авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«Общественный фонд «Транспаренси Казахстан» СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИССЛЕДОВАНИЯ «Суды без коррупции» Алматы, 2001 г. ...»

-- [ Страница 7 ] --

«Неисполнение либо неоперативное исполнение постановлений суда суд вообще не дискредитирует, потому что этим занимается не суд, этим занимаются судебные исполнители. А вот их, извините меня, разболтанность, коррумпированность, и, мягко говоря, взяточничество страшно коррумпируют судебную систему, - не суд, а именно судебную систему. А также их некомпетентность в этом и нежелание работать. Там, где судебному исполнителю пообещали 50% в его карман, он будет бегать, рвать и метать и все прочее, но если он не заинтересован, он не будет ничего делать» (адвокат).

«Среди судебных исполнителей области мало людей с высшим образованием. Большинство имеет среднее образование. Около 80% из них обучаются заочно, что очень мешает работе. В основном судебными исполнителями работает молодежь. Они даже соглашаются получать зарплату в 8-9 тысяч тенге. По сути дела, они на этой работе зарабатывают себе стаж государственной службы, чтобы потом поступить в юридические вузы или устроиться на более престижные места» (начальник Департамента по исполнению судебных постановлений).

«Судебные решения исполняются крайне плохо, что дискредитирует работу судебных органов. Сама квалификация судебных исполнителей крайне низкая. Не хотят судебные исполнители работать» (начальник государственно-правового отдела акимата).

«Сейчас наблюдается со стороны населения негативное отношение к судебным исполнителям» (судебный исполнитель).

Комментируя и отчасти признавая эти претензии в свой адрес, судебные исполнители обозначили следующие объективные и субъективные причины ненадлежащего исполнения судебных постановлений.

1) Общая социально-экономическая ситуация в стране. Миграция населения существенно осложняет и затягивает определение фактического места проживания или работы должников;

безработица и отсутствие постоянных доходов у подавляющей части населения затрудняют взыскание долгов;

нерентабельность предприятий, а также существование в законе лазеек, позволяющих скрывать или «уводить»

доход предприятия, делает весьма затруднительным взыскание с предприятий-должников заработной платы и других выплат работникам.

«Почти невозможно исполнить судебные решения, связанные с уплатой задолженностей по зарплате.

Руководители организаций и предприятий часто успевают перевести деньги в разные места» (судебные исполнители).

2) Несовершенство законодательства. Большинство респондентов считают эту ситуацию государственной проблемой и видят ее корни в несовершенном законодательстве. Респонденты из числа судей и судебных исполнителей говорили о законах, позволяющих государственным предприятиям создавать дочерние предприятия, которые не отвечают по долгам основного, а также «оставляющих лазейки для должников, когда, например, в перерывах между процессуальными сроками ответчик переписывает свое имущество на другое лицо, и к моменту вступления судебного постановления в законную силу с должника уже нечего взыскивать». По признанию судебных исполнителей, много проблем вызывает норма Закона «О банках и банковской деятельности», определяющая, что «на деньги и другое имущество юридического и физического лица, находящиеся в банке, арест может быть наложен не иначе, как на основании постановлений органов дознания и предварительного следствия и постановлений органов исполнительного производства, санкционированных прокурором, а также постановлений, решений, приговоров, определений судов». Время, потраченное на получение санкции прокурора при проведении предварительного следствия, позволяет потенциальному должнику сокрыть свое имущество. Вызывает нарекание сложность процедуры проведения торгов имущества должника, которое требует много материальных и временных затрат на оценку имущества, помещения в газетах объявления о торгах, многоступенчатость проведения торгов различными методами и т.д.

«Проблематичным является продажа имущества ответчика, описанного за долги. Прежде всего нужно найти экспертов и заплатить им за оценку имущества. Затем нужно дать объявление в газету о продаже этого имущества, за что опять надо платить. Причем объявление размещают не менее чем за 10 дней. Поэтому приходилось иметь дело с организациями, у которых здесь есть свой интерес и которые помогали решать эти проблемы. Но и после этого невозможно найти покупателей. Бывало, что при проведении торгов было невозможно продать это имущество с первого раза. Дело доходило до проведения третьих торгов» (судебный исполнитель).

«Так, предприятие берет кредиты, основные оборотные средства перетекают на баланс дочернего предприятия. И вот именно эта норма не позволяет исполнить решение».

3) Отсутствие должной координации между судами и судебными исполнителями. Здесь респонденты из числа прокурорских работников говорили о том, что судья должен нести солидарную ответственность за исполнение вынесенного им решения.

«Очень много времени уходит на выяснение, что есть у должника. Законодательство дает такую возможность. Однако суд ее неохотно применяет. Если бы объединить Департамент судебных исполнителей с судом, то судьи были бы здесь более ответственными» (судебный исполнитель).

«Необходимо вернуть судоисполнителей в суды, как это было раньше. Тогда нас будут больше уважать и слушаться. Судья, когда выносил решение, уже разобрался в спорном вопросе, а судебный исполнитель не знает существа дела. Судья должен обеспечить исполнение решения, а исполнять его будет судебный исполнитель» (судебный исполнитель - Алматы).

4) Большая загруженность судебных исполнителей. Большое количество исполнительных листов, которые приходятся на одного судебного исполнителя. В этом смысле многие судебные исполнители оценили крайне отрицательно норму Указа Президента, имеющего силу закона, «О судах и статусе судей в Республике Казахстан», в соответствии с которой количество судей должно совпадать с количеством судебных исполнителей.

«Позже эта статья была отменена. Теперь фактически в суде г. Атырау на 37 судей 25 судебных исполнителей» (судебный исполнитель).

«Авторитет судебного исполнителя должен поддерживаться и защищаться государством. Сейчас в каждом судебном исполнителе видят мздоимца. А это далеко не так. Поскольку многие проблемы, возникающие в процессе исполнительного производства и из-за которых судебный исполнитель не может в срок завершить исполнение постановления, являются следствием большой загруженности судоисполнителей» (судебный исполнитель).

«На 25 исполнителей приходится 7000 судебных постановлений. С 1997 г. штат судебных исполнителей не увеличивался, а сокращался. Из-за недостатка же штата нет возможности исполнить решения суда» (судебный исполнитель).

«Судебные исполнители перегружены работой, слишком много исполнительных листов приходит. Кроме того, раньше, когда мы были при судах, каждое действие подтверждалось определением суда, и нам было легче. Сейчас же постановления судебного исполнителя никто не хочет выполнять, поэтому и много неисполненных решений» (судебный исполнитель).

«Когда приходит исполнительная система из суда, нет никаких реквизитов лица. Мы делаем множество запросов, хотя в суде это все известно. Нужно привязать Департамент к судам. Должна быть открытость и ясность в этом вопросе. Не нужны советы, нужны механизмы» (судебный исполнитель).

5) Неудовлетворительная материально-техническая оснащенность судебных исполнителей Одной из бед судебных исполнителей является крайне низкая материально-техническая оснащенность.

Сейчас у судебных исполнителей нет служебного транспорта, компьютеров, нет даже льгот на проезд в общественном транспорте. «В районах и здесь у нас нет архива, секретаря, канцелярии, курьеров. В свое время, когда исполнители находились при судах, все это было» (судебный исполнитель).

6) Ограниченные полномочия судебных исполнителей «По действующему законодательству у судебных исполнителей нет никак властных полномочий. На принудительное изъятие им дается всего один месяц. Сюда входит время, за которое ответчик должен найти деньги» (судья).

«Необходимо предоставить больше полномочий судебному исполнителю в осуществлении исполнительного производства, например, право налагать административные взыскания (штрафы) на лиц, не исполняющих либо препятствующих исполнению судебных постановлений» (судебный исполнитель).

«Случается, например, что судоисполнитель не бывает допущен в помещение фирмы, квартиры и так далее.

В связи с этим судоисполнитель должен иметь возможность обжаловать свой недопуск. Судебный исполнитель должен иметь право привлекать к ответственности нарушителей за неуважение к государственным служащим или выписывать административный штраф» (судебный исполнитель).

«Необходимо увеличить штат судебных исполнителей и ужесточить требования, в целях устранения волокиты в проведении исполнительных производств» (судебный исполнитель).

«Плохо, что эти 3 статьи уходят в МВД (по которому происходит исполнение). По части МВД всего одно дело было расследовано. Мы могли возбуждать дела для исполнения, но возбуждение уголовного дела равноценно взрыву».

