больше ждут своих мужей, чем мужья жен». Преступники не должны изолироваться от общества настолько, чтобы потерять социально полезные контакты и связи (особенно семейные, род ственные), - это положение уже давно не требует доказательств и лежит в основе процесса ресоциализации любого осужденного. Поэтому ту часть социального дискомфорта, которая составляет общую социальную тревож ность осужденных (особенно, отбывающих лишение свободы) необходимо и возможно нейтрализовать за счет позитивных изменений в законод а тельстве и правоприменительной практике гендерной направленности.

Это является необходимым, поскольку без учета гендерных особенностей осу жденных нельзя правильно построить ни систему организации исполнения наказания, ни работу по исправлению и ресоциализации осужденных. Мы го ворили о многих аспектах их учета и использования в предыдущих разделах работы (например, снятие ограничений с количества телефонных перего воров с детьми несовершеннолетнего возраста, предоставление регулярных и достаточно частых свиданий с ними, предоставление осужденным - от цам малолетних и несовершеннолетних детей в некоторых случаях равных прав в сфере реализации родительских полномочий и т.д.) Несомненно, что вне дрение гендерного подхода имеет существенное предупредительное значение, такой вывод напрашивается исходя из анализа криминологических особен ностей преступности, так и проблем законодательного регулирования исполнения уголовных наказаний и ресоциализации осужденных.

Традиционный подход к пониманию проблемы предупреждения преступ ности основан на понятии «предупреждение преступлений», рассматриваемое См.: Криминология: Учебник. Под ред. Проф. Карпеца И.Н., проф. Эминова В.Е. М., «Ма нускрипт».и 1992. С. 74-75.

как в широком, общесоциальном, так и узком - частном - значениях1. Как уже говорилось, предупреждение преступности не является единственной целью, односторонне отражающей целенаправленную деятельность, проводимую го сударством и обществом в сфере противодействия преступности и ликвидации (нейтрализации) ее причин. Правильно отмечает А.И. Долгова, что «борьба с преступностью представляет единство трех направлений: 1) общей организации борьбы;

2) предупреждения преступности;

3) правоохранительной деятельно сти. Таким образом, следует вести именно БОРЬБУ с преступностью в полном ее объеме»2.

Прежде чем выделять специальную роль и особенности применения ген дерного подхода в системе предупреждения преступности, следует подчеркнуть главную мысль, отражающую самый важный момент в понимания значения глобальных общесоциальных факторов всей данной системы. Она заключается в том выводе, что практически любые социально-позитивные изменения в ус ловиях жизнедеятельности государства и общества, являющиеся как результа том совершенствования законодательной базы нововведений, так и иных искус ственных и естественных положительных социальных процессов (и иных объ ективных событий), непосредственно или косвенным путем способствуют ней трализации, сдерживанию либо ликвидации факторов, порождающих преступ ность, а также способствующих ей.

В этом плане, например, закон, улучшающий положение женщины и ре бенка (допустим, устанавливающий повышение размера пособий для матерей, имеющих малолетних детей до 14 лет) в конечном счете не может не привести к конкретным положительным результатам в сфере профилактики женской преступности, предупреждению жестокого обращения с детьми, неисполнению родителями обязанностей и т.п. Между тем, конечно, эти положительные эф Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М., 1990. С. 13.


Долгова А.И. Общая характеристика борьбы с преступностью. В кн.: Криминология, М., 1997. С. 324.

фекты не сразу и не столь очевидно проявят себя в объективной реальности, чтобы можно было напрямую связать их с принятием данного закона и доказать существование причинно- следственной связи между ним и положительными сдвигами криминологического характера.

В некоторых случаях связь между социально - экономической политикой государства (а также и органов власти отдельно взятых регионов, территори альных субъектов) и предупреждением преступности может, на первый взгляд, вообще отсутствовать. Например, при разрешении национального конфликта, ликвидации последствий стихийного бедствия, оказании гуманитарной помощи большому количеству населения своевременные и эффективные действия пред ставителей органов власти и управления будут способствовать минимизации действия определенных криминогенных факторов, хотя это и вовсе не про явится вовне.

Таким образом, борьбу с преступностью в широком смысле данного по нятия следует понимать как социально-позитивную деятельность государства, которая является одной из важнейших задач, без решения которой невозможен прогресс политической, экономической, культурно-образовательной политики.

