авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«Общественный фонд «Транспаренси Казахстан» СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИССЛЕДОВАНИЯ «Суды без коррупции» Алматы, 2001 г. ...»

-- [ Страница 5 ] --

«Так, приходишь к прокурору на прием лично и обращаешь его внимание на нарушения, допущенные в ходе предварительного расследования, с чем он соглашается. Но стоит это все отразить в жалобе и отправить ее в прокуратуру, которая будет рассмотрена помощником прокурора, работающим в этой системе от силы год, считай - все пропало. Прокурор района, города - грамотный человек, но он просто не может физически проверить все самостоятельно. Ну а помощник, изучивший дело и доложивший прокурору, что расследование по делу совершено без нарушений и полно, подписывает его у прокурора и отправляет таким в суд. Далее дело попадает в суд, где из-за некачественного расследования и изучения его прокуратурой начинает «лопаться»…В кабинет судьи вызываются адвокат и прокурор. Судья говорит: «Ребята, надо оправдывать, но сделаем проще:

вы, прокуратура, берете дело на доследование и там его прекращаете». Вот именно так и делается - обратитесь к статистике: оправдательных приговоров практически нет».

Многие внимательно наблюдающие за процессом реформирования органов прокуратуры в Российской Федерации предлагают взять некоторые новеллы российского законодательства, в частности, из недавно принятого Государственной Думой во втором чтении проекта Уголовно-процессуального кодекса, согласно которому:

- прокуратура теряет главную для себя функцию - право выносить протест на решения судов и осуществлять надзор за исполнением судебных решений. Мало того, согласно проекту, и санкцию на арест и обыск вправе будет выдавать только суд. (Мотивировка: прокурор не может быть объективным при решении вопроса о лишении обвиняемого свободы уже потому, что сам является представителем обвинения);

- предполагается создать Федеральную службу расследований (ФСР) и оставить за прокуратурой лишь расследование дел, связанных с работой судей, сотрудников правоохранительных органов и ряда должностных лиц. Основным же содержанием прокурорской деятельности станет процессуальное руководство следствием и поддержание обвинения в суде. От расследований уголовных дел прокуратуру планируется освободить;

- одна из основных идей УПК - обеспечение равенства прав и обязанностей обвинения и защиты. До сих пор «бал правила» прокуратура, а это, случалось, приводило к произволу. Защитник получает право вести собственное расследование.

Однако далеко не все последние российские нововведения могут быть безболезненно восприняты в Казахстане, да в этом и не существует, по мнению ряда компетентных лиц, безусловной необходимости. Более того, при создании, например, ФСР не было бы лишним для России учесть «печальный» опыт создания в Казахстане Государственного следственного комитета.

Случаи коррупции в органах прокуратуры стали далеко не редким явлением, причем они связаны в основном с попытками досудебного решения вопросов об освобождении от уголовной ответственности.

В суде же прокурор объективно выступает в качестве сдерживающего фактора, поскольку случаи коррупционного «сговора» между судьей и прокурором неизвестны. На это оказывает влияние и издавна существующая неприязнь между судом и прокуратурой.

Не случайно, видимо, министр юстиции РК Рогов И.И., говоря о возможном значительном влиянии на сокращение численности тюремного населения более активного применения института освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим, предлагал для избежания проявления различных коррупционных связей в этом вопросе и давления разработать четкую процедуру примирения, например, предусмотрев участие в этом процессе судьи и прокурора.

ВЫВОДЫ и РЕКОМЕНДАЦИИ:

1) Пересмотреть концепцию прокурорского надзора в Республике Казахстан, изучив зарубежный опыт использования контроля за следствием (об этом, в частности, говорил Президент РК в выступлении на III съезде судей). При этом очень осторожно подойти к передаче вопроса заключения под стражу и дачи санкции на обыск исключительно суду.

2) Направить все усилия на безусловное утверждение принципа состязательности процесса, при котором обязанность по сбору доказательств обвинения, представлению их суду и обеспечению возможности исследования этих доказательств в судебном заседании возлагается непременно на прокурора (такое предложение содержится также в Резолюции III съезда судей РК от 26.06.2001 г.).

3) В целях усиления борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти, правоохранительных органах и судебной системе поддержать инициативу Генеральной прокуратуры о законодательном закреплении возможности прокуроров осуществлять уголовное преследование посредством руководства следственными группами.

4) Отменить нормы УПК РК, позволяющие произвольную замену прокуроров в судебных процессах.

II. РОЛЬ АДВОКАТУРЫ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРОЗРАЧНОСТИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ Правовое положение адвокатов в Республике Казахстан регламентируется действующей Конституцией, Законом РК «Об адвокатской деятельности» от 05.12.1997 г. (При первоначальной разработке проекта закона предполагалось, что это будет Закон «Об адвокате», но был принят Закон «Об адвокатской деятельности».

Разница здесь очевидна. То же самое произошло и при принятии Закона «О судебной системе и статусе судей РК». То есть во главу угла ставится «система», а не ее главные составляющие: адвокат, судья).

Признается, что в целом за 10 лет независимости Республики Казахстан сформировались основы законодательного обеспечения прав и свобод граждан, а также деятельности института адвокатуры, которая призвана оказывать юридическую помощь населению.

Однако отмечаются многочисленные факты нарушения прав адвокатов. В Республике не в полной мере утвердился конституционный принцип равенства и состязательности сторон судебного процесса. Широко распространен обыск адвокатов, незаконно и неоправданно ограничиваются процессуальные возможности защитника, продолжается воспрепятствование доступу адвокатов в помещения судов и правоохранительных органов, нарушаются их права на свидания с подзащитным и пр. Ограничены возможности адвокатов по самостоятельному собиранию и использованию доказательств.

Имеют место также многочисленные нарушения норм профессиональной этики и требований процессуального законодательства и со стороны самих адвокатов.

Сегодня в Казахстане существует 16 территориальных коллегий адвокатов. Сеть адвокатского обслуживания составляют 229 юридических консультаций и 264 адвокатские конторы. Таким образом, на одного адвоката приходится около 4000 граждан совершеннолетнего возраста. В 1996 году в стране насчитывалось почти 3 тысячи адвокатов, а после введения института сдачи квалификационных экзаменов и аттестации их стало 2300. Несмотря на то, что за последние четыре года более 600 человек сдали экзамены, большинство из них сейчас находится в «свободном плавании», имея лицензию на руках, но не вступая в коллегию адвокатов. В 2000 году в ряды адвокатов фактически влились только 9 человек из числа лицензированных юристов. Уменьшение численности адвокатов за последние три года в республике является основной причиной того, что в 64 сельских районах страны юридическая помощь гражданам оказывается только одним адвокатом, а в 49 их вообще нет.

В последнее время резко уменьшился спрос населения на адвокатские услуги. Причины общеизвестны:

неплатежеспособность населения;

некачественность самих услуг;

несвоевременное обеспечение права обвиняемого на защиту, что вызвано, в частности, и малочисленностью адвокатского корпуса, как отмечалось выше. Снижение количества адвокатов объясняется, как это ни странно, и появлением юридических услуг, не связанных с адвокатской деятельностью. Лицензии на этот вид услуг выдаются формально - без сдачи экзаменов, и единственное отличие обладателей этих лицензий ( таковых более 100 физических лиц и более 300 фирм) в том, что они не вправе участвовать в уголовном судопроизводстве. Однако порой судьи и секретари судебных заседаний, не различая лицензии даже по внешнему виду, допускают их к участию и в уголовных делах.

Исследователи отмечают ряд проблем деятельности адвокатуры в стране, так или иначе оказывающей влияние на уровень коррумпированности судебной системы.

1) Низкий профессиональный уровень самих адвокатов и попадание в систему адвокатуры случайных людей, осуществление функций защитника непрофессиональными защитниками (близкими родственниками и т.п.).

В связи с этим достаточно типичными являются следующие мнения:

«В любой цивилизованной стране к участию в процессе допускается только человек, состоящий членом коллегии адвокатов. Возможно участие общественного защитника, но наряду с профессиональным защитником. В США есть муниципальные адвокаты, там совершенно не надо в законе прописывать бесплатные дела».

«Девальвация профессии произошла еще и из-за того, что в адвокаты пошли разные люди, которые адвокатами не являются, но адвокатами представляются. У многих рядовых граждан сложилось впечатление, что адвокат - это вообще мелкий жулик».

«Следователи, мягко говоря, боятся адвокатов. Они находят любые пути, чтобы воспрепятствовать участию в расследовании профессионального адвоката. Так, они любыми способами назначают подследственному общественных защитников, разрешают им свидания и т.д., но в деле творят все, что угодно, и таким это дело отправляют в суд».

Не случайно, видимо, в 74,1% случаев защиту несовершеннолетних лиц, например в Актюбинской области, осуществляли профессиональные адвокаты, а в 25,6% - родственники обвиняемых.

2) Повсеместные нарушения прав адвокатов со стороны следственных и иных правоохранительных органов - отсутствие реальной состязательности сторон в судебном процессе.

