авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

Общественный фонд

«Транспаренси Казахстан»

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ

«Суды без коррупции»

Алматы, 2001 г.

Содержание:

А.А. Малиновский

О проекте «Суды без коррупции»..................................................................................................... 5

Б.Н. Лапин

Аналитическая записка о конституционном законе

Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей

Республики Казахстан» от 25 декабря 2000 г. № 132-11 ЗРК....................................................... 8 К. Бард Анализ конституционного закона Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей».................................................... 14 Ю. Р. Кутвицкая Сравнительный анализ статей ранее действовавшего Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу Конституционного закона «О судах и статусе судей в Республике Казахстан»

от 20 декабря 1995 г. и Конституционного закона Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» от 25 декабря 2000 г............................................................................... Г.Ж. Сулейменова О некоторых проблемах терминологии и содержания Конституционного закона Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан»................................................... С.М. Злотников О некоторых факторах, влияющих на коррупцию в судах.......................................................... Г.Д. Тленчиева Сравнительная таблица антикоррупционного законодательства Республики Казахстан и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию..................................................... Г.Ж. Сулейменова О недостатках УПК Республики Казахстан.................................................................................. Ф.А. Тлегенова I. О системе гражданского процессуального права и структуре ГПК Республики Казахстан........................................................................................ II. О необходимости унификации терминов и понятий в гражданском и уголовном судопроизводстве.......................................................... В.И. Воронов I. Роль прокуратуры в судебном процессе................................................................................... II. Роль адвокатуры в обеспечении прозрачности судебной власти.......................................... III. Исполнение судебных решений.............................................................................................. Рекомендации.............................................................................................................................. Социолого-правовой анализ..................................................................................................... О ПРОЕКТЕ «СУДЫ БЕЗ КОРРУПЦИИ»

Настоящий проект осуществлен по одной из центральных и наиболее животрепещущих тем современной публичной жизни Казахстана. Отличающаяся высоким общественным накалом, своими многочисленными гранями проблема коррупции в судах выходит на такие институты, как обеспеченность прав и свобод граждан, формирование демократического общества и правового государства, принцип разделения властей и механизм сдержек и противовесов, эффективное функционирование судебной ветви власти, независимость и ответственность судов и судей, качественное законотворчество и многие другие. Даже при иных идеальных условиях коррумпированность органов государственной власти сводит на нет многие чистые помыслы, веру и надежду людей, работу институтов и организационных структур, оборачивается крупными конфликтами и потрясениями.

Ценность настоящего исследования определяется стремлением его инициаторов подвергнуть анализу проблему коррупции в судах в ее комплексе, провести системный анализ порождающих ее факторов, обуславливающих живучесть и, в конечном итоге, сложность борьбы с нею в чисто правовых координатах.

Еще один несомненный плюс - это вывод темы из чисто судебных, прокуроских, минюстовских, полицейских и т.д. рамок, попытка подняться над ведомственными претензиями и стремлением «сохранить честь мундира».

Нельзя не оценить положительно междисциплинарность работы, широкое применение методов социологии, сравнительного правоведения, научного толкования законодательных актов специалистами различных правовых отраслей. Думается, в наше время, характеризующееся разобщенностью юридических кадров по «отраслевым квартирам», собрать воедино узких специалистов правоведов вокруг одной темы - достаточно непростая задача, Результаты исследовательского проекта обобщены в две книги, которые условно можно определить как итоги социологического исследования и научный анализ действующего законодательства, Каждая из книг представляет собой законченный продукт со своими посылками, аргументами (контраргументами), их анализом и предлагаемыми выводами и рекомендациями. Причем явно налицо внутренняя логика, в содержательном отношении объединяющая изложенный материал.

Особо подчеркну полезность сделанных выводов и предложений в совершенствовании правовой основы отправления правосудия, повышения его эффективности и укрепления морально-этических основ.

Анализ представленного материала позволяет высказать отдельные предложения и рекомендации.

По социологической части исследования («Часть первая»).

1. Заслуживает внимания определенная корректировка социальной базы анкетирования и глубинных интервью. Ответы «клиентов» анализировались с позиции возрастных характеристик, частоты участия в рассмотрении различных категорий дел, а также проживания в городе либо в селе. Думается, их целесообразно дополнить характеристиками пола и образования.

2. Поскольку представления «клиента» в значительной степени определяются длительностью общения с судом (судьей, работниками судебной системы) вопрос: «Как часто Вы обращались или были вызваны в суд»

более правильно было бы адресывать отдельно истцам (ответчикам) и подсудимым, а также иным участникам судебного процесса. Ведь одно дело - пройти весь путь поиска справедливости, и другое - выступить единожды в качестве свидетеля. В противном случае впечатления представляются как бы «усредненными».

3. Вряд ли оправдано включение респондентов от Алматы и Астаны соответственно в Алматинскую и Акмолинскую области. По своему общему уровню, жизненной ориентации и опыту, открытости к серьезному разговору жители столиц и областей, конечно же, отличаются друг от друга, и эти особенности могут быть весьма интересны и показательны для исследования.

4. В объединенных в первый том материалах, к сожалению, нет текстов анкет и абсолютных сведений об их количестве в разрезе областей, что несколько осложняет анализ результатов опросов и глубинных интервью.

Как усматривается из таблицы «Численность респондентов по регионам, в %», доля в 6% характерна для Западного Казахстана. Однако какова абсолютная численность «клиентов» и «профессионалов» не усматривается, хотя и присутствует ссылка на Приложение № 1.

5. В материалах изучения анкетирования неоднократно оговариваются особенности респондентов Западно Казахстанского региона (напр.: стр. 5 - «...закрытость респондентов, проживающих в этом регионе», с. 20 «...Такая ситуация может быть объяснена присущими этому региону характерными особенностями, о которых было сказано выше»). Разделяя мнения автора, отмечу, что каждый регион Казахстана представляет собой неповторимый набор различных особенностей, и было бы очень хорошо, если бы участники проекта выдвинули перед собой задачу рассмотрения предмета исследования в региональном разрезе.

6. Думается, не совсем корректно противопоставлять (по замыслу авторов) такие явления (действия или бездействия) как «Волокита/Эффективность», «Вымогательство/Порядочность» (с. 8). По своей сути они не являются полными противоположностями.

7. В представленном виде использование зарубежного опыта (стр. 25 - назначение (избрание) судей в США, стр. 64 - федеральные расходы на правосудие в США) является маловесомым. Забегая вперед, подчеркну, что исследование в значительной степени выиграло бы от сравнительного анализа законодательства о борьбе с судейской коррупцией в зарубежных странах.

8. Анализу подвергнуты конституционные законы, но ведь и указами Президента республики регламентируются важнейшие отношения. На стр. 28 высказывается требование о необходимости прохождения стажировки, хотя и оговаривается, что оно было сделано до вступления в силу Конституционного закона «О судебной системе и статусе судей». В соответствии с этим Законом Указом Президента от 26. 06. 2001 г.

утверждены Положение о прохождении стажировки кандидатом в судьи, Положение о квалификационных классах судей и Положение о Республиканской и областных дисциплинарно-квалификационных коллегиях судей. В июле 2001 г. в Гражданский процессуальный и Уголовно-процессуальный кодексы внесены соответствующие изменения и дополнения. Однако, вероятно, эти новейшие изменения «не успели» за работой над проектом.

9. Заслуживают авторских комментариев отдельные положения (об обжаловании решения областной ДК коллегии в Республиканскую ДКК, о председателе суда как единственном субъекте правомочном инициировать дисциплинарное производство и пр.).

10. В отдельных моментах произошло как бы смещение акцентов. Объективные факторы волокиты (стр.

40): «3. Отсутствие должной организации в судах, граничащее с халатностью самих судей: «Не пришла одна бумага - приходится откладывать заседание для целой команды людей» (очевидно, здесь речь идет не о внутренних для суда факторах, а о неисполнении поручений - запросов судей вовне);

«незнание законодательства сторонами» более правильно отнести к субъективному фактору.

11. В отношении второй части (научного аналитиза действующего законодательства) в качестве общего замечания обосновано мнение об определенной оторванности изложенного исследовательского материала от проблем коррупции в судах. Весьма интересными здравыми критическими взглядами характеризуются публикации Б.Н. Лапина, К. Барда, Ю. Кутвицкой, Г. Сулейменовой, Ф. Тлегеновой и В. Воронова. В них подняты исключительно актуальные аспекты доступа граждан к правосудию, совершенствования законодательной техники, унификации терминологии, использованной в законодательстве (что особенно важно, в процессуальном), а также правоприменительной практики прокуратуры и адвокатуры. Вместе с тем провести «красной линией» проблему судейской коррупции через подвергнутые скрупулезному анализу нормативные акты, выделить «болевые точки» и предложить соответствующие рекомендации удалось не всем экспертам. В отдельных случаях чувствуется стремление авторов уйти в еще более высокие теоретические материи (например, обсудить предназначение суда, предложить наделить Верховный суд правом законодательной инициативы, легитимизировать право судебных прецедентов, использовать вместо понятия «процессуальных законов» понятие «судопроизводственные» и так далее). Естественно, все они безусловно интересны для дальнейшей дискуссии и наведения «порядка» в материальном и процессуальном праве. Однако многие из них идут лишь фоном к главной теме проекта.