7) Низкая заработная плата и отсутствие механизмов материального стимулирования «К тому же у судебных исполнителей очень маленькая зарплата – 8000 тенге, а для молодых специалистов всего 4600 тенге» (судебный исполнитель).

«Раньше, до 1998 г., существовал внебюджетный фонд, в котором оставались для нужд судебных исполнителей 10% от исполненных санкций. В 1998 г. все внебюджетные фонды были ликвидированы. Сейчас у нас нет материальной заинтересованности - все идет в бюджет» (судебный исполнитель).

«В 2000 г. мы собрали 19 миллионов исполненных санкций, все ушло в бюджет» (судебный исполнитель).

Мы поднимали вопрос о 5% - это было бы хорошим стимулированием» (судебный исполнитель).

8) Незащищенность судебных исполнителей «Угрозы были как со стороны должников, так и со стороны взыскателей из-за длительного неисполнения судебных постановлений, в связи с этим думающих о лоббировании судебным исполнителем интересов должника» (судебный исполнитель).

«Сейчас у судебных исполнителей нет оружия: когда мы приходим на исполнение, на нас и с топорами, и с ружьями бросаются. Почему бы не предоставить нам право на ношение служебного боевого оружия, как это сделали в России? Да одна униформа уже изменила бы отношение населения к нам. Вообще, российский закон о судебных исполнителях всегда на моем столе. На мой взгляд, он наиболее прогрессивен» (судебный исполнитель).

9) Давление со стороны заинтересованных лиц, в том числе представителей исполнительной власти «Бывает исполнительное производство (выселение, предоставление другого имущества и т.д.). По исполнении этих решений мы сталкиваемся с местными исполнительными органами» (судебный исполнитель).

Коррупция в судах «Важнейшей задачей судейского сообщества является борьба с коррупцией».

(К. Мами, председатель Верховного суда Республики Казахстан) Закон РК от 2 июля 1998 г. «О борьбе с коррупцией» определяет коррупцию как «не предусмотренное законом принятие лично или через посредников имущественных благ и преимуществ лицами, выполняющими государственные функции, а также лицами, приравненными к ним, с использованием своих должностных полномочий и связанных с ними возможностей, а равно подкуп данных лиц путем противоправного предоставления им физическими и юридическими лицами указанных благ и преимуществ».

Результаты интервью В ходе нашего исследования мы столкнулись с критикой законодательного определения коррупции со стороны судей. По их мнению, коррупция по определению не может существовать в судебной системе.

«Коррупции в судах нет и быть не может, поскольку коррупция – это срастание государственной власти и преступного мира. И как это возможно в судах? Значит, ни депутаты, разработавшие этот закон, ни Президент, его подписавший, не имеют понятия о том, что такое коррупция. А то, что они называют коррупцией, – это не коррупция, а взяточничество, обыкновенное уголовно наказуемое деяние» (судья).

«В судах коррупции нет, есть некоторые случаи, когда судьи берут вознаграждение за свои решения. Термин «коррупция» можно отнести к сращиванию преступности с государственной властью, в судебной системе такого сращивания нет и никогда не было. Другое дело, когда некоторые судьи берут деньги, - это не коррупция. Судьи идут на подобные шаги из-за низкой заработной платы. 30-35 тысяч тенге не такие уж большие деньги. У многих есть семьи и дети, которых нужно кормить» (судья).

«На сегодняшний день действует упрощенное понимание коррупционных преступлений. На самом деле – это не разовое преступление, а устойчивая связь с организованной преступностью (непрозрачность бюджета, нарушения в процедуре приватизации» (работник акимата).

«Про коррупцию в судах говорить смешно. Смотрите, что делается в государстве. Судья - он такой же человек, со своими грехами. Работе судьи нельзя позавидовать, дел полно, особенно в последнее время. Если кто-то думает, что судья радуется от такой жизни, то пусть сам попробует здесь посидеть хотя бы один день.

Коррупции в судах нет, а название вашего проекта «Суды без коррупции» абсурдное. Какая коррупция? Судья лопатит каждый день большое количество дел, его голова забита всякими исками и приговорами, ему платят мало, что ему остается делать?» (судья).

Другая же часть респондентов из числа судей, не вдаваясь в обсуждение данного законодательством определения коррупции, говорила о том, что суды - орган наиболее свободный от коррупции, по определению прозрачный и по самому устройству судебной системы оставляет минимальные возможности для коррупционных проявлений.

«Суды являются наиболее прозрачными и некоррумпированными органами, поскольку здесь существует вертикальная подотчетность органов (отчетность перед вышестоящими судами), а также по защите гражданами своих законных прав и интересов (можно подать кассационную жалобу в суд второй инстанции, Верховный суд) и т.д.» (судья).

«В целом в судебной системе взяточничества нет. Однако молодые судьи, недавно окончившие вузы, склонны воспринимать такую неправомерную практику» (судья).

«Суды работают прозрачно, допуская присутствие прессы. Все выносимые судом решения оглашаются»

(судья).

Отдельные судьи считают, что установившееся мнение о продажности судей не более чем миф, который формируется не без помощи самих граждан, обращающихся в суд, и адвокатов, представляющих их интересы в том числе.

«Коррупция есть, только не в таких размерах, как обычно говорят. Если взять разговоры в обществе, то получается, что судьи продажные и берут баснословные суммы. Но это не так. Деньги остаются у адвокатов.

Мне известны источники таких разговоров. Обычно это люди, которые считают, что судья вынес решение или приговор не в их пользу, следовательно, подкуплен. Что касается того, что за деньги можно купить все, что угодно, то это неправда. Судья, как обыкновенный человек, имеет право на ошибку, но никогда не пойдет на оправдание убийцы. Можно сказать, что некоторые граждане попросту содействуют коррупции, потому что приходят в суд с намерением «развести» вопрос. В этом им помогают адвокаты, которые за деньги могут договориться» (судья).

«Ни один уважающий себя судья не будет доверять честности адвоката в его отношениях с клиентом»

(судья).

«Кто больше способствует распространению взяточничества? Только не судьи. Судья вынужден рассматривать дело независимо от того, дали ему деньги или нет. Сами люди хотят дать деньги» (судья).

Судьи в основном считают, что миф о продажности и корыстности судей сформирован прежде всего адвокатами, которые сами нечисты на руку, не брезгуют использовать правовую неграмотность клиентов, проявляя зачастую халатность в выполнении своих обязанностей, грубо нарушая правила общечеловеческой и профессиональной этики.

Судья рассказывает: «Ко мне никогда в открытую не обращались с предложением взятки. Но о том, что меня якобы когда-то «задабривали», я знаю, и распространен этот слух был адвокатом. Так, после вынесения мною приговора ко мне в кабинет зашла мать подсудимого и спросила, почему я назначила ее сыну наказание сроком 4 года, когда адвокат сказала, что наказание будет назначено - 2 месяца. И потом я узнала о том, что адвокат взяла у родителей подсудимого большую сумму денег, якобы для того, чтобы «задобрить» меня на вынесение более мягкого приговора и, зайдя ко мне в кабинет, где она у меня могла спросить все, что угодно, распространила своим клиентам сведения о том, что «все, с судьей все в порядке» (судья).

«Да, адвокаты выступают в качестве «разводящих». Адвокаты не показывают гонорары, посредничают между следствием и судьей» (прокурор).

«Обычно адвокаты пользуются своими знакомствами с судьями и обеспечивают результат только за счет знакомства, но не за счет взятки, которую оставляют у себя» (судья).

«Есть «разводящие» адвокаты. Необходимость вызвала их существование. Конечно, таких адвокатов надо лишать лицензии. Мы знаем, кто чем дышит. Ситуация эта вызвана самой жизнью» (судья).

Говоря о проявлениях и локализации коррупции в судебной системе, адвокаты «выступили» со встречными претензиями, адресованными в целом функционированию судебной системы и судьям в частности. Так, адвокаты отметили, что в последнее время суд не только не стремится к конструктивному сотрудничеству с представителями адвокатуры, но и косвенно препятствует адвокатам в выполнении ими своих обязанностей.

Такое препятствование, по мнению адвокатов, проявляется в закрытости судебной системы на разных ее уровнях, неорганизованности, низком профессиональном уровне судей и, как следствие, - низкое качество судебных актов, нарушение судьями профессиональной этики и т.д.

«В Верховном суде большая закрытость – нет свободного доступа, всюду пропускная система. Держат в коридорах. Вызывают в Астану, не уведомляют, по какому поводу. Приезжаешь, не зная зачем, не имеешь никакой возможности подготовиться» (адвокат).