В более узком, конкретизированном смысле борьба с преступностью в основ ном понимается как система комплексных мер, ориентированных на предупре ждение, нейтрализацию и ликвидацию причин и условий, в той или иной сте пени продуцирующих данное антисоциальное явление, способствующих ему.

Вместе с тем, несмотря на неоспоримую значимость общепревентивных мер в системе борьбы с любым видом преступности и в целом, следует согла ситься с Э.И. Петровым, который подчеркнул: «Особенность общесоциального предупреждения состоит в том, что оно не прямо нацелено на преодоление не гативных явлений, а лишь способствует этому... Иллюстрацией мер предупре ждения этого вида могут служить государственные правовые акты по стабили зации экономики. Хотя основной целью здесь является улучшение экономиче ской системы, однако реализация этих мер (в случае успеха) либо непосредст венно вызовет какие-то позитивные изменения в криминологической ситуации, либо окажет влияние на совершенствование борьбы с преступностью... В дру гом случае, эффективное выполнение, скажем, региональной программы соци альной помощи подросткам будет способствовать нейтрализации отдельных криминогенных факторов в этой среде»1.

Гендерный подход в системе мер борьбы с преступностью имеет свои особенности, что является следствием своеобразия причин и условий, в свою очередь, порождающих преступления, совершаемые различающимися по ген дерным признакам субъектами. В этой части, что касается половых различий как био-социальной основы гендерного подхода, представляется необходимым выделить значение равенства социально-правового статуса женщины в России, в том числе необходимого для установления полноценной реализации принци пов равенства ее перед уголовным законом, справедливости при назначении меры уголовного наказания за совершенное преступление.

Криминологическая и судебная статистика показывает, что на современ ном этапе женщина, совершившая преступление, имеет весьма противоречи вый уголовно-правовой статус. Его отличает, с одной стороны, привилегиро ванность ее положения по сравнению с мужчиной (неприменение смертной казни, строгих видов наказания и отбывание в исправительных учреждениях с более мягким режимом и т.д.). Огромное количество женщин фактически ухо дит от реального отбывания наказания благодаря применению условного осуж дения. Между тем, заметим, что женская преступность имеет тенденцию к не большому, но ежегодному стабильному росту. В 1986 году удельный вес жен щин среди преступников составлял 9, 4 %, в 1995 году- уже 14, 9 %, в 2010 15.9%, 2011 - 15,5%, 2012 - 15,3 %1.

Сразу же отметим, что в целом подобная позиция законодателя далеко не Петров Э.И. Криминология и организация предупреждения преступлений. М., 1995. С. 122.

См.: Криминальная ситуация в России и ее изменения. Под ред. Долговой А.И.М., Крими нологическая ассоциация. 1996. С. 26: статистические данные Минюста России 2003 - г.;

газета Гемоскоп Weekly, № 505 – 506 от 02 – 15 апреля 2013 г.

всегда оправдана, - например, уровень рецидива среди женщин (в отношении к общей массе осужденных) не отличается по удельному весу от мужского.

Вместе с тем, с другой стороны, - как показало скрупулезное изучение за конодательной и правоприменительной практики, реальное положение дел в сферах назначения и отбывания женщинами уголовных наказаний не соответ ствует ни международным требованиям соблюдения прав женщины - заклю ченной, ни реализации конституционных и уголовно-правовых принципов в отношении контингента осужденных женщин, провозглашенных российским законодательством. Это касается, например, отсутствия у осужденной женщи ны права отбывать лишение свободы по месту своего жительства, совместное отбывание лишения свободы (в одной исправительной колонии общего режи ма) впервые совершившими преступление и рецидивистками, - что прямо про тиворечит требованию раздельного содержания данных категорий осужденных, и т.д.

Таким образом, если попытаться обобщить первое и главное направление в реализации гендерного подхода в российском уголовном и уголовно- испол нительном законодательстве, то следует сказать следующее. Необходимо при вести правовые нормы в такой порядок, чтобы правовой статус женщины, со вершившей преступление, с одной стороны был привелегированным только с позиции охраны материнства и детства (в отношении беременных женщин и женщин, имеющих и воспитывающих малолетних детей), а с другой стороны – ее физиологический статус никоим образом не ухудшал ее положение по срав нению с положением осужденного мужчины, - что требует цель реализации принципа равенства. В указанных нами случаях законодатель абсолютно не обоснованно лишает женщину тех прав, которые являются основными и не мо гут нарушаться ни при каких обстоятельствах.

