авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«Общественный фонд «Транспаренси Казахстан» СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИССЛЕДОВАНИЯ «Суды без коррупции» Алматы, 2001 г. ...»

-- [ Страница 6 ] --

Кроме того, считают адвокаты, активно действует система так называемого «телефонного права», где судье рекомендуется, как ему следует принять решение по тому или иному делу. Наконец, немалая зависимость судей имеет место, если их связывают особые личные отношения с представителями исполнительных органов, основанные на принципе «ты мне - я тебе». По их мнению, в личном, а также процессуальном порядке судьи являются зависимыми от прокуроров.

В то же время, считают респонденты, не всегда наблюдается такая зависимость судей от исполнительной власти. В частности, районные власти не имеют никакого влияния на областные суды. Важную роль играют также личностные качества и характер судьи. По мнению опрошенных, сегодня немало судей, на которых трудно оказать давление.

С другой стороны, респонденты отмечают, что сегодня на судей очень трудно оказать какое-либо давление со стороны по следующим причинам:

Во-первых, с принятием нового Закона «О судебной системе и статусе судей» произошло заметное усиление позиций и расширение полномочий Верховного суда.

Во-вторых, судебная система «слишком зациклена сама на себе». Во многом этому способствует профессиональная солидарность и круговая порука судей. Отдельные респонденты утверждают, что многие судьи работают в паре.

В-третьих, случается, что судьи в процессе разбирательства по тем или иным делам тесно контактируют с прокурорами на основе общих интересов по исходу данного дела. В связи с этим прокуроры часто прикрывают судей.

В-четвертых, нет никакого контроля за текущей деятельностью судей.

В этих условиях, отмечают адвокаты, судьи периодически злоупотребляют своим должностным положением и халатно относятся к своим обязанностям. В частности, нередко прикрываясь необходимостью проведения совещаний, судьи отсутствуют на своем рабочем месте и заняты решением личных дел.

Таким образом, из приведенных выше точек зрения представителей различных профессий можно сделать следующие общие выводы относительно уровня независимости судебной системы в Республике Казахстан:

1. Суды и судьи могут зависеть от органов исполнительной власти при назначении, в организационно правовом, кадрово-административном и материально-техническом отношениях. Реже такая зависимость может сказаться и на процессуальном порядке, когда со стороны исполнительных органов будет оказано давление на судей относительно принимаемых ими решений по тем или иным делам с целью приведения их в соответствие с интересами данных органов по исходу данных дел.

2. В процессуальном отношении суды и судьи испытывают субординационную зависимость от вышестоящих судей, реже - от органов прокуратуры. Однако в данном случае можно говорить о зависимости судей от прокуроров на основе страха перед ними или связывающих их друг с другом особых личностно-деловых отношений.

3. Независимость судей в Казахстане проявляется только в двух формах, причем прямо противоположного характера:

1) положительная независимость, когда судья не поддается никакому давлению извне в силу своих личных качеств и действует исключительно в рамках закона, заставляя при этом поступать так же других;

2) отрицательная независимость - проявляется в отсутствии какого-либо контроля за деятельностью судей и приводит к разного рода злоупотреблениям и нарушениям с их стороны.

4. Действительная независимость судебной системы должна основываться на следующих факторах:

- равноправии исполнительной и судебной властей и наличии в отношениях между ними определенных сдержек и противовесов;

- аналогичных отношениях между судами и прокуратурой;

- максимизации степени зависимости между судьями различных инстанций в процессуальном отношении и ее минимизации в служебно-административном, материально-техническом и особенно личном плане;

- финансово-экономической самодостаточности судов;

- высоком образовательном и профессиональном уровне судей;

- моральных качествах судей.

Состязательность сторон «Суд, который обязан установить истину, чтобы вынести приговор, зачастую становится главной фигурой в судебном разбирательстве.

Судьям, как в былые времена, приходится восполнять пробелы следствия, которое зачастую бывает некачественным».

(Кайрат Мами, председатель Верховного суда PК.

Деловое обозрение «Республика» // № 21, 31.05.2001г.) Относительно состояния системы состязательности сторон в судебном процессе опрошенные респонденты высказали разнообразные точки зрения.

В частности, мнения разделились у группы респондентов, состоящих из судей казахстанских судов разного уровня. Одни из опрошенных полагают, что никакой состязательности сторон в суде нет. Другие считают, что такая состязательность есть, но она оставляет желать лучшего.

В то же время, несмотря на такие расхождения, обе группы опрашиваемых сошлись в позиции по поводу причин такого положения вокруг состязательности сторон в судебном процессе. Самой главной из них они называют низкий уровень профессионализма прокуроров и адвокатов. Причем особенно подверглась критике работа представителей прокуратуры.

В частности, респонденты отмечают, что нередки случаи, когда участвующие в судебном процессе прокуроры не могут обеспечить нормальную, грамотную формулировку и предъявление полноценного обвинения. Наблюдается также пассивность прокуроров в поддержке и защите собственного, предъявленного ими самими, обвинения подсудимым, в том числе путем вынесения протеста по тем или иным судебным решениям.

«Какая состязательность? Это же смешно. Прокурор приходит с готовым обвинительным заключением, а сказать ничего не может, даже не задает вопросы в поддержку обвинения» (судья).

Что касается участия адвокатов в судебном процессе, то, как утверждают отдельные респонденты, они, из-за своего низкого профессионализма не могут обеспечить своим клиентам эффективной защиты или представления их интересов в отношениях с кем-либо.

В связи с этим, отмечают опрошенные данной группы, чтобы соблюдать в судебном процессе принцип состязательности, тем более который предусмотрен законом как обязательный, судьи вынуждены самостоятельно заниматься сбором необходимых доказательств по тем или иным делам. Фактически судьям зачастую приходится брать обязанности сторон на себя, что приводит к определенным нареканиям в их адрес, в том числе и со стороны самих прокуроров и адвокатов.

Некоторые из респондентов утверждают, что отсутствие состязательности сторон сказывается на выраженном обвинительном уклоне суда. Довольно часто в процессе судебного разбирательства по тем или иным делам решения принимаются с учетом интересов связанных с этими делами соответствующих государственных органов, прежде всего относящихся к исполнительной власти.

По мнению респондентов, «пока в Казахстане не будет состязательности сторон в судебном процессе, здесь не будет цивилизованных судов». Данные эксперты также считают, что фактическое отсутствие принципа состязательности сторон в процессе судебного разбирательства почти никак не влияет на проявление и развитие коррупции в судах. В любом случае, если даже и имело место совершение теми или иными судьями коррупционного правонарушения, то, безусловно, и сами судьи, и заинтересованные лица никогда не допустят очевидности этого факта.

Что касается позиции представителей адвокатуры по данному вопросу, то их мнения разделились на две части. Одни из экспертов этой группы считают, что в нынешних условиях никакой состязательности в сторон в судебном процессе нет. Другие же респонденты, напротив, утверждают о наличии такой практики.

Вместе с тем обе категории респондентов из числа адвокатов и представителей СМИ сошлись в том, что практика состязательности сторон в ходе судебного разбирательства тех или иных дел оставляет желать лучшего. Это связано, по их мнению, с тем, что:

1) очень часто судьи во время рассмотрения конкретных дел принимают позицию одной из сторон, не принимая доводов другой.

«Когда мы читаем решение судьи, мы улыбаемся, поскольку 80% того, о чем мы говорили, либо в протокол не занесено, либо просто судьей не принято» (журналист);

«К сожалению, не редкость, когда судья выполняет функции прокурора в суде» (судья);

2) существуют большие различия в уровне юридической подготовленности сторон.

В целом же, считают опрошенные данной группы, степень объективности отношения судей к состязательности сторон определяют выносимые ими решения и приговоры.

Аналогичные точки зрения относительно состязательности выразили представители средств массовой информации, которые также разделились на две подгруппы. Респонденты первой полагают, что состязательность сторон в судебном процессе имеет место. В то же время они отмечают, что это явление непостоянное в существующей судебной системе и практике.

Эксперты из другой подгруппы представителей СМИ считают, что в Казахстане состязательность сторон в суде существует главным образом теоретически. Фактически же ее нет. По их мнению, это связано со следующими факторами:

- частые случаи превышения судьями своих полномочий в ходе судебного разбирательства. К примеру, это проявляется тогда, когда судья начинает выступать с рекомендациями в адрес той ли иной стороны относительно представления доказательств по данному делу. Хотя, по мнению отдельных опрошенных, судья не должен делать этого и обязан выступать исключительно в качестве арбитра между сторонами. Суд также не должен заниматься сбором доказательств, кроме как по мотивированному ходатайству сторон.

Непредставление же сторонами необходимых доказательств, утверждают респонденты, является исключительно их проблемой, но никак не суда;

- халатность лиц, представляющих интересы сторон.