«Проверки, которые осуществляются судьями Верховного суда в отношении нижестоящих судей, закрыты. С жалобой к проверяющему невозможно пробиться. В целом нет конструктивного сотрудничества, взаимодействия между судьями и адвокатами. Раньше на заседания судей адвокаты допускались и даже приглашались. Теперь же их просят удалиться и не начинают заседания, если в зале присутствуют адвокаты.

Может быть, у судей есть какие-то секреты? Документы (указы, приказы), которые касаются работы судов, для нас недоступны» (адвокат).

«Раньше на совместные заседания приглашались адвокаты. Сейчас же атмосфера закрытости, а искусственная закрытость любого учреждения – основа для коррупции. Попасть к председателю суда - это ЧП.

Непонятно, почему не допускают адвоката. Унизительно глядеть, как сейчас адвокат пытается зайти в суд.

Зачем и кому нужны эти искусственно создаваемые барьеры? Я спокойно прохожу на режимный объект, а в суд пройти не могу» (адвокат).

«Несовершенство и алогичность принятия судебных решений очевидна даже в таком документе высшего судебного органа, как бюллетень Верховного суда. Так, например, в разных выпусках бюллетеня публикуют материалы двух уголовных дел, содержание которых одинаково. Однако по одному из них Верховный суд выносит обвинительный приговор, по другому – оправдательный. Как и чем можно это объяснить? Раньше если уж публиковали материалы Верховного суда, то, по крайней мере, сама публикация была вершиной юридической мысли. Сейчас об этом речи нет» (адвокат).

Говоря обо всех этих серьезных недостатках в работе судебной системы, тем не менее, адвокаты признают наличие крупных злоупотреблений со стороны своих коллег, частые нарушения адвокатской этики.

«Мы сами-то знаем, кто как у нас защищает клиента» (адвокат).

«Есть, конечно, разводящие адвокаты. Но это мизерный процент – от 5 до 10 %» (адвокат).

С другой стороны, судьи, говоря об абсурдности разговоров о коррупции в суде, - не о взятках, а о вознаграждениях за уже принятые решения, одновременно выделяют причины возникновения коррупции в суде и иногда приводят даже конкретные ставки за принятие определенного решения в зависимости от сложности дела. Отдельные судьи прямо говорят об обстоятельствах, способствующих коррупции, в том числе о преднамеренной волоките, однако эта категория, как правило, состоит из судей областных судов, рассматривающих судебные дела в кассационном порядке и наделенных полномочиями налагать дисциплинарные взыскания.

«Взятки берут, но не все. Кто не берет, таких - большинство. Они – «рабочие лошадки», которые держатся за свои места, им не дают «денежные» дела. Им достаются самые сутяжные и скандальные дела» (судья).

«Где-то за 500 долларов можно «развести» средний вопрос по гражданскому делу. В уголовных делах размеры зависят от статьи и срока, объявленного в первой инстанции» (судья).

Говоря о коррупции в судебной системе, респонденты из числа представителей СМИ указывали, что пути и способы влияния на решение суда стали более изощренными и латентными, а доказать «заинтересованность»

судьи практически невозможно.

«Можно самому «зарядить» процесс. Но обнаружить это невозможно. Сейчас никто не приходит в кабинет судьи с такими предложениями. Сейчас процесс «заряжения» судьи осуществляется через лиц, которые совершенно не заинтересованы в конфликте. Через седьмых, восьмых, через приятелей. Так что за руку невозможно поймать» (журналист).

«Ни дорогая одежда, которую он носит, ни дорогая машина, на которой он ездит, не могут сигнализировать об этом. Но это можно обнаружить по процессу, это видно по его поведению, то есть по тем вопросам, какие он задает одному и другому участнику. А обычно сигналом о коррумпированности судьи служит вынесенное им решение» (журналист).

Как правило, судьи в свою очередь воспринимают подобные утверждения как естественные, мотивируя такую реакцию тем, что в судебном споре всегда одна сторона будет недовольна решением судьи и, как следствие, будет говорить о его заинтересованности или продажности.

В ходе глубинных интервью респонденты выявили и дали оценку причинам, которые, по их мнению, являются ключевыми для возникновения в судебной системе такого явления, как взяточничество и коррупция:

1. Несовершенная полузакрытая от общественности и судейского сообщества система назначения судей. Многие респонденты из числа судей подчеркивали именно эту причину, оценивая систему назначения как изначально подверженную коррупции, а ККЮ – как орган изначально коррумпированный.

«Субъективизм будет всегда. Они назначают того, с кем удобно работать. В каждом суде есть человек, через которого идут заказные решения» (судья).

«Сейчас можно быть бездарем, но иметь «крышу» в Астане» (адвокат).

2. Низкое и крайне неудовлетворительное материально-техническое оснащение судов, низкая заработная плата самих судей. По мнению респондентов, взяточничество для судей является, скорее, способом выживания, нежели способом наживы, хотя это ни в коей мере не должно оправдывать их противоправного поведения. Не осуществляя достаточного финансирования, которое смогло бы создать все необходимые условия для нормального отправления правосудия (достойные помещения, компьютеры, нормативно-правовая база, юридическая литература и т.д.), государство толкает суды на принятие помощи от так называемых «спонсоров». Называя этот фактор как причину возникновения коррупции в судах, респонденты отмечали, что фактор этот является не единственным, а повышение зарплаты судьям объективно не может стать панацеей от проникновения коррупции в судебную систему.

«Пока судьи не будут материально обеспечены, пока они не будут достойно жить, никакими мерами это явление не искоренить. Судья не должен думать о подходящих сроках оплаты за квартиру, о том, как накормить детей. А сейчас они берут и будут брать» (адвокат).

«Зарплата должна быть не меньше 2-3 тысяч долларов. При такой оплате никто не захочет брать деньги, потому что своих хватит. В этом случае судья будет независим материально и будет спокойно заниматься своим делом» (судья).

«Но даже если увеличить заработную плату судьям, коррупцию не искоренить. Поскольку сегодня в стране момент накопления капитала, отдельные люди всегда смогут перебить любую зарплату судьи, а денег, как говорится, много не бывает» (журналист).

«Какая бы ни была зарплата, денег хочется больше. Увеличится зарплата - увеличится размер взяток. Это тенденция, это ситуации не спасет» (журналист).

3. Низкий морально-этический уровень судей. Большинство респондентов, включая самих служителей Фемиды, отмечают низкий морально-этический уровень судей. Сюда включается все: и грубые нарушения профессиональной этики, и неудовлетворительный уровень культуры поведения, и грубое отношение к участникам процесса. Отсутствие культуры и пренебрежение этическими нормами назывались респондентами в качестве одной из основных причин проявлений коррупции.

«Основными факторами возникновения коррупции в судебной системе являются несоответствие морально этическим нормам и высокому уровню профессионализма» (работник акимата).

«Вопрос этот очень актуальный. В этом судьи должны постоянно работать над собой, терпимей относится к гражданам. И я согласна с тем, что судьи зачастую сами, своим поведением на процессе, тоном разговора провоцируют к себе негативное отношение общества» (судья).

«Вопрос очень важный, следует повежливей, повнимательней обращаться с гражданами. Этот же вопрос можно отнести и к межличностным отношениям судей внутри судейского корпуса. А вообще этика исходит от желания использовать должность» (судья).

«В своем поведении судьи редко придерживаются морально-этических принципов и норм поведения. Они топают ногами, кричат на посетителей, на участников процесса, на их поверенных. Женщины-судьи могут сорваться на визг» (адвокат).

4. Внешнее влияние. Судьи продолжают испытывать внешнее влияние: по инерции со стороны местных исполнительных органов, со стороны Администрации Президента.

5. Отсутствие контроля со стороны общества. Многие респонденты говорили о замкнутости и закрытости судебной системы и необходимости общества знать, кто и почему назначается на должность судьи, насколько мотивированы судебные решения. Респонденты говорили об одной из опасностей реформирования судебной системы, направленной на усиление независимости судов. По мнению большинства респондентов, усиление независимости должно сопровождаться повышением профессиональных и морально-этических стандартов для судей, так как «независимость не гарантирует соблюдение законности». В противном случае независимость судебной системы рискует превратиться в беспредел и вседозволенность отдельных неграмотных, морально неустойчивых людей, вершащих правосудие. В этой связи респонденты говорили о необходимости создания механизмов открытости судебной системы и подотчетности ее обществу при соблюдении конституционного принципа независимости судей.

«Независимость судей является вопросом сложным. Кто может сейчас контролировать суды? По принципу вышестоящих судов такой контроль малоэффективен. По вертикали существует круговая порука среди судей.