На общепроблемном фоне своим конкретным целевым содержанием отличаются материалы «О некоторых факторах, влияющих на коррупцию в судах» и «Сравнительная таблица антикоррупционного законодательства Республики Казахстан и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию». Они являются кульминационными (особенно первое) для всего исследования, строго целевыми, системными и в значительной степени обобщающими все исследование.

В качестве общего вывода считаю необходимым высказать следующее.

Авторским коллективом проделана полезная, качественная и объемная работа. Ее первым итогом явились результаты, изложенные в двух томах исследования. Несмотря на отмеченные шероховатости, примененные методология и методика, а также выводы и предложения заслуживают положительной оценки. Я не оговорился, акцентировав внимание на «первых» итогах, поскольку «Транпаренси Казахстан» только разворачивает свою деятельность, и открытое направление научных исследований необходимо углублять и расширять, привлекая к ним все новые и новые силы.

В.А. Малиновский, Проректор Академии «°дiлет»

к.ю.н., доцент Б.Н. Лапин, заместитель начальника главного экспертно-аналитического управления, заведующий экспертно-правовым отделом секретариата Совета Межпарламентской ассамблеи СНГ, кандидат юридический наук, доцент АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЗАПИСКА О КОНСТИТУЦИОННОМ ЗАКОНЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН “О СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ И СТАТУСЕ СУДЕЙ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН” ОТ 25 ДЕКАБРЯ 2000 г. № 132-11 ЗРК Концепция, структура и содержание Конституционного закона Республики Казахстан “О судебной системе и статусе судей” (далее по тексту – Закон) отвечают, в целом, идее и целям реформирования системы органов правосудия в условиях обретения республикой полного государственного суверенитета и реализации определенных ее Основным законом задач построения демократического правового государства.

Принципиально важным является соединение в одном нормативно-правовом акте норм, определяющих организационно-структурное построение системы судебных учреждений и статус судей, что делает закон удобным для применения и возможной его новеллизации.

Большое значение для эффективности всей правоприменительной практики Республики Казахстан, в отличие от других государств, например, Франции, Германии, Армении, Беларуси, Грузии, Кыргызстана, России, Таджикистана и Узбекистана, имеет, хотя и не обозначенное в качестве основного принципа, но вытекающее из наименования и содержания Закона начало единства судебной системы, реализуемое через юрисдикцию одного высшего судебного органа (Верховного суда), что нашло отражение в статьях 17- Закона. Идея «концентрации» судебной власти, как это имеет место, например, в США, Канаде, Австралии, Индии, Японии, Финляндии, представляется более предпочтительной идее ее «разделения» на самостоятельные и невзаимосвязанные юрисдикции (конституционную, гражданскую, хозяйственную, административную, финансовую и другие).

Весьма инновационным выглядит законодательное решение об упразднении ранее существовавшей в Верховном суде военной коллегии, что несомненно должно способствовать повышению действенности социального («гражданского») контроля за отправлением правосудия «судьями в погонах», которые в силу данного фактора не могут не подчиняться воинским уставам, субординации и приказам вышестоящих начальников. В этой связи данный вид судебной юрисдикции как противоречащий принципам равенства всех перед законом и судом, а также праву каждого на равный суд, всегда вызывал и будет вызывать серьезную обеспокоенность общества. Данный феномен, порожденный условиями военного времени, несомненно выглядит рудиментарно в стабильно мирной обстановке, поскольку он давно и практически полностью утратил обусловивший его появление характер чрезвычайности.

Очень важным фактором для развития национальной правовой системы является положение пункта 3 части 2 статьи 17 о нормативном характере принимаемых Верховным судом Республики Казахстан постановлений по вопросам применения судами законодательства.

В ряду других прогрессивных новаций необходимо отметить введение в судопроизводственный процесс института присяжных заседателей и обязательности стажирования кандидатов на судейские должности, объединение “хозяйственных” и ”гражданских” коллегий, упорядочение процедуры возбуждения дисциплинарных дел в отношении судей.

Вместе с тем, как нам представляется, текст и содержание этого Закона недостаточно проработаны в содержательном и юридико-техническом отношениях.

Статут о судах и судьях, каковым является рассматриваемый документ, должен иметь преамбулу, раскрывающую его смысл и значение (цели и задачи), а также специальные статьи о предмете правового регулирования (публичных правоотношениях по организации, осуществлению компетенции и взаимодействию элементов структуры судов).

Необходимо четкое определение основных принципов построения и функционирования судебной системы.

Некоторые из этих начал включены в статьи 1-4 Закона, однако конституционный акт должен более весомо акцентировать на них внимание, обстоятельно раскрывать их значение и смысл. Особенно это относится к принципам независимости судов от исполнительной власти и администрации, беспрепятственности доступа к правосудию, гласности в деятельности судов.

Законодательство о демократическом переустройстве судебной системы должно основываться на положениях Всеобщей декларации прав человека ООН, Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, а также Международного пакта о гражданских и политических правах ООН о равенстве всех перед законом и судом, предоставлении каждому справедливого, компетентного, независимого и беспристрастного правосудия, открытости разбирательства дел без неоправданной их задержки, презумпции невиновности, запрещении использования доказательств, полученных незаконным путем, обязательности решений судов.

Многие из этих принципов декларируются статьями 13, 14, 77 Конституции Республики Казахстан, однако их целесообразно «развернуть» и конкретизировать в данном Законе.

Чрезвычайно также важно более четко определить действительное предназначение суда, поскольку в законодательстве, юридической литературе и широкой публицистике (не только стран СНГ) утвердилось представление, что суд «защищает» права, граждан и даже законы. Однако данное утверждение не может быть признано состоятельным, поскольку каждого человека (гражданина - подданного государства, иностранца и лица без гражданства) всегда и во всем защищает только закон.

В статье 7 Всеобщей декларации прав человека говорится о праве всех «на равную защиту закона» (здесь и далее выделено мною – Б.Л.), а в статье 8 – о праве человека «на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами». Преамбула и статьи 1, 2, 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ссылаясь на положения Всеобщей декларации, имеют в виду главной целью «обеспечение всеобщего и эффективного признания и соблюдения провозглашенных в ней прав» и «при определении гражданских прав и обязанностей» предоставления справедливого публичного разбирательства дела беспристрастным судом. Пункт a) статьи 2 Международного пакта о гражданских и политических правах ООН провозглашает обязанность государства обеспечить любому лицу «эффективного средства правовой защиты», а в пункте b) сказано о том, что «правовая защита» устанавливается компетентными судебными, административными или законодательными властями.

Таким образом, когда речь идет об осуществлении судами функций правосудия, то это означает юрисдикционную реализацию (признание, восстановление, подтверждение, обеспечение соблюдения и применение) нормативно-правовых предписаний. Именно они гарантируют надлежащее осуществление нарушенных, оспариваемых либо подвергающихся сомнению или непризнанию субъективных прав. Лишь в этом смысле можно говорить о защите субъективных прав посредством позитивного (статутного и прецедентного) права в суде, а не судом. Суд заведомо не может ни в процессе разбирательства дела ни, тем более, после его окончания защищать ни одну из тяжущихся сторон (истца - ответчика, подсудимого – обвинителя), ибо по закону все перед ним равны. Дела должны решаться судом абсолютно непредвзято. В противном случае в обществе не будет подлинно независимого правосудия.

Итак, вполне очевидно, что объективное (статутное) право не нуждается ни в чьей защите. Оно должно исполняться, соблюдаться либо надлежащим образом использоваться. Разбирая юридические коллизии, суд принудительным порядком обязывает субъектов правоотношений к исполнению правовых предписаний. С этой целью он раскрывает и «переводит» в состояние реальности праворегулирующий потенциал юридических установлений. Что касается нарушенных или оспариваемых субъективных прав, то и они отнюдь не защищаются судом, а устанавливаются, либо восстанавливаются на основе применяемых им норм объективного права. Если субъективное право не может быть восстановлено, суд реализует санкции норм позитивного права, компенсирующие убытки.