«Состязательность возможна, когда ни одна из сторон не имеет материальных ресурсов и стороны не представляют какие-либо структуры, а их защитники не имеют далеко идущих целей. Здесь я поясню. В нашем городском суде рассматривалось уголовное дело об изнасиловании и убийстве пожилой женщины. Так вот, адвокат потерпевшей стороны была кандидатом на должность судьи, и поэтому очень-то в процессе по защите прав потерпевшей не усердствовала» (журналист);

- неравенством возможностей сторон, особенно в плане привлечения квалифицированных юристов для представления и защиты своих интересов. Во многом это связано с материальными возможностями сторон;

- игнорированием и непринятием судьями доводов той или иной стороны;

- наличием в уголовном законодательстве норм, дифференцирующих честь и достоинство гражданина и представителя власти, ставящих тем самым их в неравное положение перед законом и судом.

Таким образом, практически все опрошенные по данному вопросу пришли к выводу, что состязательность сторон в судебном процессе в практике осуществления правосудия в Республике Казахстан не используется в полной мере. Проявление же ее в ходе судебных разбирательств по тем или иным делам во многом зависит от отношения судей и их промежуточной позиции между сторонами.

Результаты анкетирования В ходе нашего исследования группе респондентов, условно названной «клиенты» (физические лица, выступавшие самостоятельно или в качестве представителей юридических лиц в судебном разбирательстве), был задан вопрос: «Существует ли в суде фактическое равенство сторон обвинения и защиты в процессе?» На этот вопрос менее половины всех опрошенных (46,2%) ответили отрицательно, около четверти (24,9%) положительно.

Большинство (64,5%) опрошенных, участвовавших в рассмотрении уголовных дел, уверены, что такого равенства не существует. Лишь 17,4% этой группы опрошенных убеждены в обратном.

В отсутствии равенства сторон обвинения и защиты в процессе уверены 68,7% опрошенных в Астане и Акмолинской области, в его наличии - 14,1%. В этом регионе наблюдается наибольший перевес ответивших "Нет, не существует" над ответившими: "Да, существует". В то же время в Западном Казахстане было меньше всего ответивших "Нет" - 8,8%, что, может быть, связано с определенной закрытостью и осторожностью самих респондентов, проживающих в этом регионе, которая была отмечена нашими интервьюерами. Наибольшее число уверенных в равенстве сторон на процессе отмечено в Южном Казахстане - 38,2%. В Восточно Казахстанском регионе ответивших "Да" было меньше всего - 13,4%, однако "Нет" ответили лишь 34,3%, в то время как больше половины всех респондентов (52,2%) затруднились ответить.

Диаграмма 4. Существует ли в суде фактическое равенство сторон обвинения и защиты на процессе Нет 24,9% 46,2% Затрудняюсь ответить 28,9% Да Все ли равны перед судом?

«Явью стало то, что совсем недавно считалось просто невозможным:

в суде стали оспариваться неправомерные действия государственных органов и должностных лиц»

(Кайрат Мами, председатель Верховного суда PК.

Деловое обозрение «Республика» // № 21, 31.05.2001 г.) Респондентам был задан вопрос: «Возможна ли реальная состязательность сторон, если в качестве одной из сторон процесса выступают государственные органы?».

Судьи на этот вопрос, как правило, отвечали, что вне зависимости от того, является ли стороной процесса государственный орган или должностное лицо или рядовой гражданин, стороны воспринимаются как равные.

«Состязательность сторон есть. Мы не боимся чиновников» (судья).

Однако, по утверждению самих судей, у представителей местных исполнительных органов сохранилась тенденция рассматривать районные и, в меньшей степени, областные суды как структурные подразделения местной власти. Периодически по инерции акимы могут применять те или иные механизмы влияния на судей.

«Был случай, когда аким послал телеграмму Президенту с жалобой на одного судью. Однако по результатам проведенной по этому поводу проверки судья был оставлен на своей должности» (председатель дисциплинарной коллегии).

Примечательно, что отдельные судьи говорят о равенстве сторон гражданского процесса все же скорее как об исключении, нежели как о правиле.

«Почему среди людей распространено мнение о том, что судья никогда не откажется от денег? Можно привести примеры обратного. Есть примеры, когда судьи вставали на защиту простых людей и решали вопрос по справедливости, независимо от того, кто стоял с другой стороны» (судья).

В противовес судьям представители СМИ считают, что в том случае, если в судебном разбирательстве затронуты интересы влиятельных чиновников, как правило, акимов, то трудно говорить о равенстве сторон изначально.

«Все делается звонком чиновника, без проблем! Это делается звонком вышестоящего судьи, который может «надавить». Здесь же обычное «телефонное право» и простое «заряжение» судьи. Я знаю такие случаи. Судей заряжают со страшной силой. На судью влияют все абсолютно. Здесь все вместе. И какая бы ни была зарплата, все равно денег хочется больше. И взяв один раз, допустим, тысячу тенге, человек уже переступил какой-то порог, и возьмет больше, больше и больше» (журналист).

Показателен опыт разрешения споров в суде журналистов в Западном Казахстане. Газета участвовала в качестве ответчика в 11 судебных процессах о защите чести и достоинства должностных лиц. Журналисты имели документы, подтверждающие злоупотребления коррупционного характера работниками акимата при заключении контрактов на покупку транспорта с иностранными компаниями, прокурором – по факту незаконной приватизации и т.д. Газета опубликовала серию материалов, в которых прозвучало требование к прокуратуре разобраться в этих фактах. Также было опубликовано открытое письмо на имя акима области, в котором работники акимата назывались казнокрадами. «У нас не было другого выхода. Другого способа быть услышанными. Аким подал иск в суд на газету. Чиновника акимата, представляющего интересы акима в суде, «заинтересовали» предоставлением ему квартиры. Суд газетой был проигран. Была подана кассационная жалоба в областной суд, где газете была выставлена сумма возмещения чиновнику морального ущерба в 150 000 DM, которая равнялась сумме растраченных бюджетных средств, как в насмешку. Это означало банкротство газеты. Мы вышли на телевизионный канал «Хабар», который показал наши материалы по программе «Жетi кун». Этот репортаж привлек внимание Генерального прокурора. Было возбуждено уголовное дело на растратчиков. Исполнение решения суда в отношении газеты было приостановлено. Но и в целом изменилась ситуация: аким области ушел. В связи с неявкой истца дело о возмещении морального ущерба закрыто. Однако уголовное дело в отношении растратчиков замяли, хотя оно остается открытым. То, что газета вышла без потерь из этого разбирательства, является цепью счастливых случайностей, которых могло и не быть».

Таким образом, имея опыт судебного процесса, одной из сторон в котором выступали должностные лица акимата, журналисты говорят: «В целом мы пришли к выводу, что состязательности в суде как таковой не существует. Все наши апелляции к закону, все аргументы - все было обращено в пустоту. Кроме того, нас смущает наличие в уголовном законодательстве норм, отделяющих честь и достоинство гражданина и представителя власти» (журналисты).

Результаты анкетирования В ходе анкетного опроса респондентам был задан вопрос: "Возможна ли реальная состязательность сторон, если в качестве одной из сторон процесса выступают государственные органы?" Половина всех опрошенных (50,3%) считает, что в случае, когда одной из сторон процесса являются государственные органы, реальная состязательность сторон невозможна.

19,1% всех опрошенных уверены в противоположном.

По областям наиболее пессимистично настроены опрошенные в Астане и Акмолинской области - 63,0% считают, что состязательность в суде, когда одной из сторон процесса являются государственные органы, невозможна, и лишь 17% убеждены в обратном. Во всех областях наблюдается превышение ответов "Нет, состязательность невозможна" над "Да, возможна". Только опрошенные из Западно-Казахстанского региона считают иначе: "Да" ответили 25% (что является наивысшим показателем среди областей), в то время как "Нет" - лишь 16,1%. Такая ситуация может быть объяснена присущими этому региону характерными особенностями, о которых было сказано выше.

Диаграмма 5. Возможна ли реальная состязательность сторон, если в качестве одной из сторон процесса выступают государственные органы Нет 19,1% Затрудняюсь ответить 50,3% 30,6% Да При ответе на вопрос, что является определяющим при вынесении судебного решения, необходимо было отметить не более трех факторов. Ниже приведены ответы в порядке убывания частоты их выделения. Здесь же приведены группы опрошенных, в которых данные ответы были отмечены чаще всего. Распределение групп велось по характеру дела и региону проживания респондентов.

По их мнению, профессионализм судьи является определяющим фактором при вынесении судебного решения, его выделили 60,4% всех опрошенных. Именно этот фактор отметили 63,3% респондентов, проходящих по гражданским делам. Кроме того, 77% всех опрошенных в Астане и Акмолинской области выбрали этот вариант ответа.

Вторым определяющим фактором для судьи, по мнению опрошенных, является социальное положение и личность ответчика, истца или подсудимого, как считают 55% от числа всех опрошенных. Так считают 59% опрошенных, знакомых с рассмотрением уголовных дел. 71,9% респондентов в Западном Казахстане также выделили этот фактор.

Следующий определяющий фактор - личные качества судьи, которые выделили 43,8% всех опрошенных.

51,1% из тех респондентов, кто знаком с судебными разбирательствами по уголовным делам, считают этот фактор определяющим. Кроме того, личные качества судьи были отмечены 89,5% всех опрошенных в Западном Казахстане.