Прокурорский надзор существенно урезан. На самом деле необходима независимая структура, которая бы осуществляла контроль и надзор за деятельностью судов» (прокурор).

6. Половинчатая антикоррупционная политика государства. Респонденты выразили свое мнение о половинчатости государственных мер по борьбе с коррупцией. При раскрытии фактов коррупции подключаются местные факторы. Уголовная ответственность распространяется только на низшие звенья государственной власти. Разбирательства по коррупционным правонарушениям могут длиться годами, и, как правило, дело редко доходит до суда. Сторона, заявившая о злоупотреблениях судьи, никак не защищена при рассмотрении дела в том же суде.

«В Восточно-Казахстанской области был первый случай возбуждения уголовного дела в отношении судьи по факту получения ею взятки в размере, по-моему, 140 долларов США. Дело было возбуждено полтора-два года назад и до сих пор, по-моему, ведется расследование» (прокурор).

Журналист рассказывает о гражданине, который обратился с жалобой на судью за вымогательство взятки с ее стороны. «До сих пор суд идет и до сих пор у человека, «сдавшего» ее, неприятности. И этот человек до сих пор пытается найти правду по своему делу, но оно зависло, заволокичено и никакого решения по нему не принято» (журналист).

«Закон «О борьбе с коррупцией» работает не в полную силу и не для всех. То есть у нас, как правило, коррупционерами считаются сержанты и т.д. Майоры у нас уже очень честные, подполковники взятки не берут, а полковники вообще святые. Все, кто выше, уже абсолютно святые, им тоже не хватает зарплаты, но они коррупции не подвержены. Хотя чем выше должность, тем больше взятка» (журналист).

В целом, давая оценку проявлениям и причинам коррупции в казахстанской судебной системе, респонденты отмечали, что невозможно говорить о локализации коррупции только в судебной системе. К сожалению, коррупция поразила все общество по вертикали и в разных его сферах. Если государство не займет в ближайшее время жесткую антикоррупционную позицию, не будет бороться за души своих людей, не проведет реформу всех ветвей власти, правоохранительных органов, реформа судебной системы будет либо обречена на провал, либо даст весьма краткосрочный эффект. В этом смысле респонденты высказывались и о коррупции в исполнительных органах власти, и о коррупции при выдвижении и назначении на должность судьи, и о злоупотреблениях со стороны адвокатов, о продажности экспертов, о «повязанности» судей с прокурорами, о недобросовестности и продажности лиц, осуществляющих дознание и предварительное следствие, о взяточничестве среди судебных исполнителей.

Результаты анкетирования Респондентам было предложено ответить на вопрос: «В каком звене чаще возникают проявления коррупции?» По мнению респондентов, в следующих звеньях:

1) ответчик – судья – 47,5%;

2) участник процесса - орган дознания (следствия) - необъективное расследование – 45,3%;

3) адвокат – судья – 44%;

4) истец – судья – 32,9%;

5) участник процесса - прокуратура - давление на судью – 22%;

6) участник процесса - местный орган власти - давление на судью – 17,6%;

7) участник процесса - судебный исполнитель – 14,1%;

8) осужденный - уголовно-исполнительные органы – 13,5%;

9) участник процесса - департамент юстиции - давление на судью – 9,1%.

Таким образом, согласно ответам респондентов, наиболее всего коррупция в судебной системе проявляется в звене "ответчик - судья. Менее же всего, по мнению респондентов, коррупция возможна в отношениях по линии "участник процесса - департамент юстиции - давление на судью" (9,1%).

В то же время нужно отметить, что все указанные процентные показатели отражают исключительно положительные варианты ответов на данный вопрос. Однако они остаются в подавляющем меньшинстве по сравнению с показателями отрицательных ответов. Так, например, 86,5% опрошенных против 13,5% считают, что в звене "осужденный - уголовно-исполнительные органы" проявлений коррупции не возникает. То же самое от 85,9% до 52,5% респондентов высказывают в отношении других звеньев участников судебных процессов.

Несколько по-иному выглядят результаты опроса на данную тему, полученные от респондентов по разным регионам Казахстана. Хотя в целом рейтинг степени проявления коррупции, правда уже с другими показателями, остается прежним. Как и в первом случае, наиболее всего, по мнению респондентов, коррупция проявляется в звене "ответчик - судья" (47%) и меньше всего - "участник процесса - департамент юстиции давление на судью" (9,8%).

Если же рассмотреть ситуацию с теми или иными проявлениями коррупции в конкретных регионах, то она выглядит следующим образом:

а) Алматы и Алматинская область: "адвокат - судья" (60,5%);

б) Астана и Акмолинская область: "истец – судья" (54%);

в) Западный Казахстан: "осужденный - уголовно-исполнительные органы" (61,40%);

г) Северный Казахстан: "адвокат - судья" (48,7%);

д) Южный Казахстан: "ответчик - судья" (69,1%);

е) Восточный Казахстан: "истец - судья" и "ответчик - судья" (54,4%).

Как видно, в соответствующих городах и регионах республики коррупция в судебных органах, как считает большинство опрошенных, в основном проявляется в отношениях судей со сторонами (истец, ответчик) и представителями их защиты (адвокаты).

В целом же приведенные выше данные по проявлениям коррупции в конкретных регионах Казахстана позволяют не согласиться с оценками на ту же тему респондентов, выступающих в качестве участников судебных разбирательств по тем или иным делам, которые фактически в целом отрицают эти проявления.

Диаграмма 6. Проявления коррупции чаще всего возникают в звене:

60,00% 47,8% 43,9% 40,6% 50,00% 37,5% 40,00% 30,00% 19,0% 16,6% 16,4% 14,0% 20,00% 9,8% 10,00% 1,2% 0,00% 1. Адвокат – судья 2. Истец – судья 3. Ответчик – судья 4. Участник процесса – прокуратура – давление на судью 5. Участник процесса – орган дознания (следствия) – необъективное расследование 6. Участник процесса – департамент юстиции – давление на судью 7. Участник процесса – местный орган власти – давление на судью 8. Участник процесса – судебный исполнитель 9. Осужденный – уголовно-исполнительные органы 10. Другое Оценивая, кто из участников судебных процессов наиболее всего склонен к даче взяток, респонденты, как участники этих процессов, считают, что на первом месте здесь стоят стороны процесса, выступающие в данном случае по собственной инициативе, но действующие через адвокатов (38,8%). При этом больше всего это проявляется в судебных процессах по уголовным делам (42%) и меньше – по административным (34,7%).

С точки зрения этих же респондентов как жителей конкретных регионов Казахстана в готовности дать взятку судьям лидируют стороны любых судебных процессов, действующие самостоятельно (38,8%). Это также подтверждают процентные показатели по большинству приведенных в опросе регионов и городов: Астана и Акмолинская область (54%), Западный Казахстан (47,4%), Южный Казахстан (44,10%), Восточный Казахстан (38,5%).

В Алматы и Алматинской области преобладают стороны, действующие по собственной инициативе при содействии адвокатов (46,9%), а в Северном Казахстане – стороны по инициативе адвокатов (42,1%).

Диаграмма 7. Кто из участников процесса наиболее склонен к даче взяток Стороны процесса по инициативе адвоката 1,70% Стороны процесса по 23,60% собственной 38,80% инициативе (через адвоката) Стороны процесса 35,90% (самостоятельно) Другое Относительно тех или иных участников судебных процессов, которым чаще всего предлагают взятки, ответы респондентов позволяют выстроить следующий рейтинг:

1) судьи – 79,2%, 2) органы дознания и предварительного следствия – 66,5%, 3) эксперты – 31,7%, 4) прокуроры – 30,6%, 5) адвокаты 28%, 6) судебные исполнители – 17,7%.

Таким образом, судьи и представители правоохранительных органов, производящие дознание и следствие по тем или иным делам, признаны большинством респондентов как субъекты, к которым больше всего обращаются с предложениями взяток.

По характеру рассматриваемых судами дел больше всего субъектам, имеющим отношение к этим делам - от судей (88,9%) до судебных приставов (2,8%), - взятки предлагают при разбирательстве дел административного характера.

Такую же тенденцию подтверждают и показатели ответов респондентов, представляющих те ли иные регионы. Большинство из них также признает наиболее подходящими для дачи взяток судей (77,1%) и представителей органов дознания и предварительного следствия (66,9%).

Такую ситуацию подтверждают и показатели по отдельно взятым регионам и городам республики:

а) судьи - Алматы и Алматинская область (84,1%), Северный Казахстан (73,7%), Южный Казахстан (88,2%), Восточный Казахстан (76,1%);

б) органы дознания и следствия - Астана и Акмолинская область (70,4%), Западный Казахстан (91,2%).