Человек должен знать, что в гражданском обществе его личный статус, права и интересы защищены законом, но «физически» (в юридическом смысле) он должен защищать себя сам, а не ждать, что кто-то сделает это за него.

В связи с вышеизложенным содержащееся в части 2 статьи 1 Закона положение о том, что «судебная власть… имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций»

требует существенной корректировки. Это тем более очевидно, что вслед за этой фразой законодатель совершенно обоснованно говорит об «обеспечении» судом «исполнения» Конституции, законов и иных нормативных правовых актов, международных договоров республики.

Вполне оправданным было бы введение в Закон принципа осуществления Верховным судом законодательной инициативы по вопросам своего ведения, что соответствует провозглашенному в Конституции Республики Казахстан курсу на демократическое устройство государственной власти на основе четкого и целесообразного «разделения» ее функций. Здесь следует оговориться, что широко постулируемый тезис о «разделении властей» является в значительной мере условным, ибо государственная власть по своей сути неделима. Речь может идти лишь о разграничении властных полномочий и распределении компетенции между «ветвями» центральной власти, каждая из которых реализует присущие ей функции в рамках единой государственной власти.

В этой связи весьма значимой предпосылкой для становления в Республике Казахстан подлинно независимых и пользующихся общественным доверием судов явилось бы конституирование их в статусе непосредственно осуществляющей государственную власть самоуправляющейся системы с контрольными полномочиями за правомерностью решений и действий законодательных органов, правительственных учреждений, административных органов и должностных лиц. Понятно, что данный принцип можно будет ввести в принятый Закон после соответствующих конституционных поправок.

Необходимо более определенно легитимизировать в Законе принцип применения права судебных прецедентов. Его источниками де-факто являются не только руководящие разъяснения и толкования Верховного суда, но также и вступившие в законную силу постановления вышестоящих судов по рассмотренным ими делам.

Известно, что под сильным влиянием англо-саксонского прецедентного права (stare decisis) сформировалась «семья» стран «общего права» (common law). Европейская (континентальная) правовая система ранее отрицала право судебных прецедентов. Однако в последнее время Европейское экономическое сообщество добилось большого прогресса в унификации соответствующих национальных законов государств членов на базе международных договоров, собственной системы нормативных актов и решений Суда ЕС (Court of Justice), имеющих преюдициальное значение. Одним из важнейших условий вступления Азербайджана, Армении, Грузии, Молдовы, России и Украины в Совет Европы явилось признание ими права судебных прецедентов, основывающегося на решениях Европейского суда по правам человека (European Court of Human Rights).

В этой связи упомянутое выше положение пункта 3 части 2 статьи 17 Закона целесообразно определить в качестве основополагающего принципа в разделе 1 общих положений, расширив при этом его юридическое и смысловое значение.

Представляется необходимым введение в Закон принципа ответственности судей за неправосудные действия и решения, повлекшие утрату прав, имущества, материальный и моральный вред. Подобного рода ответственность предусмотрена в законодательстве ряда европейских государств. Соответствующие нормы содержал российский Устав гражданского судопроизводства 1864 года. Так, статьями 1331- устанавливались правила рассмотрения обращений по «отысканию убытков, понесенных вследствие неправильных действий судей, прокуроров и других членов судебного ведомства, по производству дел или постановлению решения» вследствие умышленных незаконных действий, а также грубой неосмотрительности и иного небрежного отношения к своим обязанностям. Просьбы о возбуждении такого производства подавались заинтересованными лицами в соответствующую вышестоящую судебную инстанцию, которая после проверки доводов санкционировала возбуждение гражданского дела по иску потерпевшей стороны к судье, именовавшемуся после этого «ответчиком» и даже «обвиняемым». Такого рода дела должны рассматриваться вышестоящими судами.

Вполне очевидно, что в Законе каждый из принципов должен быть конкретизирован соответствующими правовыми нормами, определяющими права, обязанности и ответственность субъектов регулируемых Законом отношений.

Демократическое реформирование правовой системы неминуемо влечет перераспределение полномочий между властными структурами государства и существенным повышением роли суда в политико государственном процессе. Конституция и рассматриваемый законодательный акт сделали в этом направлении важный шаг. Однако, как нам представляется, последующее продвижение здесь должно быть более решительным и впечатляющим.

Прежде всего это касается полномочий суда по контролю исполнительных органов власти и администраций, принятию окончательных решений по жалобам на их действия, а также проверке соответствия Конституции законов и других нормативных правовых актов.

Как нам представляется, в осуществление принципа единства национальной судебной системы в структуре Верховного суда Республики Казахстан целесообразно образовать палату (коллегию) конституционной юрисдикции, которая могла бы, исходя из общепризнанного принципа «разделения властей», контролировать законность решений исполнительной власти и осуществлять проверку принимаемых законодательных актов на соответствие их положениям Конституции республики. Образованный на основании статей 71 и 72 Основного закона Конституционный совет этими полномочиями не обладает.

Поскольку данный Закон является источником важнейшей правовой информации не только для судебной и правоохранительной систем, но прежде всего для подданных государства, а также иностранных граждан, мигрантов и лиц без гражданства, он должен содержать тезаурус используемых юридических терминов (таких, как: судебная система, суд, правосудие, уголовное, гражданское и другие «формы» судопроизводства, принципы правосудия, дело, судебное решение, надзорная коллегия, дисциплинарное производство и т.д.).

В статье 1, последний абзац части 3: вместо термина “решения” будет точнее употребление термина “постановления”, поскольку первое – видовое, а последнее – родовое понятие, включающее решения по гражданским делам, приговоры по уголовным делам и определения.

Нельзя признать удачным частое употребление в тексте статьи 3 слов “и другие”.

В статье 4, пункте 1 неудачно употреблен термин “процессуальные” законы, поскольку “процесс” – понятие больше научное и весьма многозначное, поэтому лучше оперировать термином “судопроизводственные” в соответствии с дефиницией абзаца 4 части 2 статьи 1.

Не совсем удачно в статье 7, а также других статьях употреблен термин “односоставный”, поскольку один судья не может образовывать “cостав”.

Пункт 1части 2 статьи 8 после слова “рассматривает” требует дополнения союзом и словом “и разрешает”.

Пункт 6 части 1 статьи 9 требует следующего существенного уточнения: “не затрагивающим вопросы осуществляемого другими судьями судопроизводства по рассматриваемым ими делам”.

Представляются излишними должности “уполномоченных” (статья 10) и “администраторов” (статья 12), а также “квалификационной коллегии юстиции” (пункт 7 части 1 статьи 14), прерогативы которых находятся в противоречии с принципом независимости судей.

Главу 2 было бы целесообразно начать с регламентации правового положения, принципов организации Верховного суда, обозначив тем самым его высший статус и непререкаемый авторитет в иерархии судебных инстанций.

В статье 12 необходимо было специально определить надзорные полномочия областного суда как одну из важнейших его функций, поскольку упоминания в статье 11 о “надзорной коллегии” не может быть признано достаточным.

Пункт 9 части 1 статьи 14 и пункт 1 части 1 статьи 15 необходимо дополнить аналогично вышеупомянутому замечанию к статье 9.

На наш взгляд, не выглядит логично, сообразно целям и задачам правосудия, редакция пункта 2 части статьи 16 об “обсуждении плана работы суда”.

Представляется целесообразным слово “стажировка” (пункт 9 части 1 статьи 16) заменить на более благозвучное – стажирование.

Полномочия Верховного суда, обозначенные в части 1 статьи 17 словами “надзор за их деятельностью” также необходимо скорректировать применительно к принципу невмешательства в процесс рассмотрения дел нижестоящими инстанциями, поскольку надзор в целях проверки принятых судами нижестоящих инстанций постановлений на соответствие их требованиям закона допустим лишь по рассмотренным ими конкретным делам.

В статье 18 представляется неудачным наделение “пленарного заседания” статусом органа Верховного суда вместо вполне обоснованного прежде Пленума Верховного суда.

Заседание, проводимое с участием не только судей Верховного суда, но также Генерального прокурора, министра юстиции и многих других высокопоставленных чиновников, не может олицетворять в массовом сознании высший орган судебной власти. По этим же мотивам вызывает также сомнение обоснованность определения в статье 11 статуса «пленарного заседания» областного суда, созвучного с пленарным заседанием Верховного суда.

В статье 29 ценз профессиональной юридической деятельности, необходимый для назначения на должность судьи районного суда, является явно недостаточным по сравнению с существующими стандартами.

Во многих государствах мира перед занятием судебной кафедры кандидаты проходят основательную подготовку в адвокатуре (в Великобритании и США – по 15-20 лет), либо на должностях стажеров и помощников судей (Франция). В подавляющем большинстве стран СНГ данный ценз составляет 5 лет, а в Грузии – 10.