Несколько менее определяющей для судей, по мнению клиентов, является полнота доказательной базы:

36,40% всех опрошенных отметили ее в своих анкетах. 45,8% всех респондентов, участвовавших в процессах по административным делам, выделили этот фактор. Определяющим его назвали и 48,5% опрошенных в Южном Казахстане.

Непроцессуальное влияние, или "телефонное право", выделили 26,30% из числа всех респондентов. 28,6% из числа респондентов, когда-либо проходивших по уголовным делам, считают этот фактор определяющим.

Вместе с тем 43% из числа всех опрошенных в Астане и Акмолинской области отметили этот вариант ответа.

23,6% всех опрошенных считают, что определяющим для судьи является распоряжение вышестоящего органа;

в их число, наряду с остальными, входят 30,9% из числа всех опрошенных, участвовавших в процессах по уголовным делам, а также 34,2% из числа всех опрошенных в Северном Казахстане.

Как считают опрошенные, одним из последних по значимости факторов, определяющих решение судьи, являются требования законов и нормативных актов. Этот вариант выделили 17,6% всех опрошенных;

отметили 26,4% респондентов, участвовавших в рассмотрении административных дел;

37,3% всех опрошенных в Восточно-Казахстанском регионе.

Из предоставленных для выбора факторов наименее значимыми для судьи при вынесении судебного решения, по мнению респондентов, являются нормы Конституции - лишь 6,90% всех опрошенных отметили их как определяющий фактор. Этот вариант отметили 9,7% проходящих по административным делам. Кроме того, этот вариант был выделен 19,4% из числа всех опрошенных в Восточно-Казахстанском регионе.

Свой вариант ответа назвали 1,4% всех опрошенных. Наиболее часто среди таких ответов встречались «взятка» (0,8% из числа всех опрошенных), и «открытость процесса» (0,2%).

Диаграмма 7. При вынесении судебного решения определяющим является:

43,5% 62,6% 51,8% 38,0% 22,9% 26,7% 17,9% 6,9% 1,5% 0,0% 10,0% 20,0% 30,0% 40,0% 50,0% 60,0% 70,0% 1. Личные качества судьи 2. Профессионализм судьи 3. Социальное положение и личность ответчика, истца, подсудимого и др.

4. Полнота доказательной базы 5. Распоряжение вышестоящего органа 6. Непроцессуальное влияние ("телефонное право") 7. Законы и нормативные акты 8. Конституция 9. Другое Кто защитит судью?

Закон «О судебной системе и статусе судей» предусматривает определенные гарантии независимости судей.

Так, ч. 2 ст. 26 гласит: «Судьи, члены их семей и имущество находятся под защитой государства, соответствующие органы которого должны принимать своевременные и исчерпывающие меры к обеспечению безопасности судьи, членов их семьи, сохранности принадлежащего им имущества, если от судьи или членов его семьи поступит соответствующее обращение».

Однако, по признанию судей, они почти не ощущают, что находятся под защитой государства. Довольно часто имеет в отношении судей давление со стороны заинтересованных лиц, которое нередко принимает крайнюю форму угроз физической расправы. Судьи говорят о случаях их избиения.

«В отношении лично меня по итогам рассмотрения гражданских дел в прошлом году имели место угрозы. По этому поводу я обратился в соответствующие органы» (судья).

«Конечно, угрозы могут быть. Ведь профессия судьи – профессия социальная, сопряжена с повышенным риском. Я сама была дважды подвержена опасности со стороны человека, в отношении которого я вынесла приговор» (судья).

Таким образом, фактически судьи далеко не уверены в своей безопасности и безопасности членов своих семей. Судьи не ощущают также, что государство принимает какие-либо специальные меры, которые гарантировали бы им такую безопасность. В случае угроз в адрес судей либо физической расправы над судьями они находятся в том же положении, что и рядовые граждане.

Система назначения судей «Мы достигнем прозрачности в самом щепетильном вопросе.

Судьи будут назначаться не по просьбе кого-то и не по желанию одного человека, а пройдут конкурс».

Кайрат Мами («На весах Фемиды» // «Караван», № 20, 18.05.2001) «Сейчас можно быть бездарем, но иметь «крышу» в Астане».

(Из глубинного интервью с адвокатом) В соответствии со ст. 31 Конституционного закона «О судебной системе и статусе судей» наделение судей полномочиями происходит следующим образом:

Система Избрание Назначение Представление Рекомендация Верховный Сенатом Президентом Высшим судебным советом суд Областной Президентом Высшим судебным советом суд Районный Президентом министром ККЮ суд юстиции Ст. 31 и 36 Конституционного закона «О судебной системе и статусе судей» детализируют порядок наделения полномочиями председателей субъектов судебной системы:

Председатели Избрание Назначение/ Представление Рекомендация освобождение Верховного суда Сенатом Президентом Высшим судебным советом Областного суда Президентом Председателем С учетом заключения ВС пленарного заседания суда Районного суда Президентом министром ККЮ по представлению ВС с юстиции уч. заключения пленарного заседания суда Высшего Президентом судебного совета Квалификаци - Президентом онной коллегии юстиции Председатели судов и коллегий назначаются сроком на 5 лет. Непосредственным исполнителем процедуры назначения является Администрация Президента, а именно государственно-правовой отдел. Процедура назначения следующая: судья подает заявление в Квалификационную коллегию юстиции (ККЮ), после чего приглашается для сдачи экзамена, состоящего из 100 вопросов. При успешной сдаче (60 правильных ответов плюс несколько вопросов от ККЮ) претендент ожидает своего назначения, которое может длиться годами. По свидетельству многих судей, несмотря на вакансии в судах (практически по 2-3 вакансии в среднем), механизм назначения не отлажен должным образом, что серьезно сказывается на его эффективности, так как нагрузка на одного судью увеличивается.

Исследование проводилось, когда шла передача функций от Минюста в Администрацию Президента.

Многие связывают свои надежды именно с этим:

«Формирование исполнительным органом состава судейских кадров есть коррупция. ККЮ не выдерживает никакой критики. Мы надеемся, что с передачей ККЮ в Аппарат Президента эта практика – представление кандидатов на должность судьи за деньги – прекратится. Коррупция в отборе судей – источник коррупции.

Экзамены у судей должны принимать вживую, комиссионно. Я знаю случаи, когда у нас в области достойные люди не были представлены на должности судей» (судья).

Проблема, однако, в том, что даже с передачей функций по назначению судей из одного ведомства в другое не создается ясная процедура, объясняющая мотивы назначения на должность судьи. Кроме того, как видно из таблицы, все субъекты судебной системы, включая структуры, которые имеют отношение к рекомендациям и представлению для назначения Президентом, непосредственно или косвенно связаны с Президентом, что свидетельствует об определенной зависимости от него и той части его Администрации, которая занимается вопросами подбора кадров в судебной системе. Такие большие полномочия в определении кадрового состава одной из ветвей власти (которая функционально является исполнительной) без противовеса представительной будет всегда источником злоупотреблений и попыток давления на судей. Влиятельность Аппарата Президента основана не только на определении назначений, но и на полномочиях по освобождению с должности. В соответствии со ст. 4 Конституционного закона «О судебной системе и статусе судей» решение об освобождении принимается президентским указом, который готовится соответствующим подразделением Администрации, тогда как менее значимое приостановление полномочий судьи отдано председателю Верховного суда.

Врезка 1.

В Соединенных штатах Америки судьи назначаются с согласия Сената на федеральном уровне и избираются на уровне штата. Сенаторы играют влиятельную роль в назначении судей и вправе отвергнуть предложенную президентом кандидатуру. Выборность судей на уровне штатов при всей демократичности стала предметом критики, поскольку грозит перебором популизма. В последнее время все большую популярность завоевывает «миссурийский» вариант: губернатор штата назначает на должность судьи одного из трех кандидатов, предложенных специальной комиссией экспертов, а после года его пребывания в должности проводятся выборы, в ходе которых население может либо одобрить, либо отменить это назначение.

Порядок отбора на должность судьи Что же касается порядка отбора кандидатов на должность судьи, то по новому Конституционному закону законодатель значительно расширил и конкретизировал принципы и механизмы такого отбора. Так, например, при наличии вакансий на должность судей районных судов Квалификационная коллегия юстиции объявляет конкурс на замещение указанных должностей.

Кандидатура на вакантную должность председателя районного суда рассматривается Квалификационной коллегией юстиции по представлению председателя Верховного суда, внесенного им с учетом заключения пленарного заседания соответствующего областного суда.

В соответствии с новым Конституционным законом кандидаты в судьи должны успешно пройти стажировку в суде и получить положительный отзыв пленарного заседания суда.

По Конституционному закону «О судебной системе и статусе судей» Квалификационная коллегия юстиции является автономным, независимым учреждением, формируемым из депутатов Мажилиса Парламента, судей, прокуроров, преподавателей права и ученых-юристов, работников органов юстиции. Председатель Квалификационной коллегии юстиции назначается Президентом республики.