Во-вторых, следующим этапом деятельности по применению гендерного подхода в системе предупреждения преступности является дифференцирование положения женщины, совершившей преступление, с целью приведения в соот ветствия ее уголовно- правового статуса с требованиями принципа справедли вости. В этом плане необходимы как общесоциальные, так и узко-правовые ме ры. В-третьих, необходима разработка новых культурно-образовательных и духовно-нравственных программ, направленных на здоровую пропаганду тра диционных ценностей, связанных с социальным статусом женщины, ее ролью в сфере семейных отношений, рождении и воспитании подрастающих поколе ний.

В данном случае, что касается конкретных мер в правотворческом совер шенствовании данной сферы общественных отношений, то здесь следует уде лить специальное внимание проблеме положения женщин - преступниц с осо бым физиологическим статусом - беременных и имеющих не только малолет них, а несовершеннолетних детей. Один из популярных в плане рекламы гу манности институтов уголовного законодательства - отсрочка наказания бере менным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до 14 лет, на са мом деле является абсолютно неэффективной и малоприменяемой мерой. Если учесть, что испытательный срок, как мы отмечали, в случаях применения дан ной отсрочки, исчисляется периодом в 14 лет(!), то становится сомнительным и гуманистический характер такой правовой привилегии.

Вместе с тем, разумеется, уголовное законодательство должно содержать разумные и целесообразные нормы- исключения и нормы- привилегии для ука занной категории женщин. В особенности, в тех случаях, когда речь идет о добросовестном материнстве и отцовстве и необходимости защиты интересов малолетних детей, остающихся без опеки родителей, женщин - одиноких мате рей. Как представляется, и уголовный, и уголовно- исполнительный кодекс со держат явно недостаточные по количеству и своей разработанности нормы.

Например, уголовно- исполнительный кодекс, по аналогии с пенитенциарным законодательством стран зарубежья, мог бы регламентировать возможность осужденному матери и отцу видеться с несовершеннолетними детьми значи тельно чаще, чем это предусмотрено УИК РФ в целом. Изоляция осужденного не должна лишать его возможности реализовывать иные права и свободы, в том числе, - семейный, родительские. Тем более, если речь идет о несовершенно летних детях. Об этом говорит и международное право.

Было бы справедливым и гуманным, в том числе, по отношению к детям освободившихся после отбывания наказания осужденных, осуществлять обяза тельное трудоустройство таких родителей и поддерживать их определенное время определенными социальными пособиями, - что порождало бы оптими стическое отношение к будущему, стимулировало родителей после отбывания наказания к созданию условий нормального содержания и воспитания их детей по освобождению из мет лишения свободы.

Необходимо создание специальной системы предупреждения преступно сти женщин. Наряду с мерами общепревентивного характера следует активизи ровать борьбу с женским маргинальным поведением, пьянством, алкоголизмом, наркоманией, нарушениями норм гражданского, жилищного, семейного зако нодательства в отношении охраны прав детей. Известный криминолог Ю.М.

Антонян, исследовав проблему женской преступности, подчеркивает: «Не сле дует считать, что основная опасность здесь грозит со стороны женщин, но в том, что их роль в этом велика, наверное, не сомневается никто». Гендерный подход к проблеме разработки мер предупреждения и совер шенствования законодательства целесообразно применять уже в самом начале процесса нормотворчества, на этапе обсуждения, криминологической экспер тизы законопроектов, и развивать его поэтапно и последовательно дальше, в деятельности судов, при назначении уголовных наказаний, при исполнении их, в деятельности всех иных органов и учреждений правоохранительной системы.


Несомненно, что необходимо использовать имеющийся международный опыт по применению гендерного подхода и заимствовать лучшие, приемлемые в со временных российских условиях, его новеллы и достижения.

Антонян Ю.М. Преступность среди женщин. М., 1992. С. 213.

Интенсивной криминализации общества и, в частности, женщин, в по следние 10 лет способствовал начавшийся в 90-х годах процесс выброса из сферы общественного производства огромного числа лиц трудоспособного воз раста;

низкая социальная защищенность широких слоев населения и, как след ствие этих обстоятельств, - возрастание доли неимущих семей и отдельных лиц с потенциально высокой степенью готовности к противоправному поведению, криминальному образу жизни.