Из других же категорий участников судебных процессов, которым предлагают взятки, респонденты выделили:

- в Западном Казахстане – адвокатов (86%);

- в Восточном Казахстане – экспертов (58,2%), которые по данному показателю стоят на одном уровне с представителями органов дознания и следствия.

Диаграмма 8. Кому чаще всего предлагают взятки Органам дознания и 90,00% предварительного 77,1% следствия 80,00% Экспертам 66,9% 70,00% Адвокатам 60,00% 50,00% Судьям 33,8% 40,00% 29,5% 28,7% Прокурорам 30,00% 16,5% 20,00% Судебным исполнителям 10,00% 1,7% Другим 0,00% Респондентам было также предложено оценить влияние антикоррупционных мер, предпринимаемых государством, на систему правосудия и дать ответ на вопрос: «В какую сторону изменилась ситуация в судебной системе после принятия Закона «О борьбе с коррупцией» от 2 июля 1998 г. 42,8 % всех опрошенных ответили, что ситуация в судебной системе никак не изменилась. 40,3 % считают, что дело ограничилось только показательными мероприятиями. В том, что ситуация улучшилась, уверены 9,2 % респондентов против 7,8 %, считающих, что принятие закона принесло только вред.

Прямо противоположная ситуация сложилась лишь среди респондентов, проходивших по уголовным делам:

13,8% таковых считают, что ситуация ухудшилась и лишь 4,3% - что улучшилась.

В то же время из распределения по областям можно увидеть, что это мнение разделяют опрошенные в четырех регионах из шести. Ситуация, скорее, ухудшилась, чем улучшилась, по мнению респондентов, проживающих в Алматы и Алматинской области (11,5% против 4,4%), в Астане и Акмолинской области (6,1% против 2%), в Западном Казахстане (8,9% против 3,6%) и в Южном Казахстане (10,4% против 9%). Ситуация, скорее, улучшилась, по мнению респондентов, проживающих в Восточном Казахстане (10,4% против 4,5%), а также в Северо-Казахстанском регионе (28,9% против 3,9%).

Диаграмма 9. Ситуация в судебной системе после принятия Закона "О борьбе с коррупцией" от 2 июля 1998 г. изменилась 7,80% 9,20% 42,80% 40,30% В худшую сторону Никак не изменилась Ограничилась только показательными мероприятиями В лучшую сторону Очевидно, что коррупция предусматривает участие в этом преступлении двух сторон: взяточника и взяткодателя. Невозможно возложить всю ответственность за взяточничество в судах на судей или судебных исполнителей. В основном взяточничество в судебных органах сопряжено не с вымогательством со стороны судей, а с предложениями со стороны лиц, заинтересованных в вынесении конкретного решения, а также наличии или отсутствии должного правосознания граждан, активной и твердой гражданской позиции. В этой связи нами в рамках анкетирования был задан ряд вопросов, касающихся потенциальной готовности граждан пойти на подкуп судьи либо отстаивать права и интересы законным путем, оказывая сопротивление вымогательству или другим коррупционным проявлениям.

При ответе на вопрос: "Какова вероятность того, что вы дадите взятку для принятия судьей выгодного для Вас решения?" - большинство ответов распределилось по крайним вариантам - минимальной и максимальной вероятности и по варианту "50:50".

Наибольшая группа респондентов (27,6%) отвергла саму возможность дачи взятки, отметив ее вероятность как нулевую. Следующая по величине группа, 21,4% от общего числа опрошенных, отметила 50%-ную вероятность дачи взятки. 18,3% опрошенных считают, что обязательно пошли бы на подкуп, отметив 100% ную вероятность.

Следующей по численности является группа опрошенных, отметивших 25%-ную вероятность этого. Таких набралось 15,1% от общего числа опрошенных. Еще меньше тех, кто, скорее, был бы склонен к даче взятки и отметил 75%-ную вероятность (9,8%). Тех же, кто в большинстве случаев пошел бы на это и отметил 90%-ную вероятность дачи взятки, набралось 7,9% от общего числа респондентов.

Больше всего абсолютно уверенных в даче взятки и отметивших 100%-ную вероятность этого наблюдается среди граждан, участвующих при рассмотрении в суде уголовных дел (38,1%). Меньше же всего таких лиц набралось среди респондентов, участвовавших в гражданских процессах (11,2%).

Среди последних также больше всего тех, кто не стал бы давать взятку ни при каких обстоятельствах и отметил нулевую вероятность этого (36,1%). Меньше всего принципиальных противников взяток присутствует среди участников административных разбирательств (23,6%).

Среди тех, кто считает, что в половине случаев пошел бы на подкуп, выделяются люди, участвующие в судебных разбирательствах по гражданским искам (22,8%). Меньше всего отметивших эту же вероятность среди тех, кто участвовал в рассмотрении уголовных дел (12,2%).

С учетом распределения по регионам соотношения показателей ответов здесь разделились следующим образом: стопроцентно уверены в том, что дали бы взятку, респонденты из Южного Казахстана (28,4%);

так же считают 7,8% опрошенных из Северного Казахстана.

Нулевую вероятность дачи взятки отметили 42,1% всех респондентов в Алматы и Алматинской области и 10,5% опрошенных в Западном Казахстане, что является, соответственно, максимальным и минимальным показателем среди отметивших такой же процент вероятности.

Оценивающих вероятность дачи взятки в 50% больше всего в Западном Казахстане (42,1%) и меньше всего в Восточном Казахстане (10,4%).

Диаграмма 10. Допустим, что для принятия судьей выгодного для Вас решения в судебном процессе Вы должны дать взятку.

Какова вероятность того, что Вы пойдете на этот шаг 30,0% 27,6% 25,0% 21,4% 0% 18,3% 20,0% 25% 15,1% 50% 15,0% 75% 9,8% 90% 10,0% 7,9% 100% 5,0% 0,0% Доля указавших те или иные варианты ответов При ответе на вопрос: "Каков процент вероятности вынесения оперативного и выгодного для Вас решения судьи, если Вы дали ему взятку?" - доминировал вариант "50%". Этот вариант выбрали 31,4% всех опрошенных. Следующая по численности группа - те, кто отметил нулевую вероятность, т.е. отсутствие какого-либо влияния взятки на решение, выносимое судьей (16,9%). Чуть меньше респондентов (16,5%) считают, что судья обязательно вынесет оперативное и выгодное для них решение, отметив 100%-ную вероятность этого. Еще 14,5% опрошенных считают, что вероятность в данном случае равна 90%. За ними следуют 11,3% опрошенных, которые оценили эту вероятность в 25%. Наконец, еще 9,5% считают, что такую вероятность составляет 75%.

27,9% опрошенных, имевших опыт рассмотрения уголовных дел в суде, назвали вероятность вынесения выгодного решения 100%-ной. Так же ответили 14,3% опрошенных, участвовавших в судебных процессах по гражданским делам.

Что касается распределения показателей ответов по регионам, то наибольший, 100%-ный эффект дача взятки, по мнению респондентов, оказывает на судей Алматы и Алматинской области (26,3%) и наименьший на судей Северного Казахстана (5,3%). Считающих, что взятка не окажет никакого влияния на решение судьи, больше всего наблюдается в Восточном Казахстане (41,5%). А в Западном Казахстане таких людей, судя по ответам респондентов, нет вообще. 50,9% опрошенных в Западном Казахстане считают, что вероятность в этом случае составляет 50%. С ними согласны лишь 21,5% опрошенных из Восточного Казахстана, что составляет соответственно наиболее и наименее многочисленные группы среди выбравших этот вариант ответа.

Диаграмма 11. Каков процент вероятности вынесения оперативного и выгодного для Вас решения судьи, если Вы дали ему взятку 35,0% 31,4% 30,0% 0% 25,0% 25% 20,0% 16,9% 50% 16,5% 14,5% 75% 15,0% 11,3% 90% 9,5% 10,0% 100% 5,0% 0,0% Доля указавших те или иные варианты ответов На вопрос: "Эффективно ли индивидуальное противодействие коррупции каждого из участников судебного процесса?" - половина всех опрошенных, или 50,3%, ответили отрицательно, 39,5% считают, что оно эффективно в крайне редких случаях, и лишь 10,2% уверены в том, что оно эффективно всегда. Наибольшее количество респондентов, уверенных в неэффективности индивидуального противодействия, отмечено в Астане и Акмолинской области - 69% от общего числа опрошенных в этом регионе, наименьшее - в Западном Казахстане - 15,8%. В этом же регионе большинство (70,2%) считает, что личное противостояние может привести к конкретным результатам в редких случаях, и лишь 14% уверены в его постоянной действенности.