Надо полагать, что этот чрезвычайно важный критерий оценки личностных (житейского опыта и гражданской зрелости) и профессиональных качеств кандидатов на судебные должности, где непосредственно осуществляются государственно-властные полномочия Республики Казахстан, будет законодателем в ближайшей перспективе пересмотрен. Это также относится и к возрастному цензу.

По изложенным выше мотивам представляется также неадекватным требование к профессиональному цензу судей вышестоящих судов (5 лет) – в части 2 статьи 29 Закона.

В осуществление принципа функционирования судов как независимой и самоуправляющейся системы в разделе 3 статьи 37 целесообразно предусмотреть более конкретные и целесообразные для новых социальных условий положения об органах судейского сообщества, их полномочиях и формах деятельности.

Представляется необходимым изучение вопроса о целесообразности введения в судопроизводство мировых судей, поскольку в правовой истории Республики Казахстан аналогичный институт успешно функционировал.

Более 40 стран Европы, Азии, Африки и Латинской Америки проводят в настоящее время реформы, связанные с переходом от административно-командной к рыночной экономике. Многие из них, включая Республику Казахстан и другие страны СНГ, начали широкую приватизацию государственной собственности, развитие предпринимательства, либерализацию отношений собственности и реформирование правовых систем.

При этом обоснованную озабоченность вызывает недостаточная эффективность судебно-юрисдикционного обеспечения действия законов.

Основными причинами этого являются плохая доступность судов, бюрократический характер процедуры и несовершенство процессуального законодательства. В результате значительное число правонарушений оставляются без юридических последствий, что создает условия для их роста и рецидива. При этом колеблется и во многих случаях утрачивается вера определенной части населения в демократическое устройство судебной власти государства и его способность обеспечить реализацию закона посредством скорого и справедливого правосудия.

Качество национальных законов о судах и судьях не может оцениваться по формальному их соответствию общепризнанным принципам и нормам международного права. Важнейшим критерием подобной оценки должна быть способность отдельно взятого государства создать необходимые политические и социально экономические условия для их осуществления. Иначе законодательные новации окажутся безуспешными как неадекватные реалиям жизни. При этом уголовно-правовая политика и деятельность силовых структур по декриминализации общества не должны быть приоритетными по отношению к проблемам реализации субъективных прав и охраняемых законом интересов граждан, тем более в случаях их нарушения и оспаривания.

Деятельность судов и подконтрольных им юрисдикций должна оцениваться по степени доверия и доступности к ним населения, а также качеству правовой регламентации юридических процедур и их неукоснительному соблюдению. Эти вопросы должны исследоваться правовой социологией и другими отраслями юриспруденции перед принятием соответствующих законодательных актов, а также в ходе их реализации, что позволит своевременно вносить в них необходимые изменения.

Актуализация этих проблем достигла в настоящее время той степени, когда на национальном уровне представляется необходимым ввести мониторинг в целях:

- установления действительной картины соблюдения юридических гарантий беспрепятственного доступа к правосудию и обеспечения прав частных и юридических лиц национальными судами;

- диагностирования латентности гражданских, административных и уголовных правонарушений, а также причин дефицита правосудия.

Реализация данной программы позволит определить эффективность действия данного Закона, обеспечить совершенствование правовой системы Республики Казахстан и формирование действительно доступной, гуманной и справедливой системы судебных учреждений, соответствующей современным стандартам и средствам юридического обеспечения прав и свобод человека.

К. Бард, профессор юридического факультета Центральноевропейского университета АНАЛИЗ КОНСТИТУЦИОННОГО ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН «О СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ И СТАТУСЕ СУДЕЙ»* Краткое изложение В Конституционном законе Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей» рассматривается большая часть вопросов, которые должны быть освещены в законе такого рода. Большая часть положений соответствует международным стандартам: запрещается учреждение специальных и чрезвычайных судов;

судам предоставлена широкая юрисдикция;

в главе о статусе судей предусмотрены основные гарантии независимости и беспристрастности и, в то же время, гарантированы основные права членов судебной системы;

закон предусматривает создание Высшего судебного совета с относительно широкими полномочиями.

С учетом рекомендация международных документов о статусе судов и судей, а также опыта других стран рекомендуется принять некоторые дополнительные положения. Наиболее важные рекомендации следующие:

- положения о процессе формирования бюджета должны гарантировать определенное участие судебных органов и предусматривать гарантии от оказания давления через процесс формирования бюджета;

- должны быть четко определены статус и режим работы так называемого «уполномоченного органа», который имеет значительные полномочия по административным, техническим и финансовым вопросам;

- необходимы более детальные нормы по дисциплинарным правонарушениям, следует предусмотреть минимальные гарантии обеспечения справедливости дисциплинарных процедур;

- следует дать определение критериев продвижения судей по службе, при этом в законе следует рассмотреть некоторые дополнительные вопросы, такие, как заработная плата судей и их обучение.

I. Введение В настоящем отчете дается оценка Конституционного закона Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей» (далее «закон») на предмет его соответствия обязательствам страны и международным стандартам в целом. Отчет основывается только на вышеуказанном законе и не содержит анализа других нормативно-правовых актов, которые могут оказывать влияние на независимость и отправление правосудия в Казахстане. При оценке соответствия закона стандартам мы опираемся на обязательства ОБСЕ, связанные с принципом господства права, и сопоставляем положения закона с требованиями, установленными в Пакте ООН о гражданских и политических правах (МПГПП)1, Основными принципами независимости судебной системы ООН по профилактике преступности и обращению с правонарушителями, принятыми Седьмым конгрессом ООН (1985 г.) (далее «Основные принципы»), а также в Резолюции ЭКОСОС о процедурах эффективного внедрения Основных принципов (далее «Резолюция ЭКОСОС»).

При необходимости мы также ссылаемся на другие международные инструменты, независимо от того, имеют ли они обязательную силу для Республики Казахстан, такие, как Рекомендация № R (94) 12 Комитета Министров Совета Европы о независимости, эффективности и роли судей (далее «Рекомендация Совета Европы») или «Всеобщая хартия судей», принятая в 1999 году в Тайване Международной ассоциацией судей (далее «Хартия») и «Хартия судей Европы», принятая в 1993 году Европейской ассоциацией судей (далее «Европейская хартия»). Что касается последних двух документов, следует отметить, что они отражают взгляды судей и поэтому содержат многочисленные «идеальные нормы», и, кроме того, не совсем свободны от духа корпоративности.

Кроме закона, мы также анализируем соответствующие положения Конституции Республики Казахстан, в которых содержатся положения, имеющие особую значимость для статуса судей в соответствии с Основными принципами.

II. Конституционные рамки 1. Гарантии независимости судей Статья 1 Основных принципов гласит, что независимость судебной системы должна быть гарантирована государством и должна воплощаться в Конституции или в праве страны. Конституция Казахстана, подобно конституциям других стран, предусматривает основные гарантии независимости судей. Следует отметить, что в Конституции содержится прямое упоминание принципа разделения ветвей власти, который служит основой независимости судебной ветви, а также принципа сбалансированности отношений между тремя ветвями власти.2 Значительной гарантией сбалансированности отношений является требование о наличии квалифицированного кворума при принятии законов о судебной системе и судопроизводстве, если мы правильно толкуем содержание статей 61 и 62.

2. Компетенция судов Раздел VII. Конституция содержит основные положения о судебной системе, компетенции судов и принципах, регулирующих функционирование судов. В пункте 2 статьи 76 предусмотрена широкая компетенция судов: «судебная власть распространяется на все дела и споры, возникающие на основе Конституции, законов, иных источников права, а также международных договоров. В разделе VII подчеркивается независимость отдельного судьи, а также устанавливаются основные гарантии личной независимости (запрет вмешательства, свобода судей от подотчетности по конкретному делу, иммунитет, нормы о несовместимости должности судьи с занятием иных должностей). В соответствии со статьей Основных принципов Конституция провозглашает, что судам должно быть обеспечено адекватное финансирование, обеспечивающее возможность «полного и независимого осуществления правосудия».

3. Роль Верховного суда и Высшего судебного совета В пункте 2 статьи 20 закона предусматривается, что Председатель Верховного суда представляет «интересы судебной системы республики во взаимоотношениях с органами иных ветвей государственной власти». Некоторые из полномочий председателя (внесение предложений по совершенствованию законодательства, представлений о награждении государственными наградами, предложений по кадровым вопросам) указывают на то, что фактически именно председатель Верховного суда представляет судей перед Президентом республики. В то же время похоже, что некоторые положения Конституции указывают на то, что в определенных областях скорее Высший судебный совет выступает в качестве партнера двух других ветвей власти.