В.Н. Кудрявцев указывал, что «существо вопроса и здесь заключается в том, что поскольку половые различия имеют и социальное значение, то разли чие в уровнях преступности мужчин и женщин является следствием не биоло гического фактора, а социально-психологического фактора». Таким образом, социально-стабильная база жизнедеятельности женщины в любом обществе является первоосновой для существования и развития нрав ственных начал. Данное положение «красной нитью» проходит через много численные труды и исследования, посвященные личности преступника, детер минантам совершения преступления, психологии преступника, в том числе женщины.

Вместе с тем исторический анализ сложных в социальном плане периодов жизни страны позволяет сделать следующий вывод: нравственность способ ность деформироваться, преломляясь под воздействием тяжелых социальных условий. «Чем социальные условия неблагоприятнее, тем более сильный нега тивный отпечаток могут накладывать на личность предопределяя в известной мере его дальнейшее поведение… Научно обоснованная разработка специаль ных предупредительных мер должна опираться и на данные о числе лиц, нахо дящихся в криминологически неблагоприятных условиях». Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. М., 1968. С. 58-59.

См.: Долгова А.И., Кудрявцев В.Н., Карпец И.Н., Панкратов В.В. Личность преступника и механизм преступного поведения. В кн.: Курс советской криминологии. М., «Юридическая литература». 1985. С. 252.

Вместе с тем история человечества свидетельствует, что, в свою очередь, поколения безнравственных личностей, бездуховность общества приводят к дестабилизации материальных, экономических институтов государства. Закон ность, честность, мораль и нравственность также необходимы для функциони рования рыночной экономики - как и любой другой экономической системы.

Поэтому при организации профилактической работы важно учитывать тот факт, что влияние социально-экономических факторов всегда опосредуется об стоятельствами субъективного характера.

В отношении организации профилактической работы с женским контин гентом необходима разработка единой системы методик, принципов, подходов.

Основы данной работы должны базироваться на гуманности и милосердии, стремлении понять коренные детерминанты поведения каждой из женщин, предпринять меры по оказанию помощи в социальной и личностной реабили тации.

Национальная политика России должна ориентировать население на со зидание;

укрепление семьи;

рождение и воспитание детей;

привитие самоува жения и патриотических чувств к отечеству;

твердое соблюдение норм соци ального общежития и правопослушное поведение в целом.

На современном этапе средства массовой информации, играющие огром ную роль в формировании у населения негативных образов и норм поведения, зачастую проводят антисоциальные и откровенно криминальные по своей на правленности сюжеты в телепередачах и печати, чем скорее служат крими нальному миру, нежели прививают социально-позитивные ценности.

Справедливо констатировал С.Е. Вицин: «Нельзя забывать факторы соци ально-психологического характера: непрерывный процесс умножения социаль ных связей;

изменения в системе социальных ценностей, которые могут приво дить к явлениям психологического дискомфорта личности, вызываемого чувст вом неудовлетворенного социального престижа в связи с невозможностью пол ного удовлетворения материальных и духовных потребностей людей при нали чии высоких образцов, определяющих уровень социальных притязаний наших современников, ослаблением роли семьи (в частности, в воспитании подрас тающего поколения);

увеличение различий между слоями населения по куль турному и образовательному уровню»1.

Проблема частного, субъективного, индивидуального предупреждения в деле борьбы с преступностью является одной из основ эффективного воздейст вия в предупредительной деятельности государственных и общественных структур.

В.Н. Кудрявцев писал: «Необходимо создавать и развивать на современ ном уровне систему профилактики преступлений. Ее рациональные основы бы ли заложены в нашей стране более полувека назад и затем с успехом восприня ты и модернизированы во многих западноевропейских и азиатских странах...

Необходимо на новой, добровольной основе восстановить и укрепить связь ме жду правоохранительными органами и населением, вернуть утраченное к ним доверие со стороны граждан. В первую очередь, забота государства и общест венности касается безнадзорных, «трудных», «запущенных» детей и подрост ков, а также определенных групп населения (безработные, мигранты, алкоголи ки, наркоманы и др.)»2.

Нельзя не отметить также следующую тенденцию: при применении ген дерного подхода в зарубежном (и российском) законодательстве, практике реализации уголовной ответственности и наказания и разработке мер пре венции все чаще исследуется женщина не только как субъект преступления, но и как потерпевшая. При этом большинство ученых отмечают, что с начала 90-х гг. наблюдается явное ухудшение положения женщин, страдающих от до машнего насилия.