По всей видимости, тот факт, что ответы опрошенных в Западном Казахстане сильно отличаются от данных по другим регионам, является следствием региональных особенностей, о которых было сказано выше.


Выразивших оптимизм по поводу эффективности и необходимости индивидуального противодействия коррупции было отмечено больше всего в Восточном Казахстане - 19,4% из числа опрошенных в этом регионе, меньше всего - в Южном Казахстане: лишь 1,5% из числа опрошенных в регионе.

Диаграмма 12. Эффективно ли индивидуальное противодействие коррупции каждого из участников судебного процесса Неэффективно 10,2% Эффективно в крайне редких 50,3% случаях 39,5% Эффективно Финансирование судебной системы. Влияние недостатка финансирования на коррупцию Финансирование судебной системы является ключевым фактором для построения независимого и эффективного суда без коррупции. Анализ бюджета РК показывает, что в этой сфере, к сожалению, остается много недоработок. Во-первых, вплоть до 2000 г. статья финансирования судов не была четко дифференцирована от других бюджетных затрат, в частности, «отправление правосудия» проходило под статьей «Министерство юстиции», а расходы Верховного суда под статьей «Судебная деятельность»

(Статистический бюллетень Министерства финансов РК № 12, 2000 г.).

По этим двум статьям (отправление правосудия и Верховный суд) финансирование судов в Казахстане составляло в 2000 г. 2106 млн. тенге, что составляет 0,35% от республиканского бюджета РК. Этот показатель мог бы только радовать при сравнении с международными стандартами, поскольку, например, в США расходы федерального бюджета составляют всего 0,2%. Однако там финансирование из федерального бюджета составляет только 1/7 часть от общего финансирования судов, большую часть расходов покрывают местный бюджет и бюджет штатов. Кроме того, затраты на судебную систему там исчисляются в миллиардах долларов и, например, в 2000 г. федеральные и Верховный суд (2201 + 9 судей) затратили около 30 млрд. долларов, т. е.

13,5 млн. долларов на каждого судью.

Из 2106 млн. тенге, которые выделяются на судебную систему, 20% приходится на Верховный суд (20 судей) и 80%, т. е. 1690 млн. тенге, - на 1213 остальных. Итак, на одного судью со всем его штатом секретарей, помощников, приставов, архивистов, технических работников, курьеров и т.д., с расходами на коммунальные услуги, связь и транспорт приходится 790 долларов в месяц. Естественно, что на такие расходы, как компьютерное оснащение, копировальные аппараты, мебель, юридическая литература денег не остается.

Хотя судебная система работает на всю страну, имея в своем составе районные, городские и областные суды, расходы на нее сопоставимы с центральными государственными органами, которые функционируют в столице.

Диаграмма 13. Бюджет некоторых ведомственных структур, млн. тенге, 2000 г.

Служба охраны Президента Верхов ный Суд Отправ ление прав осудия (Минюст) Генеральная прокуратура М-в о культуры, информации обществ енного согласия Канцелярия Премьер-Министра Хозяйств енное управ ление Парламента Управ ление делами Президента 0 500 1000 1500 2000 2500 3000 3500 4000 Намерения об укреплении судебной системы должны быть подтверждены финансово. По крайней мере, по бюджету 2000 г. нельзя сказать, что судебная система а) независима и б) влиятельна. О какой независимости может идти речь, когда целая судебная ветвь государственной власти финансируется на уровне хозяйственного аппарата законодательной ветви?

Проанализируем структуру расходов на общественный порядок и безопасность, в которые входят расходы на судебную систему.

Таблица 1. Бюджет на статью расходов «Общественный порядок и безопасность», 2000 г.

Под статьи бюджета Млн. % от тенге бюджета статьи Правоохранительная деятельность (МВД) 17353 48, Правовая деятельность (Министерство юстиции), 2663 7, из них 4,7% - отправление правосудия Судебная деятельность (Верховный суд) 416 1, Обеспечение законности и правопорядка (Генеральная 2575 7, прокуратура) Комитет национальной безопасности 12002 33, Служба охраны Президента 476 1, Агентство по защите госсекретов 34 0, Агентство по борьбе с наркоманией и наркобизнесом 129 0, Всего по статье “Общественный порядок и безопасность” 35648 100, Источник: Статистический бюллетень Министерства финансов РК, №12, 2000 г.

Таким образом, суды получают не более 6% от всей статьи, тогда как в США, например, этот показатель – 14% для всей судебной системы, а для федеральной – 27%. Соотношение между другими расходами также весьма показательно: на все правоохранительные органы, включая Федеральное бюро расследований, прокуратуру, таможенные службы, бюро по алкоголю и табаку, секретные службы, службы по контролю за наркотиками - всего 47%, на уголовно-исполнительную систему – 16%.

Таблица 2. Федеральные расходы на правосудие в США (Федеральный бюджет 2001 г.) Правоохранительная деятельность 47% Судебная система 27% Исправительная система 16% Помощь уголовному правосудию на местном уровне 10% Всего 100% В Казахстане силовые ведомства составляют львиную долю в обеспечении правопорядка: 90% бюджета, отпущенного на эти цели, поглощают МВД, КНБ и Генпрокуратура. На долю судов приходится всего 6%.

Диаграмма 14. Финансирование судебной системы Отправление правосудия 5% Верховный Суд 1% Служба охраны Президента 1% МВД 49% КНБ 34% Минюст 3% Генеральная прокуратура 7% Внутри самой судебной системы распределение финансирования между разными уровнями судов также диспропорционально. Как уже упоминалось, 20% финансирования уходит на Верховный суд, большая часть на финансирование областных судов, нагрузка в которых меньше, чем в городских и многих районных.

Разница в финансировании бросается в глаза начиная со зданий и условий работы судей и технического персонала и заканчивая конвойными помещениями, наличием коммуникаций, справочной литературы и санитарными условиями.

Конституционный закон «О судебной системе и статусе судей» говорит: «Финансирование Верховного суда и местных судов Республики Казахстан осуществляется за счет средств республиканского бюджета. Бюджет Верховного суда и местных судов должен полностью обеспечивать выполнение судами их конституционных полномочий».

Каким образом происходит определение нужд судов? Ежегодно собираются сведения о потребностях каждого суда, причем, согласно опросу судейского корпуса, часто потребности занижаются. Сведения подавались в Министерство юстиции, а теперь будут направляться в аппарат Верховного суда через администраторов судов в областях, столице и городах республиканского значения. К сожалению, четких нормативов обеспечения нет, суммы выделяются мизерные. Суды испытывают недостаток в самых необходимых вещах, таких, как бумага, папки, другие канцелярские принадлежности. Во всех судах наблюдается использование по несколько раз скоросшивателей.

По опросу судей, адвокатов, прокуроров, судебных исполнителей, вырисовалась следующая ситуация по уровню обеспеченности работников судов. Удовлетворено обеспеченностью судов телефонами 43%, факсимильной связью – 16%, доступом к междугородней связи – 27%, копировальной техникой – 26%, нормативно-правовой базой – 40%. Полное отсутствие необходимой техники и литературы указал следующий процент респондентов:

Таблица 3. Техническая обеспеченность работников судов Виды тех. средств Отметившие полное отсутствие, % Телефоны 5, Факсимильная связь 39, Междугородняя связь 25, Компьютеры 21, Копировальная техника 21, Нормативно-правовая база 11, Как бороться с коррупцией В ходе глубинного интервью экспертами были предложены следующие первоочередные меры по предотвращению коррупции в судебной системе.

1. Улучшение управления: контроль, прозрачность, упорядочение процедур 1)Необходимо разработать механизмы общественного контроля за работой судебных органов, а также механизмы открытости и доступности судебных органов для общества.

2)Обеспечить провозглашенную независимость высоким уровнем ответственности судей.

3)Ввести выборность председателей областных и районных судов тайным голосованием судей.

4)Ввести формальные, установленные законодательно критерии распределения дел среди судей.

5)В целях устранения расширительного или произвольного толкования законодательных норм максимально конкретизировать основания наступления дисциплинарной ответственности судей.

6)В целях предупреждения субъективности при отстранении судьи с должности максимально конкретизировать случаи применения наиболее строгого дисциплинарного взыскания.

7)Пересмотреть круг субъектов, наделенных полномочиями инициировать возбуждение дисциплинарного производства.