Сравнительные исследования показывают, что в странах, где четко сформулировано представительство судебной ветви, она находится в лучшем положении для отстаивания своих интересов на переговорах с другими ветвями власти. В этой связи можно было бы рассмотреть возможность четкого определения судебного органа, отвечающего за представление интересов судебной системы перед другими ветвями власти.

III. Положения проекта закона 1. О судебной власти a) Юрисдикция Статья 3 Основных принципов гласит, что судебная власть должна иметь юрисдикцию в отношении всех вопросов судебного характера. Статья 4 содержит запрет на любого рода незаконное вмешательство в процесс судопроизводства, включая пересмотр судебных решений.3 Статья 5 Основных принципов содержит запрет на учреждение чрезвычайных судов, которые «не используют установленные процедуры судопроизводства». В статье 1 проекта закона содержатся детальные положения по тем же вопросам: кроме провозглашения того, что осуществление правосудия находится в исключительной компетенции судов, в ней также содержится запрет на любой вид ограничений компетенции судов, а также гарантируется доступ к правосудию каждому.

Что отсутствует в проекте закона, так это положение о порядке разрешения возможных споров о разграничении компетенции между судами и другими органами. Мы предлагаем включить, в соответствии со статьей 3 Основных принципов, положение о том, что судебная власть имеет исключительное полномочие на принятие решения о том, входит ли в ее компетенцию вопрос, представленный на ее рассмотрение и принятие решения. б) Запрет на вмешательство Закон запрещает вмешательство любого рода в деятельность судов и предусматривает правовые санкции в случае вмешательства. В данном отношении закон идет дальше требований международных документов.

Основные принципы и Хартия провозглашают только запрет вмешательства, но не призывают государство к применению правовых санкций в отношении лиц, нарушающих данный запрет. Это правильная норма, но законодатель и судьи должны обеспечить, чтобы данное положение не было использовано для подавления и наказания за законную критику судов со стороны общественности и СМИ. Сохранение беспристрастности судов является законным основанием для установления границ свободы выражения5, однако вмешательство представляется абсолютно необходимым с учетом той крайне важной роли, которую свобода выражения играет в обеспечении демократии.

в) Связь между судами и СМИ В соответствии с международными стандартами, в пункте 3 статьи 25 говорится, что судьи не обязаны давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве судебных дел (п.

3 статьи 25). Опять же, это правильная норма, однако в законе также должны быть предусмотрены средства связи между судами и СМИ (например, система пресс-секретарей). С помощью хорошо разработанной системы можно предотвратить необоснованные нападки на суды, а также лишение общественности права на получение информации.

г) Соблюдение судебных решений Все гарантии независимости судов теряют смысл в случае несоблюдения судебных решений и постановлений. В этой связи мы даем высокую оценку положению проекта закона, которое гарантирует так называемую фундаментальную независимость судов, предусматривая, что неисполнение судебных решений и требований влечет установленную законом ответственность.

2. Судебная система а) Военные суды В соответствии с международными стандартами закон запрещает учреждение «специальных и чрезвычайных судов». Однако военные суды функционируют в Казахстане в качестве «специализированных судов». Существование военных судов не противоречит международным стандартам. Однако при разработке положений о статусе военных судей, а также о компетенции военных судов следует иметь в виду, что обычно военные суды более тесно связаны с исполнительной ветвью власти из-за военной иерархии, и поэтому их функционирование может представлять угрозу для независимости судебной системы. Кроме того, в случае распространения их компетенции на гражданских лиц озабоченность в отношении их беспристрастности может оказаться оправданной.

В этой связи рекомендуется предоставлять военным судам ограниченную юрисдикцию.6 Мы понимаем, что этот вопрос должен решаться в Уголовно-процессуальном кодексе.

б) Финансовая самостоятельность.

В статье 4 закона содержится значительная гарантия независимости судов, то есть финансирование всех судов из республиканского бюджета. С его помощью можно предотвратить оказание неправомерного давления со стороны местных органов управления. Однако в этой связи следует отметить, что в законе практически отсутствует положение о процессе формирования бюджета, тогда как опыт показывает, что это важный вопрос с точки зрения обеспечения самостоятельности судебной ветви власти.

За исключением Хартии, в которой утверждается, что судебная ветвь власти должна иметь возможность принимать участие, а также иметь право голоса в отношении решений, принимаемых в части надлежащего обеспечения ее средствами для выполнения своих функций, четких международных стандартов по данному вопросу нет. Однако в демократических странах обычной практикой является определенная степень участия судебной ветви власти в процессе формирования бюджета. Также можно привести такой довод, что предоставление определенных или всех полномочий по составлению проекта бюджета судебным советом может, по меньшей мере, ограничить возможность исполнительной ветви власти умалять независимость судебной ветви. Также целесообразно иметь отдельную главу в бюджете по судебной ветви власти, а также предусмотреть гарантии против распределения средств судов другим учреждениям. Также следует осуществлять выделение средств отдельным судам на основании четких и точных критериев на прозрачной основе.

В этой связи мы предлагаем включить в проект закона положения о процессе формирования бюджета, в которых уделяется должное внимание описанным выше требованиям.

в) Статус «уполномоченного органа»

Статья 6 проекта закона предоставляет Президенту полномочия по образованию, реорганизации и упразднению судов, а также определению общего количества судей для районных судов, а статья рассматривает тот же вопрос в отношении областных судов. В обеих статьях упоминается так называемый уполномоченный орган, который, как представляется, имеет значительные полномочия в части административных, технических и финансовых вопросов. В статье 56 указывается, что «уполномоченный орган» создается Президентом республики. Однако статус, положение органа не совсем ясны. Подчиняется ли этот орган Президенту, должен ли он действовать подобно уполномоченным ведомствам в министерствах юстиции других стран, которые сводят воедино потребности судов, распределяют средства между отдельными судами, и т.п.? Статья 56 гласит, что уполномоченный орган не должен вмешиваться в независимость судей, показывая тем самым, что сами разработчики закона понимают, что деятельность такого органа может представлять угрозу независимости суда.

По этой причине целесообразно четко прописать нормы об отношениях между данным органом и другими должностными лицами и органами, задействованными в администрировании судов, помимо уже предусмотренных в законопроекте.

г) Структура судов Что касается положений о структуре и составе судов, функция так называемой «надзорной коллегии» не совсем ясна (текст на русском языке нам также не помог), поэтому рекомендуется привести более подробное описание. Хотя закон содержит подробное описание полномочий председателей судов и пленарных заседаний, мы не смогли найти соответствующих положений в отношении задач и компетенции коллегий. Означает ли это, что у них вообще нет компетенции?

Еще один вопрос и предложение касаются полномочий председателей суда. Во-первых, не ясно, каково содержание распоряжений, издаваемых председателями суда. Мы предполагаем, что в распоряжениях рассматриваются административные вопросы, если дело обстоит именно так, это следует четко указать в тексте.

Определенную озабоченность у нас вызывает компетенция председателей суда в части «ведения личного приема граждан».

Мы можем согласиться с тем, что именно председатель суда отвечает за связь с общественностью и представляет суд. Однако следует четко указать, что посещения граждан и прием граждан председателем никоим образом не должны влиять на независимость отдельных судей. Поэтому в случае сохранения указанного положения мы предлагаем четко указать цель приема граждан.

С учетом права быть судимым без неоправданной задержки, гарантируемого согласно п. 3. cтатьи МПГПП, можно рассматривать возможность уполномочить стороны по делу подавать жалобы на имя председателя суда в случае необоснованных задержек с просьбой о принятии им соответствующих мер.

Положения такого типа известны в ряде стран. Право сторон на подачу жалобы в связи с необоснованными задержками признается эффективным средством судебной защиты, при этом право председателя проверять соблюдение сроков, а также его (ее) права принять меры по ускорению рассмотрения дела, не считаются нарушением принципа независимости судей.

Председатели судов обязаны «организовать рассмотрение судебных дел судьями», что, в нашем толковании, также включает распределение поступающих судебных дел между отдельными судьями. В целях обеспечения гарантии беспристрастности и соблюдения беспристрастности представляется предпочтительным иметь определенного рода автоматическое распределение дел, а не оставлять их распределение полностью на усмотрение председателей суда. Подчеркиваем: это принципиально важно! Следует избегать даже подозрений на необъективность. Фактически Основные принципы не содержат каких-либо требований об автоматическом распределении дел, указывая, что «распределение дел между судьями… является внутренним делом администрации суда».7. Рекомендация Совета Европы идет дальше, предлагая, чтобы распределение дел «осуществлялось с помощью жеребьевки или системы автоматического распределения в алфавитном порядке или какой-либо аналогичной системы»8. Также следует отметить, что ряд новых демократий в Центральной и Восточной Европе перешли на автоматическое распределение судебных дел.