«Данные свидетельствуют, что органами дознания и предварительного следствия зачастую нарушается конституционное установление, предусмотренное пунктом 3 статьи 16 Конституции - право пользоваться помощью адвоката. Назрела необходимость утверждения такого обязательного правила, когда при задержании гражданам должно объясняться их право: «По Конституции Республики Казахстан Вы имеете право пользоваться помощью адвоката с момента задержания, поэтому можете молчать, иначе все, что вы сейчас скажете, может быть использовано против вас». При таком подходе, конституционная норма приобретет характер прямого действия». (Из Послания Конституционного Совета РК Парламенту РК).

Согласно части второй статьи 70 УПК РК адвокат допускается в качестве защитника обвиняемого (подозреваемого, подсудимого), и он может участвовать в деле с момента предъявления обвинения либо признания лица подозреваемым при возбуждении в отношении него уголовного дела в связи с подозрением в совершении им преступления или, если осуществлено его задержание либо применена мера пресечения, до предъявления обвинения.

На практике же адвокатам, участвующим в производстве по уголовным делам, бывает довольно сложно не только наладить в кратчайшие сроки контакты с подзащитным, но даже встретиться с ним после его задержания в качестве подозреваемого. Это связано в основном с тем, что органы дознания и следствия не всегда заинтересованы в присутствии защитника на самом начальном этапе производства по данному делу.

Чтобы оттянуть момент допуска защитника в расследование, используются самые разнообразные ухищрения, противоречащие нормам УПК. Но редко сотрудники правоохранительных органов несут наказание за это.

Прокурорский надзор обычно считает подобные процессуальные нарушения мелкими погрешностями со стороны органов дознания и следствия и оставляет возражения адвокатов без последствий.

Широко распространена практика получения так называемых «признательных показаний» в период, пока подозреваемые не вступили в контакт с адвокатом, с применением насилия вплоть до откровенных пыток.

Имеют также место случаи, когда представители органов следствия и дознания дезинформируют подозреваемых, говоря им об отказе коллегии адвокатов в предоставлении им защитников.

Несмотря на то что, по мнению многих, участие адвоката в предварительном следствии сводится к роли статиста, лишенного конкретных прав, в судебных процессах очень редки случаи, когда бы нарушение права обвиняемого (подсудимого) на защиту расценивалось как грубейшее нарушение закона, влекущее за собой его оправдание.

Отмечается также, что, поскольку адвокат по своей позиции и предназначению всегда находится в оппозиции к правоохранительным органам, он должен быть «застрахован» от злоупотреблений со стороны правоохранительных органов. Адвокат должен отвечать за любое уголовно наказуемое деяние, но уголовное дело в отношении него может быть возбуждено не иначе, как Генеральным прокурором РК или его заместителями.

3) Проблемы независимости адвокатуры как института в целом и ее отношений с государством.

Если обратиться к документам по правам человека ООН, Совета Европы, то можно заметить, что там красной линией проходит идея независимости адвокатуры от государства, и оно обязано обеспечивать эту независимость, создавать условия для работы адвоката. Идея же жесткого контроля со стороны государства за деятельностью адвокатов - это полный нонсенс.

Между тем, в последнее время чиновники Министерства юстиции Республики Казахстан настаивают на том, что «у Минюста должны быть контрольные функции по отношению к адвокатуре для решения вопросов, связанных с отзывом лицензий, их приостановлением и для проведения проверок доводов, содержащихся в жалобах на адвокатов».

Исследователи же утверждают, что «адвокат независим до тех пор, пока он не нарушил правила адвокатской этики. А отслеживает эти нарушения корпорация, поскольку именно она в первую очередь заинтересована в чистоте своих рядов».

Еще в 1990 году Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями были приняты «Основные принципы, касающиеся роли юристов».

ООН рекомендовала государствам-участникам учитывать и соблюдать основные принципы в рамках их национального законодательства и практики;

довести их до сведения юристов, судей, работников органов исполнительной и законодательной власти и населения в целом;

поощрять на национальном и региональном уровнях семинары и учебные курсы, посвященные роли юристов и соблюдению равенства условий доступа к профессии юриста.

В Основных принципах, в частности, отмечается, что:

- профессиональным ассоциациям юристов отводится основополагающая роль в обеспечении соблюдения профессиональных норм и этики в защите своих членов от преследования и неправомерных ограничений и посягательств, в предоставлении юридических услуг всем нуждающимся и в сотрудничестве с правительственными и другими учреждениями в содействии осуществлению целей правосудия и в отстаивании государственных интересов;

- защищая права своих клиентов и отстаивая интересы правосудия, юристы должны содействовать защите прав человека и основных свобод, признанных национальным и международным правом, и во всех случаях действовать независимо и добросовестно, в соответствии с законом и профессиональной этикой юриста;

- Правительства обеспечивают, чтобы юристы:

а) могли выполнять все свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства;

b) не подвергались судебному преследованию и судебным, административным, экономическим или другим санкциям за любые действия, совершенные в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, нормами и этикой, а также угрозами такого преследования и санкций:

- в тех случаях, когда возникает угроза безопасности юристов в результате выполнения ими своих функций, власти обеспечивают им надлежащую защиту;

- юристы не отождествляются со своими клиентами или интересами своих клиентов в результате выполнения ими своих функций;

- юристы через свои соответствующие органы или законодательные органы разрабатывают в соответствии с национальным законодательством и обычаями и признанными международными стандартами и нормами кодексы профессионального поведения юристов.

К сожалению, эти принципы не нашли должного применения как в действующем законодательстве Республики Казахстан, так и в реальной практике.

Вот одно из мнений: «Государство хочет пойти по такому пути: адвокатура обязана обеспечивать бесплатную защиту по уголовным делам, ведение трудовых дел и всего того, что полагается вести бесплатно.

Только государство за это платить не собирается. В Конституции РК (ст. 13) сказано, что каждый в нем имеет право на получение квалифицированной юридической помощи. Раз государство гарантирует это, значит оплачивает. Не хотите платить - тогда не гарантируйте. Нет денег? Но у государства большой опыт зачетов.

Предлагается сделать так: адвокатуре предоставить налоговые льготы, а за это адвокатура сама будет обеспечивать бесплатные дела. Дела, бесплатные для клиента, но не для адвоката, который их ведет. Нет, говорит государство, вы, адвокаты, богатые. Интересно, где они у нас видели богатую адвокатуру? У нас есть несколько хорошо зарабатывающих адвокатов, есть и несколько учителей, которые хорошо зарабатывают.

Предлагаем освободить адвокатов от налогов. Не хотят. Хотят, что бы бесплатно работали и налоги платили».

(По состоянию на 01.01.2000 г. только по Актюбинской области задолженность государства по оплате юридической помощи по судебным постановлениям перед адвокатами области составила более 3 млн. тенге.

Адвокатам Карагандинской области за 2000 г. не погасили долг в размере 2 млн. тенге).

В соответствии с вступившим в силу с 01.07.2001 г. новым Налоговым кодексом Республики Казахстан установлен подоходный налог с адвокатов в размере 10% независимо от суммы дохода помимо причитающихся так называемых «социальных выплат».

4) Имеются трудности и внутреннего организационного порядка, также влияющие на выполнение задач, стоящих перед адвокатурой.

Каждая из территориальных коллегий адвокатов выполняет две функции. С одной стороны - это прием в члены коллегии адвокатов и исключение из нее, контроль за профессиональной деятельностью. С другой - это «хозяйствующий субъект», который занимается арендой помещений, распределением работы, ведением бухгалтерии, покупкой мебели и пр.

Предлагается, чтобы «все коллегии в этой своей второй ипостаси оставались и действовали как крупные адвокатские фирмы. А что касается приема и соблюдения правил адвокатского поведения, то на территории должна быть все-таки одна единица. Только называть это надо не коллегией, а палатой или советом, как это было до революции».

Отмечается необходимость повсеместного снижения вступительного взноса при поступлении в члены коллегии адвокатов области, поскольку установленный взнос, например, в Карагандинской области составляет сумму, приравненную к 1000 долларов США в городах и 500 долларов в сельской местности, что зачастую является препятствием для поступления в члены коллегии адвокатов и влечет за собой иные последствия, отмеченные выше.

Не вызывает особых дискуссий потребность в создании страховых фондов для возмещения ущерба от неправильных действий адвоката. «За клиентом должно быть закреплено право предъявить адвокату иск о возмещении убытков».

На качество юридической помощи, предоставляемой гражданам, оказывают влияние и другие обстоятельства, среди которых можно выделить:

- отсутствие информационно-справочной сети и методических служб в адвокатских сообществах;

- неразвитость института стажерства (стажеры адвокатов не обладают правом на участие в уголовном процессе по причине отсутствия у них лицензий, тогда как в органах дознания и следствия расследование дел поручается молодым специалистам, и в судах государственное обвинение в большинстве случаев осуществляют люди, только что закончившие институты);

- неуплата членских взносов;

- неурегулированность вопросов, связанных с соблюдением адвокатской этики и применением дисциплинарных наказаний;

- отсутствие системы обучения адвокатов.