Результаты интервью По мнению опрашиваемых, существующая система назначения и отбора кандидатов на должность судьи оставляет широкие возможности для злоупотреблений. Более того, опрашиваемые считают, что существующий закрытый порядок назначения и выдвижения на должность судей являет собой реальную почву для коррупции.

Респонденты считают фактор отбора кандидатов на должность судьи важнейшим, а механизм назначения определяющим репутацию и эффективность судебной системы в целом. При этом подавляющее число опрошенных отмечают непрозрачность и одновременно упрощенность существующей системы отбора кадров при условиях, когда Квалификационная коллегия юстиции является практически единственным органом, осуществляющим кадровую политику судебной системы. Сами судьи отмечают ситуацию, когда достойные и профессиональные люди не были представлены на должность судьи по непонятным причинам.

«Если так будет продолжаться формирование судейских кадров, то нас ожидают очень плохие последствия»

(судья).

«Есть среди нас и просто случайные люди, не обладающие ни знаниями, ни ответственностью» (судья).

Большинство репондентов, считают, что существующая процедура назначения судей Президентом дискредитирует себя и авторитет Президента. Глава государства только подписывает назначение. Процедура же отбора на представление на должность судьи, по мнению респондентов, достаточно закрытая. Нет гарантии, что документы дойдут до адресата, нет гарантии непредвзятости и объективности членов ККЮ.

В числе конкретных недостатков были выделены следующие:

1. Закрытость Квалификационной коллегии юстиции, которая выражается не только в неясности конкретных критериев отбора и отказа в рекомендации на должность судьи. Более того, нередко судьями высказывались подозрения о негласной дискриминации по национальному и половому признаку («предпочтения при отборе кадров отдается мужчинам коренной национальности»). Респонденты задавались также вопросом о порядке формирования самой ККЮ: как формировался состав ККЮ, кто и как предлагал кандидатуры. Квалификационная коллегия юстиции должна открыто и гласно проводить обсуждение кандидатур на должность судьи. По признанию председателя одного из судов, для него до последнего момента оставалось тайной, с кем ему и его коллегам придется работать, не говоря уже о том, что это также являлось тайной для общественности.

2. Отсутствие достоверной информации о вакансиях. Респонденты говорили о том, что на сегодняшний день никто не знает о существовании вакансий на должность судьи, где о них объявляется, кто принимает решение о форме и приеме заявлений. Отмечалось также, что при высокой загруженности судей вакансии могут пустовать по году и более, причем причины такой ситуации никак не объясняются. «В настоящее время в резерве имеется 565 лиц, сдавших тестирование, в то время как вакансии на судейские должности составляют 60 мест. Лица, прошедшие тестирование, годами ждут своего назначения» (Тусупбеков Р., и.о. председателя Верховного суда Республики Казахстан // Казахстанская правда, № 218-219, 26.08.2000 г.).

«С момента сдачи экзамена до назначения на должность надо ждать 6 месяцев. Вакансия не должна пустовать такой длительный срок. Здесь можно ждать максимум три месяца» (судья).

По свидетельству многих судей, несмотря на вакансии в судах (практически по 2-3 вакансии в среднем), механизм назначения не отлажен должным образом, что серьезно сказывается на его эффективности, так как нагрузка на одного судью увеличивается. Поскольку нет временного ограничения на рассмотрение кандидатуры конкретного судьи, возникает опасность произвольного затягивания этого процесса.

Неопределенность, порождаемая многомесячным ожиданием, приводит многих претендентов к поиску выходов на людей, принимающих решение о назначении, а непрозрачность процедуры становится условием для злоупотреблений и протаскивания «своих» людей.

«Полтора года не могут найти председателя в районный суд. Экзамены – это настоящая коррупция. Платят и получают должность» (судья).

Судьи во многих регионах говорили о том, что в последнее время часто происходили «непонятные»

назначения, когда приходят судьи с довольно низкой квалификацией и минимальным опытом работы.

«Как можно избавиться от тех, кто принят по блату? Нулевая квалификация, предвзятость. Вся нагрузка ложится на других. Мы должны коллегиально решать, кто к нам придет» (судья).

«Есть такие прецеденты в назначении непрофессиональных судей, когда тридцатилетний чей-то племянник, приехавший из района, становится областным судьей, и он путает приговор с решением или истца с ответчиком, - это, конечно, непрофессионализм» (журналист).

3. Несовершенная система тестирования, не всегда объективно отражающая уровень знаний кандидатов на должность судьи. Процедура тестирования не всегда является показателем знаний, о чем свидетельствуют отдельные ошибки судей, доходящие до курьезов.

«Иногда смотришь на судью, недавно работающего в судебной системе, и дивишься, как он с таким уровнем знаний прошел тестирование» (судья).

«Знание законов – не гарантия эффективной деятельности судов» (судья).

4. Оценка ККЮ моральных качеств кандидата. Квалификационной коллегией юстиции при рекомендации на должность судьи должны оцениваться не только знания законов, но и моральные, психические, профессиональные качества, опыт, стаж работы, должны быть тщательно изучены его личностные характеристики (склонности, круг знакомств, отношение к спиртному), так как изначально кандидат в судьи должен быть независим и свободен от связей. По мнению самих судей, оценка личностных качеств будет способствовать формированию сильного судейского корпуса. На сегодняшний день в ККЮ попадают исключительно положительные стандартные характеристики, по которым заочно и субъективно члены ККЮ должны оценивать кандидата.

5. Судьи активно выступают с предложением, что к отбору судейских кадров и обсуждению кандидатур должно быть более широко и непосредственно привлечено судейское сообщество.

6. Экзамены для кандидатов в судьи должны приниматься открыто, гласно, коллегиально.

7. При представлении Высшим судебным советом и ККЮ кандидатов на должность судьи кандидатуры должны обсуждаться открыто. Должны даваться четкий мотивированный ответ и рекомендации.

«Любой гражданин должен знать, почему при назначении на ту или иную судейскую должность предпочли именно этого человека, а не другого» (судья).

8. Высказывались предложения о необходимости избрания председателей районных, областных и приравненных к ним судов посредством тайного голосования судей.

Респонденты также считают несовершенными и далеко не полными требования, которые предъявляются к кандидатам в судьи.

1. К кандидатам на должность судьи должны предъявляться весьма высокие моральные требования, причем обсуждение по кандидатурам должно проходить гласно, открыто и прозрачно.

2. К кандидатам должно предъявляться требование о прохождении стажировки в суде (эти предложения высказывались до вступления в силу Конституционного закона «О судебной системе и статусе судей» - С.И.) 3. Часть опрошенных респондентов (в основном, судьи и работники прокуратуры) считают, что низший возрастной предел, установленный для кандидатов в судьи, неадекватен.

«Отсутствие жизненного и достаточного профессионального опыта отрицательно сказывается на авторитете судьи» (судья).

4. Высказывались предложения о необходимости установить в законе квалификационные требования относительно судейской должности каждого уровня.

При высказанной критике существующего закрытого порядка отбора судейских кадров большинство судей считают, что судьи должны назначаться, а не избираться. Однако недоверию к существующей системе отбора и назначения судей на должность, высказанному различными категориями опрашиваемых, включая судей, адвокатов и работников прокуратуры, сопутствовали идеи о необходимости прямых или косвенных выборов судей на всех уровнях или на уровне районных и приравненных к ним судов как альтернатива непрозрачной работе ККЮ. По словам одного адвоката, ему известны «такие судьи, которых бы при выборной системе просто-напросто не избрали, но его назначили, а каким образом его назначили, остается лишь догадываться.

При выборности судей люди, во всяком случае, будут видеть, кто из двух юристов лучше, да и народ не позволит, чтобы на него топали ногами и кричали» (адвокат). «Выборность пролила бы свет на многое, это замечательная вещь, которая бы реализовала более жесткие критерии для кандидатов в судьи. Существующая упрощенная форма сдачи экзаменов сильно ударила по судейскому корпусу» (судья). «Система выборности судей была лучше, и кадры судейские были более качественные. Сейчас же человек назначен, а никто его не знает» (судья). Отдельные респонденты оценивали выборную систему судей не только как более демократичную, но и как более надежную в плане независимости судьи и невозможности смещения его с должности в случае его неугодности.

В целом, говоря о введении частично или полностью системы прямых выборов судей как более прозрачной альтернативы, респонденты высказали следующие опасения при такой системе: возможность местного влияния, фальсификации, необходимость одновременной выработки механизма отзыва судьи избирателями.

Дисциплинарная ответственность судей «Любые действия судьи, связанные с нарушением закона, волокитой, невыполнением требований, предъявляемым к судьям, в том числе требований Кодекса судейской этики, порочат высокое звание судьи и авторитет суда и должны быть обязательным предметом рассмотрения».