д) Положение Верховного суда и его Председателя Как и во многих новых демократиях, Председатель Верховного суда имеет относительно широкие полномочия в отношении административных и кадровых вопросов и в Казахстане. Он (она) назначается Сенатом, то есть политические соображения играют роль в назначении. Если наше прочтение текста правильно, то для назначения достаточно простого большинства голосов. Председатель назначается на пять лет, при этом простого большинства достаточно для назначения. Похоже, что повторное назначение не исключено. Поскольку политические соображения могут играть роль в назначении председателя, и поскольку председатель может быть заинтересован в повторном назначении, мы не можем полностью исключать возможности оказания на него (нее) влияния представителями других ветвей власти. В таких условиях широкие полномочия председателя вызывают озабоченность, поэтому мы предлагаем предусмотреть проведение соответствующих проверок другими судебными органами.

Что касается статуса Верховного суда, мы предлагаем уточнить, являются ли для судов обязательными «нормативные постановления, дающие разъяснения по вопросам применения законодательства», принятые пленарным заседанием (подпункт 3) п.1 статьи 22).

3. Статус судей а) Отбор, приостановление полномочий, прекращение полномочий, перевод судей В разделе о статусе судей содержатся общепризнанные гарантии справедливости судебных решений и независимости суда. Пункт 1 статьи 23 предусматривает, что судьи страны обладают «единым статусом». В свете данного положения мы не совсем понимаем необходимость в различных процедурах отбора кандидатов на должность судьи районного суда с одной стороны, и на должность судьи областного суда, с другой стороны (статья 30). Различия в процедурах могут наводить на мысль о том, что судьи районного суда считаются судьями более низкого статуса по сравнению с судьями областного суда, тогда как, по нашему мнению, судебная ветвь власти не следует истолковывать в соответствии с принципами, характерными для бюрократических организаций.

Процедура отбора соответствует международным стандартам, поскольку запрещает дискриминацию любого рода (пункт 1 статьи 30)9, а также поскольку предусматривает процедуру конкурсного отбора (пункт статьи 30). Что касается последней, мы рекомендуем описать порядок обеспечения конкуренции (объявляется ли о наличии вакантных должностей, каковы критерии отбора и т.п.).

Процедура отбора, описанная в законопроекте, также сбалансирована, что означает, что сами судьи вправе выражать свое мнение о кандидатах на пленарных заседаниях судов. Во избежание будущих конфликтов в законе могло бы быть четко указано, являются ли обязательными для соответствующих лиц рекомендации, предложения различных органов, или могла бы быть указана процедура, которую следует соблюдать в случае несогласия соответствующего лица с высказанным предложением.

Статья 33 предусматривает приостановление полномочий судьи и приводит в числе случаев приостановления полномочий судьи «переход на другую работу». Из текста законопроекта не ясно, при каком условии может осуществляться переход судей.

В этой связи мы рекомендуем указать, может ли осуществляться переход судей на другую работу без их согласия, а также может ли осуществляться их переход на работу в Министерство юстиции, что имеет место в ряде стран, а также мы предлагаем уточнить их статус после приостановления полномочий (сохраняют ли они свое звание в случае перехода на работу в министерство, получают ли они зарплату как судьи или как государственные служащие, и т.п.). Несколько сбивает с толку то, что в пункте 7 статьи 34 переход на другую работу фигурирует в качестве основания освобождения от должности.

Мы высоко оцениваем положение об отставке судей, которое предусматривает сохранение за судьями определенных льгот даже после отставки. Если наше понимание правильно, даже после отставки судьи имеют право на жилищные льготы, что мы считаем надлежащей гарантией независимости судей. Мы не обнаружили в законопроекте указания на конкретный возраст ухода судьи в отставку, вследствие чего мы предполагаем, что к судьям применяется общее правило. Остается открытым вопрос о том, могут ли судьи по достижении пенсионного возраста продолжать работать в своей должности. Если дело обстоит именно так, то в законе должен быть указан орган, продлевающий полномочия судьи.

б) Норма о несовместимости должности судьи В отношении статуса судей мы ссылаемся на пункт 4 статьи 79 Конституции, который предусматривает, что должность судьи несовместима с занятием иной оплачиваемой должности, кроме преподавательской, научной или иной творческой деятельности. Однако могут быть виды преподавательской деятельности, которые ставят под угрозу независимость и беспристрастность судей. Поэтому некоторые законы о статусе судей разрешают даже преподавательскую деятельность при условии, что она не вредит независимости и беспристрастности судьи. Можно рассмотреть возможность принятия положения аналогичного содержания.

в) Запрет на политическую деятельность Как и почти во всех посткоммунистических странах, в Казахстане судьи не могут быть членами политических партий, что с учетом разнообразных решений, принятых в различных странах, а также с учетом статьи 22 МПГПП, которая разрешает ограничение свободы объединений, не вызывает озабоченности. Запрет на членство в профессиональных союзах также известен в некоторых новых демократиях Центральной и Восточной Европы. Содержащийся в законопроекте запрет «выступать в поддержку или против какой-либо политической партии» (пункт 2 статьи 28) носит менее ограничительный характер, чем формулировка, принятая в некоторых других странах, осуществляющих переход к демократии, в соответствии с которой судьям запрещается участвовать в политической деятельности любого вида. При этом согласно МПГПП возможно ограничение свободы самовыражения, если это предусмотрено законом, а также если такое ограничение служит одной из целей, перечисленных в Пакте, и в случае необходимости. Что касается цели, можно аргументировать, что именно общественный порядок требует такого ограничения, хотя следует отметить, что данное понятие представляет опасность с точки зрения прав человека.

В этой связи именно практика позаботится о надлежащем толковании этого положения и о недопущении необоснованного вмешательства в свободу выражения. Это особенно важно в отношении фундаментальной ценности свободы выражения в демократическом обществе.

г) Высший судебный совет Что касается Высшего судебного совета, мы не видим проблемы в том, что в состав Совета также входят лица, не являющиеся судьями. Однако в новом законе предусматривается в пункте 2 статьи 36, что должно быть определено количество членов Совета;

закон также должен предусмотреть достаточно большое количество судей в составе Совета, а также справедливое представление судей на различных уровнях судебной системы, как того требует Хартия судей. Это же относится и к составу Квалификационной коллегии юстиции.

4. Дисциплинарное производство Законопроект определяет поведение, которое может привести к возбуждению дисциплинарного производства, в относительно широком плане. Само по себе это не является проблемой, однако в нормативно правовых актах более низкого уровня или в документе типа кодекса поведения должны содержаться более точное определение поведения, квалифицируемого в качестве дисциплинарного проступка, во избежание неправомерного толкования статьи 39.

Мы считаем крайне неудачным смешение обычной процедуры апелляции с надзорными учреждениями.

Само собой разумеется, что пересмотр или изменение судебного решения не может повлечь ответственности, и что апелляционный суд не вправе давать оценку степени ошибки, допущенной судьей. Поэтому мы настоятельно рекомендуем исключить пункт 3 статьи 39. Если в процессе оценки качества работы судьи лица, отвечающие за проведение оценки, установят, что судья повторно допускает серьезные ошибки, безусловно, они должны принять необходимые меры.

Что касается дисциплинарного производства, мы предлагаем включить положения, предусматривающие минимальные гарантии справедливости. В Основных принципах указано, что «все виды дисциплинарного… производства должны определяться в соответствии с установленными стандартами поведения судей». Кроме того, они гласят, что судья должен иметь право на беспристрастное рассмотрение его дела. В ряде стран при определении порядка рассмотрения дисциплинарных дел закон о статусе судей содержит отсылку на положения уголовно-процессуального закона.

Мы понимаем, что в определенных случаях именно Республиканская дисциплинарно-квалификационная коллегия выступает в качестве дисциплинарного органа первой инстанции (пункт 1 статьи 43). В то же время пункт 2 статьи 46 гласит, что решения Республиканской коллегии обжалованию не подлежат. В свете положения Основных принципов, в соответствии с которым решения по дисциплинарным делам должны подлежать независимому рассмотрению (статья 20), исключение возможности обжалования вызывает озабоченность. Основные принципы допускают исключение возможности рассмотрения в случае принятия решения высшим судом страны, однако данное положение нельзя толковать как применимое к Республиканской дисциплинарно-квалификационной коллегии.