5) Коррупция в судах и адвокатура Взяточничество – дело очевидное. Об этом открыто говорят клиенты, обращающиеся за помощью к адвокатам, часто рассматривая их не как профессиональных защитников, а как посредников в передаче взятки судье. Так в коррупцию правосудия оказались вовлечены и адвокаты.

Сотрудниками Департамента КНБ по Алматы и Алматинской области при получении взятки в сумме тысяч долларов США задержан член Алматинской городской коллегии адвокатов Т., который вымогал эти деньги у гражданки К. за освобождение ее дочери от уголовной ответственности. По данному факту возбуждено уголовное дело. Сам прецедент задержания адвоката демонстрирует состояние всей судебной системы. Предпосылка подобного вымогательства со стороны адвоката может возникнуть лишь тогда, когда последний способен неофициально влиять на решение судьи или является своего рода посредником между судьей и подсудимым. (Джалилов А. Адвокат задержан за вымогательство // Панорама, № 23, 9.06.2000 г.) К сожалению, подобные сообщения в прессе не являются такой уж большой редкостью.

Усложненные бюрократические процедуры вызвали к жизни такое явление, как трамидаторство.

«Трамидатор» - посредник, помогающий клиентам совершать сделки, это, как правило, человек со стороны, который получает плату за оформление бумаг в государственном учреждении… Подобными «трамидаторами» в судебной системе являются так называемые «разводящие» адвокаты.

Причем именно такие адвокаты, как это и не парадоксально, в общественном мнении считаются наиболее ценными и являются преуспевающими с общепризнанной точки зрения.

ВЫВОДЫ и РЕКОМЕНДАЦИИ:

На Международной научно-практической конференции «10 лет независимости Республики Казахстан:

достижения и проблемы адвокатуры» (20 апреля 2001 г.) было предложено:

1. Министерству юстиции Республики Казахстан создать рабочую группу из представителей Министерства юстиции, Адвокатского сообщества, неправительственных правозащитных организаций, судебных и правоохранительных органов для обобщения внесенных на этой конференции предложений по совершенствованию законодательства, регулирующего деятельность стороны защиты, и внести состав этой группы на утверждение Правительства Республики Казахстан.

2. Координационному совету правоохранительных органов включить в состав совета представителя Союза адвокатов.

3. Правительству Республики Казахстан включать представителей адвокатского сообщества в состав рабочих групп по разработке и совершенствованию правовых актов, касающихся прав и свобод граждан.

4. Министерству юстиции пересмотреть порядок оплаты работы адвокатов по назначению органов уголовного преследования и суда (ст.71 УПК РК) и внести изменения в Правила оплаты юридической помощи (№ 1247 от 26.08.1999 г.) с целью изменения ставок и норм оплаты труда адвокатов из средств республиканского бюджета.

5. Министерству юстиции РК рассмотреть проблемы адвокатуры на коллегии с участием руководителей Верховного Суда, Генеральной прокуратуры, правоохранительных органов, Союза адвокатов и территориальных коллегий адвокатов.

6. Союзу адвокатов активизировать деятельность по обеспечению и защите прав и законных интересов адвокатского сообщества;

практиковать проведение обучающих семинаров совместно с судебными органами и органами прокуратуры;

продолжить работу над совершенствованием Правил профессионального поведения адвокатов.

Не отрицая необходимости и полезности принятия перечисленных выше мер, тем не менее следует заметить, что наиболее животрепещущими проблемами, требующими срочного решения, по мнению исследователей, являются:

- принятие законодательных актов, обеспечивающих реализацию конституционного положения о праве каждого на получение квалифицированной юридической помощи, предусмотрев многообразие оказания такой помощи и ее доступности для широких слоев населения (это предложение было включено также в Резолюцию III съезда судей, состоявшегося 20.06.2001 г.). Следует иметь в виду, что в получении такой помощи нуждаются не только обвиняемые (подсудимые), но и потерпевшие, а также другие малоимущие участники судебных процессов;

- в целях обеспечения защиты прав и законных интересов граждан в условиях отсутствия у них денежных средств на оплату услуг адвоката, необходимо ввести существовавший ранее институт дежурных адвокатов в суде, а также предусмотреть налоговые льготы адвокатам, оказывающим бесплатную юридическую помощь гражданам в зависимости от числа лиц, которым такая помощь была оказана;

- рассмотреть вопрос о целесообразности сохранения института допуска родственников и представителей общественных объединений в качестве защитников. Осуществлять допуск защитников непрофессионалов по постановлению судьи непосредственно в судебном производстве дел. В стадии производства предварительного следствия допускать к защите только профессиональных защитников;

- создать специализированные юридические консультации (государственные, муниципальные), в которых будут работать адвокаты, участвующие в процессе в порядке ст. 71 УПК РК, а также оказывающие бесплатную юридическую помощь по гражданским и другим делам.

III. ИСПОЛНЕНИЕ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ Уровень эффективности деятельности судебной системы во многом определяется уровнем исполнения судебных постановлений (приговоров, решений, определений).

«Проблема исполнения судебных постановлений стала, пожалуй, одной из самых острых в дискуссиях о правовых реформах и авторитете правосудия в нашей стране. Кому нужны судебные решения, если они не исполняются? Согласно статистике, по республике ежегодно исполняется менее половины решений судов по гражданским делам, а по некоторым данным, и того меньше - лишь треть. За прошедший, 2000-й год, к примеру, остались неисполненными более 200 тысяч исполнительных документов…» (Кайрат Мами, председатель Верховного суда РК «Судебная реформа - дело общегосударственное» // Деловое обозрение «Республика», № 21, 31.05.2001 г.).

Президент Республики Казахстан Назарбаев Н.А., выступая на III съезде судей РК в июне 2001 г., в качестве второй задачи из 8 поставленных назвал «кардинальное улучшение работы по исполнению судебных постановлений».

Система исполнения наказаний по обвинительным приговорам суда сложилась достаточно давно и в настоящее время включает в себя уголовно-исполнительные инспекции и учреждения уголовно исполнительной системы (Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан от 13.12.1997 г.).

Наибольшие проблемы встречаются в процессе исполнения судебных решений, определений и постановлений по гражданским и хозяйственным делам, приговоров и постановлений по уголовным делам в части имущественных взысканий, а также исполнение постановлений и решений иных органов (исполнительные надписи нотариальных органов;

удостоверения, выдаваемые судом по трудовым спорам;

постановления органов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, и пр.).

До недавнего времени исполнение вышепересчисленных решений, постановлений и пр. возлагалось на судебных исполнителей территориальных органов Министерства юстиции Республики Казахстан, состоящих при всех судах, кроме Верховного суда Республики Казахстан, и регламентировалось Законом Республики Казахстан «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» от 30.06.1998 г.

Судебный исполнитель - это должностное лицо, состоящее на государственной службе и выполняющее возложенные на него законом обязанности по исполнению постановлений судов и других органов.

Согласно закону численный состав судебных исполнителей должен соответствовать количеству судей. На сегодняшний день в Казахстане отправляют правосудие 1823 судьи областных, районных и приравненных к ним судов, а судебных исполнителей насчитывается всего 1011.

Оценивая деятельность Комитета по исполнению судебных постановлений Министерства юстиции и его территориальных подразделений, многие из опрошенных в ходе исследования лиц отмечали следующее:

«Создан специальный Департамент по исполнению судебных постановлений, который, правда, работает только на себя, то есть когда есть выгодный должник. И только он несет ответственность за волокиту исполнения судебного постановления. Думается, что судьи не должны курировать исполнение своих постановлений, поскольку просто не успеют заниматься этим»

«Неисполнение либо неоперативное исполнение постановлений суда суд вообще не дискредитирует, потому что этим занимается не суд, а судебные исполнители… Там, где судебному исполнителю пообещали 50% в его карман, он будет все ретиво исполнять, но если он не заинтересован, он не будет ничего делать.

Судьи же сами просто не успеют проконтролировать исполнение своих постановлений».

«Многие исполнители ставят вопрос о возвращении в лоно судов исполнение судебных постановлений. Но между тем их ностальгические порывы удовлетворены слабым образом. Трагедия в том, что в Департамент по исполнению судебных постановлений набрали несведущих людей (милиционеров), не имеющих никакого отношения к цивильному праву. Там же не нужны силовые методы - там нужны грамотные цивилисты. Надо сделать так: закрепить за судами 1-2 судоисполнителя, с тем чтобы предъявление иска сопровождалось опережением его обеспечения, то есть, возбуждая дело, судья мог вынести определение об обеспечении исковых требований, а закрепленный судоисполнитель исполнил его (определение) реально».

«Каждый судья должен нести ответственность за вынесенные им решения. Видеть реальную перспективу их исполнения».