В этой связи представляет интерес опыт работы отдела расследований дел о домашнем насилии прокуратуры Лос-Анджелеса. В 1977 г. в прокуратуре Вицин С.Е. Системный подход и преступность. М., 1980. С. 28.

Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования. М., 1998. С. 197-198.

города был создан специальный отдел по разработке методов судебного пресле дования случаев домашнего насилия. Ранее система уголовного правосудия не решалась проводить энергичное судебное преследование случаев домашнего насилия, за исключением тяжких преступлений, связанных с убийством или покушением на убийство. Серьезно относясь к судебному преследованию по добных преступлений, прокуратура нашла возможность вмешиваться в слу чаи домашнего насилия, пока ситуация сохранялась на уровне мелких правона рушений. Жертва преступления лишается сейчас возможности повлиять на ре шение вопроса о возбуждении или прекращении дела по факту применения к ней насилия. Дело возбуждается прокурором при обнаружении признаков при менения к женщине насилия, и нежелание жертвы давать показания при нали чии прочих доказательств в пользу обвинения также не является фактором, пре пятствующим привлечению виновного к ответственности. Представляется, что предупреждение насилия в отношении женщин является одновременно мерой предупреждения женского криминального насилия.

В свою очередь, Ю.М. Антонян уточняет: «Профилактика антиобщест венного поведения и преступлений женщин имеет большое моральное значе ние. Положительные результаты в этой области могут привести к оздоров лению нравственности, укреплению социально-одобряемых отношений во многих областях жизни, и в первую очередь в семье, улучшению воспитания подрастающего поколения»1.

Вместе с тем, есть и мнения, состоящие в том, что выходом из тупика (имеется ввиду рост женской преступности) является все- таки минимизация назначения женщинам строгих наказаний, особенно лишения свободы. В ча стности, поводом для суждений подобного рода явился пример реформирова ния польской пенитенциарной системы. В 1985 году в Польше было начато резкое сокращение количества женщин, осуждаемых к лишению свободы.

Антонян Ю.М. Профилактика преступности женщин и гуманистические ценности. В кн.:

Преступность среди женщин. М., 1992. С. 213.

Таким образом, за два года женское население в местах лишения свободы уменьшилось более чем на 50%. Сейчас женское население в тюрьмах Польши продолжает сокращаться, и на конец, 2011 года оно составляло около 1 500 че ловек. Ожидалось, что резкое уменьшение случаев заключения женщин в тюрьму должно было увеличить женскую преступность, но этого не произош ло, и женская преступность осталась на прежнем уровне -11%. В резуль тате некоторые ученые сделали вывод: «Польская реформа доказала, что ко личество людей в тюрьмах не влияет на уровень преступности в государстве.

Она показала, что тюрьма не имеет шансов предотвратить преступление». В УК РФ России установлена достаточно разветвленная система уголов ных наказаний. Вместе с тем, если применить гендерный анализ при изучении материалов судебной практики, то выяснится, что в реальности используется очень небольшой их перечень, а в отношении женщин, фактически, применяет ся преимущественно только лишение свободы. В остальных случаях женщины либо уходят от уголовного наказания (применяется условное осуждение), по скольку применение иных видов наказания невозможно из-за отсутствия соот ветствующих условий. Хотя, как подчеркивает А.А. Лакеев, «лишение свободы остается пока одним из основных средств воздействия на преступников, - ука зывалось в выступлениях ряда участников восьмого Конгресса ООН по преду преждению преступности и обращению с правонарушителями, проходившем в 1990 году в Гаване»2. Его слова остаются актуальными и по сей день.

Отсутствие возможности применения альтернативных лишению свободы видов уголовного наказания (ограничение свободы, обязательные работы, арест и др.), «привело к доминирующему положению в структуре мер наказания ус Кучвальская И.Л. Гендерный анализ Уголовного, Уголовно-исполнительного и Уголовно процессуального кодексов Республики Беларусь. Минск. 2012.

Лакеев А.А. Виды уголовных санкций по законодательству зарубежных стран и их приме нение. Рязань, 1994г. Высшая школа МВД РФ. С. 5.