IV. Вопросы, не затронутые в законе а) Продвижение по службе Гарантиями надлежащего функционирования суда, а также независимости отдельных судей в странах гражданского права является точное определение критериев продвижения по службе. Это опять же предполагает регулярное проведение оценки качества работы судей на основании четких и объективных критериев. Возможно, в задачу Конституционного закона не входит определение деталей проведения оценки, однако в законопроекте следует заложить основу для детальных норм.

б) Обучение Большое значение также имеет регулярное обучение судей. Знающие и компетентные судьи хорошо подготовлены к оказанию сопротивления неправомерному вмешательству в свою деятельность. Это опять же та область, которой, безусловно, не вдаваясь в детали, должно быть уделено внимание в законе. При формулировании соответствующих положений следует учесть содержащееся в международных документах требование, в соответствии с которым судебная власть должна оказывать влияние на систему обучения и должна принимать участие в разработке учебных курсов.

Примечания *Данный анализ подготовлен профессором Каролем Бардом из Центрально-европейского университета (Будапешт), который является экспертом в области независимости судебной системы и законодательства стран Центральной и Восточной Европы. Представленные взгляды не обязательно отражают официальное мнение ОБСЕ и Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ ОБСЕ) 1 Хотя Республика Казахстан не ратифицировала формально Международный пакт о гражданских и политических правах, считается, что он широко отражает международное обычное право. Кроме того, согласно общему мнению органов ООН, осуществляющих контроль над соблюдением международных договоров, Казахстан автоматически связан его положениями, будучи правопреемником бывшего Советского Союза (Документ ООН E/CN.4/1995/80;

Документ ООН E/CN.4/1996/76).

2 Мы считаем важным отметить это, поскольку некоторые из конституций посткоммунистических стран не содержат прямого упоминания принципа разделения властей. Однако, опять же, в странах, где данный принцип прямо не упомянут, разделение властей считается частью понятия принципа господства права.

3 Данный запрет, безусловно, не распространяется на пересмотр в рамках самой судебной системы, а также на смягчение наказания компетентным органом, если это предусмотрено национальным законодательством. Также Рекомендация Совета Европы гласит, что решения судей должны быть предметом пересмотра вне рамок процедуры обжалования, предусмотренной законом (подпункт i пункта a/ статьи 2).

4 Аналогичное положение предусмотрено в подпункте iii пункта a/ статьи 2 Рекомендации Совета Европы.

5 Статья 19 МПГПП гласит, что свобода самовыражения может быть предметом ограничений в связи с уважением прав и репутации других лиц, охраной государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. В соответствии с судебной практикой Комитета ООН по правам человека, беспристрастность суда может подпадать под понятие «общественного порядка».

6 Комитет ООН по правам человека рассматривал данный вопрос в ряде заявлений, поданных в отношении Уругвая. Давая толкование статье 14 МПГПП, Комитет пришел к выводу о том, что компетенция военных судов над гражданскими лицами может быть оправдана только в чрезвычайно исключительных обстоятельствах. В таких случаях контроль над соблюдением других гарантий справедливого суда должен осуществляться с особой тщательностью.

7 Статья 8 Принцип I/e 9 См. статью 10 Основных принципов.

Ю.Р. Кутвицкая, юрист Алматинской юридической корпорации СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СТАТЕЙ РАНЕЕ ДЕЙСТВОВАВШЕГО УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН, ИМЕЮЩЕГО СИЛУ КОНСТИТУЦИОННОГО ЗАКОНА «О СУДАХ И СТАТУСЕ СУДЕЙ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН» от 20 декабря 1995 г.

И НЫНЕ ДЕЙСТВУЮЩЕГО КОНСТИТУЦИОННОГО ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН «О СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ И СТАТУСЕ СУДЕЙ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН» от 25 декабря 2000 г.

№ п/п Статья Указа Статья Закона Анализ 1. Статья 1. Судебная власть Статья 1. Судебная власть По мнению большинства казахстанцев, с введением в 1. Правосудие в Республике 1. Судебная власть в Республике Казахстан структуру судебной власти института присяжных Казахстан осуществляется только принадлежит только судам в лице заседателей, являющегося, на их взгляд, самой постоянных судей, а также присяжных судом… демократической формой судопроизводства, усилится заседателей, привлекаемых к уголовному независимость и прозрачность отправления правосудия в судопроизводству в случаях и порядке, стране.

предусмотренных законом. Юристы полагают, что с введением института присяжных судебное разбирательство станет более объективным, справедливым и состязательным процессом, а профессиональный уровень судей, адвокатов и прокуроров сможет благодаря этому значительно повыситься, что в целом отразится на качестве рассмотрения дел судами.

Однако внедрение этого института в судебную систему достаточно дорогостоящая процедура, требующая значительных финансовых вложений для решения ряда организационных и кадровых проблем. Между тем, в законодательстве СССР и даже в законодательстве уже суверенного Казахстана предпринимались попытки ввести институт присяжных, которые, однако, по мнению того же большинства, не увенчались успехом именно из-за невозможности их бюджетного ассигнования.

Кроме того, успешное функционирование судов присяжных в Казахстане, впрочем, как и в любой другой стране, зависит и от уровня правосознания его населения.

2. Статья 36. Председатель Статья 20. Председатель Верховного суда С принятием нового закона и с уже наметившейся 1. Председатель Верховного суда является Верховного суда практической реализацией некоторых из его норм судьей и наряду с выполнением 1. расширились полномочия председателя Верховного суда Председатель Верховного обязанностей судьи: республики.

суда является судьей и организует 1) Так, по его представлению Президентом республики работу Верховного суда. организует рассмотрение судебных дел назначается и освобождается от должности председатель 2. Председатель Верховного суда: судьями;

2) возглавляет надзорную коллегию, вправе 1) Комитета по судебному администрированию - органа, истребует дела и вносит председательствовать при рассмотрении созданного при Верховном суде и уполномоченного протесты на судебные судебных дел в коллегиях;

осуществлять материально-техническое, кадровое и постановления;

3) созывает пленарные заседания Верховного организационное обеспечение деятельности государственных 2) в случаях, установленных законом, суда и председательствует на них;

судов.

приостанавливает исполнение 4) вносит на рассмотрение пленарного заседания Кроме того, Председатель высшего судебного органа ныне судебных постановлений;

Верховного суда материалы для принятия обладает исключительным правом вносить на рассмотрение 3) вносит министру юстиции нормативных постановлений Верховного суда по соответствующих пленарных заседаний судов на альтернативной представления в соответствии с вопросам применения в судебной практике основе кандидатуры на занятие вакантной должности подпунктом 2) пункта 1 статьи законодательства;

председателя районного суда, председателя и председателя настоящего Указа;

5) вносит на утверждение пленарного заседания коллегии областного суда, председателя коллегии и судьи 4) координирует работу судебных Верховного суда кандидатуры секретаря Верховного суда и на основании соответствующих заключений коллегий по изучению судебной пленарного заседания Верховного суда и членов пленарных заседаний представлять их кандидатуры в Высший практики, анализу судебной научно-консультативного совета;

судебный совет или Квалификационную коллегию юстиции для статистики и вносит материалы на 6) в необходимых случаях привлекает судей назначения на должность.

рассмотрение президиума и Пленума одной коллегии (кроме надзорной коллегии) для Новеллой закона стало и наделение Председателя ВС Верховного суда для дачи рассмотрения дел в составе другой коллегии;

исключительным правом по внесению Президенту Республики разъяснений по вопросам судебной 7) утверждает план работы Верховного суда;

Казахстан предложений по улучшению законодательства практики и принятия нормативных 8) координирует работу коллегий;

республики.

постановлений;

9) осуществляет общее руководство аппаратом 5) созывает Пленум и президиум Верховного суда, утверждает его структуру и Верховного суда и штаты;

председательствует на их заседаниях;

10) ведет личный прием граждан;

6) осуществляет представление 11) издает распоряжения.