8)Увеличить сроки возбуждения дисциплинарного производства до 1 года со дня обнаружения дисциплинарного проступка.

9)Организовать работу дисциплинарно-квалификационных коллегий на профессиональной основе.

10) Установить формальные критерии распределения дел между судьями (алфавитный порядок, очередность и проч.).

11) Увеличить численность работников аппарата суда.

12) Ввести штатную единицу – помощник судьи.


13) Установить дисциплинарную ответственность в отношении работников аппарата за халатное отношение к своим обязанностям.

14) Расширить механизмы принудительного исполнения судебных постановлений, а также разработать служебную форму для судебных исполнителей.

15) Рассмотреть возможность материального стимулирования судебных исполнителей.

16) Усилить взаимодействие и координацию работы судьей и судебных исполнителей.

2. Предложения по изменению процессуального законодательства 1) Восстановить принцип непрерывности рассмотрения для отдельных категорий дел.

2) Восстановить норму о сроках рассмотрения дел судами первой инстанции.

3) Исключить из ГПК Республики Казахстан правовые нормы, касающиеся досудебного урегулирования имущественных споров, сторонами в которых являются юридические лица, граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. По мнению судей, введение этих норм, обязывающих граждан и юридических лиц придерживаться процедуры досудебного урегулирования, нарушает их конституционное право на судебную защиту.

4) Установить дифференцированные сроки для исполнения судебных решений.

5) Пересмотреть отдельные процедуры исполнительного производства в целях повышения его эффективности.

3. Финансирование 1)Повышение уровня заработной платы судьям, судебным исполнителям.

2)Дифференцированная оплата труда судьям в зависимости от количества и сложности рассмотренных дел.

4. Повышение квалификации 1)Учредить на юридических факультетах судебно-исполнительные отделения.

2)Возродить институт повышения квалификации судей.

3)Создать институт повышения квалификации судебных исполнителей.

4)Повысить уровень подготовки кадров юридическими вузами.

5)Ввести в вузах специализированные антикоррупционные учебные курсы, а также обязательное изучение профессиональных этических норм.

5. Предложения по системе подбора кадров, вплоть до выборности 1)Отзыв пленарного заседания суда о прохождении стажировки в суде должен стать основным документом при отборе кандидатов на должность.

2)Обсуждение кандидатур при рассмотрении ККЮ должно проводиться в режиме максимальной гласности и открытости с привлечением к обсуждению как судейского сообщества, так и широкой общественности. В основном должны оцениваться профессиональные и нравственные качества судьи.

3)Конкурс должен объявляться на конкретную вакансию. Информация о вакансиях в судах должна быть открытой, а существование вакансий в судах более трех месяцев должно быть мотивированным.

4)Необходимо определить четкие критерии отбора кандидата на вакантную должность судьи Квалификационной коллегией юстиции, а также обязать Квалификационную коллегию юстиции и Высший судебный совет ясно обосновывать мотивировку при отказе на представление к назначению или определении кандидата в резерв.

5)Назначение членов ККЮ И ВСС следует проводить гласно и открыто, с обсуждением каждой из кандидатур. Необходимо изменить состав ККЮ, широко привлекая к участию в Коллегии представителей судейского сообщества.

6)Прохождение компьютерного тестирования не должно рассматриваться как основной критерий при отборе судей. Помимо этого необходимо устранить многочисленные недостатки в существующей системе тестирования.

7)Законодательно должны быть определены конкретные требования, предъявляемые к кандидатам в судьи.

8)Повысить возрастной ценз для кандидатов в судьи до 35-40 лет.

9)Установить дифференцированные квалификационные требования относительно судейской должности каждого уровня.

Как альтернативу системе назначения часть респондентов, в том числе судей, предложила внедрить систему выборности судей в целом путем проведения прямых выборов населением или для отдельных звеньев судебной системы:

10) Судьи районных судов избирают через косвенные выборы судей областных судов.

11) Судьи путем тайного голосования избирают председателей судов и председателей судебных коллегий.

По судебной системе 1) Регулярно обобщать и унифицировать правоприменительную практику.

2) Повышать уровень нормативных постановлений Верховного суда, дающих разъяснения по вопросам применения в судебной практике законодательства.

3) Улучшить качество проводимого предварительного следствия и дознания, повысить профессиональный уровень прокурорских работников.

4) Уменьшить нагрузку судей, расширив судейский штат и реализовав вакансии.

5) Восстановить процедуру, дающую судье возможность при наличии весомых аргументов в установленном порядке оспорить законность и обоснованность решения вышестоящего суда, отменившего либо изменившего решение.

6) Предоставить судьям право законодательной инициативы.

7)Учредить институт мировых судей или институт биев, призванных разрешать простые споры, разгрузив тем самым суды.

8)Предусмотреть реальные механизмы защиты судей и судебных исполнителей от непроцессуального влияния и угроз.

Результаты анкетирования Респондентам было предложено оценить степень влияния различных факторов на коррупцию в судебной системе. Факторы эти расположились следующим образом:

1) родственные и прочие связи судьи - 47,7%, 2) полная бесконтрольность со стороны общества - 47,3%, 3) отсутствие суда присяжных - 47,1%, 4) отсутствие выборности судей - 46,9%, 5) единоличность принятия судьей решения - 45,5%;

6) отсутствие жесткого контроля судебной системы - 43,4%, 7) предложения взяток со стороны участников процесса (ответчиков, истцов, адвокатов и др.) - 41%, 8) система назначения судей на должность - 40%, 9) несовершенство законодательства - 39,8%, 10) незащищенность перед теми, кто имеет право смещать с должности, - 37,5%, 11) низкая зарплата судей - 31,5%, 12) низкие этические качества судьи - 30,5%, 13) отсутствие должной организации в судах - 30,2%, 14) давление исполнительной власти - 29,8%, 15) экономическая зависимость судебных органов от исполнительной власти - 29,6%, 16) незащищенность судей перед теми, кто контролирует судебные органы, - 28,3%;

17) низкая квалификация судей - 24,6%.

Таким образом, распространению коррупции в судах, по мнению респондентов, наиболее способствуют родственные и прочие связи судей. Меньше же всего данный процесс зависит от квалификации судей.

В особую группу следует выделить факторы, дополнительно приведенные респондентами. Сюда, в частности, относятся проявление клановости при подборе судейских кадров, несовершенство системы отчетности судей, слабый прокурорский надзор на заседаниях, равнодушие судей к своим обязанностям и др., выразившиеся в общей сумме 42,9%.

Если рассматривать соотношение процентных показателей степени влияния указанных выше факторов на проявление коррупции в судебной системе, взяв за критерий характер судебных дел, в которых участвовали респонденты, то:

а) участники судебных процессов по административным делам доминирующим фактором называют предложение взяток судьям со стороны ответчиков, истцов, адвокатов и т.д. (54,9%). Тем самым, по их мнению, инициаторами коррупционных правонарушений в судебной системе во время разбирательств по административным делам являются не судьи, а другие участники процесса;

б) по мнению респондентов, имевших опыт рассмотрения гражданских споров в суде, развитию коррупции способствует отсутствие суда присяжных (46,4%);

в) группа респондентов, состоящая из участников судебных процессов по уголовным делам, в выборе наиболее весомого фактора, влияющего на проявление коррупции, разделила свои оценки между единоличным принятием судьями своих решений и отсутствием выборности судей (56,5%). Судя по всему, эти эксперты выступают за расширение общественного контроля за деятельностью судей и придание их деятельности элементов коллегиальности, что должно привести к объективному судебному разбирательству тех или иных дел.

Примечательно, что все респонденты трех названных выше категорий сошлись во мнении, что менее всего на распространение коррупции при рассмотрении административных, гражданских и уголовных дел в суде воздействует низкая квалификация судей (22,5%, 25,3% и 24,1% соответственно).

Если смотреть ответы респондентов по областям, городам республиканского значения и столице Казахстана, то наблюдаются следующие результаты опроса по факторам, оказывающим наибольшее и наименьшее влияние на проявления коррупции в судебной системе. В частности, в этом плане доминирует:

а) в Астане и Акмолинской области - несовершенство законодательства (61,4%);

б) в Алматы и Алматинской области - отсутствие суда присяжных (54%);

в) в Северном Казахстане – предложение взяток со стороны участников процесса (48,7%);

г) в Южном Казахстане – родственные и прочие связи судьи (70,6%);

д) в Восточном Казахстане – полная бесконтрольность со стороны общества (47%).