ловного осуждения (ст. 73 УК РФ 1996 года), которое составляет почти поло вину от общего числа осужденных»1.

В целях профилактики преступлений со стороны женщин, необходимы существенные коррективы в пенитенциарной политике, и в этом плане вносятся конкретные предложения - как в законодательном, так и практическом направ лении2.

Пенитенциарная политика переживала и переживает на современном этапе всевозможные теоретические и практические реформы. Вместе с тем да же действующий с 1 июля 1997 года Уголовно-исполнительный кодекс Россий ской Федерации, мало что изменил в плане гендерной дифференциации испол нения уголовных наказаний в отношении осужденных женщин, между тем, как представляется, давно назрела необходимость обобщить в отдельной главе та кой институт как «исполнение уголовных наказаний в отношении осужденных женщин».

Принцип дифференциации условий женской изоляции при лишении сво боды со всеми взаимосвязанными с этим последствиями не проводится ни в Уголовно-исполнительном кодексе РФ, как базовом пенитенциарном норма тивном акте, ни в Правилах внутреннего распорядка исправительных учрежде ний, на местах регламентирующих порядок исполнения (отбывания) данного вида наказания. По-прежнему, как и двадцать лет назад, лишенные свободы женщины размещаются только в исправительных колониях двух видов режима: общем и строгом. Более того, новый УК РФ еще более усилил концентрацию особо зло стных преступниц (совершивших особо опасный рецидив), определив только для данной категории направление в колонии строгого режима (п. «в» ст. 58 УК РФ).

Преступность и судимость. В сб.: Судебная статистика (современный анализ данных уго ловной судебной статистики России 1923-1997 годов). М., 1998. С. 11.

Ткачевский Ю.М. Прогрессивная система исполнения уголовных наказаний. М., 1997. С. 3.

См.: Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений. Утверждены Приказом Министра МВД РФ № 330 от 30 мая 1997 года. М., 1997.

По прежнему женщины (как, собственно, и отцы - осужденные к лише нию свободы) фактически лишены возможности видеться и общаться с детьми в нормальном режиме и достаточно регулярно, как того требуют основы обес печения родительских и семейных прав матери. Между тем, даже в государст вах с достаточно жесткой пенитенциарной системой установлены в этом отно шении существенно более лояльные порядки. Например, законодательство Англии и Уэльса устанавливает: «Осужденным разрешается одно свидание сра зу после прибытия в тюрьму и потом еще два продолжительностью не менее тридцати минут каждые двадцать восемь дней. Заключенные до суда имеют право на свидание продолжительностью не менее 15 минут каждый день или на три свидания в неделю - в общей сложности полтора часа. Право детей, какого бы они ни были возраста, поддерживать контакт со своей матерью. В некото рых тюрьмах разрешается посетителям оставаться на целый день». Для сравнения отметим, что ст. 121 Уголовно-исполнительного кодекса РФ устанавливает для осужденных (в том числе - для женщин), отбывающих наказание в колонии общего режима на обычных условиях, - «шесть кратко срочных и четыре длительных свидания в течение года». Не вызывает споров факт необходимости серьезного реформирования системы свиданий, а также телефонных переговоров осужденных с родными, возможно, вообще предусмотреть при этом снятие ограничений в их количест ве, в первую очередь для осужденных, имеющих несовершеннолетних детей.

Вполне реальным представляется таким осужденным разрешить еженедельные свидания продолжительностью не менее 2 часов (при условии их безупречного поведения). Следует расширить применение такого института как отпуск с вы ездом домой для осужденных, имеющих детей до 18 лет, что также соответст вовало бы укреплению здоровой социально - демографической политике, со Правила и практика сегодня в Англии и Уэльсе. В кн.: Тюрьмы и права человека. Рязань, 1997. С. 88 - 89.

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации. М., 1997.

блюдению основных прав осужденных и реализацию принципов гуманизма, справедливости.

Проблема применения гендерного подхода весьма актуальна не только для законодателя, но и для правоприменителя, и неразрешенность, неурегули рованность многих связанных с ней практических аспектов в деятельности правоохранительных органов также снижает эффективность предпринимаемых мер превенции - как общей, так и частной. Мы провели опрос и анкетирование судей, сотрудников прокуратуры и милиции, поставив цель выяснить наличие проблемы гендерной дифференциации для их профессионально деятельности, существование или отсутствие системы учета ими гендерных признаков, а так же их мнение по проблеме необходимости внедрения единой системы гендер ного подхода в системе реализации положений уголовного, уголовно- процес суального и уголовно- исполнительного права.