«Судебные исполнители не налагают арест на имущество должника в целях обеспечения исполнения иска, а работают только по состоявшимся решениям судов. Арест на денежные средства или имущество должника, находящиеся в банке, судебный исполнитель теперь вправе наложить только с санкции прокурора. Ранее судебные исполнители имели право самостоятельно, по представлению судебного приказа о наложении ареста на такие средства должника, накладывать арест и получать сведения о состоянии банковского счета».

Таким образом, большинство опрошенных лиц отмечает, что основная проблема неисполнения судебных постановлений кроется в существующем «разрыве» между процессами их вынесения и исполнения. И это дает почву для самостоятельных коррупционных проявлений со стороны сотрудников системы исполнительного производства.

С начала 2001 г. Указом Президента Республики Казахстан от 22.01.2001 года «О мерах по совершенствованию правоохранительной деятельности в Республике Казахстан» ответственность за состояние исполнительного производства возложена на Комитет по судебному администрированию при Верховном суде Республики Казахстан. Предполагается, что объединение в единую систему судей и судебных исполнителей даст, с одной стороны, возможность расширения контролирующих полномочий судьи за вынесенное им постановление, с другой - ужесточение спроса с лиц, уклоняющихся от выполнения судебного постановления.

Признавая невысокий уровень исполняемости судебных постановлений, официальные представители данных государственных структур отмечали, что ситуация с исполнением судебных решений остается напряженной в связи со следующими обстоятельствами:

1) судебные исполнители работают с очень большими перегрузками. Если в 1997 г. судебный исполнитель ежемесячно исполнял одновременно 30 документов, в 1998 г. – 39, то сегодня – почти 100, а в некоторых областях (Карагандинская, Костанайская) – до 130 документов. Среднемесячная нагрузка на судебного исполнителя возросла в 3-4 раза. При этом нельзя не отметить, что 54% судебных исполнителей являются женщинами;

2) штатная численность судебных исполнителей практически не растет. Нормативный дефицит кадров здесь составляет 43-44%;

3) не соблюдается заложенный в законодательстве о судах и статусе судей принцип равного числа судей и судебных исполнителей;

4) не выработаны четкие механизмы взыскания с ответчиков штрафных и долговых обязательств, установленных в отношении них решением суда, и обеспечения безопасности судебных исполнителей в процессе их взаимодействия с ответчиками. Такое обстоятельство часто приводит к тому, что со стороны ответчиков не только не исполняются решения суда, но еще имеют место случаи оказания различного давления на судебных исполнителей вплоть до физического насилия;

5) большое количество исполнительных производств приостановлено на неопределенный срок. Прежде всего это связано с невозможностью взыскания с хозяйствующих субъектов задолженностей по зарплате и кредитам вследствие их неплатежеспособности, обусловленной объективными экономическими трудностями в республике. Помимо этого, материалы ряда дел затребованы прокуратурой и находятся в ее распоряжении длительное время;

6) неправильный подбор кадров, приводящий к тому, что судебными исполнителями становятся лица с низким уровнем образования, не прошедшие специальной подготовки;

7) наблюдается крайне низкий уровень материально-технического обеспечения деятельности судебных исполнителей. К примеру, в условиях частых выездов судебных исполнителей к должникам в отдаленные районы и населенные пункты на командировочные расходы выделено на каждый департамент всего по 33 тыс.

тенге, что составляет около 12-13% от требуемой на командировочные расходы суммы.

Нормативно-правовая база, регламентирующая деятельность судебных исполнителей, кроме вышеперечисленных нормативных правовых актов, включает в себя 10 подзаконных актов, в том числе инструкции, правила, методические рекомендации и пр.

В частности, разработаны и введены в действие инструкции:

- по работе с документами при ведении исполнительного производства с приложением образцов необходимых процессуальных документов;

- о порядке хранения арестованного имущества;

- о порядке наложения судебными исполнителями ареста на ценные бумаги, а также методические рекомендации по организации работы судебных исполнителей старшими судебными исполнителями, по проведению комплексных, целевых и контрольных проверок.

В недрах самой системы были разработаны два законопроекта: «Об органах исполнительного производства» и «О внесении изменений в действующий Закон «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей». Эти законопроекты предполагали:

а) объединить институты судебных исполнителей и судебных приставов, обеспечивающих установленный порядок в судах в одну организационную структуру;

б) ввести для судебных исполнителей и приставов ношение формы, а также наделить их правом ношения спецсредств и оружия и полномочиями по наложению административных взысканий в отношении должников.

(Какой будет судьба данных законопроектов в связи с созданием Комитета по судебному администрированию и подчинением ему системы исполнительного производства, прогнозировать несложно.

Скорее всего, они будут отозваны из Парламента в связи с изменившейся обстановкой).

Говоря об определенных достижениях в становлении системы исполнительного производства, некоторые из опрошенных лиц отмечали в качестве положительных следующие обстоятельства, несмотря на их небесспорность:

1) судебные исполнители были внесены в реестр государственных должностей, что позволило повысить размеры их должностных окладов. В зависимости от стажа работы отдельные судебные исполнители получают до 16 тыс., а руководители – до 34 тыс. тенге;

2) органы исполнительного производства заняли свою нишу среди других правоохранительных и фискальных органов и призваны обеспечить нормальное функционирование судебной системы и поступление средств в республиканский бюджет;

3) они способствуют решению актуальных социальных проблем прежде всего в плане получения заработной платы, пенсий и иных социальных пособий посредством взыскания соответствующих сумм с должников, восстановления на работу несправедливо уволенных граждан и т.д.;

4) они также являются по большому счету самоокупаемыми и приносят путем взыскания долгов и штрафных обязательств значительные поступления в бюджет государства. Так, за 5 месяцев 2000 г. на каждые 1000 тенге, вложенные государством в систему исполнительного производства, оно получило в доходную часть бюджета 3400 тенге;

5) они вытесняют из жизни общества такие явления, как выбивание долгов через криминальные структуры, чем вносят свой вклад в борьбу с организованной преступностью;

6) в целом они работают на подъем авторитета судебной власти и судебного решения.

Несмотря на создание фактически новой структуры по исполнению судебных постановлений, она (структура), по мнению многих, также столкнется со следующими проблемами.

Судебные исполнители испытывают большие трудности в обеспечении исков. В частности, в том, что не действует система досудебного наложения ареста на имущество в счет обеспечения иска. В результате этого многие ответчики в процессе судебного разбирательства успевают укрыть свое имущество, и судебные исполнители после вынесения вердикта нередко оказываются перед фактом невозможности взыскания.

В некоторых случаях даже после принятия судом решения о взыскании с ответчиков той или иной суммы ответчики имеют возможности для маневров с имуществом в связи с тем, что у судебных исполнителей уходит определенное время на юридическое оформление необходимых запросов в те или иные ведомства и получение от них ответа.

Практически неисполнимыми остаются иски по зарплате с предприятий-банкротов, располагающих лишь неликвидным имуществом.

Поскольку по закону суды не отвечают за исполнение своих решений, поэтому они часто отказывают судебным исполнителям в помощи. В частности, нередко судебные исполнители не могут использовать такой рычаг воздействия на ответчиков, уклоняющихся от исполнения решений суда, как привлечение их за это к уголовной ответственности. Данная мера не всегда находит поддержку в судах и прокуратуре, которые отказывают в иске и возбуждении уголовного дела.

В некоторых регионах страны данные проблемы приобрели почти «кричащий» характер. Так, эксперты по Восточно-Казахстанской области отмечают, что:

«Каждый год происходит увеличение судебных вердиктов по удовлетворению материальных и морально этических исков. Если в 1999 г. в производстве судоисполнителей Восточно-Казахстанской области находилось 83955 исполнительных документов, то в 2000 г. их число увеличилось до 124159. Соответственно возросли и суммы, подлежащие взысканию: с 5 392 536 540 тенге до 8 182 971 637 тенге.

В то же время при увеличении исков не растет число судебных исполнителей. А их среднемесячная зарплата не превышает 7000 тенге. При этом исполнители все затраты на совершение необходимых исполнительских действий несут из своего личного кармана. Судебные исполнители внешне не соответствуют своему званию государственного служащего. Для этого следует одеть их в унифицированную форму с символикой.

На практике руководители различных организаций и предприятий, в том числе и органов исполнительной власти, зачастую не допускают судебных исполнителей даже до своих приемных кабинетов и не несут за это абсолютно никакой ответственности. Хотя закон требует вручать предписания об исполнении с подписью непосредственно первого руководителя данных организаций. В связи с этим судебных исполнителей нужно наделить правом привлекать к административной ответственности лиц, игнорирующих их законные требования.

Положения Закона «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» отстают от требований и реалий сегодняшнего дня. В первую очередь его нужно привести в соответствие с ГК и ГПК РК.

Следует также пересмотреть сроки совершения исполнительных действий и установить их в зависимости от категории исполнительного документа. При этом предусмотреть возможность продления сроков совершения исполнительных действий по инстанции по мотивированному представлению судебного исполнителя».

Неисполнение судебных решений зачастую является следствием коррупционных проявлений и иных противоправных действий, в том числе со стороны судебных исполнителей.