Мнения же респондентов из Западного Казахстана разделились поровну:

а) незащищенность судей перед теми, кто вправе смещать их с должности, б) их незащищенность перед теми, кто контролирует судебные органы (77,2%).

Наименее же всего распространению коррупции в судах способствуют:

- в Астане и Акмолинской области – низкие этические качества судей (28%, 2-я степень);

- в Алматы и Алматинской области – экономическая зависимость судебных органов от исполнительной власти (24,8%, 3-я степень);

- в Западном Казахстане – отсутствие должной организации в судах (49,1%, 4-я степень);

- в Северном Казахстане – единоличное принятие решения судьей (24,7%, 1-я степень);

- в Южном Казахстане - экономическая зависимость судебных органов от исполнительной власти (27,9%, 4-я степень);

- в Восточном Казахстане – необходимость выполнять требования системы, поступать как все (27,7%, 3-я степень).

Нужно также отметить, что позиции респондентов из разных областей и городов относительно определения максимально влиятельных (5-я степень) факторов совпали только в отношении отсутствия выборности судей, отсутствия суда присяжных, родственных и прочих связей судей, предложений взяток со стороны участников процесса и несовершенства законодательства.

Диаграмма 17. Оцените степень влияния на коррупцию в судебной системе следующих факторов (приведены средневзвешенные баллы) 3, 3, 3, 3, 3, 3, 3, 3, 3, 3, 3, 3, 3, 3, 3, 3, 3, 3, 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 12 13 14 15 16 17 18 1. Низкая зарплата судей 2. Полная бесконтрольность со стороны общества 3. Единоличность принятия судьей решения 4. Давление исполнительной власти 5. Отсутствие жесткого контроля судебной системы 6. Отсутствие выборности судей 7. Отсутствие суда присяжных 8. Низкая квалификация судей 9. Низкие этические качества судьи 10. Родственные и прочие связи судьи 11. Предложения взяток со стороны участников процесса (ответчиков, истцов, адвокатов и др.) 12. Несовершенство законодательства 13. Необходимость выполнять требования системы, поступать как все 14. Система назначения судей на должность 15. Незащищенность перед теми, кто имеет право смещать с должности 16. Незащищенность судей перед теми, кто контролирует судебные органы 17. Экономическая зависимость судебных органов от исполнит. власти 18. Отсутствие должной организации в судах 19. Другое Респондентам был задан вопрос: «Возможно ли снижение уровня коррумпированности в судебной системе при введении суда присяжных?» Большинство респондентов (56,9%) дали положительный ответ.

Данную позицию подтверждают и результаты настоящего опроса, проведенного в регионах республики.

Респонденты в своем большинстве (55,1%) полагают, что с введением суда присяжных уровень коррупции в судах заметно упадет. Причем больше всего такую точку зрения разделяют в Западном Казахстане (77,2%), а меньше всего – в Астане и Акмолинской области (43,9%).

Вместе с тем нельзя не отметить, что данной позиции не привержено абсолютное большинство. Так, общий (суммированный) процент сомневающихся в этой точке зрения из числа участников судебных процессов по тем или иным делам составляет 43,2%. А если брать ответы опрошенных по областям (городам), то в сумме процент сомневающихся в Астане и Акмолинской области 56,1% и Северном Казахстане 51,3% заметно превосходит процент сторонников введения суда присяжных. В Южном Казахстане эти две позиции оказались уравненными (50%). Это говорит о наличии у определенного числа респондентов чувства сомнения в эффективности деятельности суда присяжных по уменьшению объема коррупционных правонарушений среди судей и других работников судов.

Диаграмма 11. Возможно ли снижение уровня коррумпированности в судебной системе при введении суда присяжных заседателей 19,4% Нет Затрудняюсь ответить 55,1% Да 25,5% На вопрос относительно влияния ротации судей на уровень коррупции в судебной системе большинство респондентов (55,2%) ответили, что практически никакого влияния данной процедуры на уровень коррумпированности нет. Аналогичную позицию представили респонденты соответствующих регионов республики (54,7%), где наиболее привержены этому мнению жители Астаны и Акмолинской области (61,9%), а меньше всего - жители Восточного Казахстана (51,5%).

Исключением являются ответы респондентов из Северного Казахстана, которые считают, что ротация судей способствует сокращению степени проявления коррупции в судах (46,8%).

В то же время нельзя не отметить наблюдаемую тенденцию превалирования процентных показателей положительных ответов по данной тематике (31,5%) над отрицательными (13,3%). Подобная картина происходит и в рассматриваемых областях (городах), где соотношение данных показателей выглядит следующим образом:

- Алматы и Алматинская область - 33,3% против 9,6%;

- Астана и Акмолинская область - 23,7% против 14,4%;

- Западный Казахстан - 24,6% против 19,3%;

- Южный Казахстан - 25% против 13,2%;

- Восточный Казахстан - 30,3% против 18,2%.

Сравнительные данные говорят о том, что в определенной, хотя бы и минимальной, степени ротация судей все же содействует сокращению уровня коррупции в судебной системе страны.

Диаграмма 12. Как влияет на уровень коррумпированности ротация судей Ухудшает качество 14,4% 30,9% работы судей Никак Положитель но 54,7% Исследователи предложили респондентам ответить на вопрос: «Как можно снизить коррупцию в судебных органах?» и отметить предложенные варианты ответов. По результатам опроса относительно использования тех или иных методов, позволяющих снизить уровень коррупции в судебных органах Республики Казахстан, можно составить следующий рейтинг данных методов по степени их приоритетности и эффективности:

1) ужесточение наказания за коррупционные преступления судей – 60,4%;

2) создание системы выборности судей – 43,8%;

3) введение института присяжных заседателей – 41,2%;

4) увеличение зарплаты – 29,9%;

5) создание более прозрачной системы назначения на должность судьи – 23,2%;

6) введение жесткого контроля в отношении судей исполнительной властью – 23%;

7) отмена пожизненного назначения судей – 21,6%;

8) усиление правовой защищенности судей – 20,6%;

9) введение контроля представительной власти – 12,3%;

10) устранение контроля исполнительной власти – 7,1%;

11) другое (изменение системы отчетности судей, повышение профессионализма, улучшение правовой грамотности населения, устранение клановости в судах и т.д.) – 1,8%.

По конкретным регионам Казахстана результаты данного опроса выглядят следующим образом.

Ужесточение наказания за коррупционные преступления судей вновь было оценено всеми опрошенными как наиболее эффективный антикоррупционный метод (60,9%). Наименее же эффективным в этом плане было признано устранение контроля за судами со стороны исполнительной власти (7,1%), что совпадает с точкой зрения респондентов насчет такого контроля.

В то же время эти выводы не всегда совпадают с результатами опроса по отдельно взятым областям (городам). Так, приоритет ужесточения наказания за коррупционные правонарушения поддержали респонденты из Алматы и Алматинской области (57,9%), Западного Казахстана (77,2%), Северного Казахстана (52,6%) и Восточного Казахстана (65,7%). Респонденты же из Астаны и Акмолинской области более действенным способом борьбы с коррупцией в судах видят усиление контроля исполнительной власти за деятельностью судей (72%), а респонденты из Южного Казахстана – создание системы выборности судей (73,5%).

Наименее же эффективными методами, призванными обеспечить снижение уровня коррумпированности представителей судебных органов, были признаны:

а) в Алматы и Алматинской области - введение контроля представительной власти (2,6%);

б) в Астане и Акмолинской области - усиление правовой защищенности судей (6%);

в) в Западном Казахстане - отмена пожизненного назначения судей (5,3%);

г) в Северном Казахстане - устранение контроля исполнительной власти (3,9%);

д) в Южном Казахстане - устранение контроля исполнительной власти и отмена пожизненного назначения судей (10,30%);

е) в Восточном Казахстане - устранение контроля исполнительной власти (7,5%).

Диаграмма 13. Как можно снизить коррупцию в судебных органах 60,9% 70,0% 60,0% 40,9% 40,6% 50,0% 29,3% 28,0% 40,0% 22,4% 20,0% 19,5% 30,0% 13,3% 20,0% 7,1% 1,2% 10,0% 0,0% 1. Введение жесткого контроля судей исполнительной властью 2. Устранение контроля исполнительной власти 3. Введение контроля представительной власти 4. Создание системы выборности судей 5. Создание более прозрачной системы назначения на должность судьи 6. Отмена пожизненного назначения судей 7. Введение института присяжных заседателей 8. Увеличение зарплаты 9. Усиление правовой защищенности судей 10. Ужесточение наказания за коррупционные преступления судей 11. Другое

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.