кандидатов в Высший судебный совет 2. Председатель Верховного суда представляет республики на должности председателей интересы судебной системы республики во коллегий и в судьи Верховного суда;

взаимоотношениях с органами иных ветвей 7) распределяет обязанности между государственной власти республики и председателями коллегий, в международными организациями, а также:

необходимых случаях вправе 1) привлекать судей одной судебной представляет Президенту Республики коллегии для рассмотрения дел в Казахстан кандидатуру руководителя составе другой коллегии;

уполномоченного органа;

8) осуществляет общее руководство 2) вносит на рассмотрение соответствующих работой судебных коллегий и пленарных заседаний судов на альтернативной аппарата Верховного суда;

основе кандидатуры на вакантные должности 9) вносит на утверждение президиума и председателя районного суда, председателя и Пленума регламент их работы, председателя коллегии областного суда, кандидатуры секретаря Пленума, членов председателя коллегии и судьи Верховного суда;

научно-консультативного совета;

3) на основании заключений пленарных 10) осуществляет прием и заседаний судов представляет кандидатуры на увольнение работников аппарата;

вакантные должности председателя районного 11) ведет личный прием и организует суда, председателя и председателя коллегии работу по приему граждан и областного суда, председателя коллегии и судьи рассмотрению предложений, Верховного суда соответственно в Высший заявлений и жалоб;

судебный совет или Квалификационную 12) издает приказы и распоряжения;

коллегию юстиции с приложением материалов 13) вносит Президенту Республики на всех кандидатов, рассмотренных на Казахстан в установленном порядке пленарных заседаниях судов;

представления о присвоении 4) вносит Президенту Республики Казахстан председателям судебных коллегий и предложения по совершенствованию судьям Верховного суда высшего законодательства;

квалификационного класса, лишении 5) при возникновении оснований, его, а также решает в соответствии с предусмотренных настоящим Конституционным законодательством самостоятельно законом, вносит соответственно в Высший или совместно с министром юстиции судебный совет и Квалификационную коллегию вопросы присвоения юстиции представления по вопросу прекращения квалификационных классов судьям и полномочий председателей, председателей их лишения;

коллегий и судей судов республики;

14) утверждает структуру и штаты 6) вносит Президенту Республики Казахстан аппарата Верховного суда в пределах представления о награждении судей средств, выделенных на его государственными наградами и присвоении им содержание;

почетных званий;

15) осуществляет другие 7) присваивает судьям республики звание полномочия, предоставленные ему "Почетный судья", утверждает Положение о законом. порядке присвоения этого звания;

8) возбуждает дисциплинарное производство в 3. В случае временного отсутствия отношении судей республики;

Председателя Верховного суда его 9) осуществляет другие полномочия, обязанности исполняет один из предусмотренные законом и иными председателей судебной коллегии нормативными правовыми актами.

по приказу Председателя.

3. При временном отсутствии Председателя Верховного суда его обязанности по распоряжению Председателя Верховного суда возлагаются на одного из председателей коллегий.

4. В случае отставки либо иного случая досрочного прекращения полномочий Председателя Верховного суда временное исполнение обязанностей Председателя возлагается Президентом Республики Казахстан на одного из председателей коллегий Верховного суда.

3. Статья 51. Квалификационная Статья 36. Высший судебный совет и Юридическая общественность полагает, что недавнее коллегия юстиции Квалификационная коллегия юстиции функционирование Квалификационной коллегии юстиции 1. Квалификационная коллегия … 2. Квалификационная коллегия юстиции при Министерстве юстиции республики и выполнение юстиции является автономным, является автономным, независимым заместителем министра этого органа исполнительной власти независимым учреждением. учреждением… Председатель обязанностей её председателя, значительно сгладило 2. Квалификационная коллегия: Квалификационной коллегии юстиции отличительные особенности ККЮ как автономного и 1) принимает квалификационные назначается Президентом республики. независимого учреждения.

экзамены, тестирует и при наличии Статус, порядок формирования и организация Таким образом, в целях приведения её статуса в соответствие альтернативных кандидатов на работы Высшего судебного совета и с Конституцией и ослабления сфер влияния на нее со конкурсной основе рекомендует Квалификационной коллегии юстиции стороны Министерства юстиции в новый закон были кандидатов в судьи;

определяются законом. внесены соответствующие изменения.

2) дает рекомендации на должности Отныне Квалификационная коллегия юстиции действует председателей и судей районных Статья 30. Отбор кандидатов на должность при администрации Президента, а ее председатель (городских) и приравненных к ним судьи назначается на должность самим Президентом.

судов, старших судей судебных …2. Отбор кандидата на вакантную должность Кроме того, закон наделил ККЮ правом самостоятельно участков…;

судьи районного суда осуществляется принимать решения при отборе кандидата на вакантную 3. В состав Квалификационной коллегии Квалификационной коллегией юстиции на должность судьи районного суда, осуществляемого на юстиции входят: конкурсной основе из числа лиц, отвечающих конкурсной основе.

1) заместитель министра юстиции - требованиям пункта 1 статьи 29 настоящего Между тем, в законе сохранен порядок назначения на председатель коллегии… Конституционного закона, а также из действующих должность председателей и судей районных судов, судей, подавших заявление на занятие вакантной производимый по представлению министра юстиции, должности судьи. основанному на рекомендации Квалификационной коллегии Кандидатура на вакантную должность юстиции, как соответствующий положению п. 2 ст. председателя районного суда рассматривается Конституции.

Квалификационной коллегией юстиции по представлению Председателя Верховного суда, внесенного им с учетом заключения пленарного заседания соответствующего областного суда.

Квалификационная коллегия юстиции рекомендует кандидата на вакантную должность председателя или судьи районного суда министру юстиции, который в установленном законом порядке представляет его Президенту Республики Казахстан для назначения на должность.

Статья 44. Порядок наделения Статья 31. Порядок наделения судьи судьи полномочиями …3. Председатели, старшие судьи полномочиями судебных участков и судьи других …3. Судьи районного суда назначаются на судов республики назначаются на должность Президентом Республики Казахстан по должность Президентом республики представлению министра юстиции, основанному по представлению министра на рекомендации Квалификационной коллегии юстиции, основанному на юстиции… рекомендации Квалификационной 6. Председатели районных судов назначаются коллегии юстиции… на должность Президентом республики по представлению министра юстиции, основанному на рекомендации Квалификационной коллегии...

4. Статья 29. Состав Верховного суда Статья 18. Структура и состав Верховного С принятием нового закона произошли структурные …3. Органами Верховного суда суда изменения в Верховном суде РК. Причем единственным являются: …2. Органами Верховного суда являются: основанием этих изменений, по мнению самих судей, 1) пленум;

1) надзорная коллегия;

послужила необходимость приведения норм о судоустройстве 4) пленарное заседание суда… 2) президиум… в соответствие с Конституцией республики, содержащей лишь понятие "коллегия суда". Таким образом, вместо ранее Статья 31. Полномочия Пленума Статья 22. Пленарное заседание Верховного существовавших в Верховном суде президиума и пленума Верховного суда суда образованы надзорная коллегия и пленарное заседание, соответственно наделенные полномочиями упраздненных Пленум Верховного суда: 1. Пленарное заседание Верховного суда: органов.

1) рассматривает материалы 1) устанавливает численный состав коллегий и В частности, надзорная коллегия, представленная в законе изучения и обобщения практики избирает судей в состав надзорной коллегии;

как орган по отправлению правосудия, вобрала в себя ранее применения законов и иных 2) изучает судебную практику и по итогам ее принадлежавшие президиуму функции по рассмотрению дел нормативных правовых актов судами обобщения рассматривает вопросы соблюдения в надзорном порядке, а также по другим основаниям, и принимает нормативные законности при отправлении правосудия судами предусмотренным в процессуальном законодательстве.

постановления, дающие разъяснения республики;

Установленный законодательством круг полномочий по вопросам судебной практики;

3) принимает нормативные постановления, пленарного заседания Верховного суда определил его как 2) в соответствии с Конституцией дающие разъяснения по вопросам применения в орган общего руководства судебной системой республики и республики дает заключение об судебной практике законодательства;

судебного правотворчества.

обоснованности предъявленного 4) заслушивает информацию председателей Его важнейшими функциями остались ранее находившиеся в Президенту обвинения в совершении коллегий Верховного суда и руководителя ведении Пленума Верховного суда: изучение судебной государственной измены;

уполномоченного органа;

практики и рассмотрение по итогам ее обобщения вопросов 3) рассматривает материалы анализа 5) дает заключение в случае, предусмотренном соблюдения законности при отправлении правосудия судами судебной статистики;

пунктом 2 статьи 47 Конституции Республики республики, принятие нормативных постановлений, дающих 4) избирает по представлениям Казахстан;

разъяснения по применению в судебной практике Председателя Верховного суда 6) обсуждает кандидатуры на вакантные законодательства.

секретаря Пленума Верховного суда, должности председателя и председателя Новыми для Пленарного заседания судей ВС стали вопросы состав научно-консультативного коллегии областного суда, председателя обсуждения и установления численного состава коллегий, его совета;

коллегии и судьи Верховного суда и выносит информирование о работе коллегий их председателями, а 5) избирает членов дисциплинарной соответствующие заключения;

также заслушивание информации руководителя Комитета по коллегии Верховного суда;

7) по представлению Председателя Верховного судебному администрированию.

6) избирает членов президиума суда утверждает секретаря пленарного заседания Верховного суда;

и состав научно-консультативного совета;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.