Так, по данным бывшего министра юстиции РК Б.А. Мухамеджанова, в первом полугодии 2000 г. имели место следующие случаи допущения теми или иными судебными исполнителями нарушений в своей работе.

Судебные исполнители департамента Комитета по исполнению судебных постановлений по г. Алматы пытались продать с торгов взысканный авиалайнер Ил-62 всего за 5 млн. тенге (34750 долл. США), хотя его оценочная стоимость составила 260 тыс. долларов. Попытка такой продажи была предотвращена центральным аппаратом министерства юстиции.

В Актюбинской области судебные исполнители по решению суда, но без проведения анализа ситуации, в один день описали имущество АО «Кристалл». Хотя, что интересно, судебные решения по другим аналогичным делам не исполняются месяцами. К тому же решение суда в отношении указанной компании впоследствии было отменено Верховным судом.

Имел место случай, когда из-за безответственности и халатности судебного исполнителя было описано имущество ни в чем не повинного гражданина, являющегося однофамильцем ответчика.

В ходе поездки председателя Комитета по судебному администрированию при Верховном суде Байбатырова С. и руководителя судебных исполнителей Сарсенбаева А. в южные регионы республики был выявлен ряд нарушений Закона «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей».

Только по Алматы в Министерство юстиции и Комитет по исполнению судебных постановлений поступило 473 жалобы на незаконные действия и волокиту со стороны судебных исполнителей, из которых повторных. Работа департаментов судебных исполнителей по Алматы, Алматинской и Южно-Казахстанской областям признана неудовлетворительной. Здесь, в частности, отсутствует контроль за сроками рассмотрения жалоб и за теми исполнительными производствами, по которым поступают повторные обращения граждан, не осуществляется надлежащий прием граждан, несвоевременно и некачественно выполняются указания и поручения комитета, нередки бездействие, необоснованные передачи исполнительного производства от одного судебного исполнителя к другому.

ВЫВОДЫ и РЕКОМЕНДАЦИИ Для совершенствования и обеспечения эффективной деятельности института судебных исполнителей предлагается:

а) увеличить штатную численность судебных исполнителей;

б) поднять статус судебных исполнителей на уровень сотрудников правоохранительных органов, расширить их полномочия, включая предоставление права объявлять розыск должников, уклонившихся от исполнения решений суда, ареста их банковских счетов без санкции прокурора;

наделить их формой и спецсредствами;

в) расширить законодательную, нормативно-правовую и методическую базу исполнительного производства;

г) усилить исполнительскую и трудовую дисциплину судебных исполнителей, предъявляя к ним более жесткие требования, регулярно проведить поверки подчиненных подразделений;

д) обеспечить одинаковый подход в процессе исполнительного производства в отношении к государству, негосударственным структурам и отдельным гражданам;

е) формировать резерв на замещение вакантных должностей;

ж) осуществлять подготовку судебных исполнителей, только вступивших в свою должность, и проводить их аттестацию на предмет знания действующего законодательства;

з) осуществлять проверку у судебных исполнителей их моральных качеств, материального состояния, здоровья, наличия образования, уровня работоспособности и возможности справляться со своими должностными обязанностями;

и) положительно решить вопрос о повышении материально-технического обеспечения. Здесь, в частности, следовало бы отчислять 5% исполнительской санкции на развитие системы исполнительного производства, как это имеет место в других государствах;

к) установить оптимальные сроки исполнения судебных решений, исходя из степени сложности данных дел;

л) открыть в вузах с юридическим профилем отделения по специальности «судебный исполнитель пристав»;

м) организовать при Комитете по судебному администрированию курсы повышения квалификации судебных исполнителей;

н) наделить судебных исполнителей правом бесплатного проезда в городском транспорте.

ОБЩИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ (ПЕРЕЧЕНЬ ПЕРВООЧЕРЕДНЫХ МЕР), НАПРАВЛЕННЫЕ КАК НА СНИЖЕНИЕ СУЩЕСТВУЮЩЕГО УРОВНЯ КОРРУМПИРОВАННОСТИ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ, ТАК И НА УСТРАНЕНИЕ ПРИЧИН И УСЛОВИЙ, СПОСОБСТВУЮЩИХ РАЗВИТИЮ КОРРУПЦИИ В СУДАХ 1. В целях уменьшения нагрузки на судей и повышения качества отправления правосудия безотлагательно решить вопросы финансирования судов в полном объеме и увеличения штатной численности судей до необходимого уровня.

2. Сделать максимально прозрачной и открытой для общества деятельность Квалификационной коллегии юстиции и Высшего судебного совета Республики Казахстан по подготовке (подбору) и расстановке судей.

3. Усложнить и одновременно сделать гласным процесс отстранения судей от должности, вовлечь в него органы судейского сообщества и приблизить к процедуре импичмента.

4. В целях повышения профессионального уровня судей разработать и внедрить систему своевременного и непрерывного изучения судьями всех уровней изменений действующего законодательства, возродить институт повышения квалификации судей.

5. Осуществить 2-3-годичную программу переобучения судей, по окончании которой провести аттестацию судей всех уровней на предмет знания законодательства Республики Казахстан.

6. Принять меры для реализации норм действующей Конституции и другого законодательства Республики Казахстан о судах присяжных.

7. Во избежание образования замкнутой корпоративной судебной «системы», а также с целью уменьшения возможности ее непроцессуального влияния на суды изучить вопрос о передаче Комитета по судебному администрированию при Верховном суде в ведение Администрации Президента или Парламента Республики Казахстан.

8. Восстановить в процессуальном законодательстве принцип непрерывности при рассмотрении уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, а также некоторой категории гражданских дел, связанных с защитой прав и свобод человека (гражданина).

9. Законодательно закрепить формальные критерии (механизмы) распределения дел между судьями (случайная компьютерная выборка, территориальный принцип, алфавитный порядок, очередность и т.д.), лишив этих полномочий председателей соответствующих судов.

10. Рассмотреть вопрос о необходимости законодательного повышения возрастного ценза для кандидатов в судьи до 35-40 лет.

11. Обеспечить максимальное развитие принципа состязательности сторон в процессе, считая недопустимыми как обвинительную позицию суда, так и возложение на него бремени доказывания.

12. Сузить сферу участия органов прокуратуры в гражданском судопроизводстве исключительно представлением интересов государства и защитой прав и свобод человека (гражданина).

13. Принять меры, направленные на повышение уровня исполнения судебных решений, как путем увеличения численности судебных исполнителей, так и посредством усиления ответственности за их неисполнение. Открыть на юридических факультетах вузов отделения для подготовки судебных исполнителей, создать при Комитете по судебному администрированию соответствующую структуру (институт) по повышению квалификации судебных исполнителей.

14. Принять на базе Концепции государственную программу реформирования судебной системы с указанием этапов, сроков реализации мероприятий и ответственных за ее исполнение, предусматривающую финансирование за счет средств республиканского бюджета.

СОЦИОЛОГО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ В течение года специалисты общественного фонда «Транспаренси Казахстан» и привлеченные эксперты проводили исследование по проекту «Суды без коррупции».

Задачи проекта:

• Выявление причин и степени коррупции в судебной системе;

• Выработка механизмов и мер, которые должны быть предприняты для устранения условий, способствующих возникновению коррупции в судебной системе, в том числе более широкого контроля со стороны общества;

• Определение роли и места участников судебного процесса в делах с коррупционными проявлениями;

• Выработка конкретных предложений по совершенствованию судебной системы и законодательства о судах и внесение их в государственные органы.

Социолого-правовая часть исследования была проведена с использованием следующих методов:

1)анкетирования;

2)глубинных интервью.

Анкетирование проводилось в группе, условно названной «клиенты», куда вошли физические лица, а также представители юридических лиц (юрисконсульты, руководители предприятий и т.д.), имеющие в настоящее время опыт участия в судебных разбирательствах по гражданским, уголовным или административным делам.

Анкета для клиентов состояла из 23 комплексных вопросов, направленных на выявление: уровня авторитета судов среди населения;

степени потенциальной возможности самих граждан предложить взятку;

степени влияния отдельных факторов на возникновение коррупции в суде;

причин возникновения коррупции;

степени материально-технической обеспеченности судов;

уровня культуры работников судов, а также степени эффективности предпринимаемых мер по улучшению деятельности судов и предупреждению злоупотреблений в судебной системе.


В проведенном общественным фондом "Транспаренси Казахстан" опросе, направленном на исследование проблем, связанных с коррупцией в судебной системе, приняло участие около 500 респондентов со следующими характеристиками:

• Возраст, в % 15-20 21-27 28-35 36-44 45-54 2 16 21 27 24 • Участие в судебных производствах различного вида Численность Установленные формы судопроизводства респондентов, в % гражданские уголовные административные • Частота обращения или вызова в суд (включая характер дел, рассматриваемых судами), в % Как часто Вы обращались или были 1 раз 2-3 раза более 3 раз вызваны в суд?