(Тусупбеков Р., и.о. председателя Верховного суда Республики Казахстан // Казахстанская правда, №218-219, 26.08.2000 г.) Хотя судьи назначаются пожизненно, существует ряд механизмов, которые могут быть использованы для давления на судью со стороны контролирующих органов или вышестоящих судов, это:

1) решение дисциплинарно-квалификационной коллегии судей за совершение им дисциплинарных проступков или невыполнение требований ст. 28 Закона (несоблюдение законов, этики и беспристрастности, тайны, занятие определенными видами деятельности, грубое нарушение трудовой дисциплины);

2) упразднение суда и предложение перейти в другой суд (ст. 34 Закона).

Закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей» от 25 декабря 2001 г. предусматривает дисциплинарную ответственность судей:

1)за нарушение законности при рассмотрении судебных дел;

2)за совершение порочащего проступка, противоречащего судейской этике;

3)за грубое нарушение трудовой дисциплины.

К судьям могут быть применены следующие виды дисциплинарного взыскания:

1)замечание;

2)выговор;

3)понижение в квалификационном классе;

4)освобождение от должности председателя суда или председателя коллегии за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей;

5)освобождение от должности судьи по основаниям, предусмотренным Конституционным законом.

Причем в соответствии с новым законом законодатель не предусматривает дисциплинарную ответственность судей за грубое несоблюдение установленных законом процессуальных сроков рассмотрения дел. Относит ли законодатель несоблюдение процессуальных сроков к нарушению законности, включая сюда законность процессуальную, и тем самым не акцентируя внимания на нарушении процессуального законодательства, или однозначно исключает это основание из перечня оснований дисциплинарной ответственности, пока остается неясным. В последнем случае трудно предсказать, как повлияет на ситуацию с волокитой в судах исключения из закона этого основания возбуждения дисциплинарного производства.

Кроме того, законодатель в конституционном законе предусматривает новый вид дисциплинарного взыскания – понижение судьи в квалификационном классе. Такого вида дисциплинарного взыскания не было ранее.

В новом Законе продлены и более детально определены сроки возбуждения и рассмотрения дисциплинарного дела. Теперь дисциплинарное производство в отношении судьи может быть возбуждено не позднее трех месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени служебной проверки и отсутствия судьи на работе по уважительной причине, и не позднее одного года со дня совершения проступка. Ранее срок возбуждения дисциплинарного дела составлял один месяц со дня обнаружения проступка. Законодатель дает также более точную формулировку моментов, являющихся отправными для исчисления сроков. Днем обнаружения дисциплинарного проступка, связанного с нарушением судьей законности при рассмотрении судебного дела, считается день вступления в законную силу судебного акта вышестоящей судебной инстанции, которым установлен факт нарушения законности, а днем совершения такого проступка считается день вынесения незаконного судебного акта. Срок рассмотрения дисциплинарного дела определен в два месяца со дня его возбуждения. Ранее дисциплинарное дело должно было быть рассмотрено в месячный срок со дня его возбуждения.

По новому Конституционному закону дисциплинарные дела рассматриваются дисциплинарно квалификационной коллегией, специальным органом, имеющим вертикальную структуру (Республиканская и областные дисциплинарно-квалификационные коллегии) и призванным вести дисциплинарные производства в отношении судей судов различных уровней.

Решение областной дисциплинарно-квалификационной коллегии может быть обжаловано в Республиканскую дисциплинарно-квалификационную коллегию. Законодатель не ограничивает и не устанавливает каких-либо сроков для подачи жалобы судьей. Ранее решение дисциплинарной коллегии могло быть обжаловано в десятидневный срок.

Результаты интервью На наш взгляд, показательно, что мнения о роли и эффективности работы дисциплинарных, а теперь дисциплинарно-квалификационных коллегий получили диаметрально противоположную оценку судей и работников прокуратуры.

По мнению прокурорских работников, дисциплинарные коллегии не выполняют как следовало бы своих функций, а дисциплинарные взыскания, налагаемые на судей, носят формальный характер. Работники прокуратуры отмечали, что в связи с «урезанием» функций прокуратуры по надзору за законностью судебных решений дисциплинарные взыскания потеряли для судей свою значимость. В основном к судьям, совершившим дисциплинарный проступок, традиционно применяются наиболее мягкие меры, что не всегда оправданно.

«Судью, как правило, пожурят между собой, объявят выговор, как максимум» (прокурор).

Здесь работники прокуратуры, осознавая необходимость укрепления независимости судов, усматривают угрозу негативной корпоративности, замкнутости судебной системы и круговой поруки в рядах судейского сообщества. Причем, ратуя за эффективность судебной системы в целом и эффективности наложения на судей дисциплинарных взысканий в частности, прокурорские работники не настаивают на особой роли прокуратуры, а предлагают повысить авторитет среди судей дисциплинарных коллегий и значимости выносимых ими решений. Как крайний способ, отдельными представителями прокуратуры предлагалось организовать службу внутренней безопасности в судах, «которая бы отслеживала любые возможности для коррупции, вплоть до образа жизни, так как аморальный судья – уже не судья». Примечательно, что точку зрения о дисциплинарной коллегии как об органе формальном и недостаточно эффективном высказывали и отдельные судьи.

Респондентами отмечалась также сложность возбуждения дисциплинарного производства в отношении судьи, не говоря уже о возбуждении уголовного дела. По мнению отдельных респондентов, сложность процедуры возбуждения уголовного дела в отношении судьи является не только фактором, усиливающим независимость судей, но и, с другой стороны, создает у некоторых судей ощущение «безнаказанности и вседозволенности».

«В данном случае можно говорить о так называемой судейской неприкосновенности, по аналогии с депутатской или дипломатической неприкосновенностью» (прокурор).

Другая часть респондентов, состоящая в основном из судей, давала крайне отрицательную оценку упрощению процедуры возбуждения как дисциплинарного производства, так и уголовного дела в отношении судьи. Более того, под сомнение была поставлена правомерность наложения каких-либо дисциплинарных взысканий на судью.

«Вопрос о дисциплинарной ответственности судьи не должен стоять вообще, для того чтобы обеспечить его реальную независимость. С созданием системы наказания судей судьи автоматически перестают быть независимыми и, что самое опасное, – от самих себя. Судья должен нести ответственность только за совершенное им преступление, а сама процедура освобождения от должности должна быть очень сложной.

Закон должен быть рассчитан, в первую очередь, на порядочных судей, но должен предусмотреть и возможность бороться с непорядочными, но так, чтобы это не перечило статусу».

Отдельные замечания респондентов относились к срокам возбуждения дисциплинарого производства. В соответствии с новым законом дисциплинарное производство в отношении судьи может быть возбуждено не позднее трех месяцев со дня обнаружения проступка. Принимая во внимание и волокиту, и обстоятельства, вызванные объективными причинами, когда процесс как в первой, так и во второй инстанции может затягиваться, респонденты оценивают трехмесячный срок для возбуждения дисциплинарного производства как крайне недостаточный.

«Судья обязан ответить за нарушение закона в любое время, тем более, если дисциплинарный проступок усугублен грубой ошибкой. Должен же судья нести ответственность за моральный и материальный ущерб подсудимого, когда процесс был неоправданно затянут, а тем более, если он незаконно осужден?» (прокурор).

В целом работу дисциплинарных коллегий судьи оценивали неоднозначно. Отмечая весомость дисциплинарных взысканий, судьи говорили о неотлаженности работы дисциплинарных коллегий. Членами дисциплинарных коллегий являются сами судьи, которые ведут работу на общественных началах. Для председателей дисциплинарных коллегий весьма проблематично собрать необходимый кворум членов коллегии для рассмотрения дисциплинарного дела ввиду большой загруженности судей. Например, такую оценку работы дисциплинарных коллегий дает один из опрошенных судей: «Дисциплинарная ответственность судей. Как работает система в этом направлении? Это вообще кошмар! У нас в суде сейчас образована административная комиссия, полномочная собирать материалы, которые послужат основанием возбуждения дисциплинарного производства на судью. Причем состав этой комиссии сформирован из секретарей судебных заседаний, из этих малограмотных, необразованных девочек, которые во время работы секретарями не могли грамотно составить протокол судебного заседания, а сегодня им позволено брать у судей объяснения по поводу поступившего на них заявления и передавать на обсуждение дисциплинарной коллегии. Членами этой коллегии являются сами судьи, назначенные председателем, однако мало кто из них выдерживает эту работу, поскольку если кому-то захочется «убрать» неугодного судью, то дисциплинарная коллегия этому не сможет воспрепятствовать. Изменится ли эта ситуация с новым законом? Скоре всего, нет» (судья).

Освобождение от должности и прекращение полномочий судьи Новый конституционный закон расширил перечень оснований освобождения от должности и прекращения полномочий судьи. Теперь помимо оснований, указанных в нормативном акте, утратившем силу, полномочия судьи могут быть прекращены в связи с решением дисциплинарно-квалификационной коллегии судей о необходимости освобождения от должности судьи за совершение им дисциплинарных проступков или невыполнение требований, предъявляемых к судьям и председателям соответствующих судов.

В связи с порядком освобождения от должности судьи респондентам был задан вопрос: насколько эффективно действует этот порядок в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения судьей своих обязанностей и насколько легко сейчас сместить с должности неугодного судью.