Результаты проведенной работы отражены в следующих данных:

- 69,3 % респондентов считают, что проблема гендерной дифференциа ции в их непосредственной работе существует и требует определенных безот лагательных решений;

- 82,7 % респондентов полагают, что более привилегированным положе нием среди лиц, совершивших преступление, обладают женщины;

- 77,3 % респондентов считают, что к гендерным признакам, наличие ко торых требует особого снисхождения для лица, совершившего преступление.

Следует относить беременность и наличие малолетнего ребенка;

- 65,3 % респондентов согласны с тем, что разработка и применение еди нообразного систематизированного гендерного подхода в законодательстве и правоприменительной практике необходимо и целесообразно, и будет способ ствовать реализации основных принципов уголовного законодательства, гаран тированности конституционных прав и свобод осужденных.

Показательно, что 14,7 % всех опрошенных считают гендерную пробле му в сфере применения уголовного закона надуманной, несуществующей.

При этом следует указать, что данное мнение присуще молодым, начи нающим сотрудникам правоохранительной системы и прокуратуры (чей стаж работы составляет менее 5 лет). Характерно также, что чем сотрудник более профессионален и компетентен (стаж работы более 15 лет, высшее специаль ное образование, наличие ученой степени), тем больше его беспокоит про блема справедливой и гуманной дифференциации при проведении рассле дования уголовного дела, рассмотрения дела в суде, исполнения уголовных на казаний в отношении мужчин и женщин. Подавляющее большинство отмечают необходимость использования собственного опыта и интуиции при реше нии вопроса о применении особых льгот, например, к женщинам (например, отсрочки отбывания наказания, или отпуска с выездом домой при отбывании лишения свободы), поскольку, по мнению большинства, ни законодательные предписания, ни ведомственные документы, ни существующая методическая база не регламентируют в полноценном объеме данные вопросы, либо, напро тив, ограничивают права и свободы обвиняемых, подсудимых и осужден ных в плане гендерной дифференциации.

Однако без решения основных социально-экономических проблем, имеющих первоочередное значение в деле предупреждения преступности, представляется невозможным реализовать и специальные программы профи лактического значения. Как справедливо заметил В.Н. Кудрявцев, детерминизм преступности может быть прослежен на общесоциальном, групповом и инди видуальном уровнях. «Между ними существует тесная взаимосвязь: элементы нижестоящего уровня «представлены» в вышестоящем и подчиняются его за кономерностям. В то же время вышестоящий уровень не может быть сведен к нижестоящему». Хотя общество, в конечном итоге, состоит из индивидов - от дельных людей, но «закономерности его развития иные, чем функционирование человека;

они не ограничиваются законами жизни малых социальных групп. А личность не может быть сведена к организму с его физиологическими функ циями...». Проведенные исследования проблем в сфере исполнения уголовных нака заний в отношении осужденных женщин, подтвердили острую актуальность го сударственной работы над концепцией уголовной и уголовно- исполнительной политики в отношении женщин, реализация всех указанных принципов и по ложений которой способствовала бы предупреждению, сдерживанию роста и совершенствованию борьбы с женской преступностью в целом. Кроме того, нельзя не предусматривать и гендерные особенности мужчин, подвергающихся мерах уголовной репрессии, - в тех случаях, когда они являются отцами мало летних детей, равенство их прав на исполнение родительских обязанностей и реализацию соответствующих прав признано давно во всем цивилизованном мире.

Нельзя не согласиться, что меры воздействия на преступников «только тогда могут быть эффективными, когда при их применении учитываются имеющиеся личностные особенности... Надо точно знать криминологически значимые личностные характеристики, а не ограничиваться общим указани ем на учет «личности преступника»;

во-вторых, необходимо уметь выявлять и точно оценивать такие характеристики, устанавливать их роль в механиз ме преступного проведения...». 2 Учет гендерных особенностей имеют са мое непосредственное отношение к сказанному: без надлежащего ис пользования знаний о них и реализации их в уголовной политике (законодатель стве, правоприменении) вряд ли можно прогнозировать положительный эффект предупредительных мер.

Кудрявцев В.Н. Генезис преступления: опыт криминологического моделирования. М., 1998.

С. 10.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.