Характер дела административное 50 25 гражданское 54 25 уголовное 54 30 в целом 53 26 • Место постоянного проживания респондентов по критерию «город - село», в % город село Опрос проводился в г. Астане и Акмолинской области, г. Алматы и Алматинской области, в Южном, Северном, Западном и Восточном регионах Казахстана с судьями, прокурорами, адвокатами, работниками акиматов как представителями местных исполнительных органов, судебными исполнителями, судебными администраторами и журналистами.

• Численность респондентов по регионам, в % Алматинская область (вкл. г. Алматы) Акмолинская область (вкл. г. Астана) Западный Казахстан Северный Казахстан Южный Казахстан Восточный Казахстан Цель интервью - выявление профессиональной оценки различными группами респондентов эффективности, открытости, беспристрастности суда, а также основных проблем в суде, с которыми сталкивались представители этих категорий при выполнении своих профессиональных обязанностей. В ходе интервью респондентам было предложено осветить следующие вопросы:

- кадровая политика назначения судей на должность;

- независимость судебной системы и факторы, влияющие на независимость, ограничивающие ее;

- защищенность судей, судебных исполнителей и членов их семей;

- открытость и доступность судебных органов для общества;

- структурные изменения в судебной системе;

- организация осуществления правосудия;

- проблема действия отдельных процессуальных норм;

- отношение к введению суда присяжных;

- исполнение судебных решений;

- повышение квалификации судей и судебных исполнителей;

- причина возникновения коррупционных проявлений в судах, способы их устранения и предупреждения, а также многие другие вопросы, касающиеся предложений по реформированию судебной системы.

Исследования проводились экспертами «Траспаренси Казахстан» в то время, когда еще действовал Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу закона, «О судах и статусе судей» от 20 декабря 1995 г., а с 25 декабря 2000 г. в законную силу частично вступил новый, Конституционный закон «О судебной системе и статусе судей».

Авторитет суда В ходе исследования, при проведении интервью с представителями судебной власти, исполнительной власти, журналистами, работниками прокуратуры и судебными исполнителями, при анкетировании граждан, которые обращались в суд за защитой своих законных прав и интересов либо представляли в суде интересы юридических лиц (более 200), на вопрос: обладают ли судебные органы должным авторитетом как независимая ветвь государственной власти, была получены ответы, образующие достаточно тревожную картину. Высоко оценивая роль суда в становлении правового государства и эффективного функционирования гражданского общества, эксперты указали на крайне низкий уровень авторитета казахстанских судов и привели ряд факторов, дискредитирующих судебную власть, которые были рассмотрены более подробно в интервью с экспертами, прежде всего из числа самих судей.

Среди вопиющих фактов, наносящих существенный урон авторитету судебной власти, назывались и крайне неудовлетворительное материально-техническое обеспечение судов, и взяточничество, и необеспеченность безопасности судей, и непрозрачность процедуры назначения судей, низкий образовательный, профессиональный, морально-этический уровень судей.

«Отсутствие у суда хорошего здания, соответствующей мебели, оргтехники влияет на авторитетность суда в государстве. Вот, например, в Пакистане здания судов самые лучшие после президентского дворца. Люди должны заходить в суд, как в церковь. Ведь они приходят решать свою судьбу» (судья).

«Авторитет судебная власть должна наживать себе сама. Дело государства - создать для этого возможности.

Однако сегодня государство не понимает и не желает понимать проблемы судебной власти. И о каком тогда авторитете можно вообще говорить? Вы посмотрите на здания судов, на кабинеты судей, в которых от Общую информацию по численности респондентов по регионам по установленным формам судопроизводства с разработкой по критерию «город - село» см. в Приложении 1.

государства - только скамьи и сейфы. Все остальное (компьютеры, мебель, нормативно-правовые акты, канцелярские принадлежности, писчая бумага) судьи добывают себе самостоятельно, попадая при этом в зависимость от лиц, могущих их всем этим (или частью этого) обеспечить. И здесь даже не возникнет вопроса о том, что, в случае чего, спор этим судьей будет решен в пользу его спонсора - ведь долги принято возвращать» (судья).

«Общество очень критически относится к судебной власти. И причины этого - существующий сегодня низкий уровень вузовской подготовки и отбор кадров для судейского корпуса. Так, выпускники вузов не показывают хорошие юридические знания, а компетентность тестирующих не обеспечивает гарантий знания лиц, назначаемых на должность судьи. И, кстати сказать, вопросы аттестации кандидатов на должность судьи поднимались нами на втором съезде судей Республики Казахстан, прошедшем 25 января 1999 г. в Алматы.

Судьи сегодня не соответствуют настоящим судьям – они бичи системы. Их постановления – аномалия»

(судья).

«Не уважать суд может только ограниченный человек, не патриот. Кто его завтра защитит от насильника, если не судья? Другое дело, что судье необходима помощь в виде нормального законодательства, когда нормы не будут противоречить друг другу. Сегодня любое дело можно повернуть по-всякому. Кроме того, есть поговорка, что рыба гниет с головы. Коррупция не в судах, а выше» (судья).

«Воспитать надо человека, а не чиновника. Если человек уверен в верховенстве закона и сам законодательно защищен, он не будет смотреть на чины» (судья).

«Судья не столько должен знать законы, сколько он должен быть моральным человеком» (судья).

«Судья постоянно угрожает, принуждает к мировому соглашению, горячится, кричит, ведет себя вульгарно.

Не редкость, когда при составлении постановлений судья допускает чудовищную неграмотность» (начальник отдела прокуратуры по надзору за законностью судебных постановлений).

«Судья должен соблюдать моральный облик, следить за собой. Бывают случаи, когда судья не сдерживается, но в этом нет ничего страшного. Главное, чтобы было принято законное и справедливое решение. В идеальном виде судья должен быть уважаемым человеком, чей моральный облик не вызывает никаких сомнений, слово которого очень веско - вот к чему должны стремиться все уважающие себя судьи. А в целом моральный облик судьи сегодня, наверное, соответствует моральному облику всего общества» (судья).

Однако, несмотря на столь жесткие оценки судей и функционирования судебной системы, эксперты отметили, что суд, тем не менее, остается единственным органом, куда граждане могут обратиться за защитой своих законных прав и интересов.

«Что бы ни говорили, сейчас простому человеку некуда идти жаловаться, кроме суда. Ни один аким не имеет права сейчас разрешить спор. Прокуратура также боится сделать лишний шаг. В городском суде работает бывший работник прокуратуры. Как прокурор, он не из худших, но его отношение к людям оставляет желать лучшего» (судья).

В качестве альтернативы обращения в суд, где нужно оплачивать государственную пошлину, эксперты отмечали только обращение к криминальным структурам.

«Оплата государственной пошлины для подачи исковых заявлений является нарушением конституционных прав граждан. Эта пошлина должна выплачиваться по результатам судебного разбирательства. Поэтому граждане предпочитают обращаться к рэкету. Тем более что судебные решения не исполняются» (судья).

Результаты анкетирования В ходе анкетирования клиентам было предложено ответить на ряд вопросов и дать оценку отдельным качествам суда и судей. Ниже мы представляем картину, сложившуюся в результате ответов наших респондентов.

Клиентам был задан вопрос: "Считаете ли Вы, что обращение в суд за защитой законных прав и интересов является наиболее эффективным и честным путем?" Как выяснилось, в этом уверены 40,1% респондентов. Еще 34,4% согласны с ними при условии наличия соответствующих личных качеств у судьи. 25,5% не верят ни в эффективность обращения в суд, ни в честность судьи.

Согласно опросу в регионах, наиболее эффективным считают обращение в суд жители Астаны и Акмолинской области: 42,4% опрошенных в этом регионе считают его безусловно эффективным и 34,3% эффективным в зависимости от личных качеств судьи. Не верят в возможность справедливых судебных решений 23,2%. Меньше всего недоверия к судебной системе проявляют респонденты из Западного Казахстана (9,1%), однако такой низкий процент назвавших обращение в суд неэффективным может быть следствием определенной закрытости респондентов, проживающих в этом регионе, о которой было сказано выше.

Наибольшее же число респондентов, которые считают обращение в суд абсолютно неэффективным, приходится на Восточный Казахстан (41,2%).

Диаграмма 1. Считаете ли Вы, что обращение в суд за защитой законных прав и интересов является наиболее эффективным Н ет 2 5,5 % 4 0,1 % Да, в за в и с и м о с ти о т л и ч н ы х ка ч е с тв 3 4,4 % с уд ь и Да Уровень культуры поведения судей и других работников судебных органов большинство респондентов (58,3%) оценило как удовлетворительный. При этом наибольший балл здесь поставили участники судебных разбирательств по гражданским делам (60,4%) и меньший – те, чьи дела, по которым они проходили в том или ином качестве, носили уголовный характер (53,2%).