Большинство респондентов - представители СМИ, адвокаты, работники акиматов отметили, что в случае невыполнения надлежащим образом судьей своих полномочий освободить судью от должности достаточно сложно.


Во-первых, это связано с отсутствием конкретных оснований, по которым в отношении судьи может быть применено наиболее строгое дисциплинарное взыскание – освобождение от должности, т.е каково должно быть количество и качество предыдущих дисциплинарных взысканий, чтобы освободить судью от должности.

С этим связано второе обстоятельство, по которому достаточно сложно применить к судье дисциплинарное взыскание в виде отстранения его от должности. Респонденты говорили в данном случае о превращении принципа индивидуального подхода при наложении дисциплинарного взыскания в принцип крайнего субъективизма на основе протекционизма и клановости. Здесь респонденты-судьи отмечали, что нередки случаи, когда отдельные судьи довольно часто допускают серьезные дисциплинарные проступки, однако речи об отстранении от должности не идет, так как за ними стоят или влиятельные люди, или «благосклонный»

председатель. Нередки также случаи, когда судья бравирует своими связями в случае возбуждения на него дисциплинарного производства за серьезный проступок: «Судья предупредил: «Ребята, в КНБ лежит мое личное дело... так что имейте это в виду», после чего его, конечно же, уже никто не трогает» (адвокат).

В-третьих, в соответствии с новым Конституционным законом «О судах и статусе судей» право возбуждения дисциплинарного производства принадлежит:

1) председателю Верховного суда – в отношении любого судьи республики, 2) председателю областного суда – в отношении председателя коллегии и судьи областного суда, председателя и судьи районного суда.

Таким образом, председатель соответствующего суда является единственным субъектом, который обладает правом инициировать или не инициировать дисциплинарное производство в отношении конкретного судьи.

Респонденты отмечали, что инициатива рядового гражданина, направленная на возбуждение дисциплинарного производства, практически нереализуема в силу размытости механизмов, а также сложности, неясности и практической недоступности процедур.

С другой стороны, судьи отмечали, что сместить с должности неугодного судью чрезвычайно легко, причем судьи в таком случае не имеют реальных механизмов защиты. Респонденты говорили о том, что существует множество путей и способов смещения неугодного судьи: «более тщательное» рассмотрение дисциплинарных проступков и, соответственно, более частое возбуждение дисциплинарных производств;

загрузка судьи, направление председателем наиболее сложных дел, «из-за которых он будет вынужден по собственной воле уйти в отставку» (судья) и др.

В этой связи судьи крайне отрицательно высказались об упрощении процедуры освобождения от должности судьи как возможном элементе расправы над ним. В случае же открытой кампании гонения на судью либо недостаточности оснований для его освобождения от должности судья не имеет реального права обжалования и защиты, а факты таких гонений практически недоказуемы.

«Сегодня судья незащищенный человек. Снять его с должности или испортить репутацию можно элементарно, пустив слух о его продажности, хотя такого не было. Судья никогда не будет бегать и доказывать свою невиновность, и этим пользуются» (судья).

В этой связи респонденты высказались о роли председателя как руководителя суда.

Роль председателя суда В соответствии с новым Конституционным законом «О судебной системе и статусе судей»:

1. Председатель районного суда является судьей и наряду с выполнением обязанностей судьи 1) организует рассмотрение судебных дел судьями суда, 2) осуществляет общее руководство канцелярией суда, 3) ведет прием граждан, 4) организует прохождение стажировки кандидатами на должность судьи, 5) организует ведение и анализ судебной статистики, 6) издает распоряжения, 7) осуществляет другие полномочия, предусмотренные законом.

2. Председатель областного суда является судьей и наряду с выполнением обязанностей судьи 1) организует рассмотрение судебных дел судьями, 2) возглавляет надзорную коллегию, вправе председательствовать при рассмотрении судебных дел в коллегиях, 3) в необходимых случаях привлекает судей одной коллегии (кроме надзорной коллегии) для рассмотрения дел в составе другой коллегии, 4) созывает пленарные заседания областного суда и председательствует на них, 5) в случае временного отсутствия председателя коллегии возлагает исполнение его обязанностей на одного из судей коллегии, 6) возбуждает дисциплинарные производства в отношении председателей коллегий и судей областного суда, председателей и судей районных судов, 7) на основании рекомендации пленарного заседания суда направляет в Квалификационную коллегию юстиции заключение об итогах стажировки кандидата на должность судьи, 8) организует ведение судебной статистики, изучение судебной практики, 9) издает распоряжения, 10) осуществляет общее руководство канцелярией суда, 11) ведет личный прием граждан, 12) осуществляет другие полномочия, предусмотренные законом.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда Республики Казахстан от 14 мая 1998 г. «О некоторых вопросах применения законодательства о судебной власти в Республике Казахстан» под грубым нарушением закона следует понимать очевидное и существенное нарушение закона, которое было совершено судьей преднамеренно или вследствие его недобросовестности, небрежности или незнания закона. Факт грубого нарушения закона может быть установлен судом, отменившим или изменившим судебное решение по этому основанию, и отражен в постановлении этого суда.

Таким образом, по определению и функции вышестоящего суда он становится единственной инстанцией, которая полномочна устанавливать факт грубого нарушения закона и квалифицировать его как грубый.

Результаты интервью На сегодняшний день в соответствии с действующим законом в руках председателей судов сосредоточены два важных рычага, позволяющих осуществлять процессуальное и непроцессуальное влияние на судей. Это возможность возбуждать дисциплинарное производство и распределять дела между судьями и налагать на них дополнительные обязанности. К сожалению, как мы уже указывали, основания и порядок возбуждения дисциплинарного производства достаточно размыты, что оставляет для председателей судов поле для расширенного и достаточно вольного их толкования вплоть до субъективного восприятия серьезности отдельных проступков. Так, например, в соответствии с новым законодательством одним из оснований привлечения судьи к дисциплинарной ответственности является нарушение законности при рассмотрении судебных дел. Однако толковать такое нарушение можно по-разному, в зависимости от цели, послужившей возбуждению дисциплинарного производства по этому основанию, «и это один из самых легких путей расправиться с неугодным судьей» (судья).

Что же касается распределения дел между судьями и возложения дополнительных функций, то здесь порядок, критерии и основания распределения дел не урегулированы вовсе и фактически переданы на усмотрение председателя суда. В результате опроса были выяснены следующие критерии распределения дел между судьями:

1) негласная специализация судей по отраслям права (уголовные преступления, земельные споры, хозяйственные споры, рассмотрение исков об установлении юридического факта и т.д.), 2) сложность дела (дела распределяются в зависимости от профессионализма и опыта судьи), 3) в зависимости от возможности оказать влияние на судью по конкретному делу в случае личной заинтересованности председателя суда или давления на него извне.

Говоря о независимости судьи при принятии решения по конкретному делу и полномочиях председателя областного суда, судьи отмечали, что если и существует реальная зависимость судьи, то прежде всего это субординационная зависимость от председателя суда. По словам судей, такая зависимость на практике встречается довольно часто и выражается в прямых «рекомендациях» председателя: какое решение нужно вынести по конкретному делу.

«Возросла степень зависимости судей от председателей судов. Председатель областного суда может позвонить по конкретному решению» (судья).

«Есть судьи, которые не реагируют на командный окрик. Но председатель может дать представление, дать «дохлые дела», обеспечить некомфортные условия» (адвокат).

«Председатель и судья должны быть в хороших отношениях, потому что это влияет на распределение дел.

Тут тоже есть свои особенности. Это судейская мафия» (адвокат).

«Прессинг председателя реально существует. Меня лично судья вызывал и диктовал меру наказания» (судья).

«Это был спор частного предпринимателя с Министерством обороны. Председатель объяснял политическую ситуацию в южном регионе и «рекомендовал» вынести решение в пользу Министерства обороны» (судья).

«Судью неугодного, так скажем, можно очень легко сместить, загрузив его сложными делами, из-за которых он будет вынужден по собственной воле уйти в отставку» (судья).

«Давление оказывается звонком вышестоящего судьи, который может надавить. Здесь же и обычное «телефонное право», и простое «заряжение» судьи (журналист).

Адвокат так высказалась по этому поводу: «Несколько лет назад мне предложили быть судьей в арбитражном суде. Я отказалась, потому что не хочу выносить решения, за которые будет брать председатель.

Я боюсь быть судьей, боюсь давления» (адвокат).

Таким образом, по оценке судей, при осуществлении председателем областного суда своих полномочий не только не соблюдается принцип «первый среди равных», но и попирается принцип независимости судей.

Отмена судебных решений и судебные ошибки На сегодняшний день в среднем по республике отменяется более 30% судебных постановлений в судах первой инстанции. Эффективность кассационного опротестования судебных постановлений по уголовным делам равна 85%. По кассационным протестам постановления судов отменяются чаще, чем по кассационным жалобам.

Мы попытались выяснить, с чем связан такой высокий процент отмены судебных решений. Респонденты делали акцент на следующих причинах:


1. Несовершенство и противоречивость законодательства «Судебная ошибка зависит от множества законов, на 90% несовершенных и противоречащих друг другу, от низкого уровня нормативно-правовых актов Верховного суда Республики Казахстан» (судья).

2. Отсутствие единообразного применения закона судьями «Должно быть единообразное применение закона, поскольку ошибка ошибке рознь. Судья должен быть аналитиком и самостоятельно обобщать имеющуюся правоприменительную практику» (судья).

«Судебная практика непостоянна, нет единообразного применения. На практике бывают случаи, когда одно и то же дело по несколько раз рассматривается различными инстанциями, а оканчивается спор решением, вынесенным первично» (судья).

«Мы хотели бы знать о правоприменительной практике в других областях. Да, закон не допускает аналогию права, но мы должны знать о практике применения законов по аналогичным делам, поскольку часто принимаем взаимоисключающие решения. Тогда будет меньше простора для произвола» (судья).

3. Недостаток официального толкования и разъяснений Верховного суда «Разъяснений Верховного суда явно недостаточно, поскольку, если бы Верховный суд Республики Казахстан своевременно реагировал на изменение законодательства, то можно было бы избежать многих судебных ошибок» (судья).

«Судьи должны ориентироваться при отправлении правосудия на практику и разъяснения Верховного суда как на флагман судебной системы, который в свою очередь должен координировать работу нижестоящих судов, направлять их при отправлении ими правосудия» (судья).

4. Неопытность или непрофессионализм судей «Я считаю, что в отношении таких судей должны выносится частные постановления, поскольку молодость и неопытность судьи – не тот случай, чтобы прощать ошибку» (судья).

«Основные причины – неквалифицированность судьи, необоснованность выводов, положенных в резолюцию решения. Судьи принимают решение, лишь бы его принять» (судебный исполнитель).

5. Неправильная оценка доказательств судом первой инстанции в связи с некачественным проведением предварительного следствия, а также низкой квалификацией работников прокуратуры, которые призваны осуществлять надзор за соблюдением законности «Нередко неправильная оценка доказательств становится результатом некачественного проведения предварительного следствия» (судья).

«В рассмотрении уголовных дел судебные ошибки связаны прежде всего с низким качеством расследования, я бы даже сказал, с его нижайшим качеством. Большинство следователей фактически не имеют юридического образования, ну а некоторые только учатся» (адвокат).

«Причина судебных ошибок связана с некачественным рассмотрением дел прокуратурой. Если жалобу по делу рассматривает помощник прокурора, работающий в этой системе от силы год, считай, все пропало.

Прокурор района человек грамотный, но он не может все проконтролировать. Помощник докладывает прокурору о том, что расследование по делу совершено полно и без нарушений, подписывает его у прокурора и отправляет его таким в суд» (адвокат).

6. Перегруженность судей и, как следствие, недостаточно полное и тщательное изучение судьями дел «При таких нагромождениях дел судебные ошибки неизбежны» (судья).

«Большая загруженность судей приводит к тому, что судья начинает знакомиться с делом только перед началом слушаний. А дело может состоять из двух-трех томов» (журналист).

«Загруженность судей резко отрицательно сказывается на качестве рассмотрения дел. Они ведь завалены работой, они просто нормально, по-человечески не успевают рассмотреть дело. Дело надо рассмотреть, его еще надо и отписать. И поэтому, довольно часто, годами неотписанные, особенно гражданские, дела лежат»

(адвокат).

«Судьи просто не успевают отслеживать все многочисленные изменения в законодательстве» (судья).

«На судьях лежит большая нагрузка. Приходится рассматривать 70-80 дел в месяц и плюс к этому проводить собеседования, разрабатывать проекты определений, знакомиться с административными материалами. Это практически невозможно сделать быстро и качественно» (судья).

7. Вынесение незаконного решения исходя из личной заинтересованности судьи «Причины вынесения неправильного решения разные. В том числе вынесение решения за взятку» (работник акимата).

«Непрофессионализм судьи очень легко спутать с его коррумпированностью. Можно применить закон, не подлежащий применению, можно не применять закон, подлежащий применению, закрыть глаза» (журналист).

Очевидно, что причины отмен судебных постановлений и судебных ошибок носят как объективный, так и субъективный характер. Однако отмена или изменение решения суда первой инстанции a priori предполагает, что вышестоящий суд гарантирован от судебных ошибок, неправильного применения закона и других действий, которые ставят под сомнение законность кассационного определения, решения или постановления.

Возможно, такое предположение могло бы иметь под собой почву, если принять во внимание далеко не равноценную нагрузку суда первой и вышестоящей инстанций. Однако здесь также может быть упущен немаловажный момент.

«Судья областного суда людей не видит, не видит подсудимого, не выслушивает показания свидетелей. Он знакомится с обстоятельствами дела исключительно по бумагам» (судья).

Действовавшее ранее уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное законодательство предусматривало особую процедуру, по которой судья, под председательством которого было рассмотрено дело по первой инстанции, мог в установленном порядке оспорить законность и обоснованность решения вышестоящего суда, отменившего либо изменившего решение, приводя в своем представлении аргументы в подтверждение своей позиции. По ныне действующему процессуальному законодательству судья такой возможности лишен.

«Судьи не могут защищать свои постановления, поскольку считается, что при этом он проявляет определенную заинтересованность. Но здесь судью нельзя рассматривать как заинтересованное лицо, он должен рассматриваться как судья независимый. Это нужно ради справедливости. Для дела. Невозможность обжалования судьей постановления суда второй инстанции влечет властность вышестоящего суда» (судья).

«Многие судьи испытывают страх перед вышестоящими структурами, особенно боятся получить отмену своих решений. У судьи нет права обжаловать решение вышестоящего суда» (судья).

Многие судьи отмечают, что при такой ситуации, когда судья, вынесший свое решение по делу, не имеет возможности отстаивать свою позицию в будущем, не может идти речи о реальной независимости, свободе формирования своего внутреннего убеждения.

Таким образом, с одной стороны, граждане, обратившиеся в суд за защитой законных прав и интересов, не должны быть ограничены в праве или лишены права обжалования судебного решения. Кроме того, «внутреннее убеждение судьи» не должно стать для обратившихся в суд последней инстанцией, тем более что объективно процент грубых судебных ошибок достаточно велик.

С другой стороны, нельзя ограничивать право судьи на отстаивание своей позиции и необходимо свести процессуальную, субординационную зависимость от вышестоящего суда к минимуму.

Волокита в судах «Истребим мы эту волокиту, только дайте срок».

Кайрат Мами, председатель Верховного суда PK // «Караван», № 20, 18.05.2001 г.

«Судьи умудряются тянуть сроки даже по гражданским делам.

Бывало, что одно дело рассматривалось 16 раз.

Тем самым они фактически вымогают взятку и создают все условия для коррупции».

(Из глубинного интервью с судьей) К сожалению, волокита стала одним из тех нелицеприятных факторов, с которым ассоциируется работа наших судов, существенно подрывая их авторитет. Респондентами был выявлен ряд объективных и субъективных факторов, породивших волокиту при рассмотрении судами уголовных и гражданских дел. Среди объективных факторов были выделены следующие.

1. Нарушение прежней социально-экономической структуры и связей как внутри страны, так в странах СНГ Нарушены прежние механизмы обеспечения присутствия участников судебного процесса.

«В настоящее время рассмотрение уголовных дел в судах значительно осложнилось. Сложно вызывать свидетелей в суд. Во-первых, физические и юридические лица постоянно мигрируют. Отличаются их фактические и юридические адреса. Раньше можно было вызвать в суд свидетеля через участкового. Теперь это невозможно. Все это приводит к необходимости откладывать судебные заседания. Во-вторых, проезд свидетеля и его вынужденное отсутствие на работе сейчас не оплачивается. Свидетели не желают отлучаться с работы, В третьих, в судах мало курьеров, и их работа не всегда удовлетворительна» (прокурор).

«Заседания часто переносятся из-за неявки свидетелей. Можно было бы перенести работу судов на субботу и воскресенье, что помогло бы сберечь трудовой ресурс, время, финансы» (журналист).

2. Большая загруженность судей «Волокита – это вопрос загруженности судов. Необходима ревизия кадрового состава в судах. Из судов, которые имеют большое количество отмен решений, судьи должны быть перемещены в суд с наименьшей загруженностью, а судьи со стабильными показателями должны быть перемещены в вышестоящий суд. Так, я, например, вынужден распределять опытным судьям сложные уголовные и гражданские дела, в результате чего рассмотрение дел такими загруженными судьями неизбежно волокитится» (судья).

3. Отсутствие должной организации в судах, граничащей с халатностью самих судей «Не пришла одна бумага – приходится откладывать заседание для целой команды людей» (судья).

4. Отсутствие должной материально-технической и информационной базы «Чтобы дела рассматривались быстрее, необходимо поднять материальную базу судов, обеспечить судей литературой, канцелярскими приборами, конвертами, связью, компьютерами. Это позволит нормально организовать работу суда и повлияет на сроки рассмотрения дел» (судья).