В то же время нельзя не отметить, что, судя по ответам респондентов, низкий уровень культуры поведения представителей судебных органов (31,9%) заметно превалирует над высоким уровнем, которому, по сравнению со всеми другими уровнями, поставили минимальную оценку (3%). Самая низкая оценка уровня культуры приходится на судебные процессы по рассмотрению уголовных дел (38,1%).

В совокупности же показатели низкого и крайне низкого уровней культуры поведения указанной категории судей составляют 38,6% и занимают второе место после удовлетворительного уровня. Это говорит о том, что культура поведения судей и других судебных работников в ходе судебного процесса оставляет желать лучшего.

С точки зрения респондентов - жителей разных регионов Казахстана, уровень культуры поведения работников судов был оценен большинством опрошенных как удовлетворительный (59,2%);

высокий уровень культуры (3,3%) заметно уступает низкому (30,4%) и крайне низкому (7%), что подтверждает приведенные выводы респондентов, изложенные ими с позиции участников судебного процесса по тем или иным делам.

В Северном Казахстане низкий уровень культуры поведения судей и других судебных работников (37,7%) находится наравне с удовлетворительным. А в своей совокупности с крайне низким уровнем (20,8%) он будет численно превосходить вместе взятые удовлетворительный и высокий (3,9%) уровни. Поэтому можно говорить о том, что в данном регионе, по сравнению с пятью другими, респонденты отметили самый низкий уровень культуры данной категории лиц.

Диаграмма 2. Как Вы оцениваете уровень культуры поведения работников судов?

3,3% 7,0% Крайне низкий 30,4% Низкий Удовлетворительный 59,2% Высокий Респондентам было предложено дать оценку качествам суда. Каждому качеству можно было выставить оценку от -5 до +5.

При оценке опрошенными качеств суда ни одно качество не получило в целом положительной средней оценки, хотя в некоторых регионах средние баллы поднимались выше 0. Ниже приведены средние баллы по качествам судов среди всех опрошенных и средние баллы, имеющие максимальное значение в распределениях по регионам.

Плохо в судах, по мнению респондентов, дело обстоит с квалификацией: это качество получило -0,49 балла в среднем.

Следующее качество - честность - получило - 0,99 балла в среднем среди всех опрошенных. Наиболее низко оно было оценено опрошенными в Восточном Казахстане -0,0649 балла, т.е. охарактеризовано как «бесчестность».

По мнению опрошенных, суд также отличает несправедливость: это качество было оценено в -1,14 балла в среднем по всем опрошенным.

Уважение к участникам процесса со стороны судей, как и другие качества суда, оценивается негативно (больше характеризуется как бесцеремонность), -1,2 балла среди всех опрошенных. Самая высокая оценка этому качеству была дана в Восточном Казахстане - в среднем 0,0769 балла.

Как считают респонденты, в основном суд отличает предвзятость, это качество получило -1,23 балла. -0, балла в среднем в Западном Казахстане.

-1,25 балла в среднем получило такое качество, как неорганизованность. С учетом распределения по областям организованность выше оценивается в Восточном Казахстане, где получено 0,12 балла в среднем.

Непорядочность судей была оценена опрошенными в -1,37 балла. В Восточном Казахстане это качество было оценено все же с положительным результатом и получило в среднем 0,13 балла.

Непрозрачность суда респондентами в среднем была оценена в -1,93 балла. В -0,55 балла это качество оценили респонденты в Северо-Казахстанском регионе.

Достоинство в поведении судей было оценено в -2,08 балла, что характеризует его как "подобострастие перед влиятельными людьми". Среди опрошенных в Северном Казахстане это качество получило -0, балла.

Независимость судов, по мнению всех опрошенных, как таковая, отсутствует. Это качество было оценено в 2,11 балла в среднем всеми опрошенными, т.е. было охарактеризовано, как "зависимость". В -1,06 балла это качество было оценено опрошенными в Северо-Казахстанском регионе.

Коррупция в судах получила одну из наихудших оценок -2,55 балла среди всех опрошенных. В Восточном Казахстане это качество было оценено в -1,82 балла.

Логичным следствием негативной оценки всех предыдущих качеств является неэффективность работы судов. В целом среди всех респондентов оценка неэффективности составила -3,52 балла. -2,13 балла - оценка эффективности "клиентами" в Восточном Казахстане.

Диаграмма 3. Дайте оценку качествам суда, отметив соответствующий балл одним кружком в каждой строке -2, -2, -1,93 -3, -0, -1,25 -1, -1, -1,14 -0, -1, -2,08 -4 -3 -2 -1 Сре н и й ба лл д 1. Коррупция/Неподкупность 2. Зависимость/Независимость 3. Непрозрачность/Открытость 4. Волокита/Эффективность 5. Низкая квалификация/Профессионализм 6. Неорганизованность/Организованность 7. Предвзятость/Объективность 8. Бесцеремонность/Уважение к участникам процесса 9. Несправедливость/Справедливость 10. Бесчестность/Честность 11. Вымогательство/Порядочность 12. Подобострастность перед влиятельными лицами/Достоинство Независимость судей: проблемы и сомнения «Независимость суда необходима, но только при открытости, высоких моральных качествах и грамотности судей.

Сама по себе независимость не гарантирует соблюдение законности».

(Из глубинного интервью с работником прокуратуры).

«Государству не нужна сильная судебная власть, потому что для нее это тормоз.

Ей нужна судебная система на привязи».

(Из глубинного интервью с судьей).

В Конституции РК провозглашена независимость судьи (ст.77). Кроме того, в Конституционном законе «О судебной системе и статусе судей» перечисляются гарантии независимости судьи: процедура правосудия, ответственность за вмешательство, неприкосновенность судьи, порядок избрания или назначения на должность, материальное обеспечение судей и судов. Чтобы выяснить, насколько существующая система защищена от возможных злоупотреблений, необходимо выбрать критерии, по которым можно судить о положении вещей в этой сфере. В пособии «Transparency International» приводятся следующие критерии независимости судей:

• Прозрачность и беспристрастность назначений;

• Обязательная обоснованность судебных решений и публикация их;

• Обязанность отвечать на запросы выборной законодательной власти;

• Ясность и публичность системы смещения судей с должности только ввиду их неспособности выполнять свои функции или аморальности поведения;

• Подотчетность перед коллегами;

• Материальная независимость.

По этим основным вопросам исследователи «Транспаренси Казахстан» задавали вопросы самим судьям, адвокатам, работникам прокуратуры и акиматов, журналистам.

Относительно уровня независимости судов и судей в Казахстане мнения опрошенных разделились следующим образом.

Первая группа опрошенных, в которую вошли главным образом представители судейского корпуса, судебные исполнители и представители средств массовой информации, полагает, что никакой независимости судов и судей в Казахстане нет. По их мнению, эта независимость, хотя и отражена в Конституции и действующем законе о судебной системе и статусе судей, но не обеспечена в должной степени законодательно и носит декларативный характер.

Данная группа, руководствуясь главным образом опытом личной работы, считает, что сегодня казахстанские судьи и их деятельность находятся в зависимости от следующих субъектов и факторов:

1) При назначении на должность Как известно, по Конституции РК судьи областных и нижестоящих судов назначаются на свою должность Президентом республики соответственно по рекомендации сформированного и подотчетного ему Высшего судебного совета. Судя по всему, в данном случае речь идет о кадровой зависимости судей от исполнительной власти. Кроме того, респонденты говорили о зависимости от Квалификационной коллеги юстиции, которая фактически оценивается судьями как «подразделение государственно-правого отдела Администрации Президента». Примечательно, что Администрация Президента может оказывать прямое влияние на судей столичных судов, что вызывает недоумение у самих судей: «Почему я должен отчитываться перед Администрацией Президента? Пишут жалобы туда, потом меня вызывают. Послезавтра этот человек ходит, расправив крылья, зная, что судья писал в Администрацию объяснительную, отчитывался, унижался» (судья).

2) По вопросам материально-технического обеспечения В данном случае основной акцент делается на то, что суды как бюджетные организации, полностью содержатся за счет республиканского и местных бюджетов, которыми до недавнего времени распоряжались соответственно Правительство и местные акимы. От местных исполнительных органов также зависит решение судьями своих жилищных вопросов. Судьи с удивлением отвечали исследователям вопросом на вопрос: «Как Вы считаете, бывший председатель нашего суда, получив квартиру от Метте В.А., осталась от него независимой?» (судья).

«Зависимость от местных исполнительных органов, несомненно, существует. Но это - смотря на каком уровне. Например, районный суд зависит от исполнительной власти где-то 50:50, и эта зависимость, как правило, проявляется в том, что суды не хотят ссориться с местной исполнительной властью - там ведь квартиры могут дать. Назовем эту зависимость экономической. А, например, местные власти района никакого влияния на областной суд оказать не могут, но бесспорно, что вышестоящие исполнительные органы могут оказать влияние на районные суды. Ну и плюс ко всему этому так называемая зависимость «ты мне - я тебе».

Поэтому, скорее, зависимость судебной системы от исполнительной власти замешана на личном уровне»

(адвокат).