5. Несовершенство законодательства (пробелы, противоречия), незнание законодательства сторонами процесса, отсутствие принципа непрерывности рассмотрения дел «Вся волокита предусмотрена законом… Раньше волокиты в судах было меньше, так как существовала процессуальная норма, в соответствии с которой судья не мог начать рассмотрение нового дела, пока не рассмотрит предыдущее» (прокуратура).

«Стороны закон знают плохо» (прокурор).

6. Отсутствие должного контроля «Волокита разбирательств в судах тех или иных дел составляет сегодня большой процент. Прокуратура никак не может повлиять здесь. Для преодоления такого положения за судьями должен быть установлен контроль, который следует отнести к функции Комитета по судебному администрированию» (прокурор).

Среди субъективных причин волокиты в судах респондентами были выделены следующие:

1. Халатность работников аппарата суда и самих судей «Судьи зачастую обосновывают волокиту неявкой свидетелей и других участников процесса. Хотя на самом деле здесь имеет место ненадлежащее извещение судом лиц о явке в судебное заседание» (прокуратура).

«Волокита в судах зависит от личных качеств судей» (судья).

«Секретарь забывает вызвать свидетеля или эксперта в суд, рассмотрение дела приходится откладывать»

(прокурор).

«Много дел бывает потеряно» (прокурор).

2. Личная корыстная заинтересованность судей «Довольно часто судьи назначают сроки рассмотрения тех или иных дел в 6 месяцев. Умудряются тянуть сроки даже по гражданским делам. Бывало, что одно дело рассматривалось раз, что наносило участникам процесса материальный и моральный ущерб. Тем самым они фактически вымогают взятку и создают все условия для коррупции. Однако не у каждого сегодня есть деньги на взятки»

(судья).

3. Непрофессионально и некачественно проведенное предварительное следствие «Причиной волокиты и отмен принятых судебных решений по уголовным делам является прежде всего непрофессиональное следствие» (прокурор).

Непрерывность уголовного процесса – «за» и «против»:

Уголовно-процессуальный кодекс Казахской ССР от 2 июля 1959 г. содержал норму, предусматривающую непрерывность судебного разбирательства: судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, кроме времени, необходимого для отдыха. Рассмотрение теми же судьями других дел ранее окончания слушания начатого дела не допускается.

В Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997 г. не включены процессуальные нормы, отражающие принцип непрерывности.

По мнению большинства опрошенных респондентов, отсутствие в процессуальном законодательстве норм, закрепляющих принцип непрерывности уголовного процесса, отрицательно сказывается на качестве рассмотрения дел и является основой для волокиты и различного рода злоупотреблений. Кроме того, ситуация осложняется тем, что прерывание уголовного процесса сопряжено с серьезными материальными и моральными убытками, которые могут нести участники процесса, и, главным образом, подсудимый, который находится в предварительном заключении неопределенно длительное время, пока длится или приостанавливается рассмотрение уголовного дела.

Мнения судей о необходимости действия принципа непрерывности судебного разбирательства разделились примерно поровну. Отрицательное отношение к принципу непрерывности судебного разбирательства в основном высказали судьи, аргументируя его следующим основным доводом. Реализация принципа непрерывности не позволила бы судам рассмотреть огромное количество уголовных дел, которые суды могут рассматривать в настоящее время. Введение этого принципа значительно увеличило бы нагрузку судей, которая уже сейчас превышена в среднем в два раза.

«Непрерывность рассмотрения дел судьей может сказаться на производительности труда. Так, если судья по объективным причинам приостановил рассмотрение дела, получается, что ему до неопределенного времени нечем заниматься, так как он не имеет права начать новое рассмотрение» (судья).

К сожалению, приводя этот аргумент, судьи подходят к уголовному разбирательству как к производственному процессу, в то время как рассматриваемое правонарушение носит общественно опасный характер, а субъектами рассмотрения являются физические лица.

«Именно благодаря исключению принципа непрерывности судебного разбирательства Усть-Каменогорский городской суд смог рассмотреть огромное количество дел. А если же прислушаться к пагубному совету прокуратуры об этом, то мы окажемся еще больше заваленными делами, будет хаос» (судья).

«Непрерывность судебного процесса не нужна, поскольку она увеличивает нагрузку на судей» (судья).

В пользу принципа непрерывности судебного разбирательства респондентами был выдвинут довольно весомый аргумент: качество рассмотрения уголовного дела и, как следствие, - снижение количества судебных ошибок, отмен судебных решений, вынесений дисциплинарных взысканий в отношении судей, устранение неоправданных материальных и моральных издержек участников судебного процесса. Причем в пользу восстановления в уголовном процессе принципа непрерывности среди других респондентов высказались судьи, однако показательно, что большинство из них – судьи областного суда, то есть суда кассационной инстанции.

«УПК Республики Казахстан не ограничивает количество уголовных дел, рассматриваемых судьей. Раньше волокиты в судах было меньше» (прокурор).

«Надо вернуть непрерывность процесса… Это все ерунда, что нельзя соблюсти непрерывность: качество будет выше, волокиты будет меньше. Сейчас судьи умудряются даже гражданские дела тянуть» (судья).

«Принцип непрерывности судебного разбирательства обеспечивал наиболее качественное и эффективное рассмотрение дел. А без него теряется острота дела. Судья, возвращаясь к рассмотрению дела на втором или третьем заседании, объективно не может вспомнить и прочувствовать важность этого дела, вложенную в него сторонами на предыдущих процессах» (прокурор).

«Принцип непрерывности необходим. Хотя бы из-за того, что при нынешней разорванности судебного разбирательства судья не всегда помнит то, что происходило на предыдущем процессе» (журналист).

«Доводы о невозможности соблюдать непрерывность безосновательны. Такая практика позволяет повысить качество рассмотрения дел и снизить степень волокиты» (судья).

«Когда по процессуальному законодательству 1997 г. разрешили прерывать процесс, тем самым создали основу для волокиты, что не может не отражаться на качестве. Уголовный процесс прерывается, а человек сидит. Ведь заключение – это пытка для неосужденного человека» (судья).

Таким образом, очевидно, что судьи районных судов, которые в основном высказались за нецелесообразность непрерывного ведения судебного процесса, выделяли в качестве приоритета «производительность труда» и снижение нагрузки на судей. Судьи областного суда, рассматривая кассационные жалобы и протесты и при этом испытывая значительно меньшую нагрузку по рассмотрению дел, выступают за повышение качества рассмотрения дел судом и восстановление принципа непрерывности.

Исполнительное производство «Мне понятно возмущение людей, которые, пройдя через все мучения судебных разбирательств, имеют на руках окончательное решение, но фактически так ничего и не получают».

(Из выступления Президента РK Н. Назарбаева на III Съезде судей РK) «Авторитет судебного исполнителя должен поддерживаться и защищаться государством.

Сейчас в каждом судебном исполнителе видят мздоимца. А это далеко не так».

(Из интервью с судебным исполнителем) Реформа судебной системы невозможна без своевременного исполнения судебных решений. Для рядовых граждан исполнение решений суда ассоциируется с самим судом. Поэтому вполне понятно, что волокита, некачественное исполнение или неисполнение вердикта, вынесенного судебными органами, факты злоупотреблений судебных исполнителей не могут не отразится отрицательно на авторитете казахстанских судов. Судебные решения не исполняются годами, граждане в свою очередь в целом сомневаются в эффективности и целесообразности обращения в суд, так как вынесенное решение суда еще не означает его исполнение. Сложившаяся ситуация недоверия к судебной и исполнительной системе осложняется фактами взяточничества либо подозрениями со стороны взыскателей в заинтересованности и волоките со стороны судебных исполнителей. Об авторитете судебных исполнителей среди населения говорить не приходится, а этот фактор в свою очередь затрудняет исполнение судебных решений. Можно сделать печальный вывод о том, что судебные исполнители оказались в наиболее сложной ситуации, а игнорирование этого будет по-прежнему дискредитировать и авторитет судов, и авторитет государственной власти в целом.

В ходе нашего исследования мы провели ряд глубинных интервью с судьями, адвокатами, работниками акиматов, журналистами и судебными исполнителями по этой проблеме. Ниже мы приводим их высказывания об авторитете судебных исполнителей, о механизмах его укрепления, о материально-техническом обеспечении работы судебных исполнителей, о взаимодействии с судами, о наиболее вопиющих проблемах при исполнении судебных решений, о законодательных мерах, которые должны быть предприняты для их устранения.

Адвокаты, журналисты и другие категории респондентов, которым приходилось выступать в качестве взыскателей, а также судьи нередко отмечают низкий профессиональный и культурный уровень судебных исполнителей.

«Трагедия в том, что в Департамент по исполнению судебных постановлений набрали несведущих людей (милиционеров), не имеющих никакого отношения к цивильному праву. Там не нужны силовые методы, там нужны грамотные цивилисты» (судья).

«Я, например, выиграв у Усть-Каменогорских тепловых сетей иск, получал с них деньги полгода (!!!), потому что судебному исполнителю было некогда заниматься этим взысканием» (журналист).



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.