Несмотря на тот факт, что обеспечение судей жильем производилось за счет средств республиканского бюджета, вопрос о предоставлении квартир остается довольным острым и является ощутимым фактором зависимости судей, особенно в г. Астане.

Некоторые из опрошенных обращают внимание на то, что размер установленной для судей зарплаты не соответствовал степени их занятости и нагрузки в процессе исполнения своих судейских обязанностей, а также не позволял им и их семьям нормально существовать и обеспечивать себя всем необходимым для жизни. В частности, как утверждают некоторые из опрошенных данной группы, заработная плата судей не позволяла им должным образом уплачивать по всем установленным для них налогам и за пользование коммунальными услугами.

«Провозглашенная законом независимость судей сегодня не обеспечена. Судьи полностью зависимы от услугодателей. В каком смысле? Да в том, что я, вместо того чтобы думать о том, как рассмотреть дело, которых у меня на рассмотрении в этом году находится около 760, вынуждена думать о том, как на свою заработную плату накормить, обуть, одеть троих детей, как заплатить за квартиру. И вместо того чтобы больше времени уделять работе, я вместе с мужем работаю на даче, за счет которой мы можем экономить на покупке продуктов в магазине и на базаре. Судьи зависят от местных органов» (судья).

«Повышения зарплаты судьям, о которой говорилось с высоких трибун, фактически не произошло, после выплаты налогов, после неофициальных удержаний (по 5 тысяч каждый месяц), которые идут на закупку бумаги, литературы, канцелярских товаров, остается сумма мизерная. Не знаем, кого ввели в заблуждение, или Президента, или нас».

3) Зависимость от так называемых «спонсоров»

Это юридические или физические лица, которые «помогают» судам, закупая компьютеры, литературу, мебель, канцелярские принадлежности, производя частичный ремонт помещения и др. Оказание спонсорской помощи преследует, как правило, далеко идущие цели. Так, в случае обращения «спонсора» с иском в суд, он может рассчитывать в будущем на особое отношение к его делу.

«То, что люди привыкли называть коррупцией в судах, - это не больше чем то, что может помочь судье обеспечить его нормальную работу: бумага, компьютеры, мебель, нормативно-правовые акты, о чем, по сути, должно беспокоиться государство. Конечно, при таких условиях судья невольно становится заложником спонсора» (судья).

«Все телефоны судьи устанавливают за свой счет. Это относится и к компьютерам. Правда, иногда компьютеры приобретаются в порядке спонсорской помощи» (судья).

«И о каком тогда авторитете суда можно вообще говорить? Вы посмотрите на здания судов, на кабинеты судей, в которых от государства - только скамьи и сейфы. Все остальное (компьютеры, мебель, нормативно правовые акты, канцелярские принадлежности, писчая бумага) судьи добывают себе самостоятельно, попадая при этом в зависимость от лиц, могущих их всем этим (или частью того) обеспечить. И здесь уже даже не возникнет вопроса о том, что в случае чего спор этим судьей будет решен в пользу его спонсора, ведь долги принято возвращать. Так что, как говорится, бытие определяет сознание» (судья).

4) Внутренняя субординационная зависимость Отдельные респонденты отмечают, что на судей могут оказывать давление, используя свое служебное положение, председатели соответствующих и вышестоящих судов. В основном эта зависимость проявляется в процессе распределения между судьями тех или иных дел для рассмотрения, а также предоставлении судьям характеристик для дальнейшего служебного роста, каких-либо служебных льгот, отпусков и т.д. В то же время имеют место случаи, когда председатели данных или вышестоящих судов могли оказывать воздействие на того или иного судью относительно его решения по конкретным делам.

В целом же эта группа опрошенных полагает, что в Казахстане госчиновникам, и прежде всего исполнительной власти, не нужна сильная судебная власть, поскольку она будет контролировать и сдерживать некоторые их действия. Поэтому государство заинтересовано в наличии послушной ему судебной системы.

«Государству не нужна сильная судебная власть, потому что для нее это тормоз. Ей нужна судебная система на привязи» (судья).

Вместе с тем имеются мнения респондентов, которые не рассматривают независимость как главное условие для нормальной и эффективной деятельности судов и судей. Они считают, что для судьи главное подчиняться только закону и поступать исключительно в соответствии с законом. В этом, по их мнению, и заключается основное условие независимости судебной системы. Как утверждает один из опрошенных, если судья будет строго действовать в рамках закона, то никто ему ничего сделать не сможет. Таким образом, эта группа респондентов выдвигала в качестве приоритета морально-этические качества судьи.

«Юридически независимость коснулась только судебной власти, выведя ее из-под влияния исполнительной, но сама система независимой от этого не станет, поскольку судьи, работающие в ней, не обладают внутренней независимостью. Судья сегодня остается абсолютно зависимым лицом, и в первую очередь от своих же коллег, которые, как и некоторые люди, обращаются в суд, защищают свои не совсем законные интересы не совсем законными способами. Противостоять этому очень трудно, но возможно. В связи с этим бывают случаи угроз, что ты лишишься должности, и они происходят не только по телефону, но и визави с коллегой, отличающимся от меня только полномочиями» (судья).

Единодушно респонденты считают, что для того, чтобы суд был независимым, необходимо, чтобы человек, претендующий на должность судьи, имел моральное право быть судьей. Для этого же кандидат на должность судьи должен иметь соответствующие знания, большой житейский опыт.

Противоположную точку зрения относительно независимости судебной системы в Казахстане высказали респонденты, являющиеся представителями исполнительных органов, в основном, работниками акиматов.

Однако с принятием нового Закона «О судебной системе и статусе судей», а также Указа президента «Об усилении независимости судебной системы» судьи, судебные администраторы, судебные исполнители говорят о несомненном изменении ситуации в связи с проводимой реформой судебной системы, направленной на усиление независимости судов. «Ранее наблюдавшаяся зависимость искоренена путем законодательного распределения принадлежащих органам исполнительной власти функций между Комитетом по судебному администрированию и самим судейским сообществом. Судам больше не стоит опасаться влияния исполнительной власти, поскольку ранее существовавшие между ними взаимоотношения, касавшиеся обеспечения деятельности судов, теперь обязанность нашего комитета» (судебный администратор).

По их мнению, исполнительная власть не пользуется таким влиянием на суды, тем более сейчас. Они также считают, что по вертикали существует круговая порука среди судей. Поэтому по принципу вышестоящих судов такой контроль малоэффективен. Прокурорский же надзор в отношении судов и принимаемых ими решений эта группа опрошенных считает существенно урезанным.

Вместе с тем некоторые эксперты полагают, что судьи очень сильно боятся сотрудников Комитета национальной безопасности и не желают связываться с ними в процессе рассмотрения того или иного дела. То же самое, по их мнению, судьи испытывают и в отношении прокуроров.

Есть мнение, что сегодня просто необходимо создание независимой структуры, которая бы осуществляла контроль и надзор за деятельностью судов. Хотя, с другой стороны, с этим вполне может справиться прокуратура. Единственно, что для нормального взаимодействия судей и прокуроров, считает респондент из числа прокурорских работников, нужно, чтобы один прокурор осуществлял надзор за работой одного или двух судей.

Свои точки зрения по данному вопросу высказали и две другие группы опрошенных, состоящие из представителей прямо противоположных по роду деятельности структур - прокуратуры и адвокатуры.

Мнения представителей прокуратуры в принципе совпадают с оценками работников исполнительных органов относительно уровня независимости судебной системы. Более того, они считают, что действующие в республике суды и судьи настолько являются ни от кого не зависимыми, что это уже вышло за рамки вседозволенности.

«Конечно, суд является третьей властью, но сейчас доводят независимость этой власти до уровня вседозволенности» (прокурор).

Отдельные респонденты считают, что подобная независимость судов от всех других государственных органов наносит ущерб соблюдению законности, поскольку она граничит с всевозможными злоупотреблениями. Независимость судебной системы нисколько не гарантирует соблюдение законов, что сегодня проявляется в «массовом принятии судьями несправедливых решений». Есть также мнение, что большинство судей не настолько обладают необходимым профессиональным уровнем, чтобы им можно было бесконтрольно доверять решения по уголовным делам.

Поэтому сотрудники органов прокуратуры, хотя и признают необходимость независимости судов и судей, но утверждают, что она должна основываться на двух следующих условиях. Во-первых, деятельность судов и судей не должна быть полностью бесконтрольной. При этом, отмечают респонденты, целесообразно, чтобы этим занималась прокуратура. Во-вторых, независимость судей должна держаться на высоких моральных качествах и грамотности судей.

Что касается позиции представителей адвокатуры, то они выражают неоднозначные оценки степени независимости судебной системы. С одной стороны, они признают, что суды сильно зависят от органов исполнительной власти, особенно на местах. Прежде всего, это материальная зависимость, связанная с выделением жилья и т.д. Наблюдается также практика, когда назначение тех или иных судей производится не по месту их проживания. Тем самым у них возникают проблемы с переездом и проживанием на новом месте, что усугубляет их зависимость от местных властей.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.